<<
>>

§ 2. Возникновение, правоспособность и ответственность юридического лица

Обращаясь к практической оценке значения идей юридического лица, и в частности тех двух теорий, которые мы изложили, необходимо рассмотреть те выводы, которые строит каждая из этих теорий, последовательно выводя их из своих основных положений.
Остановимся на трех моментах, намеченных Р. Салейлем и развитых И. А. Покровским: это вопросы о возникновении, правоспособности и ответственности юридических лиц.

1. Если исходить из романистигеского взгляда, если считать юридическое лицо фикцией, т. е. вымышленной для известных целей личностью, реально не существующей, то неизбежен вывод, что то, чего нет в реальности, может быть создано только искусственно, в данном случае правопорядком, т. е. государством. Следовательно, юридическое лицо может возникнуть только с разрешения государства. Отсюда — необходимость разрешительного порядка для возникновения юридического лица, чтобы государство могло контролировать возникновение и деятельность юридического лица, не допускать создания и деятельности вредных или ненужных юридических лиц (концессионная система). Таков был разрешительный порядок возникновения юридических лиц, сложившийся во Франции на почве Code civil Наполеона и закона 1834 г.; этот закон действовал до 1901 г., когда была значительно расширена свобода союзов, не преследующих цели извлечения прибыли.

Прямо противоположное решение этого вопроса вытекает из построения юридического лица у германистов. Если юридическое лицо есть не фикция, а живая реальность, если это лицо обладает не только правоспособностью, дарованной государством, но и дееспособностью, естественно ему присущей, как и физическому лицу, то государство не создает юридического лица, а только констатирует факт его возникновения, согласный с законом.

Подобно тому, как физическая личность имеет право на существование в силу простого факта рождения, а не в силу того, что это рождение регистрируется в актах гражданского состояния, так и юридическая личность вправе существовать в силу простого факта ее возникновения в силу согласного с законом объединения лиц в одно целое или закономерного соединения имуществ для определенной цели.

Если такие со- единения возникают или действуют с нарушением закона, то они могут быть остановлены в своей деятельности; но если этого нет, то простое заявление властям о том, что данное соединение лиц или имуществ возникло, достаточно, чтобы это соединение легально существовало (свободная система). Такова система, установленная в Швейцарии Гражданским уложением 1907 г. для возникновения юридических лиц, не преследующих хозяйственных целей.

Практика различных законодательств установила компромисс между этими принципами, согласно которому возникающее юридическое лицо имеет право на существование, но государство вправе проверить до начала деятельности этого лица, удовлетворяет ли оно точно установленным требованиям закона. После этой проверки государство обязано признать юридическое лицо существующим и зарегистрировать его (регистрационная система). Таков порядок, установленный в РСФСР для возникновения: 1) промысловых,и 2) сельскохозяйственных,п 3) кредитных,13 4) жилищных14 и других кооперативных обществ.

Рассмотрим подробнее порядок регистрации на примере нового закона о потребительской кооперации.

Согласно постановлению СНК РСФСР от 21 ноября 1924 г.15 заявление о регистрации кооперативного общества или союза должно быть подано в особую местную комиссию по регистрации кооперативных организаций. В течение месяца кооперативная организация должна быть зарегистрирована или ей должно быть в этом отказано: если же постановления о регистрации или об отказе в ней в месячный срок не последовало, то организация сгитается зарегистрированной и подлежит немедленному внесению в реестр. Отказ комиссии в регистрации возможен лишь в случае несоответствия статей устава данной кооперативной организации требованиям закона, а также в случае несоответствия установленным нормам гисла гленов данной организации или состава ее учредителей. На постановление комиссии могут быть принесены жалобы и заявлены протесты в высшую инстанцию, которая должна рассмотреть их в двухнедельный срок.

Наконец, если зарегистрированная кооперативная организация уклонится «от указанной в уставе цели» или «в сторону, противную интересам государства», то она может быть ликвидирована.16

Таковы основные черты действующей по праву Союза ССР и РСФСР регистрационной системы при возникновении потребительских кооперативных организаций. При возникновении акционерных обществ требуется разрешение. При возникновении профессиональных союзов не требуется ни регистрации вне профсоюзных организаций, ни разрешения, а нужна регистрация в межсоюзных организациях (ст. 152 КЗоТ РСФСР).

Таким образом, различие порядка возникновения юридического лица зависит от его существа. И в других странах государство обычно применяет тот или иной порядок возникновения юридического лица в зависимости от характера возникающего юридического лица. Так, по Швейцарскому уложению 1907 г. «корпоративно организованные соединения лиц, а также угреждения, посвященные особой цели и самостояр тельные, получают права личности путем внесения в торговый реестщ Не нуждаются ни в каком внесении публично-правовые корпорации и учт реждения, союзы, не преследующие хозяйственных целей, церковные и семейные установления. Соединения лиц и учреждений в безнравственных и противоправных целях не могут получить права личности» (ст. 52).

Для первой группы, т. е. для корпораций и учреждений, имеющих торговый или промышленный характер, установлена регистрационная система, а для второй группы, т. е. для обществ научных, художественных, политических, благотворительных и т. д., система свободная, регистрации не требующая.

Таким образом, разграниченные выше три системы возникновения юридического лица различаются по степени широты дискреционного права государства, т. е. по объему степени власти усмотрения государства. В разрешительной системе государство может отказать в разрешении юридическому лицу на существование, так как государство здесь руководится соображениями целесообразности, т. е. здесь эта власть максимальная. В свободной системе государство никогда не может отказать юридическому лицу в праве на существование, если лицо возникло не в безнравственных или противоправных целях; место принципа целесообразности занимает начало закономерности, значительно ослабляемое, однако, не всегда определенным мерилом этигности, здесь власть государства минимальная, ибо обязанность обосновать неэтичность целей общества лежит на органах государства, что обычно довольно трудно.

В явогной (регистрационной) системе государство может отказать в признании юридического лица только по основаниям, указанным в зако- не; в числе мотивов отказа, установленных законом, могут быть основания, допускающие известную свободу усмотрения органов государства, но свобода эта имеет определенные границы; здесь власть государства ог- ранигена требованиями закона.

Последняя система, как мы видели, принята как законодательством Запада, так и союзным законодательством СССР для возникновения ряда юридических лиц. Так, регистрационный порядок установлен как для возникновения полных товариществ, т. е. договорных соединений двух или нескольких лиц для торговли или промысла под общей фирмой, с солидарной друг за друга ответственностью всем своим имуществом. Лица, учреждающие полное товарищество, должны его зарегистрировать установленным порядком, т. е. выполнить некоторые точно определенные требования закона, после чего подлежащая власть (Комиссия по внутренней торговле при Губ. или Обл. Экосо) обязана зарегистрировать товарищество. «Полное товарищество со дня внесения его в торговый реестр признается юридигеским лицом и может под своею фирмой приобретать, в пределах закона, всякие права по имуществу, принимать на себя обязательства, искать и отвечать на суде через своих представителей» (ст. 298 ГК РСФСР).

Регистрационный порядок установлен также, как мы видели, для промысловой, жилищной, кредитной, сельскохозяйственной и потребительской кооперации (например, регистрация трудовых артелей как «объединений лиц»17). Наряду с этим, как мы уже отмечали, имеется особый порядок для возникновения профессиональных союзов ввиду их исключительного положения в общей системе государственных и общественных учреждений Союза: в силу этого профсоюзы «регистрируются в объединяющих их межсоюзных организациях» (ст. 152 КЗоТ РСФСР). Разрешительный порядок установлен для возникновения общества, не преследующего целей извлечения прибыли, а также для возникновения акционерного общества, т.

е. объединений лиц под особым наименованием и фирмой для достижения общей хозяйственной цели, на основе договора между ними, с ответственностью самого общества по всем своим обязательствам, а каждого участника — только в пределах своего вклада, из соединения которых слагается основной капитал общества.18

Необходимо, однако, отметить, что акционерные общества, а также общества, союзы и объединения, не преследующие целей извлечения прибыли, и некоторые кооперативные общества сперва должны быть разрешены, а затем зарегистрированы, т. е. для них установлен разрешительно-регистрационный порядок.19 Естественно, однако, что регистрация юридического лица после его разрешения, после утверждения компетентной властью имеет более узкое значение, чем регистрация такого же лица без его предварительного разрешения.

Таким образом, законодательство Союза ССР по преимуществу построено на принципах регистрационном и разрешительном: «Юриди-t ческое лицо должно иметь утвержденный, а в подлежащих случаях зарегистрированный уполномоченным на то органом устав или положение. Определенные в законе виды товариществ, преследующих хозяйственные цели, могут вместо устава иметь товарищеский договор, зарегистрированный в установленном порядке. Правоспособность юридического лица возникает с момента утверждения устава (положения), а в тех случаях, когда закон требует регистрации юридического лица — с момента таковой регистрации» (ст. 14 ГК РСФСР).

Характерным свойством юридического лица по ГК РСФСР является способность его самостоятельно «приобретать права по имуществу, вступать в обязательства, искать и отвечать на суде», т. е. юридическое лицо обладает материальной правоспособностью (быть субъектом прав и обязанностей в обороте) и процессуальной правоспособностью (быть субъектом судебных прав и обязанностей).

Процессуальная правоспособность юридических лиц регулируется в процессуальных кодексах. Так, по ст. 14 ГПК РСФСР: «Коллективы (государственные учреждения, государственные предприятия, кооперативы, товарищества, общества, союзы и другие объединения) предъявляют иски и отвечают по ним через установленные законом или уставом органы».

Согласно ст. 14 и 52 УПК РСФСР лицо, потерпевшее от преступления вред или убытки, может предъявить гражданский иск к обвиняемому, и это лицо (гражданский истец) может передать защиту своих интересов своему представителю на суде. «Если же гражданскими истцами являются угреждения или организации, то представителями их могут быть особо командированные ими лица, соответственным образом на то уполномогенныер (ст. 52 УПК РСФСР). Обращаясь к вопросу об основных типах юридических лиц по законодательству СССР, мы видим, что юридическими лицами признаются ГК «объединения лиц*, угреждения или организации (ст. 13). Понятие «организации» не совсем ясно: если исходить из того, что «объединения лиц», т. е. корпорации, обычно про- тивополагаются объединениям имуществ, т. е. угреждениям, то третий член этого ряда, следующий за «объединениями лиц» и «учреждениями», т. е. «организация», едва ли возможен без объединения людей, связанных определенной целью и средствами ее достижения, т. е. имуществом, в таком случае организация есть соединение и лиц, и имуществ для определенной цели (например, «профессиональные организации» по ст. 152 КЗоТ РСФСР).

Но не всякая организация пользуется правами юридического лица; например, этих прав не имеет религиозная или церковная организация. Обложено особым наказанием присвоение «себе религиозными или церковными организациями административных, судебных или публично-правовых функций и прав юридигеских лиц...» (ст. 123 УК РСФСР).

Юридические лица могут быть публигные и гастные. Например, пуб- лигным юридическим лицом является как само государство, так и те его органы, которым дана особая, самостоятельная правоспособность: материальная («приобретать права по имуществу и вступать в обязательства») и процессуальная («искать и отвечать на суде»). Публичным юридическим лицом является также кооперация, так как цели ее выходят за пределы осуществления и защиты частных прав; в отличие от государственных органов кооперативные организации суть общественные организации. Затем к общественным юридическим лицам надо отнести также союзы и общества, не преследующие цели извлегения прибыли, как, например, научные, художественные, просветительные, благотворительные, спортивные и т. д.20

Таким образом, публигные юридические лица могут быть разделены на государственные и общественные. Равным образом, и гастные юридические лица разделяются на две группы: они могут быть либо исключительно гастными, либо смешанными. Частными юридическими лицами, в тесном смысле этого слова, являются, во-первых, гастные угреждения «с правами юридических лиц, как-то: больницы, музеи, ученые учреждения, публичные библиотеки и т. д.» (ст. 15 ГК РСФСР); они учреждаются частными лицами с разрешения подлежащих органов власти и не предполагают постоянного соединения лиц (как в обществах и союзах, не преследующих цели извлечения прибыли и потому являющихся публигными юридическими лицами); они созданы и организованы по воле их угредителя, частного лица, и затем управляются по этому первоначальному учредительскому акту. Затем, во-вторых, частными юридическими лицами, в тесном смысле этого понятия, являются товарищества: полное, на вере и с огранигенной ответственностью, а также частное акционерное общество, участниками которого являются исключительно гаст- ные лица.

Смешанными юридическими лицами можно назвать те: 1) где, наряду с частными владельцами акций должны быть государственные органы или 2) где, наряду с государственными органами, владельцами акций, должны быть гастные лица. Их режим определяется исключительно или в преобладающей степени нормами, относящимися к гастным юридическим лицам, если значение государства в них по уставу не является преобладающим над значением частных лиц, т. е. если государство не имеет в них большинства акций, большинства в правлении общества и т. д. В последнем случае, т. е. в случае преобладания государства в капиталах или в управлении делами смешанного акционерного общества, за ним признаются права государственного предприятия.

Таким образом, здесь смешанные общества разделяются на две группы: те, где преобладает значение государства, приравниваются к государственным; те же, где преобладает значение гастных лиц, владельцев акций, приравниваются к гастным. Но судебно-административная практика по линии Наркомюста РСФСР проводит эту черту различия не по преобладанию государства, а по обеспеченности в уставе исклюги- тельно государственного капитала: «Акционерные общества, допускающие по уставу участие гастного капитала, признаются частными обществами, независимо от того обстоятельства, имеются ли фактически частные лица-акционеры» (определение Пленума Верховного Суда РСФСР от 3 ноября 1923 г., прот. 18, п. 7). Поэтому «акционерные общества с участием государственного капитала и не исклюгающие угастия гастного капитала (смешанные общества) должны считаться гастными обществами со всеми вытекающими последствиями» (разъяснение НКЮ РСФСР от 19 ноября 1924 г. № 1343 (3). Следовательно, все смешанные общества, как бы велико ни было участие в них государственного капитала, раз только в них по уставу допускается участие гастного капитала, считаются гастными обществами.

Среди государственных органов как юридических лиц необходимо различать государственные угреждения и предприятия: здесь «учреждение», противополагаемое «предприятию», имеет совершенно другой смысл, чем «учреждение», противополагаемое корпорации. Основное различие в том, что здесь угреждение имеет целью своей деятельности осуществлять акты власти (например, угреждением является Балт- флот, Губисполком или Губсуд); цель же деятельности предприятия — непосредственно хозяйственные акты (например, предприятиями являются тресты, т. е. «государственные промышленные предприятия, которым государство предоставляет самостоятельность в производстве своих операций, согласно утвержденного для каждого из них устава и которые действуют на началах коммергеского расгета с целью извлечения прибыли» (ст. 1 Декрета о трестах от 10 апреля 1923 г.).21 Таким образом, трест есть «самостоятельная хозяйственная единица», организованная на началах хозяйственного расгета и самостоятельной ответственности в пределах своего оборотного имущества; следовательно, тресты «выступают в обороте как самостоятельные и не связанные с казной юридигеские лица. За их долги отвечает лишь имущество, состоящее в их свободном распоряжении, т. е. не изъятое из оборота...» (ст. 19, 21 и 22 ГК РСФСР).

Из всего изложенного видно, что основное различие заключается в том, что предприятие есть хозяйственный госорган, а учреждение есть госорган, осуществляющий акты власти. Но некоторые самостоятельные хозяйственные госорганы, организованные для осуществления властных задаг самого государства, должны быть отнесены к угреждениям (например, Управление военной промышленностью). Равным образом и обратно, надо различать в составе госоргана, упра- вомоченного осуществлять акты власти (например, Народного комиссариата путей сообщения), отдельные его гасти, являющиеся предприятиями, т. е. соединениями хозяйственных средств для осуществления какой-либо цели, кроме актов власти (например, отдельная железная дорога есть предприятие).

Таким образом, хозяйственные органы государства являются предприятиями, если имеют целью создание хозяйственных благ для неопределенной массы контрагентов, отшагивающих ЭТИ блага, и угреждениями, если создают хозяйственные ценности для самого государства и за его счет без равноценной их оплаты государством. Первые, предприятия, обычно находятся на собственном бюджете по принципу самоокупаемости, вторые, учреждения, финансируются за счет государственной казны в сметном порядке.

* г

Различие между предприятиями и учреждениями имеет большое практическое значение, например, в отношении уплаты налогов (промысловых, гербовых, по социальному страхованию); государственные угреждения имеют ряд прав и преимуществ, которых лишены государственные предприятия,22 ;

2. Правоспособность юридигеского лица. Каков объем правоспособности юридического лица? Имеет ли оно право на все, что ему не запрещено, или только на то, что ему специально позволено, т. е. следует ли применить к нему презумпцию общей правоспособности или только специальной?

С романистигеской точки зрения юридическое лицо как фикция, созданная государством, существует ровно настолько, насколько это определило государство. Поэтому и способность его к правам всецело зависит от воли государства, которое точно определяет объем этой правоспособности в уставе юридического лица, т. е. в указанных законом условиях его деятельности. Чего нет в уставе, т. е. что прямо не разрешено юридическому лицу, на то у него и права нет. Это значит, что у юридического лица имеется только специальная правоспособность, определенная в его уставе.

С германической точки зрения ответ получается противоположный: юридическое лицо так же право- и дееспособно, как лицо физическое, и если человек предполагается право- и дееспособным во всем, чего не запретило ему государство, то и юридическое лицо имеет общую правоспособность, поскольку она не ограничена законом, судом или природой юридического лица, не способного к ряду лигных прав (семейных, наследственных и т. п.).

Таков чисто логигеский ход идей и связи между ними. Но и в этом вопросе, и в других некоторые германисты приходят в выводам романистов, и обратно. Противоположны только чистые типы правовоззрений в этих вопросах. Практика же, как и доктрина, обычно идет в этом вопросе по пути компромисса. Нам думается, что вопрос решается в зависимости от того, как возникло юридическое лицо. Если оно возникло на свободной основе, то государство не может отрицать его правоспособность в данной специальной области, прямо не закрытой для него по уставу, — разве бы можно было доказать, что компетентный орган власти протестовал бы против возникновения данного юридического лица, если бы знал, что оно претендует на правоспособность в данной области.

Если юридическое лицо возникло на регистрационной основе, то, претендуя на такой объем правоспособности, который мог бы служить причиной отказа в регистрации, юридическое лицо тем самым стремится свести на нет весь смысл регистрации и будучи зарегистрировано для одних задач, обратится к совершенно иным, что свело бы к нулю акт регистрации. Еще в большей мере это относится к разрешенным юридическим лицам, правоспособность которых тесно и окончательно определена в их уставе. По ГК РСФСР существование «юридического лица может быть прекращено соответственным органом государственной власти, если оно уклоняется от предусмотренной уставом или договором цели или если его органы (общее собрание, правление) в своей деятельности уклоняются в сторону, противную интересам государства» (ст. 18).

3. Ответственность юридигеского лица. Способно ли юридическое лицо совершать деликты, т. е. нарушения гражданского, административного или уголовного права?

Романисты последовательно отвечают на этот вопрос отрицательно. Фиктивное, несуществующее лицо не может совершить деликта, т. е. правонарушения. Деликт может быть совершен только дееспособным лицом, а юридическое лицо только правоспособно, но не дееспособно. Дееспособны органы; они могут совершать правонарушения. Следовательно, юридическое лицо может отвечать за них только как за гужую вину, а не свою, по аналогии с тем, как родители отвечают за малолетних детей или, еще ближе, как хозяин отвечает за своего слугу, действовавшего по его поручению или в его интересах. Даже незаконное постановление общего собрания юридического лица влечет за собою, по этой теории, ответственность юридического лица как фиктивного лица за гужую вину, вину его представителя, в лице общего собрания.

Германисты, исходя из дееспособности юридического лица, рассматривают действия его органов как действия самого юридического лица. Следовательно, юридическое лицо как лицо дееспособное способно к деликтам, а совершив деликт, обязано отвечать за него пред теми, кто пострадал от него, а затем уж может взыскивать с виновного своего органа; потерпевшему же до этих внутренних взаимоотношений юридического лица со своими органами нет никакого дела.23

Таким образом, из дееспособности юридического лица непосредственно вытекает его деликтоспособностъ. Оно может быть нарушителем уголовного или административного права, например, в нарушение ст. 216 и 217 УК РСФСР строить дом с нарушением строительных правил или нарушить приказ милиции о санитарных мерах ввиду эпидемии, и за это отвечать по судебному иску перед потерпевшим, а в административном порядке перед милицией, которая может наложить на юридическое лицо штраф или обязать к совершению определенных действий, и т. п.

Однако пределы деликтоспособности юридического лица, его ответственности и случаи их допустимости зависят от определений положительного права по этому вопросу. Интересны определения Московского губсуда по вопросу об ответственности юридического лица за деликты его органов. Согласно этим определениям для такой ответственности необходимо предварительно точно установить виновность определенных физигеских лиц, выступающих в качестве органов юридического лица. «Суд не законно признал виновным» в уголовном деянии «целое общество гр-н» села N, «не определив, кто же именно из последних виновен в означенном проступке». «...Против членов Т-ва» возбуждено обвинение в преступлении, но за совершение этого преступления «должны быть привлечены к ответственности лица, совершившие преступление лигным угастием. Между тем из дела не ясно, кто же именно из [членов] Т-ва виновен в нарушении Кодекса законов о труде, да и самый вопрос этот на суде поставлен не был».24

При таких условиях»возможен лишь гражданский иск к юридическому лицу. Аналогично следующее определение Московского губсуда: «Приговор нарсуда, коим коммуна "Трезвая жизнь", обвиняемая за невыполнение продналога, признана виновной по 2 части ст. 79 Уг. Кодекса и приговорена ко взысканию на покрытие продналога и к конфискации имущества, отменен Совнарсудом по следующим основаниям: суд признал виновным юридигеское лицо, не предъявив конкретного обвинения определенным физигеским лицам...».25

Юридическое лицо может быть не только ответственным нарушителем права, но и потерпевшим, предъявляющим уголовный иск, когда, например, оно подверглось клевете, посягающей на его доброе имя; например, юридическое лицо может привлечь к уголовной ответственности всякого, кто возводит на него обвинение в преступных или, вообще, позорящих его действиях. Равным образом, юридическое лицо может предъявить гражданский иск, вытекающий из преступления против данного юридического лица. Например, трест вправе, а как госорган и обязан предъявить уголовный и гражданский иски к лицу, самовольно и не- добросовестно воспользовавшемуся товарным знаком треста, чтобы ввести в заблуждение покупателей и под видом продукции треста продавать свои изделия (ст. 199 УК РСФСР).

Наконец, ответственность учреждения за неправильные действия его органов регулируется ст. 407 ГК РСФСР: «Угреждение отвега- ет за вред, причиненный неправильными служебными действиями должностного лица, лишь в случаях, особо указанных законом, если притом неправильность действий должностного лица признана подлежащим судебным или административным органом. Учреждение освобождается от ответственности, если потерпевший своевременно не обжаловал неправильного действия. Учреждение вправе, в свою очередь, сделать начет на должностное лицо в размере уплаченного потерпевшему вознаграждения».

Ответственность юридического лица по этой (407) статье ГК разъяснена Верховным Судом РСФСР: «Согласно ст. 14 УПК потерпевший от преступления вправе предъявить гражданский иск не только к обвиняемому, но и к лицам, несущим ответственность за пригиненные обвиняемым вред и убытки.

Это постановление закона имеет в виду не только физических лиц, отвечающих за ущерб, причиненный обвиняемым (родственники и опекуны несовершеннолетних до 14 лет; лица, наблюдающие за душевнобольными и слабоумными), но относится и к юридигеским лицам, однако лишь в пределах, указанных в 404 и 407 ст. Тр. Кодекса, и при условии соблюдения исковой давности, указанной в законе (Гр. Кодекс, ст. 404, прим. и пр.)».26 1

Васьковский Е. В. П. 2

Шершеневиг Г. Ф. II. 116.

3SaleillesR. De la personnalite juridique: Histoire et theories. Paris, 1910. P. 603,622 (критика теории фикции: p. 604-609,305-385). 4

Lukas J. Die rechtliche Stellung des Parlaments in der Gesetzgebung Oesterreichs. Grats, 1901. S. 17,19-22. 5

HafterE. Zur Lehre von den juristischen Personen nach dem Entwurt zu einem schweiz. Zivilgesetzbuch Vortrag, genalten in der Sitzung des Zurcherischen Juristenvereins 26 Oktober 1905 // Vortrage iiber den Entwurf eines schweiz. Zivilgesetzbuches genalten im Zurcher Juristenverein im Winter 1905/06. Erstes Heft. Zurich, 1906. S. 63.

w

і 6

Понятие юридического лица как юридического единства, развитое в моем «Общем учении о государстве» (Пг., 1922. С. 179), поддержано В. Л. Кобалевским в его «Очерках советского административного права» (Харьков, 1924. С. 51). 7

Michoud L. La theorie de la personnalite morale et son application au droit francais. P. II. P. 231.

8Подробнее об этом см.: § 2 главы X и мое «Общее учение о государстве» (с. 195-226).

9 Дернбург Г. Пандекты. С. 177.

10Таково, например, обложение юридических лиц подоходным налогом (см. Положение о государственном подоходном налоге и ст. 252—285 Инструкции о порядке его взимания (Вестник финансов. 1924.

№ 21 от 16 дек.)). Специально о порядке обложения подоходным налогом юридических лиц см. Циркуляр от 27 янв. 1925. № 380 (Там же. 1925.

№ 35). 11

Декрет ВЦИК и СНК РСФСР «О промысловой кооперации» от 7 июля 1921 г. // Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского Правительства, издаваемое Народным комиссариатом юстиции. Отдел первый (далее - СУ). 1921. № 53. Ст. 322; Декрет ВЦИК и СНК РСФСР «О порядке прекращения промыслово-кооперативных товариществ и их союзов» от Ї4 мая 1923 г. // Там же. 1923. № 49. Ст. 488; Декрет ВЦИК и СНК РСФСР «О сообщении Народному комиссариату внутренних дел или соответствующим местным органам сведений о регистрации обществ, преследующих цели извлечения прибыли» от 19 декабря 1923 г. // Там же. 1924. № 2. Ст. 16; Декрет ВЦИК и СНК РСФСР «О распространении на промысловые, трудовые и сельскохозяйственные кооперативные объединения декрета о регистрации обществ, преследующих цели извлечения прибыли» от 5 мая 1924 г. // Там же. 1924. №41. Ст. 376. 12

Декрет ВЦИК и СНК РСФСР «О сельскохозяйственной кооперации» от 16 авг. 1921 г. // Там же. 1921. № 61. Ст. 434; Постановление ЦИК и СНК СССР «О сельскохозяйственной кооперации» от 22 авг. 1924 г. // Известия. 1924. 24 авг. 13

Декрет ВЦИК и СНК РСФСР «О кредитной кооперации» от 24 янв. 1922 г. // СУ РСФСР. 1922. № 12. Ст. 110; Декрет ВЦИК и СНК РСФСР «Об изменении декрета о кредитной кооперации» от 20 фев. 1922 г. // Там же. 1922. № 18. Ст. 197; Постановление СНК СССР «О по- рядке соединения и разделения промыслово-кооперативных товариществ и союзов» от 24 июля 1923 г. // Известия. 1923.23 авг. 14

Общесоюзным законом о жилищной кооперации является Постановление ЦИК и СНК СССР «О жилищной кооперации» от 19 авг. 1924 г. (Известия. 1924. 21 авг). В нем предусмотрено издание законов отдельных союзных республик о порядке регистрации жилищных товариществ, напр.: Декрет СНК РСФСР «О мероприятиях по проведению в жизнь Постановления Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров Союза ССР от 19 августа 1924 года о жилищной кооперации» от 21 ноября 1924 г. // СУ РСФСР. 1924. № 89. Ст. 893. - По ст. 5 этого Закона регистрация уставов жилищных товариществ производится в союзах жилищной кооперации, а где их нет — в отделах местного хозяйства исполкомов; до этого закона жилищная кооперация регулировалась постановлениями местной власти; таково, напр., положение Московского Совета о жилищных товариществах от 10 марта 1924 г. (Кобленц И. Г. Жилищное право. М., 1924. С. 64—65). О других видах кооперации см.: Пово- лоцкий Л. И. Русское кооперативное законодательство (с приложением декретов о всех видах кооперации). М., 1924; Терехов А. Советское кооперативное право: Руководство для студентов, слушателей кооперативных курсов и для кооперативных работников. Харьков, 1924. 15

Декрет СНК РСФСР «О порядке регистрации потребительских обществ и их союзов» // СУ РСФСР. 1924. № 89. Ст. 894. 16

Ст. 18 ГК РСФСР; Декрет ЦИК и СНК СССР «О реорганизации потребительской кооперации на началах добровольного членства» от 28 дек. 1923 г. // СУ РСФСР. 1924. № 17. Ст. 173; Декрет ЦИК и СНК СССР «О потребительской кооперации» от 24 мая 1924 г. // Там же. 1924. № 64. Ст. 645. П. «г» ст. 16. 17

Постановление ВЦИК и СНК РСФСР «О трудовых артелях» от 15 дек. 1924 г.//Известия. 1925.24 янв. № 19. Ст. 11-15. 18

Ст. 323 ГК РСФСР; Декрет СНК РСФСР «Об оплате действий Комиссии по внутренней торговле при Совете Труда и Обороны» от 21 марта 1923 г. // СУ РСФСР. 1923. № 29. Ст. 334. 19 Ст. 335 ГК РСФСР; Декрет ВЦИК РСФСР «О порядке созыва съездов всероссийских совещаний различных союзов и объединений и о регистрации этих организаций» от 12 июня 1922 г. // СУ РСФСР. 1922. № 40. Ст. 477; Декрет ВЦИК и СНК РСФСР «О порядке утверждения и регистрации обществ и союзов, не преследующих цели извлечения при- были и порядке надзора за ними» от 3 авг. 1922 г. // СУ РСФСР. 1922. № 49. Ст. 622; Декрет СНК СССР «О порядке утверждения уставов и регистрации обществ и союзов, не преследующих цели извлечения прибыли и распространяющих свою деятельность на территорию всего Союза ССР, и о надзоре за ними» от 9 мая 1924 г. // СУ РСФСР. 1924. № 63. Ст. 626. 20

Декрет ВЦИК и СНК РСФСР «О порядке утверждения и регистрации обществ и союзов, не преследующих цели извлечения прибыли и порядке надзора за ними» от 3 авг. 1922 г.; Декрет ВЦИК РСФСР «Инструкция по регистрации обществ, союзов и объединений» от 10 авг. 1922 г. // СУ РСФСР. 1922. № 49. Ст. 623. - В «Очерках советского административного права» В. JI. Кобалевского (с. 224) упоминается аналогичная Инструкция НКВД и НКЮ УССР от 7 дек. 1922 г., опубликованная в «Бюллетене НКЮ УССР» (1922. № 21). 21

Декрет ВЦИК и СНК РСФСР «О государственных промышленных предприятиях, действующих на началах коммерческого расчета (трестах)» // СУ РСФСР. 1923. № 29. Ст. 336. 22

См. напр.: Циркуляр Наркомтруда от 23 апр. 1923 г. № 155/37 // Вопросы социального страхования. 1923. № 17 — О трестах и объединениях их торговой деятельности, т. е. о синдикатах см.: Гордон Б. М. Система советского торгового права: Обзор действующего законодательства по внутренней торговле. Харьков, 1924; Карасе А. В. Хозяйственные функции и правовая структура государственных синдикатов// Советское право. 1924. № 2. С. 104—114; Кобалевский В. Л. Очерки советского административного права; Кобленц И. Г. Юридические лица // Гражданский кодекс РСФСР: Комментарий. Вып. I. М.; Пг.: Издание Института Советского права, 1924. С. 40—55; Мартынов Б. С. 1) Государственные тресты. М., 1924; 2) Основные начала организации промышленности СССР // Правовые условия торгово-промышленной деятельности в СССР: Сб. ст. / Под ред. Н. А. Топорова, Е. В. Меркеля. Л., 1924. С. 81—95; Синдикаты и государственная торговля (По материалам Промышленной инспекции) / Под ред. и с пре- дисл. А. Трояновского. М., 1924 (особенно статьи Р. Г. Дрюбина «Синдици- рование нашей промышленности» (с. 1—19) и «Торговая деятельность синдикатов» (с. 70—101)); Шретер В. Н. Система промышленного права СССР. М.; Л., 1924. — Основные декреты о трестах см.: Декрет ВЦИК и СНК РСФСР «О государственных промышленных предприятиях, действующих на началах коммерческого расчета (трестах)» от 10 апр. 1923 г.; Постановление СТО «О порядке рассмотрения и утверждения уставов трестов» от 30 мая 1923 г. // СУ РСФСР. 1923. № 51. Ст. 504. - Изменения в них см.: Декрет СНК РСФСР «Об изменении декрета о местных трестах» от 25 сен. 1923 г. // Там же. 1923. № 101. Ст. 107; Декрет СНК СССР «О введении в действие Положения о подоходном налоге с государственных и кооперативных предприятий и смешанных обществ» от 9 окт. 1923 г. // Там же. № 9. Ст. 57; прим. к ст. 19 ГК РСФСР. — О смешанных и государственных акционерных обществах см.: Торговый свод СССР. Проект. Ст. 477—493; Венедиктов А. В. Концессии и смешанные общества // Правовые условия торгово-промышленной деятельности в СССР. С. 51—60 (там же указания на литературу и советское законодательство о смешанных обществах. - Я. М.). 23

О деликтоспособности юридических лиц см.: Лист Ф., фон. Учебник уголовного права. Общая часть. М., 1903. С. 124. 24

Уголовный кодекс... / Предисл. Д. И. Курского. С. 55. 25

Там же. С. 121. — См. также определение Уголовной кассационной коллегии Верховного Суда РСФСР от 31 марта 1924 г. № 22129 (У голов- но-процессуалъный кодекс РСФСР / Комм. П. И. Люблинский и Н. Н. Полянский. С. 30). 26

Циркуляр Верховного Суда РСФСР «О допустимости предъявления в уголовном процессе гражданского иска к юридическим лицам» от 14 июня 1924 г. // Еженедельник советской юстиции. 1924. № 26. С. 620.

<< | >>
Источник: Магазинер Я. М.. Избранные труды по общей теории права / Отв. ред. докт. юрид. наук, проф. А. К. Кравцов.— СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс».— 352 с.. 2006

Еще по теме § 2. Возникновение, правоспособность и ответственность юридического лица:

  1. § 1. Категория юридическое лицо: генезис, основные теории, сущностные признаки
  2. 2.2. Понимание юридического лица как «целевого» или «бессубъектного» имущества. Теории «бессубъектных прав» или «целевого имущества».
  3. Правоспособность и дееспособность юридического лица.
  4. 3.2. Имущественная ответственность государственного органа со статусом юридического лица.
  5. §1. Развитие учении о категории «управление делами юридического лица»
  6. Параграф 1. Понятие гражданско-правовой индивидуализации юридического лица и результатов его деятельности.
  7. §1. Понятие гражданской правоспособности юридического лица
  8. §1. Участие юридических лиц в гражданском процессе
  9. §2. Участие и гражданском процессе организации, не обладающих статусом юридического лица
  10. Параграф 1.1 История развития теоретических подходов к конструкции юридического лица
  11. Параграф 1.2 Понятие и вилы правоспособности юридических лиц. Способы ограничения правоспособности организации.
  12. § 2. Возникновение, правоспособность и ответственность юридического лица
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -