<<
>>

§ 2. Уголовно-правовая характеристика ненадлежащего оказания медицинской помощи

Юридическая оценка преступного деяния, совершенного медицинским работником, - одна из проблем медицины и права. Меняется уровень развития медицинской науки, улучшается профессиональная подготовка врачей, внедряются в практику новые технологии обследования и лечения, но тема ответственности во врачебной деятельности по-прежнему актуальна.
Лечение - сложный процесс, в котором соседствуют успех и ошибки.

Центральным понятием при характеристике общественно опасных деяний, совершаемых медицинскими работниками, остается понятие «врачебная ошибка».

Согласно Энциклопедическому словарю Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона, под ошибкой понимают нарушение формальной стороны мышления, разность между истинной величиной и полученным измерением13. В словаре современного русского языка С. И. Ожегова значение слова «ошибка» понимается как неправильность в действиях, мыслях14.

Множество синонимов у глагола «ошибиться»: промахнуться, сплоховать, опростоволоситься, попасть впросак, наломать дров, обратиться не по адресу, попасть пальцем в небо и т. д.

Ошибка- родовое понятие, под которым понимают отклонение от обычного хода дел, от намеченного плана, обусловленное нарушением мышления. Иногда под ошибкой понимают и сам результат действий того или иного лица, отличный от предполагавшегося, необходимого, должного.

Действующее законодательство не знает правового понятия «врачебная ошибка». Данная ситуация не является уникальной. Юриспруденция оперирует сотнями понятий и терминов, не имеющих установленного законодательно определения. В медицинской литературе содержится около семидесяти промежуточных понятий, описывающих врачебную ошибку L\ Диагностирование данной дефиниции должно происходить в рамках правового поля.

В советский период это понятие было сформулировано известным патологоанатомом И. В. Давыдовским: «Врачебная ошибка - это добровольное заблуждение врача, основанное на несовершенстве современного состояния медицинской науки и методов ее исследования либо вызванное особенностями течения заболевания определенного больного, либо объясняемое недостатками знаний, опыта врача»14.

Большой вклад в разработку проблемы врачебной ошибки внесли труды ученых судебных медиков Ю.

С. Зальмунина, Ю. П. Эделя15.

В литературе приведены примеры характерных врачебных правонарушений советского периода. 1.

В больницу, расположенную в 15 км от города, в 1 ч. ночи машиной скорой помощи был доставлен гр-н Л. Дежурный врач, осмотрев больного, решил, что он пьян, и отправил в отделение милиции. В 4 ч. 30 мин. пациента возвращают в хирургическое отделение, где он, показывая на голову, пытается что-то сказать. Врач ставит диагноз: сотрясение головного мозга и опьянение тяжелой степени. В 9 ч. 30 мин. у больного возникает и увеличивается в размерах припухлость в правой височной области. Диагноз: перелом правой височной кости, сотрясение головного мозга, опьянение тяжелой степени. Вызванный на консультацию нейрохирург не успел приехать. На третий день больной скончался, при вскрытии обнаружились перелом правой височной кости и другие серьезные патологии. 2.

В Ростове мужчина в целях самоубийства принял около 30 мг дихлорэтана. Врач скорой помощи счел его пьяным и не принял необходимых мер, в результате чего пациент умер. Отравление было установлено только при вскрытии. В Таганроге врач скорой помощи, не обследовав и не установив причину беспомощного состояния больного, отправил его в медвытрезвитель, где через четыре часа мужчина скончался. При судебно-медицинском исследовании была установлена смерть от сердечно-сосудистой недостаточности. 3.

В хирургическом отделении больницы г. Гукова при неполном обследовании врачом был поставлен ошибочный диагноз: перелом правого плеча со смещением отломков. По медицинским показаниям была наложена гипсовая повязка. Только через две недели пациенту диагностировали вывих правого плечевого сустава. Несвоевременное вправление вывиха привело к гангрене с последующей ампутацией конечности16.

Позже М. Д. Шаргородский писал, что «человек в современном мире должен отвечать за то, что он принимает на себя ответственность за деятельность и за действия, с последствиями которых он справиться не в состоянии.

Так, должен отвечать хирург, который неграмотно произвел операцию (в результате умер больной), но который эту операцию лучше произвести не мог, потому что он плохо учился, хотя окончил медицинский институт, лучше оперировать не умеет, однако должен, если берется за подобную деятельность.

Такой хирург должен отвечать за последствия, с которыми по своей квалификации он справиться не в состоянии. Это не исключает, конечно, того, что отвечают и лица, поставившие субъекта в условия, в которых он должен выполнять функции, которые он выполнить не может»17.

Рассмотрение понятия «врачебная ошибка» в историческом ракурсе выявило общность мнений ученых во взглядах на эту проблему. A.

С. Димов считал, что врачебную ошибку определяют как добросовестное заблуждение врача в диагнозе, методах лечения, выполнении операции, возникающее вследствие недостаточности знаний или опыта, либо обусловленное несовершенством медицинской науки, объективными трудностями18. B.

А. Глушков и Н. Б. Денисюк вкладывали в изучаемое понятие ошибочные действия врача по установлению диагноза или лечению больного, совершенные им без осознания опасности этих действий для пациента, без предвидения возможности причинения вреда или при уверенности в его предотвращении и обусловленные состоянием медицинской науки на данном этапе ее развития19, особыми неблагоприятно сложившимися условиями и обстоятельствами оказания медицинской помощи или недостатком врачебного опыта20. На несовершенство медицинской науки и скрытые индивидуальные особенности человеческого организма как на причину врачебной ошибки указывал Л. Майданик21.

Швейцарский терапевт R. М. Hegglin отмечает, что основу врачебной ошибки могут составлять: неконструктивное мышление, уверование в безошибочность поставленного диагноза, предвзятость мнения, самолюбие и тщеславие, нерешительность характера, стремление ставить «интересные диагнозы», пессимизм или излишний оптимизм22. По результатам проведенного нами исследования 100% опрошенных врачей на соответствующий вопрос анкеты ответили, что считают себя квалифицированными работниками.

А на вопрос: «Как Вы оцениваете уровень знаний своих коллег?» - ответы распределились следующим образом: профессиональный уровень- 5%; средний уровень - 45; ниже среднего уровня - 47; непрофессиональный уровень - 3%.

Только 3,3% анкетированных осознают, что часто допускают в своей деятельности ошибки, остальные ответы распределились следующим образом: никогда не допускаю ошибок- 2,3%; редко допускаю ошибки- 85,7; «допускаю, но не ошибки», «допускаю ошибки по вине пациентов, так как они сообщают недостоверную информацию» - 8,7%.

Из этого следует: респонденты не допускают вероятности, что врачебная ошибка может быть результатом их личных качеств, связанных с завышенной самооценкой своих профессиональных навыков и способностей.

По мнению Я. В. Старостиной, врачебная ошибка является специфическим видом фактической ошибки в уголовном праве. Исходя из положений российского медицинского права и зарубежного опыта, автор классифицирует все ошибки на два вида: релевантные и нерелевантные23.

Под релевантной врачебной ошибкой ученый понимает заблуждение медицинского работника соответствующей квалификации и профессионального профиля относительно характера, вида и объема медицинской помощи, повлекшее по неосторожности причинение вреда жизни или здоровью пациента, если оказание такой помощи входило в круг профессиональных обязанностей медицинского работника.

По своей юридической природе нерелевантная врачебная ошибка является видом невиновного причинения вреда (например, отсутствие у медицинского работника реальной возможности оказать надлежащую

Ліс

медицинскую помощь, адекватную фактическим обстоятельствам) . Е. М. Степанов, вопреки положениям юридической науки, солидарен с профессионально неграмотным медицинским сообществом, полагая, что за врачебную ошибку врач «не должен быть наказан»24, и классифицирует врачебные ошибки на тактические28, технические29, объективные25 и субъективные"'1.

Подводя итог, можно с уверенностью сказать, что в настоящее время отсутствует единая концепция понимания юридического значения ошибки в профессиональной медицинской деятельности.

В специальной литературе встречаются термины и понятия, обозначающие неблагоприятные исходы медицинской помощи.

Термин «ятрогенное заболевание» в юридической и медицинской литературе получил широкое распространение с 1925 г. Первоначальное значение определил немецкий психиатр О. Бумке - это заболевание, обусловленное неосторожными высказываниями или поведением медицинских работников.

Во второй половине XX в.

ятрогения стала пониматься в более широком смысле: любая патология, возникшая в результате действий врача: от медикаментозных осложнений до тех, что стали результатом неправильно проведенной манипуляции или процедуры.

А. П. Громов утверждал, что «ятрогения является серьезным браком в работе лечебного учреждения... Каждый случай ятрогении должен быть предметом детального обсуждения среди медицинского персонала и в зависимости от его причин и последствий влечет за собой моральное, административное и даже уголовное наказание»*'2 Изречение весьма наукообразное, но нечеткое.

По мнению А. В. Шапошникова, ятрогения - это «негативные прямые и косвенные последствия действий, а также высказываний медицинских работников, обладающих прямыми распорядительными и исполнительными функциями в период и на месте выполнения ими профессиональных и служебных обязанностей, на здорового или больного человека, повлекшие за собой изменения его психического и физического состояния независимо от времени их наступления»3 '

Ю. И. Пиголкин считает, что «ятрогения с судебно-медицинской точки зрения - это причинение вреда здоровью пациента, находящееся в прямой или косвенной связи с проведением диагностических или реабилитационных мероприятий»"'4.

С. Г. Стеценко предлагает понимать ятрогению как «новое, неумышленное или неизбежно возникающее заболевание или патологическое состояние, являющееся прямым следствием медицинского вмешательства при диагностике, лечении или профилактике»26

М. Я. Яровинский, анализируя данную проблему, отмечает, что в самом термине «ятрогения» при переводе с греческого есть только врач. В связи с этим автор пишет, что психические травмы, причиненные медицинскими сестрами и санитарами, нужно выделять как самостоятельные*'6.

По мнению Н. В. Павловой, «ятрогения - это отрицательные последствия действий, нарушающих порядок предоставления медицинской документации, и высказывания врача, имеющие отношение к пациенту, повлекшие изменения его психического состояния, которое может также оказать влияние на весь организм»27.

В.

В. Нечкалов определяет ятрогении как «заболевания, патологические процессы, состояния, реакции, возникновение которых однозначно обусловлено медицинским воздействием в ходе обследования, лечения больных, выполнения диагностических или профилактических процедур»"'28 Ученый делит ятрогении на три категории. Под 1-й категорией он понимает патологические процессы и реакции, не связанные патогенетически с основным заболеванием или его осложнением и не играющие существенной роли в общей танатологической оценке случая. Ко 11-й категории относятся патологические процессы, реакции и осложнения, обусловленные медицинским воздействием, проведенные по об-основанным показаниям и выполненные правильно. Ятрогении Ш-й категории - патологические процессы, смертельные реакции, в том числе обусловленные неадекватными, ошибочными медицинскими воздействиями.

Таким образом, и при определении понятия «ятрогения» нет единства мнений среди ученых.

Более емким и распространенным термином, объединяющим понятия ятрогении и врачебной ошибки является «дефект оказания медицинской помощи» (далее - ДОМП).

Г. А. Пашинян, В. Н. Талалаев, Р. Г. Анютин предлагают под ДОМП понимать «упущения в организации ОМП (оказания медицинской помощи. - М Г.) обусловленные незнанием, нарушением или неисполнением действующих приказов, инструкций, положений, некачественное оказание медицинской помощи с ошибками в диагностике или лечении пациентов и нарушениями в информационно-деонтологической сфере, которые оказали или могли оказать отрицательное влияние на лечебно-диагностический процесс и состояние здоровья пациента»29.

Понятие ДОМП определяется несколькими критериями: медицинским, социальным и юридическим. Судебно-медицинских экспертов интересуют прежде всего медицинские критерии, а социальные и юридические существенны при возбуждении уголовного дела по факту причинения вреда здоровью медицинским работником.

По мнению директора Российского центра судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения Российской Федерации профессора В. В. Томилина, установление ДОМП должно формироваться с учетом представления о вреде здоровья и в контексте положений УК РФ и Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью (утв. Приказом Минздрава России от 10 декабря 1996 г. № 407)30.

Причины ДОМП многообразны, их можно условно объединить в три основных блока: -

нарушение организационного порядка; -

неполноценность профессиональных и моральных качеств медицинских работников и их действий (или бездействия); -

объективные обстоятельства, не зависящие от медицинских работников и от медицинского учреждения, которые фактически нельзя относить к ДОМП.

Наиболее удачным представляется подход к рассматриваемой проблеме В. В. Томилина и Ю. И. Сосед ко. Ученые последовательно выделяют сущность ДОМП31 и его причины32: 1)

отсутствие четкого плана и системы в назначениях влечет за собой затянутость обследования; 2)

неполноценное обследование, при котором не используются методы, показанные при данном или сходном заболевании; 3)

упрощенное понимание комплексности при отсутствии диагностической концепции: назначение всевозможных исследований, не показанных при конкретном заболевании, тогда как комплексность предполагает использование наиболее результативных методов; 4)

в стационарах - безосновательное дублирование исследований, выполненных амбулаторно; 5)

обследование больного на предмет установления основного заболевания, невнимание к сопутствующим болезням; 6)

уточнение диагноза с использованием проникающих внутрь методов исследования без строгих показаний может не отразиться на лечении и на исходе болезни.

Наряду с причинами ДОМП нас интересует механизм формирования ошибочного представления врача о своей деятельности и этапы формирования ДОМП.

Исследование показало, что 4,0% опрошенных врачей ориентируются на соблюдение традиций и правил, 9,0 - на распоряжения руководства, 61,3 - на теоретические знания, полученные в процессе учебы и работы, 3,0% - на пожелания пациента.

При постановке сложного диагноза 1,3% анкетируемых консультируются с главным врачом ЛПУ, 70,0 - с наиболее опытным врачом, 28,7% - изучают специальную литературу.

По отношению к пациентам 4,7% респондентов испытывают симпатию, 16,0- сострадание, 7,6- антипатию, 15,0- раздражение, 7,0- ненависть, 49,7% - другое (из них 52,0% опрошенных ответили, что единственное чувство, которое они испытывают по отношению к больному, - безразличие).

При общении с пациентом 12,3% врачей стараются расспросить обо всем, 32,0 - расспрашивают обо всем, но мысленно «отгораживаются» от проблем пациента, 33,7 - стараются ограничиться сбором только необходимой информации, 22,0%- другое (например в рамках интересов больного по поводу его заболевания).

Наиболее незащищенным медицинский работник ощущает себя при личном конфликте с главным врачом или с администрацией учреждения (45,3%), а также при проведении проверок качества оказанных медицинских услуг представителями страховых компаний (33,0%). Более уверенно врач чувствует себя при проведении внутренних поверок качества работы администрацией ЛПУ (1,0%), при распределении заработной платы, надбавок и премий (3,0%). В конфликтах с пациентами неуверенность ощущают 17,7% респондентов.

Свои права и обязанности знают 93,3% анкетированных врачей, в то же время 99,3% считают необходимым улучшить качество своих правовых знаний. Это подтверждают и результаты ответа на вопрос об уровне знаний нормативных правовых актов (прил. 2).

Результаты, отражающие уровень конфликтности в медицинском сообществе, приведены в приложении 3.

Данное исследование позволяет нам сделать вывод, что нет единой причины, вызывающей ДОМП. Это комплексное и многогранное явление, отражающее все негативные стороны современной системы здравоохранения, и врач выступает проводником данной реальности от государства к пациенту.

Все вышеизложенное позволяет сформулировать Правило четырех пятерок: любое из пяти условий одного из четырех факторов может привести к ДОМП с вероятностью 5%, совокупность всех пяти условий всех четырех факторов приводит к ДОМП в 100% (схема).

В настоящее время нет ни одного признанного официально метода измерения ДОМП, но существует множество способов измерения качества оказания медицинской помощи в зависимости от взглядов пациента, врача, организатора, руководителя лечебного процесса или контролирующего органа. Например, американский исследователь L. D. Brown выделил такие аспекты «качества» медицинской помощи, как профессиональная компетентность, доступность услуг, их медицинская эффективность, безопасность4'. Н. Hoffman33, R. Brook и К. Lohr34 предложили более обобщающие принципы оценки «качества медицинской помощи»: качество структуры, качество процесса и качество результатов. Мы будем руководствоваться общепризнанным определением, регламентированным стандартом ISO 9000:2005 «Системы менеджмента качества. Требования». Данный международный стандарт устанавливает восемь требований всеобщего менеджмента качества - TQM35.

Соблюдать все требования по оказанию медицинской помощи, установленные законодательством РФ, - сложная задача современного здравоохранения. Разрешению этой проблемы способствует широкая нормативная база, включающая в себя новые стандарты качества оказания медицинской помощи. Эти нововведения можно оспаривать и подвергать критике, но пока они - неотъемлемая часть реальности, в которой осуществляют свою практическую деятельность медицинские работники. Компетентное и добросовестное отношение медиков к своим профессиональным обязанностям - одна из важнейших общественных проблем. Сотрудникам правоохранительных органов сложно проводить предварительное расследование, поскольку контроль за качеством оказания медицин-ской помощи требует значительных временных затрат. Наиболее оперативным и эффективным вариантом контроля может быть экспертная оценка. Но подобные экспертизы (о правонарушениях медицинских работников) - одни из самых сложных, ввиду того, что нет достоверных методов выявления и оценки причинно-следственных связей между лечебно- диагностическими мероприятиями и неблагоприятным исходом. Не случайно В. В. Томилин и Ю. И. Сосед ко настаивают на разработке научного обоснования квалифицирующих признаков тяжести вреда здоровью в случаях, возникающих при оказании медицинской помощи36.

При оценке конкретных действий медицинского персонала при наступлении неблагоприятного исхода Ю. И. Пиголкин предлагает опираться на следующие принципы анализа: -

использование наиболее информативных методов исследования; -

комплексный подход, т. е. сочетание разных методов исследования и сопоставление результатов; -

системный подход, т. е. исследование всех органов и систем организма с выяснением причин всех обнаруживаемых отклонений; -

кондиционализм, т. е. отказ от попыток свести все наблюдаемые явления к действию одной причины; -

установление патогенеза, т. е. последовательности патологических процессов от повреждения до исхода37.

В медицинской практике экспертиза часто дает категоричное заключение того, что больной стал инвалидом или скончался в результате неправильных методов лечения. Любое заключение судебно-медицинского эксперта расценивается как однозначное и является единственным доказательством вины врача. Нередко даже опытные медицинские эксперты не хотят или не в состоянии объективно дать обоснованное заключение. На фоне безупречных работ судебно-медицинских экспертов, посвященных судебно-медицинской оценке дефектов оказания медицинской помощи38, а также методике учета и анализа ДОМП при проведении судебно-медицинской экспертизы39, нельзя забывать об отрицательных моментах рассматриваемого вопроса.

Как отмечает И. М. Тяжкова, «подавляющее большинство подобных дел (имеются в виду уголовные дела о профессиональных преступлениях медицинских работников. - М. Г.) прекращается из-за отсутствия состава преступления, поскольку судебно-медицинские эксперты чаще всего не усматривают в действиях медиков каких-либо нарушений инструкций и методических указаний. Однако правильность этих заключений зачастую вызывает сомнения. Так, бывший юрисконсульт крайздравотдела А. Луценко утверждает, что "согласно общему мнению, корень зла заключается в безответственности судебно-медицинских экспертов.

Например, из ста медицинских судебных экспертиз, проведенных в прошлом году в Ставропольском крае, ни одна не послужила основанием для возбуждения против медицинского работника уголовного дела... Тенденция «уводить» врача от ответственности достигла просто гротесковых размеров"»40.

Единственный верный выход - это то, что действия, поведение медицин-ских работников в той или иной конкретной ситуации, включая диагностику и лечение (т. е. объективная сторона их деяний), должны рассматриваться медицинскими комиссиями как при служебном расследовании, так и при проведении судебно-медицинских экспертиз с точки зрения их правильности или неправильности. Если медицинский работник поступил так, как и требовалось в данной обстановке, то он действовал правильно; если же его поведение отличалось от целесообразного и необходимого, то он действовал неправильно (полностью или частично). Юридически правильная квалификация деяний (в делах о привлечении медицинских работников за профессиональные правонарушения) невозможна без разрешения экспертами-медиками ряда специальных вопросов: правильность самих действий врача; возможности и обязанности медика в конкретной ситуации предвидеть последствия своих действий; наличие или отсутствие причинной связи между действиями (бездействием) медицинских работников и наступившими последствиями^41.

Тогда вполне закономерно возникает вопрос: зачем теории уголовного права медицинские преступления, если в них так сложно разобраться, и что следует вкладывать в их смысл. Но и в этом случае развернулась полемика среди ученых.

Интересное предложение высказывал А. Язухин: «...за нарушение медицинским персоналом профессиональных обязанностей при лечении больного, ставших причиной смерти или тяжкого вреда здоровью, следует устанавливать уголовную ответственность в качестве самостоятельного состава преступления, не связывая ответственность с должностным положением медицинского или фармацевтического работника»53.

Одновременно с А. Язухиным М. Ковалев и И. Вермель высказали мнение, что все неправильные действия медицинских работников (в первую очередь врачей) следует разделить на четыре группы:

1) умышленные преступления (незаконное производство аборта, неоказание помощи больному); 2)

преступления, совершенные по неосторожности (небрежное отношение медицинского работника к выполнению своих служебных обязанностей); 3)

врачебные ошибки (т. е. добросовестные заблуждения в процессе диагностики и лечения); 4)

несчастные случаи (когда неблагоприятный исход заболевания при врачебном вмешательстве обусловлен привходящими и обычно непредсказуемыми обстоятельствами) .

По мнению В. А. Глушкова, «под преступлением в области здравоохранения следует понимать умышленное или неосторожное общественно опасное деяние в сфере медицинского обслуживания населения, которое совершено медицинским работником в нарушение профессиональных обязанностей, причинившее или могущее причинить существенный вред интересам... государства, общественным отношениям в области здравоохранения, здоровью отдельных граждан» .

Ю. Д. Сергеев полагает, что «под профессиональным преступлением в медицинской деятельности понимается умышленное или по неосторожности совершенное лицом медицинского персонала в нарушение своих профессиональных обязанностей такое общественно опасное деяние, которое причинило (или реально могло причинить) существенный вред здоровью

56

отдельных граждан или вызвало опасность для их жизни» . И. М. Тяжкова обосновывает свою позицию тем, что «профессионально неправильные действия медицинских работников заключаются в нарушении (либо несоблюдении) инструкций, методических указаний, правил и пр., которые закрепляют основную их обязанность, связанную с диагностированием или лечением. Например, неправильно поставленный больному диагноз может быть результатом поверхностного и небрежного обследования больного. Отсюда неправильное лечение, что может привести к

наступлению для больного тяжких последствий»^.

По мнению В. П. Новоселова, «под профессиональными преступлениями медицинских работников понимаются такие, которые совершаются при осуществлении чисто профессиональных функций с нарушением современных требований медицинской науки и практики, положений медицинской этики и врачебной деонтологии, предписаний закона, принятых нормативных актов»58.

Под преступлениями медицинских работников против здоровья человека следует понимать деяния, совершенные умышленно или по неосторожности, вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей лицом, обладающим специальными медицинскими познаниями, которые повлекли за собой причинение смерти или вреда здоровью человека.

На теоретическом уровне преступления медицинских работников против здоровья человека должны включать в себя такие понятия, как «врачебная ошибка», «ятрогения», «дефект оказания медицинской помощи», которые не содержат оценку правильности действия врача ни с медицинских, ни с юридических позиций.

На наш взгляд, И. М. Тяжкова права, полагая, что «усиление ответственности медицинских работников на современном этапе представляется социально обоснованным, поскольку недобросовестное отношение названных лиц к своим профессиональным обязанностям все чаще... причиняет значительный вред лицам, нуждающимся в их помощи и надеющимся эту помощь получить. Отлично налаженная система здравоохранения, квалифицированная при внимательном отношении к пациентам медицинская помощь- неотъемлемые и обязательные условия

функционирования истинно демократического государства»^ Предлагаем квалифицированные составы ст. ст. 111, 112, 115 и 116 УК РФ дополнить обстоятельством, отягчающим наказание «вследствие ненадлежащего исполнения лицом, обладающим специальными медицинскими познаниями, своих профессиональных обязанностей».

В заключение следует подчеркнуть положения, которые в данном исследовании наиболее важны.

1. В настоящее время концепция уголовной политики в области охраны здоровья человека от преступных посягательств медицинских работников отражает концентрацию усилий государства и общества, направленную на профилактику тяжких и особо тяжких преступлений. С другой стороны, необходимо приложить массу усилий, чтобы продуманно применять уголовную репрессию, поскольку ее избыточность не только увеличивает категорию судимых лиц, но и существенно ухудшает социальный климат в обществе, приводит к усилению темпов воспроизводства преступности. Обострение экономической и социальной ситуации привело к росту корыстной мотивации при совершении преступлений против здоровья человека. 2.

Необходимость юридического переосмысления норм, предусматривающих уголовную ответственность за причинение вреда здоровью потерпевшего медицинским работником, диктуется и стремительно развивающимся техническим прогрессом, и желанием России предоставлять своим гражданам гарантии и права, соответствующие международным стандартам, а также формировать направления национальной политики, ориентированные на восстановление правопорядка. 3.

Динамика уголовного права охватывает все процессы развития и функцио-нирования каждого из институтов уголовного права. Решение проблемы уголовно-правовой охраны здоровья человека предопределяет характер правоприменительной деятельности, включая проектирование и принятие как предварительных, так и окончательных уголовно-правовых решений. Уголовное право остается необходимым, сложным и противоречивым социальным инструментом, который следует использовать, оценивая его потенциал, для того чтобы оптимизировать в рамках и на основе Конституции РФ охрану законных прав и интересов человека. 4.

Под преступлениями медицинских работников против здоровья человека следует понимать деяния, повлекшие причинение вреда здоровью человека, совершенные умышленно или по неосторожности, вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей лицом, обладающим специальными медицинскими познаниями. 5.

Составы преступлений, квалифицируемые ст. ст. 111, 112, 115 и 116 УК РФ, предлагаем дополнить обстоятельством, отягчающим наказание «вследствие ненадлежащего исполнения лицом, обладающим специальными медицинскими познаниями, своих профессиональных обязанностей». 6.

Дополнить ст. 118 УК РФ частью 3 следующего содержания:

«3. То же деяние, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом, обладающим специальными медицинскими познаниями, своих профессиональных обязанностей, -

наказывается лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового».

<< | >>
Источник: Галюкова М. И.. Особенности уголовной ответственности медицинских работников за причинение вреда здоровью человека: учебное пособие. - Омск: Омская академия МВД России. -55 с.. 2008

Еще по теме § 2. Уголовно-правовая характеристика ненадлежащего оказания медицинской помощи:

  1. § 3. Международно-правовые императивы по защите прав потерпевшего
  2. § 2. Общая характеристика основных обязанностей и прав осужденных
  3. § 2. Уголовно-правовая характеристика ненадлежащего оказания медицинской помощи
  4. § 3. Общая характеристика основных обязанностей и прав осужденных
  5. Порядок и особенности производства судебно-медицинской экспертизы при подозрении на профессиональное правонарушение медицинского работника
  6. Быховская О.А., Козлов В.А. ПРОБЛЕМЫ ОРГАНИЗАЦИИ И МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ «ВРАЧЕБНЫХ ДЕЛ»
  7. § 2. Общая правовая характеристика банкротства и его предупреждение
  8. 13. Источники правового регулировании суррогатного материнства в России и за рубежом
  9. 8.2. Юрисдикционные формы защиты прав человека в сфере охраны здоровья 8.2.1. Судебная форма защиты прав человека в сфере охраны здоровья
  10. 5. Исполнение медицинских услуг
  11. 2.5. Гражданско-правовая ответственность.
  12. 10.1. Определение понятий «врачебная ошибка» и «дефект медицинской помощи».
  13. § 2. Особенности правового статуса сотрудников аварийно-спасательных подразделений МЧС России.
  14. СПИСОК ВИКОРИСТАНИХ ДЖЕРЕЛ
  15. § 2. Факторы и причины, влияющие на состояние, структуру и динамику дисциплинарных правонарушений и должностных преступлений в сфере внутренних дел и их правовая характеристика
  16. Правовая и антикоррупционнаяэкспертизы территориальных органов Минюста России. Соотношение содержания понятий. Объект и предмет
  17. § 1. Порядок заключения договора поставки для органов внутренних дел
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -