<<
>>

XV. Виды товариществ. Товарищества гражданского и торгового права

Литература

Шершеневич. Курс, т. I, § 27. — Цитович. Очерки по теории торгового права. — Удинцев. Русское Торг.-промышл. право, стр. 358 сл.— Очерк Lastig'a в Endemanns Handb. I, § 74-79.— Schmoller. Die geschichtliche Entwicklung der Unternehmungen. — Lyon Caen et Renault. Trait6, т. II, гл. I. — Статьи Laband'a и Ehrenberg'a в «Handworterbuch der Staatswissenschaften», т. 4.

Закон наш знает следующие формы товариществ: полное, на вере, акционерное и артельное. Таким образом, раньше всего возникает вопрос, исчерпываются ли этими четырьмя формами товарищеских соединений все действительные с точки зрения нашего закона формы ассоциаций.

Такой цивилист, которого отнюдь нельзя заподозрить в пристрастии к новизне и недостаточно уважительном отношении к закону, как Победоносцев, дает на этот вопрос отрицательный ответ. Победоносцев считает у нас допустимыми товарищества на паях, без заранее определенного капитала, без солидарной ответственности членов286.

Пример, который приводит Победоносцев, не может быть признан убедительным, так как по смыслу нашего закона, подчиняющего акционерные компании особому контролю со стороны законодателя, нельзя допустить эту форму, как представляющую возможность легкого обхода всех предписаний закона, связанных с возникновением акционерных компаний. Тем не менее, нельзя признать правильным и противоположное мнение проф. Шершеневича287. Аргументация проф. Шершеневича сводится при этом к тому, что, «указывая известные формы, закон отвергает тем самым другие. Это относится, главным образом, к товариществу с ограниченной ответственностью и к акционерной ком- мандите». Но почему «тем самым»? Не правильнее ли, наоборот, утверждение, что, согласно нашим законам, все договоры, законом не воспрещенные, должны почитаться им разрешенными. Конечно, таким общим положением не следует злоупотреблять. Из постановления закона о товариществах, о некоторых его формах, можно сделать тот вывод, что некоторые комбинации элементов товарищеской организации противны нашим законам, хотя прямо им и не воспрещены. Именно таково наше мнение относительно товарищества с ограниченной ответственностью всех участников. Но нет решительно никаких оснований делать тот же вывод о воспрещенности каких бы то ни было форм товарищеских соединений, раз они не подходят под те, которые, по причинам историческим, предусмотрены нашими законами.

В частности, едва ли возможно усмотреть достаточно оснований для того, чтобы считать у нас воспрещенными акционерные коммандиты. Вопрос у нас, пожалуй, не имеет практического значения. Но все же теоретически следует признать правильным мнение проф. Цитовича о допустимости у нас акционерной коммандиты. Если товарищество на вере может у нас свободно возникать, то почему не может быть капитал вкладчиков разделен на определенное число равных долей, которые и являются акциями? Конечно, благодаря тому, что на эти доли-акции необходимо распространить все постановления закона относительно вкладчиков в товариществе на вере, существование этих акционерных коммандит будет весьма тяжелое. Но это вопрос практической, а не юридической возможности возникновения у нас этой формы товарищества.

Рассмотрим товарищества в том порядке, в каком закон их перечисляет, так как перечисление это, заимствованное из французского права, вполне соответствует как исторической последовательности в развитии этих форм, так и тому требованию, в силу которого целесообразнее начинать с более простых форм и затем переходить к более сложным. Полное товарищество — это соединение двух или более лиц для ведения за общий счет предприятия под прямой, неограниченной и солидарной ответственностью всех товарищей.

Экономические выгоды и неудобства для оборота этой формы предприятия: крайняя заинтересованность всех товарищей, отсюда бдительность отношений к делам товарищества.

Доверие, которое необходимо в отношениях между всеми участниками, приводит к ограниченности их числа, отсюда нормально отсутствие особых органов управления, отсюда же невозможность их распространения на предприятия, требующие или большего количества участников, или больших капиталов. Размер капитала предприятия не имеет большого значения, так как имущество всех участников является неограниченно ответственным по всем обязательствам товарищества. Отсюда, далее, сравнительная несложность организации. Однако, известная организация предприятия (обособление иму- ществ) приводит к тому, что есть нечто большее, чем строго личные обязательственные отношения, но нет корпорации. Отсюда и трудности юридического конструирования.

Товарищество на вере есть соединение для ведения какого-либо предприятия нескольких лиц, из коих одни отвечают по обязательствам общества всем своим капиталом, другие — размерами условленных взносов. Такие товарищества могут стягивать более значительные капиталы, чем полные товарищества, так как всегда легче найти людей, готовых рискнуть заранее определенной суммой, чем таких, которые поставят на карту весь свой капитал. С другой стороны, энергичные предприниматели, благодаря такому способу привлечения капитала, могут удерживать предприятие в своих руках. Организация, несколько усложненная в сравнении с полным товариществом, она является все же еще в достаточной мере простой.

Все это делает и эту форму предприятия недостаточно пригодной для выполнения наиболее крупных хозяйственных задач. Восполнить этот пробел в предпринимательском строе выпало на долю акционерных компаний, в которых все товарищи принимают участие только определенными взносами, которыми и ограничивается их риск по обязательствам товарищества и совокупность которых составляет акционерный капитал. Так как хозяином является неопределенный, постоянно меняющийся круг лиц, то только совершенно определенная организация дает возможность ведения дела. Далее, капитал является единственно ответственным по обязательствам предприятия, отсюда его преобладающее значение, которое покрывает собою значение личного участия акционеров. Вследствие этого легкая передаваемость долей участия, которая влечет за собой создание особого юридического явления — акций.

Распространяя на все более и более широкие круги населения все выгоды активного участия в предпринимательской деятельности, союзный строй захватил, наконец, и трудящееся бескапитальное население, создав форму предприятия, которая в своих многочисленных модификациях, изо дня в день постоянно умножающихся, известна под общим названием ар- гігели.

Правильное определение артели представляет ббльшие трудности, чем определение всех других форм ассоциаций. Тут мы имеем дело с формирующимся еще явлением, которое принадлежит будущему более, чем настоящему.

Если мы пожелаем охватить все виды артелей, то нам придется ограничиться определением их как договорного соединения нескольких лиц в хозяйственное предприятие, имеющее целью улучшить экономическое положение своих членов, связанных круговой ответственностью.

Как ни бледно с первого взгляда это определение, оно все же охватывает характерные черты этой формы соединения.

Центр тяжести в личном и, притом, трудовом элементе, вследствие чего понятие капитала и не следует включать в определение. Это совершенно соответствует и нашему обыч- ному представлению об этой форме ассоциации. Проф. Шершеневич, однако, неточно, говоря об артелях, прибегает к определению артели, даваемому нашим законом трудовой артели288: «трудовой артелью признается товарищество, образовавшееся для производства определенных работ или промыслов, а также для отправления служб и должностей личным трудом участников, за общий их счет и с круговой их порукой».

Определение это представляется удачным для трудовых артелей, и именно потому оно не может быть распространено и на все остальные виды артельных организаций. И проф. Шершеневич признает, что «понятие о трудовой артели исключает из действия правил 1 июня 1902 г. артели потребительные и артели кредитные». Именно поэтому определение это и не годится для артелей вообще.

Так как трудовой элемент играет такую большую роль в артелях, то понятно, что, с одной стороны, доступ в товарищества эти не может быть свободен для всех желающих (как, напр., в акционерных компаниях) и, с другой стороны, перемена участников, увеличение или уменьшение их числа, есть внутреннее дело товарищества.

Понятие капитала потому не может быть включено в определение, что он во всяком случае имеет совершенно второстепенное значение, и может даже и совершенно отсутствовать.

В виду непосредственной связи артелей с народной жизнью, понятно, что эта организация является крайне разнообразной и трудно поддающейся изучению, не говоря уже о регламентации, которая легко может сделаться гибельной для дальнейшего развития артельных организаций. Вследствие возможности значительного количества участников, притом легко меняющегося в своем составе, организация нормально имеет тут серьезное значение, так как является важной гарантией для третьих лиц и единственным условием совместной деятельности многих участников, хотя в своих простейших формах артель и может обходиться без всякой организации, именно, когда, в виду незначительности количества членов, они все принимают непосредственное участие в управлении делами артели. Однако, такие артели, конечно, все больше теряют значение по мере усложнения хозяйственной жизни.

Основанием артельного товарищества служит договор, но часто молчаливо подразумеваемый, так как это — договор, вырабатываемый порой многими поколениями совместно работающих тружеников.

Долгое время не только законодательства ограничивались этими тремя формами товарищеских соединений, но и теория была склонна считать их исчерпывающими возможные формы комбинаций трудового и капиталистического элементов в области товарищеских организаций. Как нам кажется, это в значительной мере обусловливалось тем обстоятельством, что ограниченная ответственность участников считалась особой привилегией, которую следовало даровать только в виде исключения, когда законодатель мог обеспечить предпри- ятиккналичность капитала, который в достаточной мере заменяет для кредиторов отсутствие неограниченной ответственности участников. Практика, однако, выдвинула целый ряд иных комбинаций капитала и труда в связи с разными способами ограничения ответственности участников, и отсюда образование товариществ с переменным капиталом и так называемых товариществ с ограниченной ответственностью участников.

Совершенно отдельно стоят, наконец, те формы предпринимательских союзов, которые, порой не представляя даже юридических особенностей, должны быть особо выделены и с точки зрения своего экономического значения и с точки зрения задач законодательной политики, так как формы эти связаны с монополизацией той отрасли торговли и промышленности, в которой они применяются.

Говоря о разных видах торговых товариществ, мы, естественно, должны ответить на вопрос, в чем же заключаются отличия товариществ торговых от товариществ гражданского права.

С точки зрения практической, говорят Lyen Caen и Renault289, деление товариществ на торговые и общегражданские представляется наиболее важным делением. Интерес этого различения совершенно такой же, как указывают те же авторы, как и интерес проведения различия между купцом и не купцом290. Казалось бы, к виду этих совершенно правильных соображений, и самое проведение этого дуализма в товарищеских организациях не должно представлять особых трудностей сверх тех, с которыми связано проведение грани между сделками торгового и гражданского права. В действительности, однако, вопрос остается спорным и до настоящего времени. Так, напр., в то время как проф. Шершеневич считает это различие и «совершенно искусственным», и весьма «недостаточным»291, к каковой точке зрения в общем примыкает и проф. Удинцев292, проф. в Цитович считает это деление, наоборот, коренным. Неясность, господствующая до настоящего времени в этом вопросе, обусловливается особенностями исторического происхождения этого дуализма. Торговые предприятия впервые создали разные формы товариществ293. В то время, когда все производство совершалось в более или менее тесных семейных группах, когда оно не могло еще принять широких размеров благодаря ограничен- ности потребностей, в большинстве удовлетворявшихся собственными силами, торговля, во-первых, дала первый толчок для увеличения производства, которое теперь сделалось возможным благодаря сбыту, во-вторых, обнаружила недостаточность старых семейных форм соединения.

Создав все формы товарищеских организаций, известные под именем торговых, торговля сохраняла на них монопольные права. И в этом долго не было никакого насилия по отношению к жизни, так как только торговля нуждалась в этих более сложных товарищеских организациях. Поэтому совершенно естественно, что торговыми товариществами признаются только такие, которые занимаются торговой деятельностью.

Однако, по мере осложнений в хозяйственной деятельности народов, по мере того, как капиталистическая организация стала распространяться и на такие области, которые не являются торговыми, положение это стало стеснять деловой оборот.

Насколько велики были проистекавшие отсюда затруднения, видно, напр., из того, что во Франции только за торговыми товариществами признается право судебного представительства.

Практика вышла из этого затруднения, допустив для товариществ не направленных на торговые операции, возможность принятия форм торговых товариществ, не признавая их таковыми с точки зрения материального права, так называемые societes civiles a formes commercialles294.

«Таким образом, французская литература, хотя и не без колебаний, пришла к тому окончательному выводу, что товарищества становятся торговыми тогда, когда предмет их деятельности с точки зрения закона подпадает под понятие торговли, и вместе с тем допустила возможность пользования и для целей неторговых формами торгового товарищества.

9 Lyon Caen et Renault. TraitS, § 94. Но она при этом не избегла ряда трудностей в практическом применении этих положений. Какие постановления относятся к самой форме товарищеского соединения и потому подлежат распространению и на гражданские товарищества, ими пользующиеся, и какие относятся к самой торговой деятельности и потому на них не распространяются, — вот предмет постоянных контроверз среди как французских юристов, так и судебной практики. Как далеко шли в этом отношении контроверзы, видно хотя бы из того, что даже вопрос о том, являются ли акционеры неторгового общества, принявшего акционерную форму, ограниченно или не ограниченно ответственными по делам общества, был не бесспорен во французской литературе.

Ластиг295, останавливаясь на определении понятия торгового товарищества, говорит, что только соображения целесообразности являются решающими при подведении товарищества под понятие товарищества торгового. Справка с историей этого понятия во французском законодательстве и практике свидетельствует о том, что это мнение не совсем точно. Мотивы исторические имели значительное влияние, отражавшееся еще тогда, когда исчезали те причины, вследствие которых известные формы ассоциаций относились исключительно в область торгового права. Поэтому неточно и дальнейшее утверждение Ластига, что имеются два пути для определения понятия торгового права: или решающее значение придается характеру хозяйственных задач предприятия (торговля), или же способу (купеческому) ведения промысла, «конституции» товарищества. Первый путь более старый, второй более новый. Наука, полагает Ластиг, может принять только первый путь. Это противопоставление двух путей, исторически друг друга сменивших, страдает тем же недостатком, каким страдает противопоставление способа различения понятий торго- вых и неторговых сделок в разные моменты развития торгового права296. Упускается из виду, что при разных исторических обстановках признаки, положенные в основу разделения, изменяют свое значение и что поэтому в разные эпохи одни и те же задачи могут достигаться разными критериями различения. Основная идея выделения понятия торгового товарищества всегда оставалась одна и та же: товарищества, занимающиеся торговлей, должны признаваться торговыми. С этим чисто фактически совпадало, как мы видели, то обстоятельство, что только товарищества, занимавшиеся торговлей, прибегали к известным формам товарищеских соединений. Когда, уже значительно позднее, появилась потребность и для товариществ, занимающихся неторговым промыслом, пользоваться теми же союзными формами, то, за недостатком соответствующих форм в распоряжении гражданского оборота приобрел практическое значение вопрос о том, возможно ли признать торговыми и такие товарищества, которые торговлей не занимаются. Раз была допущена возможность форм торгового товарищества для предприятий, торговлей не занимающихся,, притом в эпоху, когда форма торговых товариществ еще признавалась монополией торгового права, то отсюда неизбежно возникло и утверждение, что «конституция» товарищества решает вопрос о том, является ли товарищество торговым. Необходимо было уничтожить монопольные права торговли на те формы товарищеского соединения, которые исторически развились в области торгового оборота, для того, чтобы вновь создать положение, в силу которого только характер деятельности решает вопрос о том, является ли товарищество торговым.

И эту дальнейшую эволюцию в понятии товарищества мы можем наблюдать в германском праве параллельно с развитием самого понятия купца. Как было указано выше, купцом с точки зрения современного германского права является не

11 Ср. выше, очерк «Торговля и торговое право». только тот, кто в виде промысла ведет торговлю, но и тот, кто ведет такое промышленное предприятие, которое по роду и размеру своему нуждается в организации, свойственной торговому предприятию. Разъясняя понятие торговли, мы выше старались выяснить все преимущества такой постановки вопроса. Здесь на частном случае можно демонстрировать, как удачное определение основного понятия засим облегчает труд всех дальнейших определений. HGB требует для понятия торгового товарищества занятия торговым промыслом. Правда, там такой общей статьи нет, но, определяя понятие полного товарищества, HGB говорит, что таковым является товарищество «deren Zweck auf den Bertrieh eines Handelsgewerbes... gerichtet ist»297.

С другой стороны, хотя, несомненно, понятие товарищества по BGB значительно сближено с понятием полного товарищества, тем не менее между этими формами сохранились существенные пункты различия298. Как же быть тем союзам, преследующим неторговые цели, которые нуждались в организациях, более сложных, нежели товарищества гражданского права? Принципиально вопрос как будто и не создавал никаких трудностей. BGB отнюдь не претендует на то, чтобы исчерпать все формы товарищеских соединений. Различные их формы нормируются в специальных законах и, между прочим, в торговом уложении299. И так как сторонам предоставляется на волю включать в договоры всякого рода соглашения, законам не противные, то отсюда можно было сделать логически совершенно правильный вывод, что в договор о товариществе неторговом можно включить любые постановления, свойственные полному товариществу на вере торгового права. Однако этого вывода далеко не достаточно для того, чтобы удовлетворить требованиям жизни. Постановления о договоре полного товарищества в торговом праве представляют известное целое, находящееся между собой в логической и стройной связи. Так, нормы, регулирующие внутренние отношения, находятся в известной гармонии с нормами, регулирующими отношения внешние. Именно потому, что сторонам предоставляется весьма широкая свобода в установлении своих внутренних отношений, закон совершенно определенным образом регулирует отношения внешние, не допуская, напр., ограничения для отдельных товарищей ответственности пред третьими лицами по обязательствам товарищества.

Нельзя, поэтому, товариществу неторгового права применять к своим отношениям одни постановления торгового уложения, не применяя в то же время и других. К тому же в товарищеских отношениях существен вопрос о том, как устанавливают товарищи свои внутренние отношения не только для взаимных расчетов, но и для отношений к третьим лицам, контрагентам товарищества. Нельзя по поводу каждого договора товарищества с третьим лицом особо выяснять и устанавливать, каковы эти внутренние отношения в тех пределах, в которых это должно интересовать контрагента.

Таким образом, практически вопрос заключается все же в том, принимает ли товарищеское соединение, не занимающееся торговлей, форму торгового товарищества. В первоначальном проекте гражданского уложения (§ 659) была прямо предусмотрена возможность распространения всех постановлений торгового уложения о полных товариществах на товарищества, имеющие целью ведение и неторгового промысла. И если в последующих редакциях гражданского уложения статья эта исчезла, то не потому, что такое распространение было признано недопустимым.

Если бы торговое уложение осталось при старом разделении частного права на право гражданское и торговое, то, вместе с этой возможностью распространения форм торговых товариществ на общества гражданского права, возникли бы и для Германии все трудности различения торговых товари- ществ, с одной стороны, и товариществ гражданского права с формами товарищества торгового —с другой. Немецким юристам приходилось бы в каждом отдельном случае решать, имеем ли мы дело с постановлением формальным, которое подлежит распространению на эти формы, или с постановлением материального торгового права, которое на эти формы не распространяется. Но, подчинив лиц, которые устраивают предприятия, по своим размерам требующие организации, свойственной торговому предприятию, торговому праву, законодатель устранил практическое значение этих вопросов. Очевидно, общество, которое сочтет для себя целесообразным принять организацию торгового товарищества, подпадает под это понятие предприятия, требующего торговой организации. Такое товарищество должно быть занесено в торговый регистр, и с этого момента оно для оборота безусловно является торговым товариществом, так как, согласно общим принципам торгового регистра, с этого момента собственник фирмы, хотя бы по материальному своему значению и не являющейся фирмой торговой, почитается купцом. Промысел этого товарищества—это торговля в том смысле, в каком закон понимает торговлю300.

В полном соответствии с этой постановкой вопроса находится и статья, согласно которой акционерные компании, каков бы ни был объект их деятельности, признаются торговыми товариществами. Если прежде, при действии старого уложения, статья эта могла вызывать и вызывала недоумение, то теперь, при дальнейшем движении законодательства по тому же пути, вопрос стал совершенно ясен. Акционерная форма— это в такой мере сложная организация, что законодатель не может не презюмировать, что к этой форме прибегло предприятие, которое действительно нуждается в торговой организации. Это презумпция juris et de jure.

Точно так же и закон о товариществах с ограниченной ответственностью безусловно признает эти товарищества торговыми товариществами16, равно как и австрийский закон об этих товариществах17.

Это не исключает возможности образования товариществ в форме товариществ с ограниченной ответственностью, преследующих чисто идейные цели и потому не имеющих никакого промысла. Отдельные действия такого товарищества могут и не подпадать под действие торгового уложения. Дело в том, что когда действия купца не составляют его промысла, они не подпадают под действие торгового уложения. Поэтому и отдельные сделки такого товарищества с ограниченной ответственностью, не имеющего никакого промысла, не будут обычно подпадать под действие торгового уложения18.

Различение товариществ на товарищества гражданского и торгового права мы находим и в наших законах.

В нашей литературе решительным защитником совершенно особого характера торгового общества в отличие от гражданского в силу самого закона выступил проф. Цитович19. Проф. Цитович, полагает, что гражданское товарищество всегда остается «множественностью лиц, составленною, правильнее, собравшеюся случайно, на время, для определенной сдел- 16

Gesetz betreffend die Gesellschaften mit beschrankter Haftung, § 13, Abs. 3. 17

Gesetz von 6. Marz 1906. tiber Gesellschaften mit beschrankter Haftung, §61. 18

Staub. Kommentar. z. Gesellschaft mit beschrankter Haftpflicht, § 13, Anm. 23. 19

Цитович. Очерк основных понятий торгового права, Киев, 1886, стр. 73 сл.

ки. Для такой множественности не нужно и не может быть ни отдельного имущества, ни отдельного места жительства, ни отдельного имени. Лишь в торговом товариществе состав лиц, думает проф. Цитович, есть целое, отдельное от его составных частей и членов как отдельных лиц; долги гражданского товарищества суть личные долги товарищей, в товариществе торговом это— долги товарищей».

Утверждение это не находит себе, однако, достаточной опоры ни в истории возникновения постановлений наших законов о товариществах, ни в самом их содержании.

Постановления о тех и других товариществах заимствованы из манифеста Императора Александра I, 1 января 1807 г., имевшего целью даровать купечеству новые выгоды, отличия и преимущества.

Самый характер этого законодательного памятника свидетельствует, о слабой способности его составителей понять более глубоко регулируемые ими вопросы. Он более любопытен с точки зрения характеристики отношения нашего законодателя к торговому сословию и к институтам частного права, нежели важен как источник нашего права. Начинается манифест с прославления гражданских доблестей купечества, однако, без ближайшего их перечисления. Выдвигая желательность компаний, законодатель считает необходимым оговориться, что никто к тому не принуждается законом. Далее регулируется, кто и на скольких лошадях может ездить, носить шпаги и сабли, быть занесенным в бархатную книгу знатных купеческих родов.

Таким образом, уже по самому происхождению наших легальных постановлений о товариществах мы не можем ожидать иного, чем чистпо-внешнего подразделения товариществ на торговые и гражданские. И если мы, действительно, сопоставим относящиеся к ним статьи т. X и т. XI, то найдем, что все различие сводится к очень немногим и несущественным пунктам. Сюда относится раньше всего для торговых товариществ требование внесения в городскую управу, а в Петербур- ге, Москве и Одессе в купеческие управы выписок, «из своих взаимных постановлений о товариществах и обвестить о том купечество печатными листами»301. Далее, торговые товарищества, по терминологии наших законов, именуются торговым домом302. Ст. 73 Устава торгового устанавливает обязанность товарищей, «для вящего предохранения от расстройства разного рода торговых предприятий при составлении договора о полном товариществе, назначать лицо, долженствующее заступить, в случае смерти, его место». Но, во-первых, обязанность эта ничем не санкционирована, во-вторых, это назначение, согласно ст. 75, может быть сделано в закрытом конверте, что лишает обязанность эту всякого серьезного значения.

Наиболее существенный пункт различия — это требование письменной формы для договора торговых товариществ.

За этими немногими исключениями, мы находим те же постановления и в законах гражданских и в законах торговых. Насколько внешним было у нас это разделение товариществ на торговые и неторговые, свидетельствует хотя бы то, что акционерные компании, по преимуществу предприятия торговые, регулируются в законах гражданских, между тем постановления об артелях, далеко jpeotce преследующих цели торговые, отнесены к уставу торговому.

Проф. Цитович полагает, что правильность его взгляда находит себе подтверждение в сопоставлении ст. 2129 т. X. ч. 1, со ст. 71 Устава торгового и далее —ст. 2134, т. X, со ст. 62 Устава торгового. Нам кажется, однако, что сопоставление указанных статей этого не доказывает. Проф. Цитович думает, что ст. 2124 и ст. 71, определяющие полное товарищество, хотя и взяты из одного и того же источника, «далеко не похожи одно на другое». Между тем, вся разница сводится к тому, что законы гражданские говорят: товарищество полное это такое, в котором два или много товарищей полагают «заедино действовать», а ст. 62 — «заедино торговать». Это различие в текстах двух статей прямо указывает, что отличие торговых от гражданских товариществ заключается, по мысли законодателя, вовсе не в различии их юридической структуры, но в различии объектов деятельности. К тем же выводам приводит сопоставление ст. 2134 со ст. 77. Первая говорит: «в товариществе полном все товарищи ответствуют за все долги оного вообще и порознь всем имуществом своим», вторая гласит: «товарищи торгового дома ответствуют за все долги оного вообще и порознь всем имуществом своим».. .

Таким образом, у нас формы торговых товариществ не были реципированы, как монополия торгового права, и между формами, находящимися в распоряжении торгового оборота, и общегражданскими, нет того глубокого различия, которое мы наблюдаем на Западе. Благодаря этому, наша судебная практика в этом вопросе была свободна от тех трудностей, с которыми пришлось считаться судам на Западе. Товарищества, совершенно так же, как и единоличные предприниматели, являются, с точки зрения закона купцами или таковыми не являются в зависимости от характера их деятельности. И только в зависимости от нее они подчиняются или не подчиняются нормам торгового права303. «Торговый дом, —говорит проф. Удинцев по отношению к торговым товариществам, — может быть основан только для предприятия торгового»304.

<< | >>
Источник: А. И. Каминка. Очерки торгового права — М.: АО «Центр ЮрИнфоР».. 2002

Еще по теме XV. Виды товариществ. Товарищества гражданского и торгового права:

  1. СЕМИНАР № 1: ПОНЯТИЕ И ИСТОЧНИКИ АКЦИОНЕРНОГО ПРАВА. ПОНЯТИЕ, СУЩНОСТЬ И ТИПЫ АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА (2ч)
  2. § 1. Гражданское и торговое право
  3. §1. Проблема унификации и гармонизации в международном частном праве. Первые попытки международно-договорной унификации норм о статусе юридических лиц.
  4. 36.6. Прекращение договора простого товарищества
  5. III. Источники торгового права52
  6. V. Условия развития торгового права в России
  7. XV. Виды товариществ. Товарищества гражданского и торгового права
  8. 4.4. Простое товарищество Понятие простого товарищества
  9. § 1. Гражданское и торговое право
  10. НОВАЯ СИСТЕМА ТОРГОВОГО ПРАВА
  11. 10.2. Основные изменения в праве стран Запада и Японии Общая характеристик современного права
  12. Тема. Основные изменения в гражданском и торговом праве. Субъекты права
  13. 2. Вопрос о физических и юридических лицах сельскохозяйственного частного права
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -