<<
>>

3. Метод гражданского права

Гражданское право включает в себя определенные этой отраслью права правила поведения, выполнение которых обеспечивается мерами государственного принуждения. Но в этом еще нельзя усмотреть чего-либо специфического только для гражданского права, ибо подобный метод характерен для права вообще.
Чтобы выявить специфику метода гражданско-правового регулирования, нужно установить, чем он отличается от методов, применяемых в других отраслях права. Право может действовать методом предписания, запрета, дозволения и т.п. Какой же метод характерен для гражданско-правовых норм?

Нормы права реализуются в жизни посредством правоотношений, участники которых выступают в качестве носителей прав и обязанностей. Правоотношения возникают на почве применения любых юридических норм, относящихся к различным отраслям права. Но так как каждая отрасль права обладает своим особым методом регулирования, это с необходимостью отражается на структуре связанных с нею правоотношений.

Так, административное право действует методом властных предписаний, и потому административные правоотношения строятся как отношения власти и подчинения. Такая же структура характерна и для уголовных правоотношений, в которых лицо, подвергающееся наказанию, подчиняется органу, назначающему наказание или приводящему его в исполнение. Элементы подчинения свойственны и многим другим правоотношениям.

По-иному строятся гражданско-правовые отношения. Конечно, и их субъекты подчинены определенному порядку, установленному в гражданских законах. Но элементы власти и подчинения практически полностью устранены из их взаимных отношений. Как участники гражданского правоотношения они находятся в положении юридического равенства. Этим метод гражданского права и отличается от методов, которые в процессе правового регулирования применяются в других отраслях права.

Но почему гражданское право пользуется данным, а не каким-либо иным методом? Чем это объясняется: произвольным усмотрением государства или явлениями объективного порядка?

При разработке того или иного метода государство учитывает характер отношений, охватываемых данной отраслью права, специфику предмета ее регулирования.

Основную массу отношений, включаемых в сферу действия гражданского права, составляют имущественные отношения в их стоимостной форме. Но стоимостные отношения иначе как на началах равенства строиться не могут. Поэтому регулирование указанных отношений по принципу юридического равенства их субъектов и воспринято гражданским правом в качестве его специфического метода3 .

Следовательно, для выявления сущности каждой отрасли права решающее значение имеет ее предмет, поскольку от него зависит и им определяется также и метод правового регулирования. Но если границы предмета известны, а его определяющая роль установлена, то наряду с предметом в общем определении понятия отрасли права должно быть отведено место и для показа свойственного ей особого, специфического метода правового регулирования.

Предметом гражданского права являются имущественные отношения стоимостного характера, а также личные неимущественные отношения.

Эти отношения регулируются гражданско-правовыми нормами на началах юридического равенства их субъектов. С учетом критериев предмета и метода регулирования должно быть сформулировано общее определение понятия гражданского права.

Гражданское право как отрасль единого права есть совокупность норм, регулирующих на началах равенства имущественные отношения в их стоимостной форме. Гражданское право также регулирует связанные с имущественными личные неимущественные отношения, а также и иные личные неимущественные отношения, кроме случаев, предусмотренных законодательными актами или вытекающих из существа этих отношений.

В юридической науке распространенным является взгляд, что сущность любой отрасли права определяется предметом ее регулирования, а метод регулирования имеет для ее характеристики лишь вспомогательное, но не решающее значение. Как право в целом, будучи явлением надстроечного характера, определяется экономическим базисом общества, так и метод правового регулирования представляет собой момент вторичного порядка, зависящий от предмета регулирования, от содержания тех реальных общественных отношений, которые регулируются данной отраслью права.

Однако от этих положений отходят некоторые авторы, когда обращаются к решению конкретной задачи - к определению понятия гражданского права.

Так, например, М.М. Агарков утверждал, что «разграничение гражданского и административного права должно идти по линии отграничения имущественных отношений от организационных отношений»4. Различие же между названными отношениями он усматривал в том, что организационные отношения строятся как «отношения власти и подчинения»5 . Но элементы власти и подчинения, точно так же, как начало юридического равенства, характеризуют не предмет, а метод регулирования. Стало быть, именно метод, а не предмет регулирования выдвигался (М.М. Агарковым в качестве решающего признака отграничения гражданского права от права административного.

Некоторые авторы, исходя из того, что гражданское право регулирует имущественные отношения, предлагали вообще произвести коренную перестройку с тем, чтобы изъять имущественные отношения из всех дру- гих отраслей права и переключить их в полном объеме в сферу действия гражданского права6 . При этом забывалось, что задача науки состоит в объяснении реальных фактов, а не в том, чтобы «подогнать» эти факты под то или иное теоретическое построение. Система права есть явление объективное, которое должно получить соответствующее научное обоснование. В ее исследовании нельзя двигаться обратным путем: вначале изобрести теорию системы права, а затем ломать то, что фактически существует и действует.

В литературе был выдвинут еще один критерий предметного определения гражданского права - критерий гражданского оборота7. Но и этот критерий не выдерживает критической проверки.

Понятие гражданского оборота употребляется в науке в двух смыслах: в юридическом и экономическом. Под гражданским оборотом в юридическом смысле понимают совокупность тех предусмотренных законом фактов, в силу которых возникают гражданские правоотношения. Оборот в таком его понимании не может быть использован для выявления сущности гражданского права, ибо теоретическое определение, основанное на этом критерии, неспособно сказать ничего большего, кроме того, что гражданское право регулирует отношения, предусмотренные гражданским законом.

Но это равносильно тому, как если бы мы сказали, что гражданское право есть гражданское право. Под гражданским оборотом в экономическом смысле понимают совокупность имущественных отношений, складывающихся в сфере производства и обмена. Но так как эти отношения регулируются не только гражданским правом, критерий экономического оборота также не обеспечивает должного решения интересующей нас проблемы.

Право частное и публичное

Исходные основания для деления права на публичное и частное обычно усматривают в формуле Ульпиана об устремленности права к Римскому государству в целом или обращенному к пользе отдельных лиц. По характеру дошедших до нас источников эта позиция совершенно справедлива. Насколько известно, более ранних источников о делении права на публичное и частное у нас нет. Однако теоретические выводы, вытекающие из анализа римского права с учетом высказывания Ульпиана, позволяют утверждать, что там и в той мере, где и поскольку возникает товарное обращение, должно было появиться и частное право, как бы оно ни именовалось на языке законодателя. Без риска впасть в ошибку, «предсказывая» прошлое, мы, тем самым, более точно определили бы историческую протяженность времени существования частного права от зарождения товарных отношений до их всеобщей распространенности.

Небольшой перерыв в воцаренности этой правовой системы - от падения Рима до появления творчества глоссаторов в XI столетии - кончается очередным ее возрождением во все более нарастающих масштабах, достигших вследствие кодификации XIX и XX вв. своих огромных объемов в формировании капитализма и общества, опирающегося на товарное производство.

Право рассматривается нами как система правил поведения (норм), исходящих от государства, выражающих волю государства и господствующие или всеобщие интересы, охраняемых реальными мерами государственной защиты или возможностью их применения8.

Из этого определения следует, что право воплощает два компонента: субъективный и объективный.

Но трактуют эти компоненты по-разному.

Авторы, которые не различают право и законодательство, обычно специально этих вопросов не касаются. Они говорят о значении волевого момента в области гражданского (частного) права, но не соединяют его только с законодательством или только с правом. М. И. Брагинский9 , например, признает гражданское и частное право тождественными, но не называет прямо частное право ни отраслью права, ни отраслью законодательства.

Другие признают размежевание права и законодательства. При этом право объявляется объективным феноменом, а законодательство, по их мнению, носит субъективный (волевой) характер. Таков, например, взгляд В.Ф. Попандопуло, который объявил закон, указ, постановление «т.н. первичным элементом (клеточкой) законодательства»10.

В связи с этим необходимо отметить следующее. Во-первых, право, так же как и законодательство, не может появиться без государственной деятельности. В этом смысле и то, и другое субъективны. Но при формировании отраслей законодательства классифицирующий критерий избирает законодатель (жилищное законодательство, гражданское законодательство, морское законодательство и т.п.), а при законодательном закреплении права все зависит от объективной природы правовых отраслей, и, стало быть, нельзя включить уголовно-правовую норму в гражданское право, а гражданско-правовую норму - в административное право и т.п. Попытки объективизации права как лежащего вне законодательства, а в реальных общественных отношениях уже предпринимались в истории, но не находили убедительных объяснений. Тщетно определить право как систему норм и объявить ее творцом не государство, а реальные отношения. Не нужно смешивать право и правоотношение.

Во-вторых, понятие «клеточки» было выдвинуто Энгельсом при его оценке «Капитала» Маркса, где некое простейшее в буржуазной экономике явление - товар - позволяет постепенно обнаружить природу капитализма в целом как экономической системы. В системе же законодательства, говорит В.Ф.

Попандопуло, такую функцию выполняют закон, указ и другие формы нормотворчества. Закон, например, Конституция (закон!) есть элементарная клеточка права?! Едва ли с этим можно согласиться. Так же как норма образует элементарную клеточку права, статья является элементарной клеточкой закона - одна, несколько отдельных, в зависимости от числа статей, выражающих правовую норму. Движение по вертикали от статей закона приводит к выявлению субинститутов, институтов, подотраслей и отраслей законодательства, а нормативные акты служат формой выражения законодательства и различных его подразделений.

В-третьих, нормы права и статьи законодательства могут предлагаться любыми субъектами, но принятие их зависит только от соответствующего нормотворческого органа. Напротив, систематизация того и другого доступна и государству и гражданам. Однако официальной признается только компетентная государственная систематизация. Что же касается частной систематизации, то она осуществляется отдельными субъектами или группой субъектов для удобства отыскания и применения соответствующих статей правовых источников. Но как неофициальная (частная) она не имеет обязательной силы и не может служить даже основанием ссылок на определенный нормативный акт.

В той же работе утверждается, что частное право зиждется на равенстве, а все остальные правовые подразделения - на неравенстве (подчинении). Этим автор подкрепляет свой вывод, относящийся к системе права и разделяющий ее на две отрасли: частное (равенство) и все остальное (неравенство, подчинение). Признание частного права другим наименованием гражданского права и самостоятельной правовой отраслью сомнений не вызывает. Но объявление всех остальных отраслей всего лишь второй отраслью права как опирающейся на неравенство, подчинение, не может быть поддержано. Для проверки его обоснованности имеется вполне надежный критерий - общая часть отраслевого законодательства, или отраслевого права. Применительно к гражданскому (частному) праву нет нужды доказывать осуществимость этого требования: там Общая часть существует со времен разработки пандектной гражданско-правовой системы и не выделяется при институционной системе, пока она не заменяется системой пандектной. Напротив, создание общей части при образовании единой отрасли взамен всех остальных (кроме частного) правовых отраслей невозможно. Кто этому не верит, пусть попробует вывести общую часть, скажем, для материального и процессуального права, или для всех других отраслей права одновременно. Из этой попытки ничего не выйдет. Поэтому и невозможно принять объявленный применительно к ним противоестественный вывод.

Переходя от общих рассуждений к частному праву, начнем с общепризнанного для него тезиса: частное право покоится на товарном производстве и товарном обращении. Там, где их нет отсутствует и частное право. Но оно появляется лишь в определенной части или целиком там, где товарное обращение только возможно или уже сложилось как полнокровная система. Небезынтересно, что каждый тип общества имеет свою правовую систему. Система рабовладельческого римского права отлична от права феодализма, феодальная - от права капитализма, советская или постсоветская (тип которой пока не назван) отлична от других стран. Но частное право сопутствует всем этим эпохам в ограниченном или полнообъемном масштабе. Почему? Потому что в каждой из них, в определенной или полной мере, имеется товарное производство. А чтобы вещи относились друг к другу как товары, указывал Маркс, их обладатели должны относиться друг к другу как лица. В этом и заключается, т.н., товарное равенство. Оно носит частный характер как производное от частно-товарных отношений и служит вторым наименованием гражданского права, регулирующего свой предмет на началах равенства11. 0

равенстве частно-товарных отношений, в каком бы обществе они ни складывались, говорят не только сопутствующие им правовые нормы, но и слагаемые о них народные мифы. Приведем один из них. Прусский король, разъезжая долгое время по своему королевству, остановился передохнуть в одном крестьянском хозяйстве, которое так ему понравилось, что он предложил хозяину продать хозяйство ему. Крестьянин отказался. -

Но я же король, - сказал король. - Если ты не согласишься продать, я могу его отнять. -

Отнимайте, - возразил крестьянин. - Но, - продолжал он, - тогда я перестану верить, что в моем государстве существует право.

Если бы мифический король задел не собственника, а что-нибудь выходящее за пределы частного права, крестьянин едва ли вступил бы с ним в спор. А в сфере частного права его защитило равенство с королем.

Гражданское право, являющееся одновременно правом частным, базируется на началах равенства, свойственного самим регулируемым отношениям. Эти качества могут быть загублены королем или диктатором, но не вытравлены кем-нибудь из них, как бы они того ни желали.

<< | >>
Источник: А. Г. ДИДЕНКО. Гражданское право. Общая часть. Курс лекций. «Нур- пресс» - Алматы.-722 с.. 2006

Еще по теме 3. Метод гражданского права:

  1. 3. Метод гражданского права
  2. § 3. «Корпоративные отношения» в современной науке гражданского права•
  3. 1.1. Понятие, предмет и метод гражданского права
  4. Понятие гражданского права.
  5. § 1. Понятие гражданского права
  6. § 3. Метод гражданско-правового регулирования общественных отношений. Функции и принципы гражданского нрава
  7. 5.1. Предмет и метод гражданского права
  8. Глава I. СООТНОШЕНИЕ ПРЕДМЕТА И МЕТОДА ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА
  9. 21.Понятие гражданского права
  10. § 3. Особенности метода гражданско – правового регулирования
  11. Лекция 1. Основы гражданского права РФ
  12. 5.1. Предмет и метод гражданского права
  13. Понятие, предмет и метод гражданского права
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -