Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

§ 1. Требования, предъявляемые к субъектам исполнения

Исполнение договорного обязательства должно быть произведено лишь оп­ределенными лицами: надлежащим должником надлежащему кредитору.

Определение надлежащего субъекта исполнения имеет важное значение.

В подавляющем большинстве случаев стороны (сторонами могут выступать все участники гражданско-правовых отношений: граждане (физические лица), юридические лица, Российская Федерация, ее субъекты, муниципальные обра­зования), заключившие договор, одновременно являются и субъектами его исполнения. Но нередко случаются ситуации, когда на стадии исполнения до­говора появляются лица, не участвовавшие в его заключении. Кроме того, проблема надлежащего субъекта исполнения возникает и при множественности лиц на стороне кредитора или должника. Эти случаи по своему содержанию неоднородны. В принципе их можно разбить на три группы.

Первая группа связана со случаями, когда вместо должника или кредитора в исполнении или принятии исполнения может принимать участие третье лицо, т.е. сторона, не являющаяся участником данного обязательственного отноше­
ния. Участие третьих лиц в обязательстве может иметь место в случае пере- поручения (возложения) исполнения и переадресовки исполнения.

Носителем обязанности исполнить установленное между сторонами дого­ворное обязательство является должник. Но отсюда не следует, что и все фак­тические действия, связанные с исполнением, также могут быть совершены только должником. Возможность возложить исполнение обязательства (цели­ком или в части) на третье лицо, молчаливо предполагавшаяся ст. 171 ГК 1964 года и ст. 62 Основ гражданского законодательства 1991 года, закреплена в ст. 313 ГК РФ. Бе особенность состоит, в частности, в том, что, во-первых, она допускает возложение должником на третье лицо исполнения не только дого­ворного, но и любого иного обязательства, во-вторых, недопустимость такого возложения может вытекать не только из закона, иных правовых актов, но также из условий обязательства или его существа.

Если должник возложил совершение действий, направленных на исполнение обязательства на третье лицо, то это в юридической литературе означает, что совершено перепоручение (возложение) исполнения.[16]

В условиях рынка перепоручение исполнения обязательства особенно широко применяется в предпринимательских отношениях. Так, оно имеет ме­сто при поставках (ст. ст. 509, 526 ГК РФ); привлечении генеральным подряд­чиком субподрядчика (ст. 706 ГК РФ); при транспортной экспедиции (ст.805 ГК); при выплате арендных платежей не лизинговой компании, а по ее указа­нию-кредитору лизинговой компании и пр. О возложении исполнения банком клиента обязательства о перечислении средств клиента на счет поставщика на другие банки, складывающихся при этом правах, обязанностях и ответственно­сти за задержки зачисления средств третьими лицами, то есть другими бан­ками, не связанными договором с клиентом, говорится, в частности, в Инфор­
мационном письме ВАС РФ от 30 июня 1993 года "Об отдельных рекоменда­циях, принятых на совещаниях по судебно-арбитражной практике".[17]

Как отмечалось выше, при возложении должником исполнения обяза­тельства на третье лицо, оно не становится стороной в обязательстве, по­скольку по отношению к кредитору выполняет только фактические действия, например, передает имущество, платит деньги, выполняет работу и т.д.

В роли третьих лиц нередко выступают изготовители продукции или товаров, не яв­ляющиеся стороной по договору поставки или купли-продажи, но обеспечи­вающие отгрузку этой продукции (товаров) в адрес покупателя; плательщики, не являющиеся покупателями или заказчиками по гражданско-правовому дого­вору.

Однако надо иметь в виду, что должник, не выбывая из обязательства, отве­чает перед кредитором за исполнение так, как если бы исполнение осуществ­лялось им лично. Таким образом, должник отвечает перед кредитором за дей­ствия третьего лица, если ответственность непосредственно третьего лица не предусмотрена законом (ст.403 ГК, которая с некоторыми уточнениями повто­ряет ст.223 ГК 1964 года). Например, при заключении договора на поставку то­варов обязанность по доставке продукции может быть возложена на транспорт­ную организацию. Кредитор при нарушении исполнения будет адресовать все свои претензии не к транспортной организации, фактически осуществлявшей доставку, а к поставщику.

По этому поводу представляет интерес следующий пример из арбитражной практики.

Один из банков, руководствуясь условиями кредитного договора, перечис­лил по указанию заемщика сумму кредита его контрагенту. В установленный срок задолженность заемщиком не была погашена. Банк обратился с иском о взыскании задолженности к заемщику и предприятию, которому была перечис-

Помимо приведенных общих норм, ГК содержит запрещение передавать третьим лицам исполнение отдельных видов обязательств. Так, например, ст. ст. 187, 974 возлагают на лицо, которому выдана доверенность, обязанность лично исполнить поручение представляемого (получить вместо него деньги, продать принадлежащую ему вещь, купил» для него что-либо и т. д.), ст. 770 возлагает на исполнителя произвести лично научные исследования по догово­рам на выполнение научно-иссследоватеяьских работ.

Возложение исполнения осуществляет сам должник (по смыслу ст. 313 ГК) и об этом должно быть известно кредитору. Если возложения исполнения не бы­ло, кредитор вправе не принимать исполнение, предложенное за должника дру­гим лицом. В таком случае должник считается просрочившим (ст.405 ГК).

Статья 327 ГК, дополняющая и уточняющая положения ст. 185 ГК 1964 го­да, специально регулирует ситуации, при которых должник не имеет возмож­ности исполнить денежное обязательство только по той причине, что креди­тора на месте не оказалось или он уклоняется от принятия исполнения. Чтобы предотвратить наступление неблагоприятных последствий, установленных для неаккуратного должника (необходимость уплатить неустойку, возместить убыт­ки), должнику предоставляется возможность в предусмотренных в кодексе случаях внести причитающиеся с него деньги или ценные бумаги в депозит но­тариуса, а в случаях, установленных законом - в депозит суда.

Кодекс содержит исчерпывающий перечень таких случаев, при которых возникает необходимость и вместе с тем возможность уплаты в депозит. К обя­занности нотариуса (суда) относится извещение кредитора о полученных де­нежных суммах или ценных бумагах. Кредитор, и только он, может впоследст­вии получить депонированную (отложенную) сумму. Но это по общему прави­лу уже не должно интересовать должника, поскольку внесение денежных сумм или ценных бумаг в депозит признается обстоятельством, подтверждающим исполнение обязательства.

лена сумма кредита. Получатель сумм в заключении кредитного договора не участвовал. Арбитражный суд пришел к выводу, что заемщик и юридическое лицо, фактически использовавшие кредит, несут солидарную ответственность за неисполнение обязательства, вытекающего из кредитного договора. С уче­том того, что на счете заемщика отсутствовали денежные средства, суд удовле­творил иск за счет лица, которому была перечислена сумма.

Однако такое решение нельзя назвать правильным. В силу ст.819 ГК обя­занность возвратить сумму денег, полученную по кредитному договору, лежит на заемщике-стороне по кредитному договору.

Если лицу, которое не является стороной по кредитному договору, были перечислены средства во исполнение данного договора, такое лицо не несет ответственности за возврат кредита перед займодавцом (кредитором).[18]

Исполнение обязательства за должника третьим лицом признается надле­жащим, поэтому кредитор не имеет права отказаться от его принятия, кроме случаев, когда из закона, иных правовых актов, условий или существа обяза­тельства не вытекает обязанность должника лично исполнить обязательство (п.1 ст.313 ГК РФ). Например, если издательство заключило договор с опре­деленным автором на написание книги или театр заключил договор с артистом об исполнении определенной роли, хозяйственное товарищество или общест­во заключило договор с зарекомендовавшим себя в определенной области нау­ки институтом на разработку технической проблемы. Во всех таких случаях передача исполнения третьему лицу может затронуть интересы издательства, филармонии или соответственно товарищества (общества)-заказчика. По этой причине ГК требует, чтобы должник исполнил обязательство непременно сам, то есть в данном случае перепоручение исполнения невозможно в силу суще­ства и условий обязательства.

Общее правило о предоставлении возможности должнику внести причитаю­щиеся с него деньги или ценные бумаги в депозит нотариуса или суда усили­вают нормы, изложенные в части второй ПС РФ. Например, в п. 6 ст. 720 под­рядчику по договору подряда, в случае непринятия работы заказчиком и на­правления ему двукратного предупреждения предоставлено право продать ре­зультат выполненной работы, поскольку иное не предусмотрено договором, а вырученную сумму, за вычетом всех причитающихся подрядчику платежей, внести на имя заказчика в депозит. Ст. 738 в случае неявки заказчика за полу­чением результата выполненной работы или иного уклонения заказчика от его приемки по договору бытового подряда подрядчику предоставлено право, письменно предупредив заказчика, по истечении двух месяцев со дня такого предупреждения продать результат работы за разумную цену, а вырученную сумму, за вычетом всех причитающихся подрядчику платежей, внести в депо­зит.

Третье лицо должно быть осведомлено об условиях и содержании обязатель­ства, которое ему предстоит исполнить. Если возложение осуществляется по указанию должника, все условия заключенного обязательства сообщаются третьему лицу должником. Однако иногда третье лицо может предложить кре­дитору исполнение, не спрашивая согласия должника и даже не ставя его об этом в известность. Это новое положение (п. 2 ст. 313 ГК), согласно которому третье лицо, подвергающееся опасности утратить свое право на имущество должника вследствие обращения кредитором взыскания на это имущество, мо­жет за свой счет удовлетворить требование кредитора без согласия должника. В этом случае права кредитора по его обязательству переходят к третьему лицу. Данная норма может найти свое применение, например, в ситуации, когда арендатору нежилого помещения становится известно, что его арендодатель фактически является неплатежеспособным, поэтому в связи с недостаточно­стью денежных средств его кредиторы могут обратить взыскание на его имуще­ство, в том числе и на помещение, занимаемое арендатором. Арендатор, рас­
полагая необходимыми денежными средствами, может рассчитаться с кредито­рами его арендодателя и "стать на их место", то есть получить право требова­ния о взыскании с арендодателя погашенной суммы долга. В дальнейшем арендатор может заявить о зачете встречных требований: с одной стороны - арендная плата, с другой - долг арендодателя (ст. 410). Таким образом, про­блема, связанная с неисполнением арендодателем своих обязательств перед кредиторами, будет решена без ущерба для прав и законных интересов арен­датора.

Таким образом, если ранее кредитор мог отказаться принять исполнение от третьего лица только в случаях, когда законом или иным образом предусмот­рена необходимость личного исполнения, то теперь кредитор вправе укло­ниться от принятия исполнения от третьего лица со ссылкой на отсутствие у по­следнего того специального интереса, о котором идет речь в ч. 2 ст. 313. Из нее вытекает не только то, что согласия должника (в приведенном примере - арендодателя) на погашение его долга кредитору (третьему лицу) не требу­ется, но и то, что сам кредитор в этом случае не вправе уклониться от приня­тия предложенному ему арендатором исполнения. В этом случае на третье лицо переходят все права кредитора по обязательству, в соответствии с правила­ми о переходе прав кредитора к другому лицу в силу закона (ст. ст. 382 - 387 ГК).

Исполнение обязательства третьим лицом (в смысле ст. 313 ГК) сходно с ис­полнением обязательства за счет должника третьим лицом по поручению кре­дитора (ст. 397 ГК). Сходство заключается в том, что в рамках действующего обязательства его реальное исполнение достигается действиями третьих лиц.

Различия же заключаются в следующем:

а) по статье 313 исполнение третьему лицу поручается должником, а по ст. 397 - кредитором. При этом кредитор может выполнить часть работ и своими силами;

б) должник, возложивший исполнение, отвечает за действия третьего лица. Кредитор привлекает другое лицо по самостоятельному соглашению, например, договору подряда. Соответственно, появляется еще один должник, который от­вечает перед кредитором по этому соглашению;

в) при возложении исполнения должником кредитор связан обязательством только с должником, а при привлечении кредитором третьего лица кредитор одновременно состоит в договорном обязательстве с неисправным должником, и тем, кого кредитор из-за этого вынужден был привлечь для исполнения обяза­тельства.

Соответственно, кредитор рассчитывается с дополнительным должником за счет средств, неосвоенных неисправным должником, а также за счет взыска­ния с него необходимых расходов и других убытков. При возложении же ис­полнения самим должником расчеты производятся между ним и кредитором за счет средств последнего.

Должник по общему традиционному правилу обязан передать исполнение самому кредитору. Однако кредитор вправе потребовать от должника, чтобы тот исполнил обязательство прямо им указанному третьему лицу. В этом слу­чае в юридической литературе принято говорить, что произведена переадресов­ка исполнения.[19] Если такое требование повлечет дополнительные расходы для должника, они возмещаются кредитором.

По такой конструкции обычно строятся обязательства по договору пере­возки грузов, в соответствии с которым перевозчик обязуется доставить вверен­ный ему груз и вручить его в пункте назначения управомоченному лицу (грузо­получателю), хотя стороной в договоре является грузоотправитель (ст. 785 ГК, которая повторяет ст. 99 Основ 1991 года). По договору займа кредитор вправе указать третье лицо,в пользу которого должник должен произвести исполнение,
т.е. передать денежную сумму лицу, которому кредитор, в свою очередь, же­лает передать какую - либо сумму.

Никто не вправе требовать исполнения в свою пользу, не имея полномочий от кредитора. Это традиционное правило закреплено и в действующем граж­данском законодательстве.

Одновременно с рядом положений, уточняющих предшествующее законода­тельство, новый кодекс РФ формулирует и некоторые новые, в нем отсутст­вующие правила.

Имея в виду возможные споры по поводу обоснованности исполнения, совершенного должником, новая ст.312 ГК предоставляет ему право потребо­вать предварительно доказательства того, что лицо, которому должник пере­дает исполнение, действительно является кредитором или тем, кого кредитор управомочил принять исполнение.

На практике встречаются случаи передачи материальных ценностей ненад­лежащему лицу, как вследствие неосмотрительности должника, так и преступ­ных действий третьих лиц, предъявляющих от имени кредитора подложные до­кументы - платежные поручения, счета, доверенности, акты и пр.

Доказательством тождественности кредитора или наличия у третьего лица специальных полномочий, о которых идет речь в ст. 312, в зависимости от об­стоятельств могут служить документы, подтверждающие личность того, кто принимает исполненное по обязательству, либо принадлежность лицу соответ­ствующего права (например, в случае, если первоначальный кредитор уступил принадлежащее ему право требования другому лицу). Документом, необхо­димым шоферу - экспедитору для получения груза, является путевой лист, имеющий значение доверенности транспортного предприятия, а также доку­мент, удостоверяющий личность водителя.

Полномочие гражданина - вкладчика на получение вклада в банке под­тверждается сберегательной книжкой, при этом подпись на распорядительном документе сличается с образцом подписи, имеющимся в банке.

Полномочия руководителя устанавливаются на основе служебного удосто­верения, при необходимости проверяются иные документы. Полномочия пове­ренного устанавливаются на основе доверенности и документа, удостоверяю­щего личность поверенного (представителя). Из соглашения сторон, обычаев делового оборота, существа обязательства может следовать, что представление документов в удостоверение личности кредитора не требуется. Так, полномочия представителя кредитора могут явствовать из обстановки, в которой действует представитель (ст. 182 ГК). Например, грузы (товары) выдаются должником непосредственно на складе, на территории организации - кредитора, известной должнику.

Получение расписки и возвращение долгового документа могут служить подтверждением исполнения должником обязательства надлежащему лицу только в случаях, если исполнение произведено самому кредитору.

Требование о предоставлении соответствующих доказательств по ст. 312 ГК составляет одновременно и право должника, и его обязанность. По этой причине он несет риск последствий непредъявления им указанного требова­ния. В зависимости от обстоятельств к числу таких последствий можно отне­сти признание исполнения ненадлежащим, значит, среди прочего - утрату пра­ва на встречное удовлетворение и возмещение убытков, вызванных исполнени­ем ненадлежащему лицу.

Зафиксированное в ст.312 положение действует, если иное не вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства. В данном случае "иное" может означать, что соглашение сторон, обычаи делового оборота или сущест­во обязательства либо исключают полностью необходимость требовать соответ­ствующих доказательств, либо определяют исчерпывающим образом, от кого и какие документы должник вправе требовать (примером может служить порядок выдачи грузов, принятый на различных видах транспорта).

Следует отметить, что новый ГК не устанавливает последствий неисполне­ния требований должника к кредитору подтвердить его права на получение ис­
полнения. Следует полагать, что в судебной и арбитражной практике надо будет исходить из положения о том, что кредитор может считаться в таких слу­чаях просрочившим с последствиями, установленными для просрочки кредито­ра (ст. 406 ГК).

На практике довольно часто случается совпадение переадресовки и перепо- ручения исполнения, например, когда кредитор по одному обязательству яв­ляется должником по другому. В случае возложения им по первому обязатель­ству на должника обязанности произвести исполнение третьему лицу, одно­временно будет иметь место и перепоручение исполнения во втором обязатель­стве, где он, кредитор, является уже должником.

Вторая группа относится к перемене лиц в обязательстве. В этом случае кредитор или должник полностью выбывают из обязательства. Их место за­нимают новые лица, к которым в полном объеме переходят права и обязанно­сти выбывших субъектов. При замене кредитора говорят о переходе прав кре­дитора к другому лицу, а при замене должника - о переводе долга.

Нормы ГК РСФСР 1964 года касались только одного из случаев перехода прав кредитора к другому лицу - уступки требования. Новый ГК РФ в пара­графе 1 главы 24 "Переход прав кредитора к другому лицу" систематизировал все основания перехода прав кредитора к другому лицу. Такая систематизация произведена в отечественном законодательстве впервые. В соответствии со ст.382 ГК право (требование), принадлежащее кредитору на основании обяза­тельства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требо­вания) или перейти к другому лицу на основании закона.

В силу закона переход прав кредитора по обязательству к другим лицам может иметь место в случаях, предусмотренных ст.387 ГК. А именно:

- в результате универсального правопреемства в правах кредитора, напри­мер, при реорганизации юридического лица, являющегося кредитором (ст.57,58 ГК РФ) или при наследственном правопреемстве с применением норм наследственного права;

- по решению суда о переводе права кредитора на другое лицо, когда воз­можность такого перевода предусмотрена законом,(например, при реализации одним из сособственников права преимущественной покупки, вследствие чего он заступает на место прежнего покупателя (сг.25О ГК));

- вследствие исполнения обязательства должника его поручителем или за­логодателем, не являющимся должником по этому обязательству (п.1 ст.365, п.7 ст.350 ГК);

- при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая (ст.22 Закона РФ ”0 страховании", ст.965 ГК, ст.ст.229,230 КТМ).

И, наконец, переход прав кредитора может иметь место и в других случаях, предусмотренных законом. То есть перечень оснований перехода прав креди­тора остается открытым, что не исключает возможности установления других оснований.

Для проведения анализа норм ГК РФ о переходе прав кредитора к другому лицу, рассмотрим взаимоотношения трех групп субъектов: первоначального и нового кредитора, первоначального кредитора и должника, нового кредитора и

должника.

Нормы, касающиеся отношений первоначального и нового кредиторов, разделим на две группы: общие и касающиеся только уступки требования.

Общими для всех оснований перехода права к новому кредитору (по сделке и по закону) являются правила ст. ст. 382-386. Прежде всего ГК определяет права (требования), которые не могут быть переданы другому лицу. Правила о переходе прав кредитора к другому лицу не применяются к регрессным требо­ваниям (ст.382). О регрессных требованиях, которые именуются также обрат­ными требованиями, говорится в статьях ГК: п.1 ст. 147 (регресс индоссанта ценной бумаги), п.1 ст.325 (регресс солидарного должника), ст.379 (регресс гаранта по банковской гарантии), п.З ст.399 (регресс лица, несущего субсиди­арную ответственность) и др.

Не могут быть переданы другому лицу и требования, вытекающие из прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требования об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью (ст.383). Помимо перечисленных в ст.383 требований, связанных с личностью, не могут быть переданы правомочия, основанные на членстве кредитора в организации, и разумеется, неимущественные права и другие нематериальные блага, непередаваемость которых оговорена в законе (п.1 ст. 150 ГК).

Новым по существу является правило об объеме прав кредитора, переходящих к другому лицу. Новый кредитор приобретает права в том же объеме и на тех условиях, которые имел первоначальный кредитор к моменту перехода права. (Момент перехода права к новому кредитору зависит от того, происходит такой переход на основании закона или по сделке. В первом случае это день наступления указанных в законе обстоятельств (абз.1 ст. 387 ГК), во втором - день совершения соответствующей сделки с учетом предписанной для нее формы (ст.389 ГК)). Например, когда к моменту перехода права у первоначального кредитора помимо основного требования существовали и дополнительные (обеспечивающие основное требование) права • на получение неустойки, на удержание имущества и т.д., то требования, вытекающие их этих дополнительных прав переходят к новому кредитору наряду с основным. Эта норма (ст.384) является диспозитивной и применяется, если стороны не предусмотрят иной объем или иные условия перехода прав первоначального кредитора.

Кроме того, ГК содержит императивные нормы об уступке права по договору о залоге. Уступка залогодержателем своих прав по договору о залоге другому лицу действительна, если тому же лицу уступлены права к должнику по основному обязательству, обеспеченному залогом (ст.355).

Требованием, предъявляемым ГК к первоначальному кредитору, является его

обязанность передать новому кредитору документы,

удостоверяющие право требования и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования (ст.385).

К общим для всех оснований перехода прав к другому лицу относится правило о неизменности срока исковой давности и порядка его исчисления (ст.201). Это положение может оказаться важным в случае, когда до передачи права первоначальному кредитору стало известно о нарушении его права и, следовательно, в соответствии со ст.200 начал течь срок исковой давности. При перемене кредитора течение исковой давности продолжается. И, соответственно, у нового кредитора срок для предъявления иска уменьшается на время, прошедшее до передачи права.

Проанализируем нормы ГК, регулирующие отношения первоначального и нового кредитора, относящиеся только к случаю передачи права по сделке (уступка требования). Эти нормы вошли в ГК без значительных изменений по существу (ст.ст.211-214 ГК 1964г., ст.ст.388-390 ГК).

В юридической литературе уступку требования принято называть цессией. Кредитор, передающий свое право требования, называется цедентом, а принимающий право требования (новый кредитор) цессионарием. Например, торговая фирма имеет задолженность по кредиту перед банком, а коммерческая компания приобретает у банка задолженность торговой фирмы, т.е. принимает право требовать исполнения от торговой формы в свою пользу. В этом случае передача банком коммерческой компании права требовать исполнения будет цессией, банк - цедентом, а коммерческая компания - цессионарием.[20]

Уступка требования допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору (п.1 ст.388). Иначе говоря, возможность уступки требования, помимо ограничений, установленных ст.ст.382,383, может быть запрещена нормой закона или волей сторон. Также стороны, заключая договор, могут предусмотреть, что право требования неразрывно связано с кредитором и не подлежит уступке. Исключением из этого правила является норма ст. 828 ГК, в соответствии с которой уступка денежного требования финансовому агенту является действительной, даже если между кредитором и должником существует соглашение о запрете такой уступки.

Передача требования не может производиться под условиями, предусматривающими какую-либо возможность сохранения любых правомочий прежнего кредитора в отношении переданных прав. Иными словами, передача должна производиться безусловно и окончательно.

Таким образом, цессия не может считаться законной, если "сохраняется участие прежнего кредитора в обязательстве". Примерами из арбитражной практики могут служить следующие дела:

КБ "Балтийский банк" в безакцептном порядке списал с коррсчета Санкт- Петербургского филиала Независимого банка России 910 604 489 руб. Не согласившись с этим, Независимый банк России передал право требования возврата неосновательно списанной суммы и процентов за пользование чужими денежными средставами ТОО "Дивенар" по договору уступки требования. По постановлению Президиума ВАС РФ договор является недействительным, поскольку Независимый банк России остался стороной по договору корсчета.

Следовательно, только этот банк как владелец счета вправе предъявлять к Балтийскому банку требования, связанные со списанием спорной суммы.[21]

По другому делу МП "Горводоканал" уступило ИЧ1І Финансово­промышленный концерн "Столица" право требования с АО "Зейская ГЭС" долга в размере 3 399 829 478 руб. По условиям дополнительного соглашения сумма долга за вычетом 10-процентного вознаграждения подлежит возврату кредитору, уступившему право требования. Это дало основания суду для вы­вода о том, что уступка требования как безусловная замена лица в обязательст­ве не произошла, поскольку "кредитор из обязательства не выбывает. Остава­ясь правообладающим лицом, он изменяет лишь фактический источник получе­ния долга" и, кроме того, "правила уступки требования не могут быть приме­нены к договору и потому, что обязательство, неисполнение которого явилось основанием для его заключения, носит длящийся характер" а "поскольку ос­новное обязательство не прекратилось, не может быть произведена уступка тре­бования по нему".[22]

Безусловная и окончательная передача требования новому кредитору озна­чает, что прежний кредитор полностью и навсегда утрачивает переданное пра­во. Следовательно, передача права должна сопровождаться компенсацией прежнему кредитору утраченного права в той или иной форме - прямой вы­платой, зачетом имеющихся требований и т.д. Однако сами эти основания передачи права в гл.24 ГК не упоминаются и уступка требования (цессия) не ставится в зависимость от наличия или отсутствия такого основания.

Для взаимоотношений нового и старого кредитора, уступившего свои тре­бования, важное значение имеет также неизменившееся положение о том, что первоначальный кредитор отвечает перед новым кредитором за недействи тельностъ переданного ему требования (ст.212 ГК 1964 года, ст.390 нового

ГК). Иными словами, уступающий требование кредитор должен проверить соблюдение правил ГК о действительности сделки. Если уступленное требова­ние основано на оспоримой или ничтожной сделке, первоначальный кредитор обязан возместить новому кредитору убытки, причиненные вследствие уступки такого требования (п. 1 сг.393). Кроме того, новый кредитор вправе взыскивать убытки с прежнего, если последний передал право, оказавшееся в конечном счете недействительным. Например, по одному из дел Президиум Высшего Арбитражного суда РФ указал, что уступка требования, совершенная в части истребования банковского депозита, недействительна, поскольку прежний кре­дитор, в силу ограничения его правоспособности исключительно инвестици­онными сделками, не имел право совершать депозитные договоры, а значит, уступка требования по такому (ничтожному) договору, не имеет силы.[23]

Неизменным осталось правило ГК о том, что первоначальный кредитор не отвечает за неисполнение переданного требования должником, кроме случа­ев, когда первоначальный кредитор принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором (ст.212 ГК 1964 года, ст.390 ГК РФ).

Порядок, установленный для уступки требования, применяется при переда­че права, удостоверенного ценной бумагой (ст. 146). С передачей ценной бумаги переходят все удостоверяемые ею права в совокупности. Права по ордерной ценной бумаге передаются путем совершения на этой ценной бумаге переда­точной надписи - индоссамента. Индоссамент переносит все права, удостове­ренные ценной бумагой, на лицо, которому или приказу которого передаются права по ценной бумаге. Лицо, передающее право по именной ценной бумаге, отвечает за недействительность соответствующего требования, а не за его не­исполнение (ст.390), в то время как лицо, передающее право по ордерной цен­ной бумаге (индоссант), несет ответственность не только за существование, но и за осуществление права, удостоверенного ценной бумагой (п.З ст. 146).

В ГК установлены специальные правила, регламентирующие форму уступки требования (ст.389, которая значительно дополняет нормы ст.216 ГК 1964 го­да). Законодатель устанавливает форму соглашения между первоначальным и новым кредитором в зависимости от формы сделки, на основании которой со­вершена уступка. Если сделка совершена в простой письменной форме, то и уступка требования должна быть совершена в соответствующей письменной форме; если уступка требования совершается по сделке, требующей государст­венной регистрации, то она должна быть зарегистрирована в порядке, уста­новленном для регистрации сделки, если иное не установлено законом. Уступ­ка требования из устной сделки (это в основном мелкие бытовые сделки) может быть совершена в устной форме (см. ст. 159,161 ГК), поскольку иных правил на этот счет в ст.389 ГК не предусматривается.

В части второй ГК РФ содержатся правила, усиливающие общие и специ­альные нормы, относящиеся к случаю уступки требования. Сюда можно отне­сти правила об уступке требования по договору ренты (ст.587), об уступке пра­ва требования, относящегося к предприятию по договору аренды предприятия (ст. 656), об уступке прав комитенту по сделке, заключенной комиссионером с третьим лицом (ст. 1106). Кроме того, во второй части ГК РФ имеется глава 43 о договоре финансирования под уступку денежного требования (известном в международной практике под названием '’факторинг"), который является но­вым институтом российского гражданского права. Основная причина его не­давнего появления в странах с развитой рыночной экономикой, а теперь и в России - продолжающееся разделение труда в сфере финансовых отношений. Этот договор позволяет кредиторам, постоянно имеющим дело с большим ЧИС­ЛОМ должников (таким как железные дороги, крупные судовладельцы, оптови­ки и др.), освободиться от трудоемкой работы по получению от них платежей, передав (или продав) соответствующие требования специализированной фир­ме - финансовому агенту, разумеется за комиссию или иное вознаграждение.

Договор финансирования под уступку денежного требования имеет много общего с договором о переходе прав кредитора к другому лицу-цессии (ст.382). К «факторингу» применимы присущие уступке требования правила об ответст­венности кредитора, уступившего требования; об уведомлении должника об ус­тупке; о предоставлении доказательств состоявшейся уступки. К особенностям договора финансирования под уступку денежного требования можно отнести возможность передачи требования, которое еще не существует на момент за­ключения договора об уступке требования, а только возникнет в будущем; что финансовыми агентами могут быть только банки и другие коммерческие орга­низации, имеющие соответствующую лицензию и др.

Правила ГК об отношениях между первоначальным кредитором и должни­ком сводятся к разрешению вопроса о том, требуется ли согласие должника на переход права требования к новому кредитору. По общему правилу, если иное не установлено законом или договором, такого согласия не требуется (п.2 ст.382). Для уступки требования законодатель сформулировал иное условие - без согласия должника не допускается уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника (ст.388).

С уступкой требования отношения должника с первоначальным кредитором прекращаются, за исключением случаев, когда первоначальный кредитор при­нял на себя поручительство за должника перед новым кредитором (ст.390).

Что касается правил, применяемых к отношениям между должником и но­вым кредитором, можно сказать, что ГК не обязывает нового кредитора уве­домить должника о состоявшемся переходе прав (это может сделать и перво­начальный кредитор), но возлагает на нового кредитора риск неблагоприятных последствий, вызванных неуведомлением должника (п.З ст.382). Эта норма служит защите прав добросовестного должника. Так, не получив уведомления о переходе прав, должник производит исполнение первоначальному кредитору, что по существу лишает состоявшийся переход всякого практического смыс­
ла. В соответствии с п.1 ст.382 такое исполнение признается исполнением надлежащему кредитору. Кроме того, должник вправе не исполнять обяза­тельство новому кредитору до представления ему доказательств перехода тре­бования к этому лицу (п.1 ст.385). Это общее правило усиливается специаль­ным правилом об уведомлении должника об уступке денежного требования финансовому агенту по договору об уступке денежного требования (ст.830 ГК).

Должник может выдвигать против требований нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уве­домления о переходе права к новому кредитору (ст.386). Такие возражения мо­гут быть основаны на пропуске срока исковой давности, на вине кредитора и т.п. Ст.412 предоставляет право должнику зачесть против требований нового кредитора свое встречное требование первоначальному кредитору. Это прави­ло конкретизировано нормой о встречных требованиях должника по догово­ру о финансировании под уступку денежного требования (сг.832).

Перевод долга представляет собой замену должника в обязательстве. Ему посвящен параграф 2 гл. 24 ГК (сг.391,392). Эти статьи практически воспроиз­водят соответствующие нормы ГК РСФСР 1964 года (сг.215,216). Основ­ные правила о переводе долга таковы.

Перевод должником своего долга допускается только с согласия кредитора (ст.391). Эго требование ГК строго императивно, оно направлено на защиту прав кредитора. Ведь вступая в обязательственные отношения с соответствую­щим должником, кредитор рассчитывает на определенные качества и свойства именно этого должника - его надежность, добросовестность, платежеспособ­ность и т.д. Перемена должника без согласия кредитора может привести к не­обходимости взаимодействия с должником, с которым кредитор никогда не заключил бы подобной сделки. Так, ст.ст.562,657 ГК обязывают одну из сторон договора продажи предприятия (арендодателя) до передачи предприятия покупателю (в аренду) письменно уведомить об этом кредиторов по обяза­тельствам, включаемым в состав предприятия. П.4 ст.576 ГК предусматривает,

что дарение посредством перевода дарителем на себя долга перед третьим лицом возможно только с согласия кредитора одаряемого.

Что касается зачета встречных требований нового должника, то это возмож­но, поскольку кредитор дал согласие на замену должника. Однако воспользо­ваться для зачета требованием первоначального должника новый должник не может, так как это означало бы его распоряжение чужим правом.

В соответствии со ст. 392 ГК, которая воспроизводит правила ст.218 ГК 1964г., новый должник имеет право выдвигать против требований кредитора возражения, основанные на отношениях между кред итором и первоначальным должником. Отсюда следует, что новый должник принимает на себя долг пер­воначального должника в том объеме, в котором этот долг лежал на первона­чальном должнике. Например, если собственник получил ссуду в банке на ка­питальный ремонт дома и в связи с несвоевременным возвратом денег начисле­на пеня, при продаже дома на покупателя перейдет обязательство уплатить банку и основную сумму денег, и пеню за время просрочки. Правило ст.392 ГК конкретизировано в ст.576 (даритель должен полностью принять на себя обязанности одаряемого по сделке. Он вправе выдвигать все возражения, ко­торые были у одаряемого к кредитору).

В отношении формы договор о переводе долга подчиняется тем же прави­лам, которые действуют и в отношении сделки, направленной на уступку требо­ваний (см.п.п.1,2 ст.389,ст.216 ГК 1964г.). Это правило усиливается п.4 ст.576.

Следующее основное традиционное правило о переводе долга гласит, что с переводом долга по обязательству, обеспеченному залогом или поручитель­ством, залог или поручительство прекращаются, если соответственно залого­датель или поручитель не дали кредитору согласия отвечать за нового должника (ст.356, п.2 ст.367 ГК РФ, сг.215 ГК РСФСР 1964г.).

Во взаимных обязательствах происходит одновременная передача как пра­ва требования, так и перевод долга. В таких случаях необходимо выполнение условий, относящихся как к уступке права требования, так и к переводу долга.

Проблема исполнения договорного обязательства приобретает некоторые специфические черты, когда ее приходится решать применительно к обяза­тельствам с множественностью лиц (субъектов).

Для ситуации со множественностью лиц характерно то, что обязательства каждого, кто участвует на соответствующей стороне, носят относительно само­стоятельный характер. Так, если на стороне должника выступают несколько лиц (например, два предприятия заключили договор на поставку определенного количества продукции для федеральных нужд без указания долей каждого из них), то при признании обязательства одного из них недействительным (вслед­ствие того, что лицо, подписавшее от имени предприятия договор, вышло за пределы предоставленных ему уставом полномочий) обязательство другого должника сохраняет свою силу в полном объеме. В случаях, когда в договоре были указаны доли каждого из должников (например, по 40 процентов общего предусмотренного договором количества), при указанных выше обстоятельст­вах обязательство остальных содолжников сохраняет силу, но только в преде­лах долга каждого из них.

Таким образом, при множественности лиц на стороне должника важно оп­ределить, нужно ли каждому из них исполнять обязательство целиком или лишь в определенной части. Соответственно при множественности лиц на сто­роне кредиторов возникает сходный вопрос: вправе ли каждый в отдельности кредитор требовать от должника исполнения обязательства в полном объеме или только в определенной его части?

В зависимости от ответа на данные вопросы в гражданском законодательстве различают обязательства долевые, солидарные и субсидиарные.

Способы исполнения обязательств, в которых участвуют несколько креди­торов или несколько должников можно представить следующей схемой:

I Способы исполнения обязательств, !

!в которых участвуют несколько кредиторов !
! или несколько должников !

1 1

1

1_____________________ _ 1

| Долевое исполнение I | Иной порядок неполно- I
| с равными долями, если | | ния, который может быть|
| иное не вытекает из | | предусмотрен законом |
| закона, иных правовых | | или договором I
| актов или условий | 1 1
| обязательства (см. ст. | 1 1
|321 ПС). |

1 1

1 1

1 1

1 1
| Исполнение с сочетанием указанных спо- |
| собой (см., например,п.2 CT.32S ПС). |

1________________________________________ 1

Солидарное исполнение I------------ 1

(см., например, ст. ст. 322-326 ПС) | |

| Исполнение в неравных долях |------------- 1

I___________________________________________________ I I

____________________________________________________ I

| Субсидиарное исполнение |------------ 1

| (см., например, ст.399 ПС) |

|____________________________________________________ |

В качестве общего начала для случаев множественности лиц в обязательстве ст. 321 ГК, которая перенесена из ГК РСФСР 1964 года с некоторыми уточне­ниями, устанавливает принцип долевого обязательства с равными долями,
который гласит, что в случаях, когда в обязательстве участвует несколько кредиторов и (или) несколько должников, каждый из них имеет право требо* вать и (или) соответственно должен исполнить обязательство в равной доле с другими.

Однако приведенное правило (ст.321 ГК) знает и исключения. Так, законом, иным правовым актом или условиями обязательства могут быть предусмотрены и разные по размеру доли у сокредиторов или содолжников (у одного большая, а у другого меньшая). Например, при финансировании общего строительства с разным долевым участием, при покупке жилого дома с внесением покупателя* ми неравных долей покупной цены и т.д.

Долевое обязательство означает, что каждый из кредиторов вправе требо­вать исполнения, а каждому из должников необходимо исполнить обязательст­во в строго определенной доле.

Долевое обязательство отличается тем, что никто из должников не отвечает за другого и никто из кредиторов не вправе получить от должников сверх своей доли. Исполнив обязательство в пределах этой доли, должник выбывает из правоотношения. Аналогичные последствия наступают и для кредитора, кото­рому обязательство было исполнено в объеме его доли.

Еще одно исключение представляет, так называемая, солидарность обяза­тельства, которая может быть на стороне либо кредитора (солидарными креди­торами ГК признаются арендатор и арендодатель по договору финансовой аренды (ст.670), лица, выступающие на стороне подрядчика по договору под­ряда (ст.707)), либо должника (солидарными должниками ГК признаются лица, выступающие на стороне подрядчика по договору подряда (ст.707)), либо на той и другой стороне одновременно.

Положения Кодекса 1964г, относящиеся к этой проблеме, перенесены в ст. ст. 322-326 действующего ГК, однако с некоторым их уточнением. Кроме то­го, ГК формулирует и некоторые вовсе в нем отсутствовавшие правила.

В обязательстве с солидарными кредиторами каждый из них вправе предъ­явить должнику требование в полном объеме (см.п.1 ст.326 ГК, абз.1 ст. 184 ГК РСФСР 1964 г.). Далее законодатель в новом ГК расширяет это правило, предоставляя право должнику до предъявления требования одним из сокреди­торов исполнить обязательство любому из них. Так, если помещение арендуется в доме, принадлежащем двум собственникам, и тот и другой могут требовать от арендатора уплаты всей задолженности по арендной плате.

Важное значение имеет и другое традиционное правило, также подтвер­ждающее самостоятельный характер солидарного обязательства. Оно состоит в том, что должник не имеет права выдвигать против требований одного из солидарных кредиторов возражения, основанные на отношениях должника с другим солидарным кредитором (п.2 ст.326 ГК, абз.2 ст. 184 ГК РСФСР 1964г.). Из этого следует от противного, иго по отношениям, в которых участ­вовал предъявивший требования кредитор, возможен зачет. Так, например, если один из соарендодателей предъявляет иск об уплате арендной платы, то арендатор вправе зачесть требование к этому арендодателю об оплате стоимо­сти выполненного в арендованном помещении ремонта с согласия арендодате­ля. Наконец, следует участь, что исполнение обязательства одному из соли­дарных кредиторов в полном объеме освобождает должника от исполнения ос­тальным кредиторам (п.З ст. 326 ГК, абз.З ст. 184 ГК РСФСР 1964г.).

В случае, когда в обязательстве участвуют солидарные должники, кредитор вправе требовать исполнения обязательства от всех должников совместно и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга (п. 1 ст 323 ГК, абз.1 ст. 181 ГК РСФСР 1964г.). Если же кредитор не сможет полу­чить полное удовлетворение от одного из солидарных должников, он имеет право потребовать недостающую часть от содолжников. До полного удовле­творения требований кредитора содолжники считаются связанными соответ­ствующим обязательством (п.2 ст.323 ГК, абз.2,3 ГК РСФСР 1964г.).

потому, что его выбрал кредитор. По этой причине п.2 ст.325 предоставляет должнику, исполнившему солидарное обязательство, если иное не вытекает из отношении между солидарными должниками, право предъявить обратное требование к остальным должникам. Однако последнее по отношению к нему признаются уже не солидарными, а долевыми должниками, притом в равных долях (разумеется, за вычетом его собственной).

Если же один из содолжников не произведет уплату должнику, исполнив­шему солидарную обязанность, то все, что тот не уплатит, падает в равной доле на должника, исполнившего основное обязательство, и на остальных со­должников (п.2 ст.325 ГК).

Как уже отмечалось, каждый из солидарных содолжников вправе произве­сти зачет встречных требовании, основанных на его отношениях с кредитором, против требований последнего, вытекающих из солидарного обязательства. Должник, который зачел свой долг, приравнивается во всех отношениях к со- должнику, исполнившему иным образом солидарное обязательство. По этой причине при зачете сохраняется право на предъявление регрессных требований к содолжникам.

Солидарный порядок исполнения обязательства в соответствии с традици­онными правилами, перенесенными из ГК РСФСР 1964 года (ст. 180) в ст.322 нового ГК, рассчитан на три случая. Во-первых, исполнение всегда будет соли­дарным, если обязательство устанавливается в отношении неделимого предме­та. Это правило обусловлено тем, что исполнение такого обязательства по до­лям объективно неосуществимо, и, следовательно, не может быть применен никакой другой, кроме как солидарный, порядок. Во-вторых, солидарный поря­док может быть предусмотрен соглашением сторон во всех случаях, когда это не противоречит существу обязательства (не могут быть солидарными, на­пример, обязательства поручения - ст.971, комиссии - ст.990, агентирования- 1005), или прямому указанию закона, в силу которого обязательство является

Солидарный должник не может выставлять против требовании кредитора возражения, основанные на таких отношениях содолжников с кредиторами, в которых данный должник не участвовал (ст.324 ГК, ст. 182 ГК РСФСР 1964г). Из этого следует, что должник все же сохраняет за собой право ис­пользовать возражения, основанные на обстоятельствах, которые относятся не только к самому солидарному обязательству, но и к любому другому обязатель­ству, связывающему его с тем же кредитором. В частности, это открывает для солидарного должника возможность при предъявлении к нему требований кре­дитором произвести зачет встречного обязательства, в котором кредитор соли­дарного обязательства по отношению к данному солидарному должнику сам выступает как должник.

В солидарных обязательствах, после того как исполнение в полном объеме было истребовано одним их солидарных кредиторов или вручено одним из со­лидарно обязанных должников, может возникнуть вопрос о взаимных расчетах между самими кредиторами или должниками. При его разрешении нужно исхо­дить из следующих правил ГК, которые с некоторыми уточнениями перенесены из старого Кодекса.

Отношениям между сокредиторами посвящен п.4 ст.326. В нем предусмот­рено, что солидарный кредитор, получивший исполнение от должника, обязан возместить остальным кредиторам причитающуюся им долю. При этом доли сокредиторов признаются равными. Вместе с тем следует иметь в виду, что из отношений между сторонами, в том числе и из сложившейся между ними прак­тики, может вытекать и иное решение вопроса о последствиях исполнения обя­зательства одному из кредиторов (например, зачет излишне выполненной суммы в счет будущих расчетов данным сокредитором).

Должник, исполнивший полностью солидарную обязанность, в том числе и путем зачета своих требований к кредитору, освобождает остальных должни­ков от исполнения обязательства кредитору (пп.1 и 3 ст.325). Вместе с тем нельзя допустить, чтобы пострадал кто-либо из солидарных должников только

долевым либо субсидиарным. В-третьих, он применяется, если это прямо предусмотрено законом.

Примерами применения солидарного обязательства (солидарной ответст­венности) могут служить следующие положения ГК: вновь возникшие юриди­ческие лица несут солидарную ответственность по обязательствам реоргани­зованного юридического лица перед его кредиторами, если разделительный ба­ланс не дает возможности определил» его правопреемника (п.З ст.60); уча­стники полного товарищества солидарно несут ответственность своим имуще­ством по обязательствам товарищества (п.1 ст.75); участники общества с до­полнительной ответственностью солидарно несут ответственность по его обяза­тельствам в кратном размере к стоимости их вкладов (п.1 ст.95); участники общества с ограниченной ответственностью, которые внесли вклад не полно­стью, отвечают по его обязательствам в пределах стоимости неоплаченной час­ти вклада каждого из участников солидарно (п.1 ст.87); акционеры, не полно­стью оплатившие акции, несут солидарную ответственность по обязательст­вам акционерного общества в пределах неоплаченной части стоимости принад­лежащих им акций (п.1 ст.96); основное общество (товарищество) отвечает со­лидарно с дочерним обществом сделкам, заключенным последним во испол­нение его указании (п.2 ст. 105). Если заложенное имущество перешло в поряд­ке правопреемства к нескольким лицам, каждый из правопреемников несет предусмотренные залоговым обязательством последствия неисполнения обес­печенного залогом обязательства соразмерно перешедшей к нему части. Если же предмет залога неделим или по иным основаниям остался в общей собст­венности, они признаются солидарными залогодателями (п.2 ст.353).

Особенной частью ГК также предусмотрена солидарная ответственность: продавца и покупателя перед кредиторами (п.З ст.559), продавца и покупателя по включенным в состав переданного предприятия долгам (п.4 ст.562), по требованиям получателя ренты (п.2 ст.586), арендодателя и арендатора по включенным в состав переданного предприятия долгам (п.4 ст.657), продавца
имущества и арендодателя по договору финансовой аренды (п.2 ст.670), всех граждан, постоянно проживающих в жилом помещении (п.4 ст.677), чекодате­ля, авалистов и индоссатов перед чекодержателем (п.1 ст.885), страховщиков за выплату страхового возмещения или страховой суммы (ст.953), правообладате­ля по требованиям, предъявляемым к пользователю как изготовителю продук­ции (ст. 1034), товарищей по общим обязательствам (п.2,453^1047), участников простого товарищества по неисполненным общим обязательствам в отношении третьих лиц (п.2 ст.1050).

В указанных ситуациях солидарность обязательства предусмотрена импе­ративной нормой законодателя. Однако возможен вариант установления соли­дарности диспозитивной нормой. Так, в силу нового правила ГК (п.2 ст.322) в обязательстве, связанном с предпринимательской деятельностью, сокредиторы и содолжники признаются солидарными, но только тогда, когда законом, ины­ми правовыми актами или условиями обязательства не предусмотрено иное. В силу п.1 ст.363 при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвеча­ют перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.

Как видно, в ГК имеется такое количество норм, предусматривающих соли­дарные обязательства, что указанное исключение превращается едва ли не в общее правило. Это легко объяснимо, поскольку именно солидарное обязатель­ство и особенно солидарная ответственность должников в максимальной степе­ни обеспечивают защиту прав кредиторов.

Субсидиарные обязательства бывают только при пассивной множественно­сти. Особенность таких обязательств в особом характере отношений основного и субсидиарного должника, а также в очередности исполнения обязательства перед кредитором (ст. 399 ГК). Кредитор в первую очередь обязан предъявить требование об исполнении основному должнику. Отказ основного должника от удовлетворения этого требования либо неполучение от него ответа дают
кредитору основание предъявить соответствующее требование лицу, на ко­торое возложена субсидиарная ответственность. Данное положение в корне изменило подход к субсидиарной ответственности и значительно расширило возможности ее применения. В ранее действовавшем законодательстве отсутст­вовало подобное положение, определяющее условия, при которых кредитор получал возможность обращаться к лицу, несущему субсидиарную ответствен­ность, и в то же время имелись нормы, обязывающие кредитора предъявить свое требование сначала основному должнику (п.З ст.67 Основ гражданского законодательства 1991г.). Применение указанных норм в сочетании с принци­пом ответственности юридического лица всем своим имуществом (имеется в виду основной должник), по сути, лишало кредитора возможности предъявить свои требования лицу, несущему субсидиарную ответственность, в т.ч. напри­мер, к гаранту (поручителю) по договору поручительства в случае неисполне­ния должником обеспеченного обязательства.

В соответствии с ГК РФ не могут быть предъявлены кредитором требования к лицу, несущему субсидиарную ответственность, лишь в двух случаях: 1) если это требование может быть удовлетворено путем зачета встречного требо­вания к основному должнику. Для зачета встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования, достаточно заявления одной стороны (ст.410 ГК); 2) если тре­бование кредитора может быть удовлетворено путем бесспорного взыскания средств с основного должника.

Обязанностью лица, несущего субсидиарную ответственность, является пре­дупреждение основного должника о предъявлении требования кредитора. Та­кое предупреждение должно быть сделано до удовлетворения указанного тре­бования. Если же требование предъявлено кредитором в суд, лицо, несущее субсидиарную ответственность, должно обеспечить привлечение основного должника к участию в деле. Неисполнение этой обязанности может повлечь за собой ситуацию, когда против регрессных требований лица, несущего субси­
диарную ответственность, основной должник выдвинет возражения, которые могли быть им выдвинуты против кредитора.

Особый характер отношений субсидиарных должников заключается в том, что субсидиарный должник, исполнивший обязательство за основного должни­ка, как правило, не имеет регрессного требования к основному должнику.

Субсидиарные обязательства возникают как в силу закона, так и из догово­ра. В соответствии с положениями, содержащимися непосредственно в ГК РФ, субсидиарную ответственность несут: учредители (участники), собствен­ники имущества юридического лица или другие лица, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным обра­зом имеют возможность определять его действия, если несостоятельность (бан­кротство) юридического лица вызвана указанными лицами (п.З сг.56); участ­ники полного товарищества по обязательствам товарищества (п.1 ст.75); уча­стники общества с дополнительной ответственностью в кратном размере к стоимости их вкладов в уставной капитал (п.1 ст.95); основное хозяйствен­ное общество или товарищество по долгам дочернего общества в случае его не­состоятельности (п.2 ст. 105); РФ по обязательствам казенного предприятия при недостаточности его имущества (п.5 ст.115); члены потребительского коо­ператива по его обязательствам в пределах невнесенной части дополнитель­ного взноса (для покрытия убытков кооператива) каждого из членов коопе­ратива (п.4 ст. 116); собственник имущества учреждения по его долгам при недостаточности денежных средств, находящихся в распоряжении учреждения (п.2 ст. 120); члены ассоциации (союза) по ее обязательствам в размере и поряд­ке, предусмотренными учредительными документами ассоциации (п.4 ст.121).

Кроме того, согласно ГК РФ (особенная часть), субсидиарную ответствен­ность несут: Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муни­ципальные образования по требованиям вкладчика к банку по договору банков­ского вклада (п.1 ст.840); лицо, передавшее обремененное рентой недвижимое
имущество в собственность другого лица, и это лицо по требованиям получате­ля ренты (п.2 ст.586); пользователь за вред, причиненный правообладателю действиями вторичных пользователей по договору коммерческой концессии (п.4 ст. 1029); провообладатель по предъявляемым к пользователю требованиям из ненадлежащего качества товаров (работ, услуг), продаваемых (выполняе­мых, оказываемых) пользователем по договору коммерческой концессии (ст. 1034).

Субсидиарная ответственность может быть предусмотрена также догово­ром сторон, в частности, при заключении договора о поручительстве (п.1 ст.363). Здесь необходимо отметить, что субсидиарная ответственность пору­чителя, если таковая предусматривается, имеет значительные особенности. Правила, регулирующие эти отношения, установлены в ст. ст. 365-367 ГК. В частности, если поручитель добровольно или под принуждением исполнил свои обязанности перед кредитором, он занимает место кредитора в основном обязательстве с учетом диспозитивных правил, установленных в ст.365 ГК. Первое состоит в том, что поручитель приобретает право требовать от должника исполнения обязательства только в том объеме, в котором он сам исполнил требования кредитора. Это означает, что если поручитель частично исполнил это требование, то только в этой части он приобретает право регресса. Если ис­полнение поручителя охватывало всю сумму, например, по денежному обяза­тельству, требования предъявляются в полном объеме. Второе допускает воз­можность возмещения упущенной выгоды, возникшей у поручителя ввиду от­влечения денежных средств для исполнения по основному договору. Процен­ты, причитающиеся на выплаченную сумму, должны определяться в соответст­вии со ст.395 ГК.

Кроме того, чтобы поручитель мог реализовать требование, заложенное в основном обязательстве, ему необходимо получить от кредитора все документы и права, изначально принадлежащие поручителю, и права, перешедшие к нему от кредитора. Если первые являются самостоятельными, то в отношении вто­
рых поручитель становится правопреемником с сохранением сроков исковой давности.

Во избежание двойного возложения ответственности или двойного ис­полнения обязательства ст.366 ГК предусматривает обязанность основного должника немедленно, т.е. как только это будет возможным, известить поручи­теля о произведенном исполнении. Если это не было сделано и произведено двойное исполнение, поручитель вправе по своему усмотрению предъявить к кредитору требование о взыскании неосновательно полученного или предъя­вить требование к должнику в соответствии со ст.365 ГК. Удовлетворив требо­вание поручителя, основной должник может взыскать с кредитора неоснова­тельно полученное.

Законом или договором может быть предусмотрено исполнение договорно­го обязательства со множественностью лиц с сочетанием выше описанных способов. Так, например, в соответствии с п.2 ст.325 ГК, должник, исполнив­ший солидарную обязанность, приобретает право обратного требования к ос­тальным должникам, т.е. становится по отношению к ним кредитором. Эти должники обязаны добровольно или по регрессному иску должника, который уже исполнил солидарную обязанность, возместить ему издержки за вычетом доли, приходившейся на него самого как на одного из содолжников. Возмеще­ние указанных издержек производится содолжниками в равных долях ( в соот­ветствии с общим правилом о долевом исполнении - ст.321 ГК РФ), если иное не установлено законом или договором. Так, ст.249 ГК устанавливает, что расходы по содержанию имущества, находящегося в общей долевой собст­венности, производятся соразмерно с долей каждого из сособственников.

Неравенство долей солидарных должников по договору может определяться либо существом договора (например, поручитель, исполнивший обязательство должника в силу договора поручительства, имеет право обратного требования к должнику в полном размере уплаченной суммы ст.365), либо соглашени-

виями договора, требованиями закона, а при их отсутствии - в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.

Перечень предметов исполнения договорных обязательств можно объе­динить в 4 группы: 1) вещи (например, по договору купли-продажи); 2) матери­альный (овеществленный) и индивидуально-определенный результат работы (например, по договору подряда); 3) результат интеллектуальной деятельно­сти, в т.ч. исключительные права на них ( интеллектуальная собственность) (например, по авторским договорам); 4) результат деятельности по выполнению услуг материального ( овеществленного) и нематериального (неовеществлен- ного) характера (например, по договору возмездного оказания услуг).

В большинстве случаев предметами исполнения договорных обязательств являются вещи. Они выступают в данном качестве, когда передаются в собст­венность ( по обязательствам купли-продажи, мены, дарения, ренты и пожиз­ненного содержания с иждивением), либо когда их принимают во временное владение и пользование или временное пользование и возвращают из временно­го владения или пользования (в отношении аренды, найма жилого помещения, безвозмездного пользования имуществом). Вещи являются предметом исполне­ния договорных обязательств по выполнению работ. Так предметом исполне­ния договора подряда является результат выполненной работы (ст. 703 ГК). В зависимости от задания заказчика и вида работ результат может выражаться в создании новой вещи, либо в восстановлении, улучшении или ином изменении уже существующих вещей. Именно вещи остаются предметами исполнения да­же тогда, когда должник оказывает услуги по поводу вещей (перевозка, хране­ние и др.).

В соответствии со ст. 128 ГК вещи включают в себя деньги и ценные бума­ги, иное имущество, в т.ч. имущественные права.

Необходимо отметить, что термин "имущество" применяется в граждан­ском праве неоднозначно.[24] Часто под имуществом понимают совокупность вещей и материальных ценностей, находящихся в собственности, оперативном управлении или хозяйственном ведении. Обозначенное таким образом иму­щество может являться предметом договора купли-продажи, в т.ч. розничной купли-продажи, поставки, госконтракта, контрактации, энергоснабжения, продажи недвижимости; ренты и пожизненного содержания с иждивением; аренды, в т.ч. проката, аренды транспортных средств, зданий и сооружений, ли­зинга; безвозмездного пользования и др.

В ином значении употребляется термин "имущество", когда под ним по­нимают совокупность вещей и имущественных прав на получение вещей или иного имущественного удовлетворения от других лиц. Такое имущество может быть предметом договора мены, дарения и др.

Известно и третье значение термина "имущество”. Это совокупность вещей, имущественных прав и обязанностей, которые характеризуют имущественное положение их носителя. Примером такого имущества является предприятие, как имущественный комплекс. В его состав входят все виды имущества, пред­назначенные для его деятельности, включая не только здания, сооружения, готовую продукцию, но также права требования, долги, исключительные права (ст. 132 ГК).

Вещи - материальные объекты внешнего мира. Придание им того или ино­го правового значения зависит от общественной функции, которая изменяется со временем и определяется задачами современного периода. Так, если до не­давнего времени имело значение деление вещей на средства производства и предметы потребления, т.к. от этого зависели права граждан на имущество, то теперь оно практически утратило свое значение. В связи с введением в РФ ча-

СТНОЙ собственности на землю ВОЗНИКЛО новое деление вещей на движимые И недвижимые. Это деление введено Основами ГЗ (ст.4) и закреплено в ст. 130 ГК. К недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несораз­мерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние на­саждения, здания, сооружения. К недвижимым вещам относятся также под­лежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внут­реннего плавания, космические объекты. Законом к недвижимости может быть отнесено и иное имущество. Вещи, не относящиеся к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги, признаются движимым имуществом.

Недвижимое имущество может является предметом обязательств купли- продажи, мены, дарения, аренды, безвозмездного пользования и др.

Включение в гражданский оборот ранее изъятых из него объектов (зем­ля, здания, предприятия и др.) вызвало к жизни новые подвиды (купля-продажа и аренда недвижимости, купля-продажа и аренда предприятия, лизинг, хране­ние в товарных складах) хорошо известных договоров купли-продажи (гл.30), аренды (гл.34), подряда (гл.37) и хранения (гл. 47).

Исполнение договора продажи недвижимости отличается определенными особенностями, требующими специального регулирования. Передача проданно­го объекта недвижимости продавцом и принятие его покупателем должны быть оформлены передаточным актом или иным документом, подписанным обеими сторонами (ст.556 ГК). До фактической передачи проданного недвижимого имущества покупателю и подписания сторонами передаточного акта или иного соответствующего документа договор продажи недвижимости не может счи­таться исполненным. Более того, уклонение одной из сторон от передачи иму­щества или подписания передаточного акта рассматривается как отказ от ис­полнения договора продажи недвижимости.

Необходимо отметить, что переход к другому лицу в результате исполне­ния договора купли-продажи здания, строения или иной недвижимости, нахо­дящейся на земельном участке, неизбежно влечет изменение правоотношений и по поводу этого земельного участка. Если же продается земельный участок, изменяются правоотношения по поводу находящегося на нем недвижимого имущества. Такого рода изменения регулируются правилами ст. ст. 552-553 ГК.

В тех случаях, если продавец недвижимости является собственником зе­мельного участка, он вправе либо продать его, либо передать покупателю на

иных правах - праве аренды, праве пользования и т.п.

В ситуации, когда стороны договора продажи недвижимости правовую судьбу земельного участка не определили, к покупателю переходит право соб­ственности на соответствующую часть земельного участка.

Иное правило установлено, если продавец недвижимости не является соб­ственником земельного участка. В этом случае к покупателю переходят те же права пользования земельным участком, что принадлежали самому продавцу. Правда следует иметь в виду, что законом или договором между продавцом и собственником земли могут быть предусмотрены условия пользования земель­ным участком, не позволяющие продажу находящейся на этом земельном уча­стке недвижимости либо допускающие ее только с согласия собственника земли.

В случаях, когда предметом договора купли-продажи недвижимости яв­ляется земельный участок, а находящаяся на нем недвижимость остается в соб­ственности у продавца, условия пользования продавцом частью земельного участка, занятой недвижимостью, определяется договором купли-продажи. Если договор не содержит таких условий, продавец получает право ограничен­ного пользования (сервитут) той частью земельного участка, которая занята недвижимостью и необходима для его использования.

Эти вопросы также решаются и в случае аренды недвижимого имущества.

Предприятие является особым видом недвижимого имущества. В его со* став входят все виды имущества, предназначенные для его деятельности, включая не только здания, сооружения, готовую продукцию, но также права требования, долги, исключительные права (ст. 132 ГК).

Продажа предприятия в целом предполагает передачу покупателю не только здания и оборудования, не только имущественные права. Продажа предприятия во всех случаях сопровождается, с одной стороны, уступкой прав (требований) продавца покупателю, а с другой - переводом на него долгов, что, как известно, требует согласия кредиторов. Сложные отношения, возникающие при такой продаже, требуют специального регулирования. Поэтому правила ГК о продаже недвижимости применяются к продаже предприятий постольку, поскольку иное не предусмотрено нормами о договоре продажи предприятия (см. п. 2 ст.549).

Исполнение обязательств по договору продажи предприятия требует от продавца совершения определенных действий, не свойственных иным договор­ным обязательствам. В частности, если иное не предусмотрено договором, про­давец за свой счет должен подготовить предприятие к передаче покупателю, составить и представить на подписание покупателю передаточный акт. В пе­редаточном акте в обязательном порядке должны найти отражение сведения об уведомлении кредиторов о продаже предприятия, данные о составе предпри­ятия, о недостатках, выявленных в переданном имуществе, перечень утрачен­ного продавцом имущества.

Как отмечалось выше, требования к предмету обязательства определяются договором или законодательством. Они должны быть как можно более кон­кретны и точны, иначе требовать исполнения становится затруднительно.

В обязательствах по передаче имущества и по производству работ необ­ходимы конкретные требования к количеству, качеству, ассортименту, ком­плектности предмета исполнения. Ими зачастую не могут являться ссылки на требования нормативно-технической документации ( стандартов, технических
условий, строительных норм и правил и т.д.), поскольку они во многих случа­ях содержат лишь предельные параметры ( с различными допусками) или не­сколько допустимых вариантов ( в пределах одного вида), а конкретный пред­мет исполнения может остаться неопределенным.

Количество наряду с наименованием, составляет необходимый элемент предмета договора. Это свойство предметов исполнения, которое допускает не­сколько способов его определения, и стороны в принципе могут избрать любой из них, приняв за единицу известную им меру. Как правило, для этой пели служат общепринятые меры длины, объема, мощности, веса и т.д. Условия о количестве могут определяться и в денежном выражении. Все это традицион­ные правила. Новой в ГК РФ является норма (п.1 ст.465 ГК), допускающая возможность договоров, где не указано количество в конкретных единицах из­мерения, но есть условия, которые позволяют определить это количество. Так, в договоре энергоснабжения, в котором покупателем энергии (абонентом) вы ступает гражданин, количество энергии не определяется, поскольку гражданин вправе использовать электроэнергию для бытового потребления в необходи­мом ему количестве. Однако количество энергии устанавливается по данным учета об ее практическом потреблении либо иным предусмотренным догово­ром способом (ст. ст. 541, 544 ГК). В договоре поставки, заключенном на не­сколько лет, могут быть указаны объемы поставок (количество) на весь срок действия договора и установлен порядок определения количества товара, под­лежащего передаче в течение каждого года или даже полугодия.

Некоторыми видами договоров (например, купли-продажи) может быть предусмотрено, что передаче подлежат вещи в определенном соотношении по видам, моделям, размерам, цветам и иным признакам (ассортимент). Условие об ассортименте - это чисто договорное условие, которое должно определяться соглашением сторон. Здесь в новый ГК особенных правил не внесено. Некото­рые проблемы, существовавшие в нашем законодательстве, компенсированы за счет норм международного частного права, в частности, Венской конвенции
международной купли-продажи товаров (далее - Венская конвенция). Извест­но, что ранее действовавшее законодательство не признавало юридически зна­чимым договор, в котором отсутствовали условия об ассортименте. Теперь, исходя из Венской конвенции, появилась новая норма (п.2 ст.467 ПС), которая говорит, что в этом случае продавец должен передать товар покупателю в ас­сортименте, исходя из известных ему на момент заключения договора потреб­ностей покупателя, либо вовсе отказаться от исполнения договора.

Положения о качестве предмета исполнения и гарантиях качества в целом достаточно традиционны для нашего законодательства. Ранее они регулиро­вались в основном подзаконными актами применительно к договорам рознич­ной купли-продажи, поставки и др. Требования к качеству много лет устанавли­вались с помощью стандартов, технических условий, образцов, эталонов. В на­стоящее время заключая договор и формулируя его условия, стороны могут по­высить требования стандартов, изменить их по своему усмотрению. В договоре могут быть предусмотрены и иные требования к качеству товара (работы, ус­луги), не упоминаемые в стандарте. Это объясняется устанавливаемой ч. 1 ст. 421 ГК РФ свободой договора. Введение в ГК норм, касающихся качества предметов исполнения, существенно повысило их юридическую силу и придало им характер общих положений для всех видов договоров.

Следуя мировой и отечественной практике, ГК предусматривает жесткие гарантии качества и не подлежащую ограничению ответственность за наруше­ние требований к предмету исполнения. В отличие от остальных правил, иных условий договора, которые носят диспозитивный характер, нормы о каче­стве - в основном правила императивные. Согласно ГК РФ качество предмета исполнения должно соответствовать условиям договора о нем. Например, по договору купли-продажи продавец обязан передать покупателю товар, качест­во которого соответствует договору (п. 1 ст.469). Правило о соответствии каче­ства предмета исполнения условиям договора распространено на предметы ис- полнения договоров финансовой аренды (п.1 ст. 670), товарного кредита
(ст.822),подряда (п.1 ст.721). С учетом характера и особенностей деятельности, осуществляемой пользователем по договору коммерческой концессии, пользо­ватель обязан обеспечить соответствие качества производимых им на основе договора товаров, выполняемых работ, оказываемых услуг качеству аналогич­ных товаров, работ или услуг, производимых, выполняемых или оказываемых непосредственно правообладателем (ст. 1032).

ГК РФ содержит новые правила, распространяющиеся только на догово­ры, в которых сторонами выступают граждане и организации, осуществляю­щие предпринимательскую деятельность. Правило п.4 ст. 469 обязывает вклю­чать в договор купли-продажи условие о соответствии качества товара обяза­тельным правилам, предусмотренным государственными стандартами. Прави­лом п.2 ст.721 подтверждена обязательность для подрядчика-предпринимателя требований к работе, предписанных законом, правовыми актами или в установ­ленном ими порядке. Названные требования по качеству для отдельных видов подряда различны и сформулированы в разных правовых документах: стандар­тах, технических требованиях, нормах и правилах по строительству и т.д.

Условия о качестве - определимые условия договора. Уже Основы граж­данского законодательства содержали по этому вопросу некоторые положе­ния. Согласно ст. 76 Основ качество продаваемого имущества должно соответ­ствовать условиям договора. Однако, данное положение нередко предполага­лось понимать как указание на то, что при отсутствии условия о качестве дого­вор купли-продажи, следовало считать незаключенным, договорные отношения - неустановленными.[25]

Исходя из положений Венской конвенции, ГК РФ несколько детализирует положения Основ гражданского законодательства по этому вопросу. Кодекс говорит, что, если в договоре отсутствуют условия о качестве товара (результа­
те выполненной работы), качество должно соответствовать требованиям, обычно предъявляемым к подобным товарам (результате выполненной работы) (п.п.2,3 ст.469, п.1 ст.721). Таким образом, качество всегда можно оное-»-’ "’т

В ГК РФ, как и в ранее действовавшем Кодексе, предусмотрено два вида гарантии качества товара, предоставляемой продавцом покупателю (ст.470); результата выполненной работы, предоставляемой подрядчиком заказчику (ст. ст. 722,755): так называемые законная и договорная.

Положения ГК о законной гарантии качества уточняют предписания, со­державшиеся в Основах ГЗ (п.1 ст.76). Позиция ГК по этому вопросу в принци­пе совпадает с соответствующими предписаниями Венской конвенции меж­дународной купли-продажи товаров 1980 (ст. 35 и 36). Новым по сравнению с Основами гражданского законодательства и Венской конвенцией является включенное в ГК положение о пригодности товара (результата выполненной работы) для использования не только в момент его передачи, но и в пределах разумного срока, в течение которого он используется (эксплуатируете;: ? ст. 470, п.1 ст. 722).

Правила ГК о договорной гарантии сформулированы значительно шире, чем в ранее действующем законодательстве. Во-первых, они включены в об­щие положения о купле-продаже и подряде, применяющиеся к различным ви­дам этих договоров. Во-вторых, ранее действовавшими актами (ст. 263 ГК 1964 года, Положение о поставках продукции, Положение о поставках товаров и др.) возможность предоставления договорной гарантии ограничивалась двумя случаями: 1) когда гарантийные сроки не предусматривались в стандартах или технических условиях; 2) когда предоставлялся более продолжительный га­рантийный срок, чем установленный стандартами или техническими условия­ми.

Разницу в установлении договорной или законной гарантии можно про­следить на последствиях ответственности продавца за продажу недоброкачест­венного товара (вещи).

Необходимо отметить, что для договора купли-продажи с его многочис­ленными разновидностями правила об ответственности продавца за продажу недоброкачественного товара (вещи) существенно изменены.

В соответствии со ст. 476 ГК, законная гарантия качества товара означа­ет абсолютную ответственность продавца за его недостатки, если только будет доказано, что они возникли до передачи товара, или хотя бы и позднее, но по причинам, уже существовавшим к моменту его передачи (например, когда мясо было продано зараженным различного рода болезнями, мебель оказалась изго­товленной из сырого дерева и т.д.), продавец не может ссылаться ни на скры­тый характер недостатков товара или иное отсутствие своей вины, ни на яв­ную очевидность этих недостатков для покупателя, ни на вину своих субпос­тавщиков, ни на какие иные причины. Бремя доказывания того факта, что не­достатки имелись до передачи товара, возложено на покупателя.

Положение продавца еще более осложняется, когда в договоре установлен гарантийный срок и таким образом гарантия продавцом качества товара ста­новится одним из условий этого договора. В этом случае товар должен сохра­нять надлежащие качества в течение всего гарантийного срока, и уже сам про­давец, чтобы освободиться от ответственности за его недостатки, должен до­казать, что они возникли после передачи товара покупателю по какой-либо из трех причин: из-за нарушения правил пользования товаров или его хранения, вследствие действия посторонних лиц, либо непреодолимой силы. Никакие иные причины недостатков товара, даже если продавец их не мог предвидеть и предотвратить, от ответственности его не освобождают.

С точки зрения ГК (ст.722), гарантийный срок на результаты работы - это период, в течение которого результат должен соответствовать условиям дого­вора о качестве работы.

Необходимо заметить, что в ГК формулировки требований к качеству то­вара (ст. 469) и качеству работы (ст. 721), а также гарантий качества товара (
ст.470) и работы ( ст. 722) не совпадают. В частности, ст.470 ГК не преду­сматривает возможность установления гарантийного срока на товар законом, иными правовыми актами и обычаями делового оборота.

В то же время статья 722 ГК допускает возможность установления на ре­зультат работы гарантийного срока законом, иными правовыми актами ( Ука­зом президента РФ, постановлением правительства РФ) и обычаем. Независи­мо от того, воспользуется этим правом соответствующие государственные ор­ганы или нет, эта норма меняет правовую природу гарантийного срока. Уста­новленный в упомянутых актах гарантийный срок становится общеобязатель­ным на всей территории России для всех юридических и физических лиц, что в принципе несовместимо с его сущностью коммерческо-конкурентного инст­румента. При этом единоличное установление исполнителем работы гарантий­ного срока на ее результат практически исключается или, по крайней мере, серьезно осложняется.

Представляется, что различие в принципиальном подходе к регулированию упомянутых вопросов в отношении товаров и результатов работ не вытекает из специфики соответствующих отношений.

В качестве особого объекта гражданских правоотношений всегда выделя­лись услуги. Имеется в виду указание на то, что в этом качестве (предмета) выступают " товары, работы, услуги". Таким образом, можно считать, что особенностями предмета данной отрасли права предопределено выделение до­говора возмездного оказания услуг. Им регулируются все услуги, за исключе­нием исчерпывающего перечня услуг, имеющих специальное правовое регули­рование в ГК. В связи с тем, что содержание договора возмездного оказания услуг состоит в совершении определенной деятельности, возникает вопрос о возможности и характере применения к этим отношениям таких понятий и норм, как надлежащее качество услуги, срок службы, гарантийный срок, срок годности, явные и скрытые недостатки, существенные недостатки, о сроках их обнаружения и устранения и т.п.

Качество услуги по договору о возмездном оказании услуг ГК специально не регулируется, также как и качество работы, выполняемой по договору быто­вого подряда. В соответствии с п.2 ст. 702, п.З ст. 730, качество услуги, ока­зываемой потребителю, должно регулироваться в соответствии с Законом о защите прав потребителей и иными правовыми актами, принятыми в соответст­вии с ними.

Небезинтересно отметить, что главе 39 ГК "Возмездное оказание услуг" предшествует нормативный материал об отношениях сугубо подрядного типа и в ней ( ст.783) предусматривается возможность применения к договорам воз­мездного оказания услуг ряда положений о подряде. Такое указание свидетель­ствует о сходном характере определенных действий, совершаемых по договору возмездного оказания услуг и по договору подряда.

Таким образом, анализируя требования к качеству работы, можно сформулировать критерии качества услуг, оказываемых гражданам, следующим образом: условия договора, обязательные требования государственных стандар­тов, обычно предъявляемые требования к соответствующим услугам с учетом предмета договора возмездного оказания услуг. Вместе с тем, качество некото­рых услуг определяется еще и такими понятиями как "категория", "класс", "разряд" и т.п., отражающими уровень обслуживания. Соответствующие им требования могут быть зафиксированы в нормативных и иных документах или определяться обычаем. Соответственно требованиям к качеству услуг, опреде­ленным по указанным критериям качества, должны определяться их недостат­ки (ненадлежащее качество).

Говоря о последствиях нарушения продавцом условия договора о качестве товара, необходимо отметить, что нынешний Кодекс сохранил набор прав для покупателя в такой ситуации, имевшихся в Кодексе 1964 года и в Основах гра­жданского законодательства: 1) право требовать соразмерного уменьшения це­ны; 2) устранения недостатков, сделав это за свой счег,3) возмещение своих расходов на устранение недостатков; 4) требовать замены товара качественным
товаром. Однако право по замене товара в нынешнем Кодексе выделено. В обычной ситуации, если товар не соответствует качеству, покупатель в соот­ветствии с п.1 ст.475 может воспользоваться вышеуказанными правами 1-3. Четвертым правом (требовать замены товара) в соответствии с п.2 ст. 475 по­купатель может воспользоваться только в случае, если продавцом допущено существенное нарушение условий договора о качестве (например, когда товар передается с неустранимыми недостатками, или устранение недостатков тре­бует несоразмерных затрат, или после устранения недостатков они проявля­ются вновь и др.). И только в этих случаях покупатель вправе требовать замены товаров. Кроме того, в этом случае он получает дополнительное право в од­ностороннем порядке отказаться от исполнения договора и потребовать возвра­та уплаченной за товар денежной суммы.

Более полно по сравнению с ранее действующим законодательством (ст. 364 ГК 1964г.) определены альтернативные права заказчика и порядок их при­менения при некачественном выполнении работы подрядчиком по договору подряда (п.1 ст. 723 ГК). Эти права аналогичны набору прав 1-3 для покупа­теля в вышеуказанной ситуации. К ним относятся: безвозмездное устране­ние недостатков, соразмерное уменьшение установленной за работу цены, возмещение своих расходов на устранение недостатков.

В случае неустранения подрядчиком недостатков работ в разумный срок или существенного и неустранимого характера таких недостатков заказчик в силу п.З ст. 723 ГК вправе отказаться от договора и требовать возмещения убытков.

Если в соответствии с п.2 ст. 723 ГК работа может выполняться повтор­но по усмотрению подрядчика, а возмещение расходов, понесенных заказчи­ком на устранение недостатков, поставлено в зависимость от того, дает ли ему договор право их устранять, то по договору бытового подряда (п.1 ст. 737 ГК) заказчик вправе, наряду с другими требованиями, предусмотренными п.1 ст. 723 ГК, по своему выбору потребовать от подрядчика безвозмездного повтор-
ного выполнения работы либо возмещения затрат, понесенных им на исправле­ние недостатков своими средствами или третьими лицами.

Нормы о комплектности товара и комплекте товаров встречались в Поло­жениях о поставках 1988 года. Теперь Кодекс подходит с тех же позиций: комплектность товаров и комплект товаров определяются по договору. Условие о комплектности товара в большинстве случаев определяется сторонами путем ссылок на соответствующие нормативно-технические документы (государст­венные, отраслевые стандарты, технические условия и др.), реже - перечисле­нием всех составных элементов товара. Если комплектность товара не уста­новлена в договоре, она определяется обычаями делового оборота либо иными обычно предъявляемыми требованиями (п.2 ст. 478).

В отличие от комплектности товара, комплект товаров - это достаточно произвольное и обусловленное ситуативными требованиями сторон объеди­нение в одну группу разнородных товаров, функционально и конструктивно не связанных друг с другом.[26] Пример комплекта товаров • набор продуктов, при­обретаемых в магазине. Причем такой набор произвольно определяется покупа­телем.

Условие о комплекте товаров определяется самими сторонами договора по их желанию, поскольку никакими нормативными актами невозможно преду­смотреть обязательных требований к составу комплекта. Основным требова­нием, предъявляемым к передаче комплекта, является одновременность вру­чения всех вещей, входящих в него (п.2 ст.479 ГК).

Нарушение продавцом условий договора как о комплектности товара, так и о передаче товаров в комплекте влечет за собой одинаковые последствия: покупатель вправе по своему выбору потребовать от продавца соразмерного уменьшения покупной цены или доукомплектования товаров в разумный срок.

Следует обратить внимание на особенный порядок реализации правомо­чий в отношении замены некомплектных товаров на комплектные. Требования замены товаров могут быть заявлены покупателем только в том случае, если он предварительно предъявил требования о доукомплектовании товара, и товар не был доукомплектован в разумный срок. После этого может появиться требова­ние о замене некомплектного товара либо отказ от исполнения договора и воз­мещение убытков.

В ГК проводится четкое разграничение между понятиями "сроки обнару­жения недостатков предмета исполнения" и "сроки извещения должника о вы­явленных несоответствиях предметов исполнения условиям договора о каче­стве, количестве, ассортименте, комплектности и т.д.".

Чтобы иметь возможность реализовать свои права покупатель (заказчик) должен помнить об установленных ГК правилах, касающихся проверки соот­ветствия товаров (результатов выполненных работ) условиям договора по коли­честву, качеству, комплектности, ассортименту и т.д. и сроков обнаружения недостатков товаров (результатов выполненных работ). Лучше всего преду­сматривать такие правила в договоре. Но при их отсутствии следует руково­дствоваться нормами ст. ст. 477, 724 ГК, при формулировании которых были использованы принципы Венской конвенции 1980 (ст. 38 и 39), которая исхо­дит не из обязанности покупателя (заказчика) осмотреть переданные ему товар (результат выполненной работы), а из его права предъявить требование к про­давцу (подрядчику) при условии обнаружения недостатков товара (результата выполненной работы) в предусмотренные сроки.

Так, недостатки по товарам (результатам выполненной работы), на кото­рые имеется договорная гарантия, должны быть обнаружены в гарантийный срок, по товарам (результатам выполненной работы), на которые имеется за­конная гарантия - в разумный срок, но не позже чем через два года после полу­чения товара (результата выполненной работы), если более длительный срок не установлен законом (законом или обычаями делового оборота). Это правило

ГК существенно отличается от ранее действовавшего. Согласно ст. 247 ГК 1964 года покупатель должен был выявить недостатки проданной вещи не позднее шести месяцев со дня ее передачи, а в отношении строений - одного года.

Специальные права (п.5 ст.477, п.4 ст. 724 ГК) защищают интересы поку­пателя (заказчика) в случаях, когда предусмотренный договором гарантийный срок составляет менее двух лет, и недостатки товара (результата выполненной работы) обнаружены покупателем (заказчиком) по истечение гарантийного срока, но в пределах двух лет со дня передачи товара покупателю (результата выполненной работы заказчику), продавец (подрядчик) несет ответственность, если покупатель (заказчик) докажет, что недостатки товара (результата выпол­ненной работ) возникли до передачи товара покупателю (результата выполнен­ной работ заказчику) или по причинам, возникшим до этого момента.

Для того, чтобы в последующем заявить свои требования продавцу (под­рядчику) в отношении несоответствия товара (результата выполненной работы) условиям договора по качеству, комплектности, количеству, ассортименту и т.д., покупатель (заказчик) обязан его известить о выявленных несоответстви­ях. Кодекс установил сложившийся в международной торговой практике поря­док сообщения о недостатках товара (результатах выполненной работы) и по­следствиях несоблюдения этого порядка (ст.483, п.4 ст.720 ГК). Общее прави­ло сводится к тому, что извещение должно направляться в срок, предусмот­ренный законом, иными правовыми актами или договором. Если такой срок не установлен, то извещение должно направляться в разумный срок после того, как обнаружено нарушение соответствующего условия договора. Критерием своевременности обнаружения служат характер и назначение товара (резуль­тата выполненной работы). Здесь использовано положение из Венской конвен­ции.

Если покупатель (заказчик) не уведомит своевременно продавца (под­рядчика) о выявленных несоответствиях товара (результата выполненной рабо-
ты), то продавец (подрядчик) в определенной ситуации, при определенных ус­ловиях получит право отказать покупателю (заказчику) в удовлетворении его требований о замене товара (безвозмездного устранения недостатков результата выполненной работы), о возмещении расходов на устранение недостатков и т.д.. Отказ возможен в том случае, если продавцом (подрядчиком) будет дока­зано, что удовлетворение этих требований приведет к несоразмерным расходам в связи с тем, что требование не было своевременно удовлетворено.

Необходимо отметить, что вышесказанное об извещении продавца (подрядчика) о несоответствии товара (результата выполненной работы) усло­виям договора, не имеет отношения к требованию покупателя (заказчика) о со­размерном уменьшении покупной цены (цены, установленной за работу).

Оценка предмета исполнения выражается в цене, которая сейчас в большинстве случаев является договорной, за исключением некоторых товаров и услуг, цены на которые устанавливаются или регулируются уполномоченны­ми на то государственными органами (п.4 ст.421, п. 1 ст. 424 ГК). Это, в част­ности, имеет место в договорах электроснабжения, где тарифы на отпускаемую потребителям тепловую и иную энергию в соответствии с действующим зако­нодательством не согласовываются сторонами, а определяются региональны­ми энергетическими комиссиями. Такие тарифы, не будучи предметом взаим­ного соглашения сторон договора, при их изменении принимаются сторонами к исполнению как обязательные (императивные) правила (п.1 ст.422 ГК). Ни­какого последующего их согласования контрагентами разумеется, произво­диться не должно, а в самом тексте договора целесообразно делать отсылку к таким тарифам, порядку их определения и оповещения сторон об их измене­нии.

Закон предусматривает специальные требования в отношении исполнения денежных обязательств (см. ст. ст.317-319,327,395 ГК РФ).

Прежде всего, необходимо отметить, что общий принцип, исключающий исполнение денежных обязательств в иностранной валюте, новый Кодекс
полностью сохраняет. В соответствии с п.1 ст.317 ГК денежные обязательства должны выражаться в рублях.

ГК предусмотрено новое правило п.2 ст.317, позволяющее устранять не­благополучные последствия инфляции. Оно допускает установление цены за единицу услуг, товара в твердой валюте или в условных денежных единицах (чаще всего в ЭКЮ). При этом в целом обязательство оплачивается в рублях по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установле­ны законом или соглашением сторон. Следовательно, стороны вправе преду­смотреть в договоре обязанность по уплате суммы в иностранной валюте, од­нако исполнить обязательство должны не в иностранной валюте,а в россий­ских рублях. Иностранная валюта или условные денежные единицы, использо­ванные в договоре, должны котироваться Центральным банком России либо иметь возможность для котировки через другие валюты. Условные денежные единицы также либо должны быть "привязаны" к одной из валют, либо в усло­виях договора должно содержаться правило о порядке перевода условных де­нежных единиц в рубли.

Расчеты на территории РФ в иностранной валюте допускаются в случаях, в порядке и на условиях, определенных законом или в установленном им по­рядке (п.З ст.317 ГК). Текущее регулирование в этой области осуществляет ЦБР (Банк России), которым изданы ряд инструкций и писем о платежах в ино­странной валюте.

Рассмотрим некоторые особенности исполнения денежных обязательств. Денежными считаются как обязательства, в которых деньги выступают в каче­стве единственного предмета исполнения (например, по кредитному договору, договору займа), так и обязательства, имеющие своим предметом, помимо де­нег, иные ценности (например, в договоре купли-продажи, поставки и др ). Расчеты по денежным обязательствам могут производиться наличными день­гами путем передачи определенной суммы управомоченному лицу либо пере­
числением через банковское учреждение - при безналичных расчетах (ст. ст. 140,861 ГК). Кредитор, принимая исполнение наличными деньгами, обязан то­гда по требованию должника выдать ему расписку в подтверждение испол­нения полностью или в соответствующей части (ст.408 ГК). При безналичных расчетах деньги списываются банком клиента-владельца счета получателю средств на расчетный счет последнего. По общему правилу такое списание возможно по распоряжению клиента-владельца счета. Без распоряжения кли­ента списание средств, находящихся на счете, допускается по решению суда, арбитражного суда, а также в случаях, установленных законом или предусмот­ренных договором между банком и клиентом (ст.854 ГК).

На практике нередко возникают ситуации, когда стороны (плательщик и кредитор) включают в договор условие, дающее кредитору право на бесспор­ное списание причитающихся ему сумм со счета плательщика. Возникает во­прос, должны ли банки руководствоваться этими условиями? При решении это­го вопроса следует руководствоваться разъяснениями Высшего Арбитражного суда РФ. Если такое условие стороны включили в договор, то плательщик обязан сообщить банку письменно об этом условии и о своем согласии на бес­спорное списание средств. Соответственно банк должен руководствоваться указанным письмом плательщика или договором, заключенным им с банком[27].

Исполнение денежных обязательств в условиях инфляции требует посто­янной корректировки сумм, выплачиваемых не протяжении определенного пе­риода. Для договоров между юридическими лицами либо предпринимательских договоров возможность учета инфляции закладывается непосредственно в са­мом договоре. В целях защиты имущественных прав граждан, обеспечи­вающих их содержание (обязательство по договору пожизненного содержания и в других подобных случаях) ГК установлено новое специальное правило: под­
лежащая уплате сумма пропорционально увеличивается с увеличением уста­новленного законом минимального размера оплаты труда (ст.318 ГК). Таким образом, для гражданина, в пользу которого по решению суда взыскивалась твердая денежная сумма на его содержание, нет необходимости обращаться в суд для пересчета суммы взыскания средств на его содержание. Увеличение сумм производится автоматически в силу новой ст.318 ГК РФ.

В действующем кодексе коренным преобразованиям подверглись правила об уплате процентов по денежным обязательствам. В ГК 1964 года (ст. 176) было установлено общее правило, в соответствии с которым запрещалось взи­мать процента по денежным и иным обязательствам, за исключение операций кредитных учреждений, обязательств по внешней торговле и других случаев, указанных в законе.

По новому гражданскому законодательству денежные обязательства, как правило, включают в себя условия об уплате процентов. Кроме того, если обя­зательство не исполняется добровольно, у кредитора возникают издержки по получению исполнения, что влечет увеличение суммы, причитающейся ко взы­сканию с должника. При недостаточности у должника средств для погаше­ния всех требований кредитора, необходимо установить очередность, т.е. опре­делить какие требования погашаются в первую очередь, какие во вторую и т.д. Новая ст. 319 ГК, призванная вносить ясность во взаимоотношения сторон при погашении денежного обязательства несколькими платежами, устанавливает, что в первую очередь погашаются издержки кредитора по получению исполне­ния, во вторую - процента, а затем - сумма основного долга, если стороны са­ми не договорятся о порядке погашения долга.

Например, если заемщик должен к установленному сроку вернуть банку сумму кредита 100 тыс. руб. и уплатить проценты - 60 процентов, т.е. 60 тыс. рублей. Сумма денежного обязательства определяется вместе с приростом за счет процентов в 160 тыс. рублей. Фактически на счете плательщика на момент платежа было 60 тыс. рублей, которые и перечислены банку. Поскольку пере­
данная кредитору сумма не погашает совокупный долг (основной долг плюс прирост за счет процентов), в силу ст. 319 ГК считается удовлетворенным требование об уплате процентов, а основная сумма долга остается. Соответст­венно, на эту сумму (100 тыс. руб.) продолжается начисление процентов за пользование заемными средствами. Если проценты начисляются за пределами срока возврата основного долга (они, как правило, бывают выше, чем процен­ты за кредит при отсутствии просрочки), взыскание процентов является формой имущественной ответственности должника по денежному обязательству (ст.395 ГК).

Когда денежное обязательство является частью сложного (взаимного) обя­зательства, например, вытекающего из договора поставки, обязанность долж­ника- заплатить за продукцию. Если просрочки со стороны плательщика не бы­ло, выплата процентов здесь не предполагается. При просрочке же взыскание процентов с плательщика означает применение к нему меры имущественной ответственности за нарушение денежного обязательства. Высший Арбитраж­ный суд РФ в связи с этим разъяснил, что указанные проценты взыскиваются и тогда, когда срок договора в целом истек, поскольку, "как правило, истечение срока действия договора не прекращает обязательство сторон, если нельзя сде­лать другой вывод из смысла закона или текста договора".[28] Этот вывод бази­руется на ст. 425 ГК, согласно которой договор признается действующим до определенного в нем момента исполнения обязательства, если законом или договором не предусмотрено, что обязательство по истечении срока договора прекращается. Пока сохраняется основное обязательство по оплате долга, со­храняется и обеспечительное - по уплате пени за просрочку платежа, процен­
тов, начисляемых согласно ст. 395 ГК на сумму долга в размере учетной ставки банковского процента.

Еще одна особенность исполнения денежного обязательства заключается в том, что при невозможности уплатить деньги лично кредитору или уполномо­ченному им лицу вследствие обстоятельств, указанных в ст.327 ГК ( отсутст­вия кредитора или лица, уполномоченного им принять исполнение, в месте, где обязательство должно быть исполнено; недееспособности кредитора и от­сутствия у него представителя; очевидного отсутствия определенности по по­воду того, кто является кредитором по обязательству, в частности, в связи со спором по этому поводу между кредитором и другими лицами; уклонения кре­дитора от принятия исполнения, или иной просрочки с его стороны) должник вправе внести долг в депозит нотариуса, а в случаях, установленных законом, - в депозит суда. В частности таким правом может воспользоваться подрядчик при неявке заказчика за результатом выполненной работы или иного уклонения от его принятия (ст. ст. 720, 738 ГК).

Необходимо отметить, что установленный ст.327 ГК перечень оснований для исполнения обязательства внесением долга в депозит в отличие от ранее действовавшей ст. 185 ГК РСФСР 1964 года следует считать исчерпывающим. И в силу этого эта специальная норма не под лежит расширительному толкованию.

<< | >>
Источник: Доренкова Юлия Михайловна. Исполнение договорного обязательства в гражданском праве России. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Требования, предъявляемые к субъектам исполнения:

  1. 1.2.6. Понятие судебного решения и требования к нему. Вступление решения в законную силу
  2. Статья 82. Режим в исправительных учреждениях и его основные требования
  3. 2. Принципы исполнения обязательства
  4. 1.2. Квалификационные требования к государственным служащим, их правовое закрепление
  5. § 2. Принципы исполнения обязательств
  6. § 1. Требования, предъявляемые к субъектам исполнения
  7. 3. Требования, предъявляемые к судебному решению
  8. 12.9. Требования, предъявляемые к правовым актам управления. Действие правовых актов управления
  9. 5. Исполнение медицинских услуг
  10. §3. Требования, предъявляемые к содержанию решения о возбуждении уголовного дела
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -