§ 2. Понятие и признаки заключения эксперта

Одной из ключевых особенностей судебной экспертизы является оформление ее результатов особым письменным документом – заключением эксперта. Этот документ является судебным доказательством, полученным в результате специально проведенного по заданию суда исследования.

Несмотря на то, что заключение эксперта является одним из средств доказывание, процессуальные кодексы не содержат легального определения. Большая часть положений ГПК и АПК посвящены судебной экспертизе, а не заключению эксперта как результирующему документу, который является новым доказательством, что существенно затрудняет правоприменение.

При этом в двух кодексах нормативно закреплены свойства, признаки заключения эксперта, которые в совокупности составляют перечень требований, предъявляемых законом к данному документу. Подробнее они будут рассмотрены ниже.

39

Вместе с тем, Закон о ГСЭД определяет заключение эксперта как письменный документ, отражающий ход и результаты исследований, проведенных экспертом (ст. 9 Закона о ГСЭД).

Такое определение слишком кратко и не отражает в полной мере существенные признаки заключения эксперта. Кроме того, его формально можно относить лишь к заключениям, данным экспертами государственных судебно-экспертных учреждений.

Попытка дать легальное определение заключения эксперта сделана в п. 2 ст. 1 Проекта Закона о СЭД: «письменный документ, оформленный в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации, отражающий ход и результаты судебно-экспертного исследования». Это определение не кардинально отличается от содержащегося в действующем Законе о ГСЭД. Отсутствие адекватного законодательного регулирования стимулирует разработку данного определения в научной литературе:

А.К. Сергун рассматривает заключение эксперта как «вывод, сделанный привлеченным к участию в процессе сведущим лицом на основании исследования материалов дела по поставленным судом вопросам, требующим применения специальных познаний».50 Схожий подход демонстрируют ученые из Екатеринбурга: «определенным образом объективизированную, внутренне организованную информацию, доказательственное содержание которой составляют выводы эксперта».51

Главным признаком понятия здесь выступает информация, ее структура и значение. Такие же признаки, как процессуальная форма и цель проведения исследования, упущены, что не дает полного представления о сущности заключения эксперта с точки зрения теории доказательств. Придание доказательственной силы лишь выводам заключения эксперта неоправданно.

50 Гражданское процессуальное право России: учебник для вузов / под ред М.С. Шакарян – М.: Юристъ, 2002 г. – с. 273 (автор параграфа – А.К. Сергун).

51 Судебная экспертиза в арбитражном процессе / под ред. Гончарова Д.В., Решетниковой И.В. – М.: Волтерс Клувер, 2007г. - с.33.

40

А.А. Мохов формулирует заключение эксперта как «основанное на задании суда письменное изложение сведений об обстоятельствах, имеющих значение для дела, установленные в результате исследования объектов (материалов), представленных судом».52 По мнению диссертанта, это определение наиболее полно отражает сущность заключения эксперта.

На основании приведенных определений и сущности судебной экспертизы, результатом которой является заключение эксперта, можно выделить главные признаки последнего53:

- изложено в письменной форме;

- основано на проведенном исследовании и его результатах;

- составляется и подписывается экспертами, которые проводили исследование.

Можно также добавить, что заключение эксперта:

- составляется по поручению суда, которое выражено в определении о назначении судебной экспертизы;

- содержит новые сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела.

Как справедливо отмечается в научной литературе, содержание заключения эксперта должно гарантировать правосудие от какого-либо искажения информации, дать возможность лицу или органу, назначившему экспертизу, оценить умозаключение эксперта, в необходимых случаях – проверить правильность его выводов путем проведения повторной экспертизы.54

В настоящее время содержание заключение эксперта определено в ст. 25 Закона о ГСЭД, в соответствии с которой в заключении эксперта должны быть отражены:

52 Мохов А.А. Специальные знания и практика их использования в гражданском судопроизводстве России: монография. – Волгоград, 2005г. – с.196.

53 См. Решетникова И.В. Доказывание в гражданском процессе. – М.: Издательство Юрайт; ИД Юрайт, 2010 – с.261.

54 Мирский Д.Я., Лифшиц Е.М. Значение оптимизации содержания и формы заключения эксперта. // Общетеоретические, правовые и организационные основы судебной экспертизы (сборник научных трудов) – М.: ВНИИСЭ, 1987г. – с.76.

41

- время и место производства судебной экспертизы;

- основания производства судебной экспертизы;

- сведения об органе или лице, назначившем судебную экспертизу;

- сведения о государственном судебно-экспертном учреждении, об эксперте (фамилия, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы, ученая степень и ученое звание, занимаемая должность), которым поручено производство судебной экспертизы;

- предупреждение эксперта в соответствии с законодательством Российской Федерации об ответственности за дачу заведомо ложного заключения;

- вопросы, поставленные перед экспертом или комиссией экспертов;

- объекты исследований и материалы дела, представленные эксперту для производства судебной экспертизы;

- сведения об участниках процесса, присутствовавших при производстве судебной экспертизы;

- содержание и результаты исследований с указанием примененных методов;

- оценка результатов исследований, обоснование и формулировка выводов по поставленным вопросам.

Материалы, иллюстрирующие ход и результаты исследования, прилагаются к заключению и служат его составной частью. Документы, фиксирующие ход, условия и результаты исследований, хранятся в государственном судебно-экспертном учреждении. По требованию органа или лица, назначившего судебную экспертизу, указанные документы предоставляются для приобщения к делу.

Заключение эксперта, составляемое по результатам проведенной им судебной экспертизы, служит судебным доказательством. Содержание заключения эксперта, как и процесс его получения, законодательно урегулировано процессуальными кодексами.

42

Согласно ч. 2 ст. 86 ГПК РФ заключение эксперта должно содержать подробное описание проведенного исследования, сделанные в результате выводы и ответы на поставленные судом вопросы.

Приведенная норма не отражает всех требований, фактически предъявляемых к содержанию заключения эксперта и может восприниматься лишь как общее руководящее начало.

Согласно ч. 2 ст. 86 АПК РФ в заключении эксперта или комиссии экспертов должны быть отражены:

1) время и место проведения судебной экспертизы;

2) основания для проведения судебной экспертизы;

3) сведения о государственном судебно-экспертном учреждении, об эксперте (фамилия, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы, ученая степень и ученое звание, занимаемая должность), которым поручено проведение судебной экспертизы;

4) записи о предупреждении эксперта в соответствии с законодательством Российской Федерации об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения;

5) вопросы, поставленные перед экспертом или комиссией экспертов;

6) объекты исследований и материалы дела, представленные эксперту для проведения судебной экспертизы;

7) содержание и результаты исследований с указанием примененных методов;

8) оценка результатов исследований, выводы по поставленным вопросам и их обоснование;

9) иные сведения в соответствии с федеральным законом.

Материалы и документы, иллюстрирующие заключение эксперта или комиссии экспертов, прилагаются к заключению и служат его составной частью.

Как мы видим, регулирование содержания заключения эксперта в арбитражном процессе гораздо более детальное, по сравнению с

43

аналогичной нормой ГПК РФ. Так, фиксация исследованных материалов и образцов, документов (с указанием «подлинник» или «копия» (фотокопия, ксерокопия)) чрезвычайно важна для целей оценки заключения эксперта. Проверив записи, суд определяет полноту и адекватность изучения материалов: если все переданные для экспертизы материалы изучены, исследование можно полагать полным, если же исследование каких-либо материалов не отражено или их список не полон, следует вывод о недостаточности исследования. Если же вместо оригинала документа в заключении фигурирует копия, это также заставляет задуматься об адекватности и полноте проведенного исследования.

Однако перечень требований к содержанию заключения эксперта по ГПК и АПК более узок, по сравнению с приведенной выше ст. 25 Закона о ГСЭД, действие которой распространяется также на судебно-экспертную деятельность лиц, обладающих специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющихся государственными судебными экспертами (ст. 41 Закона о ГСЭД).

Логическая структура заключения эксперта близка к формуле простого категорического силлогизма, и включает три компонента55:

1) Общее правило – научное положение, из которого исходит эксперт («бόльшая посылка»);

2) Конкретные данные об объектах исследования, их признаки и свойства («меньшая посылка», аргумент);

3) Вывод – умозаключение, доказываемый тезис, который выводится по правилам силлогизма.

Логические требования к изложению данных сведений в заключении эксперта обуславливают его внутреннюю структуру, однако этот вопрос не однозначен. В заключении эксперта одни ученые выделяют три элемента, другие – четыре.

55 См. Орлов Ю.К. Производство экспертизы в уголовном процессе. – М., 1982г. – с.66.

44

Трехэлементная структура56 включает вводную, исследовательскую и заключительную части.

Полностью соответствующая логической цепи исследования, эта точка зрения является превалирующей в литературе.

Четырехэлементная структура 57 включает вводную, исследовательскую, синтезирующую и заключительную часть (выводы).

В обоснование своей точки зрения ученые58 указывают, что именно эта часть должна содержать анализ и синтез исследований и их результатов, включая разъяснения промежуточных фактов выводимых суждений эксперта, что особенно важно при производстве сложных (комплексных, комиссионных) экспертиз.

Интересно мнение Ю.К. Орлова о структуре заключения эксперта: трехэлементная структура расценивается им как ординарная, включение синтезирующей части целесообразно не всегда, а лишь по необходимости.59 С этим следует согласиться, отметив, что синтезирующая часть необходима, например, при проведении почерковедческой экспертизы (где она приводится в виде таблицы анализа признаков почерка) и при проведении сложных видов экспертиз. С этой точкой зрения стоит согласиться.

Содержание частей заключения эксперта выработано многолетней практикой, на основе которой разрабатываются методические рекомендации, адаптированные к конкретным видам экспертиз, с учетом их специфики.

Вводная часть содержит стандартные реквизиты: наименование экспертизы, ее номер, статус (является ли она повторной, дополнительной, комплексной), наименование суда, которым она назначена, основание для ее производства. В случае проведения исследования государственным

56 См., например: Карлов В.Я. Судебная экспертиза в уголовном процессе РФ: учебное пособие. – М.: Издательство «Экзамен», 2008г. – с.126-130.

57 См. Сорокотягина Д.А., Сорокотягин И.Н. Судебная экспертиза: учебное пособие. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2006г. – с.168.

58 Аверьянова Т.В. Судебная экспертиза. – М.: Норма, 2007г. – с.447.

59 См. Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. – М.: Юрист, 1995г. – с.27.

45

судебным экспертом (работником ГСЭУ) здесь содержится также запись о том, что эксперт предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Если же экспертиза поручена негосударственному эксперту, такое предупреждение вносится в текст определения суда о назначении экспертизы.

Исследовательская часть отражает ход исследования: экспертный осмотр, сравнительное исследование, эксперимент, оценку полученных в ходе исследования результатов. Кроме того, в ней даются сведения о применении технических средств и научных методов. При описании полученных результатов приводится их научное обоснование (со ссылкой на источники и методику).

Как справедливо подметил А.А. Эйсман, «главная трудность экспертизы, требующая в наибольшей степени профессиональных знаний и опыта, состоит не в обнаружении признаков, а в их отделении от случайных помех, в оценке их значения, в их научном истолковании».60 Следует констатировать, что при проведении специфических, особо сложных, а также комиссионных и комплексных экспертиз введение синтезирующей части для систематизированного отражения выявленной информации оправданно и даже необходимо. Именно в синтезирующей части, по мнению сторонников четырехэлементной структуры заключения эксперта, должны содержаться анализ и синтез проведенных исследований и их результатов.61

Результаты такого истолкования приводятся в заключительной части в виде выводов, которые представляют собой четкие ответы на поставленные судом вопросы (в том порядке, как они значатся в определении суда).

Поскольку от четкости изложения выводов во многом зависит их восприятие судом и лицами, участвующими в деле, которые не обладают специальными знаниями в области проведенного исследования, этому

60 Эйсман А.А. Заключение эксперта. Структура и научное обоснование. – М.: Юридическая литература, 1967г. – с.97.

61 См. Аверьянова Т.В. Судебная экспертиза. Курс общей теории. – М., 2009г. – с.447.

46

следует уделять особое внимание. В этой связи Орлов Ю.К. выделяет требования-принципы62, которым должны удовлетворять выводы эксперта:

- принцип квалифицированности: эксперт должен делать выводы исключительно в рамках своей профессиональной сферы, что вытекает из принципа разделения процессуальных функций.

- принцип определенности: формулировка обобщенных и неясных, допускающих двоякое толкование выводов недопустимо. Например, при сравнении двух образцов некорректен простой вывод об их тождестве или сходстве, нужен анализ тождественных или сходных признаков и свойств.

- принцип доступности: формулировка выводов должна обеспечивать их полноценное восприятие и истолкование лицами, не обладающими специальными знаниями, каковыми априори считаются суд и лица, участвующие в деле.

Выводы, не отвечающие этим требованиям, по мнению Орлова Ю.К., не имеют доказательственного значения.63

Мы не можем согласиться с таким категоричным суждением, исходя из того, что большинство нарушений, которые могут быть допущены экспертом, преодолимы. Неясность сформулированных выводов, а также трудности их понимания ввиду употребления специальной терминологии, могут быть устранены в ходе допроса эксперта, вызванного в суд. Хотя, безусловно, эксперт должен стремиться к предотвращению такой ситуации путем аккуратного и точного формулирования выводов и изложения всего заключения в целом.

Выводы, сделанные по итогам проведенного исследования, с точки зрения эксперта являются его профессиональной оценкой, а с точки зрения процессуальных категорий – теми самыми фактическими данными, которые суд в дальнейшем оценивает в качестве доказательства.64

62 См.

Орлов Ю.К. Производство экспертизы в уголовном процессе. – М., 1982г. – с.69.

63 См. Орлов Ю.К. Производство экспертизы в уголовном процессе. – М., 1982г. – с.77.

64 См. Сахнова Т.В. Судебная экспертиза – М.: Городец, 1999г. – с.38.

47

Порок формы, т.е. несоблюдение требований, предъявляемых к заключению эксперта (в том числе, отсутствие документального подтверждения предупреждения эксперта об ответственности – подписки, записи в протоколе и т.п.) делает его недопустимым доказательством, а вынесенный на его основе судебный акт – необоснованным, что влечет его отмену.

Например, постановлением ФАС МО от 11.04.2006г. №КГ-А41/2671-06-П (номер дела в первой инстанции №А41-К1-7380/04) дело передано на новое рассмотрение, поскольку судом не исследованы доводы истца об отсутствии в заключении эксперта сведений о том, что экспертное учреждение имеет лицензию на проведение экспертиз такого рода, а также записи о том, что эксперты предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.65

Для уяснения сущности заключения эксперта как доказательства важно установить его природу.

Как известно, в зависимости от источника, все доказательства делятся на личные и вещественные (предметные), иногда выделяют также смешанные доказательства (они имеют черты первых двух видов). Первые исходят от живых лиц, вторые – овеществлены в материальной форме. Эта классификация имеет важное значение для исследования и оценки заключения эксперта.

Определить, к какому виду относится заключение эксперта, не так просто: с учетом специфики этого средства доказывания, его в равной степени можно было бы отнести как к личным, так и к вещественным доказательствам.66 О «личном» характере заключения говорит то, что оно исходит от исследователя (эксперта), о «вещественном» - его овеществленная форма в виде письменного документа.

65 Дело № А41-К1-7380/04 // Архив Арбитражного суда Московской области.

66 См. Решетникова И.В. Доказывание в гражданском процессе. – М.: Издательство Юрайт; ИД Юрайт, 2010 – с.225.

48

На этом основании некоторые ученые причисляют его к «смешанным» доказательствам.67 По мнению автора настоящей работы, применять определение «смешанный» в данном случае некорректно.

К.Б. Рыжов справедливо характеризует этот вид доказательства как «письменного по форме, но личного по своей сути».68

Заключение эксперта следует назвать не смешанным, а синтетическим доказательством, исходя из следующего.

Как мы знаем, личные средства доказывания исходят от человека и несут на себе отпечаток его личности, то есть субъективный оттенок; при этом все письменные документы имеют авторов. Однако ключевым моментом является отношение (заинтересованность) автора письменного документа к его содержанию и том, как изложенные в нем сведения могут повлиять на исход судебного спора.

Так, стороны судебного процесса заинтересованы в исходе дела, поэтому исходящие от них письменные документы (исковое заявление, отзыв, письменные пояснения, правовые позиции и т.п.) всегда имеют субъективный оттенок, поскольку призваны склонить суд на свою сторону.

Совсем другая ситуация с официальными письменными документами: их составитель не заинтересован в исходе дела, документ формируется на основе имеющихся данных и не имеет целью убеждать адресата. Аналогично и эксперт, в силу своего статуса и процессуальной роли, должен быть независим и беспристрастен, что гарантирует достоверность заключения эксперта. В противном случае говорить о доброкачественности заключения в части достоверности его содержания не приходится.

Также следует помнить, что заключение эксперта должно быть проверяемым: то есть при исследовании этих же материалов другой эксперт должен сделать аналогичный вывод. Конечно, не стоит утрировать данное положение до степени математической задачи, при решении которой у всех

67 См., например, Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. – М., 2006. – с. 666-667

68 Рыжов К.Б. Заключение эксперта и его оценка судом в гражданском процессе //Арбитражный и гражданский процесс, 2010, № 10.

49

должен получиться один и тот же ответ, поскольку имеет важное значение правильно избранный метод исследования и адекватно поставленные вопросы. Кроме того, с учетом активного развития науки и техники, решаемая спустя несколько лет, эта «задача» может дать другой (более точный) результат.

Таким образом, в данном случае личность эксперта не имеет существенного значения для содержания заключения, которое автор настоящей работы признает синтетическим доказательством.

Интересен вопрос об отнесении заключения эксперта к первоначальным или производным доказательствам. Как известно, первые из них являются «доказательствами-оригиналами», а вторые – воспроизводят информацию, содержащуюся на первоначальных носителях.

Одни ученые (например, Пюсса О.К. 69) выступают за производный характер заключения эксперта, исходя из того, что оно основано на других доказательствах. Действительно, для дачи заключения эксперт в большинстве случаев использует материалы, документы и объекты, которые являются письменными, вещественными и иными доказательствами по делу. Однако, по мнению автора настоящей работы, это обстоятельство недостаточно для признания заключения эксперта производным.

Другие (Треушников М.К., Тихиня В.Г.)70 относят его к первоначальным доказательствам. Треушников М.К. справедливо указывает, что «эксперт не просто воспроизводит факты, а анализирует их, предоставляя в распоряжение суда первичную информацию».

С этим следует согласиться исходя из того, что эксперт в своем заключении фактически синтезирует новые знания об искомых фактах по результатам исследования, проведенного им по заданию суда на основе собственных специальных знаний и опыта. При отсутствии таковых смысл

69 Пюсса О.К. Заключение эксперта как судебное доказательство в советском уголовном процессе Автореферат диссертации… к.ю.н. – Тарту, 1956 – с.10-11.

70 См.: Треушников М.К. Судебные доказательства. – М., 2005 – с.214; Тихиня В.Г. Теоретические проблемы применения данных криминалистики в гражданском судопроизводстве. – Минск, 1983 г. – с. 116.

50

деятельности эксперта в судопроизводстве и ценность его заключения просто теряются. Я

Важное значение для исследования и оценки заключения эксперта имеет специфика отдельных видов заключений. Для выявления таковой служит классификация заключений экспертов по различным основаниям.

Пожалуй, самой первой должна быть названа классификация заключений по наличию ответов на поставленный вопрос71:

- содержащие ответ;

- указывающие на невозможность ответить на вопрос.

Принципиальное значение данной классификации состоит в том, что она позволяет разграничить заключения, содержащие новые сведения об искомых фактах и не содержащие таковых (за исключением вывода о невозможности их установления). Строго говоря, с точки зрения процессуального права только документ, содержащий ответы на поставленные вопросы, является «заключением эксперта». Документ о невозможности дачи заключения, наоборот, не отвечает формальным требованиям, предъявляемым к заключению эксперта, и не содержит новой доказательственной информации.

Схоже с ней и наиболее распространено деление заключений эксперта по характеру выводов72:

1. категорическое заключение: положительное или отрицательное;

2. вероятностное заключение;

3. заключение эксперта о невозможности ответить на поставленный вопрос при наличии представленных исходных данных. Оно может быть условным или безусловным73.

71 См. Аминев Ф.Г. Основы судебной экспертизы (учебное пособие). – Уфа, 2007г. – с.36.

72 См., например, Мохов А.А. Специальные знания и практика их использования в гражданском судопроизводстве России: монография. – Волгоград, 2005г. – с.197.

73 См. Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе (3-е изд., доп.) – М., 2011 – с. 244

51

Однако в сравнении с приведенной выше классификацией такое деление представляется не совсем точным, поскольку в нем нарушено логическое правило непрерывности деления (допущен скачок).

Итак, определив наличие выводов, перейдем к делению заключений экспертов по характеристикам выводов.

Во-первых, можно разделить выводы по объему (информативности)74:

- дающие полный, исчерпывающий ответ;

- дающие частичный ответ.

При наличии полного ответа цель исследования полностью достигнута, если же ответ дан в какой-то части – не вполне, то суд и лица, участвующие в деле (в зависимости от оснований такого вывода), прибегнут к назначению дополнительной или комиссионной экспертизы для выяснения всех искомых обстоятельств.

Во-вторых, по степени определенности (подтвержденности)75, выводы могут быть:

- категорическими: положительными или отрицательными;

- вероятностными (предположительными).

Однако вопрос об оправданности и возможности дачи вероятного заключения является дискуссионным, и общепризнанного мнения ученых на этот счет нет. Существует два основных подхода:

Сторонники первого подхода (Палиашвили А.Я., Строгович М.С.) выступают против дачи вероятных выводов, полагая, что в случае неуверенности в результате эксперт обязан заявить о невозможности дачи заключения.

Их оппоненты (Орлов Ю.К., Винберг А.И., Соколовский З.М.) логично указывают, что сообщение о невозможности дачи заключения составляется в том случае, когда невозможность решения поставленных вопросов очевидна

74 См. Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе (3-е изд., доп.) – М., 2011 – с. 241

75 См. Россинская Е.Р. Указ. соч. – с. 243-244

52

без исследования.76 В ином случае эксперт должен составить вероятное заключение.77

Как верно указывает Соседко Ю.И.78, для высказывания предположительного суждения также надо иметь достаточно оснований. Вероятные выводы являются продуктом серьезного исследования и при соответствующей их аргументации содержат полезную информацию. При даче вероятного вывода эксперт должен обращать внимание органа, назначившего экспертизу, на совокупность тех оснований, которые позволили ему выдвинуть данный вывод. Ю.И. Соседко при этом подчеркивает, что вероятность – одна из промежуточных и логически необходимых категорий экспертного познания, которая может остаться и конечной, если эксперту не удастся достичь достоверного знания.

Сходное мнение высказано и другими авторами, которые полагают, что вероятный вывод возможен и даже необходим, но он должен быть объективно мотивирован, а также приведена доля вероятности (числовая либо словесная)79. При этом основной причиной дачи вероятных заключений названы недостатки исходного материала исследования (недостаточное количество, ненадлежащее качество и т.п.), а также неточность информации, данной эксперту для исполнения поручения.

Стоит согласиться со второй из приведенных концепций, исходя из того, что заключение эксперта основывается на теоретических знаниях, опыте и проведенном исследовании, а значит, полученные выводы должны быть потенциально проверяемы.

Высказывается мнение, что вероятностное заключение составляется, когда эксперту чуть-чуть не хватает до полной уверенности в сделанном выводе, в противном случае должно быть сделано заключение о

76 Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. – М.: Юрист, 1995г. – с.37

77 Теория доказательств в советском уголовном процессе /под ред. Жогина Н.В. – М., 1973. – с. 713

78 Соседко Ю.И. Соотношение вероятного и достоверного в заключении эксперта // Общетеоретические, правовые и организационные основы судебной экспертизы (сборник научных трудов) – М., ВНИИСЭ, 1987г. – с.84

79 См. Вандер М.Б., Майорова Г.В., Комаровский Ю.А. Подготовка, назначение и оценка результатов новых видов судебных экспертиз (учебное пособие). – СПб, 2003г. – с.45

53

невозможности разрешения вопроса.80 Причем причин для составления вероятностного вывода масса: неразработанность методик; несовершенство качества и/или недостаточность количества исследуемого материала; слабая материально-техническая база и др.

По степени действительности существования факта, выводы разделяют также на:

- выводы о действительности;

- выводы о возможности.

Причем возможность, в отличие от вероятности, характеризует действительное положение вещей, в связи с чем часто встречающаяся на практике подмена вероятных выводов выводами о возможности недопустима.81

По характеру отношения основания и следствия выводы бывают:

- безусловными;

- условными.

Бывают случаи, что наличие или отсутствие какого-либо признака (обстоятельства) невозможно определить безусловно. Если условие, которое может повлиять на характер вывода, известно эксперту, он обязан сделать так называемый «условный вывод». Он означает возможность точно ответить на поставленный вопрос с неким условием. Например, «документ был изготовлен не на этом принтере, при условии, что он (принтер) не подвергался ремонту с заменой деталей и частей».

В данной ситуации, если выдвинутое экспертом условие в дальнейшем будет исполнено и соответствующие материалы и документы будут представлены, например, в ходе проведения дополнительной экспертизы, новые выводы будут даны в безусловной (однозначной) форме.

80 Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. – М.: Юрист, 1995г. – с.31-32.

81 Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. – М.: Юрист, 1995г. – с.32.

54

По возможности выбора одного из двух исключающих друг друга выводов82:

- однозначные;

- альтернативные.

Альтернативный вывод означает возможность существования любого из перечисленных взаимоисключающих (альтернативных) фактов. В отличие от условного вывода, альтернатива приводится тогда, когда эксперт не видит возможности дать однозначный вывод (нет какого-либо определенного условия для его постановки), но может выделить два или более вариантов, каждый из которых может существовать в действительности.

По отношению к установленному факту выделяют выводы:

- положительные;

- отрицательные.

Положительный вывод свидетельствует о наличии устанавливаемого обстоятельства, отрицательный – об отсутствии такового.

Как и любое другое средство доказывания, заключение эксперта доброкачественно и может быть положено в основу судебного акта только в том случае, если получено надлежащим образом – с полным соблюдением установленной процессуальной формы. Вот почему регламентация оснований, порядка назначения и проведения судебной экспертизы имеет важнейшее значение для обеспечения эффективности и достоверности установления обстоятельств дела с использованием специальных знаний эксперта.

82 См. Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе (3-е изд., доп.) – М., 2011 – с. 244

55

<< | >>
Источник: ЧЕРНОВА МАРИЯ НИКОЛАЕВНА. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА КАК ДОКАЗАТЕЛЬСТВО В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва –2015. 2015

Еще по теме § 2. Понятие и признаки заключения эксперта:

  1. § 1. Понятие и признаки транснациональной корпорации
  2. § 2. Понятие и виды доказательств 1. Понятие и признаки доказательств
  3. 17.5. Формулирование вопросов эксперту. Заключение эксперта-психолога
  4. § 4. Доказательственное значение заключения эксперта-трасолога
  5. § 4. Заключение эксперта
  6. 18.1. Понятие, признаки и значение судебных доказательств
  7. 18.5. Заключение эксперта
  8. § 2. Понятие и признаки заключения эксперта
  9. § 2. Понятие эксперта. Права и обязанности эксперта при
  10. § 1. Особенности исследования и оценки заключения эксперта.
  11. § 2. Специфика заключения эксперта как средства доказывания
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -