<<

XII. Милиция в Великой Отечественной войне

Накануне войны в аппарате НКВД произошли изменения, оказавшие серьезное воздействие на деятельность наркомата в военные и даже послевоенные годы: органы государственной безопасности выделяются в самостоятельную структуру.

В феврале 1941 года образуется народный комиссариат государственной безопасности. Однако с началом боевых действий в июле того же года наркоматы внутренних дел и госбезопасности СССР вновь сливаются в систему единых “органов”. В 1943 году происходит реорганизация, аналогичная предвоенной: на базе НКВД образуются два наркомата. Интересно, что подобные перестановки будут практиковаться и в будущем, в том числе и в 50-е годы. Для милиции они означали переход в оперативное подчинение к органам госбезопасности (в случае объединения) или начало относительно самостоятельной деятельности.

В годы Великой Отечественной войны имела место и другая особенность иерархического положения органов внутренних дел: в местностях, находящихся на “военном положении”, милиция действовала под руководством соответствующего военного командования. Личный состав органов внутренних дел привлекался к проведению операций по ликвидации десантов, диверсионных групп, а также подразделений вермахта, действующих в советском тылу. С этой целью формировались знаменитые истребительные батальоны, насчитывающие в среднем до 200 бойцов. Действовавшие под руководством военных (всего образовано 1755 подобных подразделений), они пополнялись за счет “резерва” – так называемых “групп содействия”, насчитывавших более 300 тыс. граждан.

В крупных административных центрах из милиционеров формировались войсковые подразделения и части, призванные принять участие в боевых действиях при перемещении линии фронта непосредственно к границам города.

Других регулярных войсковых формирований НКВД было значительно больше. Комплектовались они в основном не милиционерами, а сотрудниками других управлений ведомства.

Вместе с остальными частями РККА в июле 1941 года приняли первый удар вермахта армии НКВД (29, 30, 31-я).

И все остальные военные годы советское правительство, формируя все новые и новые войсковые объединения, использовало аппарат комиссариата внутренних дел в качестве мобилизационной базы Красной Армии. Одна из таких армий НКВД (70-я) была образована на Урале в конце 1942 – начале 1943 года. В Свердловской области были сформированы две дивизии этой армии: 140-я в Красноуфимске и 175-я в Ревде. Армейский штаб дислоцировался в областном центре. Уральское объединение НКВД, состоящее из пограничных частей, частей внутренних войск, сотрудников органов внутренних дел, участвовало в Орловско-Курском сражении, Белорусской, Восточно-Прусской и Берлинской операциях. К основным направлениям работы милиции добавились новые, в первую очередь участие в выполнении главной государственной задачи – разгроме армии гитлеровской Германии.

В годы войны из числа исключительно кадровых милиционеров Молдавии, Украины, Краснодарского края и Ростовской области было образовано войсковое соединение – дивизия: уникальный случай для правоохранительных органов СССР и царской России, не имеющий аналогов в истории страны. (Обязанности командира соединения исполнял заместитель начальника управления милиции МВД Молдавской ССР капитан милиции П.А. Орлов.)

Но основной акцент использования органов внутренних дел в борьбе с захватчиками делался в направлении организации и проведения специальных операций в тылу противника. С этой целью в Москве создается отдельная мотострелковая бригада особого назначения НКВД СССР. Специальные группы (30-50 бойцов) милиционеров наносили точечные удары по штабам, узлам связи, складам и другим важным объектам. За четыре года бригада провела около 137 тысяч подобных операций.

Партизанское движение, развернувшееся широким фронтом уже к 1942 году, своей эффективностью во многом обязано милиционерам: как правило, руководителям органов внутренних дел территорий, оставляемых советскими войсками, поручалась организация сопротивления захватчикам.

Секретарю партийного комитета и руководителям органов госбезопасности и внутренних дел и принадлежит основная заслуга формирования сети партизанских отрядов. Эффективность их боевой работы ни у кого не вызывает сомнения: партизанское движение было способно не только выполнять оперативно-технические, но и стратегические задачи.

Главной милицейской задачей в военные годы все-таки оставалась борьба с преступностью и охрана общественного порядка. Ее выполнение происходило на фоне ухудшения криминогенной обстановки. Ежегодный рост преступности, обусловленный увеличением тяжких преступлений, все военные годы находился на уровне 16%. Одним из факторов, оказавших негативное влияние на ее состояние, стала доступность оружия населению прифронтовых районов.

Сложная обстановка требовала применения чрезвычайных мер не только на фронте, но и в тылу. В их числе усиление уголовной ответственности за различные виды преступлений, их переквалификация (кражи – в бандитизм и пр.), комендантский час, передача рассмотрения возбужденных уголовных дел военным трибуналам. Широкое применение получила практика нанесения точечных массированных ударов по преступности в регионах. В крупные города с наиболее неблагоприятной обстановкой командируются крупные бригады специалистов по расследованию тяжких преступлений. Подобная операция проводилась в 1942 году в городах Средней Азии – Ташкенте, Алма-Ате, Фрунзе и др.

Важное значение имела перерегистрация паспортов, проводимая в ходе войны практически непрерывно. Она охватывала небольшие территории (районы массового прибытия эвакуируемых, освобождаемые от врага участки страны, местности со сложной криминогенной обстановкой). Проведение перерегистрации позволяло решать, наряду с милицейскими (выявление судимых, находящихся в розыске, скрывающихся от мобилизации и т.д.), задачи обеспечения государственной безопасности (установление полицейских, сотрудников немецкой администрации, предателей). Кроме того, милиция вела борьбу с дезертирством, мародерством, распространителями провокационных слухов, занималась очисткой городов от преступных элементов, обеспечением организованной эвакуации населения, выполнения распоряжений военных властей, осуществлявших руководство районами, объявленными на военном положении, борьбы с детской беспризорностью (отделы по борьбе с преступностью среди несовершеннолетних созданы в 1943 году).

Эффективно работало созданное при паспортном отделе Главного управления милиции Центральное справочное бюро, призванное обеспечить оперативный поиск граждан, утративших связи с родными. Силами этого подразделения разыскано и возвращено родителям около 20 тыс. потерявшихся детей.

Особого упоминания заслуживает борьба с преступностью в освобождаемых от врага западных районах Украины, Белоруссии, а также Прибалтики. Уголовная преступность здесь зачастую проявлялась в форме политического бандитизма, которому советской милиции приходилось противостоять в годы гражданской войны. Ожесточенный характер противоборства, широкий размах антисоветских, антиобщественных противоречий потребовали создания штабов по борьбе с бандитизмом, призванных координировать совместные действия милиции, органов госбезопасности и Советской Армии. Возглавлялись они, как правило, начальниками управлений милиций республик.

Уже в первые дни войны в армию призывается каждый четвертый сотрудник, т.к. на базе органов, как правило, создавались отряды народного ополчения. Все это привело к значительному увеличению текучести кадров, сопоставимой с уровнем 20-х годов: к 1943 году личный состав органов внутренних дел обновился на 50%.

XIII. Советская милиция в послевоенные годы

С окончанием войны союзные наркоматы реорганизуются в министерства: в 1946 году НКВД становится МВД СССР. Но на этом организационно-штатные изменения не закончились, периодические разделения-объединения органов МВД (НКВД) и МГБ (НКГБ) продолжались до середины 50-х годов. Таким образом, практика руководства милицией и уголовным розыском со стороны органов госбезопасности сохранялась.

В августе 1950 года Главное управление милиции объединяло три управления: милицейской службы (охрана общественного порядка, обеспечение исполнения законов и распоряжений властных органов), по борьбе с хищениями социалистической собственности и спекуляцией, уголовного сыска.

Лишь после смерти И.В. Сталина и расстрела бывшего министра внутренних дел СССР Л.П.

Берия стало возможным окончательное “разведение” органов внутренних дел и государственной безопасности. Во исполнение Постановления ЦК КПСС “О серьезных недостатках в работе партийного и государственного аппарата” при Совете Министров СССР образуется Комитет государственной безопасности. В апреле 1955 года организуется Министерство внутренних дел РСФСР.

Одновременно принимаются меры по возвращению милиции под контроль партийных и советских органов, предпринимаются смелые, решительные шаги по устранению, как тогда говорили, чрезмерной централизации управления органами внутренних дел. В частности, в октябре 1956 года восстанавливается “двойное подчинение” милиции (по вертикали – соответствующему вышестоящему органу и по горизонтали – Совету народных депутатов соответствующего уровня). В практической деятельности милиции и после войны приходилось преодолевать значительные трудности, сопоставимые опять-таки с периодом окончания гражданской войны (сложная криминогенная обстановка, обусловленная, в частности, массовыми амнистиями, высокая текучесть кадров, связанная с уменьшением финансовых средств, выделяемых органам внутренних дел из госбюджета). Как и ранее, проблемы решались в основном посредством применения чрезвычайных мер. Амнистированные задерживались с последующей передачей в распоряжение Особых совещаний, означавшей для большинства из них осуждение на новый срок. На особое положение переводились органы внутренних дел крупных городов. Некомплект личного состава восполнялся проведением различного рода мобилизаций, “качество и стройность” рядов обеспечивались проведением массовых “чисток”.

Вместе с тем, именно в эти годы в составе управлений милиции создаются следственные аппараты (1947 год). В 1952 году на органы внутренних дел возлагаются задачи охраны торговых объектов и промышленных учреждений – появляются отделы вневедомственной наружной сторожевой охраны.

Принимаемые меры, тем не менее, не оказывали кардинального влияния на улучшение обстановки. Положительные тенденции, проявляющиеся в отдельные годы, сводились на “нет” политическими “перегибами” “верхов”.

Так, выдвинутый руководством страны тезис о неизбежности скорого и полного искоренения преступности означал сокращение штатов и финансирования бесперспективного ведомства, сужение использования оперативно-розыскных методов противодействия преступности.

Более того, в течение семи лет, с января 1960 по июль 1966 года, страна не располагала единым органом, призванным руководить борьбой с преступностью по причине реформирования Министерства внутренних дел СССР с передачей его полномочий органам внутренних дел союзных республик. Имевшее несомненные достоинства в области политики (“тогдашнему” поколению граждан СССР была обещана жизнь в условиях коммунизма – общества, на теле которого отсутствуют “преступные язвы”; невозможность силовой реставрации сталинского курса разобщенными по пятнадцати республикам “органами” и пр.), данное решение не выдерживает критики в сфере борьбы с преступностью. Республиканские министерства охраны общественного порядка (такое наименование получили Министерства внутренних дел в 1962 году) оказались не способны противостоять “преступному валу” (по мнению старейших работников-ветеранов именно в этот период массовые масштабы обретает практика улучшения показателей в милицейских отчетах: требовалось “сокращение” преступности, а реальными возможностями его достижения органы не располагали), что предопределило восстановление единой системы органов внутренних дел с возвращением наименования, наиболее полно отражающего его сущность – Министерство внутренних дел СССР. Оно объединяло в качестве структурных подразделений: управление административной службы милиции (в дальнейшем – главное управление охраны общественного порядка), управление уголовного розыска, управление БХССиС, управление ГАИ, управление специальной милиции, управление транспортной милиции (позже – Главное управление внутренних дел на транспорте), организационно-инспекторское управление (с 1972 года – Штаб). Аналогичной реорганизации подверглись и низовые подразделения.

С этого момента начинают проявляться признаки некоторого улучшения положения дел. Организационные преобразования, проводимые в конце 60-х годов, выделили в качестве самостоятельных службы уголовного розыска (ГУУР), борьбы с хищениями собственности (УБХСС), госавтоинспекции (УГАИ). Системный характер обрели шаги государственного руководства по повышению денежного содержания сотрудников (1970, 1973, 1977-1978 гг.), развитию сети ведомственных учебных заведений. Однако курс на “лакирование” действительности, улучшение количественных показателей, принятый в прошлые годы, с течением времени дал “метастазы”, скрыть которые оказалось невозможным. В начале 80-х годов произошла смена министерского руководства, что привело к катастрофическим последствиям, поскольку повлекло не имевшую аналогов по своим масштабам чистку кадров (с 1982 по 1986 год заменены практически все руководители горрайорганов).

Данные меры отбросили органы внутренних дел в своем развитии далеко назад. По сути дела, заново пришлось решать задачу “формирования ядра профессионалов” (проблема 20, 30, 40-х годов), поставленную руководством МВД накануне семидесятилетнего юбилея ведомства. Перестроечные процессы объективно способствовали ухудшению обстановки в целом по стране и в органах в частности.

С распадом СССР милиция с надеждой вступила в новый этап своей истории...

<< |
Источник: Демин В.А., Иванов В.Е., Лучинин А.В., Ляушин В.П.. Очерки истории органов внутренних дел Российского государства: – Екатеринбург: Издательство Уральского юридического института МВД России,2001. – 48 с.. 2001

Еще по теме XII. Милиция в Великой Отечественной войне:

  1. Государство и право Советского Союза
  2. ГЛАВА 9. Советское государство и право в октябре 1917 - 1953 гг. Общая характеристика государственно-правовой политики большевиков 1917-1953 гг.
  3. Цели и задачи дисциплины, её место в учебном процессе
  4. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ и источников
  5. Содержание
  6. XII. Милиция в Великой Отечественной войне
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -