<<
>>

§ 2. Ответственность за нарушение договорного обязательства

Требования гражданского законодательства о надлежащем исполнении обязатель­ства подкрепляются нормами об ответственности за его нарушение. В ГК РФ (п. 1 ст.393) говорится, что в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязанностей перед кредитором должник несет ответственность, установленную за­конодательством или договором.

Комплексное исследование всех проблем такого сложного явления, как ответст­венность за нарушение обязательства, не составляет предмет настоящей работы. Ог­раничимся определением понятия ответственности за нарушение обязательства, дан­ным М.И.

Брагинским, поскольку это определение наиболее оптимальным образом отражает сущность раскрываемого понятия.

Итак, М.И.Брагинский утверждает, что ответственностью за нарушение обяза­тельства называют установленные законом меры имущественного воздействия на должника, нарушившего обязательство[54].

Правила об ответственности за нарушение обязательств подверглись в новом ГК серьезным изменениям, в которых отчетливо видна тенденция к усилению ответст­венности за нарушение обязательств, хотя почти все эти правила остаются диспози­тивными и применяются, если законом или договором не предусмотрено иное.

Согласно действующему Кодексу РФ мерами (формами) ответственности за на­рушение договорного обязательства признаны возмещение убытков и взыскание не­устойки. Кроме того, по денежному обязательству взыскание неустойки заменяется другой самостоятельной формой ответственности - взимание процентов годовых за неисполнение (просрочку исполнения) денежного обязательства (ст.395).

Необходимо отметить, что предусмотренные меры ответственности за наруше­ние обязательства лишь стимулируют должника к исполнению обязательства, но не приводят к его исполнению.

Среди мер (форм) ответственности за нарушение договорного обязательства осо­бое место занимает возмещение убытков. Эта санкция является универсальной мерой

гражданско-правовой ответственности. Она может быть применена во всех случаях нарушения гражданско-правовых обязательств, когда вследствие такого нарушения потерпевший несет убытки.

Эта мера применяется независимо от того, предусмотрена ли она конкретным законодательством, регулирующим данное обязательство, или договором, поскольку возмещение убытков является общим правилом для всех обязательств. Об этом же свидетельствует и правило, содержащееся в п.1 ст. 393 ГК РФ: " Должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим ис­полнением обязательства".

Возмещение убытков всегда носит имущественный компенсационный ха­рактер, так как правонарушитель уплачивает деньги или предоставляет какое-то иное имущество потерпевшему.

Состав убытков, подлежащих возмещению кредитору в случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обязательства традиционно со времен римского права состоит из реального (положительного) ущерба и упущенной выгоды (неполученных доходов).

На этих традиционных позициях остался и новый Гражданский кодекс.

В п.2 ст. 15 названы два вида убытков: реальный ущерб и упущенная выгода. В состав реального ущерба включены расходы, которые лицо уже реально произвело к моменту предъявления иска о возмещении убытков либо которые еще будут им про­изведены для восстановления нарушенного права, т.е. будущие расходы. К реально­му ущербу отнесены и убытки, вызванные утратой или повреждением имущества, т.к.

в этом случае также производятся расходы.

Как видно в составе реального ущерба по сравнению с ранее действовавшими правилами присутствуют расходы кредитора, которые он должен будет понести для восстановления нарушенного права. Эта норма о возможности взыскания будущих расходов является новой по сравнению с ГК 1964г. Включение ее в новый ГК продиктовано необходимостью полнее восстановить права потерпевшей стороны в обязательстве. Ранее (ст. 219 ГК 1964 г.) под реальным ущербом понимались расхо­ды, произведенные кредитором, утрата или повреждение имущества. В судебно­арбитражной практике под произведенными кредитором расходами понимались рас­ходы, фактически понесенные им на день предъявления претензии. Расходы, которые

он может понести или понесет в будущем, не подлежали взысканию по данному ис­ковому требованию. Однако кредитор не был лишен права предъявить иск о взы­скании этих убытков в последующем[55].

Появление в новом ГК РФ нового элемента в составе реального ущерба отвечает и тенденциям развития международного частного права. Так, в соответствии со ст. 7.4.3. Принципов международных коммерческих договоров компенсации подлежит только ущерб, включая будущий ущерб, который установлен с разумной степенью достоверности.

Упущенная выгода согласно п.2 ст. 15 ГК представляет собой доходы (выгоду), которые получило бы лицо при обычных условиях гражданского оборота, если бы его права не были нарушены (например, договор был бы исполнен надлежащим обра­зом).

Смысл возмещения убытков заключается в том, что в результате имущество кре­дитора должно оказаться в таком положении, в каком оно находилось бы в случае, если бы должник исполнил обязательство надлежащим образом.

В п.1 ст.. 15 ГК закреплен один из основных принципов гражданского права - принцип полного возмещения убытков:" Лицо, право которого нарушено, может тре­бовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере". Это означает, что по общему правилу, возмещению подлежат обе части убытков - как реальный ущерб, так и упущенная выгода. Однако это правило допускает возмещение убытков и в мень­шем размере, если это предусмотрено законом или договором. Основания ограниче­ния размера ответственности по обязательствам, в том числе и ограничение права на полное возмещение убытков, предусмотрены ст.400 ГК. Вместе с тем ст.400 ГК признает ничтожным соглашение об ограничении размера ответственности по дого­вору, в котором кредитором является гражданин, выступающий в качестве потреби­теля, если размер ответственности определен законом.

Во второй части ГК также предусмотрено ограничение принципа полного возме­щения убытков по отдельным видам обязательств. Так, в соответствии со ст.796 пе­ревозчик отвечает за ущерб, причиненный утратой, недостачей или повреждением груза или багажа только в размере стоимости утраченного или недостающего груза или багажа (при повреждении - в размере суммы, на которую понизилась их стои­мость). Упущенная выгода возмещению не подлежит. Также ст. 547 ГК устанавли­вает, что в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства по договору энергоснабжения сторона, нарушившая обязательство, обязана возместить причиненный этим реальный ущерб. Возмещение упущенной выгоды исключается. По ст. 777 ГК исполнитель договора на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ отвечает за нарушение договора в пределах стоимости работ.

Упущенная выгода подлежит возмещению лишь в слу­чаях, предусмотренных договором.

Ограничением ответственности и тем самым принципа полного возмещения убытков является и установление ответственности предпринимателя только за винов­ное неисполнение обязательства (ст.53 8 ГК и др).

Применение такой меры гражданско-правовой ответственности как возмеще­ния убытков возможно лишь при наличии условий ответственности, предусмотрен­ных законом. 6 соответствии с Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать факт наруше­ния обязательства контрагентом, наличие и размер понесенных истцом убытков, причинную связь между правонарушением и убытками. В свою очередь, ответчик вправе доказывать отсутствие своей вины в причинении убытков, если в соответст­вии со ст. 401 ГК вина в данном случае является условием ответственности.

Проблемой справедливого возмещения убытков является вопрос доказывания кредитором факта наличия убытков, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением должником обязательства, а также и их размер.

Этим целям подчинены нормы ГК, регламентирующие цены на товары, работы и услуги, используемые для исчисления убытков в привязке к месту и времени ис­полнения обязательства (ст.393); соотношение размера убытков и неустойки (ст.394); соотношение размера убытков и процентов за пользование чужими денеж­ными средствами.

Размер подлежащих возмещению убытков зависит от того, какие цены положе­ны в основу расчета как реального ущерба, так и упущенной выгоды. До введения в действие нового ГК, законодательство предусматривало применение цен, существо­вавших на день, когда обязательство должно было быть исполнено (ст. ). Однако в условиях инфляции, которая является неизбежным спутником переходного периода, применение вышеуказанного правила не обеспечивало бы полного возмещения убытков. Мало того, в ряде случаев оно ставило бы должника, не исполнившего обя­зательство, в более выгодное положение, чем кредитора. Поэтому в ГК было установ­лено новое правило (п.З ст.393), в соответствии с которым расчет убытков должен производиться исходя из цен, существовавших в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора либо в день обращения кредитора в суд в случае неудовлетворения его требования должником в добровольном порядке. Кроме того, суду предоставлено право, исходя из обстоятельств, удовлетворять требование о воз­мещении убытков, принимая во внимание цены, существующие в день вынесения решения. Данное правило является диспозитивным. Законом, иными правовыми ак­тами или договором может быть предусмотрен иной порядок применения цен при расчете убытков в случае нарушения обязательства.

Иные положения, детально регламентирующие порядок исчисления убытков, в определенной степени компенсированы судебно-арбитражной практикой.

Так, Верховный Суд Российской Федерации и Высший Арбитражный Суд Рос­сийской Федерации, определяя направленность разрешения споров, связанных со взысканием убытков, причиненных гражданам и юридическим лицам, разъяснили, что при разрешении таких споров необходимо иметь ввиду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нару­шенного права (будущие расходы) и предложили судам требовать подтверждения не­обходимости будущих расходов и их предполагаемого размера обоснованным рас­четом и доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета,

калькуляция затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, оп­ределяющий размер ответственности за нарушение обязательств и т.п.[56]

Кроме того. Верховный Суд Российской Федерации и Высший Арбитражный Суд Российской Федерации разъяснили, что если нарушенное право может быть вос­становлено кредитором в натуре путем приобретения определенных вещей (товаров) или выполнения работ (оказания услуг), стоимость соответствующих вещей (това­ров), работ или услуг должна определяться по правилам п.З ст.393 ГК и в тех слу­чаях, когда на момент предъявления иска или вынесения решения фактические за­траты кредитором еще не произведены[57].

Значительно облегчило бы кредитору производить процесс доказывания разме­ра причиненных убытков возможность применения правил, предусмотренных ст. 524 ГК РФ о порядке определения размера убытков, вызванных расторжением договора поставки в связи с неисполнением обязательств одним из контрагентов, и к иным ви­дам договорных обязательств, связанных с предпринимательской деятельностью. Легальным основанием такой возможности служат положения, содержащиеся в ст.6 ГК РФ (аналогия закона).

Существо этих правил заключается в том, что если в разумный срок после рас­торжения договора вследствие нарушения обязательств контрагентом добросовест­ная сторона покупает товары у другого продавца по более высокой цене (покупа­тель) либо продает товары по более низкой цене (поставщик), чем было предусмот­рено договором,

она вправе потребовать от контрагента, нарушившего обязательства, возмещения убытков в виде разницы между ценой договора и ценой по совершенной взамен его сделке (конкретные убытки).

Вместе с тем указанные убытки могут быть взысканы и в тех случаях, если сделка взамен расторгнутого договора не совершалась (абстрактные убытки). Для расчета убытков может быть использована текущая цена на соответствующий товар, существовавшая на момент расторжения договора.

В данном случае речь идет о минимальном размере убытков, вызванных рас­торжением договора поставки в связи с неисполнением обязательств одной из сто­рон. Но это не исключает возмещения и иных убытков, причиненных нарушением условий договора как положено по ст. 15 ГК. Однако эти убытки можно применять лишь в части, не покрытой теми убытками, которые взысканы в виде разницы в цене.

Что касается неполученного дохода (упущенной выгоды), то на этот счет суще­ствуют общие правила, изложенные в п.2 ст. 15 ГК РФ. Из этих правил видно во- первых, что в понятие упущенной выгоды введен новый критерий для определения самого размера упущенной выгоды - при подсчете размера убытков определяется, каковы были бы доходы, которые лицо получило бы при надлежащем исполнении обязанностей с учетом обычных условий іражданского оборота. Другая новелла состоит в том, что при получении нарушившим право лицом доходов потерпевшая сторона вправе требовать возмещения упущенной выгоды в размере не меньшем, чем доходы, которые получил правонарушитель.

Необходимо отметить, что доказывание убытков в форме упущенной выгоды представляет особую сложность, потому что они являются в основном будущими убытками. Хотя общие принципы для определения таких убытков и установлены в ст. 15 ГК РФ, но их явно недостаточно. Поэтому п.4 ст.393 ГК специально предусматри­вает дополнительные условия для подтверждения расходов по возмещению упу­щенной выгоды: "При определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления". Причем наличие таких подтверждений в виде доказательств является обязательным.

Бывшее гражданское законодательство Союза ССР предусматривало различ­ные методики определения убытков - прямых и косвенных. Многие из них, хотя и ут­ратили свою силу, могут быть положены в основу определения и исчисления упу­щенной выгоды.

Однозначно определить какие доказательства могут быть положены в основу определения и исчисления упущенной выгоды, невозможно. Все зависит от вида обя­зательства.

Разберем к примеру случай недопоставки по договору пяти вагонов металла от поставщика (должника) для нужд завода (кредитора). Кредитор требовал взыскать с должника расходы в сумме 1 млрд, рублей в виде упущенной выгоды, образовав­шейся из-за недопоставки металла.

В судебном заседании кредитор представил следующие доказательства: акт простоя оборудования по производству станков из-за отсутствия металла в течение двух месяцев, справки бухгалтерии о выплате своим работникам части заработной платы за время якобы вынужденного простоя из-за временной остановки производст­ва, расчет суммы невыпущенного товара за указанные два месяца простоя, который бы выпустил завод, если бы поставщик вовремя поставил пять вагонов металла и не­которые другие документы. Казалось, что кредитор довольно полно обосновывает, причем документально, факт ненадлежащего исполнения своих обязательств долж­ником. У суда не было нареканий и в части установления цены металла (сырья для изготовления станков), и в верности бухгалтерского расчета упущенной выгоды. Однако иск кредитора был удовлетворен в самом минимальном размере - всего 100 млн. рублей. Почему же принято такое решение?

Арбитражный суд посчитал, что неполученный кредитором доход образовался на 90 процентов вследствие виновных действий самого кредитора. Во-первых, креди­тор мог приобрести недопоставленный металл у других изготовителей, которые су­ществуют, причем один из них находится на 100 км ближе, нежели предприятие должника. Во-вторых, у кредитора на расчетном счете имелись денежные средства для приобретения пяти недопоставленных вагонов металла, но кредитор этим правом не воспользовался, чем искусственно способствовал созданию "недополученного" дохода. В-третьих, кредитор не мог в суде представить письменных доказательств то­го, что обращался с просьбой о приобретении металла на другие предприятия и по­лучил отказ в продаже этого вида товара.

В обоснование отказа истцу - кредитору в удовлетворении всех требовании суд указал на то, что кредитор нарушил требования п.З ст. 10 ГК РФ о добросовестных и разумных действиях участников гражданского оборота. Недопустим двухмесячный

простой оборудования, когда металл можно было приобрести в другом месте, причем дешевле. Недобросовестно со стороны кредитора выплачивать минимальную зара­ботную плату своим работникам якобы из-за простоя оборудования, когда была ре­альная возможность приобрести металл в другом месте, загрузить оборудование и выплачивать работникам установленную законодательством зарплату. Далее, долж­ник из-за недопоставки кредитору не приобрел никаких дополнительных доходов (п.2 ст. 15 ГК РФ). Наконец, кредитор, игнорируя п.4 ст.393 ГК РФ сам не предпринял никаких мер для получения упущенной выгоды и не сделал с этой целью необходи­мые приготовления.

Из этого дела видно, что требования о взыскании упущенной выгоды всегда должны быть тщательно обоснованы и документально подтверждены.

При взыскании упущенной выгоды следует опираться и на разъяснения высших судебных инстанций. Так, Верховный суд Российской Федерации и Высший Арбит­ражный Суд Российской Федерации предложили арбитражным судам и судам общей юрисдикции определять размер неполученного дохода (упущенной выгоды) с уче­том разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено. В частности, размер такого дохода определяется исходя из цены реализации готовых товаров, предусмотренной договорами с покупателями этих то­варов, за вычетом стоимости сырья, комплектующих изделий, транспортно- заготовительских расходов и других затрат, связанных с производством готовых то­варов[58].

Данные разъяснения способствуют формированию справедливой арбитражно­судебной практики по разрешению споров, связанных с возмещением убытков, при­чиненных нарушением договорных обязательств.

Возмещение убытков по общему правилу является максимальной мерой граж­данско-правовой ответственности, поскольку другие меры - уплата неустойки (ст.ЗЗО)6 выплата процентов за неисполнение денежного обязательства (ст.395) носят зачетный характер и учитываются при исчислении убытков, подлежащих возмеше-

РФ не были выделены и впоследствии Министерство отказалось профинансировать покупку указанных помещений. Невыделение средств из бюджета учреждению, ко­торое по статусу не вправе осуществлять предпринимательскую деятельность, а следовательно, лишено иных источников дохода, является обстоятельством, в ре­зультате которого обязательство прекращается невозможностью исполнения (ст. 146 ГК РФ). В связи с этим Управление федерального казначейства не несет ответствен­ности за неисполнение договора купли-продажи. А значит, в соответствие с п.2 ст.ЗЗО ГК РФ кредитор (Шигонское райпо) не вправе требовать уплаты неустойки, г.)

В современном законодательстве и судебной практике в зависимости от основа­ний ее установления традиционно различают неустойку, предусмотренную в законе ("законную неустойку") и в договоре ("договорную неустойку").

Законная неустойка может быть предусмотрена императивной нормой и тогда она подлежит безусловному применению. Так Федеральным Законом "О государст­венном материальном резерве" императивными нормами предусмотрено 12 видов не­устойки, взыскиваемой за нарушение обязательств поставщиками, получателями, хранителями и подрядчиками. Если же законная неустойка предусмотрена диспози­тивной нормой, то она применяется лишь тогда, если стороны своим соглашением не предусмотрели иной ее размер.

Законная неустойка подлежит применению независимо от того, предусмотрена ли обязанность ее уплаты соглашением сторон (ст.332 ГК РФ).

Законная неустойка имела наибольшее распространение среди других форм от­ветственности в советский период За все наиболее существенные нарушения важ­нейших обязательств между социалистическими организациями - договоров постав­ки, капитального строительства, обязательств по перевозке, по кредитованию и рас­четам неустойка предусматривалась нормативными актами, регулирующими соот­ветствующие отношения, т.е. законом в широком смысле слова. Законодатель видел в законной неустойке панацею от всех бед и средство для упорядочения экономиче­ских отношений. Это привело к деформации иных мер имущественной ответствен­ности.

Исправляя создавшееся положение, в новый ГК РФ введено правило (ст.322), определяющее, что законные неустойки могут устанавливаться только федеральны­ми законами.

нию. Убытки, как правило, возмещаются лишь в части, не покрытой взысканной неустойкой или суммой уплаченных за нарушение денежного обязательства процен­тов.

Формой ответственности за неисполнения или ненадлежащего исполнения обя­зательства служит также и неустойка.

Если за определенное нарушение договорного обязательства договором или за­коном предусмотрена неустойка и такое нарушение допущеЗД'то кредитор имеет право требовать уплаты неустойки должником.

В современном правовом регулировании неустойки сохранилось много тради­ционного и общего. Так, неизменным осталось в действующем Кодексе определение понятия неустойки. Это определенная законом или договором денежная сумма, кото­рую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязательства, в частности, в случае просрочки исполнения (п. 1 ст.330 ГК РФ, ст.187 ГК РСФСР 1964).

Неизменным осталось в новом ГК РФ правило о том, что кредитор не вправе требовать уплаты неустойки, если должник не несет ответственности за неисполне­ние либо ненадлежащее исполнение обязательства (п.2 ст.ЗЗО ГК РФ). Данная нор­ма широко используется в реальной судебной практике. Так Президиум ВАС РФ (постановление No.4051/97 от 21.10.97г.) отменил решение и постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Самарской области по делу No.224/7 в части взыскания с Управления федерального казначейства по Самарской области 4 500 000 000 рублей пеней и Шигонскому районному потребительскому обществу в этой части иска отказал. Как следовало из материалов дела, Шигонское райпо (про­давец) и (покупатель) Управление федерального казначейства по Самарской облас­ти с согласия Главного управления федерального казначейства Министерства финан­сов РФ заключили договор купли-продажи ряда административных зданий на общую сумму 1 500 000 000 рублей. Договором предусмотрено, что покупатель перечисляет общую стоимость зданий в один этап немедленно после поступления денежных средств на его счет от Минфина РФ, но не позднее 1 месяца со дня заключения до­говора. В случае несвоевременного перечисления средств покупатель платит пени в размере 1 процента от всей суммы договора за каждый день просрочки. Однако де­нежные средства для оплаты зданий в установленный срок Министерством финансов

В отличие от правил ранее действовавшего законодательства, устанавливающих, что стороны в заключаемом ими договоре не вправе были предусматривать иной размер неустойки или менять условия ее взыскания, установленные законом действующий Кодекс содержит правило, позволяющее соглашением сторон увеличивать размер законной неустойки, если закон этого не запрещает.

Договорную неустойку устанавливают сами стороны. Исключительно по усмотрению сторон определяется размер неустойки, порядок ее исчисления, условия применения и т.п. ГК лишь устанавливает требования к форме такого соглашения сторон о неустойке (ст.331). Поскольку соглашение о неустойке носит относительно самостоятельный по отношению к основному обязательству характер, к нему предъявляются особые, более жесткие требования. Оно должно быть письменным даже тогда, когда соглашение об основном обязательстве может быть заключено устно. Нарушение же требования о письменной форме всегда влечет недействительность соглашения о неустойке, притом его ничтожность.

Современное гражданское право не содержит законодательных ограничений договорной неустойки. Практика свидетельствует, что стороны при формулировании условий договоров о неустойке нередко предусматривают неразумные ее размеры. Например, из материалов дела No.2423/96 ВАС РФ следует, что между сторонами ООО "Капремонтник" и ООО "Селенит” заключен договор купли-продажи единого комплекса нежилых строений. Определена цена комплекса в сумме 530 984 160 рублей. За просрочку оплаты имущества договором предусмотрен штраф в размере 10 процентов от суммы задолженности за каждый день просрочки, что составляет 3650 процентов годовых. И таких примеров установления в договорах "неразумных" неустоек

огромное число, что позволяет делать утверждения о низком уровне договоров, за­ключаемых российскими организациями и предпринимателями.

Суды, рассматривая споры о взыскании подобных неустоек, не могут удовле­творять исковые требования в заявленных размерах, превышающих любые макси­мальные возможные убытки в связи с нарушением договорных обязательств. По­этому не случайно из кодекса в кодекс переносятся правила, позволяющие суду уменьшать размер неустойки.

Так ГК РСФСР 1964 года (ст. 190) предоставлял суду аналогичное право. Ос­нованием для его реализации считал то обстоятельство, что неустойка чрезмерно ве­лика по сравнению с убытками кредитора. При этом еще должны были приниматься во внимание степень выполнения обязательства должником, имущественное поло­жение граждан, участвующих в обязательстве; не только имущественный, но и вся­кий иной, заслуживающий уважения, интерес кредитора.

В действующий Кодекс также внесена специальная норма (ст.333), позволяю­щая суду уменьшать размер неустойки, если она явно несоразмерна последствиям на­рушения обязательства. Уменьшение размера неустойки судом в принципе одинако­во возможно и при договорной, и при законной неустойке. Условие договора, ис­ключающее возможность уменьшить неустойку по указанным в абз.1 основаниям, ничтожно.

ГК РФ также предусмотрены ситуации (абз.2 ст.333 ГК РФ), когда должник лишен права требовать уменьшения неустойки явно несоразмерной последствиям на­рушения обязательства. Сюда относятся ситуации, когда в неисполнении или в не­надлежащем исполнении обязательства виновен не только должник, но и кредитор (ст.404 ГК РФ), либо когда ответственность должника ограничена законом, напри­мер, путем установления ее пределов (п.2 ст.394 ГК РФ). ГК РФ). В этих ситуациях уменьшение размера неустойки, явно несоответствующей последствиям нарушения обязательства, зависит исключительно от усмотрения суда.

Как видно по сравнению с ранее действовавшим Кодексом РСФСР 1964 года, новый ГК РФ не связывает напрямую право суда на уменьшение неустойки с разме­ром убытков кредитора. Критерием для уменьшения неустойки по новому ГК служит соразмерность последствиям допущенного должником нарушения обязательства. Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от

1 июля 1996 года No6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации” (п.42) рекомендует судам при решении вопроса об уменьшении неустойки исходить из того, .что размер неустойки может быть уменьшен судом; при решении вопроса об уменьшении неустойки сле­дует исходить из того, что размер неустойки может быть уменьшен только в том случае, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нару­шения обязательства. Причем при оценке таких последствий судом могут принимать­ся во внимание в том числе обстоятельства, не имеющие прямого отношения к по­следствиям нарушения обязательства (цена товаров, работ, услуг, сумма договора и

^„55

т.п.

Норма, содержащаяся в ст.333 ГК, о праве суда уменьшить неустойку получила широкое распространение в судебной практике. ВАС РФ счел необходимым приме­нение данного правила, например, в деле, в котором сторона должна была получать по договору 1 586 676 518 рублей, а размер истребуемой с нее неустойки составил 3 833 190 754 руб.[59] [60], то есть в качестве обстоятельств, свидетельствующих о необ­ходимости уменьшить неустойку судом принято во внимание превышение размера неустойки над суммой задолженности. В другом деле в качестве обстоятельств, сви­детельствующих о необходимости уменьшить неустойку, принята во внимание не­значительность просрочки исполнения договора[61]. В третьем - взыскание с должника процентов за пользование за пользование чужими денежными средствами[62]. В чет­вертом - размер неустойки в полтора раза превысил понесенные стороной убытки[63]. Кроме того, необходимо отметить, что суды нередко уменьшают размер неустойки по вышеуказанным обстоятельствам при отсутствии ходатайства ответчика, то есть по собственной инициативе[64]. Таким образом, можно сделать вывод о том, что право

судов рассматривать уменьшение размера неустойки при ее несоразмерности

последствиям допущенного нарушения превращается в их обязанность.

Сохранены в действующем Кодексе и правила о соотношении неустойки с убытками, когда ставится вопрос о взыскании того и другого (ст.394 ГК РФ, ст. 189 ГК РСФСР 1964г.). Суп» общего правила, определяющего соотношение неустойки и убытков, заключается в том, что убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой (зачетная неустойка).

Общее правило о так называемой зачетной неустойке должно применяться во всех случаях нарушений обеспеченных неустойкой обязательств, кроме тех, для которых законом или договором предусмотрен какой-либо другой вариант соотношения неустойки и убытков, в частности, какой-либо вариант из числа указанных в ч.2 ст.394 ГК РФ. Из этих трех специальных случаев соотношения неустойки с убытками наибольшее практическое применение имеет первый, в котором допускается взыскание только неустойки, но не убытков (так называемая исключительная неустойка). Такая неустойка предусмотрена в ряде случаев действующим транспортным законодательством при перевозках грузов или багажа (ст. 105 ТУЖД РФ, ст. 152 УАТ РСФСР). Второй вариант соотношения неустойки и убытков предусматривает взыскание убытков в полной сумме сверх неустойки (так называемая штрафная неустойка). Такая неустойка довольно широко применялась в прошлом, например при просрочке поставки и поставке некачественных товаров и продукции. В настоящее время штрафная неустойка применяется весьма редко. Законом по существу она предусмотрена ст.811 ГК, которая устанавливает, что если заемщик не возвращает в срок сумму займа, то на эту сумму начисляются проценты в размере, предусмотренном п.1 ст.395 ГК независимо от уплаты заемщиком процентов по договору за пользование заемными средствами. Стороны при формулировании условий договора также редко используют штрафную неустойку как форму ответственности за нарушение обязательства. Однако в судебной практике встречаются случаи, когда стороны в договорах не устанавливают штрафную неустойку, а иски предъявляют на взыскание убытков и неустойки одновременно. Такое взыскание является неправомерным. По делу No.2034/96 Президиум ВАС РФ указал на то, что за недопоставку

должника от исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено зако­ном или договором.

Различие между неустойкой и убытками можно увидеть в следующем.

Во-первых, возмещение убытков как форму ответственности можно приме­нять во всех случаях при нарушении обязательств за некоторыми исключениями, предусмотренными законом или договором и когда убытки дей­

ствительно причинены. Неустойку можно взыскивать при нарушении обязательств, если она предусмотрена законом или договором независимо от того, причинены ли убытки.

Во-вторых, для взыскания неустойки кредитор представляет лишь доказательст­ва, подтверждающие нарушение обязательства, что сделать сравнительно легко. Для взыскания убытков кредитору необходимо еще дополнительно представить дока­зательства, подтверждающие причинную связь между понесенными убытками и на­рушением обязательства, размер убытков, возникших у кредитора в связи с нару­шением обязательства и принятие кредитором мер к предотвращению или уменьше­нию убытков.

В-третьих, неустойка - величина точно фиксированная, заранее установленная и известная участникам обязательства. Убытки же -величина неопределенная, они вы­являются лишь после нарушения обязательства.

Таким образом, неустойка в состоянии сильнее побуждать должника к исполне­нию обязательства и вернее и легче обеспечивать кредитора нежели взыскание убыт­ков.

Возмещением убытков и взысканием неустойки не исчерпываются меры, которые могут быть приняты кредитором к должнику, допустившему неисполнение либо не­надлежащее исполнение обязательства.

С введением в действие Гражданского кодекса Российской Федерации в судеб­ной практике стали широко применяться правила ст. 395 ГК РФ, предусматриваю­щие ответственность за неисполненние денежного обязательства в форме взыска­ния процентов за пользование чужими денежными средствами. Этими правилами ус­тановлено, что пользование чужими денежными средствами вследствие их неправо­мерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо

пшеницы, оплаченной покупателем полностью, продавец нараду с уплатой основной задолженности должен возместить и понесенные покупателем убытки, но лишь в той части, которая не покрыта предусмотренной договором неустойкой. Поскольку сто­роны не установили, что неустойка является штрафной, взыскание убытков и не­устойки признано неправомерным Постановлением Президиума ВАС РФ No.4931/96 от 20.05.97г. изменено решение Арбитражного суда Саратовской области и поста­новление Федерального арбитражного суда Поволжского округа по делу No.287/96-19 об одновременном взыскании убытков в заявленной сумме и неустойки, поскольку в заключенном сторонами договоре не предусмотрено взыскание убытков в полной сумме сверх неустойки[65] .Таким образом, как и прежде в случаях со штрафной неус­тойкой (и только в этих случаях) законодательством или договором в порядке ис­ключения допускается применение двух мер ответственности за одно и то же нару­шение обязательства.

Третий вариант соотношения неустойки и убытков, когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки (альтернативная неустойка) встречается в практике сравнительно редко.

Поскольку неустойка и убытки являются самостоятельными формами единой гражданско-правовой ответственности, следует определить их общие черты и разли­чия. Объединяет эти две формы ответственности их главное предназначение - воз­мещение кредитору причиненных потерь. Как и убытки, неустойка носит компенса­ционный характер. Кроме того, необходимыми условиями для их применения явля­ются противоправность неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязательст­ва и вина должника.

Уплата неустойки и возмещение убытков одинаково влияют на судьбу обяза­тельства, за нарушение которого они установлены. Так в соответствии со ст.396 ГК РФ уплата неустойки и возмещение убытков в случае ненадлежащего исполнения обязательства не освобождают должника от исполнения обязательства в натуре, ес­ли иное не предусмотрено законом или договором. А возмещение убытков в случае неисполнения обязательства и уплата неустойки за его неисполнение освобождают

неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств.

Следует отметить, что данная норма является универсальной формулой ответст­венности за нарушение такого широкого круга возмездных обязательств, где приме­няется денежная форма оплаты полученных товаров, произведенных работ, оказан­ных услуг

Из правила ст. 395 ГК РФ следует, что обязанность должника уплатить процен­ты за пользование чужими денежными средствами теперь установлена для всех слу­чаев их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, а также неоснова­тельного получения или сбережения за счет другого лица, в том числе когда денеж­ные обязательства возникли из договора.

Ранее действующим законодательством (п.З ст. 133 Основ гражданского законо­дательства 1991 года) проценты за пользование чужими средствами в размере средней ставки банковского процента, существующей в месте нахождения кредито­ра, предусматривались лишь для отношений, связанных с удержанием чужих денеж­ных средств, возникших при отсутствии договора.

В случае же просрочки исполнения денежного обязательства, возникшего из до­говора, ст.66 Основ гражданского законодательства 1991 года предусматривала пра­во кредитора требовать уплаты должником за время просрочки 5 процентов годо­вых, начисленных на сумму, уплата которой просрочена, если законодательными актами или соглашение сторон не был установлен иной размер процентов.

Возможно в условиях отсутствия инфляции такая мера ответственности вполне отвечала требованиям восстановления справедливости в гражданских отношениях. В условиях же инфляции, кризиса неплатежей, когда пользование чужими денеж­ными средствами стало заманчивым для недобросовестных участников гражданского оборота, естественно привлекательным явился способ определения возмещения, пре­дусмотренный п.З ст. 133 Основ для отношений, связанных с удержанием чужих де­нежных средств, возникших при отсутствии договора. Этот способ и явился основой для возникновения правил, изложенных в ст. 395 ГК РФ.

Включение в ГК названной статьи преследовало цель защиты прав и законных интересов участников имущественного оборота, добросовестно исполняющих свои

обязательства, от незаконных действий их контрагентов и компенсации причиненного им ущерба.

Что касается размера процентов, то в отличие от Основ гражданского законодательства 1991 года, в п.3 ст.66 которых сказано о том, что начисляются законные проценты, но размер их для предпринимательских обязательств не определен, в Кодексе установлено, что размер процентов, взимаемых за просрочку исполнения денежного обязательства, определяется существующей в месте жительства кредитора , а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения, учетной ставкой банковского процента.

Существенно, что применяется учетная ставка, существующая в месте жительства или месте нахождения кредитора.

Для внутреннего оборота, когда расчеты ведутся в рублях, это уточнение вроде бы значения не имеет, потому что учетная ставка банковского процента единая, она устанавливается Центральным банком России для межбанковских кредитов. В соответствии со сформировавшейся судебной практикой[66] в отношениях между организациями и гражданами Российской Федерации по ст.395 ГК подлежат уплате проценты в размере единой учетной ставки Центрального банка РФ по кредитным ресурсам, предоставленным коммерческим банкам (ставка рефинансирования). Но если расчеты производятся в валюте, то такой единой учетной ставки банковского процента уже нет. Здесь придется устанавливать и использовать среднюю ставку банковского процента, применяемую именно в месте нахождения (жительства) кредитора.

Разумеется, законом или договором может быть предусмотрен иной размер процентов. В связи с этим судебная практика последовательно применяет иной размер процентов во всех случаях, когда он установлен действующим законодательством. По делу No.5076/96 (Постановле­

ние Президиума ВАС РФ от 18 марта 1997 года) было признано необоснованным взыскание с клиента в пользу автотранспортного объединения за нарушение обяза­тельств по оплате услуг процентов за пользование чужими денежными средствами в размере, предусмотренном ст.395, в то время как УАТ установлен иной размер про­центов, который и подлежал взысканию[67].

Второй вопрос, часто возникающий при определении применяемой ставки процентов, - на какой день она берется?

Статья 395 ГК предусматривает три даты, на которые могут определяться ставки процентов: при добровольной их уплате должником ставка процентов определяется на дату уплаты долга; при взыскании долга в судебном порядке ставка процентов оп­ределяется судом на дату предъявления иска либо на дату вынесения решения. При этом судам рекомендовано Постановлением Пленумов ВС РФ и ВАС РФ No.6/8 от 1 июля 1996 года избирать ту процентную ставку, которая по своему значению близка к ставкам, существовавшим в период пользования чужими денежными средствами.

Судя по данному Постановлению выбор процентной ставки рассматривается как прерогатива суда. При этом ему не даются иных дополнительных критериев или указаний. Конкретные обстоятельства дела должны ориентировать суд на справедли­вое решение.

Правила данной статьи находят широкое применение в современной судебной практике. Примером может служить дело No. 1920/97, где Президиум ВАС РФ при­знал неправильным применение судом учетной ставки банковского процента за не­исполнения денежного обязательства на день должного исполнения обязательства[68].

Важное значение имеет норма, закрепленная в п.З ст.395 ГК. Хотя здесь есть оговорка о том, что законом и договором может быть установлено иное, однако об­щее диспозитивное правило гласит, что проценты подлежат уплате за весь период пользования чужими денежными средствами по день фактической уплаты этих средств кредитору.

долга в полном размере проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ, а также неус­тойка, выраженная в процентах, уплачиваемая за просрочку, подлежат уплате после уплаты основного долга, если иное не предусмотрено соглашением сторон" - это ка­тегоричный вывод, сделанный Президиумом ВАС РФ63.

Так, в мотивировочной части Постановления Президиума ВАС РФ No.626/97 от 10 июня 1997 года изложено: кассационной инстанцией правильно определена в соответствии со ст.319 ГК РФ первоочередность уплаты процентов по кредитному договору, затем основного долга, а также обоснованно сделан вывод о том, что по­вышенные проценты носят характер согласованной сторонами санкции за неисполне­ние денежного обязательства. Однако при оценке имеющихся доказательств не учте­но, что банк в нарушение закона и условий договоров при безакцептном списании денежных средств производил погашение в первую очередь не только процентов за пользование кредитами, но и повышенных процентов, увеличивая тем самым за­долженность заемщика[69] [70].

Особо следует сказать о процентах на долг, выраженный в иностранной валю­те, т.е. иными словами, рассмотрим вопрос о соотношении ст.ст. 317 и 395 ГК. Ка­залось бы, этот вопрос ныне решен в п.52 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ No.6\8 от 1 июля 1996г., установившего, что " в случаях, когда в соответствии с законодательством о валютном регулировании и валютном контроле денежное обя­зательство выражено в иностранной валюте (сг.З17) и отсутствует официальная учет­ная ставка банковского процента по валютным кредитам, размер процентов опреде­ляется на основании публикаций в официальных источниках информации о средних ставках банковского процента по краткосрочным валютным кредитам в месте нахож­дения кредитора. Если нет таких публикаций, размер процентов устанавливается на основании предъявляемой истцом в качестве доказательства справки одного из веду­щих банков, подтверждающей применяемую ставку по краткосрочным валютным кредитам".

До сих пор в судебно-арбитражной практике вопрос решался по-разному: проценты присуждали по день предъявления претензии, по день предъявления иска, по день вынесения судебного решения.

Суды при взыскании процентов или длящихся неустоек обычно капитализировали подлежащую уплате сумму на день вынесения решения и указывали ее в исполнительных листах, выдаваемых взыскателю, в твердом размере.

Теперь же в решениях суда и исполнительных документах, выдаваемых взыскателям, должны содержаться сведения о денежной сумме, на которую начислены проценты, размере этих процентов, о дате, начиная с которой производится их начисление. Конкретная сумма, которую составят взимаемые проценты, должна определяться соответствующим банком на день, когда фактически производится исполнение решения суда, то есть со счета должника списывается и перечисляется кредитору сумма, взыскиваемая в соответствии с судебным решением.

Также важное условие в применение ст.395 ГК РФ внесло Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ No.6/8 от 1 июля 1996 года п.51, что если денежное обязательство исполнено до вынесения решения, суд взыскивает проценты за пользование чужими деньгами в твердой суме. Необходимо отметить, что подобная практика, основанная на законе, существовала много лет. Так, в Кодексе торгового мореплавания была статья 309, где говорилось о законных процентах, которые уплачиваются по день уплаты соответствующей суммы ( в законе прямо сказано). Морская арбитражная комиссия всегда присуждала эти проценты по день платежа, и никогда никаких проблем на практике не было, потому что для банка подсчитать проценты на основании решения, в котором указаны суммы, на которые начисляются проценты, ставка процента и дата начисления процентов - это чисто арифметическая операция.

В настоящее время такие проценты предусмотрены в УАТ РСФСР и УВВТ СССР.

В постановлении Пленума Верховного суда РФ и пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 года №6/8 указано, что подлежащие уплате проценты являются простыми . Это означает, что предусмотренные п.1 ст.395 проценты подлежат начислению только на сумму долга по денежному обязательству и не должны начисляться на проценты за пользование чужими денежными средствами, если иное не предусмотрено законом.

Судебная практика также исходит из того, что положения статьи ст.319 ГК не распространяются на требования по уплате процентов в связи с неисполнение денежного обязательства (ст.395 ГК). "При недостаточности средств для погашения

Может показаться, что теперь ставится точка в вопросе, который вызывал не­однозначные решения на практике: если денежное обязательство выражено в рублях, то применяется ставка рефинансирования, устанавливаемая для рублевых кредитов; если же неправомерно удерживаются средства в иностранной валюте, то следует взыскивать процентную ставку по валютным кредитам.

Однако остается неясным один очень важный вопрос: какие проценты должны начисляться на долг, который по соглашению сторон выражен в иностранной ва­люте, но подлежит уплате в рублях по официальному курсу соответствующей валю­ты на день платежа?

Думается, что следует исходить из того, что долг, выраженный в иностранной валюте, является таковым до того дня, как сумма долга переводится в рубли. В част­ности, предъявление иска должно автоматически переводить такой долг в рубли, ибо предъявление требования в иностранной валюте в отношении долга, выраженного в иностранной валюте в соответствии с п.2 ст.317, недопустимо.

Должник, допустивший просрочку исполнения денежного обязательства, выра­женного в иностранной валюте в соответствии с п.2 ст. 317, обязан по ст.395 уплатить валютные проценты на этот долг до момента перевода суммы долга в рубли и уп­латить рублевые проценты на долг после момента перевода долга в рубли.

К сожалению, в практике судов встречаются случаи, когда такой долг перево­дится в рубли на определенную дату, а за период до этой даты суд присуждает еще проценты по ставке рефинансирования рублевых кредитов. Такая практика представ­ляется нс основанной на законе.

Так, Президиум ВАС РФ по делу No.3050/96 (Постановление от 09.01.97г.) признал неправильным определение суммы подлежащих уплате процентов за поль­зование чужими денежными средствами в иностранной валюте исходя из ставки ре­финансирования Банка России не по валютным, а по рублевым кредитам 61.

Соотношение убытков и процентов определено в п.2 ст.395 ГК РФ.

Кредитор вправе требовать возмещения ему убытков, причиненных неправомерным пользованием его денежными средствами лишь в части, превышающей сумму про-

67 Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. -1997. -№4. -С.97-98.

центов, исчисленных по ст.395. Примером может служить дело No.54/97 (Поста­новление Президиума ВАС РФ от 29.04.97г.)[71].

Весьма сложным является вопрос о соотношении процентов по ст.395 ГК и ус­тановленных законодательными актами или договорами пени за неисполнение де­нежного обязательства. В ряде случаев такого рода пеня есть и в новом законода­тельстве. Например, п.7 ст.8 Закона о закупках устанавливает за несвоевременные платежи пеню в размере 2, а при просрочке более 30 дней - 3%. Очевидно, что в по­добного рода случаях совокупное взыскание пени и процентов по статье 395, было бы юридически неправомерным, поскольку, во-первых, не соответствует правилам о зачетном характере как неустойки, так и процентов и, во-вторых, необоснованно пре­вращает неустойку из зачетной в штрафную.

Ст.395 ГК, позволяющая потерпевшей стороне взыскать с неисправного контр­агента банковский процент, начисляемый на просроченную сумму по денежному обя­зательству, не дает прямого ответа на вопрос о правовой природе подлежащих упла­те процентов.

В юридической литературе и практике встречаются различные рассуждения по этому вопросу. Одни полагают, что проценты представляют собой обычную плату за пользование деньгами, аналогичную процентам по договору займа. Другие исходят и того, что ст. 395 предусматривает санкцию за допущенное неисполнение денежного обязательства.

Н.Гончарова утверждает, что "взыскание процентов носит скорее компенсаци­онный характер, предлагающий возмещение инфляционных потерь и возможных убытков, связанных с необходимостью пользоваться краткосрочным кредитом на сумму отвлеченных средств и т.д."[72].

В то же время высказываются мнения о том, что проценты по ст.395 ГК следу­ет рассматривать как неустойку[73] или как форму возмещения убытков в связи с не

исполнением должником денежного обязательства[74].

Например, А.Попов утверждает, что "гораздо больше предпосылок рассматри­вать проценты за пользование чужими деньгами как неустойку. И гипотеза, и диспо­зиция ст.395 ГК вполне корреспондируется с соответствующими конструктивными элементами п. 1 ст.330 ГК"[75].

М.Розенберг высказал мнение о том, что эти проценты не представляют собой ни неустойку, ни нормативно установленные убытки; это- особая плата за пользо­вание чужими денежными средствами [76]. Существуют мнения, что взыскание процентов - это самостоятельная мера гражданско-правовой ответственности ( по­мимо неустойки, возмещения убытков и др.). В полном соответствии с этим мнением Хохлов В. полагает, что указанные проценты являются третьим видом (вслед за убытками и неустойкой) основных (универсальных) санкций в коммерческом обо­роте [77] [78].

Все высказываемые предположения имеют под собой основания. Действитель­но, первоначально после введения в действие части первой ГК РФ казалось, что предусмотренные ст.395 проценты носят компенсационный характер и направлены прежде всего на возмещение потерь, которые неизбежно несет кредитор в случае не­исполнения должником денежного обязательства. Не случайно их размер определя­ется учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обяза­тельства, т.е. это фактически установленный законом минимальный размер упущен­ной выгоды.

Помимо этого, ч.2 ст.395 ГК РФ предусматривает, что эти проценты по отношению к убыткам носят зачетный характер. Из этого исходили разъяснения и ВАС РФ. Так, Президиум ВАС РФ в Постановлении No.7623/95 от 26 февраля 1996

ближе к тому, чтобы считать, что проценты, взыскиваемые по ст. 395, являются ме­рой гражданско-правовой ответственности. На это указывает само название ст.395, ее нахождение в главе 25, посвященной ответственности за нарушение обязательств, а главное то, что проценты взыскиваются за пользование чужими средствами при ус­ловии неправомерного их удержания или уклонения от их возврата, а также в слу­чае неосновательного получения или сбережения денег за счет другого лица. Приме­ром может служить дело No.4296/96,no которому истец за оказанные услуги электро­связи требовал с ответчика - профессионального училища, финансируемого из феде­рального бюджета, наряду с основным долгом и пени за несвоевременную оплату услуг также проценты за пользование чужими денежными средствами. Президиум ВАС РФ указал, что удовлетворяя иск в отношении взыскания процентов, суд не установил наличие в действиях ответчика элементов противоправного поведения, что является обязательным условием ответственности по ст.395 ГК, поскольку поль­зования чужими денежными средствами не было[79].

Как видно из п. 1 ст.395, взыскание процентов- следствие неправомерного пове- дения должника. При этом неправомерное поведение должника выражается в неис­полнении денежного обязательства, возникшего из договора (договорная ответствен­ность). По делу No.4378/96 (Постановление Президиума ВАС РФ от 11 марта 1997 года) акционерному обществу было отказано во взыскании процентов с обслужи­вающего банка, который по поручению клиента (АО) списал с его расчетного счета денежные средства и направил через клиринговую палату получателю, на счет ко­торого они не поступили по вине другого банка. Таким образом установлено, что

банк плательщика не пользовался денежными средствами клиента, поэтому требова- 78

ние о взыскании с него процентов не основано на законе .

Таким образом, предусмотренные ст.395 ГК проценты подлежат взысканию лишь при наличии полного состава правонарушения, закрепленного в этой статье. Во-первых, необходимо неправомерное неисполнение денежного обязательства. Во- вторых, требуется, чтобы должник пользовался чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания. В Постановлении Пленумов ВС РФ и

года констатировал: что касается процентов за пользование чужими денежными сред­ствами, то отказ апелляционной инстанции во взыскании их является неправомер­ным. Ссылка на то, что проценты, предусмотренные ст.395 ГК РФ, могут взиматься только в том случае, если договором не установлена неустойка за неисполнение обя­зательства, несостоятельна. Судом дано неверное толкование этой нормы [80]. Этим Постановлением Президиум ВАС РФ взыскал с ответчика проценты наряду с неус­тойкой одновременно.

Однако в последнее время толкования ВАС РФ по мнению ст.395 ГК РФ противо­положны изложенному выше. В ряде своих Постановлений (No.54/97 от 29 апреля 1997 года,1Чо.731/97 от 20 мая 1997 года, No. 1605/97 от 24 июня 1997 года и др.) Пре­зидиум ВАС признал невозможность одновременного взыскания неустойки и про­центов, предусмотренных ст.395 ГК, за неисполнение денежного обязательства. Ло­гика его рассуждений изложена в мотивировочной части Постановления No. 1605/97: одновременное взыскание судом пеней за просрочку платежа и процентов за пользо­вание чужими денежными средствами нельзя признать правомерным, поскольку исходя из смысла ГК РФ за одно и то же правонарушение не могут применяться две меры ответственности[81].

Тем самым Президиум ВАС РФ признал, что предусмотренная ст.395 ГК ответст­венность носит не компенсационный характер (подобно возмещению убытков), а штрафной характер и по сути является санкцией за неисполнение денежного обяза­тельства.

На отсутствие тождества между неустойкой и процентами указано в п.50 по­становления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N6/8 1 июля 1996 года.

О том, что проценты годовых не могут являться убытками, смело можно де­лать такое заключение, основываясь на том, что законодатель предусмотрел прави­ло (п.2 ст.395 ГК), определяющее зачетный по отношению к убыткам характер про­центов (также, как и в отношении неустойки).

Если уплата процентов представляет собой санкцию, то ее следует применять по тем же правилам, что и нормы ответственности. Формирующаяся судебная практика

ВАС РФ No.6/8 указано, что в качестве пользования чужими средствами следует рас­сматривать также просрочку уплаты должником денежных сумм за переданные ему товары, выполненные работы или оказанные услуги.

Согласно новому ГК РФ санкция в виде процентов применяется, в частности, к отношениям, возникающим при купле-продаже товаров (ст.486,487) при не­своевременной оплате покупателем переданного ему товара, а также при несвоевре­менной передаче покупателю оплаченного предварительно товара за просрочку вы­платы ренты (ст.588); за просрочку возврата средств по договору займа (независимо от уплаты процентов, установленных договором займа, ст.811); в случае принятия вклада от гражданина лицом, не имеющим на это права (ст.835); при несвоевремен­ном зачислении банком на счет поступивших клиеніу денежных средств либо их не­основательного списания банком со счета, а также невыполнения указаний клиента о перечислении денежных средств со счета либо об их выдаче со счета (ст.856); при несвоевременной оплате чека (ст.885); при неосновательном сбережении страхова­телем за счет ненадлежащего выполнения обязанности страхования (ст.937).

Проценты годовые за неисполнение (просрочку исполнения) денежных обяза­тельств являются самостоятельной, наряду с возмещением убытков и уплатой неус­тойки, формой гражданско-правовой ответственности, а значит, имеет свои особен­ности. Например, убытки за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обяза­тельства взыскиваются, если они действительно причинены. Для взыскания убытков необходимо доказать их размер и что само потерпевшее лицо приняло все необходи­мые меры для их устранения.

Неустойка, также как и проценты годовые, взыскивается независимо от того, причинены ли убытки. Размер неустойки и процентов определяется в точно фиксиро­ванных размерах. Они заранее устанавливаются и известны участникам обязательст­ва.

Проценты годовые за пользование чужими денежными средствами по форме исчисления схожи с неустойкой. Однако, в отличие от неустойки, уплата процентов годовых производится за неисполнение лишь денежного обязательства. В отличие от неустойки проценты не могут признаваться способом обеспечения обязательств. Кроме того, основанием освобождения должника от уплаты неустойки может слу­жить отсутствие вины, а при осуществлении предпринимательской деятельности -

непреодолимая сила, если стороны не договорились иначе. Проценты годовых за не­исполнение (просрочку исполнения) денежного обязательства взыскиваются всегда, т.е. в денежных обязательствах невозможность исполнения исключается (п.З ст.401 ГК РФ).

Таким образом, особенности процентов годовых, выделяющие их в самостоя­тельную форму гражданско-правовой ответственности, следует искать в специфиче­ском предмете самого денежного обязательства.

В этой связи следует отметить, что при предъявлении иска о взыскании процентов необходимо четко определять предмет иска. Наиболее частой ошибкой является смешение требований об уплате процентов и о возмещении убытков. Действитель­но, повод для этого есть: ст.395 ГК установлено, что в случае, если убытки причине­ны кредитору неправомерным пользование его денежными средствами, превышают сумму причитающихся ему процентов, он вправе требовать от должника возмещения убытков в части, превышающей эту сумму. В постановлении Президиума ВАС от 7 мая 1996 года по делу №6960/95 указано, что если истец заявляет требование о взы­скании убытков на основании ст. 15 ГК РФ, то ст.395 ГК не подлежит применению, поскольку, как указано выше, проценты носят зачетный характер по отношению к убыткам. Спор возник в результате несвоевременного возврата ошибочно перечис­ленных денежных средств. Поэтому суд первой инстанции применил ст.404 ГК о возможности уменьшения размера ответственности должника при наличии вины кре­дитора в причинении ему убытков. ВАС России указал, что если истец ставит во­прос о взыскании убытков, то ему надлежит доказать факт их причинения и размер. Если же предметом иска является взыскание процентов за пользование чужими де­нежными средствами их неправомерного удержания, то применение ст.404 ГК РФ в этом случае является необоснованным.[82]

Основанием договорной ответственности является нарушение договора.

Действующий ГК РФ сохраняет вину в качестве общего условия ответственности за нарушение обязательств. В соответствии с п.1 ст.401 лицо, не исполнившее обяза­тельство, либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при

наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или до­говором предусмотрены иные основания ответственности.

Необходимо отметить, что в действующем ГК РФ существенно уточнено понятие вины по сравнению с Основами 1991 года. Это понятие дается через определение не­виновности. Ранее должник признавался невиновным, если доказывал, что принял все зависящие от него меры для надлежащего исполнения обязательства. Теперь «лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, ка­кая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства» (п.1 ст. 401 ГК).

По общему правилу, если имеет место вина, то независимо от ее формы пра­вонарушитель обязан возместить причиненные убытки в полном объеме (п.1 ст. 15 ГК РФ).

В некоторых случаях, предусмотренных законом или договором, форма вины может повлиять на размер ответственности. Так, в соответствии со ст.404 ГК (кото­рая повторяет правила о вине кредитора, содержавшиеся ранее в ст.224 ГК 1964г.), если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обоих сторон, суд соответственно уменьшает размер ответственности должника. Это положение получило широкое применение в судебной практике.

Так, по делу No. 1951/96 (Постановление Президиума ВАС РФ от05.11.96г.) установлено, что невыполнение обязательств по несвоевременному возврату тары произошло по вине обоих сторон. Заключая договор поставки, ТОО "Булат" не ука­зало своих отгрузочных реквизитов, своевременно не выдало сертификат на спецкон- тейнеры, а также не указало в товарно-транспортной накладной сведения, необхо­димые для их возврата. В свою очередь, получатель - АООТ "Торгмаш", зная усло­вие договора о возврате контейнеров, не принял всех необходимых мер по своевре­менному выяснению отгрузочных железнодорожных реквизитов поставщика и воз­врату тары в срок. В связи с чем суд соответственно уменьшил размер ответственно­сти должника.[83]

Суд вправе также уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков,

причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял ра­зумных мер к их уменьшению. Например, если покупатель, не получив от продавца товары в установленный договором срок, приобретает аналогичные товары у друго­го продавца по ценам, значительно превышающим цены за подобные товары при сравнимых обстоятельствах, имея при этом реальную возможность купить соответ­ствующие товары, уплатив за них нормальную цену, то в этом случае убытки, свя­занные с приобретением покупателем товаров, не переданных продавцом, в виде разницы между уплаченной и среднерыночной ценой не должны возмещаться долж­ником. Или, если покупатель, не получив от поставщика сырье в соответствующий период поставки, не воспользовался имеющейся возможностью для приобретения соответствующего сырья на рынке, но затем предъявляет поставщику требование о взыскании упущенной выгоды в виде неполученной прибыли в связи с тем, что в соответствующий период он не произвел и не реализовал продукцию, то в этом слу­чае при определении размера убытков необходимо учитывать непринятие покупате­лем разумных мер к их уменьшению.

Правила ст.404 ГК применяются в случаях, когда должник в силу закона или дого­вора несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обяза­тельства независимо от своей вины.

Однако эти правила неприменимы, если неисполнение обязательства вызвано ис­ключительно виной или действиями кредитора. В таких ситуациях должник должен быть полностью освобожден от ответственности, поскольку неисполнение обяза­тельства было вызвано самим кредитором и отсутствуют основания, необходимые для возложения ответственности на должника.

Статья 404 ГК не указывает, на основании каких критериев суд уменьшает от­ветственность должника при наличии вины кредитора. Думается, что основным та­ким критерием должна являться степень виновности сторон ( как это было преду­смотрено п.1 ст. 132 Основ ГЗ для случаев причинения вреда). Чем выше степень вины сторон в обязательстве, тем большая часть убытков относится на ее счет.

Действующий кодекс также сохранил правило о презумпции виновности долж­ника, нарушившего обязательство. В соответствии с п..2 ст.401 ГК он считается ви­новным до тех пор, пока не докажет свою невиновность. Это правило имеет боль­шое практическое значение и существенно облегчает при возникновении споров по­

ложение потерпевшего кредитора. Необходимо отметить, что данное правило в действующем Кодексе усилено нормами, регулирующими отдельные виды обяза­тельств. В частности, это можно отнести к ст.796, не содержащей правил, анало­гичных ч.2 ст.382 ГК 1964 г., согласно которой в транспортных уставах (кодексах) могли были предусматриваться случаи, когда доказательство вины перевозчика в не- сохраненности груза перелагалось на получателя или отправителя, и такое перело­жение бремени доказывания вины могло оговариваться в уставах и кодексах для всех видов транспорта. После вступления в силу ГК соответствующие правила о бремени доказывания грузовладельца, содержащиеся в транспортных уставах и ко­дексах, утратили свое значение.

Вместе с тем закрепленная в гражданском законе презумпция виновности долж­ника не исключает для потерпевшего кредитора возможности представить суду доказательства виновности должника.

Следует отметить, что с принятием Основ гражданского законодательства 1991 года наличие вины в гражданском праве перестало служить необходимым осно­ванием ответственности за нарушение обязательства при осуществлении предпри­нимательской деятельности (п.2 ст. 71). В новом ГК РФ правило о вине как условии ответственности также является диспозитивным. В силу закона и условий договора- из правила об ответственности за вину могут быть допущены исключения, учиты­вающие особенности отдельных іруїш обязательств и специфику конкретных догово­ров.

Основное такое отступление предусмотрено в п.З ст.401 ГК, согласно которому при осуществлении предпринимательской деятельности ответственность предпри­нимателя по общему правилу наступает и при отсутствии его вины.

Таким образом, предприниматель при неисполнении или ненадлежащем исполне­нии обязательства при осуществлении предпринимательской деятельности несет повышенную ответственность. Он отвечает даже за случайное (невиновное) неис­полнение или ненадлежащее исполнение обязательства при осуществлении предпри­нимательской деятельности.

Это особое правило является изъятием из равного подхода ко всем участникам гражданских правоотношений. В основе этих изъятии лежит то, что Кодекс относится к предпринимателю как к профессионалу, как к тому, кто, действуя в обороте, зна-

ет больше и может больше, и с кого, соответственно, должен быть и больший спрос,

чем с обычного гражданина или с некоммерческой организации.

По делу №3671/96 установлено, что коммерческий банк, принявший на себя функции уполномоченного депозитария и платежного агента по обслуживанию ка­значейских обязательств Минфина РФ, не обеспечил необходимых мер, препятст­вующих исполнению поддельного поручения на перевод казначейских обязательств. Такая неосмотрительность позволила перевести указанные ценные бумаги помимо воли их держателя, в связи с чем на банк и была возложена ответственность.[84]

И, напротив, по делу №4884/97 (Постановление Президиума ВАС РФ от 16.12.97г.) установлено, что товарищество домовладельцев "Стрела" не являлось коммерческой организацией и его обязательства не связаны с предпринимательской деятельностью, поэтому применять к нему ответственность за неисполнение обя­зательства при отсутствии вины неправомерно.[85]

В сфере предпринимательской деятельности обстоятельством, освобождающим от ответственности, является лишь воздействие непреодолимой силы, т.е. чрезвы­чайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. Они обозначаются также терминами "форс-мажор" или "форс-мажорные обстоятельства*1 и могут быть подразделены на две группы: 1) природные стихийные явления (землетрясения, на­воднение, пожары, тайфуны, резкие температурные колебания и т.д.); 2) некоторые обстоятельства общественной жизни: военные действия, забастовки, эпидемии, рас­поряжения компетентных органов власти, запрещающие совершить действия, преду­смотренные обязательством и т.п.

Если перечисленные обстоятельства обладают признаками чрезвычайности и не- предотвратимости и причинно обусловили неисполнение обязательств, что должник должен доказать, он освобождается от ответственности за допущенное нм наруше­ние. Нс являются непреодолимой силой названные в п.З ст.401 ГК неблагоприятные факторы общественной жизни, а также иные производственные трудности и техни­ческая сложность принятых к исполнению обязательств. Должник обязан их преодо-

лсвать. И если это не будет им сделано, он несет ответственность за неисполнение обязательств.

Так, в соответствии со ст. 1079 ГК юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (транспортные орга­низации, промышленные предприятия, стройки, владельцы автотранспортных средств и т.п.) обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Статья 901 ГК устанавливает, что организация, для которой хранение является одной из целей деятельности, освобождается от ответственности за утрату, надосгачу или повреждение имущества только тогда, когда это вызвано не­преодолимой силой, или произошло из-за свойств имущества, о которых хранитель не знал и не должен был знать, или в результате умысла или грубой неосторожности поклажедателя.

Тот же принцип ответственности предпринимателя содержится, например в ст. 358, где речь идет об ответственности ломбарда. Там уже в императивной форме, а не диспозитивной, говорится, что ломбард освобождается от ответственности только в случаях непреодолимой силы. В этом находит отражение подход к нему как к профессионалу, который должен быть более осторожным, более внимательным, чем другой участник оборота.

Правила о безвиновной ответственности предпринимателя являются диспози­тивными. Стороны своим соглашением могут вводить вину в качестве условия ответ­ственности предпринимателя. Кроме того, и законом во многих случаях вводится ответственность предпринимательских структур только при наличии вины. Напри­мер, вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устра­нение которых от него не зависило. По договору хранения за утрату, недостачу ил мер, по договору контрактации производитель сельскохозяйственной продукции, не исполнивший обязательство либо исполнивший ненадлежащим образом, несет от­ветственность при наличии вины (ст.538 ГК). По договору энергоснабжения в случае, если в результате регулирования режима потребления энергии, осуществленного на основании закона или иных правовых актов, допущен перерыв подачи энергии або­ненту, энергоснабжающая организация несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных обязательств при наличии вины (ст.547 ГК).

<< | >>
Источник: Доренкова Юлия Михайловна. Исполнение договорного обязательства в гражданском праве России. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Ответственность за нарушение договорного обязательства:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -