<<
>>

2.1. Конститутивная функция судебного решения

До вступления в действие первой части нового Гражданского кодекса РФ в процессуальной литературе сохранялись существенные разногласия по поводу преобразовательных исков. Следует полностью согласиться с мнением Ж.Н.

Машутиной, что преодолеть их можно лишь при условии решения ос­новного вопроса по проблеме - об объекте защиты по преобразовательному иску, так как способы защиты гражданских прав и ее процессуальная форма определяются именно объектом'.

Представляются спорным вывод ЛИ. Анисимовой о том, что проведе­ние параллели между правом субъекта на преобразование правоотношения как способа защиты и вилом преобразовательных исков оставляло бы за пре­делами последних преобразовательные правомочия, не связанные с наруше­нием права2. На наш взгляд, механизм возникновения правомочий никакого значения не имеет, так как содержанием всех преобразовательных правомо­чий является право на прекращение или изменение правоотношения в одно­стороннем порядке.

Следует признать абсолютно справедливым вывод ряда ученых о том, что принудительное осуществление оспоренных и нарушенных прав самими их обладателями строго ограничено законом, так как без данных ограничений реализация своих прав управмоченными может нарушать права и интересы

Млшутина Ж.Н. К вопросу об объекте зашиты по преобразовательному иску // Механизм защиты субъективных гражданских прав. -Ярославль, 1990. -С. 124-125. 2 Аписимова Л.И. Процессуальные средства защиты гражданских прав // Советское госу­дарство и право. - 1982. - № 2. - С.49.

63

других субъектов правоотношения '. Это положение, на наш взгляд, в равной мере справедливо и для преобразовательных правомочий. Использование та­ких правомочий допускается лишь при наступлении предусмотренных зако­ном условий и оснований. На наш взгляд, по данному виду исков законодате­лем абсолютно обоснованно сужается действие института аналогии права и аналогии закона.

К сожалению, достаточно часто из-за нечеткой регламенти­рованности правоотношений законом нарушается баланс между интересами упрааомоченных и иных субъектов правоотношения. В этой предпочтитель­нее максимально большое количество спорных моментов урегулировать именно законом, а не подзаконными актами, порой вступающими в противо­речие между собой и с самим законом, на основании которого они принима­ются. Из-за данного дисбаланса в конечном итоге страдают субъекты право­отношений. На возможный довод оппонентов данного предложения о том, что закон должен содержать лишь основные положения и не быть слишком громоздким, мы можем сослаться на опыт передовых стран мира, имеющих наиболее оптимизированную судебную систему, где именно законом урегу­лировано абсолютное большинство всех возможных спорных вопросов и по­ложений. На долю же подзаконного нормотворчества падает незначительная часть.

В качестве иллюстрации несовершенства имеющегося порядка вещей можно привести положения статьи 151 Гражданского кодекса РФ о компен­сации морального вреда. Никакой универсальности судебной практики при решении вопроса о размере компенсации морального вреда нет, причем в по­хожих случаях разные судьи различных судов или одного и того же суда оп­ределяют размер абсолютно по-разному и взыскиваемые суммы иногда отли­чаются на несколько порядков. Судебной властью предпринимаются попытки

1 Гурвич М.А. Учение об иске (состав, виды): учебное пособие / отв. редактор М.С. Шака-рян. - М., 1981. - С. 22-26; Щеглов В.Н. Иск о судебной защите гражданского права: лек­ции для студентов / под ред. Г.Л. Осокиной. - Томск, 1987. - С.54.

64

установить единый подход к решению данной проблемы. При этом кроме из­вестного постановления Пленума Верховного Суда РФ по данному поводу суды субъектов РФ восполняя возникший вакуум в урегулировании данного вопроса, направляют районным судам различные рекомендации, примерные таблицы с предложением, за что сколько взыскивать. В качестве примера можно привести рекомендации с прилагаемыми таблицами Новгородского областного суда районным судам области.

Здесь необходимо заметить, что рекомендации областного суда субъекта РФ не имеют под собой никакой правовой почвы и направлены лишь на установление единообразия судебной практики в данном регионе. Учитывая необязательность данных рекоменда­ций для судей, рассматривающих дело по существу, единообразие по данному вопросу даже в рамках конкретного региона не достигается. Кроме того, не­обходимо отметить, что в других регионах РФ сумма взыскиваемой компен­сации по аналогичным делам значительно отличается. В частности, по делам о защите чести и достоинства максимальная сумма взыскания в Новгородской облает:! колеблется в пределах 5-15 тысяч рублей, между тем, как в Москве эта сумма может измеряться уже сотнями тысяч рублей. По Конституции РФ все граждане равны перед законом и судом. Судебная же практика, обуслов­ленная несовершенством законодательства, приводит к нарушению данного конституционного положения. Неурегулированность вопроса компенсации морального вреда прямо влияет на неустойчивость судебных решений по данной категории дел, что также приводит к волоките при их рассмотрении, так как решения часто отменяются, чем нарушаются права граждан. Несо­вершенство закона непосредстзенно влияет на снижение авторитета суда сре­ди граждан, что порождает правовой нигилизм. На наш взгляд, закон должен быть настолько четким, конкретным и недвусмысленным, чтобы роль судеб­ного усмотрения была максимально снижена.

Следует полностью согласиться с Т.М. Цепковой и А.В. Белявским, Ма-леиной М.Н., подчеркивающими процессуальную специфику дел о защите

65

чести и достоинства '. Так, Цепкова Т.М. указывает на обязанность истца обосновывать размер морального вреда по данной категории дел, но к сожа­лению, не уточняет, как истцу это делать, из чего исходить, какие критерии использовать при почти полном законодательном вакууме и пестрой практике по данному вопросу.

Диссертант отнюдь не предлагает свести роль суда к роли статиста, подбирающего норму права и присуждающего то, что заранее определено за­коном.

Учитывая бесконечное многообразие гражданско-правовых споров, это и невозможно. Мы полностью согласны с учеными-правоведами С.С. Алексеевым, Т.А. Савельевой и А.В. Цихотским, предлагающими повышать роль суда в гражданском обществе и вместе с тем ратующими за повышение ответственности суда перед субъектами гражданского процесса. Именно в этом названные ученые видят подлинный с*мысл демократических преобразо­ваний в нашем обществе 2.

Несовершенство закона, обусловливающее путаницу и противоречия в подзаконных актах и в судебной практике, напрямую влияет на уровень зло­употреблений со стороны судей. Если обратиться к урегулированности дан­ного вопроса к законодательствам США и Великобритании, то сравнение бу­дет явно не в пользу российского законодательства.

По мнению диссертанта, очень важным положением, создающим необ­ходимый баланс роли суда и роли субъектов гражданского судопроизводства, является норма, предусмотренная статьей 195 ГПК РСФСР, позволяющая су-

1 Цепкова Т.М. Судопроизводство по делам о защит чести, достоинства и деловой репута­ции граждан // Права человека: пути их реализации. Государственная защита прав и свобод человека. - Часть 2. - С. 16; Белявский А.В. Защита чести и достоинства в советском граж­данском праве. - М., 1996. - С.31: Малеина М.Н. Нематериальные блага и перспективы их развития // Закон. - 1995. - № 10. - С.105.

" Савельева Т.А. Ответственность суда как гарантия прав и свобод человека и гражданина в правосудии // Права человека: пути их реализации. Государственная защита прав и свобод человека. Материалы международной конференции. - Часть 2. - Саратов. 1999. - СЮ; Алексеев С.С. Теория права. - М., 1995. - С.307-309; Цихотский А.В. Теоретические про­блемы эффективности правосудия по гражданским делам. - Новосибирск, 1997, - С.296-301.

66 ду выйти за пределы заявленных истцом требований, если он признает это необходимым для защиты прав и охраняемых законом интересов истца, а также в других случаях, предусмотренных законом.

Единства мнений по дан­ному вопросу среди ученых-процессуалистов нет. Так, А.Т. Боннер и М.Г. Авдюков толковали указанное право суда только как изменение размера ис­ковых требований '. По мнению П.Ф. Елисейкина пределы иска между истцом и ответчиком ограничиваются предметом и основанием иска, то есть теми фактическими обстоятельствами, из котрых истец выводит свои исковые тре­бования к ответчику. Выйти за пределы исковых требований - это значит вы­нести решение либо в отношении требований, не заявленных истцом, либо по основаниям, не указанным в исковом заявлении. В свою очередь П.Ф. Ели-сейкин все-таки ограничивает право суда изменить предмет заявленного иска пределами первоначального материального правоотношения 2. М.А. Гурвич толковал положения статьи 195 ГПК как право выбора суда в альтернативном обязательстве или как иной способ решения претензии 3. М.А. Викут еще бо­лее расширительно толкует положения статьи 195 ГПК. По ее мнению, суд имеет право выходить за пределы иска по своей инициативе, нередко даже вопреки воле истца. При этом М.А. Викут также подчеркивает, что суду необ­ходимо ограничиваться пределами спорного правоотношения, ибо в против­ном случае не будет соблюдения принципа диспозитивности. Аналогичного мнения придерживается А.А. Шананин *. Диссертант внимательно проанали­зировал практику Боровичского городского суда Новгородской области за 1998-1999 годы и не смог найти ни одного примера применения судами ста-

1 Боннер А.Т. Применение нормативных актов в гражданском процессе. - М, 1980. - С.49- 50; Авдюков М.Г. Принцип законности гражданского судопроизводства. - М., 1970. - С.135.

2 Елисейкин П.Ф. Право суда выйти за пределы исковых требований // Советская юстиция. -1%"\-.Чо 5. -С. 20.

3 Гурвич М.А. Судебное решение. Теоретические проблемы. - М.. 1976. - С.28.

А Викут М.А. Строго соблюдать права лиц, участвующих в рассмотрении гражданского дела // Советская юстиция. - 1°68.

- № 4. - Сб.

67

тьи 195 ГПК РСФСР. Это свидетельствует о том, что суды боятся применять положение указанной статьи из-за ее относительной неопределенности. Предлагается оптимизировать положение данной нормы права, расширив диспозицию нормы указанием на требование справедливости как на необхо­димое условие применения данной нормы права. На наш взгляд, формулиров­ку "суд может" необходимо заменить на формулировку "суд должен". Таким образом, статью 195 ГПК РСФСР предлагается сформулировать в следующей редакции: "Статья 195. Обязанность суда выйти за пределы исковых требова­ний".

"Суд разрешает дело в пределах, заявленных истцом требований. Одна­ко суд обязан выйти за пределы заявленных истцом требований, если призна­ет это необходимым в целях достижения справедливости защитить права и охраняемые законом интересы истца, иных лиц, а также в других случаях, предусмотренных законом".

Совершенно правильно подчеркнули Н.А. Чечина и А.И. Экимов отно­сительно справедливости в гражданских процессуальных нормах: "...гражданско-процессуальные нормы - это составная часть действующего права. Но их связь с нормами морали и справедливости вовсе не представля­ется очевидной. Она не может быть прослежена чисто "механически", то есть посредством сопоставления отдельно взятых конкретных процессуальных норм и норм морали... Чтобы установить реально существующие связи про­цессуальных норм с нормами морали и справедливости, процессуальные нор­мы следует рассматривать как элемент системы действующего права"1.

Данные изменения будут стимулировать суд защищать права и охра­няемые законом интересы в первую очередь наиболее незащищенной части населения. При такой формулировке суд будет чаще применять указанную

Чечина Н.А., Экимов А.И. Категория справедливости в советском гражданском процессу­альном праве // Матернхчьное право и процессуальные средства его защиты. - Калинин. 1981.-С. 16.

68

норму права хотя бы даже из опасения за стабильность вынесенного решения. Диссертант попытается на приведенных ниже примерах обосновать необхо­димость и актуальность введения данного новшества. Так, например, истец К. обратился в суд с иском о восстановлении на работе к ООО "Теремок". В ходе рассмотрения данного дела выяснилось, что истец К. психологически сломан и подавлен своим руководителем и явно боится его. Суд при рассмотрении дела разъяснил истцу его право в силу статьи 34 ГПК РСФСР изменить пред­мет иска и поставить вопрос о взыскании заработной платы за время вынуж­денного прогула. Представитель ответчика директор ООО "Теремок", строго посмотрев на истца, сказал, что после всего, что для него сделано предпри­ятием, он набрался наглости и требует незаработанные деньги. Суд сделал директору замечание, но даже после этого внешне незначительного психоло­гического воздействия истец категорически отказался ставить вопрос о взы­скании заработной платы за время вынужденного прогула. Хотя из материа­лов дела усматривалось, что истец и его семья испытывают серьезные мате­риальные затруднения и остро нуждаются в деньгах, время вынужденного прогула составляло около 1 года. Суд в данном случае в интересах справедли­вости должен был бы применить положения статьи 195 ГПК РСФСР, хотя этого не сделал, удовлетворяя иск К. о восстановлении на работе. Было явно видно, что истец не был бы против того, чтобы в его пользу были взысканы деньги, но боялся в дальнейшем возможных преследований. В данном случае суд мог бы сыграть роль защитника нуждающегося в защите гражданина К. и его семьи, находящейся на его иждивении '.

Диссертант предвидит возражения возможных оппонентов о том, что в данном случае не будет в полной мере соблюдаться принцип диспозитивно-сти. На наш взгляд, это не так. В данном случае необходимо отличать фор­мальное волеизъявление истца и его действительную волю и интересы, порой подавленные жизненными трудностями и непроцессуальными воздействиями

Архив Боровичского городского суда Новгородской области, дело № 2-146 за 1998 год.

69

на истца извне (автор в данном случае не имеет в виду уголовно наказуемое воздействие - это тема отдельного разговора). Даже если предлагаемые изме­нения и приведут к некоторому сужению принципа диспозитивности, то это не беда, так как всем известно исключение из принципа диспозитивности -статья 39 ГПК РСФСР. В процессуальной литературе большинство ученых признают справедливость и необходимость данной нормы права. По аналогии с приведенным положением закона думается целесообразным и внесение из­менений в статью 195 ГПК РСФСР.

В соответствии с пунктом 3 части 2 статьи 8 Гражданского кодекса Рос­сийской Федерации права и обязанности возникают из судебного решения, их установившего. А.П. Вершининым высказано замечание относительно редак­ции данной нормы: "Из судебного решения устанавливается возникновение гражданских прав и обязанностей. При установлении прав и обязанностей судом новые права и обязанности не возникают, а лишь признаются судом"1. Мы полагаем, что, поскольку решение суда порождает права и обязанности, данную норму необходимо привести в соответствие с теорией гражданского процессуального права и изложить ее следующим об­разом: "права и обязанности возникают из ... судебного решения, порождаю­щего гражданские права и обязанности.

Впервые в истории отечественного гражданского законодательства су­дебному решению придано значение юридического факта. Признание реше­ния суда юридическим фактом означает, что с момента его вступления в за­конную силу гражданские права считаются возникшими и не требуются ка­кие-либо действия по принудительному исполнению судебного решения :.

Возникновение материальных прав и обязанностей из судебного реше­ния всегда предусматривается нормой права. Статья 6 Гражданского кодекса

Вершинин А.П. Способы защиты гражданских прав в суде. - Спб.. - 1997. - С.85. : Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатей­ный). - М., 1997. - С.27.

70

РФ предусматривает применение гражданского законодательства по анало­гии, когда соответствующие отношения прямо не урегулированы законода­тельством или соглашением сторон (аналогия закона) и применение общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права). Представля­ется, что вынесение конститутивного судебного решения на основании анало­гии закона или аналогии права невозможно. Конститутивное судебное реше­ние - всегда юридический факт, так как влечет правовые последствия и, сле­довательно, по определению, возможность вынесения такого решения необ­ходимо должна быть предусмотрена законом.

Как говорилось ранее, свойство судебного решения устанавливать права и обязанности закреплено в действующем Гражданском кодексе РФ как но­велла. Гражданский кодекс РСФСР, принятый в 1964 году, не предусматривал возможности возникновения гражданских прав и обязанностей из судебного решения. Тем не менее, и до принятия в 1994 году действующего ныне Граж-данского кодекса судебные решения по отдельным категориям дел устанав­ливали возникновение прав и обязанностей de facto, что подтверждает объек­тивное свойство судебного решения устанавливать возникновение субъектив­ных прав и юридических обязанностей. В качестве примера можно привести решения суда по делам об установлении отцовства, о взыскании алиментов, о понуждении заключить договор. Решения по таким искам давно распростра­нены в судебной практике и их правоустановительная функция не вызывает сомнений.

Не следует оставлять без внимания при рассмотрении данного вопроса и решения суда по делам особого производства. Некоторые из таких решений являются правоустанавливающими юридическими фактами (действующими самостоятельно или элементами фактического состава). Подробнее значение судебных решений по делам особого производства как юридических фактов будет рассмотрено в следующем параграфе настоящей главы.

71

Кроме установления возникновения материальных прав и обязанностей, судебное решение также может изменить или прекратить существующее ма­териальное правоотношение. Прекращение или изменение правоотношения как способ защиты права предусмотрен статьей 12 Гражданского кодекса РФ. Перечень способов защиты, приведенный в статье 12 Гражданского кодекса, вряд ли можно признать научно обоснованным ввиду того, что некоторые из указанных в нем способов зашиты взаимно перекрывают друг друга, а форма зашиты (самозашита) названа одним из ее способов '. Ярким примером само­защиты гражданских прав может послужить гражданское дело по иску А. к В. об истребовании магнитофона из чужого незаконного владения. В своем ис­ковом заявлении А. мотивирует свои требования тем, что согласно представ­ленных им суду подлинных документов (квитанции о приобретении магнито­фона, гарантийного талона, инструкции, решения суда по делу №2-308 по ис­ку А. к Р. об истребовании магнитофона из чужого незаконного владения) он является собственником спорного магнитофона, который он добровольно пе­редал ответчику во временное пользование сроком на одну неделю более года назад. Ответчик взятых на себя обязательств не выполнил и магнитофон воз­вратить отказывается. В ходе рассмотрения данного гражданского дела истец, выполняя поручение суда об извещении ответчика о дне и месте слушания дела, пришел к ответчику в коммунальную квартиру последнего и, воспользо­вавшись тем, что ответчик в данный момент находился на кухне, забрал свой магнитофон, о чем сообщил суду в своем заявлении об отказе от иска. Опре­делением суда производство по делу по иску А. к В. было прекращено в силу статей 34, 165, 219, 220 ГПК РСФСР2.

Этот пример одновременно является проявлением двух способов защи­ты гражданских прав. Решением Боровичского суда по иску А. к Р., приоб-

1 Гражданское право. Учебник под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. - М., 1998., - C.2S5;

Тузов Д,0. Иски, связанные с недействительностью сделок. - Томск. 1998. - C.3J.

1 Архив Боровичского городского суда Новгородской области, дело № 2-1098 за 1999 год.

72

ще иным к делу по инициативе суда, нарушенное право А. защищено судом; А. применил самозащиту- своего права по отношению к В.

Сторона материального правоотношения в некоторых случаях само-стс чтельно может в соответствии с законом защитить нарушенное право. Так. согласно статье 503 Гражданского кодекса РФ покупатель, которому продан товар ненадлежащего качества, если его недостатки не были оговорены про­давцом, вправе отказаться от исполнения договора розничной купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы, то есть своим волеизъявлением может прекратить правоотношение по купле-продаже. В случае, когда работа по договору подряда выполнена подрядчиком с отступ­лениями от договора подряда, ухудшившими результат работы, заказчик вправе, если иное не установлено законом или договором, потребовать сораз­мерного уменьшения установленной за работу цены.

В качестве примера можно привести гражданское дело по иску О. к ООО "Лампас" об уменьшении предусмотренной в договоре подряда цены за строительство дачного домика в садоводческом товариществе "Витамин". Свои исковые требования истец О. мотивировал тем, что подрядчиком - 000 "Лампас" - при строительстве дачного домика были нарушены нормы СНиП. По мнению истца, нарушение выразилось в том, что ответчик использовал при заливке фундамента бетон худшего качества, чем это было необходимо для выполнения данного вида работ. Кроме того, по мнению истца, фунда­ментный бетонный монолит был углублен в землю явно недостаточно для то­го, чтобы выдержать вес возводимых на нем кирпичных конструкций, в ре­зультате чего несущие стены дачного домика в двух местах дали трещину. В судебном заседании истец категорически отказался от предложения предста­вителя ответчика по затирке трещин цементным раствором. Он полагал, что нарушением норм СНиП ответчик значительно ухудшил потребительские ка­чества дачного домика, что существенно повлияет на рыночную стоимость дачного участка с домиком, которые он планирует продать, После проведения

73

строительно-технической экспертизы суд принял решение полностью удовле­творить требования истца'.

Таким образом, при заявлении данного требования изменяется содер­жание обязанности заказчика по оплате работы, то есть можно говорить об одностороннем изменении правоотношения по договору подряда согласно волеизъявлению заказчика.

Если закон предусматривает защиту права изменением или прекраще­нием правоотношения путем волеизъявления потерпевшей стороны, то с пре­образовательным иском она обратиться в суд не может. Если противополож­ная сторона не идет навстречу волеизъявлению правомочной стороны, защита субъективного права осуществляется решением по иску о присуждении (при защите предусмотренного статьей 503 Гражданского кодекса РФ права поку­пателя - выносится решение о взыскании с продавца денежной стоимости проданного товара). Таким образом, требование управомоченного об измене­нии или прекращении правоотношения направлено к противоположной сто­роне по сделке; можно вести речь о конститутивном волеизъявлении одной из

CTODOH.

*

Закон предусматривает, что в некоторых случаях волеизъявление заин­тересованного лица об изменении или прекращении материального правоот­ношения направлено суду ("требовать по суду", "в судебном порядке"). Истец адресует суду требование преобразовать материальное правоотношение 2. Та­ким образом, нормы права предусматривают вынесение конститутивного ре­шения и определяют его значение как юридического факта для регулируемого данной нормой материального правоотношения. Такая норма права является материально-правовым источником судебного решения. Следует отметить,

Архив Боровичского городского суда Новгородской области, дело Ж!-687 за 1997 год. 2 Шананнн А.А. Право суда выйтн за пределы заявленных требований ,7 Вестник СГАП. -1994.-.Ye 1 (16).-С. 32.'

74

что, как правило, предусматривают вынесение преобразовательного судебно­го решения бланкетные нормы права.

Юридическим фактом является решение суда, вступившее в законную силу. Вступление в законную силу придает решению свойства исключитель­ности, общеобязательности, неопровержимости, преюдициальности и т.д.1.

Юридическим фактом, установившим, изменившим или прекратившим данное правоотношение, может служить только вынесенное по делу решение, и никакое другое решение по данному вопросу вынесено быть не может - та­кая посылка определяет свойство исключительности судебного решения -юридического факта.

Общеобязательность решения - юридического факта означает, что госу­дарственные органы, должностные лица, организации и граждане обязаны учитывать в своей деятельности преобразование правоотношения, произве­денное судом, и исполнить обязанности, связанные с преобразованием. Так, вступившее в законную силу судебное решение об установлении или оспари­вании отцовства, об установлении усыновления (удочерения) или о лишении родительских прав влечет обязанность должностных лиц органов записи ак­тов гражданского состояния внести соответствующие актовые записи или из­менить имеющиеся.

Вполне обоснованно В.В. Ярков отметил, что граждане согласно судеб­ному решению приобретают соответствующие права и могут их осуществлять независимо от оформления судебного решения в административном порядке2.

Если строго придерживаться основных положений закона, то, бесспор­но, нужно признать правоту Н.А. Рассахатской. подчеркивающей, что судеб­ная деятельность выступает основной формой защиты субъективных прав, включающей в свое содержание целую систему гарантий, обеспечивающих

1 Чечот Д.М. Постановления суда первой инстанции по граждансхим делам. - М., 1958. - С.25.

2 Ярков В.В. Проблемы реализации судебных актов // Проблемы совершенствования право­ судия по граждансхим делам. -Ярославль, 1991. - С. 84.

75

зашиту и охрану прав. Данное положение и обусловливает то обстоятельство, что судебные акты имеют большую силу по сравнению с иными актами, а ре­шения (действия) любого органа могут быть оспорены в судебном порядке1

Следует полностью согласиться с Б.Т. Разгильдиевым, подчеркиваю­щим, что люди равны между собой по закону, но в то же самое время интел­лект, физиология, психология дают человеку возможность выделяться среди других и быть индивидуальным 2. Поскольку между собой фактически нерав­ны даже люди, то наивным было бы утверждать о полном фактическом ра­венстве административного органа или должностного лица, чьи действия и решения обжалуются в суд, и самого заявителя жалобы. В этой связи уместно заметить, что суд будет только тогда объективно и беспристрастно рассмат­ривать дела, когда полностью не будет зависеть от административной власти.

Независимая судебная власть является неотъемлемой предпосылкой за­конности в обществе и выступает важнейшей гарантией защиты прав и сво­бод граждан 3. Нельзя не согласиться с мнением Фойницкого И.Я., отметив­шего, что трудно ожидать беспристрастности и подлинной независимости от судьи, которому ежеминутно грозит увольнение, где свобода действий судьи в духе закона и справедливости скована влиянием извне...4. Более жестко по этому вопросу высказался в свое время Д.Г. Тальберг: "Всякое соглашение между политикой и судом развратно и всякий договор опасен для свободы граждан"5.

Рассахатская Н.А. Судебный механизм защиты гражданских прав // Права человека: пути их реализации. Государственная защита прав и свобод человека. Материалы международ­ной конференции. - Часть 2. - Саратов, 1999. - С.8-9.

2 Разгильдиев Б.Т. Принцип равенства граждан перед законом и его значение в уголовно- правовом обеспечении прав и свобод личности // Права человека: пути их реализации. Го­ сударственная защита прав и свобод человека. Материалы международной конференции. - Часть 2. - Саратов, 1999. - С.5.

3 Шибанов А.С. Независимая судебная власть как гарантия прав человека // Права человека: пути их реализации. Государственная защита прав и свобод человека. - С. 27.

4 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. - Спб., 1996. - Т. 1. - С.220.

5 Тальберг Д.Г. Несменяемость судей во Франции // Юридический вестник. - 1883. - КнЛ. -С.14.

76

На сегодняшний день, несмотря на фактическое вычленение суда из-под опеки Министерства юстиции РФ, зачастую административная власть под угрозой отключения света или тепла за неуплату коммунальных платежей фактически влияет на суд.

Абсолютно справедливо заметил Ю.А. Тихомиров, выделяя элементы властных полномочий того или иного органа, подчеркивая значимость для подлинной власти прочного материального обеспечения '.

В практике нередки случаи, когда архисложно исполнить решение суда об обжаловании в суд неправомерных действий и решений должностного ли­ца или органа управления. Как правильно заметила М.А. Викут, своевремен­ное и полное исполнение судебных актов обеспечивает устойчивость выно­симых судом решений и других актов, укрепляя тем самым авторитет суда2.

Проблема независимости суда коренным образом влияет на качество выносимых судом решений. По меткому определению Н.Б. Зейдера, судебное решение является тем конечным актом правосудия в суде первой инстанции по конкретному гражданскому делу, на который направлена деятельность су­да и лиц, участвующих в деле3.

Как справедливо заметила Т.А. Савельева, через обязательность судеб­ного решения действие судебной власти распространяется за пределы граж­данского судопроизводства4. Так, согласно статье 17 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" вступившее в законную силу судебное решение является основанием для государственной регистрации прав на недвижимое имущество и влечет обязанность соответствующих должностных лиц внести данные в Единый го-

1 Тихомиров Ю.А. Публичное право. - М., 1995. -С.138-139.- С.138-139.

: Викут М.А. Зашита прав человека в исполнительном производстве // Права человека: пути

;іх реал: нации. Государственная защита прав и свобод человека. - Часть 2. - С.4.

3 ЗеПдер Н.Б. Судебные решения гто граждансхому делу. - М., 1966. -С.4.

4 Савельева Т.А. Законная сила актов правосудия по гражданским делам // Вестник СГАП. -1999.-№1(16).-С. 65.

77

сударственный реестр. Хотя регистрирующий орган не принимает участие в деле по спору о праве на недвижимость, судебное решение обязывает его произвести определенные действия, входящие в его компетенцию. Конститу­тивное решение, преобразовав права и обязанности сторон, обязывает соот­ветствующий регистрирующий орган зафиксировать свершившийся факт -изменившиеся в соответствии с судебным решением права и обязанности сторон материального правоотношения.

Под неопровержимостью вступившего в законную силу решения право­применителями понимается невозможность его пересмотра в кассационном порядке. Свойство неопровержимости придает судебному решению необхо­димую стабильность, устойчивость, фундаментальность. Вступившее в закон­ную силу решение - юридический факт может быть пересмотрено только в порядке надзора или по вновь открывшимся обстоятельствам. Необходимо отметить, что в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам отменяется вышестоящими судами менее 0,3% всех судебных решений, выне­сенных судами первой инстанции (данные взяты из обзора судебной практики Новгородского областного суда за 1999 год).

Достаточно часто пересмотр в кассационном порядке вступившего в за­конную силу решения возможен в случае восстановления пропущенного по уважительной причине срока на кассационное обжалование (опротестование). В силу статьи 105 ГПК РСФСР лицам, пропустившим установленный законом срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен. На наш взгляд, суды слишком пространно толкуют данное положение закона об уважительности причин пропуска срока. Диссер­тантом проводилось обобщение судебной практики Боровичского городского суда Новгородской области за 1998 год по выявлению причин пропуска срока на кассационное обжалование судебных постановлений. В результате данного обобщения было выявлено, что в подавляющем большинстве случаев заяви­тели в качестве причин пропуска срока указывают отсутствие надлежащего

78

извещения их о дне и месте судебного заседания, в котором было вынесено обжалуемое судебное решение. В 87% случаев с заявлениями о восстановле­нии пропущенного срока на кассационное обжалование решения обращались ответчики по делу. При изучении дел неизбежно приходишь к выводу о том, что отзетчики умышленно не являются в судебное заседание, пользуясь несо­вершенством института надлежащего извещения субъектов гражданского су­допроизводства о времени и месте судебного разбирательства. Так, в изучен­ных 93 делах не было выявлено ни одного случая, когда истец, не явившийся в судебное заседание, сослался бы на то, что он не получал повестку. Отзет­чики ссылаются на это обстоятельство в подавляющем большинстве случаев. В этой связи можно полностью согласиться с В.Г. Гусевым, предлагающим конкретные меры по оптимизации института надлежащего извещения субъек­тов гражданского судопроизводства о времени и месте судебного разбира­тельства \ чтобы лишить ответчика возможности спекулировать на несовер­шенстве указанного института, используя данное несовершенство в своих ин­тересах. Интересы, которые преследуют ответчики, очевидны - максимально затянуть время рассмотрения дела и вынудить истца, чьи требования зачас­тую обоснованны, идти на определенные, невыгодные для него уступки.

Например, не выдерживает критики наиболее часто применяемый в су­дебной практике способ извещения субъектов гражданского судопроизводст­ва о времени и месте судебного разбирательства - отсылка повестки простой почтой. Сама по себе повестка, не содержащая корешка о ее зручении, может быть эффективной только тогда, когда адресат имеет высокую правовую культуру и сознательность. Сейчас, в период правового нигилизма, рассчиты­вать на это не приходится. Следует полностью в этой связи согласиться с О.В. Дунаевской и П.В. Веселовым, подчеркивающими значение четкой формы и

Гусев В.Г. Оптимизация института надлежащего извещения субъектов гражданского су> допроизводства о времени и месте судебного разбирательства // Вестник Саратовской госу дарственной академии права. - 1999, - №1(16). - С.75.

79

информационного содержания правовых документов '. После оптимизации института надлежащего извещения судам следует более критически подхо­дить к рассмотрению заявлений лиц, участвующих в деле, о восстановлении процессуальных сроков. Суду следует руководствоваться частью 2 статьи 30 ГПК РСФСР, обязывающей лиц, участвующих в деле, добросовестно пользо­ваться всеми принадлежащими им процессуальными правами.

Часть 2 статьи 30 ГПК РСФСР страдает известной декларатизностью, что отрицательно сказывается на качестве и сроках защиты прав и охраняе­мых законом интересов субъектов права. По всем изученным мною в ходе обобщения 93 делам судом были нарушены сроки рассмотрения дел, преду­смотренные статьей 99 ГПК РСФСР. Кроме вышеуказанных отрицательных последствий, слишком широкое толкование судом уважительности причин пропуска срока подмывает свойство неопровержимости вступившего в закон­ную силу судебного решения и снижает авторитет суда.

Так, например, судом был восстановлен срок на кассационное обжало­вание решения Боровичского городского суда Новгородской области несмот­ря на то, что он был пропущен на 7 месяцев. Единственным мотивом, послу­жившим причиной для восстановления срока, явилось пояснение ответчика о том, что он не получал повестку о времени и месте судебного заседания, на котором было вынесено решение. Между тем из материалов данного дела ус­матривается, что до указанного судебного заседания дело откладывалось 17 раз и чаще всего по вине ответчика, уклонявшегося от явки в суд.

В гражданско-процессуальной науке получило широкую поддержку мнение о том, что преобразовательное решение защищает не субъективное

1 Дунаевская О.В. Современная деловая речь. - М., 1987.- С.б; Веселое П.В. Современное деловое письмо в промышленности. -М., 1990. -С.3-4.

80

право, а охраняемый законом интерес истца, поскольку предмет преобразова­ния не может выступать предметом защиты '.

Мы согласны с тем, что регулятивное право не может быть защищено изменением или прекращением правоотношения. В этой связи необходимо выяснить, что следует понимать под изменением правоотношения. В науке существуют различные точки зрения на этот счет. Одни ученые считают, что изменение правоотношения означает изменение его субъектов, их прав и обя­занностей, то есть и содержания 2, и объекта. Изменение правоотношения имеет место при изменении как всех его элементов, так и каждого из них в отдельности, при этом правоотношение сохраняется 3. Б.С. Лесин писал, что "изменение правоотношения заключается в изменении элементов, его обра­зующих"4. О.А. Красавчиков и С.С. Алексеев полагают, что изменение право­отношения возможно в двух направлениях: по линии его содержания и по ли­нии субъектов 5. Согласно третьей точке зрения сущность изменения право­отношения заключается в изменении прав и обязанностей субъектов, появле­нии новых правомочий и юридических обязанностей в рамках существующе­го правоотношения6.

Мы полагаем, что последняя точка зрения является теоретически обос­нованной. Правоотношение - это урегулированное правом общественное от­ношение, складывающееся между субъектами, которые индивидуально опре-

Крашенинников Е.А. К теории преобразовательных исков // Роль права в деле повышения благосостояния советских граждан в свете решений 27 съезда КПСС. - Тарту, 1987. -С. 157; он же: Охраняемый законом интерес и средства его защиты // Вопросы теории охра­нительных правоотношений. - Ярославль, 1991. - С.15.

2 Гражданское право. Учебник под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. М., Проспект. - 1998. -Часть 1.-С.89.

3 Там ;ке.

4 Лесин Б.С. Изменение жилищных правоотношений // Вестник Ленинградского универси­ тета. Экономика, философия, право. - 1970. -№25(23). - Вып.4. - С. 155.

s Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. - М., 1958. -С.7", 90: Алексеев С.С. Проблемы теории права. - Свердловск. 1972. - Т. 1. - С.346. 6 Басин Ю.Г. Вопросы советского жилищного права. - Алма-Ата, 1963. - С. 161; Мананкова Р.П. Правоотношение обшей долевой собственности граждан по советскому законодатель­ству. -Томск. 1977. -С.158.

81

делены. Иные субъекты предполагают появление иного правоотношения. Объект - также индивидуализирующий элемент материального правоотноше­ния, так как определяет его смысл. Измениться в правоотношении может лишь объем прав и обязанностей субъектов, то есть его содержание. Измене­ние объема субъективного права или его прекращение не защищает его, а ста­вит под защиту охраняемый законом интерес в изменении или прекращении соответствующего материального правоотношения. Так, выселение в судеб­ном порядке временного жильца, отказывающегося добровольно покинуть жилое помещение, удовлетворяет охраняемый законом интерес лица, времен­но предоставившего жилую площадь в пользование, в освобождении собст­венного жилья.

В качестве иллюстрации изменения содержания правоотношений, как известно, существующих между судом, с одной стороны и другими субъекта­ми гражданских процессуальных правоотношений, с другой стороны, можно привести гражданское дело по иску К. к Т. о возмещении материального ущерба. Суд удовлетворил ходатайство истца К. и вызвал в судебное заседа­ние в качестве свидетеля Н. Несмотря на то, что Н. был надлежащим образом извещен судом о дне и месте слушания дела, в судебное заседание к назна­ченному сроку без уважительных причин не явился. Суд, удостоверившись в том, что свидетель Н. во время судебного заседания находится на работе, не болен, в командировку за пределы города Боровичи не выехал, подверг Н. штрафу в размере 70 установленных законом минимальных размеров оплаты труда. После вынесения судом определения о штрафе у свидетеля появились дополнительные обязанности к ранее существующим - заплатить штраф. Кроме того, у свидетеля Н. расширился также круг прав. У него появилось право на обжалование судебного определения о наложении штрафа '.

1 Архив Боровичского городского суда Новгородской области за 1999 год, дело № 2-773.

/

82

Р!з правила о том, что субъективное право не может быть защищено из­менением либо прекращением материального правоотношения, существует исключение. Так, решение о признании недействительной сделки, прекра­щающей обязательство, (отступным, зачетом, новацией, прощением долга) прекращает действие сделки на будущее время, восстанавливает право требо­вания по основному обязательству, незаконно прекращенное, и тем самым защищает его.

Закон предусматривает, что субъективное право в некоторых случаях может быть защищено преобразовательным решением суда, порождающим материальное правоотношение. Речь идет о преимущественном праве на за­ключение договора.

Согласно пункту 3 статьи 250 Гражданского кодекса РФ при продаже доли в праве общей собственности постороннему лицу с нарушением пре­имущественного права покупки любой другой участник долевой собственно­сти имеет право в течение трех месяцев требовать в судебном порядке пере­вода на него прав и обязанностей покупателя. Решение суда о переводе прав и обязанностей покупателя в общей собственности на участника этой собствен­ности порождает материальное правоотношение между двумя участниками общей долевой собственности по поводу купли-продажи доли в общей собст­венности. Отношение по купле-продаже доли имущества между продавцом-участником общей собственности и покупателем, не являющимся участником общей собственности, юридически недействительно с момента совершения как ничтожная сделка в соответствии со статьей 168 Гражданского кодекса РФ. Решение суда должно определить содержание вновь возникшего матери­ального правоотношения (права и обязанности сторон).

Поскольку закон говорит о переводе прав и обязанностей покупателя на участника совместной долевой собственности, содержание нового право­отношения купли-продажи, порожденного преобразовательным решением суда, между сособственниками должно быть равно содержанию правоотно-

83

шения. признанного ничтожным (между продавцом - участником общей соб­ственности и покупателем - посторонним лицом). Таким образом, субъектив­ное гтреимушественное право участника общей собственности на покупку до­ли в праве общей собственности защищается преобразовательным решением суда о переводе прав и обязанностей покупателя на участника общей собст­венности, желающего приобрести долю в общем имуществе, проданную по­стороннему лицу. Данный способ защиты эффективен.

В то же время следует отметить непоследовательность законодателя в решении вопроса о защите преимущественного права на заключение догово­ра. Согласно стать 684 Гражданского кодекса РФ наниматель имеет преиму­щественное право на заключение договора найма жилого помещения по исте­чении срока договора на новый срок. Преимущественное право входит в со­держание регулятивного правоотношения, возникающего между наймодате-лем и нанимателем по поводу найма жилого помещения.

Способ защиты преимущественного права устанавливает часть 4 статьи 684 Гражданского кодекса: "Если наймодатель отказался от продления дого­вора в связи с решением не сдавать помещение внаем, но в течение года со дня истечения срока договора с нанимателем заключил договор найма жилого помещения с другим лицом, наниматель вправе требовать признания такого договора недействительным и (или) возмещения убытков, причиненных отка­зом возобновить с ним договор". Данная норма предусматривает вынесение судом конститутивного решения, прекращающего правоотношение по найму жилого помещения. Как уже было указано, субъективное право (в том числе преимущественное право на заключение договора найма на новый срок) не может быть защищено прекращением правоотношения. Решение суда, при­знающее договор найма жилого помещения недействительным, не защищает преимущественное право нанимателя на заключение договора на новый срок, а имеет целью исключительно причинить вред интересам наймодателя и лица, с которым тот заключил договор найма, нарушая преимущественное право

84

нанимателя, то есть в соответствии со статьей 10 Гражданского кодекса явля­ется злоупотреблением правом. Представляется целесообразным изменить норму о защите преимущественного права на заключение договора найма жи­лого помещения на новый срок, сформулировав ее аналогично норме, содер­жащейся в пункте 3 статьи 250 Гражданского кодекса РФ. В случае наруше­ния преимущестзенного права необходимо предусмотреть вынесение судом по требованию нанимателя по первоначальному договору найма жилого по­мещения решение о переводе на него прав и обязанностей нанимателя по до­говору, нарушившему преимущественное право, и (или) возмещения убытков, причиненных отказом возобновить с ним договор. Такое решение суда поро­дит правоотношение по найму жилого помещения, защитит преимуществен­ное право нанимателя на заключение договора найма жилого помещения на новый срок.

Конститутивное решение суда служит средством защиты охраняемого законом интереса, если преобразуется или прекращается материальное право­отношение. Как правильно указывал В.В. Бутнев, юридически значимый ин­терес можно опосредовать предоставлением его носителю конкретного субъ­ективного права или возможности выступать самостоятельным объектом пра­вовой охраны. Охраняемый законом интерес - неопосредованная регулятив­ным субъективным правом социальная потребность, нарушение которой вле­чет возникновение права на защиту на стороне носителя интереса '. Некото­рые наиболее значимые социальные интересы опосредованы предоставлени­ем их носителям субъективных прав, другие социальные интересы не могут быть воплощены в субъективном праве в силу своей специфичности. Сущест­вует мнение, что охраняемый законом интерес опосредует социальные инте­ресы, которые право не успело перевести в субъективные права 2. Представ-

1 Бутнев В.В. Охраняемый законом интерес: понятие и механизм защиты // Вопросы теории охраняемых законом интересов. - Ярославль, 1990. -СП.

: Малько А.В. Законный интерес и субъективное право // Вопросы теории охраняемых за­коном интересов. - С.7.

85

ляется. что понятия "субъективное право" и "охраняемый законом интерес"-разнопорядковые, и разница в правовом регулировании права и охраняемого законом интереса определяется не оперативностью законодателя, а сущно­стью защищаемого социального интереса. В одном и том же нормативном ак­те какие-то интересы опосредованы наделением их носителей субъективных прав, а какие-то не опосредованы такими правами. Под охрану интерес ста­вится при законодательной регламентации, его защиту осуществляет юрис-днкционный орган в порядке, предусмотренном процессуальным законода-тельстзом '.

Интерес лица в своевременном и надлежащем исполнении договора другой стороной, интерес в соответствии содержания сделки действительной воле лица, ее совершившего, и подобные интересы опосредованы предостав­лением их носителям субъективных прав. При нормальном развитии регуля­тивного правоотношения данные интересы соблюдены. В случае же их нару­шения (несвоевременное, ненадлежащее исполнение обязательства по дого­вору или его неисполнение одной из сторон, порок воли лица, совершившего сделку), регулятивное правоотношение заменяется охранительным и возника­ет охраняемый законом интерес у добросовестной стороны соответственно в расторжении или изменении условий договора, признании оспоримой сделки недействительной. Данный интерес возникает в рамках охранительного пра­воотношения.

В литературе справедливо отмечено, что охраняемый законом интерес не возникает раньше охранительного правоотношения 2.

Заинтересованное лицо обращается в суд за защитой своего охраняемо­го законом интереса. Суд выносит преобразовательное решение, прекращая

1 Вершинин А.П. Интерес в защите субъективных прав ,7 Вопросы теории охраняемых за­коном интересов.- С. 17.

: Крашенинников Е.А.. Лисова Т.Н. Заметки об охраняемых законом интересах /7 Вопросы теории охраняемых законом интересов. - С.6; Мотовиловкер Е.Я. К теории охраняемых законом интересов // Вопросы теории охраняемых законом интересов. - С. 10.

86

или изменяя правоотношение, а охраняемый законом интерес перестает су­ществовать с момента вступления решения в законную силу. Решение защи­щает охраняемый законом интерес не только изменением или прекращением правоотношения. Средством защиты охраняемого законом интереса может также служить решение суда о возникновении правоотношения. Охраняется законом интерес в узаконении постройки, строения, возникающий у лица, ко­торое возвело самовольную постройку, если в установленном порядке пре­доставлен участок под возведенную постройку, соблюдены права и охраняе­мые законом интересы других лиц, отсутствует угроза жизни и здоровью гра­ждан (пункт 3 статьи 222 Гражданского кодекса РФ). По иску заинтересован­ного лица-застройщика право на самовольную постройку в этом случае воз­никает у него на основании решения суда.

Носитель любого охраняемого законом интереса и субъективного граж­данского права наделяется для его защиты охранительными гражданскими правами: охранительным правомочием на совершение одностороннего воле­изъявления либо исковым правом, которое является исполнительным, преоб­разовательным или установительным '.

В науке выделяют следующие процессуальные формы защиты граждан­ских прав: судебная, арбитражная, общественная, административная \ Пред­ставляется, что только суд может применить такой способ защиты права или охраняехмого законом интереса, как преобразование правоотношения. Ника­кой другой юрисдикционный орган (нотариат, товарищеский суд, админист­ративный орган) не может защитить субъективное право, удовлетворить ох­раняемый законом интерес преобразованием правоотношения.

1 Чайновская Е.Е. Охранительное гражданское право как средство защиты охраняемого законом интереса 7 Вопросы теории охраняемых законом интересов. - С.21. 2 Арапов Т.Н. Проблемы теории и практики правосудия по гражданским делам. - Л., 1984. С.05.

87

<< | >>
Источник: ТИХОНЬКОВА НАТАЛЬЯ ВАЛЕРЬЕВНА. ПРОБЛЕМЫ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ КАК ЮРИДИЧЕСКОГО ФАКТА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. САРАТОВ 2000. 2000

Скачать оригинал источника

Еще по теме 2.1. Конститутивная функция судебного решения:

  1. 25.6. Апелляционное и кассационное обжалование судебных решений, не вступивших в законную силу
  2. 2.2.1. Доктрина прецедента и tcacte clair». Судебное решение CILFIT.
  3. Тема 22 ОБЖАЛОВАНИЯ И ПРОВЕРКА СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ И ОПРЕДЕЛЕНИЙ, НЕ ВСТУПИВШИХ В ЗАКОННУЮ СИЛУ
  4. 1. Понятие, сущность и содержание судебного решения
  5. 2. Требования, предъявляемые к судебному решению
  6. 3. Законная сила судебного решения и ее последствия
  7. 2.4. Прокурорский надзор за исполнением судебных решений
  8. Содержание судебного решения.
  9. Законная сила судебного решения.
  10. § 2.4. Специфика судебного решения о расторжении брака и его исполнения
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -