<<
>>

Глава 13. Развитие судебно-правовой системы

60.

Особенности осуществления правосудия в Башкортостане.

Организация системы органов судопроизводства и отправления правосудия в башкирском крае, равно как и законодательство России, регули-

рующее правовое положение населения края, модифицировались с учетом задач колониальной политики царского правительства.

Поэтому произведенная нами периодизация этапов развития законодательной системы корректна и по отношению к судебной системе. С учетом сказанного следует выделить следующие этапы развития судебной системы в башкирском крае: -

судебная система в период соблюдения условий вхождения башкирских племен в состав Московского государства (XVI-XVII века); -

судебная система периода колонизации края и усмирения башкир (XVII -1 половина XIX века); -

судебная система периода буржуазно-либеральной эволюции российской государственно-правовой системы (II половина XIX - начало XX века).

Необходимо отметить, что особенности осуществления правосудия в башкирском крае в дореволюционной России не являлись до сих пор предметом исследования со стороны правоведов. Имеется всего одна работа Ф. А. Ишкулова, посвященная подготовке и проведению в крае во II половине XIX века судебной, земской, городской, полицейской и судебно-административной контрреформы266. Отдельные аспекты рассматриваемой нами темы имеются в монографии дореволюционного исследователя Д. П. Никольского «Башкиры»267. Источниковой базой при изучении данного вопроса являются богатое башкирское народное творчество (сказания, предания, обычаи), в котором отражены нормы обычного права башкир; нормативные материалы, регламентирующие деятельность шариатских судов и Оренбургского магометанского Духовного Собрания, которые содержатся в Своде учреждений и уставов Управления духовных дел МВД (т. 11 Свода законов Российской империи); нормативные акты, сосредоточенные в Своде военных постановлений, изданных в 1838, 1843, 1851 годах, Полном собрании законов Российской империи (т.

4-40 1-го собрания, т 1-40 2-го собрания) и в 6 томах «Материалов по истории Башкирской АССР» (М., 1936-1960, 2002).

Как мы выше отметили, одним из условий вхождения башкирских племен в состав России явилось сохранение религии, обычаев и обрядов. Юридическое содержание данного условия составляло также отправление правосудия местными (народными) судами на основе норм обычного права и духовными лицами на основе норм шариата.

Следует признать, российские власти долгое время проводили политику невмешательства во внутреннюю жизнь башкир. Так, согласно Указу Сената от 31 мая 1734 года «Об отдаче башкирцам рыбных ловель по рекам Белой и по Каме, с положением на них оброка; о провозе башкирцами для себя Илецкой соли и о непродаже ими оной русским; о дозволении Уфимским иноверным народам разбираться третейским судом и мириться добровольно...» башкирам разрешалось в собственных делах, кроме дел об убийстве и разбое, самим осуществлять правосудие в третейских (обычноправовых) судах268. В инструкции от 18 мая 1734 года, данной Кирилову при отправке его на постройку Оренбурга, специально оговаривается: «Впрочем, что касается до распорядка в суде и правосудия, о том смотреть на обычай каждого народа, как и почему а коем народе правыя удовольства получают, а винных штрафуют, так и в помянутых судах установить: ибо наше Всемилостивейшие соизволение есть, чтоб все, кто б какой веры и народа ни был, справедливостью и судом скорым довольствовались и тем напрасныя озлобления в волокитах и незнающему наших российских судных прав народу неправые в суде вымыслы (о которых не токмо Нашему интересу повреждение происхо-

ТО!

дить может, но и Богу противно) пресечены были» ”J.

Однако существовали дела, например сторонами являлись башкиры и пришлое население, которые не могли быть решены в традиционных башкирских инстанциях. В таких случаях правосудие осуществлялось воеводами и чиновниками Уфимского уезда. На деле их деятельность принимала форму произвола, волокиты и мздоимства. Интересно мнение Доннелли А.

С. о русском колониальном суде в Башкортостане: «Русское правительство учредило в Башкирии систему судопроизводства, призванную отправлять правосудие над русскими, тептярями и бобылями. Башкиры и другие мусульмане разрешали свои проблемы по законам шариата - свода исламского законодательства, на местном уровне, в присутствии старшины рода и муллы. В XVIII столетии все чаще русские суды под председательством воевод стали рассматривать земельные споры и дела мусульман с иноверцами. Работа по отправлению правосудия была очень доходной для правительственных чиновников. Взяточничество, высокая судебная плата и другие злоупотребления создавали судам плохую репутацию...»269. Такое положение не могло не вызвать недовольство у башкир. В ответ на челобитную башкир по данному поводу край переходит под непосредственное управление Сената, а специально направленному бригадиру Петру Бутурлину вменяется: «Суд и расправу чинить ему нашему бригадиру и воеводе между башкирцами, так как прежде такие суды были чинены по прежним данным воеводским наказам в правду, не чиня никому ни малаго продолжения и волокиты. А когда вы пожелаете для челобитья и всяких своих нужд ехать к Москве или в Сенат, тогда для проезду давать ему вам проезжия письма за своею рукою, а воспрещения в том вам не чинить»'8/ то есть указывается создать профессиональные суды и вершить правосудие на основе законов.

В вышеупомянутой инструкции Кирилову предписывалось организовать для подобных дел суды со смешанным составом (2-3 русских и 23 иноземцев). Это было достаточно прогрессивным явлением, призванным привлечь башкир и другие народы региона к отправлению правосудия. Однако это и наглядный пример политики империализма: данный шаг был вызван также неэффективностью института аманатов и преследовал вторую цель - превратить судей-башкир (а в судьи избирались очень авторитетные и знатные люди) в заложников270.

В общем, в период с момента вхождения башкирских племен в состав России до установления кантонной системы правосудие осуществлялось по национальному признаку: башкиры руководствовались обычным правом и шариатом, русские и ряд других народов - законами русского государства. 61.

Местное правосудие. Местное судопроизводство у башкир, осуществляемое на основе норм обычного права, отличалось простотой и отсутствием всяких формальностей. Правосудие отправляло выборное лицо из числа старейшин-аксакалов либо знатных башкир, пользующееся авторитетом у своих соплеменников. Суд рассматривал только те дела, которые были возбуждены самими сторонами и при наличии их обоюдного согласия на рассмотрение дела в местном суде. То есть судья не мог возбудить и рассматривать дело не иначе, как по жалобе одной из сторон. Процесс при этом был довольно прост и носил состязательный характер. Истец или потерпевший перед судьей излагал свое обвинение или претензию в присутствии ответчика. В случае признания последним своей вины или претензии, судья выносил решение (приговор), который приводился в исполнение немедленно. В случае отрицания ответчиком своей вины или претензии, судья принимал решение или выносил приговор на основе оценки показаний свидетелей и приведенных сторонами доказательств. Обращаясь к деятельности местных судов, Д. П. Никольский писал: «Все споры разрешаются муллами и стариками, решения которых башкиры всегда выполняют охотно и подчиняются им»271. По требованию царского правительства тот или иной обычай башкир признавался нормой права, если был одобрен либо на сходе башкирской общины, либо на совете старейшин аула, либо Оренбургским мусульманским Духовным Собранием (по делам семейно-брачных отношений).

Говоря об особенностях отправления правосудия по шариату в башкирском крае надо иметь в виду следующие обстоятельства. Как мы выше отмечали, в конце XVI века царское правительство начало проводить активную политику по христианизации мусульман из числа служилых татар, а также марийцев, чувашей и других инородцев. Попытки христианизации башкирского населения натолкнулись на упорное сопротивление башкир и являлись одной из причин башкирских войн-восстаний. Зачастую вооруженную борьбу башкир возглавляли духовные лица - муллы, абызы. Например, среди активных руководителей войны- восстания 1705-1711 годов были муллы Исмаил, Уразай, Рахмангул, Аббас; в 1735-1740 годах - мулла Елдаш Суярембетов, абыз Килмяк Ну- рушев, мулла Бепеня Торопбердин, абыз Кучум Аиткулов, мулла Кучук. Восстанию башкир 1755-1756 годов способствовало воззвание муллы Бурзянской волости Батырши. Одним из сподвижников Е. Пугачева в крестьянской войне был абыз Кинзя Арсланов. В связи с этим царское правительство воевало и против мусульманства в башкирском крае. К примеру, по Сенатскому указу от 9 ноября 1742 года было приказано уничтожить все новые мечети. За короткое время было разрушено 418 из

СП/С ?-'Звв

536 мечетей .

В целях успокоения мусульманского населения в начале крестьянской войны в 1773 году по велению Екатерины II был принят Синодский указ о терпимости вероисповеданий, который положил начало в России мирному сосуществованию двух мировых религий: ислама и христианства272.

Следствием этого является учреждение именным указом Екатерины II от 22 сентября 1788 года Духовного Собрания мусульман273. Оно с 1788 по 1796 год располагалось в Уфе и носило название «Уфимское духовное магометанского закона собрание». С образованием Оренбургского генерал-губернаторства (1796) оно было переведено в Оренбург под тем же названием, ас 1841 года стало именоваться Оренбургским

391

мусульманским Духовным Собранием . Создавая органы управления в сфере мусульманского духовенства в башкирском крае, царское правительство преследовало цель установить контроль прежде всего над башкирами со стороны «верных правительству» духовных лиц. Так, в пункте Положения о Духовном магометанском собрании говорилось, что в данном учреждении председательствует «...муфтий и заседают 3 муллы из казанских татар, в верности и добропорядочном поведении испы-

392

тайные» .

Царское правительство предусмотрело довольно сложную процедуру утверждения на должность муфтия. Кандидатура муфтия выдвигалась Казанским и Оренбургским губернаторами с одобрения полицейских органов Казани, получала одобрение членов Духовного Собрания, затем утверждалась Министерством внутренних дел. Только после этого император утверждал представленную кандидатуру муфтия в должности 393

именным указом . Должность муллы, имеющего право отправлять правосудие по шариату, занимало только лицо, имеющее соответствующую рекомендацию Духовного Собрания, проверенное органами полиции в благонадежности и утвержденное либо указом Правительствующего Сената, либо приказами генерал-губернатора. Такие лица назывались указными муллами. Они осуществляли правосудие по первой инстанции:

а) по вопросам, связанным с семейно-брачными отношениями; б) наследованию и разделу имущества; в) религиозным проступкам мусульман и духовных лиц, если они не были отнесены к компетенции самого Духовного Собрания; г) спорам о неправильных записях в метрических

394

книгах .

Принятые шариатским судом решения могли быть обжалованы в Духовное управление мусульман. Однако это не останавливало исполнение принятого решения шариатским судом.

Духовное управление мусульман выступало в качестве второй инстанции для шариатских судов не только башкирского края, но и всей Российской империи. Духовное Собрание выступало в качестве суда первой инстанции. Также оно могло рассматривать по первой инстанции любое дело, если оно, по мнению Духовного Собрания, в силу обстоятельств, имеет большое общественное значение.

Высшей апелляционно-ревизионной инстанцией для всех шариатских судов, включая и Духовное Собрание мусульман, являлось Управление духовных дел МВД России. Управление имело право дачи шариатским судам руководящих указаний по практике применения того или иного положения мусульманского права. Кроме него толкование норм шариата осуществляли также Сенат и Государственный Совет274. Надзор за деятельностью шариатских судов и Духовного Собрания осуществляли Оренбургская и Казанская губернские прокуратуры 275.

Таким образом, создание в башкирском крае Духовного Собрания мусульман, с приданием ему функций суда первой, второй инстанций по шариатским делам, подтверждало право башкир, татар и других мусульман на осуществление правосудия по канонам своего вероисповедания, и оно способствовало сохранению и развитию самобытной духовной и материальной культуры. Этот факт свидетельствует о многообразии правовых и судебных систем в России. 62.

Судопроизводство в период кантонной системы. С введением в 1798 году кантонной системы управления соответственно была изменена и судебная система.

Традиционные башкирские и шариатские суды сохраняются, но рассматривают только гражданские дела. Судебной властью наделяются должностные лица: юртовые старшины, кантонные начальники, попечители округов, командующий Башкирским войском и военный губернатор. Так, на основании пункта 10 указа императора Павла I юртовые старшины рассматривали дела о взаимных личных обидах, кантонные начальники - незначительные имущественные споры и дела о мелком воровстве. Уголовные преступления, земельные споры подлежали рассмотрению гражданскими судами. Однако распоряжением военного губернатора Оренбургской губернии все уголовные дела башкир и мишарей были переданы из-под юрисдикции гражданских судов в исключительную подсудность военно-судебных учреждений276.

Военные суды первой инстанции состояли из нескольких кадровых офицеров во главе с председателем суда. Указом Кабинета Министров от 26 февраля 1834 года «О суждении военным судом находящихся в Оренбургском крае отставных казаков уральских и оренбургских, калмыков, тептярей, башкир и мещеряков»277 было предусмотрено: 1)

«...всех вышесказанных лиц (кроме женского пола), подлежащих доселе суду уголовному, впредь за все роды преступлений судить военным судом; 2)

военные суды производить, смотря по удобству, в постоянных судах, учрежденных при войсковых канцеляриях Уральского и Оренбургского и крепости Орской...» Указ также давал возможность учреждения «по мере надобности временных военно-судных комиссий». Также на основании приказа военного министра, признанного постановлением Правительствующего Сената от 30 октября 1835 года, иски о тяжких обидах всех лиц, принадлежащих военному сословию Оренбургского

399

края, подлежали «производству не уездных, а военных судов» .

Правом окончательного утверждения смертных приговоров, лишения чинов, гражданской смерти был наделен военный губернатор края. Он также утверждал приговоры общества об удалении кантонистов по причине «дурного поведения», которые после освидетельствования военным губернатором либо отсылались на военную службу в дальние гарнизоны, либо «ссылались в Сибирь на поселение». Высшей инстанцией по утверждению и апелляции приговоров военных судов империи являлись аудиториатский департамент военного министерства и сам император.

Гражданские суды почти ничем не отличались от сословно-судебных органов, введенных в России еще «Учреждением для управления губерний» от 7 ноября 1775 года. Общая судебная система состояла: а) из уездных судов, б) городовых магистратов и ратуш, в) палат уголовного и гражданского суда Оренбурга. Кроме того, существовала сеть специальных гражданских учреждений: Оренбургский гражданский совестливый суд (орган по уголовным и гражданским делам душевнобольных, несовершеннолетних), губернская дворянская опека, сиротские, словесные и коммерческие суды, Оренбургская контора по полюбовному соглашению - специальный орган по размежеванию башкирских земель и разрешению споров о них. Над всеми общими судебными органами края стоял Правительствующий Сенат с его судебными департаментами как высшая апелляционная и ревизионно-надзорная инстанция общих

400

судов империи . 63.

Особенности судебной реформы и контрреформы в Башкортостане. Судебная реформа на территории Башкортостана была начата на основе Указа от 2 мая 1878 года «О введении в Уфимской, Оренбургской и Астраханской губерниях мировых судебных установлений отдельно от общих». В отличие от центральных губерний России в Башкортостане судебная система имела ряд особенностей. Во-первых, в крае институт присяжных заседателей был введен на 33 года позднее, чем в центральных губерниях России, во-вторых, в состав мировых судей входили не только участковые и почетные, но и добавочные судьи, в-третьих, общие судебные учреждения (окружные суды и судебные палаты) были введены гораздо позднее, в-четвертых, наряду с правительственными судами для башкир, мишарей и татар функционировали шариатские и местные (третейские) суды, которые осуществляли правосудие на основе адат хокугы (шариата) и гадат хокугы (обычного права).

Судьями первой инстанции являлись мировые судьи, которые были введены в Уфимской губернии в декабре 1878 года, в Оренбургской губернии - в январе 1879 года и просуществовали до конца 1894 года. В связи с введением института мировых судей уездные суды, как и суды «первой степени», подлежали упразднению в течение трех месяцев, а дела - передаче либо в мировые суды, либо в соединенные палаты уголовного и гражданского суда в Оренбурге и Уфе.

Мировые судебные участки объединяли несколько волостей. В Уфимской губернии таких судебных участков было создано 32, в Оренбургской - 30. Мировые судебные участки одного или нескольких уездов объединялись в мировой судебный округ. По указу от 2 мая 1878 года Уфимская и Оренбургская губернии были разделены на пять судебных округов каждая:

а) Уфимская губерния - на Уфимский, Стерлитамакский, Белебеевский, Мензелинский, Златоустовский;

б) Оренбургская губерния - на Оренбургский, Верхнеуральский, Челябинский, Троицкий и Орский.

Число участков в каждом из десяти судебных округов колебалось от

401

двух до семи .

Мировые судьи в Уфимской губернии избирались по общему для всей России порядку уездными земскими собраниями, а добавочные мировые судьи - городскими думами или губернским земским собранием и утверждались Правительствующим Сенатом.

'В Оренбургской губернии, в связи с отсутствием там земских учреждений, при комплектовании мировых судей была введена система назначений. Для этого под предводительством губернатора был создан Временный губернский комитет, который предлагал кандидатуры мировых судей министру юстиции России. После одобрения министром кандидатуры мировых судей окончательно утверждались импера-

402

тором .

Для мировых судей был установлен достаточно высокий имущественный и образовательный ценз, что закрывало доступ на эту должность не только представителям низших классов, но и большинству дворян. Так, земельный ценз в Уфимской губернии был установлен в 500950 десятин земли, и это дало повод Уфимскому губернскому собранию отметить, что «такой высокий ценз дает в судьи лишь слишком богатых людей, которые неохотно идут на службу, и совершенно устраняет вполне способных и достойных людей, менее состоятельных»278. По сведениям исследователя этого вопроса Ф. А. Ишкулова, «ни один представитель нерусских национальностей края не был допущен в мировые суды в качестве участкового, добавочного или почетного мирового судьи. Коренному населению был закрыт доступ даже на должности секретарей

с 404

судов и судебных приставов» .

Юрисдикция мировых судей была определена следующим образом: им были подсудны дела «и о менее важных преступлениях и проступках», за которые предусматривались такие санкции, как кратковременный арест (до 3 месяцев), лишение свободы (заключение в работный дом) на срок не свыше 1 года, денежные штрафы на сумму не свыше 300 рублей.

В гражданско-правовой юрисдикции на мировых судей возлагалось рассмотрение дел по личным обязательствам и договорам (на сумму до 300 рублей), дел, связанных с возмещением ущерба на сумму не свыше 500 рублей, исков за оскорбление и обиду, дел об установлении прав на владение.

Деятельность мировых судей основывалась на прогрессивных принципах буржуазного судопроизводства. Разбирательство дел носило устный, гласный и состязательный характер. Стороны, недовольные решением мирового судьи, могли подавать апелляционную жалобу в съезд мировых судей округа, а жалобу на окончательные решения мировых судей при наличии оснований - в кассационные департаменты Сената.

Съезд мировых судей состоял из всех мировых судей данного округа. К особенностям Башкортостана относится введение здесь так называемых срочных съездов мировых судей. Они создавались как постоянный орган для рассмотрения дел в экстренных случаях при наличии не менее

405

трех членов съезда .

В отличие от других губерний России в Оренбургской и Уфимской губерниях до 9 марта 1892 года не были введены окружные суды и судебные палаты, а были сохранены соединенные палаты уголовного и гражданского суда в Оренбурге и Уфе, которые в качестве первой инстанции рассматривали все дела, превышающие компетенцию мировых судов. В этих палатах было введено по одной должности переводчика на случай рассмотрения палатами дел башкир, татар и мишарей, не владеющих русским языком. 9 марта 1892 года правительством был издан указ «О введении судебной реформы в полном объеме в Уфимской и Оренбургской губерниях». Согласно указу Уфимская и Оренбургская палаты уголовного и гражданского суда подлежали упразднению, а вместо них создавались три окружных суда в городах Оренбурге, Уфе и Троицке279. Они являлись судами первой инстанции по уголовным и гражданским делам всех жителей края, превышавшим подсудность судов мировой юстиции.

В отличие от других губерний России в Оренбургской и Уфимской губерниях не были созданы судебные палаты как апелляционные инстанции по пересмотру дел, решенных в окружных судах без участия присяжных заседателей. Апелляционной инстанцией для Оренбургского и Троицкого окружных судов являлась Саратовская, а для Уфимского окружного суда - Казанская судебная палата. Кроме того, согласно указу от 9 марта 1892 года в Оренбургской и Уфимской губерниях не был введен не только суд присяжных заседателей, но и институт адвокатуры. Более того, указом от 2 мая 1878 года были ликвидированы все должности стряпчих, ранее состоявших при уездных судах и крестьянских учреждениях. Их обязанности были возложены на товарищей губернских

407

прокуроров .

Верховным кассационным судом империи являлся Правительствующий Сенат. Он разбирал любые уголовные и гражданские дела, рассмотренные любым судом империи, если нижестоящим судом при вынесении решения по делу было допущено неправильное применение закона или существенное нарушение правил судопроизводства.

В 70-80-е годы царским правительством был принят ряд нормативных актов, которые ликвидировали наиболее прогрессивные институты судебных уставов от 20 ноября 1864 года. В 1881 году было принято специальное Положение о мерах к ограждению государственного порядка и общественного спокойствия, которое предоставляло право генерал- губернатору передавать ряд дел на рассмотрение военных судов для решения по законам военного времени.

В 1889 году в России было принято Положение о земских участковых начальниках, которое было введено в действие в Астраханской, Со- лонецкой, Оренбургской и Уфимской губерниях специальным указом от 6 июня 1894 года. Данным положением была разрушена идея разделения власти на исполнительную и судебную и ликвидирован, вплоть до 1913 года, институт мировой юстиции. Мировые судьи были заменены земскими начальниками, которые обладали широкими административносудебными правами в отношении крестьянского населения. Так, они осуществляли надзор за действиями юртовых и сельских должностных лиц, определяли круг вопросов, рассматриваемых на сельских сходах башкир, утверждали гласных уездного собрания, волостных старшин и сельских старост. При этом они имели право отстранить от должности «ненадежных» избранных лиц. Они же осуществляли контроль за наделением башкир-вотчинников и припущенников землей из земельных фондов башкирских общин, следили за «правильным» осуществлением передачи земли башкир припущенникам в аренду и оброчное содержа-

408

ние и пр.

В сфере судебной деятельности земские участковые начальники обладали правами упраздненных мировых судей и крестьянских присутствий280. Институт добавочных мировых судей в городах был реорганизован в институт городских судей, а городские судьи назначались министром юстиции. В качестве апелляционной инстанции был создан съезд земских участковых начальников.

В 1894 году были созданы административные присутствия уездных съездов земских участковых начальников во главе с предводителем дворянства281. Эти органы выступали в качестве апелляционных инстанций для дел, рассмотренных земскими участковыми начальниками и городскими судьями.

В отличие от центральных губерний России, где создавались губернские присутствия, являющиеся кассационной инстанцией по пересмотру дел, решенных уездными съездами земских участковых начальников, в Башкортостане были образованы так называемые губернские административные присутствия. Они выполняли не только судебно-кассационные, но и административно-управленческие функции282. Губернское административное присутствие руководило также «комиссией по размежеванию башкирских дач», которая занималась перераспределением башкирских земель в пользу местного дворянства и переселенцев из центральной России.

Суд присяжных заседателей был введен в окружных судах края с июля 1898 года указом «Об учреждении в Оренбургской и Уфимской губерниях суда с участием суда присяжных заседателей»283. Суд присяжных заседателей, созданный на территории Башкортостана, не совсем соответствовал суду присяжных, введенному в центральных губерниях России на основе уставов и положений от 19 октября 1865 года. К тому времени в целом по России была ограничена компетенция суда присяжных, например у них были изъяты дела о печати. С 1887 года суды присяжных могли рассматривать дела за закрытыми дверями, объявляя слушающееся дело «деликатным», «конфиденциальным» или «секретным»284. Эти изменения отразились и на суде присяжных заседателей, созданном в Башкортостане. В качестве присяжных заседателей не могли быть избраны лица, не знающие русского языка. Такое положение практически закрывало доступ к избранию в присяжные заседатели башкирам, абсолютное большинство которых в те годы не владело русским языком.

Кроме того, в крае действовали военно-полевые суды, для которых были свойственны краткосрочное слушание, отсутствие защиты, корпоративность состава суда, невозможность обжалования решения.

В соответствии с законом от 15 июня 1912 года «О преобразовании местного суда» в Уфимской и Оренбургской губерниях вновь был восстановлен институт мировой юстиции в лице мировых судей и их

414

съездов .

Волостные суды входили в систему местных судов. Состав суда избирался ежегодно на волостном сходе в количестве 4-15 очередных судей. Волостной суд разбирал тяжбы между башкирами с ценой иска до 100 рублей. Он имел право приговаривать виновных к общественным работам до 6 дней, денежному штрафу до 3 рублей, телесному наказанию до 20 ударов. Приговоры волостного суда считались окончательными и не подлежали обжалованию. Они приводились в действие волостными старшинами, для чего из волостного бюджета выделялись специальные средства.

Согласно Положению о башкирах должность волостного старшины могла быть соединена с должностью волостного судьи. В то же время запрещалось совмещение должности сельского старосты, почетного мирового судьи и волостного писаря с должностью волостного судьи.

Согласно статье 136 указанного положения третейские суды могли рассматривать все дела «без ограничения их ценою», если они не были связаны с преступлениями или проступками и не затрагивали интересы малолетних и умалишенных.

Третейские суды имели право брать на производство только те дела, на которые было взаимное согласие сторон на их рассмотрение третейским судом.

Решения третейского суда объявлялись сторонам немедленно и вносились в имеющуюся в волостном правлении книгу. С этого момента они вступали в силу и не подлежали какому-либо обжалованию.

РАЗДЕЛ II РЕСПУБЛИКА БАШКУРДИСТАН

Глава 14. Революции 1917 года и национально-государственное строительство. Республика Башкурдистан 64.

Организационно-правовое оформление башкирского национального движения. Накануне революции 1917 года население России, по данным Ю. В. Бромлея, равнялось 170 млн человек, и почти 57 % из них составляли представители 194 наций, народностей и этнографических групп285. Историческая территория Башкортостана была разделена на Уфимскую и Оренбургскую губернии. Также часть башкир компактно проживали на территориях Вятской, Пермской и Самарской губерний. Уфимская губерния состояла из Белебеевского, Бирского, Златоустовского, Мензелинского, Стерлитамакского и Уфимского, Оренбургская - Верхнеуральского, Оренбургского, Орского, Троицкого и Челябинского уездов. Власть в уезде осуществляли исправник, назначаемый губернатором, уездное дворянское и земское собрания, полицейское управление и др. Уезды, в свою очередь, состояли из волостей и сельских общин, управляемых выборными старшинами и старостами.

Социально-экономическому и политическому положению башкирского населения дореволюционной России посвящена довольно обширная русская литература: художественная (JI. Н. Толстой, Г. И. Успенский, М. Е. Салтыков-Щедрин, Ф. Д. Нефедов, Д. Н. Мамин-Сибиряк), публицистическая (Н. В. Ремезов, Н. А. Крашенинников), историческая (Д. П. Никольский, Н. П. Ерошкин и многие другие).

Русские авторы обращали внимание передовой общественности главным образом на грабеж башкирских земель и лесов, национальное угнетение, насильственную русификацию и навязывание православия. В конце XIX - начале XX века в русской литературе муссировался вопрос «Вымирают ли башкиры?». Писатель-публицист Н. А. Крашенинников выпустил книгу под названием «Угасающая Башкирия», в которой повествовалось об угасании когда-то свободного и богатого башкирского народа. Однако исследователь башкирского края и народа М. А. Круковский отмечал, что «в семье народов, населяющих Россию, башкиры занимают далеко не последнее место как по своей численности, так и по этнографическим особенностям и живучести племени»286. Имеющиеся статистические материалы и публикации подтверждали правоту М. А. Круковского. Так, Р. Г. Кузеев определяет «общую численность башкир по данным 1920 года в 9501 050 тысяч человек»; Б. X. Юлдашбаев называет цифру 1 154 471; Р. М. Раимов - 1 186 тыс., Ф. А. Фиельструп - 1 306 тыс. человек287. Имеются и другие данные о количестве башкир. В сборнике документов и материалов «Урал и Прикамье. Ноябрь 1917 - январь 1919» указывается численность башкирского населения в 1917 году - 1 732 800 человек; в книге Т. Давлетшина - 2 млн; такая же цифра названа М. Муртазиным; в фарма- не (приказе) № 1, изданном Башкирским центральным шуро (советом) 11 ноября 1917 года, называются вновь 2 млн человек288. Из вышеназванных данных, как считает С. Ф. Касимов, наиболее близкими к истине являются подсчеты Ф. А. Фиельструпа.

М. М. Кульшарипов, обращаясь к этнодемографии башкирского народа в начале XX века, берет за основу данные известных специалистов С. И. Брука и В. М. Кабузина, которые, опираясь на материалы переписи 1917 года, проведенной по распоряжению Временного правительства, установили, что башкир в России насчитывалось 1 732 800 человек289.

Несмотря на дискриминацию в области образования290 при содействии национального купечества и буржуазии особое место в народном просвещении занимали светские мектебы и медресе. Медресе, по мнению исследователя данного вопроса JI. Ш. Сулеймановой, по сути представляли университетский тип учебного заведения, способствовали формированию собственной демократической интеллигенции291. Среди них можно выделить ученых Мухаметсалима Уметбаева, Хади Мунира, Мухаметшу Бурангулова, А.-З. Валидова, поэтов-писателей Акмуллу, Мажита Гафури, Шайхзаду Бабича, Даута Юлтыя и др. В своих произведениях они показывали прошлую историю башкирского народа, его героическую борьбу против колониального гнета, утверждали историческое право башкир на национальное самоопределение. Дети обеспеченных башкир получали образование в университетах Москвы, Санкт- Петербурга, Казани, Германии, Швейцарии и Турции. К примеру, один из лидеров башкирского национального движения Шариф Манатов обучался в Швейцарии.

Таким образом, к началу XX столетия башкирский народ имел свою интеллигенцию, вхожую в научную и политическую элиту России тех времен, хорошо знакомую с программными документами политических партий и трудами ученых по решению национального вопроса в России и осведомленную об опыте федеративного устройства США и других стран. Они являлись носителями развитого национального самосознания. Это позволило им выделиться из общемусульманского движения в начале 1917 года, выступить под самостоятельными лозунгами за образование автономного Башкортостана путем выделения башкироязычных районов Южного Урала из Российской федерации и реализовать эту идею.

После Февральской революции большой размах приобрело общемусульманское движение в России, которое возглавила мусульманская фракция Государственной думы, где в качестве представителя уфимских мусульман работал А.-З. Валидов. Первого мая 1917 года по инициативе мусульманской фракции состоялся I Всероссийский мусульманский съезд. На съезде развернулась острая дискуссия по поводу национальногосударственного переустройства бывшей Российской империи.

Ахмедбек Цаликов, ответственный за проведение съезда, выступил с позиций единства мусульманской нации. Свой доклад он завершил следующими выводами: «1) Россия должна стать унитарной парламентской народной республикой; 2) национально-культурная автономия мусульман должна найти свое признание в Конституции России292».

Идея национально-культурной автономии была поддержана делегацией казанских татар, которые в свою очередь ратовали за единую тюр- ко-татарскую нацию, в состав которой включали и башкир как часть татарского этноса. Забегая вперед заметим, что отрицательное отношение части татар к башкирской автономии сохранилось не только в период борьбы башкир за свою республику, но и после ее признания центральной Советской властью в марте 1919 года293. Следует заметить, что о татаро-башкирских отношениях в годы революций, Гражданской войны, в период образования БАССР и ее становления имеется большое количество документов и публикаций. На основе их обобщения историки С. Ф. Касимов и М. М. Кулыиарипов приходят к выводу, что «лидеры татарского движения проявляли великодержавные притязания, в первую очередь к башкирам» ” . В основе этого лежали, помимо других причин, и экономические интересы. Как пишет М. М. Кулыиарипов, «дело обстояло так, что многие татарские деятели, особенно правого толка, выступали защитниками интересов татарской буржуазии, ведущей посредническую торговлю между рынками центральной России и Средней Азии, Казахстана, которая давала баснословные прибыли... Татарскому торговому капиталу не были нужны никакие государственные границы, таможенные барьеры, национальные различия внутри мусульман России»294. Угрозу своим интересам в автономии Башкортостана видели и представители татарской буржуазии, занимающиеся добычей золота и других полезных ископаемых на башкирских землях.

И татарское крестьянство было заинтересовано в уравнительном перераспределении башкирских вотчинных земель. Как писала татарская газета Юлдуз, «у наших башкирских братьев очень много земли... Если произвести справедливый передел, то от башкирских аулов отойдет часть их земель...»295. Один из лидеров татарского национального движения М. Султан-Галиев в своем докладе «О татаро-башкирском вопросе» на II Всероссийском съезде коммунистических организаций народов Востока по данному вопросу говорил следующее: «Башкиры по своему экономическому положению занимают лучшее положение и являются более обеспеченными землей <...> и после Февральской революции на долю каждого башкирина пришлось минимум по 40-50 десятин... В среднем на каждого татарина приходится 2,1 десятины, а может и

Глава 14. Революции 1917 года и национально-государственное строительство 219

меньше, земли»296. Тем не менее в острой дискуссионной борьбе башкирская делегация в составе 58 человек совместно с азербайджанской, казахской, крымско-татарской делегациями отстояли идею федеративной России на основе территориальной автономии. Однако башкирская делегация не была удовлетворена резолюцией съезда по земельному вопросу, которая предполагала ликвидацию вотчинного землевладения башкир.

В связи с этим группа башкир в количестве 50 человек, в основном из числа делегатов Всероссийского мусульманского съезда, 17 мая 1917 года в Оренбурге провела организационное совещание, на котором решили созвать первый всебашкирский съезд. Была установлена

норма представительства - два делегата от каждой волости, где прожил 297

вали башкиры .

В конце июня 1917 года было образовано бюро Союза башкирского народа, которое начало издавать газету «Известия бюро башкирского Союза» на башкирском языке, затем получившей название «Башкорт». Национальной интеллигенцией в башкирских деревнях была развернута агитация за территориальную автономию и работа по проведению баш-

429

кирских съездов .

Первый Всеобщий съезд башкир проходил в г. Оренбурге с 20 по 27 июля 1917 года. На нем было поддержано решение Всеобщего мусульманского съезда, созванного в Москве, о том, что «системой управления, широко обеспечивающей интересы и права российских мусульманских народностей, является демократическая республика на национально-территориально-федеративных началах. Национальности же, не имеющие специальных территорий, пользуются национально-культурной автономией». На съезде были приняты следующие решения: 1.

Об управлении Башкурдистаном. Здесь ставился вопрос о выделении территорий в окрестностях Урала с преимущественным в численном отношении проживанием башкир и других тюркских народностей для осуществления территориальной автономии. Допускалась возможность переселения башкир и других тюркских народностей на эту территорию путем обмена земель с другими народностями, которые проживали на данной территории по различным причинам. 2.

По вопросу местного управления. В решении подчеркивалось существующее тогда положение, согласно которому «башкиры со своего землевладения платят налоги земствам больше того, что они сами выручают и больше чем другие народности...». В связи с этим ставился вопрос о том, что «местные самоуправления должны быть организованы отдельно и приспособлены к тому, чтобы денежные средства, поступающие от башкир, были расходуемы на них самих». На Центральное шуро была возложена задача организации волостных шуро, с тем чтобы последние осуществляли руководство выборами в земства. Только через выборы, то есть законным путем, башкиры «соответственно своему количеству должны (были) добиться мест и осуществить свои особенности быта и языка, обычаев и встать на путь узаконения таковых». 3.

По земельному вопросу. Все леса, горные богатства, недра, минеральные и рыболовные воды объявлялись достоянием всего башкирского народа. Земли, находящиеся во владении башкир как достояние всего башкирского народа, не могли быть отчуждаемы в частную собственность. Все земли, отобранные у башкир, должны быть возвращены башкирскому народу и предоставлены исключительно безземельному и малоземельному башкирскому населению. Распределение земель было возложено на Главный Башкирский Земельный Комитет (ГБЗК). Излишки земельных участков должны были быть распределены между едино- верами, родственными башкирам племенами. 4.

О суммах, капиталах и имуществах башкир. Речь идет о создании башкирского национального фонда за счет возвращения разными правительственными учреждениями денежных и материальных средств, собранных у башкирского народа. Караван-Сарай, как национальное здание, построенное за счет сил и средств башкир и мещеряков, был объявлен национальным имуществом башкир. В этом здании намечалось размещение башкирского Центрального шуро и других башкирских и мусульманских учреждений. Для реализации данной резолюции была создана специальная финансовая комиссия. 5.

По делам просвещения. Резолюция состояла из следующих разделов: -

об обучении и воспитании в школе; -

общие положения о светских школах; -

о духовной школе; -

об инструкторах; -

об управлении школой; -

о правах учителей; -

о содержании учителей; -

вопросы внешкольного образования; -

подготовка учителей и других служащих по линии просвещения; -

вопросы просвещения, требующие немедленного проведения в жизнь; -

некоторые общие основы просвещения в Башкурдистане.

Предусматривалось создание светской системы образования, состоящей: а) из начальной школы, б) повышенной школы, в) средней школы, г) ремесленных и специальных школ. Ставился вопрос о всеобщем, обязательном и бесплатном образовании с 8-летнего возраста. С 4-го года обучения в начальной школе для мальчиков в обязательном порядке, для девочек по желанию вводился русский язык как отдельный предмет. Специальные и ремесленные школы среди мусульман должны были открываться в обязательном порядке. В них направление обучения приспосабливалось к местным нуждам.

Многие положения данной резолюции имеют актуальное значение и на сегодняшний день. В этом отношении заслуживает внимания учет национального фактора в организации системы просвещения, решение вопросов управления школами, содержания учителей и т. д. Так, предусматривалось, что при министерстве просвещения каждого субъекта Федерации (в том случае, если Россия будет унитарным государством, - при централизованном министерстве) для каждой национальности будет организован самостоятельный отдел. Малочисленные национальности могли организовывать совместный отдел. Инструктор для национальных школ должен был быть представителем данной национальности.

Для управления школой избиралось коллегиальное управление. В состав управления входили все учителя данной школы, представители родителей детей, обучающихся в школе, и один представитель от местного управления. Школьное управление могло ведать средствами школы, ремонтом, приемом и исключением учеников и их воспитанием. Но вмешиваться в методы обучения и в школьную программу не имело права. Предусматривалось бесплатное предоставление квартир учителям. Учитель, оставивший должность после 20-летнего стажа, мог получать пенсию в размере основного оклада, после 15-летнего - две трети оклада. 6.

Об организации войска. В резолюции говорится о необходимости формирования башкирских полков, с тем чтобы они находились «на родине самих башкир». 7.

Об отношении к войне. В решении съезда было записано: «...съезд находит нужным скорейшее прекращение кровопролития, на условиях без захвата чужого имущества и без выплаты какой бы то ни было стороне убытков и с условием проведения в жизнь национальнополитических прав народностей». 8.

Об Учредительном собрании. Съезд отметил, что «башкиры желают национально-территориальную автономию и поэтому на Учредительное собрание должны посылаться лица, исключительно защищающие эту линию и способные отстаивать интересы башкир и при условии принадлежности их к башкирской национальности». Делегатам Учредительного собрания разрешалось вступление в блок с другими партиями и национальностями при условии поддержки ими идеи национальнотерриториальной автономии. 9.

По женскому вопросу. В резолюции провозглашалось равенство женщин и мужчин в политических и гражданских правах. Вопросы духовного и семейного порядка отнесены в ведение Духовного Собрания. Съезд обязывал соответствующий подотдел Башкирского Центрального шуро «посылать на места женщин-специалисток для подготовки башкирских женщин к существующим положениям и решительно приступить к открытию специальных школ для воспитания растущих женщин». 10.

О направлении двух представителей от башкир на Всероссийское мусульманское шуро. 11.

О переписи населения и о необходимости внимательного отношения к данному мероприятию. 12.

О солдатах-дезертирах. В резолюции подчеркивается: «...дезертирство солдат и недоставка их в соответствующие судебные органы для башкирского народа является черным пятном и для государства - вредным». Съезд считал, что «дезертирство и скрывание дезертиров должно быть прекращено». 13.

Об участках по выборам в местное управление. В резолюции съезд выразил озабоченность по поводу размещения комиссий по выборам в основном в русских деревнях, что может сорвать выборы среди мусульман. В связи с этим было выдвинуто и требование о размещении выборных участков в районах с преимущественным проживанием мусульманского населения, в мусульманских деревнях. 14.

Было принято Положение о Башкирском шуро. Шуро должно было состоять из 7 человек. Членам шуро служба в других учреждениях запрещалась. Во всех волостях организовывались отделы Центрального шуро. В каждый отдел выбиралось от 3 до 5 человек, если волостное шуро считало необходимым, то от 5 до 8 человек.

От имени съезда была послана телеграмма в Казань, в которой поддерживались усилия «волжских братьев» по созданию национальнокультурной автономии. В телеграмме отмечалось, что «перед башкирским народом стоит еще более трудная задача - завоевание территориальной автономии Башкурдистана как отвечающая жизненным и экономическим интересам башкирского народа и являющаяся единственным путем освобождения его родной страны Башкурдистана от векового экономического угнетения».

Второй всебашкирский съезд проходил 25-29 августа 1917 года в г. Уфе. Там были приняты следующие резолюции: «О национальнокультурной автономии», «О блоке», «О даче наказа кандидатам», «По вопросу Караван-Сарая», «О взаимоотношениях шуро башкирского народа с национально-культурной автономией», «Взаимоотношение с комитетами», «О типографии». На нем также был избран новый состав Башкирского Центрального шуро в количестве 12 человек.

Значение Второго съезда заключается в том, что он подтвердил решения и резолюции Первого Всеобщего съезда башкир. Дополнительно к ранее принятым решениям на Втором съезде рассматривался вопрос установления отдельного списка башкир для выборов в Учредительное собрание, что впоследствии было реализовано. Был поднят вопрос о взимании национальных налогов, которые должны были быть направлены на удовлетворение духовных, социальных, просветительских потребностей башкирского народа. В резолюции «Взаимоотношение с комитетами» содержалось требование: «...деньги, собираемые для земельных комитетов и крестьянских Советов, должны быть выделены и башкирским крестьянским Советам на одинаковых правах».

Отделу местного управления Башкирского Центрального Совета была поставлена задача - добиться проведения этих решений в жизнь.

Таким образом, в июне 1917 года организационно оформилось башкирское национальное движение, в качестве главного лозунга которого выступила идея территориальной автономии Башкортостана как федеративной части демократической России. 65.

Политико-правовые взгляды лидеров башкирского национального движения. Обращаясь к идейным истокам башкирского национального движения, следует признать, что идея федеративной России на автономных началах населяющих ее народностей и наций со своими этнотерриториями была довольно популярной и выступала в качестве решения национального вопроса. В отечественной исторической литературе очень подробно описана эволюция взглядов по национальному вопросу партии большевиков и их вождей - В. И. Ленина и В. В. Сталина298. Однако по идеологическим причинам за бортом исследования оставались программы иных партий, мысли, теории других ученых, мыслителей или же им не давалась объективная оценка. В последние годы положение поправляется. Так, Т. С. Иванова в своей докторской диссертации рассматривает развитие политико-правовых идей о федерализме и автономии в России в начале XX века299. Программы по национальному вопросу других партий достаточно подробно проанализированы в докторской диссертации А. В. Никонова4’2. Авторы книги «Федерализм в России» отмечают: «Главным политическим требованием национальной буржуазии (в начале XX столетия. - 3. Е., А. Е.) было предоставление автономии в пределах Российской империи. В числе первых борцов за автономию была буржуазия Финляндии, Польши, Прибалтийского края. Лозунг об автономии поддерживали украинцы и белорусы»300.

Известный русский социолог Питирим Сорокин, обращаясь к проблемам переустройства России после февральской революции, в работе «Автономия национальностей и единство государства» писал: «Применительно же к России необходимость национальной автономии (самоуправления) требуется с особой силой. Народностей в ее составе множество. Знать одновременно нужды, скажем, бурят или армян или что необходимо для мордвы и украинцев - короче, знать нужды всех народностей России не может никакое правительство...»301. Питирим Сорокин национальную автономию рассматривал как широкое национальное самоуправление с использованием национальных языков в соответствии со своими обычаями и законами. В целом автономия с греческого языка буквально переводится как самозаконие (греческое autos - сам, noraos - закон) и означает, таким образом, предоставление широкого самоуправления части государства с правом на законодательную деятельность. Реализация данного права возможна в государствах с федеративным устройством. Изучение документов, касающихся деятельности башкирского национального движения и первого башкирского правительства, приводит нас к выводу о том, что именно вышерассмотренное нами содержание вкладывали в понятие «автономия» лидеры башкирского народа в начале XX столетия. В этом отношении заслуживает особого внимания «Резолюция об общероссийской федерации и отношении Башкурдиста- на к этой федерации». Она была принята на Учредительном съезде Башкурдистана как автономной части России 14 декабря 1918 года, и в ней отражено отношение башкирского национального движения к государственному устройству России. Данный документ представляет и сегодня огромный интерес для государствоведов. В связи с этим считаем целесообразным изложить основные его положения с сохранением стилистики.

Будущее России Всебашкирский учредительный съезд видел как федеративную, советскую, демократическую республику, состоящую из союза автономных национально-территориальных штатов, равных в политических и других правах.

Союзная власть состоит из союзной палаты с равным количеством представителей от каждого штата, союзного правительства и союзного парламента. Ни одна из национальностей и ни один из штатов, сколько бы они не были велики по численности населения, по мнению съезда, не могут иметь представителей в составе союзного правительства более одной трети данного правительства.

Во главе союзного правительства стоит союзный президент, выбранный союзной палатой депутатов на один год. Президент не может быть избираем подряд два года из одной национальности или штата.

Резиденция союзной власти охраняется войсками штатов, одинакового количества от каждого штата.

Ведению союзной власти съезд делегировал следующие полномочия: 1)

защита общих интересов всех штатов союза; 2) объявление войны и заключение мира; 3) заключение договоров с иностранными государствами по всем вопросам, касающимся всего состава союза; 4) общее руководство вооруженными силами всех штатов, во всех случаях касающихся всего союза; 5) определение налогов и пошлин, налагаемых пропорционально на все штаты для поддержания союза; 6) социальное законодательство; 7) установление уголовного права; 8) заведывание железными дорогами, телеграфом, имеющими общегосударственное значение; 9) меры и вес; 10) таможенные пошлины; 11) чеканка монеты (монета и другие ценные знаки могли иметь особые подписи на официальном языке отдельных штатов); 12) банковское законодательство; 13) законодательство о банкротстве; 14) авторское право; 15) эмиграция и иммиграция; 16) союзная власть не должна получить право, дающее возможность сконцентрировать все экономические и культурные богатства в том штате, где она имеет пребывание, а наоборот, на нее должна быть возложена охрана экономическо-культурной независимости каждой нации и каждого штата; 17) союзная власть может иметь привилегию использования природных богатств всего союза, если это необходимо для покрытия расходов союза, кроме того, союзной власти предоставляется право контроля над соотношением экономических сил штатов.

На союз возлагалась обязанность принимать самые энергичные меры для освобождения национальностей и окраин от последствий экономической политики династического периода.

Города и экономические центры, населенные национальностью, подчинившей себе, на основе этой политики, окружающий их край, должны находиться в ведении местных штатов, они не должны быть оставлены в руках живущей внутри и в окрестности их великорусской национальности.

В каждом штате для национальностей, не получивших территориально-национальную автономию, как полагал съезд, должна была предоставляться широкая свобода в вопросах духовной, национальной и культурной автономии.

Башкурдистан, как подчеркивалось в первом пункте резолюции, входил в состав России как один из национально-территориальных штатов. Сведения, каким виделось руководству башкирского правительства государственное устройство Башкурдистана, имеются в Положении об автономии Малой Башкирии, разработанном им в январе 1918 года435. В пункте 1 говорится, что Башкирия составляет нераздельную часть России и представляет собой автономно-управляющуюся страну парламентского типа. В нем курултай объявлялся высшим органом самоуправляющейся Башкирии, которому принадлежала вся полнота власти на ее территории. Депутатами курултая могли быть лица обоего пола не моложе 22 лет без различия национальности и веры, избираемые всеобщим, прямым, равным и тайным голосованием по одному от каждых 5 ООО душ населения волостного земства (пункт 17). Предусматривалась неприкосновенность депутата. Были установлены предметы ведения курултая, к ним относились все вопросы, за исключением тех, которые по «Резолюции об общероссийской федерации и отношении Башкурдистана к этой федерации» были делегированы в ведение союзной власти (России).

Исполнительным органом курултая являлось правительство Башкирии, которое состояло из шести человек: председателя, товарища (заместителя) председателя и 4 членов (пункт 71). В том же пункте было специально оговорено, что для обеспечения национальных прав русских, проживающих на территории Башкирии, согласно пропорциональному количеству русского населения, членами правительства могут быть лица русского происхождения, но во всяком случае не более трех и не менее одного.

Отдельный раздел посвящен судебной власти. Предусматривалось, что на территории Башкирии учреждаются мировые и общие судебные органы, действующие на основании общегосударственных законов с подчинением их Российскому Правительствующему Сенату, который для них являлся кассационной инстанцией. В тех случаях, когда сторонами выступали исключительно башкиры, применению подлежали законы, изданные курултаем на основании обычного права башкир и шариата.

В положении также были предусмотрены неприкосновенность личности (пункт 8), гражданство Башкирии, которое приобреталось только по факту проживания не менее трех лет в одной из волостей Башкирии (пункт 9), и обязанность каждого по защите Российского государства и автономной Башкирии (пункт 10). Пункт 11 гласил: «Из призванных на военную службу образовывалась национальная башкирская военная часть всех родов оружия».

Таким образом, краткий анализ данных документов приводит к следующим выводам: 1)

будущее Башкортостана и башкирского народа виделось в неразрывной связи с Россией и русским народом; 2)

принимались реальные шаги по созданию автономной Башкирии как республики парламентского типа, где бы соблюдались принципы равенства всех граждан независимо от национальной и конфессиональной принадлежности; 3)

предусматривалось функционирование независимой судебной власти, и в качестве высшей судебной инстанции должны были выступать судебные органы России; 4)

предполагалось сохранение местного самоуправления на уровне волостного и сельского обществ. 66.

Провозглашение республики Башкурдистан. 16 ноября 1917 года башкирские территории Оренбургской, Пермской, Уфимской и Самарской губерний Башкирским областным шуро были объявлены автономной частью Российской республики. Областным советом был издан Декрет, который вошел в историю как фарман № 2 Башкирского шуро. Областное шуро рассмотрело некоторые вопросы административно-территориального устройства, государственного и судебного строительства. Так, в тех волостях, где автономное управление вводилось сразу, были образованы кантоны.

В этих кантонах в ведение башкирских революционных организаций перешли: надзор за общественным спокойствием; земские, государственные, земельные и мирские сборы и расходование их; суд; управление земельными, лесными, водными и путейскими делами; милиция; народное просвещение и продовольствие.

До декабрьского учредительного съезда в ведении существующих государственных учреждений остались дела по выборам в Учредительное собрание, войско и содержание семей военнослужащих, почта, телеграф, железные дороги, банки, страхование, косвенные налоги. Для управления делами, имеющими общее значение для русских и башкир, временно был организован Оренбургский башкирский комиссариат.

Волостные земства были подчинены кантонным управлениям и Башкирскому Областному совету.

В состав кантонного управления входили гласные существующих уездных земств и представители районных башкирских советов. Они должны были вести дела по законам, издаваемым Областным советом. Для заведывания делами кантонного управления Областным советом назначался кантонный начальник. Мировые судьи временно исполняли свои обязанности.

Для разбора дел мировых судей при Областном совете был организован высший юридический отдел, в юрисдикции которого находились гражданские и административные дела. Тяжбы между русскими и башкирами подлежали рассмотрению совместно с представителями юридического отдела и Оренбургского окружного суда.

В фармане была поставлена задача о возврате присвоенных капиталов в распоряжение Областного совета.

Об издании Башкирским шуро фармана № 2 было помещено сообщение в газете «Правда» от 22 ноября 1917 года.

Учредительный съезд Башкурдистана проходил с 8 по 20 декабря в г. Оренбурге. Прежде всего съезд единогласно утвердил объявленную Областным шуро территориально-национальную автономию Башкурдистана. В ознаменование провозглашения Башкурдистана было принято решение открыть одно высшее медресе (университет) и музей. В целях подготовки кадров для Башкирского правительства было учреждено двадцать стипендий, десять из которых должны были быть использованы для обучающихся за пределами России. Было решено в будущем проводить день торжества территориально-национальной автономии Башкурдистана.

Следующая резолюция касается национально-государственного устройства тюркских народов России.

Было принято решение по возможности создать Туркестанскую, Башкурдистанскую и Казахстанскую области и объединить их в один союз с одним правительством, которое состояло бы в союзе с другими правительствами России.

В целях удовлетворения экономических интересов тюрок Южной и Средней Азии был поставлен вопрос строительства железной дороги в Туркестане через северный Иран. Южная часть Каспийского моря должна была остаться в совместном владении стран Туркестана, Азербайджана и Туркмении.

Для мусульман Северного Кавказа и Дагестана предусматривалось создание отдельной области, состоящей из мелких штатов. Было выдвинуто требование предоставить автономию Крыму.

Областной съезд считал, что гарантированное развитие национальной культуры, науки, государственности и использование земли, а также других природных ресурсов во благо коренного народа возможно только при условии «твердого включения в международные законы» вышеперечисленных прав наций и народностей.

Съезд рассмотрел и вопросы управления Башкурдистаном. Областным съездом к ведению Башкурдистана были отнесены следующие функции: сохранение общественной безопасности; сбор и расходование прямых (земских и окладных) налогов; суд; распоряжение вооруженными силами, землею, недрами, водами и т. д. и охрана их; народное образование; содержание милиции; народное продовольствие, кооперация и мелкие кредиты. В ведении общероссийских правительственных учреждений областной съезд оставил «продовольствие войска и их семей, почту, телеграф, железные дороги, банки, вексельные дела и косвенные долги».

Был образован Предпарламент Башкурдистана в количестве 22 членов. Предпарламенту предоставлялось право назначать министров. Также было учреждено и Правительство со следующими отделами: 1) внутренних дел, 2) военный, 3) финансовый, 4) экономический, 5) народного образования, 6) юстиции, 7) земледелия. В целях охраны общественного порядка создавалась милиция.

В отдельном постановлении было объявлено отделение религии от государства и равноправие всех религий. Было признано, что Духовное управление, будучи автономным, по своей линии имеет право открывать духовные и другие духовно-культурные и просветительские учреждения (мектебы, медресе, библиотеки и пр.).

В связи с разделением территории Башкортостана на кантоны, на курултае было принято Положение о кантональном управлении.

Кантональное управление образовывалось кантональным съездом. Оно состояло из кантональной думы и кантональной управы. Первая кантональная дума впредь до ее избрания по особому избирательному закону состояла из уездных земских гласных данного кантона и из представителей районных башкирских советов - тубак-шуро числом по одному представителю из каждого совета.

Члены кантональной думы избирали одного председателя думы и не менее двух членов управы. Председателя кантональной управы выбирал кантональный съезд.

Волостное и местное самоуправление сохранялось. Уездные земские учреждения подлежали упразднению. Кантональные учреждения отвечали за социально-экономическое и культурное развитие подведомственной им территории. Кантональной думе было предоставлено право составлять и издавать обязательные для местного населения постановления.

Большой интерес представляет принятая съездом резолюция по земельному вопросу. Было объявлено, что «все земли, разграниченные Курултаем автономной Башкирии, являются неотъемлемой собственностью всего трудового народа Башкирии и в частную собственность отдаваемы не могут». Сохранялось мелкообщинное землевладение. Все земли, отобранные у башкир при царском правительстве или проданные за ничтожную плату со всеми лесами, недрами, горными и рыболовными богатствами, подлежали переходу в распоряжение Управления земледелия Правительства Башкирии и распределению между трудовым населением Башкирии без различия пола, возраста, национальности и религии. Также в распоряжение Управления земледелия были переданы все заводы, фабрики и иные предприятия, доходы от хозяйственной деятельности которых должны были поступить в общенародный фонд Башкирии. Все земельные сделки, совершенные между башкирами и частными лицами, акционерными и отдельными обществами путем нарушения прав башкир и обмана, были объявлены недействительными и подлежали отмене.

Правом получения земли пользовались коренные жители и припу- щенники, проживающие в пределах Башкирии до 27 февраля 1917 года, без различия пола, возраста, религии и национальности.

Заслуживает особого внимания резолюция, касающаяся вопросов поселения на территории Башкирии и выселения из ее пределов. Поскольку вокруг решения этой проблемы Башкирским правительством в исторической литературе имеется очень много противоречивых суждений, считаем необходимым привести здесь некоторые выдержки данной резолюции, чтобы читатель сам мог ознакомиться с первоисточником.

В ней говорится: «Завоевание башкирским народом своих прав на политическое существование в том и должно заключаться, что он отныне не будет служить игрушкой в руках беззастенчивых политико-экономических авантюр, а наоборот, сделавшись полным хозяином своей собственной родной земли, кормившей и поившей его предков с незапамятных времен, свободно разовьется в культурно-экономическом отношении, сохранит без всякого вмешательства извне духовную ценность, возьмет свои дела в свои руки и прекратит поселения в Башкирии опасных для его существования элементов.

В этом направлении он имеет полное право и должен бороться со всеми пагубными последствиями всех прозелитических мер и законоположений старого правительства, какие особенно усиленно применялись в Башкирии после 20 апреля 1898 года».

Исходя из вышеизложенного, областной съезд по вопросам о поселении на башкирской территории и о выселении из ее пределов постановил следующее: 1.

Правом поселения на башкирской территории пользуются только башкиры и другие мусульмане тюркского племени, оставшиеся вне пределов автономной Башкирии. 2.

Башкирам и другим мусульманам, желающим поселиться в пределах Башкирии, должны быть даны Правительством Башкирии субсидии и необходимые материалы для обзаведения хозяйством на новом месте жительства. 3.

Все переселенцы, населившие Башкирию после 20 апреля 1898 года путем принудительного отчуждения им земли, как результат разных хищнических законоположений и распоряжений царского правительства, должны обмениваться землями с теми из башкир и мусульман, которые остались вне пределов Башкирии и которые пожелают поселиться в ней. 4.

Первыми обмену подвергаются переселенцы, поселившиеся в Башкирии по законам 9 ноября 1906 года, 14 июня 1910 года, 29 мая 1911 года. 5. Земли, находящиеся в пользовании переселенцев, насильственно захвативших наделы башкир, пользуясь покровительством старого правительства, передаются прежним владельцам - башкирам.

Была принята отдельная резолюция, направленная на охрану лесов и упорядочение использования лесных ресурсов в интересах местного населения.

В этих целях были учреждены Главный лесной отдел при Управлении земледелия и кантональные лесные отделы, в ведение которых были переданы все лесные дела существующих казенных лесных учреждений.

Также были приняты решения о взятии Караван-Сарая в распоряжение Правительства Башкурдистана, о командировании представителей в уезды для ознакомления населения с автономией и организацией кантональных советов, о возврате Правительству Башкурдистана имущества, капиталов и зданий, насильственно отобранных у башкир и тептярей.

На съезде обсуждались также разногласия с Оренбургским мусульманским военным комитетом, который, выражая интересы татарских социал-демократов, стоял на унитаристских позициях переустройства России и выступал против территориальной автономии Башкурдистана. По данному вопросу было принято отдельное постановление.

После Всебашкирского учредительного съезда Правительство Башкурдистана располагалось в Оренбурге в башкирском архитектурном комплексе Караван-Сарай и активно занималось реализацией принятых съездом решений. В тот период город Оренбург находился под властью Советов. Лидеры башкирского национального движения и Правительства Башкурдистана, как свидетельствуют документы, пытались дистанцироваться от наметившегося раскола среди русских на красных и белых. К примеру, в фармане (указе) № 2 они писали: «...мы не белые и красные, мы башкиры, и наша задача строить свою республику». Тем не менее на основании постановления Военно-революционного комитета мусульман от 3 февраля 1918 года, утвержденного впоследствии Оренбургским военно-революционным комитетом, в ночь на 4 февраля 1918 года лидеры башкирского национального движения были арестованы как участники

436

контрреволюции .

Об остроте борьбы между федералистами и унитаристами Заки- Валиди Тоган писал следующее:

«3 апреля мы были арестованы.

Солдаты, взявшие нас под стражу... предъявили фальшивую бумагу, якобы выданную местной Советской властью, начальник тюрьмы ответил, что никакого приказа о нашем аресте он не получал, поэтому может принять нас только временно... Позже мы узнали, на чем был основан этот произвол: “Разрешено заключить в советскую тюрьму башкир, арестованных Оренбургским мусульманским военным комитетом”, - это решение Оренбургский губернский Совет опубликовал 4 февраля (по новому стилю 18 февраля) в газете “Известия”». Причину ареста сообщил А.-З. Тогану его бывший шакирд (студент) в Казани - Мухамет Тагиров. Он был направлен в Башкортостан Казанским мусульманским шуро «для содействия Оренбургскому Совету в деле разложения башкирского движения и правительства». «Со слезами раскаяния на глазах, - писал А.-З. Валидов, - он рассказал мне следующее: “Учитель, мы вас арестовали только для того, чтобы напугать вас и заставить отказаться от идеи самостоятельности башкир”»302.

В 1926 году Башкирский обком партии, разрабатывая тезисы «Характеристика башкирского движения», признал ошибочным действия губернских органов Советской власти по аресту лидеров башкирского движения. «В тот момент перед нами прежде всего стояла задача: иметь как можно меньшее количество противников. За Башкирским же правительством в тот период были значительные силы башкирского на-

438

рода» .

^-67. Иные проекты национально-государственного устройства башкир. В связи с арестом всех членов бывшего Башкирского областного совета вечером 4 февраля 1918 года состоялось совещание в Оренбурге представителей башкирского народа. На базе башкирской молодежной демократической организации «Тулкын», созданной 18 декабря 1917 года в г. Оренбурге частью делегатов 3-го башкирского курултая, был сформирован Временный революционный Совет Башкортостана (ВРСБ). Это обстоятельство не могло не отражаться на характере деятельности ВРСБ.

Так, в протоколе Учредительного собрания было отмечено, что «цель ВРСБ заключается в том, чтобы продолжить работу бывшего Областного башкирского совета, как касающуюся чисто национальных вопросов башкирского народа»43 '.

Первоначально ВРСБ был признан Оренбургским губернским военно-революционным комитетом и Мусульманским военно-революционным комитетом. На первом заседании были приняты решения по вопросам: 1)

выяснения причины ареста членов Областного совета; 2)

возврата ВРСБ собранных от башкирского народа денег в сумме 217 тыс. рублей, которые были конфискованы Революционным комитетом при аресте членов Башкирского правительства; 3)

недопущения к работе ВРСБ ни «одного человека из Мусульманского военно-революционного комитета, который не признает башкирский народ и всеми силами пытается препятствовать его национальным

440

чаяниям» ; 4)

организации военно-революционных Советов на местах; 5)

организации в Башкортостане земельных комитетов.

Было также решено направить Бахтигарея Шафиева в Петроград в качестве уполномоченного и председателя делегации для утверждения автономии Башкортостана. Об этом была передана телеграмма в СНК РСФСР303. Решения 3-го Областного курултая (от 8-20 декабря 1917 года), не противоречащие интересам Советской власти, были оставлены в силе.

1 марта 1918 года на страницах газеты «Башкортостан», которая являлась органом ВРСБ, были опубликованы воззвания ВРСБ «К народу Башкортостана» и «К мусульманской интеллигенции и молодежи, борющейся за автономию Башкирии». В них была поставлена задача осуществления провозглашенной автономии на основе Советов. В редакционной статье газеты «Башкортостан» подчеркивалось, что «самая большая обязанность ВРСБ, продолжая начатое дело в соответствии с требованиями демократии, передать его в руки всеобщего, полного и демократического, действительно народного съезда. После этого Совет

е 442

сложит с себя все полномочия» .

В конце марта 1918 года ВРСБ был пересмотрен выработанный 3-м Областным съездом проект Положения территориальной автономии Башкурдистана. Политико-правовое положение Башкурдистана в составе федеративной России и взаимоотношения Башкурдистана с союзной властью, а также полномочия последней были оставлены без каких-либо изменений. Проект был отредактирован только в части организации государственной власти внутри Башкурдистана. Внешним органом центральной власти должен был являться съезд Советов Башкурдистана, который для организации и постоянного руководства и надзора за ходом дел избирал Главный совет депутатов. К обязанностям Главного совета депутатов относились: 1)

окончательная выработка законов Башкурдистана; 2)

приглашение и наем руководителей отделов; 3)

созыв съезда Советов Башкурдистана.

К ведению высших органов власти Башкурдистана были отнесены: общественная безопасность; сбор и расходование прямых (земских и т. д.) налогов; суд; вооруженные силы Башкурдистана; распоряжение капиталами, землей, недрами, лесами, водами и т. д., охрана их; народное образование; содержание милиции; народное продовольствие, кооперация, мелкие кредиты.

На местах взамен уездных и губернских земств учреждались кантональные, волостные, сельские Советы депутатов с исполнительными комитетами. Руководством для организации кантональных Советов и исполкомов временно служило Положение о кантональном управлении, принятое 3-м Областным съездом. В газете «Башкортостан» 17 марта 1918 года была опубликована «Инструкция об организации Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов по территории автономного Башкортостана»304. Она была разработана в соответствии с инструкцией, подготовленной в Петрограде для инструкторов по организации Советской власти на местах с учетом особенностей организации местной власти в Башкортостане.

Вопрос о границах автономного Башкурдистана ВРСБ не считался окончательно исчерпанным. Он допускал возможность частичного изменения границ в ту или другую сторону с учетом волеизъявления местного населения.

ВРСБ принимались меры по организации красных вооруженных сил для защиты советского строя. В г. Оренбурге им был создан башкирский красногвардейский отряд. Мелкие отряды по 10-15 человек создавались также на местах. По сведениям Б. X. Юлдашбаева, общая численность башкирских красногвардейцев достигала тогда во всей восточной Башкирии 1 ООО человек305.

Отношение башкир к Советской власти было выражено 26 февраля (по старому стилю) на собрании двухсот башкир - участников Оренбургского крестьянского съезда. Там было принято следующее решение: «При условии ненанесения ущерба священному стремлению к башкирской территориальной автономии, объявляем, что башкиры будут идти рука об руку с Советами»445.

17 января 1918 года был образован мусульманский (татаробашкирский) комиссариат в Наркомнаце РСФСР в составе татарских революционеров Мулланура Вахитова, Галимзяна Ибрагимова и башкира Шарифа Манатова. Ими было подготовлено Положение о ТатароБашкирской Советской республике, которое было утверждено 22 марта Наркомнацем. Это обстоятельство обострило конфликт между ВРСБ и Мусульманским военно-революционным комитетом, которые находились в оппозиции друг к другу. Отрицательно относившийся к территориальной автономии Башкурдистана Мусульманский военно-революционный комитет поддержал проект Татаро-Башкирской Советской республики. Оба комитета были распущены Оренбургским губиспол- комом, выступающим за единую неделимую Россию без всяких автономий.

ВРСБ не подчинился решению Оренбургского губисполкома и в начале апреля 1918 года переехал в г. Стерлитамак, где вскоре прекратил свое существование306^

3 иС 20 ноября 1917 года по 11 января 1918 года в г. Уфе проходило Национальное собрание (Милли меджлис) мусульман тюрко-татар, где в основном были представлены местная буржуазия, духовенство, дворянство и офицеры. 16 ноября 1917 года, то есть в день объявления автономии Башкортостана, Национальное собрание приняло постановление о создании автономного Урало-Волжского штата (УВШ). В состав этой автономной области должны были войти: вся Казанская губерния, вся Уфимская губерния, западная часть Оренбургской губернии, населенная тюрко-татарами и прилегающая к Уфимской и Самарской губерниям, южная часть Пермской губернии, населенная тюрко-татарами, часть Вятской губернии, прилегающая к Уфимской и Казанской губерниям, населенная тюрко-татарами и черемисами, часть Симбирской губернии, населенная тюрко-татарами и прилегающая к Казанской губернии, а также часть Самарской губернии, населенная тюрко-татарами и прилегающая к Казанской и Уфимской губерниям.

Урало-Волжский штат, представляя по форме своего правления демократическую республику, вместе с другими штатами должен был составить Российскую Федеративную Республику307.

Тут же была учреждена Коллегия по осуществлению проекта образования Урало-Волжского штата (КУВШ). Однако, несмотря на решение Национального собрания о создании УВШ как парламентской республики, КУВШ решила, что власть в штате должна быть организована на советской платформе308. Более того, КУВШ постановила в марте 1918 года включить в состав автономного УВШ всю Башкирию. Эти действия КУВШ вызвали протест и со стороны руководства Национального собрания мусульман, и со стороны Временного революционного Совета Башкортостана.

Как известно, члены Башкирского правительства находились в Оренбургской тюрьме по доносу Мусульманского временного революционного комитета, выступающего против автономии Башкортостана. ВРСБ был дан нижеследующий ответ:

«Защищая башкирскую автономию, объявленную Всебашкирским курултаем (8-20 декабря 1917 года), и границы Башкирии, определенные на этом же съезде, Революционный совет Башкортостана всеми силами протестует против постановления самочинно организовавшейся коллегии Идель-Уральского штата.

Коллегия, действуя против самоопределения наций и игнорируя протест башкирской фракции на II (мусульманском) съезде, также принудительно включает в Идель-Уральский штат территорию автономной Башкирии.

Революционный совет автономного Башкортостана, признавая Советскую власть и, вместе с тем, отстаивая точку зрения самоопределения наций, всеми силами протестует против насильственного включения территории Башкортостана в состав Идель-Уральского штата »j9.

Эти постановления доводятся до Совета Народных Комиссаров и губернских Советов Оренбурга, Уфы и Казани^Идея Татаро-Башкирской Советской республики была поддержана центром, и 22 марта 1918 года издается Декрет Наркомнаца РСФСР «О Татаро-Башкирской республи-

450 ух - ~

ке» . Декрет подписали: народный комиссар по делам национальностей

И. Джугашвили-Сталин, комиссар по делам мусульман Средней России Мулланур Вахитов, члены комиссариата Манатов, Ибрагимов. Названный документ территорию Южного Урала и Среднего Поволжья объявлял Татаро-Башкирской Советской Республикой Российской Советской Федерации.

При определении границ в основу должен был быть положен проект, разработанный башкирскими и татарскими революционными организациями (вся Уфимская губерния, башкирская часть Оренбургской губернии, Казанской губернии, за исключением чувашско-черемисской части, и прилегающие мусульманские части Пермской, Вятской, Симбирской и Самарской губерний). Окончательное установление границ республики было предоставлено учредительному съезду Советов этой республики.

Политическое и экономическое взаимоотношение западной части республики и Башкортостана подлежало определению учредительным съездом Советов Татаро-Башкирской республики.

Организация комиссии по созыву учредительного съезда Советов была поручена Комиссариату по делам мусульман Средней России.

Однако принципиальная позиция Башкирского правительства и лидера башкирского национального движения А.-З. Валидова, активно боровшихся за признание уже существующей Башкирской республики, не дала возможность реализовать идею Татаро-Башкирской республики. Даже после подписания Соглашения об образовании БСР татаро-башки- ристы вели довольно мощную работу против государственности башкирского народа, ратуя за создание Татаро-Башкирской республики. Как мы уже отметили выше, по этому поводу Башревком вынужден был обратиться в Наркомнац РСФСР. Положение о Татаро-Башкирской республике было отменено по ходатайствам Башревкома решением Политбюро ЦК РКП(б) от 13 декабря 1919 года309. 68.

Деятельность Башкирского правительства по обеспечению автономии Башкурдистана. В ночь с 3 на 4 апреля 1918 года члены Башкирского правительства были освобождены из тюрьмы во время совместного налета башкир и оренбургских казаков.

8 апреля 1918 года состоялась встреча членов Башкирского правительства, в частности 3. Валидова, с представителем Уфимского губернского комиссариата, который вручил письмо Сталина с приглашением 3.

Валидова в Москву.

Однако, как пишет в своих воспоминаниях 3. Валидов, «в конце концов мы уяснили для себя, что политика Советов лжива, коварна»310. Поэтому 3. Валидов и его единомышленники, возглавив борьбу башкирского народа, с оружием в руках решили добиваться автономии для Башкортостана. Решение башкирских лидеров было поддержано деятелями казахского национального движения на встрече, состоявшейся 20 мая 1918 года311.

27 мая произошло восстание чехословацкого корпуса, который захватил железную дорогу между Челябинском и Омском. 29 мая в Челябинске состоялась встреча 3. Валидова с руководителями чехословацкого мятежа, которые обещали помочь оружием для формирования башкирских войск.

1 июня в некоторых башкирских волостях Челябинской губернии от имени Башкирского правительства была объявлена мобилизация, а 7 июня был издан отдельный фарман о воссоздании Башкирского национального правительства и принято обращение к башкирскому народу312. Обращение заканчивалось словами: «Вставай, башкир, поднимись, мусульманин!»313. К осени 1918 года был организован башкирский корпус, который состоял из 7 тыс. воинов. Кроме того, на местах организовывались особые башкирские отряды. Для координации их действий при Военном

Совете Башкирского правительства был образован особый отдел добровольческих отрядов436. Главной задачей этих отрядов являлась защита жителей башкирских селений «от нападения красноармейцев»457. В июле 1918 года была организована башкирская милиция, которую возглавил А. Биишев.

Башкирским правительством были заключены договоры о признании автономного Башкортостана и оказании помощи башкирскому войску вооружением, снаряжением с Временным сибирским правительством, с Комитетом учредительного собрания (Комуч), возникшим в июне 1918 года в Самаре, и руководством чехословацкого корпуса.

Имелись определенные связи с Оренбургским войсковым правитель-

458

ством во главе с монархически настроенным атаманом Дутовым .

Башкирское правительство считало, что только Учредительное собрание может гарантировать строительство демократической России на федеративных началах. Поэтому Самарский комитет, состоящий в основном из социал-революционеров, оно воспринимало в качестве правительства всей России. Член Башкирского правительства Муллаян Хали- ков был направлен в Самару в качестве государственного посланника459. В октябре 1918 года Башкирское правительство представило Комучу документ о «Федерации Башкирии». В этом документе подчеркивалось, что Башкирия желает получить автономию и не стремится «к отделению от России»460. 1 1 ноября 1918 года он был рассмотрен и одобрен Советом управляющих ведомствами Уфимской директории461, которая была создана 23 сентября 1918 года на государственном совещании, созванном по инициативе Комуча в Уфе с целью объединения всех существовавших на востоке России белогвардейских правительств.

Директория состояла из пяти человек и имела статус Временного

- 462

всероссийского правительства .

В августе 1918 года Башкирское правительство переехало в Оренбург, занималось вопросами государственного строительства, установило контакты с Казахским правительством и Революционным правительством Бухары. По предложению Башкирского правительства в Уральском регионе было организовано представительство Хивинского ханства. Были открыты учительские школы, курсы медсестер, работников телеграфа и телефона, военная школа и военные курсы314.

Возобновил свою работу Ксе-курултай (предпарламент), избранный 3-м Всебашкирским съездом (курултаем) в декабре 1917 года. 20 сентября 1918 года им были приняты «Правила к устранению земельных недоразумений». В них указывалось, что если на частновладельческой земле посев был произведен другим лицом «с разрешения Советской власти или захватным образом», то разрешалось убирать урожай посевщику только при уплате арендной суммы за землю. В Правилах указывалось, что «разобранный у владельцев живой и мертвый инвентарь... подлежит возврату владельцу»315. Правила были введены в действие обязательным постановлением № 1. Через некоторое время было принято обязательное постановление № 2, которое также было направлено на регулирование земельных вопросов. Оно обязывало всех землевладельцев и арендаторов представить кантонным и юртовым правлениям сведения о том, какое количество земли имеется в их распоряжении и сколько могут посеять. Постановление запрещало башкирским сельским обществам сдавать землю в аренду и вменяло членам общества в обязанность самим засевать свои земли, а юртовым и кантонным земельным отделам предлагалось устанавливать, какую площадь должны засевать члены общества316. Ксе-курултаем был принят закон, касающийся вопросов лесного управ-

466

ления .

Башкирскому правительству фактически приходилось бороться на двух фронтах. Если башкирские войска с оружием против Советской власти отстаивали автономию Башкортостана, то Башкирскому правительству приходилось бороться против шовинистических и великодержавных устремлений Временного сибирского правительства. Так, во время работы Уфимского государственного совещания от председателя Совета Министров Сибирского правительства П. Вологодского поступила телеграмма, в которой предлагалось его делегации «не признавать правительства Алаш-Орды, Башкирии... им - только культурную автономию, казачьим правительствам - только хозяйственное самоуправ-

467

ление» .

18 ноября 1918 года под флагом восстановления «Единой Великой России» адмирал Колчак провозгласил себя Верховным правителем государства Российского. Все органы демократического характера: Директория, Екатеринбургский съезд членов Всероссийского Учредительного собрания, Уфимский Совет управляющих ведомствами, который представлял Самарское правительство, - были разогнаны. 69.

Политико-правовые предпосылки перехода Башкирского правительства на сторону Советской власти. 21 ноября 1918 года колчаковское правительство издало распоряжение о ликвидации Башкирского и Казахского правительств, реформировании башкирско-

468

казахского военного корпуса .

В таких условиях Башкирское правительство вынуждено было принять решение о переходе на сторону Советской власти, которая в «Декларации прав народов России» от 2 ноября 1917 года, обращении Совета Народных Комиссаров «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока» от 20 ноября 1917 года и «Декларации прав трудящихся и эксплуатируемого народа», принятой III Всероссийским съездом Советов, декларировала «право народов России на свободное самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства»317. Обращаясь к мусульманам, Советское правительство уверяло, что «отныне ваши верования и обычаи, ваши национальные и культурные учреждения объявляются свободными и неприкосновенными.. ,»318".

В постановлении III Всероссийского съезда Советов об основных положениях Конституции РСФСР было определено: «Способ участия советских республик, отдельных областей в федеральном правительстве, областей, отличающихся особым бытом и национальным составом, равно как разграничение сферы деятельности федеральных и областных учреждений Российской республики, определяется немедленно по образовании Советских республик Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом и центральными исполнительными комитетами этих республик319. В нем также отмечалось, что «на центральную власть возлагается проведение мероприятий, осуществимых лишь в общегосударственном масштабе, и она будет гарантировать права субъектов федерации»320. К тому времени большевистское правительство признало независимость Эстонии, Латвии, Литвы, что, конечно, не могло не сказаться на решении лидеров башкирского национального движения о переходе на сторону Советской власти.

21 ноября 1918 года правительство Башкортостана рассмотрело вопрос об условиях перехода на сторону Советской власти173. В тот период

башкирские войска держали фронт от Уфы до Оренбурга на протяжении 400 верст. Положение Красной Армии на Восточном фронте было исключительно тяжелым. В связи с этим Башкирское правительство посчитало необходимым немедленно начать переговоры с Советами321. Для этих целей 15 декабря в органы Советов Уфы с проектом соглашения был направлен член Башкирского правительства Муллаян Халиков. Условия проекта соглашения предусматривали полную самостоятельность Башкортостана во внутренних и экономических делах, подчинение башкирских войск советскому командованию с самостоятельным определением всей внутренней жизни. Строительство коммунизма в республике было не обязательно. Правительство РСФСР должно было признать Башкирскую Советскую Республику в составе РСФСР322.

Процесс подготовки заключения соглашения можно разделить на следующие этапы. Первый из них составляют переговоры представителя Башкирского правительства с Уфимским губревкомом. Они состоялись 30 января 1919 года. В ходе переговоров представитель Башкортостана выдвинул следующие условия: 1)

признать башкирскую автономию; 2)

предоставить устройство внутреннего управления Башкирии самим башкирам и дать охрану внутреннего порядка башкирским отрядам; 3)

оказать помощь в формировании регулярного башкирского войска в количестве одного корпуса до 60 ООО войска, которое в случае соглашения будет наступать против Колчака; оказать соответствующую помощь в формировании войска киргизам и Туркестану; обеспечить войско всем необходимым; 4)

не применять репрессии к тем башкирским деятелям, которые в прошлом действовали против большевиков; 5)

прекратить переселение в Башкирию, кроме тюрко-татар; 6)

продлить фронт до Челябинска, Троицка, «дабы восточная часть Башкирии не страдала в руках сибирских реакционеров».

После обмена мнениями и некоторых разъяснений М. Халикова на эти условия члены Ревкома ответили нижеследующим:

«1. Стоя на принципе образования советских национальных республик, мы считаем, что этот вопрос должен быть разрешен на съезде Советов рабочих и крестьянских депутатов. 2.

Свое отношение к народностям, входящим в состав бывшей Российской империи, Советская Россия проводит не на словах, а на деле (пример: республики Эстонская, Латвийская, Литовская, Белорусская). Последовательно развивая свой взгляд, „Советская Россия с тюркотатарскими представителями еще в прошлом году намерена была созвать в Уфе съезд по вопросам образования Татарской, Башкирской323 и т. д. республик. Чехословацкий мятеж и организация белогвардейских банд буржуазными элементами Востока России, в том числе и башкирской буржуазией, отодвинули решение национального вопроса на значительный период времени. 3.

Башкирское правительство в том виде, как оно сейчас существует, скорее это есть национальная партия, не могущая претендовать на роль выразительницы интересов трудового башкирского населения; сейчас эта партия готова на определенных условиях признать Советскую власть. Эти условия - признание национальной автономии - благоприятно разрешаются в первом пункте нашего ответа.

Ввиду отсутствия у делегата точных полномочий и инструкций для ведения переговоров необходимы более определенные мандаты башкирских делегатов. Настоящее заседание не носит характера даже неофициальных предварительных переговоров, является лишь выяснением отношения Советской России к национальному вопросу.

По вопросу, возбужденному гр. Халиковым, - о возможности беспрепятственно пробраться через фронт - постановлено снестись с представителями военной власти»177.

Центральная Советская власть на сообщение Уфимского губревкома о переговорах реагировала телеграммой за подписями Ленина и Сталина следующего содержания: «Предлагаем не отталкивать Халикова, согласиться на амнистию при условии создания единого фронта с башкирскими полками против Колчака. Со стороны Советской власти гарантия национальной свободы башкир полная. Конечно, необходимо наряду с этим строжайше отсечь контрреволюционные элементы башкирского населения и добиться фактического контроля за пролетарской надежностью башкирских войск»324.

В результате первого тура переговоров было достигнуто благожелательное отношение Центрального Советского правительства к идее башкирской автономии.

Результаты переговоров 8 февраля 1919 года были заслушаны правительством Башкортостана с приглашением представителей башкирского военного корпуса, состоящего из пяти стрелковых и двух кавалерийских полков. В результате переговоров было принято следующее постановление:

«а) Башкирское правительство и башкирское революционное войско обязуются: 1) немедленно по установлении данного договора прекратить военные действия против Советской власти и начать борьбу как с российской контрреволюцией, так и с мировым империализмом; 2) неуклонно проводить в пределах Башкирии социалистическую советскую форму правления согласно Конституции Российской Социалистической Федеративной Советской Республики, принятой V съездом Советов на заседании 10 июля 1918 года;

б) Российская Советская Социалистическая Федеративная Республика в лице руководящих центральных органов ее обязуется: 1) немедленно, не дожидаясь созыва Всероссийского съезда Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, признать Башкирскую Советскую Республику в пределах Малой Башкирии, входящую в состав Российской Социалистической Федеративной Советской Республики в тех границах и в том административном делении, каковые определены ст. ст. 1, 2, 3, 4, 5, 6 положения об автономном управлении Башкирии; 2)

оказать всемерную финансовую поддержку Башкирской Советской Республике; 3) немедленно снабдить башкирское революционное войско - корпус, который должен быть доведен до полного состава, всем ему необходимым для борьбы с контрреволюцией, на общих основаниях с Красной Армией; 4) охрану революционного порядка и спокойствия в Башкирской Советской Республике поручить башкирским революционным войскам.

Для окончательных переговоров с местными руководящими и центральными органами Советской власти, Башкирское правительство и башкирское революционное войско делегируют в Советскую Россию следующих лиц, снабдив их мандатами: 1) Мстислава Кулаева, 2) члена Башкирского областного совета Мулладжана Халикова, 3) адъютанта командира башкирского войска Бикбавова, 4) члена Башкирского областного совета Хайретдина Сагитова и 5) солдата 4-го башкирского полка Георгия Карангачева.

Из указанных лиц М. Кулаев и М. Халиков делегируются и в г. Москву для переговоров с центральной Советской властью»325.

Второй тур переговоров берет свой отчет с заседания Башкирского правительства, на котором территория Малой Башкирии была объявлена составной частью Российской Социалистической Федеративной Советской Республики под названием «Башкирская Советская Республика». На том же заседании постановили: «...представительство Башкирии считать окончательно перешедшим на сторону Советской власти. Обратить оружие против врагов революции, свободы и самоопределения национальностей - Колчака, Дутова и всех мировых империалистов»326. Было также решено создать Временный революционный комитет из представителей съезда башкирского"’революционного войска.

В этот же день был издан приказ командующего башкирскими войсками о переходе на сторону Советской власти с 18 февраля 1919 года и было распространено воззвание командования башкирского войска к солдатам-башкирам в связи с их переходом на сторону Красной Армии327.

19 февраля 1919 года состоялись переговоры представителей правительства РСФСР с делегацией Башкирского правительства в Уфе. В переговорах со стороны Советской власти присутствовали представитель Наркомнаца М. X. Султангалиев, председатель Уфимского ревкома - Б. Нимвицкий, представители Реввоенсовета РСФСР и V армии; от Башкирского правительства - председатель правительства М. Кулаев, член Башкирского областного совета М. Халиков и др.

В ходе переговоров Российская сторона поставила условие неоказания башкирскими войсками сопротивления Красной Армии и пропуска ее войск через территорию Башкортостана в целях уничтожения Колчака и Дутова. Башкирская сторона просила оказать Башкирскому правительству материальную и техническую помощь.

Детали Соглашения и окончательного перехода Башкирского правительства на сторону Советской власти решили обсудить в г. Симбирске в Реввоенсовете Восточного фронта и в Москве. 21 февраля 1919 года состоялся I Всебашкирский военный съезд в Темясово, где был избран Временный революционный комитет в составе 12 членов и 6 кандидатов. Ревкому была передана вся полнота власти в Башкирской Советской Республике. Созданному органу высшей государственной власти были также поручены организация на местах городских, кантонных, волостных, юртовых и аульских Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов и созыв Всебашкирского съезда Советов. 22 февраля 1919 года Башкирское правительство всю полноту власти передало Временному Ревкому. 23 февраля Башревкомом были организованы следующие комиссариаты: Комиссариат внутренних дел, Военный комиссариат, Комиссариат просвещения, Комиссариат юстиции, Комиссариат финансов, Комиссариат продовольствия, Комиссариат здравоохранения, Комиссариат земледелия, Совет народного хозяйства, Комиссариат труда, Комиссариат национальностей, информационно-агитационно-организационный отдел, распределительный отдел был поручен секретариату. Также было решено при первой возможности организовать Комиссариат социального обеспечения и поручить дело Комиссариата иностранных дел президиуму Башревкома328.

Следует отметить, что в состав Временного Башревкома были избраны почти все члены Башкирского правительства. Видимо, поэтому даль- нейшие переговоры с представителями Советской власти велись от имени Башкирского правительства. Так, предварительный договор с представителями советского командования, заключенный в Реввоенсовете Восточного фронта 27 февраля 1919 года, подписан председателем центрального Башкирского правительства Кулаевым, членом Башкирского областного совета Халиковым и Бикбавовым, являющимся адъютантом командующего башкирским войском. Здесь считаем необходимым привести полный текст положений предварительного договора между представителями советского командования и Башкирского правительства, заключенного в Реввоенсовете Восточного фронта (г. Симбирск, 27 февраля 1919 года):

«1) башкирскому народу гарантируется автономия при условии, если власть в Башкирской Советской Республике будет организована на основе Советской Конституции, утвержденной V Всероссийским съездом Советов 10 июля 1918 г.; 2)

члены существовавшего Башкирского правительства, административных учреждений и общественных организаций не подлежат репрессиям за свою минувшую деятельность с момента подписания настоящего договора; 3)

башкирские войска немедленно прекращают военные действия против советских войск и обращают свое оружие против Колчака, Дутова и других врагов Советской России, подчиняясь указаниям советского командования, или же переходят на территорию, занятую войсками Советской России, причем в этом случае впредь до окончательного соглашения с Центром переходят в тот район, который будет указан командованием советской армии. Башкирское правительство отдает соответствующий приказ по армии; 4)

Башкирское правительство немедленно выпускает воззвание к башкирскому народу и войскам с оповещением о состоявшемся предварительном соглашении и с призывом прекратить борьбу против Советской республики; 5)

до окончательного соглашения с центральной властью власть Башкирского правительства не распространяется на территорию, занимаемую советскими войсками; 6)

окончательное соглашение должно быть заключено в Москве, куда

Башкирское правительство и высылает своих полномочных представи-

- 483 телеи» .

Подписали предварительный договор: от Революционного военного совета Восточного фронта - Смилга, Гусев, Каменев; QT Башкирского правительства - председатель центрального Башкирского правительства Кулаев, член Башкирского областного совета Халиков, адъютант командующего башкирским войском Бикбавов.

6 марта 1919 года на экстренном заседании Башревкома предварительный договор был утвержден329.

Важным результатом второго этапа процесса подготовки Соглашения является признание Башкирского правительства Советской властью.

Из Симбирска делегация Башкортостана выехала в Москву, где продолжались переговоры по уточнению границ республики. Речь шла о включении в состав Башкирской республики некоторых волостей из Златоустовского, Стерлитамакского, Троицкого и Уфимского уездов. Но в связи с тем, что эти районы были заняты Колчаком, решение вопроса было отложено.

5(70. Соглашение об образовании Башкирской Автономной Советской Социалистической Республики и создание органов управления республики. 16 марта 1919 года вопрос о договоре с Башкирским правительством был рассмотрен на заседании ЦК РКП(б). 17 марта в Нарком- наце РСФСР состоялось подписание «Соглашения Российского рабочекрестьянского правительства с Башкирским правительством о советской автономии Башкирии». 20 марта 1919 года Совет Народных Комиссаров на своем заседании утвердил текст Соглашения и передал на окончательное утверждение Всероссийскому Центральному Исполнительному Комитету.

Соглашение было утверждено ВЦИК в тот же день. 23 марта текст Соглашения был опубликован в газете «Известия ВЦИК».

Соглашение состояло из 16 пунктов. Пункты 1, 6, 8, 11 и 13 относились к собственно государственному устройству, формированию правовой системы и обеспечению законности автономного Башкортостана. В пункте 1 говорилось о том, что БАССР образуется в пределах Малой Башкирии, составляет федеративную часть, входящую в состав РСФСР. Пункт 6 закреплял административно-территориальное устройство БАССР, согласно которому территория республики была разделена на кантоны, которые, в свою очередь, состояли из волостей.

Пункт 8 Соглашения носил бланкетный характер и гласил, что «власть в автономной Башкирской Советской Республике организуется на точном основании Советской Конституции, утвержденной V Всероссийским Съездом Советов 10-го июля 1918 года»330.

В связи с этим есть необходимость более детального рассмотрения первой Конституции РСФСР в части, где говорится о государственном строительстве.

Первым конституционным актом, определяющим федеративные отношения в РСФСР, явилась «Декларация прав трудящихся и эксплуати-

руемого народа», принятая III Всероссийским съездом Советов486. Данная Декларация вошла в полном объеме в первый раздел Конституции РСФСР, принятой V Всероссийским съездом Советов. Пункт 8 главы четвертой содержал основные принципы федеративного устройства РСФСР. В нем говорилось, что «III Всероссийский съезд Советов ограничивается установлением коренных начал федерации Советских Республик России, предоставляя рабочим и крестьянам, каждой нации принять самостоятельное решение на своем собственном полномочном Советском Съезде: желают ли они и на каких основаниях участвовать в федеральном правительстве и в остальных федеральных Советских учреждениях»487. Глава первая Конституции 1918 года предусматривала принцип добровольности вхождения республик в РСФСР и принцип делегирования полномочий республик центральным органам Советской власти. Однако данные принципы не нашли развития в последующих главах первой Конституции Советской России. Так, в главе девятой говорилось о предметах ведения Всероссийского съезда Советов и Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов. К исключительному ведению съезда Советов были отнесены установление, дополнение и изменение основных начал Советской Конституции и ратификация мирных договоров. Совместному ведению съезда Советов и ВЦИК подлежали следующие вопросы:

а) утверждение, изменение и дополнение Конституции Российской Социалистической Федеративной Советской Республики;

б) общее руководство всей внешней и внутренней политикой Российской Социалистической Федеративной Республики;

в) установление и изменение границ, а равно отчуждение частей территории Российской Социалистической Федеративной Советской Республики или принадлежащих ей прав;

г) установление границ и компетенции областных Советских союзов, входящих в состав Российской Социалистической Федеративной Советской Республики, а также разрешение споров между ними;

д) принятие в состав Российской Социалистической Федеративной Советской Республики новых сочленов Советской Республики и утверждение областных объединений;

е) общее административное разделение территории Российской Социалистической Федеративной Советской Республики и утверждение областных объединений;

ж) установление и изменение системы мер, весов и денег на территории Российской Социалистической Федеративной Советской Республики;

з) сношение с иностранными государствами, объявление войны и заключение мира;

и) заключение займов, таможенных и торговых договоров, а равно финансовых соглашений;

к) установление основ и общего плана всего народного хозяйства и отдельных его отраслей на территории Российской Социалистической Федеративной Советской Республики;

л) утверждение бюджета Российской Социалистической Федеративной Советской Республики;

м) установление общегосударственных налогов и повинностей; и) установление основ организации вооруженных сил Российской Социалистической Федеративной Советской Республики;

о) общегосударственное законодательство, судоустройство и судопроизводство, гражданское, уголовное законодательство и пр.;

и) назначение и смещение как отдельных членов Совета Народных Комиссаров, так и всего Совета Народных Комиссаров в целом, а также утверждение Председателя Совета Народных Депутатов;

р) издание общих постановлений о приобретении и утрате прав российского гражданства и о правах иностранцев на территории республики;

с) право амнистии, общей и частичной.

Обращает на себя внимание неопределенность и незавершенность положений, где говорится о законодательстве РСФСР. К примеру, к общегосударственному законодательству можно было отнести любой законодательный акт, в частности административный, земельный, лесной и т. д. Кроме того, центральные органы Советской власти оставляли за собой право решать любые вопросы, которые они считали необходимыми. Так, пункт 50 Конституции гласил, что «сверх перечисленных вопросов ведению Всероссийского съезда Советов и ВЦИК Советов подлежат все вопросы, которые они признают подлежащими их разрешению». Все эти моменты в конечном итоге привели к грубому вмешательству во внутренние дела автономного Башкортостана и нарушению основных условий Соглашения.

Пункты 9 и 10 Соглашения были посвящены организации отдельной Башкирской армии в целях борьбы «как с Российской, так и мировой контрреволюцией». Она была подчинена общему командованию, и управление ею производилось согласно положению о Красной Армии. Полное вооружение и содержание Башкирской армии производилось на общих основаниях с Красной Армией из общероссийского военного фонда.

Согласно пункту 11 внутренняя охрана и порядок в автономной Башкирской республике поддерживались вооруженным пролетариатом республики.

<< | >>
Источник: Еникеев 3. И., Еникеев А. 3.. История государства и права Башкортостана. - Уфа: Китап. - 432 с.. 2007

Еще по теме Глава 13. Развитие судебно-правовой системы:

  1. Глава III. СИСТЕМА ПРАВА, СИСТЕМА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ПРАВОВАЯ СИСТЕМА: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ
  2. Глава IV. СООТНОШЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНЫХ И РЕГИОНАЛЬНЫХ НАЧАЛ В СИСТЕМЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  3. § 4. Правовая система
  4. Глава 13. Развитие судебно-правовой системы
  5. §4 ПРАВОВАЯ СИСТЕМА МОСКОВСКОГО ЦАРСТВА
  6. Р Е Ц Е Н З И Я Мартинович И.И., Пастухов М.И. Судебно-правовая реформа в Республике Беларусь. Суд присяжных и другие нововведения в законодательстве о судоустройстве. - Мн.: Шк. предпринимателя “Амалфея”, 1995. - 224 с.
  7. § 1. Правовые системы в Новое время
  8. Тема 6. СИСТЕМА ПРАВА. ОСНОВНЫЕ ПРАВОВЫЕ СИСТЕМЫ СОВРЕМЕННОСТИ
  9. Вопрос 68. Понятие правовой системы. Основные правовые системы.
  10. Основные правовые системы современности
  11. Лекция 19. Правовые системы современного мира.
  12. Глава 14. ПРАВОВЫЕ СИСТЕМЫ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -