<<
>>

Формирование традиций правовой мысли в России

Формирование правовой культуры современного российского общества требует переосмысления сложившейся системы ценностей, нравственно-правовых идеалов, совершенствования институтов гражданского общества и становление правового государства[346].

Сегодня гуманитарные науки, и правовая наука в том числе, могут развиваться, лишь опираясь на духовный опыт народа, сконцентрированный в его вере, нравственных ценностях, особенностях правосознания. Этот опыт нашел свое отражение в осмыслении проблем естественного права. Его возрождение должно стать важной предпосылкой целенаправленного формирования правовой культуры личности и общества. Необходимость этого осознается как философами, так и юристами, причем последними даже в большей степени. В этом видится возможность преодоления десятилетиями господствовавшего в нашей науке юридического позитивизма и догматизма, а также возрождения традиций отечественной юридической науки.

Человек, бытие, смысл истории - эти три составляющие явно или скрыто присутствовали в каждой значительной философско-правовой работе, написанной в России. Выдающийся русский правовед Н.Н.Алек- сеев в 1918 году писал: «Изучение идеального права и государства издавна составляет предмет некогда забытой — философии права. Она возникла и развивалась на Западе в периоды государственного строи-

тельства и как бы замерла за последние сто лет, когда европейские государства из периода великих изменений и исканий вошли в полосу относительного покоя, развивая элементы гражданского общества. Но характерно, что идея философии права, если и живет еще где, то это у нас, у русских”1. Особый интерес русской философии к проблемам естественного права, отмеченный Н.Н.Алексеевым, а юридической науки - к изучению своих этических и онтологических предпосылок, не случаен. Российская наука всегда отличалась высоким гуманистическим потенциалом и склонностью к метафизическим обобщениям, а для русской философии права, прежде всего, характерно то, что в центре ее умозрений стоит человек, проблемы бытия и вопросы историософии[347] [348].

Как было показано в предыдущих главах диссертации в юридической литературе прошлого, сложилась неоднозначная трактовка понятия естественного права. Вместе с тем не подвергается сомнению то самое главное, что отличает естественное право, а именно его неотчуждаемость от человека, независимость от усмотрения государственных законодательных органов.

Нетрудно заметить, в том числе и по названию, что естественные права человека базируются на естественной теории права, ранее подвергавшейся ранее в России критике, что, видимо, является одной из причин явно недостаточной разработанности в правовых науках соответствующих проблем. Между тем еще Г.Ф.Шершеневич в начале нынешнего века писал о том, что уяснение сущности права “невозможно без понимания природы человека во всех ее проявлениях, без проникновения в потребности человека, его способности, стремления. Теория

права должна начинать с антропологического момента”1. По мнению его современника Н.М.Коркунова, каким бы разнообразным и изменчивым не являлось право положительное, над ним стоит вечное право природы[349] [350].

Схожие мысли высказываются и сегодня в нашей литературе. Так, отмечается, что с точки зрения естественно-правовой теории “сама природа (или разум человека) вписывают в сердца людей их основные права и свободы”[351]. Л.В.Петрова пишет, что правила поведения, которые вытекают из естественного состояния человека, должны служить мерилом и руководством для положительного законодательства, образцом его усовершенствования[352].

Идея разумной, гармонично организованной социальности не была для России абстрактной, академической отвлеченностью. Ей еще в большей степени, чем европейским государствам, необходимо было реформировать политические, экономические и правовые отношения. Опыт ряда западных стран, которые в своем историческом движении значительно опередили Россию, служил для нее чем-то вроде базы экспериментальных данных, уже прошедших практическую апробацию и потому заслуживавших самого серьезного изучения, а по отдельным позициям и применения в государственном строительстве и законодательной практике.

Характерно, что западная естественно-правовая доктрина обнаружила значительную привлекательность для таких правоведов и филосо-

фов, как А.П.Куницын, Б.Н.Чичерин, Вл.В.Соловьев, Е.Н.Трубецкой, П.И.Новгородцев, Л.И.Петражицкий, Б.А.Кистяковский и многие другие.

Отличительными особенностями их исследований явились такие характерные признаки как связь правовой тематики с философско- антропологической проблематикой и в первую очередь с вопросами, касающимися природы человека. Взаимосвязь юридических проблем с нравственно-этическими, причастность философско-правовых поисков логике общекультурного поиска социально-правового идеала, отвечающего не только европейским критериям гуманизма и справедливости, но и специфике восточнославянской цивилизации. Стремление испытать умозрительные естественно-правовые универсалии на возможность приложения к конкретным социальным условиям неевропейского характера, стремление найти альтернативный путь социально-правовых преобразований, который можно было бы противопоставить наиболее радикальным позитивистским моделям революционного характера и который позволил бы с наименьшими издержками миновать те ступени, по которым уже взошла европейская государственность. Специфика философско-этического обоснования естественного права человека на борьбу за свои права и свободы не как вооруженного противоборства с властями, но как идейного, интеллектуального, нравственного подвижнического движения за победу естественно-правовых, вечных ценностей[353].

Труды российских философов и правоведов XIX — начала XX в. позволяют убедиться в том, что для них естественно-правовые идеи оказались не просто элементами одной из популярных доктрин, но настоящий парадигмой универсальной моделью философствования о праве. Она позволила прояснять и разрабатывать немало сложнейших философско-правовых проблем, имеющих не только теоретическое, но и

практическое значение. Эта парадигма давала возможность соединить достижения европейской философско-правовой мысли с духом активного поиска оптимальных путей развития в условиях российской действительности.

*

Достоинство естественно-правовой парадигмы состояло в том, что она позволяла при размышлениях о сущности права и природе государства не отрываться от широчайшего культурно-исторического контекста. Право представало в ее свете социокультурным феноменом, имеющим глубинные метафизические основания абсолютного характера. На фоне распространения релятивистских умонастроений, доказывающих относительный характер нравственно-правовых принципов, естественноправовая философия с ее идеями абсолютности, вечности, неизменности нормативно-ценностных оснований человеческого бытия стремилась настроить общественное сознание не на революционно-деструктивный, а на эволюционно-конструктивный лад.

Естественно-правовая парадигма явилась тем универсальным, объединяющим духовным началом, которое смогло вобрать в себя и энергию религиозно-этических исканий, и граоданскую боль передовых умов, и надежды на конституционный правопорядок. Она давала возможность активного воздействия на процессы формирования общественного правосознания, позволяла воспитывать его в духе уважения к нравственному авторитету закона, не противоречащего основам религиозного миросозерцания, христианским ценностям.

Революционный путь социальных преобразований был неприемлем для естественно-правового сознания из-за своего откровенно деструктивного характера, из-за того, что он грозил разрушить несравнимо больше, чем построить. И главными среди жертв, которые должны были погибнуть на алтаре революции, предстояло стать нравственности и праву. Никто из философов и правоведов не понимал это с такой отчет-

ливостью, как те, кто мыслил в русле естественно-правовой идеи. Они призывали не торопиться радикально перекраивать гражданскую жизнь, не спешить с применением радикальных социальных средств, а обращали внимание на то, что существуют еще огромные, до сих пор не использованные резервы цивилизованного реформирования, в результате которого не должны пострадать ни нравственность, ни право, ни культура, ни личность, ни будущие поколения.

И в этом своем противодействии идее неправового насилия они были этическими максималистами.

*

Доктрина естественного права связана с давними традициями русской правовой мысли. Так, уже один из первых политико-правовых трактатов на Руси “Слово о Законе и Благодати” митрополита Иллариона (XI век) можно рассматривать, как убедительно доказал Э.В.Кузнецов, в качестве памятника естественно-правовой мысли. Здесь же профессор Э.В.Кузнецов указывает на значительный вклад, который внесли в эту доктрину видные юристы XVIII века: С.Е.Десницкий, А.П.Куницын, К.А.Неволин[354]. Эти правоведы уже опирались на основные идеи и выводы теории права и государства эпохи Нового времени (Дж.Локк, Т.Гоббс, А.Смит и др.), а позднее - и на труды Канта и Гегеля.

Человек, право, справедливость - эти три составляющие присутствовали в каждой философско-правовой работе, написанной в России. Подобно античной философии права ее преемница - русская философия - имела у своих истоков мысль, в равной мере обращенную и к глубинной сущности проблемам закона, свободы и его роли в истории.

Когда русская наука о праве начала развиваться в форме систематической академической дисциплины (XIX в.) - углубленное изучение естественного права стало ее одной из основных задач и характерной чертой. Крупнейшие русские юристы составили славу русской филосо-

фии права (Б.Н.Чичерин, Е.Н.Трубецкой, П.И.Новгородцев), а великие философы считали своим долгом исследовать вопрос о естественном праве, определяя лицо отечественной правовой теории (В.С.Соловьев).

"Наше отношение к западной науке, можно сравнить с отношением глоссаторов к римской юриспруденции. И нам приходилось начинать с усвоения плодов чужой работы, и нам, прежде всего надо было подняться до уровня иноземной науки... Тем не менее, в каких-нибудь полтораста лет мы почти успели наверстать отделявшую нас от западных юристов разницу в шесть с лишком столетий"[355].

XVIII в. был периодом становления и развития русской философии права в России.

Начало этому периоду было изданием книги С. Пуфен- дорфа на русском языке "Об обязанностях гражданина и человека". Первым русским профессором права, разрабатывающий вопросы естественного права был С.Е.Десницкий (1740-1789). Им были написаны такие книги, как "Слово о прямом и ближайшем способе к научению юриспруденции", "Слово о причинах смертных казней по делам криминальным", "Юридическое рассуждение о пользе отечественного законодательства". Десницкий одним из первых в России стремился рассматривать в единстве экономическую, этическую и собственно юридическую проблематику, он значительно вышел за рамки официальной идеологии, пропагандируя в России развернутую академическую правовую концепцию, тесно связанную с философией, прежде всего с "нравственной философией".

Философско-правовые воззрения классиков западной философии, нашли свое отражение в работах А.П.Куницына (1793-1840) "Право естественное" и "Энциклопедия прав". Куницын различал право "первоначальное" и "производное"; первое определяется природой человека, второе - общественными законами. Он обосновывал необходимость и правомерность свободы, и неправомерность угнетения человека человеком. Право рассматривалось им как часть "нравственной философии". C помощью последней разум призван руководить чувственной природой человека и формулировать законы по охране его свободы.

Прежде всего, выбор данной категории обусловлен ведущей ролью свободы в определении специфической природы человека (его отличия от животного). Среди многих других существенных характеристик природы человека свобода занимает ключевое место. Свобода как способность и возможность человека действовать в соответствии со своими потребностями, интересами и целями, является, по справедливому замечанию Сартра, не свойством, а субстанцией человека.

Именно свобода, как индивида, так и общества в целом есть критерий прогресса, самовыражения человека и цивилизации. Свобода — это свобода воли, свобода мысли и действий человека. Все это говорит о том, что она имеет фундаментальное значение в определении человека как мыслящего и самостоятельно действующего субъекта, обладающего возможностью выбора в соответствии со своей волей. В силу этого определение естественного права через свободу и посредством ее есть оптимальный путь познания права, такова основная идея всей классической философии права.

Как свобода для человека составляет его субстанцию, так и для права она есть его субстанция и общее начало. В отечественной теории права последнего периода — работы В.С.Нерсесянца, Р.З.Лившица, Э.Ю.Соловьева, Ю.М.Батурина — получило развитие понимание сущности права как меры свободы и справедливости, заложенной русской отечественной традицией.

Другой видный юрист К.А.Неволин (1806-1855) значительное место в своей философско-правовой проблематике отвел наиболее фундаментальным вопросам в области права в своей работе "Энциклопедия законоведения"1, которая в течение длительного времени была популярна не только в России, но и в Европе. В своем творчестве Неволин продолжал традиции "исторической школы" Савиньи. Задачу энциклопедии права Неволин видел в том, чтобы с ее помощью понять всю систему правовых явлений как единое целое. При этом она не должна рассматривать детали, а должна быть кратким систематическим обзором правоведения, "небольшою моделью величественного здания". Вместе с тем энциклопедия права должна быть системой основных положений права, сведенных к одному "высшему понятию" к понятию естественных неотъемлемых прав человека[356] [357]. Неволин рассматривает вопросы о сущности бытия, о природе закона, о свободе воле, об отношении права и нравственности, не выходя за пределы гегелевской методологии. Своеобразной чертой его работы является сосредоточенность на естественных, неотчуждаемых правах человека, религиозно-нравственной стороне права[358].

К середине XIX века вызревают все предпосылки для становления оригинальной русской философии права, разрабатывающей основные идеи естественного права. Во-первых, складываются основные национальные школы отечественной юридической науки; и, во-вторых, наступает перелом в развитии русский философской мысли. Традиционная для русской мысли идея - попытаться удержать духовный опыт России в формах рационального знания, учесть его в философских, этических, правовых теориях - стала обостренно актуальной в условиях становления национального российского правосознания.

Для традиции русской юридической науки характерно стремление интегрировать философию права в общую систему правовой теории, в качестве элемента общей энциклопедии права или самостоятельной научной дисциплины - всеобщего теоретического и методологического фундамента науки.

#

Чтобы правильно оценить значение нравственно-этических изысканий русских юристов для становления национальной идеи права, необходимо рассмотреть более подробно актуальный вопрос о ее отношении к теории естественного права.

Говоря о своеобразии понимания естественного права, следует выделить определявшие это своеобразие важнейшие черты русской философско-правовой мысли. Во-первых, это своеобразие формы и стиля изложения в отличие от западных теорий; во-вторых, дело в сути самих идей, которые основывались, прежде всего, на отношении права и нравственности, свободы и обязанности, материального и духовного. Акцент делался на внутренней, духовной жизни, что на деле означало совершенно новый аспект, новый круг идей и понятий для естественного права. В русской философски права преобладало стремление к цельности знания и обостренное чувство реальности, которое сочеталось с признанием роли опыта как чувственного, так и духовного, дающего возможность глубже понять сущность бытия. В ней имела большое значение интеллектуальная интуиция, нравственный, социальноправовой опыт личности, а также религиозно-нравственный опыт народа[359]. В рамках естественно-правовой теории, предполагающей дихотомию права и закона, разрабатывается концепция правового государства. Естественное право органично включая в себя правовые, философские и религиозные идеи начинает в конце XIX - начале XX приобретать роль основного философско-правового течения, которое в той или иной мере разрабатывали видные русские философы, юристы, такие как Б.П.Вышеславцев, И.А.Ильин, С.А.Котляревский, И.В.Михайловский, П.И.Новгородцев, Е.В.Спекторский, Е.Н.Трубецкой, Ф.В.Тарановский, А.С.Ященко и др.

Они опирались на разработанное в классических философско- правовых и юридических учениях понятие свободы, по-своему преломляя его сообразно отечественной духовной, этической и правовой традициям. Все эти вопросы составили существенный интерес классиков русской философии права, находя свое оригинальное преломление, исходя из понимания того, что над всеми нормами и законами, как нравственного, так и юридического характера, а также над всеми определениями и характеристиками бытия "возвышается еще высший трансцендентный закон, высшая заповедь Божия как норма, соответственно которой должна строиться и перестраиваться вся общественная жизнь" (П. И. Новгородцев)[360].

Учения о всеобщих основаниях права В.С.Соловьева и Б.Н.Чичерина стали теоретико-методологическим источником для последующих разработок теории естественного права в России. Во многом через призму их идей определялось отношение русских ученых к классическому философско-правовому наследию великих мыслителей прошлых столетий. Однако отношение последующих поколений к трудам своих великих предшественников было основано на стремлении развивать самостоятельное учение о естественном праве, сообразуясь с духом времени, ориентируясь на последние достижения мировой правовой мысли.

Эти идеи в полной мере развивал П.И.Новгородцева, который полагал, что естественное право противопоставляется -- положительному как идеал для последнего. Однако он делает весьма существенное дополнение о том, что в силу отстаивания положительного права от требований жизни постоянно и неизбежно возникают конфликты между старыми порядками и новыми прогрессивными стремлениями. Из этих конфликтов и зарождается естественное право как требование реформ и изменений в существующем строе1. Следует также заметить, что Новгородцев придавал большое значение естественному праву как правовой идее. В этой связи он писал, что “на естественное право до сих пор многие смотрят как на старое заблуждение, которому нет места среди теорий современной науки. Однако более внимательное изучение предмета показывает, что естественное право представляет собой неискоренимую потребность человеческого мышления”[361] [362].

В. С. Соловьев считал, что естественное право выступает как общая идея права. Он подчеркивал, что только при этом право можно оценить как какой-нибудь факт из правовой истории, какое-нибудь проявление права[363].

Другой известный российский мыслитель — И.А.Ильин, вынужденный эмигрировать из Советской России, также немало внимания уделял естественному праву. При этом он вплотную соединял правовые и философские положения, что некоторым образом затрудняет понимание его концепции. В частности, И.А.Ильин писал о том, что “ценность, лежащая в основе естественного права, есть достойная, внутренне самостоятельная и внешне свободная жизнь всего множество индивидуальных духов, составляющих человечество. Такая жизнь возможна только в ви- де мирного и организованного равновесия притязающих кругов; равновесия, каждому одинаково обеспечивающего возможность духовнодостойной жизни и поэтому нарушающего это равенство в сторону справедливости”1.

Далее указывается, что вести такую жизнь, создавая ее самостоятельно и свободно, есть основное и безусловное право каждого. Это право и есть естественное право, потому что оно выражает существенную природу духовной жизни человека. Это право можно назвать вечным правом, потому что оно сохраняет свое значение для всех времен и народов. Его можно назвать неотчуждаемым правом, потому что всякое умаление или попрание его извращает духовную жизнь и унижает достоинство человека.

Думается, что правовые идеи А.И.Ильина, и, прежде всего в сфере естественного права, еще недооценены современными исследователями. Это касается и разработанного им проекта Основного закона Российской империи, где содержатся нормы о правах и свободах человека и гражданина[364] [365].

В период советского государства теория естественного права в нашей стране не находила официальной поддержки. В этих вопросах советская пропаганда исходила из известного высказывания Маркса о фактическом неравенстве людей при их юридическом равенстве, которое впоследствии активно использовалось для критики буржуазных теорий права, в том числе института прав человека.

Осознание прав личности, их законодательное установление по отношению к государству и ограничение прав государства над личностью

составляют отличительные черты правового государства по сравнению с государством античного мира или же полицейским государством XVII- XVIII вв. По мнению Е.Н.Тарновского (1859-1936 гг.), “внутренний смысл всех политических движений в цивилизованном мире за последние два или три столетия сводится к постепенному освобождению личности от гнета Церкви и Государства, к расширению и оформлению их со стороны государства. Личность человеческая со времен Реформации и еще больше со времени французской революции возросла и окрепла, а государство принуждено было отступать перед нею и видоизмениться, приспособиться к властным требованиям личного разума и личной совести ранее безгласных и бесправных подданных”1.

Б.Чичерин в своей работе «Философия права». Отвечая на вопрос, что такое право, он пишет, что существует два определения: субъективное и объективное право. “Субъективное право определяется как нравственная возможность... Объективное право есть сам закон, определяющий эту свободу. Соединение обоих смыслов дает нам общее определение: право есть свобода, определяемая законом. И в том, и в другом смысле речь идет только о внешней свободе, проявляющейся в действиях, а не о внутренней свободе воли; поэтому полнее и точнее можно сказать, что право есть внешняя свобода человека, определяемая общим законом”[366] [367].

В приведенном высказывании дана четкая и ясная характеристика основного начала права, и характеристика естественного права, а именно определение естественного права как объективной, внешней свободы. Второй момент внутренне связан с первым, и его познание позволяет нам пойти дальше в определении сущности и свойства естественного права. Право как субъективная форма свободы несет в себе качественную характеристику — равенство всех перед единым законом. Дело в том, что внешняя свобода, прежде чем закрепить себя в виде права, должна пройти этап своего самоограничения. Это означает, что отдельный индивид должен признать за другими индивидами такую же свободу действия. Только после этого он приобретает реальную воз- можность требовать самоограничения от другого. В итоге мы получаем более конкретную характеристику права как свободы, обусловленной равенством, т.е. равным ограничением. Это положение философии права выражает принцип правового равенства.

Основополагающей природой правового равенства является признание всеобщей и единой меры регулирования. Поэтому право можно характеризовать как единую, равную меру свободы. Само равенство состоит в том, что поведение субъектов правовых отношений регулируется единой, равной мерой.

Можно сказать, что естественное право как мера свободы выражает и другое качество — степень выраженной в нем свободы. В этом смысле мера свободы выступает в качестве критерия истинности права и закона.

Очевидно, что не только свобода служит критерием развития правовых отношений, но и естественное право играет роль меры свободы. Ибо если нет права, то и нет реальной возможности защитить свободу, придать ей форму, благодаря которой она может превратиться из возможности в реальную действительность. В этом состоит еще один существенный момент раскрытия свойств естественного права.

Сущность естественного права и его соотношение со свободой и равенством на данной ступени познания носят формальный характер, т.е. не связанный с конкретным содержанием. Наиболее рельефно формальность права выражена в его специальном свойстве — равенстве. Выступая в виде свободы, обусловленной равенством, право не проти-

«

вопоставляет себя фактическим различиям, но “формализует эти различия по одному единому основанию, общему масштабу и равной мере и тем самым трансформирует стихию и хаос неопределенных различий в единый для всех формально-определенный порядок признания, реализации и защиты, различных прав и соответствующих им юридических обязанностей”[368].

*

Таким образом, право получает свое определение как равная мера свободы. Это определение, как мы увидим в русской философии права, получит свое развитие и конкретизацию. Особая роль в этом принадлежит двум типам правопонимания — естественному и позитивному.

В философии права конца XIX - начала XX в. обнаруживается, что свобода как мера права, как правовая свобода имеет свое наличное бытие. Основой ее бытия являются естественные и неотчуждаемые права человека, его потребности и интересы. Естественное право в русском правоведении выступает в качестве “материальной” основы права как меры свободы (правовой свободы). Тем самым снимаются абстрактность и неопределенность формальной свободы, ибо она приобретает определенное содержание, а именно в естественном праве (Новгородцев, Трубецкой, Вышеславцев, Ильин). Свобода в этом случае уже не есть абстрактная правоспособность, основанная на формальном равенстве, абстрактная воля. Конкретное направление самореализации свободы — это реализация естественных прав человека. Вместе с тем естественное право в “лице” правовой свободы получает способ своего существования. Люди свободны в той мере, в которой они реально могут осуществлять свои естественные права.

Поэтому понятно, почему русские юристы так тщательно разрабатывали этот комплекс вопросов: естественное право, изолированное от

способа своего существования — правовой свободы, есть право лишь в возможности, ибо вне свободы человек не способен реализовать свои естественные права. В этом случае они для него существуют лишь в виде абстрактной “природной” возможности.

Изложенное позволяет сделать вывод: сущность права имеет двойную природу, представляющую право как меру свободы (формальную свободу) и естественное право. Право становится действительным правом лишь в силу своего двойственного характера, лишь в силу того, что она обладает своим естественным содержанием и способом своего осуществления — свободой.

Таким образом, естественное право и его понятие как меры свободы есть основа определения содержания, сущности права. Дальнейшее выяснение этого вопроса невозможно без рассмотрения соотношения естественного и позитивного права. Другими словами, проблему сущности права и форм ее реализации невозможно понять без рассмотрения концепции юридического позитивизма (или просто позитивизма). Представителями его в разное время являлись Т.Гоббс, Д.Остин, К.Гербер, К.Бергбом, Г.Ф.Шершеневич, Г.Кельзен, Х.Л.Харт и др. В истории становления и развития теории права позитивизм обычно выступает как противоположная теоретико-правовая конструкция по отношению к естественно-правовым воззрениям.

Нельзя поэтому не согласиться с Л.В.Петровой в том, что если позитивистски понимать право и его источники, то “не может быть позитивистским... и рассмотрение таких вопросов, как сущность, функции и предназначение права, признаки права, закономерности развития права, правовая система и система права, субъекта права, механизм правового регулирования, правоотношение, правосознание, правовая культура, правотворчество, применение и толкование права’’[369]. Принципиально иной источник имеет естественное право. Его источник — сама природа человека, личности. Эту идею отстаивали, прежде всего, русские мыслители. Они считали, что невозможно найти истинный источник права, если не познана духовная сущность человека, вечность и непреходящая ценность естественного права, абсолютной воли, все это раскрывает внутреннюю связь между личностью и правом, выступает как критерий его объективности и независимости от власти. Только рассматривая право в его связи со свободой, свободной волей личности, с естественным состоянием человека, можно дать философское определение специфической природы права, свободной воли и т.п.

*

Так, в отличие от Соловьева, который утверждал единосущность Бога и мира, Е.Н.Трубецкой настаивал на точке зрения внеположенности мира божественного и мира природного. Бог, считал он, обладает полной свободой воли, и отождествление его с творением невозможно. Признавая всеобщность и вечность начал права, нравственности и свободы, Трубецкой выдвигал в центр своей теории права вопрос о естественном праве, утверждая, что истинное право изначально покоится на абсолютном, безусловном праве свободной личности, а все писаные и неписаные законы могут претендовать на обязательное значение лишь во имя естественного права человеческой личности. Как только отвергается право, как только свобода личности перестает быть ценностью, весь правовой порядок рушится. Понятие свободы - одно из центральных в философии права Е.И.Трубецкого, что объединяет его с Чичериным и Соловьевым, а также с Кантом, Фихте, Гегелем.

Одним из виднейших представителей русской философско-правовой мысли, главой школы "возрожденного естественного права" в России стал П.И.Новгородцев, провозгласивший необходимость поворота к философско-правовому идеализму. Его непосредственными учениками

были Н.Н.Алексеев, И.А.Ильин, В.А.Савальский, А.С.Ященко и др. Стремясь дополнить субъективную философию права и этику Канта отдельными положениями учения Гегеля и устранить тем самым односторонность этих систем, Новгородцев создал свою оригинальную естественно-правовую теорию. Православие, по мнению Новгородцева, сохранило дух первоначального христианства, верность апостольским и святоотеческим учениям. Такие принципы православной веры, как взаимная любовь всех во Христе и чувство всеобщей и всецелой взаимной ответственности, позволят создать национальное государство, объединяющее общество на началах подлинно правовых и нравственнохристианских.

Доктрина естественного права была одной из центральных в истории политико-правовых учений. Оно переживало разные периоды в своем развитии. “На смену неизменному праву природы пришло естественное право с меняющимся содержанием. Однако теория эта, подобно птице Феникс, постоянно возрождалась из пепла, даже тогда, когда противники ее праздновали, казалось, окончательную победу над ней”, - отмечает Э.В.Кузнецов[370]. Классики теории естественного права отчетливо показали, что юридическая наука не может основываться ни на эмпирических фактах сознания, ни, тем более, на данных эмпирических наук. Эта, получившая свое научное обоснование в западной классической философии, мысль служила русским идеалистически ориентированным теоретикам права (Чичерину, Новгородцев, Трубецкому, Алексееву и др.) важным ориентиром в их полемике с позитивизмом, как первой волны (Конт, Спенсер, Милль), включая его социологический вариант, так и с позитивизмом второй волны, воспринявшем ряд конструктивных идей неокантианства.

Естественное право было исторически необходимо, также как для достижения человеческих целей и для существования человеческого общества необходима система правоотношений вообще. Первоначальное основание его и масштаб заключаются в божественном миропорядке и в назначения человека и социальных отношений, в самом смысле человеческого существования. Поэтому человек призван и одарен способностью к исследованию того, что следует признавать естественным правом, а также тех правовых норм, которые следует стремиться осуществлять в жизненных отношениях людей. Ведь в человеке есть не только прирожденное чувство справедливости и несправедливости, что можно назвать первоначальным или непосредственным смыслом права, или естественным осознанием права, но и духовная способность осознавать первоначальную природу и назначение человека и его социальных отношений, всеобщее и необходимое в них, а, следовательно, и законы для них.

*

Исходя из сказанного в предыдущей главе, можно определить, теория естественного права в классических политико-правовых учениях рассматривалась в нескольких основных аспектах: как система вне исторических правовых норм, как фундамент позитивного — исторически обусловленного права, в котором данные абсолютные морально-правовые нормы находят свою конкретизацию и свое обеспечение, и как выявление морального значения определенных неизменных базисных норм права в правотворчестве.

Л

Следует заметить, что естественно-правовая традиция не имела достаточно прочных корней в отечественной науке права. Отсутствие сильного влияния античности в форме политико-правовых идей древнегреческой философии и римского права, характер государственной власти, близкий к абсолютизму, чья официальная идеология была мало совместима с идеями естественного права, — все это повлияло на срав-

нительно слабое восприятие этих идей в среде юристов дореволюционной России, несмотря на то, что именно русскими учеными во второй половине XIX века и в XX веке были подхвачены и развиты важнейшие идеи теории естественного права.

4.2.

<< | >>
Источник: Бернацкий Георгий Генрихович. РАЗВИТИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИИ О ПРИРОДЕ ЕСТЕСТВЕННОГО ПРАВА В ИСТОРИИ ПРАВОВОЙ МЫСЛИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук Санкт-Петербург 2001. 2001

Скачать оригинал источника

Еще по теме Формирование традиций правовой мысли в России:

  1. §1. Связь правового сознания с нормами современного российскогоправа
  2. § 1. Понятие, исторические и теоретико-правовые предпосылки возникновения и развития гражданского общества
  3. § 2. Становление древнерусского правового мышления » и его характерные черты
  4. § 10. Мистически-субъективированная концепция права преп. Нила Сорского как явление правовой образованности и интеллектуальности
  5. Глава I. Личность как субъект социальных и государственно-правовых отношений
  6. ГЛАВА 9. Советское государство и право в октябре 1917 - 1953 гг. Общая характеристика государственно-правовой политики большевиков 1917-1953 гг.
  7. ИСТОРИОГРАФИЯ, ИСТОЧНИКИ И МЕТОДОЛОГИЯ ИЗУЧЕНИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО ОПЫТА ФОРМИРОВАНИЯ И ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПЕНИТЕНЦИАРНОЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА
  8. РЕФОРМИРОВАНИЕ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА И ЭВОЛЮЦИЯ ПЕНИТЕНЦИАРНОЙ ПОЛИТИКИ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.
  9. § 2. Формирование философского подхода в области правовыхзнаний
  10. Естественно-правовая доктрина: историко-правовые аспекты
  11. Формирование традиций правовой мысли в России
  12. Трактовка проблем естественного права в русской философско-правовой мысли
  13. Традиции научной школы «возрожденного естественного права»
  14. 1.1. Формирование и развитие концепции прав и свобод человека и гражданина и механизма их обеспечения: российский и зарубежный опыт
  15. § 1. Идейно-теоретические предпосылки формированияестественно-правовых учении западноевропейских государств
  16. § 3. Место методологии познания права Н.М. Коркунова в истории теоретико-правовой мысли
  17. § 4. Формирование в политико-правовых учениях современной парадигмы некоррупционного правового государства
  18. § 4. Юридическое образование в России: от поиска мнимых закономерностей к постижению смысла права
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -