<<
>>

7. Обязательственно-правовые концепции относительно природы корпоративных правоотношений

Имущественный характер корпоративных правоотношений не дает полного представления об их природе. Необходимо определиться, как они соотносятся с известными доктрине классификационными группами правоотношений, такими как вещные и обязательственные, относительные и абсолютные.
Действующее законодательство нередко прямо определяет корпоративные правоотношения в качестве обязательственных <1>. Поддержку законодателя в этом вопросе можно встретить и в научной литературе <2>. Чтобы определиться с правомерностью характеристики корпоративных правоотношений в качестве обязательственных, необходимо выявить особенности гражданско-правовых обязательств.

<1> См., например, абз. 2 ч. 2 ст. 48 ГК РФ, п. 1 ст. 2 Федерального закона "Об акционерных обществах".

<2> См., например: Эрделевский А.М. О защите личных неимущественных прав акционеров // Хозяйство и право. 1997. N 6. С. 70; Долинская В.В. Акционерное право: Учебник. С. 12; Ломидзе О. Переход обязательственных прав участников юридических лиц // Российская юстиция. 1999. N 10. С. 17.

Гражданское законодательство определяет обязательство как правоотношение, в котором одна сторона (должник) обязана совершить в пользу другой стороны (кредитора) определенное действие, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности (п. 1 ст. 307 ГК РФ). В основе такого понятия обязательства лежат представления, сформировавшиеся еще в римском праве. Как отмечал Ю. Барон, в источниках римского права можно найти два легальных определения обязательства <1>. Согласно изречению Павла, " сущность обязательств состоит не в том, чтобы сделать какой-нибудь предмет нашим или какой-нибудь сервитут нашим, но чтобы связать другого перед нами, дабы он дал что-нибудь, или сделал, или предоставил" <2>. Из чего следовало, что вещное право обеспечивает господство управомоченного лица над вещью, а обязательственное право - над действиями должника. При этом сущностью обязательства признавались именно действия должника, а деятельности кредитора отводилась второстепенная роль <3>. Вместе с тем термин "obligatio", использовавшийся римскими юристами для обозначения обязательства, употреблялся и в иных значениях, например для характеристики правомочий кредитора в отношении так называемых бестелесных вещей (res incorporales) <4>.

<1> Барон Ю. Указ. соч. С. 515.

<2> Дигесты Юстиниана / Пер. с лат. Отв. ред. Л. Л Кофанов. Т. VI. Полутом 2. М.: Статут, 2005. С. 535.

<3> Савиньи Ф.К. Указ. соч. С. 48.

<4> См., например: Муромцев С.А. Указ. соч. С. 108.

В отечественной цивилистической литературе дооктябрьского периода представления об обязательстве мало чем отличались от приведенных выше. Так, Д. И. Мейер определял обязательство как юридическое отношение, в котором одному лицу принадлежит право на действие другого лица <1>. Однако сам термин "обязательство" также употреблялся в различных значениях. Так, Г. Ф. Шершеневич отмечал, что данное слово используется для обозначения обязанности пассивного субъекта, для характеристики права активного субъекта и, наконец, для описания самого правоотношения, из которого "обнаруживается право одного лица на известное действие другого определенного лица", и акта, удостоверяющего его наличие <2>.

<1> Мейер Д.И.

Указ. соч. С. 106.

<2> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. С. 265.

Исследование обязательств, как и предполагал в свое время Ф.К. Савиньи <1>, воплотилось в учение о лицах, участвующих в обязательстве, и в учении о действиях, на которые направлено обязательство. Что касается сторон обязательства, то в понимании этого вопроса между цивилистами не было существенных расхождений. В обязательстве признавалось существование двух сторон - должника и кредитора, обязанного и управомоченного лиц. Субъектный состав обязательства признавался строго определенным. Только конкретное лицо - должник - может нарушить обязательство и только к нему можно предъявить иск <2>. Чтобы подчеркнуть тот факт, что обязательственное правоотношение - юридическая связь между конкретными субъектами (лицами), оно нередко именовалось личным правоотношением <3>. Вместе с тем нельзя не согласиться с М.М. Агарковым, заметившим, что, хотя обязательство может быть нарушено только должником, третье лицо может своими действиями вызвать прекращение обязательства, невозможность его осуществления или нарушение его должником <4>. Однако даже в этом случае, как отмечал ученый, необходимо четко различать обязательственное отношение между кредитором и должником и особое отношение между кредитором и иными лицами, которое носит абсолютный характер и неизвестно отечественному праву <5>. В качестве примеров подобных отношений М.М. Агарков приводил "архаические институты английского права" <6>. Определенный субъектный состав обязательственного правоотношения обусловливает его относительный характер, на который всегда обращалось внимание в юридической литературе <7>. О.С. Иоффе писал по этому поводу, что именно "субъектный состав гражданских правоотношений обычно служит в цивилистической теории решающим критерием разграничения так называемых абсолютных и относительных гражданских прав" <8>.

<1> Савиньи Ф.К. Указ. соч. С. 48.

<2> Синайский В.И. Указ. соч. С. 294.

<3> См., например: Победоносцев К.П. Курс гражданского права: В 3 т. Т. 3 / Под ред. В.А. Томсинова. С. 1 - 6; Кавелин К. Д. Права и обязанности по имуществам и обязательствам (в применении к русскому законодательству: Опыт систематического обозрения). С. 311.

<4> Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. С. 201.

<5> Там же.

<6> Там же. С. 202 - 203.

<7> См., например: Новицкий И.Б. Право собственности. Практический комментарий ГК РСФСР. М., 1925. С. 4 - 5; Годэмэ Е. Общая теория обязательств: Пер. с фр. М.: Юрид. изд-во МЮ СССР, 1948. С. 18; Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Указ. соч. С. 42 - 54; Гавзе Ф.И. Обязательственное право. Общие положения. Минск: Изд-во БГУ, 1968. С. 6; Саватье Р. Указ. соч. С. 94.

<8> Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву С. 605; см. также: Он же. Общее учение об обязательствах // Избр. труды: В 4 т. Т. III. Обязательственное право. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С. 53.

В вопросе о характеристике действий, которые должен совершить должник в пользу кредитора, достичь единого мнения оказалось гораздо сложнее. Во-первых, существовали разные мнения относительно места фактических действий должника в структуре обязательственного правоотношения. О том, что одни ученые предлагали рассматривать их в качестве объекта правоотношения, а другие - в качестве элемента его содержания, подробно говорилось выше. Во-вторых, отсутствовал единый взгляд на природу этих действий. Уже в отечественной цивилистической доктрине дооктябрьского периода встречается утверждение о том, что действия должника должны иметь имущественный характер. По мнению К.Д. Кавелина, действия должника могут быть либо положительными, либо отрицательными, но обязательно должны иметь материальную ценность <1>. Последовательно проводил подобную позицию в своих работах и Г. Ф. Шершеневич. Он, в частности, писал: чтобы сохранить юридический характер за обязанностями, соответствующими правам требования, необходимо придать им санкцию, каковой может быть только принудительное осуществление интереса в имуществе лица, уклоняющегося от исполнения <2>. Именно такого представления об обязательстве как об имущественной связи кредитора и должника придерживалось большинство правоведов. Вместе с тем некоторые ученые допускали существование обязательственных правоотношений неимущественного характера. К их числу можно отнести Е. В. Пассека, помимо прочего ссылавшегося в подтверждение своей позиции на авторитет Виндшейда, Иеринга, Унгера, Гольдшмидта и других выдающихся правоведов <3>. Об обязательствах неимущественного характера писал и И.А. Покровский <4>. Впоследствии в юридической литературе неоднократно излагалось обоснование взглядов о существовании неимущественных обязательств <5>.

<1> Кавелин К.Д. Указ. соч. С. 307.

<2> Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 268 - 269.

<3> Пассек Е.В. Неимущественный интерес в обязательстве // Неимущественный интерес и непреодолимая сила в гражданском праве. М.: Статут, 2003. С. 47, 50 - 51.

<4> Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. С. 236 - 244.

<5> См., например: Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Указ. соч. С. 54, 59; Брагинский М.И. Общее учение о хозяйственных договорах. Минск: Наука и техника, 1967. С. 13 - 14; Танчук И.А., Ефимочкин Е.П., Абова Т.Е. Указ. соч. С. 10; Толстой В.С. Понятие обязательства по советскому гражданскому праву // Ученые записки ВЮЗИ. Вып. XIX. М., 1971. С. 113 - 121; Мезрин Б.Н. Моделирование гражданско-правовых неимущественных обязательств // Антология уральской цивилистики. 1925 - 1989: Сб. статей. М.: Статут, 2001. С. 191 - 202, и др.

Изучая в целом возможность существования обязательственного правоотношения неимущественного характера, О.С. Иоффе сделал верный, на наш взгляд, вывод о том, что юридическая сила и само существование так называемых неимущественных обязательств "всецело зависят от имущественного обеспечения (в форме неустойки или возможности взыскания причиненных убытков). Если бы его не было, не образовалось бы имущественное отношение и поэтому не возникло бы обязательство" <1>. Действительно, "обязательство должно иметь имущественный характер, т.е. по крайней мере в конечном счете оно должно быть направлено на переход вещей (в частности, денег), на пользование вещью, на то или иное действие, совершаемое для приспособления вещей к тем целям, для которых они предназначаются в хозяйстве... либо оно должно быть возмездным, т.е. обуславливать собой другое обязательство, направленное на эти цели" <2>.

<1> Иоффе О.С. Общее учение об обязательствах. С. 63.

<2> Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. С. 230.

В настоящее время имущественный характер обязательственных правоотношений признается большинством цивилистов. Подобный подход нашел отражение и в учебной литературе <1>.

<1> См., например: Гражданское право: Учебник. Ч. 1 / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. С. 415 - 418; Гражданское право: В 4 т. Т. 3: Обязательственное право / Отв. ред. Е.А. Суханов. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 9 - 12 (автор главы - Е.А. Суханов).

В связи с тем что обязательства опосредуют перемещение имущества, активные действия должника в обязательственном правоотношении, являющиеся юридическим объектом обязательства, имеют определяющее значение для кредитора, который наделяется субъективным правом требовать совершения этих действий. Поэтому юридический объект обязательства должен быть четко определен, в противном случае кредитор лишится возможности осуществить свое право требования, поскольку нельзя установить факт исполнения или неисполнения чего-то аморфного, не подлежащего идентификации. Что касается договорных обязательств, то отсутствие согласованных сторонами условий о предмете договора и, соответственно, объекте обязательства приводит к тому, что такой договор считается незаключенным (п. 1 ст. 432 ГК РФ).

Совершение должником действий, являющихся юридическим объектом обязательства, представляет собой исполнение обязательства. Надлежащее исполнение, в свою очередь, влечет прекращение обязательства (п. 1 ст. 408 ГК РФ). Определяющее значение действий должника для характеристики правовой природы обязательства порождает еще одну особенность правоотношений данного вида. Существование обязательства обусловлено сроками его исполнения, поскольку, как справедливо отметил Р. Саватье, ни закон, ни практика не допускают, чтобы обязанность исполнения существовала постоянно <1>. О сроках исполнения обязательств говорится, в частности, в ст. ст. 314, 315 ГК РФ.

<1> Саватье Р. Указ. соч. С. 40.

Помимо особенностей субъектного состава и юридического объекта обязательственного правоотношения М. М. Агарков использовал для обособления обязательств основания их возникновения. По мнению ученого, " основание возникновения обязательства является необходимым индивидуализирующим моментом каждого данного обязательства" <1>. Действительно, для индивидуализации вещного права, например права собственности, безразлично основание его возникновения. В то же время правовая природа того или иного обязательства напрямую зависит от правопорождающих юридических фактов.

<1> Агарков М.М. Указ. соч. С. 197 - 198.

Исходя из изложенных признаков обязательства, нетрудно убедиться, что далеко не все корпоративные правоотношения имеют обязательственную природу. Нельзя отнести к обязательствам правоотношения участия (членства). Согласимся, что они возникают между конкретными субъектами - участником (членом) корпорации и самой корпорацией, что подчеркивает их относительный характер, и по общему правилу являются имущественными. На основании этого предположим, что правоотношение участия (членства) является обязательственным. Но где тогда четко определенный объект такого обязательства? Действия корпорации, являющейся должником, которые она обязана совершить по отношению к своим участникам (членам), определяются в самом общем виде. Это, в частности, могут быть действия по предоставлению информации, выплате части прибыли по итогам деятельности предпринимательской корпорации за определенный период, передаче части имущества, оставшегося после расчетов с кредиторами в процессе ликвидации предпринимательской корпорации, и т.д. (п. 1 ст. 67 ГК РФ).

Перечень указанных действий применительно к непредпринимательской корпорации во многом определяется разновидностью такой корпорации. Так, члены ассоциации (союза) вправе безвозмездно пользоваться ее услугами, соответственно, непредпринимательская корпорация обязана такие услуги предоставить (п. 1 ст. 12 Федерального закона "О некоммерческих организациях"). Пайщики потребительского общества могут пользоваться объектами социального назначения на условиях, определяемых общим собранием потребительского общества (п. 1 ст. 11 Закона РФ "О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации"). Примеры можно продолжить. Главное заключается в том, что объект такого "обязательства" оказывается настолько размытым, что не позволяет определить конкретную обязанность корпорации по передаче имущества, оказанию услуги, выполнению работы по отношению к своим участникам (членам), что делает невозможным осуществление их прав, если рассматривать их в качестве прав требования.

Для определения конкретных действий корпорации, которые она должна совершить по отношению к своим участникам (членам), требуются дополнительные юридические факты, как-то: принятие общим собранием акционеров решения о выплате дивидендов, определение общим собранием потребительского общества условий пользования объектами социального назначения и т.д. Именно с этими обстоятельствами реальной действительности, которые появляются после возникновения правоотношения участия (членства), законодатель связывает момент определения действий корпорации (должника) по отношению к своему кредитору (участнику, члену), иначе говоря, определение самого объекта обязательства и, как следствие, возникновение обязательственного правоотношения.

Добавим также, что некоторые права участников (членов) корпорации осуществляются главным образом их собственными действиями, что не характерно для обязательства, где определяющую роль играют действия должника. В качестве примера можно привести право голоса на общих собраниях участников (членов) корпорации. Кроме этого, право требования ограничено во времени сроками, поскольку ему корреспондирует обязанность должника, которая не может существовать бесконечно. Это касается и тех обязательств, срок исполнения которых не определен (п. 2 ст. 314 ГК РФ). Существование прав участия (членства) обусловлено не сроками, а наличием принадлежности лица к составу участников (членов) корпорации. Помимо этого, исполнение должником своей обязанности погашает право требования кредитора, совершение же корпорацией конкретных действий в отношении своих участников (членов), например выплата дивидендов, передача в пользование имущества, оказание услуг, не ведет к прекращению прав участия (членства).

Данные аргументы были приведены нами ранее применительно к правоотношениям участия (членства), складывающимся в акционерных обществах <1>. Впоследствии они были подвергнуты критике со стороны Г.В. Цепова <2>. Касательно определения объекта обязательства он пишет, что определенность объекта обязательства еще ничего не доказывает, поскольку "во многих случаях условие о предмете договора считается согласованным, если сторонами установлен порядок его определения в будущем" <3>. Заметим, что в данном случае правовед рассматривает договор как соглашение, которое может порождать различные обязательства, т.е. смешивает два разных понятия - сделка как правопорождающий юридический факт и возникающее на ее основе правоотношение. Кроме того, применительно к корпоративным правоотношениям определенность действий корпорации возникает не в результате того, что юридическое лицо и его участники (члены) договорились о порядке их определения, а в связи с указанными выше дополнительными юридическими фактами, ни о каких договоренностях субъектов правоотношения участия (членства) в данном случае говорить вообще нельзя.

<1> Ломакин Д. В. Акционерное правоотношение. С. 25 - 26.

<2> Цепов Г. В. Акционерные общества: теория и практика: Учебное пособие. М.: ТК Велби; Проспект, 2006. С. 114 - 115.

<3> Там же. С. 115.

Г.В. Цепов также считает неубедительными доводы относительно сроков исполнения обязательства и погашения права требования таким исполнением. Так, он пишет об обязательствах по возмещению вреда жизни и здоровью, обязательствах, возникающих из договора пожизненной ренты, которые могут существовать продолжительное время и выплата периодических платежей по которым не влечет их прекращения <1>. Каким бы продолжительным ни было существование обязательства, оно все равно ограничено сроками исполнения - конкретными, разумными, определенными моментом востребования. Например, срок той же пожизненной ренты определен законодателем периодом жизни получателя ренты или иного указанного им гражданина (п. 1 ст. 596 ГК РФ). Наличие такого срока позволяет говорить о возможности прекращения рентного обязательства до истечения срока пожизненной ренты (п. 1 ст. 599 ГК РФ). Правоотношения участия (членства), напротив, таких ограничений не имеют. Законодатель не упоминает о сроках исполнения корпорацией своих обязанностей, корреспондирующих правам участия (членства), поэтому на существование прав участия (членства) и корреспондирующих им обязанностей влияют не сроки, а иные юридические факты: приобретение акций, исключение и выход из числа участников корпорации и т. д. Даже в том случае, когда сама корпорация создается на определенный срок, не истечение этого срока влечет прекращение правоотношения участия (членства), а ликвидация такой корпорации в установленном законом порядке.

<1> Там же.

Что касается периодических платежей, то выплата тех же дивидендов не является такими платежами. Выплата объявленных дивидендов является надлежащим исполнением конкретного денежного обязательства корпорации и влечет его прекращение. Однако это не влияет на существование права на дивиденд как права участия (членства), поскольку оно представляет собой не право требования выплаты конкретной суммы дивиденда, а право на участие в распределении прибыли по итогам деятельности корпорации за определенный период. Периодические платежи по деликтным и рентным обязательствам также не прекращают их, однако производятся в рамках установленного порядка исполнения таких обязательств. Но в отличие от этих обязательств не существует единого обязательства по выплате дивидендов, исполняемого путем выплат периодических платежей.

В заключение отметим, что и выделенная М.М. Агарковым зависимость обязательства от основания его возникновения не характерна для правоотношений участия (членства). Так, права акционеров определяются не способом приобретения акций, а их категорией и типом. Во всех корпорациях особое значение для выяснения содержания прав их участников (членов) имеют учредительные документы организации, а не основания приобретения этих прав. Например, согласно п. 3 ст. 11 Федерального закона "Об акционерных обществах" устав акционерного общества должен содержать сведения о правах акционеров - владельцев акций каждой категории (типа). Предусмотренными уставом общества правами будут наделены все акционеры - владельцы акций соответствующей категории (типа) вне зависимости от способа приобретения ценных бумаг. Очевидно, что два владельца обыкновенных акций будут обладать по отношению к акционерному обществу одинаковыми правами, несмотря на то что один из них приобрел акции безвозмездно, а второй - на возмездной основе.

Таким образом, проведенный выше анализ позволяет сделать однозначный вывод о том, что правоотношения участия (членства), складывающиеся в организациях, именуемых корпорациями, не обладают атрибутами обязательств, в связи с чем не могут именоваться обязательственными правоотношениями.

<< | >>
Источник: Д.В. ЛОМАКИН. КОРПОРАТИВНЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ: ОБЩАЯ ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ЕЕ ПРИМЕНЕНИЯ В ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВАХ. 2008

Еще по теме 7. Обязательственно-правовые концепции относительно природы корпоративных правоотношений:

  1. 1.2. Характеристика корпоративных правоотношений
  2. §2.1. Природа прав акционеров.
  3. § 1.2. Правовая природа корпоративных правоотношений и их место в современной правовой системе
  4. § 1.3. Субъекты и объекты корпоративных правоотношений
  5. 1.1. Правовая характеристика права акционера на информацию^ его место в системе прав акционера.
  6. $ 1. Общая характеристика имущественных правоотношении, складывающихся между хозяйственным обществом и его участниками.
  7. § 2. Правовая природа правомочий, входящих в состав доли в уставном капитале
  8. Правовые последствия нарушения преимущественного права на приобретение доли.
  9. § 3. Понятие и виды имущественных прав как объектов гражданских правоотношений
  10. § 1. Место корпоративных отношений в предмете гражданско-правового регулирования
  11. § 2. Общие особенности гражданско-правового регулирования корпоративных отношений
  12. 7. Обязательственно-правовые концепции относительно природы корпоративных правоотношений
  13. 8. Вещно-правовые концепции относительно природы корпоративных правоотношений
  14. Объект корпоративного правоотношения
  15. § 2. Корпоративные отношения как предмет корпоративного права
  16. § 2. Имущественные гражданские правоотношения с усложнённым субъектным составом
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -