<<
>>

§ 3. Планирование расследования и тактика отдельных следственных действий после возобновления производства

В ходе расследования возобновленного уголовного дела о нераскрытом преступлении прошлых лет могут производиться любые следственные действия, продиктованные следственной ситуацией.

Наибольшую специфику по возобновленным делам имеют допрос, осмотр, обыск, предъявление для опознания, проверка показаний на месте, назначение экспертиз, на что указывает Кулеева И.Ю., Мазунин Я.М.1. Особенности тактики большинства из них обусловлены, как отмечается во многих ранее опубликованных и названных выше работах В.М.

Быкова , В.П. Лаврова[85] [86] [87], В.М. Мешкова[88], И.М. Лузгина[89] и др., главным образом следующими факторами (кроме содержания следственной ситуации):

- временем;

- повторностью многих следственных действий, как и всего расследования в целом;

- активным противодействием расследованию как до приостановления производства по делу, так и после его возобновления.

Планированию же работы следователя, особенно по тактике отдельных действий по возобновляемым производством делам о нераскрытых преступлениях, в криминалистике уделяют внимания гораздо меньше. Во всяком случае специально посвященных указанной теме публикаций монографического характера (монографий, учебных пособий, диссертаций и т.п.) не имеется ни в Российской Федерации, ни в Республике Таджикистан.

Порядок возобновления предварительного следствия регламентирован нормами ст. 233 УПК РТ (ст. 211 УПК РФ). Содержание данных статей и практика их применения позволили сформулировать типичные фактические основания для возобновления расследования по уголовным делам о нераскрытых преступлениях прошлых лет и задачи расследования по ним:

- обнаружение следователем или органом дознания лица, совершившего преступление;

- заявление или сообщение потерпевшего либо иных граждан;

- дача показаний лицами, подозреваемыми или обвиняемыми по другим расследуемым уголовным делам;

- обнаружение существенных пробелов в ранее проведенном расследовании, требующих восполнения следственным путем;

- обнаружение и задержание находящегося в розыске подозреваемого, обвиняемого;

- явка с повинной лица, совершившего преступление;

- появление реальной возможности участия подозреваемого или обвиняемого в уголовном деле, приостановленном по ч. 4. ст. 230 УПК РТ. На типичность этих оснований указывает Кулеева И.Ю. и Мазунин Я.М.[90].

Все эти основания, объединяемые необходимостью производства следственных действий, могут иметь место прежде всего в случае

возобновления предварительного следствия, приостановленного по п.1 ч.1 ст. 230 УПК РТ.

В криминалистике сформулированы основные типичные задачи расследования по возобновленному делу:

- атрибуция обнаруженного трупа (нередко разложившегося или скелетированного);

- идентификация вещей, найденных спустя длительное время после их похищения;

- преодоление противодействия со стороны преступников и связанных с ними лиц, результаты которого при первоначальном расследовании способствовали тому, что преступление осталось нераскрытым;

- предупреждение противодействия, могущего возникнуть уже после возобновления производства по делу в связи с активизацией расследования;

- реализация дополнительных возможностей доказывания, возникающих с появлением подозреваемого лица (производство обысков, допросов такого лица, предъявление его для опознания и т.п.);

- установление ущерба, причиненного преступлением, с учетом того, что его характер и размер со временем могли существенно измениться (длительная болезнь и лечение потерпевшего, результаты использования преступником похищенных вещей, инфляция и т.п.);

- выявление причин и условий, способствовавших совершению преступления, а также обстоятельств, способствовавших тому, что преступление длительное время оставалось нераскрытым;

- установление и доказывание всех других преступлений, совершенных лицом, своевременно не разоблаченным, и всех его соучастников;

- проверка возможной принадлежности выявленных опасных преступников к организованному преступному формированию с использованием в дальнейшем рекомендаций методики расследования деятельности таких формирований1.

Для того чтобы расследование после возобновления предварительного следствия носило целенаправленный характер, следователю необходимо оценить следственную ситуацию на момент возобновления дела и составить дополнительный план расследования. С.В. Кузьмин справедливо отмечает, что «без уяснения следственной ситуации невозможно правильно определить задачи расследования и необходимые для их решения действия и мероприятия. Лицо, в производстве которого находится уголовное дело, независимо от стадии расследования, планируя свою работу, должно, прежде всего, уяснить следственную ситуацию: выяснить, все ли обстоятельства дела исследованы, насколько полно, непредвзято и беспристрастно и, следовательно, достоверно установлено каждое из них»[91] [92].

На практике довольно часто складываются также следующие ситуации:

1) установлено лицо, подлежащее привлечению в качестве подозреваемого или обвиняемого;

2) получена информация, дающая основание подозревать конкретное лицо в совершении преступления, для проверки которой необходимо производство следственных действий. Установлено местонахождение подозреваемого или обвиняемого, находившегося в розыске по приостановленному делу. Здесь возможны по существу две ситуации: а) местонахождение разыскиваемого установлено, но его еще предстоит задержать; б) разыскиваемый уже задержан в другом населенном пункте по розыскной ориентировке либо в связи с совершением им нового преступления, в ходе его расследования;

3) предварительное расследование возобновлено после отмены постановления о приостановлении руководителем следственного органа в связи с выявленными упущениями в ходе проведенного расследования, даны указания о производстве следственных действий, направленных на устранение этих недостатков;

4) расследование возобновлено по инициативе самого следователя в связи с получением информации, не касающейся лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, которая, однако, должна быть проверена и зафиксирована процессуальным путем[93].

Прежде чем возобновить производство, следователь должен оценить достаточность оснований для возобновления дела, тщательно продумать предстоящие после возобновления действия, определить их цели, задачи, круг, последовательность, сроки проведения. Характерной особенностью планирования расследования по возобновляемым производством делам обычно является наличие информационной и иной организационной базы для развернутого планирования. Такое развернутое, «углубленное» планирование становится возможным на этом этапе работы следователя (дознавателя) в связи с резким сокращением количества подлежащих проверке новых версий - обычно их остается, не более двух-трех.

Письменный план расследования, как правило, составляется перед возобновлением производства. Однако, если имеются основания полагать, что результаты первых же следственных действий (например, обыск у определенного лица или его допрос) дадут важные новые данные, необходимые для дальнейшего планирования, то в таких случаях до возобновления производства можно ограничиться планами подготовки и проведения отдельных следственных действий. Поскольку этих действий в количественном отношении по возобновленным делам бывает гораздо меньше, чем на первоначальном этапе расследования, возрастает значение высокого качества проведения каждого из них. Письменный же план расследования в целом составляется непосредственно по окончании этих действий.

Когда по возобновленному делу продолжает проверяться выдвигавшаяся еще до приостановления дела версия о причастности определенного лица, важно запланировать мероприятия, направленные на восполнение допущенных раньше пробелов и упущений, на устранение существенных противоречий, имеющихся в материалах дела.

При составлении плана расследования должны быть в полной мере учтены и использованы возможности, открывающиеся в связи с появлением фигуры заподозренного либо уже подозреваемого, обвиняемого. Имеется в виду планирование и проведение следственных действий, которые основаны на участии именно такого лица: личный обыск, освидетельствование, осмотр одежды и обуви, обыск по месту его жительства или работы, допрос в качестве свидетеля, подозреваемого, обвиняемого, очные ставки с ним, получение от него образцов для сравнительного исследования, определенные разновидности следственного эксперимента, предъявление этого лица для опознания и предъявление для опознания изъятых у него вещей, проверка и уточнение его показаний на месте события и т.д.

Надежным, испытанным средством выявления в полном объеме преступной деятельности подозреваемого, обвиняемого является

осуществление оперативно-розыскных мер, связанных с разработкой задержанного подозреваемого (обвиняемого).

Проведенный нами с использованием специально разработанной анкеты опрос сотрудников (следователей, дознавателей, экспертов-криминалистов, оперативных сотрудников) показал, что соблюдение требований

ведомственных нормативных актов об обеспечении следователей и оперативных сотрудников оперативной (розыскной) информацией в целях использования ее в повседневной работе оставляет желать лучшего. Из 250 опрошенных 93 сотрудника отметили необходимость повышения тесного взаимодействия между следователями (дознавателями) и оперативными сотрудниками.

При изучении 450 уголовных дел о нераскрытых преступлениях прошлых лет в Республике Таджикистан оказалось, что многие уголовные дела были приостановлены в связи с объявлением в розыск обвиняемых; большая часть изученных дел прекращена и снята с учета за давностью либо прекращена в связи с актами об амнистии или в связи со смертью обвиняемого.

Проведенное нами исследование показало, что из всех изученных уголовных дел, по которым преступления были раскрыты после возобновления производства, по 3% дел преступники совершили новое преступление после приостановления дела, причем не одно, а несколько преступлений (от 1 до 10).

При планировании расследования по возобновленному делу должны быть предусмотрены меры по выявлению всех соучастников совершенного преступления. В основном это относится к возобновленным делам о кражах, грабежах и разбойных нападениях. Не стоит забывать и об установлении подлинной роли всех соучастников. Для этого необходимо планировать меры по взаимодействию с оперативными работниками, а также учитывать возрастающую роль тщательной подготовки при планировании и производстве отдельных следственных действий (допросов, очных ставок, назначения судебно-психологической экспертизы и др.).

Допрос. В ходе допросов по возобновленному делу на практике, к сожалению, выясняются далеко не все имеющие значение для установления истины по делу обстоятельства. Некоторые психологические методы (приемы установления психологического контакта при допросе; приемы допроса «недобросовестного» свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого; так называемые следственные хитрости и т.п.)[94] издавна рекомендуются в криминалистике, но недостаточно широко используются в практике допросов по такому делу.

Одной из причин этого является поручение расследования новому следователю, плохо знакомому с материалами дела. Представляется более правильным, чтобы расследование проводил тот следователь, который занимался делом до его приостановления. Такой следователь не только знаком с материалами дела и способен выявить различия в первоначальной и дополнительно полученной информации, но и лучше подготовлен к проведению следственных действий с тактической стороны, поскольку знает участников и информацию, не всегда имеющую прямое отношение к материалам дела, поэтому может правильно выбрать тактические приемы, обеспечивающие достижение необходимых результатов.

При планировании расследования по возобновленному делу необходимо выявлять причины и условия, способствовавшие совершению преступления. Задача эта не из легких, учитывая ошибки и недостатки в деятельности органов внутренних дел (несвоевременное возбуждение дел, неправильная организация раскрытия и расследования преступлений, некачественное проведение отдельных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, недостатки в розыске скрывшихся обвиняемых, необоснованное предъявление обвинения, фальсификация при составлении отдельных следственных документов и т.д.). Допрос выявленного подозреваемого или задержанного, разысканного обвиняемого - эффективное средство решения указанной задачи.

Многие из обстоятельств, способствовавших совершению преступлений или препятствовавших их своевременному раскрытию, могут быть установлены только после выявления преступника по возобновленному делу.

Это относится к недостаткам в работе не только органов, ведущих борьбу с преступностью, но и других юридических и физических лиц.

В процессе проведения допроса по возобновленному делу должны быть широко использованы тактические приемы, позволяющие допрашиваемому вспомнить и подробно осветить событие преступления и все другие известные ему обстоятельства по делу. С этой целью рекомендуется:

- ставить перед допрашиваемым лицом вопросы, вызывающие ассоциативные связи;

- предлагать подробно и последовательно рассказать о своих делах и поступках за определенный период времени;

- предъявлять свидетелю (потерпевшему) документы, вещественные доказательства, фотографии, видеозаписи;

- проводить допрос на месте происшествия;

- проводить очные ставки с другими, ранее допрошенными лицами;

- знакомить с показаниями ранее допрошенных лиц.

Допрос по возобновленному делу может быть как первичным, так и повторным. При этом первичным может быть допрос не только вновь выявленных свидетелей или подозреваемых, но и потерпевших, когда удалось установить новых, ранее неизвестных лиц, пострадавших от действий преступника. Наиболее типичным для рассматриваемой категории дел является повторный допрос, что объясняется обычно неполнотой первоначальных допросов свидетелей и потерпевших, а также потребностью проверки и уточнения отдельных обстоятельств преступления. Как при первичном, так и при повторном допросе, прежде всего, необходимо учитывать фактор времени, увеличивающий возможность потери информации при ее передаче в ходе допроса, вероятности ошибок или неточностей в показаниях, меньшей их полноты. Однако забывание обычно не бывает полным. Важное значение имеет при этом целеустремленность запоминания, так как следственная практика знает примеры успешного допроса по возобновленным делам свидетелей, выявленных спустя длительное время после совершения преступлений, очевидцами которых они являлись1.

За время, прошедшее с момента совершения преступления до возобновления уголовного дела, потерпевшие и свидетели могут изменить местожительство, изменить фамилию, заболеть, умереть и т.д. Поэтому при возобновлении приостановленного дела следователь должен решить вопрос о том, использовать ли ему первоначальные показания потерпевших и свидетелей, несмотря на то что при рассмотрении дела в суде они могут не присутствовать, либо предварительно установить возможность вызова на повторный допрос каждого свидетеля, потерпевшего, показания которых представляются важными с точки зрения их доказательственной ценности.

Нельзя не согласиться с В.П. Лавровым в том, что «правильно поступают те следователи, которые интересуются судьбой допрошенных ранее потерпевших и свидетелей. Если выясняется, что тот или иной потерпевший или свидетель по каким-либо причинам не может дать показания в суде, то следователь должен заранее восполнить пробел в системе доказательств путем собирания и исследования дополнительных данных, ибо суд выносит приговор только на основе доказательств, исследованных в судебном заседании»[95] [96]. В связи с этим, когда возникает необходимость повторного допроса отсутствующих лиц, целесообразно выяснить у их родственников, сослуживцев, соседей, друзей, не сообщали ли они до отъезда или перед своей смертью сведений, имеющих значение для дела. В положительном случае эти лица допрашиваются в качестве свидетелей.

По возобновленным производством делам для уточнения отдельных деталей иногда приходится допрашивать в качестве свидетелей понятых, специалистов, присутствовавших при первоначальных следственных действиях. Это позволяет не только восстановить картину происшедшего и проверить те или иные обстоятельства, но иногда и получить новые важные доказательства по делу.

Специфическая категория свидетелей по рассматриваемым делам - это лица, находившиеся в период приостановления следствия или уже после его возобновления вместе с подозреваемым в следственном изоляторе, изоляторе временного содержания или исправительных учреждениях. Они подчас могут дать показания о важных фактах, ставших им известными со слов содержавшегося вместе с ними лица.

Если допрашиваемый уже ранее дал ложные показания или предполагается, что он будет вводить расследование в заблуждение, очень важно установить мотивы лжи или уклонения от правдивых показаний и принять меры к преодолению этих побуждений.

Одним из важных и сложных следственных действий по делам рассматриваемой категории является допрос подозреваемых и обвиняемых. Как и при производстве других следственных действий, при допросе подозреваемого необходимо учитывать фактор времени. С одной стороны, длительное время, истекшее с момента совершения преступления, успокаивает лицо, делает его психологически более устойчивым, и поэтому от него труднее получить правдивые показания, чем при расследовании по «горячим следам». С другой стороны, в отличие от случаев, когда подозреваемый задержан по «горячим следам», по возобновленному уголовному делу следователь имеет возможность лучше подготовиться к допросу лица, возможно, причастного к нераскрытому преступлению. Он имеет возможность возобновлять предварительное следствие и производить допрос в тот момент, когда это ему тактически выгодно, располагая необходимым временем для изучения личности допрашиваемого. Это позволяет в ходе допроса даже при небольшом числе доказательств получить правдивые показания.

Тактика допроса подозреваемого по возобновленному производством уголовному делу в значительной мере определяется сложившейся к моменту допроса следственной ситуацией. Материалы изучения уголовных дел о нераскрытых преступлениях прошлых лет позволяют нам, вслед за И.Ю. Кулеевой[97] и В.П. Лавровым, выделить следующие типичные следственные ситуации, складывающиеся перед допросом подозреваемого:

- подлежащее допросу лицо ранее в совершении преступления не подозревалось и по делу до его приостановления не допрашивалось;

- подлежащее допросу лицо до приостановления уголовного дела подозревалось в совершении нераскрытого преступления и было допрошено в качестве подозреваемого или свидетеля;

- подозреваемый арестован за совершение другого преступления, расследование которого продолжается;

- подозреваемый осужден за совершение иного преступления и отбывает наказание в исправительном учреждении;

- преступление совершено группой лиц, однако подозреваемый своевременно не установлен, а уголовное дело в отношении него было выделено в отдельное производство, приостановлено, в то время как другие соучастники преступления осуждены.

В ситуации, когда подлежащее допросу лицо ранее в совершении преступления не подозревалось и по делу до его приостановления не допрашивалось, наиболее эффективны тактические приемы, основанные на факторе внезапности. В данной ситуации уже сам вызов лица на допрос с учетом того, что с момента совершения преступления прошло значительное время, является для него неожиданным и может привести к выводу о том, что следователю известно не только о нераскрытом преступлении, но у него имеются и доказательства виновности допрашиваемого. Фактор внезапности

может быть усилен наличием даже незначительного объема доказательств при условии их умелого использования и применения других тактических приемов. Например, достаточно эффективным является тактический прием, связанный с созданием у допрашиваемого преувеличенного представления об осведомленности следователя, что достигается не только предъявлением доказательств, но и сообщением фактов, относящихся к биографии, образу жизни, связям допрашиваемого, о которых стало известно во время предварительной подготовки к допросу путем изучения его личности как следственным, так и оперативным путем.

В ситуациях, когда подлежащее допросу лицо до приостановления уголовного дела подозревалось в совершении нераскрытого преступления и было допрошено в качестве подозреваемого или свидетеля и следователь располагает его показаниями относительно совершенного преступления, возможен его повторный допрос с детализацией показаний. Этот тактический прием основан на том, что по истечении времени допрашиваемый может забыть некоторые детали своих прежних показаний. Противоречия, возникающие в показаниях, данных во время первоначального и повторного допросов, следователь может использовать для его разоблачения. Помимо этого, к даче правдивых показаний в данной ситуации может привести умелое предъявление новых доказательств, опровергающих версию допрашиваемого.

При возобновлении уголовного дела, когда подозреваемый арестован за совершение другого преступления, расследование которого продолжается, и стало известно о совершении им оставшихся нераскрытыми преступлений, допрос, как правило, должен проводить следователь, расследующий дело, по которому обвиняемый арестован, так как ему легче установить с обвиняемым психологический контакт и получить правдивые показания о совершенных им других преступлениях.

В случаях, когда подозреваемый осужден за совершение иного преступления и отбывает наказание в исправительном учреждении, сведения

0 совершении им преступлений, оставшихся нераскрытыми, могут быть, как правило, получены из оперативных источников, так как о преступлениях, ранее им совершенных и оставшихся нераскрытыми, может быть известно окружению подозреваемого. В связи с этим целесообразен перевод его в следственный изолятор в целях попытки получения информации о прежних преступлениях подозреваемого от лиц, с ним содержащихся. Во время же допроса целесообразно использовать имеющуюся оперативную информацию и показания содержащихся с ним в исправительном учреждении лиц.

Н.А. Громов, С.А. Зайцева, А.Н. Гущин указывают, что предметом допроса подозреваемого являются:

- причины нахождения его в месте совершения преступления и причины, по которым он скрывался от следствия и суда;

- основания, по которым на него указали как на лицо, совершившее преступление;

- обстоятельства, при которых на нем, его одежде, в его жилище были обнаружены следы преступления;

- опровержение или подтверждение доказательств, позволяющих свидетельствовать о том, что подозреваемый собирался скрыться от следствия и суда, помешать установлению истины по делу;

- причины отсутствия места жительства, документов, удостоверяющих личность1.

Наиболее распространенным является определение такого тактического приема допроса, как «...основанного на законе и согласующегося с нравственными требованиями способа воздействия допрашивающего на допрашиваемого с целью получения с наименьшей затратой сил и времени всесторонней, полной и объективной информации по делу» . Однако применение тактических приемов будет эффективным только в том случае, [98] [99] если они основаны на знании личности допрашиваемого. Как отмечают М.И. Еникеев, Э.А. Черных, «...фактическую осведомленность допрашиваемого нельзя установить путем пассивного слушания, о ней можно получить информацию, используя систему приемов, основанных на знании психики человека»1.

При подготовке к допросу подозреваемого целесообразно изучить архивные уголовные дела по прежним судимостям данного лица и архивные материалы, относящиеся к отбыванию наказания, с целью выяснения обычной тактической линии поведения этого лица на допросах, его реагирования на предъявление уличающих его доказательств, отказа от дачи показаний и их изменения во время расследования. При этом необходимо согласиться с В.П. Лавровым в том, что «архивные дела всегда содержат данные, относящиеся к прошлому изучаемого человека, и отдельные свойства, качества его личности могли со временем измениться»[100] [101]. В связи с этим изучение архивных дел как метод изучения личности должен применяться наряду с другими методами.

В зависимости от избранной следователем линии поведения зачастую имеет значение время вызова на допрос. Подозреваемого лучше вызывать после того как будут собраны новые доказательства, подтверждающие подозрения (неизвестные ему показания, вещественные доказательства, изъятые при обысках, результаты судебных экспертиз и т.п.). В необходимых случаях следует предусмотреть и безотлагательное проведение очных ставок.

В целом тактические приемы допроса могут быть подразделены на три группы: а) приемы установления психологического контакта; б) приемы, направленные на восстановление в памяти забытого; в) приемы, направленные на преодоление установки на ложь и отказ от дачи показаний.

Применение этих тактических приемов зависит от позиции допрашиваемого. Чаще всего подозреваемые отказываются от дачи показаний либо дают ложные показания. Поэтому наиболее целесообразны приемы первой и третьей группы, а если в результате этого подозреваемый начинает давать признательные показания, могут быть использованы и приемы второй группы. Использование этих тактических приемов тем более важно[102], потому что допросы по возобновленным производством делам проходят спустя длительное время после совершения преступления, в связи с чем запамятование отдельных элементов события является закономерным проявлением действия фактора времени.

Допрашиваемый по возобновленному делу нередко подозревается в совершении нескольких оставшихся нераскрытыми преступлений. В таких случаях не рекомендуется предъявлять доказательства сразу по всем этим преступлениям. Это обусловлено тем, что преступник долгое время был убежден, что ему удалось избежать разоблачения, что улик против него нет или их недостаточно. Поэтому начинать лучше всего с предъявления доказательств в отношении того преступления, виновность в котором допрашиваемого наиболее доказана. Лишь получив объективные, правдивые показания по этому эпизоду, целесообразно последовательно переходить к предъявлению доказательств по другим эпизодам преступной деятельности.

В ходе допроса подозреваемый нередко ссылается на алиби, то есть на то, что в момент совершения преступления он находился в другом месте. М.И. Николаева определяет алиби как «подлежащий проверке довод либо установленный следствием или судом факт, свидетельствующий о нахождении подозреваемого, обвиняемого, подсудимого во время совершения преступления в другом месте и вследствие этого доказывающий (предполагающий) его непричастность к совершению расследуемого преступления»[103].

Проверка алиби подозреваемого должна начинаться уже в период заявления об алиби в ходе допроса или еще раньше. При этом следует выяснить:

- где конкретно находился подозреваемый в момент совершения преступления;

- чем там занимался в это время;

- откуда, с кем, с какой целью туда прибыл;

- когда именно, с кем, в связи с чем покинул это место;

- сколько времени находился в этом месте; кого видел там сам и кто видел или мог видеть его;

- что делали лица, находившиеся в указанном им месте одновременно с ним;

- какова была обстановка в том месте, где находился подозреваемый;

- во что был одет сам подозреваемый, как были одеты лица, которые находились там в одно время с ним;

- кто, помимо очевидцев, может знать о факте его нахождения в указанном месте, могут ли данные лица подтвердить этот факт, в каких отношениях с этими лицами находится подозреваемый, а также другие вопросы, обусловленные конкретными обстоятельствами.

Анализируя показания подозреваемого, следователь должен обращать внимание как на внутренние противоречия, то есть несоответствие одних фактов, сообщенных подозреваемым, другим данным, полученным из иных источников, так и на противоречия с иными материалами дела. Дальнейшие действия следователя зависят от сущности самих показаний и достаточности доказательственной базы. Если имеются прямые доказательства причастности подозреваемого к совершению преступления, можно рекомендовать применение такого тактического приема, как предъявление доказательств. Однако даже в случае получения признательных показаний пренебрегать проверкой алиби нельзя. Лица, на которых ссылался подозреваемый, должны быть допрошены в качестве свидетелей. Если же доказательственная база недостаточна, то вначале следует тщательно проверить алиби, кроме того, спустя некоторое время возможно повторение допроса для уточнения алиби. В этом случае могут быть выявлены дополнительные противоречия, которые позволят оценить показания подозреваемого как ложные.

Рассматривая допрос подозреваемого по возобновленному производством делу о нераскрытом преступлении прошлых лет[104] в рамках тактической комбинации, можно предложить следующий алгоритм приемов и действий:

- выбор целесообразного времени допроса, как правило, после производства обыска, выемки, освидетельствования, предъявления для опознания;

- использование метода невербальной коммуникации для определения психологического типа подозреваемого, корректирования плана допроса в части выбора тех или иных тактических приемов;

- установление психологического контакта с допрашиваемым, применение тактических приемов, направленных на преодоление установки на отказ от дачи показаний;

- использование тактических приемов, направленных на преодоление установки на ложь;

- детальный допрос по вопросам, связанным с алиби подозреваемого, выявление внутренних противоречий в показаниях, противоречий между показаниями подозреваемого и другими доказательствами по делу;

- использование в ходе допроса улик поведения;

- применение как реконструкции тактического приема при фиксации показаний подозреваемого.

Необходимость в производстве повторных допросов бывает вызвана показаниями подозреваемого, изложившего событие преступления, мотивы и побуждения, руководившие им, иначе, чем об этом сообщили потерпевший либо свидетель, а также неполнотой или противоречивостью данных, полученных при первоначальном допросе.

Процессуальные и тактические особенности допроса указанных участников уголовного судопроизводства в юридической литературе уже рассматривались. Однако, как свидетельствует следственная и судебная практика, появление процессуальной фигуры подозреваемого ставит перед следователем достаточно сложную задачу распознания ложных показаний. Если в процессе расследования нераскрытого преступления следователь редко сталкивается с подобной проблемой, то после возобновления производства по делу лжесвидетельство встречается достаточно часто. Причиной этого И.А. Бобраков называет воздействие, оказываемое на свидетелей и потерпевших. По его данным, на потерпевших оно оказывается в 24,9% случаев, на свидетелей - в 12,2% случаев. При этом только 41,3% потерпевших и свидетелей при осуществлении на них воздействия отказали в помощи преступникам. Большинство свидетелей и потерпевших в той или иной степени воздействию поддались: совершили конкретные деяния в пользу виновных или же имели твердую установку на их совершение. В 55% случаев свидетели и потерпевшие реализовывали установки преступников, дав ложные показания при допросах, скрывая негативную (для преступников) информацию. Более чем в 13% случаев1 преступники применяли, в свою очередь, различные методы воздействия на субъектов расследования, а также на других, проходивших по уголовным делам свидетелей и потерпевших[105] [106].

Аналогичные данные приводят и другие авторы. Так, А.Н. Петрова указывает, что в 58% случаев противодействие проявляется в форме подкупа, уговоров, угроз и насилия в отношении свидетелей, потерпевших и членов их семей[107]. А.Ю. Федоренко отмечает, что 85 - 90% доказательственной базы по уголовным делам составляют показания потерпевших, свидетелей, подозреваемых, четверть которых в процессе следствия и судебного разбирательства изменяется, что порой приводит к «развалу» уголовных дел[108].

Рассматривая вопросы, связанные с распознанием лжесвидетельства, А.А. Шмидт выделял ряд действий, которые должен совершить следователь, в том числе действия, направленные на распознание и раскрытие совершенных фактов лжесвидетельства. В случаях, когда в ходе допроса не удалось изобличить свидетеля во лжи, изучают показания свидетеля, сопоставляя их с материалами дела, выстраивают схемы доказательств, как подтверждающих, так и опровергающих истинность события, о котором свидетель дает показания, составляют планы мероприятий по проверке показаний свидетеля, дополнительного допроса свидетеля, давшего ложные показания, очной ставки с другими свидетелями, следственного эксперимента, экспертизы и т. д.1.

С учетом фактора времени при допросах потерпевших и свидетелей особое значение приобретает целенаправленное использование смысловых связей, применение разработанных криминалистикой тактических приемов оживления памяти: активизация ассоциативных связей, предъявление доказательств, допрос на месте события, просмотр видеозаписей и т.д.

Когда по делам о нераскрытых преступлениях прошлых лет возникает необходимость повторного допроса свидетелей или потерпевших, которые умерли или место их нахождения неизвестно[109] [110], как указывалось выше, бывает оправданным допрос их родственников, сослуживцев, соседей, у которых необходимо выяснять, не сообщали ли свидетели им перед своей смертью или до отъезда сведения, имеющие значение для дела. В положительном случае осведомленные лица допрашиваются в качестве свидетелей.

Информация, имеющая значение для дела, может быть получена от лиц, находившихся в период приостановления следствия или уже после его возобновления вместе с подозреваемым в следственном изоляторе или исправительном учреждении, которым со слов подозреваемого становится известной информация о важных фактах по делу.

После возобновления производства для проверки причастности подозреваемого к совершению преступления производится такое следственное действие, как проверка показаний на месте. Уголовнопроцессуальная регламентация данного следственного действия позволяет путем его производства проверить также показания потерпевшего, свидетеля, обвиняемого1.

По данным исследования, проведенного И.Ю. Кулеевой, по «старым делам» чаще всего задачами проверки показаний подозреваемого на месте являлись:

- проверка осведомленности подозреваемого относительно объекта, описанного в его показаниях (27,3%);

- установление пути следования участников преступного события (53,2%);

- установление мест проживания неизвестных следствию лиц (17,9%);

- обнаружение следов преступления и вещественных доказательств (1,2%);

- уточнение и конкретизация ранее данных показаний (86,9%);

- выявление противоречий в показаниях ранее допрошенных лиц (4,1%) . При этом следует отметить, что зачастую в ходе производства данного следственного действия разрешается не одна, а сразу несколько задач. Анализ приведенных задач позволяет сделать вывод, что по делам о нераскрытых преступлениях данное следственное действие используется не только для проверки показаний, но и для получения новых доказательств.

Если с момента совершения преступления до момента проведения следственного действия прошло много времени, местность нередко претерпевает значительные изменения и объекты, описанные в показаниях подозреваемого, отсутствуют. В этом случае проверка показаний на месте в естественной обстановке становится весьма затруднительной, но если в распоряжении следователя имеются топографические карты, материалы видеосъемки, кинозаписи, фотографии, на которых объекты запечатлены в [111] [112] первоначальном виде, допустимо использование их в ходе допроса, когда подозреваемый на топографической карте собственноручно отмечает путь следования, указывает объекты на фотографии и т. п. Все его показания фиксируются в протоколе допроса, а карты, фотографии и т.п. следует оформить как приложение к протоколу допроса.

В том случае, когда следователь не располагает необходимыми материалами, можно предложить подозреваемому в процессе допроса схематически изобразить путь следования к месту совершения преступления, месту жительства лиц, на которых он ссылается в показаниях, место происшествия и т.п., при этом обозначить расположение его самого и других участников события. Данная схема удостоверяется подписями допрашиваемого и следователя и приобщается к протоколу допроса в качестве приложения1.

Для рассматриваемой категории дел типично и такое следственное действие, как предъявление для опознания.

Учитывая фактор времени, прежде чем произвести предъявление для опознания, следователь должен выяснить, насколько значительны изменения, произошедшие в опознаваемом объекте от момента его восприятия опознающим до момента предъявления для опознания. Если степень этих изменений достаточно велика, предъявлять объект в натуральном виде не следует. Необходимо попытаться отыскать изображения объекта, относящиеся ко времени, когда имело место событие преступления, и произвести предъявление для опознания по фотографии[113] [114].

Отметим, что видоизменение внешности человека является достаточным основанием предъявления для опознания по фотографии, поскольку в этом случае имеется возможность для установления того, что на фотографии запечатлено именно то лицо, в отношении которого решается вопрос о привлечении к уголовной ответственности. Иначе обстоит дело с видоизмененными предметами. Доказать, что изображенный на фотографии предмет является именно тем, который в настоящее время находится в распоряжении следствия, достаточно сложно, особенно в том случае, когда изменения явились результатом действия не только фактора времени, но и намеренной переделки. Поэтому в данном случае целесообразно произвести осмотр данного предмета с участием потерпевшего либо свидетеля, которые могут указать на отдельные сохранившиеся признаки предмета, определить его сходство с тем, о котором ранее были даны показания[115].

На опознающего может быть оказано воздействие не только до предъявления для опознания, но и в ходе самого данного следственного действия. Поэтому до начала его производства следователь должен выяснить, не имеет ли подозреваемый намерения оказать воздействие на опознающего, а также и отношение самого опознающего к производству предъявления для опознания. В тех случаях, когда опознающий высказывает сомнение, ведет себя нерешительно, следует установить причины. Если воздействие уже оказано, необходимо попытаться принять меры по его нейтрализации, разъяснив опознающему лицу возможность применения мер государственной защиты, кроме того, возможность предъявления для опознания, в условиях, исключающих визуальное наблюдение. Таким же образом следует поступить для предотвращения воздействия в ходе предъявления для опознания.

В.В. Кальницкий полагает, что такое решение должно быть принято только в целях обеспечения безопасности опознающего и расширительному

толкованию данное условие не подлежит1. Разделяя эту точку зрения, следует отметить, что в указанных ситуациях речь идет именно о безопасности опознающего, так как дача им уличающих показаний в ходе предъявления для опознания после того, как на него было оказано воздействие, с большой степенью вероятности может повлечь нежелательные для него последствия.

Изучение следственной и судебной практики, осуществленное И.Ю. Кулеевой, показывает, что по рассматриваемой категории дел такие следственные действия, как обыск (17,8%) и выемка (3,4%) проводят редко. Причиной тому является ошибочное убеждение следователей в невозможности отыскать спустя длительное время какие-либо предметы, документы, которые при их процессуальном оформлении могут стать доказательствами, подтверждающими причастность лица к совершению преступления. Однако отыскание указанных объектов не является единственной целью обыска. При производстве данного следственного действия необходимо обращать внимание на отыскание личных документов, предметов и документов, помогающих установить связи подозреваемого (среди связанных с ним лиц могут оказаться как соучастники, так и очевидцы преступного события, неизвестные следствию), изображения подозреваемого, относящиеся ко времени совершения преступления, имущество, приобретенное на деньги, добытые преступным путем, предметы и документы, свидетельствующие о дополнительных эпизодах преступной деятельности, последовавших за расследуемым преступлением, предметы, изъятые из гражданского оборота. Необходимость отыскания таких предметов и документов является основанием для производства обыска, а в том случае, если их местонахождение известно, может быть проведена выемка[116] [117].

Тактика обыска и выемки подробно рассмотрена в криминалистической литературе, однако необходимо отметить, что по делам о нераскрытых преступлениях прошлых лет особое значение имеет подготовка к обыску. Многие авторы уже не раз отмечали влияние фактора времени на организацию расследования и тактику следственных действий по делам рассматриваемой категории. При производстве обыска и выемки этот фактор также следует учитывать. На подготовительном этапе к производству данных следственных действий особое внимание следует уделить изучению подлежащих отысканию и изъятию объектов. С этой целью можно предложить составить перечень искомых объектов, изучить материалы дела с их описанием, получить консультацию специалиста о том, какие естественные изменения могли произойти с течением времени, каким образом данный объект мог быть преобразован, как могут выглядеть его составные части и т.п. Следует иметь в виду, что у подозреваемого сам искомый объект мог и не сохраниться, но при совершении кражи, мошенничества, разбойного нападения и т.п. похищенное нередко используется в личных целях, в этом случае при обыске могут быть найдены фотоизображения самого подозреваемого или его близких с похищенными предметами.

Нераскрытое преступление прошлых лет, как уже отмечалось ранее, нередко раскрывается в результате обысков, проводимых по другим, новым делам. При этом новые преступления, при расследовании которых проводится такой обыск, не обязательно должны быть однородными с тем, дело о котором приостановлено. Поэтому обыск у подозреваемого (обвиняемого) должен быть произведен тщательно и в полном объеме, независимо от выдачи им в начале обыска некоторых вещей, значащихся похищенными по новому делу.

По рассматриваемой категории дел используется такое следственное действие, как назначение судебных экспертиз[118]. Чаще всего это дополнительные экспертизы, необходимость которых вызвана постановкой идентификационных вопросов, а их разрешение было невозможно до установления и получения образцов для сравнительного исследования. Однако проводятся и те экспертизы, которые в соответствии с УПК РТ и УПК РФ являются обязательными. Каких-либо особенностей назначения экспертиз (кроме необходимости учета влияния фактора времени) по рассматриваемой категории дел при проведении исследования не выявлено. Вместе с тем необходимо отметить возможность использования назначения и производства судебных экспертиз как составного элемента тактической комбинации в совокупности с другими следственными действиями для решения тактических задач. Например, в сентябре 2014 года была совершена кража имущества из квартиры гражданки Д. в г. Душанбе. Вечером, в 19 ч. 50 мин., после возвращения домой из средней общеобразовательной школы, где Д. работала директором, она обнаружила входную дверь в квартиру открытой. Вещи в трех комнатах квартиры были разбросаны на полу. После сообщения и заявления Д. в ОВД МВД района Сомони был произведен осмотр квартиры Д. С места происшествия были изъяты следы рук, оставленные не потерпевшей или членами ее семьи, проживавшими в данной квартире, а иным лицом.

Со слов потерпевшей, из квартиры были похищены 700 долларов США и исторические монеты царской России с изображением царя Николая Второго с собакой и портфелем в руке. Долгое время преступление оставалось нераскрытым и лишь спустя год (в 2015г.) в одном из ломбардов сотрудники милиции обнаружили монеты с таким же изображением Николая Второго с собакой и с портфелем в руках. С помощью дактилоскопической экспертизы удалось выйти на преступников, которыми, как выяснило следствие, оказались племянник директора школы Д., организовавший данную кражу, и двое его соучастников.

Осмотр места происшествия, как правило, проводится на первоначальном этапе расследования. По изученным автором делам после возобновления производства по делу осмотр места происшествия не проводился. Это не означает, что осмотр места происшествия в таких случаях вообще не может быть произведен. Естественно, по рассматриваемой категории дел особенностью осмотра будет то, что следователю придется изучать не ту обстановку, которая сложилась на момент окончания преступных действий либо прибытия следственно-оперативной группы. Хотя вероятность обнаружения следов, позволяющих подтвердить причастность конкретного лица к совершению преступления, значительно ниже, чем в том случае, когда осмотр проводится сразу же после совершения преступления, пренебрегать производством повторного осмотра места происшествия при этом не стоит[119].

Неуклонно возрастает значение использования в раскрытии

преступлений заключения эксперта как важнейшего и объективного источника доказательств. В настоящее время невозможно эффективно расследовать многие преступления без квалифицированного и

своевременного использования криминалистических средств и методов. Так, в России экспертно-криминалистические подразделения ОВД, являясь наиболее многочисленными и представительными, по сравнению с судебноэкспертными учреждениям других ведомств, выполняют более 80% всех экспертиз по уголовным делам, расследуемым правоохранительными органами. Так, в 2011 г. применение криминалистических средств и методов способствовало получению доказательств по 84% расследованных преступлений. Однако такие высокие показатели деятельности экспертнокриминалистических подразделений ОВД в расследовании преступлений не означают, что решены все проблемы, с которыми приходится сталкиваться на практике[120].

По делам о нераскрытых убийствах часто возникает необходимость в эксгумации трупа (ст.178 УПК РФ, ст. 184 УПК РТ) как в целях его осмотра, так и последующего назначения трасологической или судебно-медицинской экспертизы (первичной, повторной, дополнительной), новые возможности для проведения которой открываются после возобновления производства.

В заключение параграфа необходимо еще раз подчеркнуть, что производство следственных действий по возобновленным производством уголовным делам о нераскрытых преступлениях прошлых лет имеет свои особенности, обусловленные, в первую очередь, действием фактора времени. Однако и правовое регулирование следственных действий нуждается в дальнейшем совершенствовании, так как имеющиеся в настоящее время недостатки ограничивают возможности следователя. Эта проблема должна решаться в тесном содружестве ученых-специалистов в области криминалистики и уголовного процесса.

В Республике Таджикистан некоторые особенности имеет деятельность по выявлению и преодолению противодействия расследованию нераскрытых преступлений прошлых лет. Этому важному вопросу и посвящается следующий параграф нашей диссертации.

<< | >>
Источник: САМИЕВ НАЗАР МУРАДОВИЧ. РАССЛЕДОВАНИЕ НЕРАСКРЫТЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОШЛЫХ ЛЕТ (ПО МАТЕРИАЛАМ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН И РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ). 2012

Еще по теме § 3. Планирование расследования и тактика отдельных следственных действий после возобновления производства:

  1. §5. Процессуальные сроки предварительного следствия и дознания
  2. 4.2. Обыск и выемка
  3. ОГЛАВЛЕНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. §1. Методика анализа материалов приостановленного уголовного дела о нераскрытом преступлении
  6. §2. Планирование работы следователя (дознавателя) по приостановленному уголовному делу о нераскрытом преступлении
  7. § 3. Планирование расследования и тактика отдельных следственных действий после возобновления производства
  8. Приложения
  9. Аудиторская проверка и ее значение при расследовании банковских преступлений
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -