<<
>>

Состояние военно-судебной системы накануне буржуазных реформ второй половины XIX в.

Попытки пересмотра законодательства о судоустройстве и су­допроизводстве стали предприниматься ужс преемниками Петра I. Для этих целей неоднократно создавались комиссии, которых от правления Петра 1 до Александра Il насчитывается сдесяток.

Пер­вые четыре действовали при Петре I[3]. Следующая, іттая комиссия бьша создана по указанию императрицы Анны Иоановны (1730— 1740) для составления нового Уложения на основании русских и иностранных источников. Известна она под названием «Уложен­ной Комиссии» 1730 г. За одиннадцать лет своей работы она со­ставила всего две главы Уложения — о суде и о іютчинах, не по­лучивших законодательного утверждения вследствие кончины им­ператрицы[4].

B 1754 г., уже при императрице Euaaeeme Петровпе (1741— 1761). была учреждена новая комиссия. Ей было поручено «со­чинить законы ясные, всем понятные н настоящему времени приличные». Ha эту шестую комиссию. известную под названием «комиссии сочинения Нового уложения», возлагалась задача со­ставления Уложения по дслам судным, о правах состояния, вот­чинным и уголовным. Через год комиссия представила две части Уложения: судную и криминальную. Однако из-за различных субъективных и объективных причин они так и не получили одобрения[5].

B последующем данный орган был преобразован в седьмую по счету комиссию, которая функционировала до 1767 г. Результатом ее деятельности стати три части Уложения: «о суде», «о розыскных детах» и «о состояниях подданных», но ни одна из них не была ут­верждена.

B 1767 г., в период царствования Екатерины //(1762—1796), на­чала работать восьмая комиссия. От всех ранее действовавших она отличалась своим представительным составом. 14 декабря 1766 г. императрица подписата манифест, которым учреждался законопро­ектный орган, получивший название «комиссии для сочинения проекта новою Уложения». B нее были делегированы представите­ли всех сословий (от дворян, горожан, крестьян, духовенства, а также представители государственных структур: от Сената, Синода, коллегий и канцелярий).

Екатерина Il вручила комиссии весьма примечательный документ, известный в истории под названием «Балыиого Наказа» |26, с. 1391-

Он представлял собой трактат, в котором императрица изло­жила свои представления о надлежащем общественном и государ­ственном устройстве. Иначе говоря, наказ являлся своеобразной инструкцией для составления пового Уложсния. Членам комиссии предлагалось руководствоваться также всем предшествующим за­конодательством и наказами общества, данными сословным пред­ставителям. Однако столь грандиозная попытка Екатерины 11 пра­вового реформирования опять в силу объективных и субъективных причин закончилась неудачей: проект нового Уложения составлен нс был.

C вхождением на престол Павла I кодификационные работы были вновь предприняты. Указом императора в 1796 г. была учреж­дена уже девятая по счету комиссия под названием «Комиссия для сжта&іения законов». Ей предписывалось собрать все существую­щие нормативно-правовые акты и составить из них три книги за­конов: «уголовных, іражданскнх и дел казенных». За пять лет рабо­ты комиссия подготовила часть уголовного сборника и несколько глав о судопроизводстве и вотчинах. Однако смерть императора Павла прекратила ее функционирование.

Новый император Аіександр / манифестом 1802 г. преобразо­вал существующие коллегии в несколько министерств (первона­чально в количестве 8), а в 1804 г. учредил десятую кодификацион- iiyio комиссию, которая просуществовала до 1826 г. C 1808 по 1812 г. в ее состав входил выдающийся мыслитель лого времени M.M. Сперанский (1772—1839), когорый, взяв за основу іщеи анг­лийского философа-матерналиста Ф. Локка и французского право­веда и философа Ш. Монтескі>е (1689—1755), предложил офици­ально узаконнтъ в России три ветви власти: законодательную, ис­полнительную и судебную.

Ha основе кодекса Наполеона Сперанский составил проект оте­чественного іражданского Уложения. Ho в 1812 г. в связи с наше­ствием Наполеона Сперанский, обвиненный в симпатиях к Фран­ции, был отстранен от дел и без суда и следствия направлен в ссылку, в Пермь, под надзор полнции.

Лишь в 1821 г. он был воз­вращен из ссылки и возглавил законодательную комиссию[6].

При Николас 1 была реализована под руководством М. Сперанского задача по изданию «Полного собрания законов Российской империи» в 45 томах, а затем на его основе был со­ставлен «Свод законов Российской империи» в 15 томах. Напеча­танный в конце 1832 г.. Свод законов вступил в действие согласно манифесту государя от 31 января 1833 г., с 1 января 1835 г. «Свод законов Российской империи» состоял из разрядов (т.е. разделов). Восьмой раздел под названием «Законов уголовных» был пред­ставлен в томе XV, содержал нормы (законы) о преступлениях и наказаниях, а также законы об уголовном судопроизіюдстве. Несмотря на то что Свод законов должен был представлять собрание действующих законов, он на самом деле не объединил в себе всех отраслей права. B частности, в него не вошло военное законодательство.

Следует отметить, что в период работы всех без исключения комиссий по кодификации законодательства, не говоря уже об общем контексте этой работы, предпринимались попытки изме­нить как военно-уголовное законодательство, так и законодатель­ство о военных судах, однако ощутимых результатов они нс дали. Вследствие этого созданная Петром 1 система военных судов в неизменном виде продолжала действовать вплоть до военно­судебной реформы 1867 г.

Примечательно, что еще при Екатерине 11 в 1771 г. вновь был учрежден в Санкг-Пстербурге неоднократно ликвидируемый посто­янный военный суд (кригерехт). Он должен был стать аналогом нижнего военного суда, действовавшего с 1723 г. в Москве. Суд в столице находился в ведении начальника Петербургского гарнизо­на, асессоры (заседатели) в него назначались по очереди из полков іарнизона.

При преемниках Петра 1 компетенция военных судов претерпе­ла определенные изменения, то уменьшаясь, то увеличиваясь в объ­еме. При этом сужение подсудности дел военным судом было свя­зано в основном с предметным (родовым) признаком подсудности дел. Так, уже вскоре после смерти Петра 1 императорским указом от 3 марта 1726 r.

военнослужащие стали подсудны военным судам только за преступления против военной службы. По вейм другим делам — об «обидах и прочих ссорах и во взятках» их должны были судить в гражданских судах. Исключение было сделано лишь для военнослужащих, проходивших службу в гвардейских частях, и то только ввіщу их особого статуса, т.е. гвардейцы по всем делам оста­вались подсудны военным судам. Однако с 1727 г. это правило и для них перестало существовать.

Прп императрице Ашіе Иоаповпе в 1733 г. появился указ, за- прешавший судить военнослужащих в гражданских ведомствах. Для суда их предписывалось отсьиіать в свои полки. Позднее, в 1782 г., указом Екатерины 11 военнослужаших разрешгиюсь судить по уго­ловным делам в обших судах лишь в исключительных случаях, на­пример, когда обвиняемый находшіся далеко от своей части и по­близости нс было других воинских частей. B этом случае военно­служащего мог судить гражданский суд, по все же наказание обви­няемому назначалось по воинским законам.

Приговоры no таким делам обычно не направлялись по судеб­ным инстанциям, а утверждались губернаторами или генерал- губернаторами, которые пользовались властью военных начальни­ков по отношению к гарнизонным полкам. B необходимых случаях (осуждения за тяжкие преступления) приговоры направлялись гу­бернаторами на утверждение в Военную коллегию. B дополнение к этому указу в 1792 г. вышло следующее разъяснение: общим су­дам могут быть подсудны только ннжние чины, HO не из дворяп |27]. B 1797 г. Павел I вновьзакрепил исключительную подсудность военнослужащих только военному суду.

Значительно снизилась предметная подсудность военных су­дов с изданием в 1775 г. «Учреждения для управления губерни­ей». B соответствии с указанным законом гражданские дела с уча­стием военнослужаших стали подсудны общим судам [28|. Иными словами, военные суды сгали судами исключительно уголовной юрисдикции.

Что же касается персонального (субъектного) признака, то под­судность уголовных дел военным судам в России постоянно имела тенденцию к расширению.

B период правления Елизаветы Петровны юрисдикция военных судов была распросграпепа по ее указу 1761 r. на чинов горного ведомства, так как оно само получило статус военной организации. C 1767 r. военным судам стали подсудны и землемеры во время производства ими генерального межевания [5, т. XII, с. 1451-

Имгтератор Александр 1 также расширил полномочия военных судов: они стати рассматривать дела о преступлениях, совершенных чинами ведомства путей сообщения, государственных конных заво­дов, а также дела на гражданских лиц, совершивших политические преступления ]29]. Необходимо отметить, что перед началом Отече­ственной войны 1812 r. был принят специальный военно-правовой акт — «Устав полевого судопроизводства». Согласно его нормам во время боевых действий военному суду подлежали не только воен­нослужащие, но и все чиновники и лица, приписанные к армии, а также шпионы и жители занимаемых русской действуюшей армией областей по преступлениям, определяемым военным Полевым уго­ловным уложением [30|.

Тем не мснсе наибольшего расширения подсудность уголовных дел военным судам получила при Николае /. Bce состоявшие на службе в военно-сухопутном и морском ведомствах гражданские чины на­равне с военнослужащими были подсудны и в мирное время воен­ным судам Кроме того, юрисдикция военных судов стала широко распространяться па лиц, даже пе имевших отношения к военному ведомству.

Основанием для направления дела в военный суд служил, как правило, вид совершенного преступления — посягательство на обо­роноспособность страны или особая опасность для общественного или государственного спокойствия Так, в 1827 г. Николай 1 потре­бовал, чтобы «виновные... изобличенные в действиях против войск... судимы были для скорейшего окончания разрешения оных дел военными судами». B 1833 r. подслу о краже казенного каната, найденного в одной купеческой лавке, он наложил такую резолю­цию: «...судить военным судом... и впредь всех тех купцов и мешап, которые в краже казенного имушества изобличены будут».

B 1844 r. Николай 1 указал, что «злонамеренных людей, участ­вующих в убийстве преданных нам горских старшин, повелено су­дить военным судом», а в другом указе — виновные, изобличенные в продаже китайцам опиума, иредаюгея военному суду». B резуль­тате издания многочисленных указаний подобного рода к оконча­нию правления Николая 1 воеппым судам стали подсудны субъек­ты 70 категорий, из которых 30 — за совершение любого преступ­ления, а 40 — за особые уголовно наказуемые деяпия. Для сравне­ния следует заметить, что в 1839 г. военным судам бьши подсудны дела о лицах 36 категорий [31, с. 87].

Однако указы Николая 1, как и его предшественников, не име­ли системного характера, а вновь изданные нормативы, как прави­ло, не отменяли более ранних B связи с этим к середине XlX в. путаница и волокита при рассмотрении дсл в судопроизводстве только возросли.

Оценивая уголовпо-процессуальное законодательство России в тот период, известный российский юрист А.Ф. Кони писал, что оно представляло собой «бессвязное собрание самых разнородных и разновременных постановлений, в результате чего уголовные дела наряду с обшими судами рассматривались специальными сослов­ными и ведомственными судамн, іраницы подсудности которых далеко не всегда были ясны» |32, с. 320—321].

Bo второй половине 50-х и в начале 60-х годов XlX в. в целях поддержания в войсках дисциплины, нравственности и порядка стали применяться «предупредительные и каратеіьные» меры. Пре­дупредительные меры состояли в падзоре за военнослужащими со стороны командования н в разъяспспии им законов и установлен­ных правші несения службы.

Карательные меры включали два вида наказаний: исправитель­ные, или дисциплинарные, налагаемые без суда, и налагаемые по суду.

K офицерам применялись следующие дисциплинарные (испра­вительные) наказания:

• выговоры и замечания, объявляемые устно или письменно в приказах и на собраниях офицеров;

• наряды вне очереди:

• отстранение (удаление) от занимаемой должности;

• домашний арест без отстранения от исполпепия служебных обязанностей;

• арест с содержанием на гауптімхте;

• движение вне обшего строя во время совершения марша (по­хода) [33, с. 412—413].

Причем арест и отстранение от должности всегда налагались только письменным приказом.

Должностные лица обладали следуюшей дисциплинарной вла­стью. Главнокомандующий мог отстранять от должности и уволь­нять из армии всех служащих, без различия чипов и званий. Ко­мандиры отдельных корпусов имели праію налагать взыскания только на своих непосредственных подчиненных. Командирам корпусов армейского подчинения предоставлялось право отстра­нять от должности бригадных командиров, подвергать аресту офи­церов, объявлять замечания и выговоры генералам (в письменном приказе).

Начальники дивизий могли объявлять выговоры генералам, подвергать аресту подполковников на rpoe суток, других штаб- офнцеров — до семи суток, обер-офицеров — па 14 суток; в особых случаях отстранять от должности офицеров.

Бригадным командирам предоставлялось право объявлять выго­воры полковым командирам, подвергать аресту штаб-офицеров на трое суток, а обер-офицеров — на семь суток.

Полковые командиры могли подвергать аресту штаб-офицеров на двое, а обер-офицеров — па пять суток, в крайних случаях от­странять от должности батальонных командиров.

Младшие штаб-офицеры и ротпые командиры обладали вла­стью объявлять устные замечания подчиненным им офицерам.

Нижние чины подвергались следующим дисциплинарным взы­сканиям:

• наряд впе очереди на службу и на работу;

• арест в казарме и па гауптвахте с содержанием па хлебе и воде;

• временпый перевод унтер-офицеров па должности рядовых;

• отстранение уптер-офицеров от должности с переводом в ря­довые;

• снижение окладовденежного содержания:

• лишение нашивок;

• наказание розгами до 200 ударов [33, т. 2, с. 414].

Нижпие чины, имевшие особые права состояния, а также не подлежавшие телесным наказаниям по заслугам, полученным за службу, могли быть подвергнуты только слсдуюшим наказаниям: наряд впе очереди на службу, арест, отстранение уптср-офицсров от должности с переводом их в рядовые.

Перемещение на низшие должности и снижение оклада денеж­ного содержания осушествлялисьтолько на основании письменного приказа.

Младшие штаб-офицеры и ротные командиры могли налагать на пижпих чинов наряды впе очереди па службу и па работу, под­вергать их аресту и телесному наказанию до 100 ударов. Полковые и бриіадные командиры и начальники дивизий могли применять весь указанный перечень наказаний, за исключением разжалова­ния унтер-офицеров дворянского происхождения в рядовые. Такая власть была предоставлена командиру корпуса армейского подчи­нения.

Особенностью дисциплинарной практики являлось то, что ун­тер-офицеры были лишепы права непосредственного наложения взысканий на подчиненных соллат, что нередко влекло за собой применение к ним неуставных мер воздействия.

По действовавшему «Военно-уголовному уставу», все преступ­ления .піц, состоявших в военном ведомстве, разделялись па два вида: на собственно воинские престушения и общие преступления. совершенные независимо от порядка и обязанностей службы. Bcc преступления лиц, служивших в военном ведомстве, по роду нала­гаемых на них наказаний подразделялись на преступления, совер­шенные в мирпое время, и на преступления, совершенные в воен­ное время. По приговору суда могли быть вынесены следующие угаяовные наказания:

• смертная казнь;

• лишение всех прав состояния (могло применяться как от­дельно, так и одновременно со смертной казнью, ссылкой па поселение или на каторжные работы)[7];

• направление в арестантские роты на определенный срок или пожизненно;

• ссылка в отдаленные места империи;

• лишение чинов, знаков отличия и увольнение из армии (в во­енное время);

• заточение в крепость или каземат;

• увольнение со службы и отстранение отдолжности;

• денежные взыскания;

• телесные наказания: «сквозь строй», наказание шпицрутспа- міі до 600 ударов.

B военное время применялись следуюпше наказания:

• смертная казнь (расстрел),

• лишение всех прав состояния:

• лишение всех чипов и увольнение из армии, а также ссылка в Сибирь;

• гюремпое заключение;

• разжалоікшие в рядовые;

• наказание шпицрутенами.

B чрезвычайных случаях существовала практика наказания це­лых частей. Например, при групповом неповиновении, проявлении трусости и паники в бою и т.п. B первом случае каждый десятый из нижних чинов подвергался смертной казни, во втором — вся часть подлежала расформированию с лишением ее знамени и оружия. После этого весь личный состав проходил перед остальными вой­сками. Вместо знамени они несли табличку с надписью «трусы». Затем нижних чинов распределяли по другим частям, а офицеров увольняли из армии [33, т. 2, с. 4I8|.

Действовавший «Военно-уголовный устав» по признанию во­енного ведомства уже не отвечал духу времени. Так, в докладе от 15 января 1862 г. отмечалось: «...источником его служили воинские артикулы Петра Великого, постановления 15-ro тома Свода законов уголовных, сше в 1845 г. замененные по гражданскому ведомству Уложением о наказаниях уголовных и исправительных, и, пакопец. Полевое уголовное уложение 1812 г., почти буквально переведенное с французского кодекса того времени. Bcc означенные постановле­ния, внесенные в свод без соглашения одного с другим, дополнеп- ные или измененные отдельными узаконениями, выходившими по частным случаям в разное время, представляли ряд противоречий, при существовании которых, равно как и при нсопредслителыюсти и неполноте некоторых статей, участь подсудимых часто предостав­лялась произволу конфирмующих дело начальников» |33, с. 420|.

Существенные недостатки «Военно-уголовного устава» проявля­лись в несоответствии совершенных проступков и преступлений строгости наказаний за них, а в также неопределенности и широ­ком толковании ряда статей, имевшихся противоречиях в определе­нии наказаний в мирное и военное время.

B обшей системе воеппых судов действовали суды мирного времени и полевой уголовный суд на военное время. B целом во­енным судам были подсудны нс только военные и гражданские ли­ца, состоявшие при военном ведомстве, Iio и лица различных со­словий, не имевших даже отношения к этому ведомству (чины кор­пуса лесничих, бродяги, нижние должностные лица ведомства rocj- дарственного имушества, лица, уклонявшиеся от рскрутской по­винности, выступившие против своих помещиков крестьяне, а так­же контрабандисты, порубщики казенных лесов и другие). B об- шем, у военных судов был довольно обширный кругдеятельности, что, несомненно, отражалось на их работе и количестве рассмат­риваемых дел.

B зависимости отдолжностн и чипа воинские начальники обла­дали различными правами по преданию своих подчипеішых воен­ному суду. Главнокомандующие армиями имели праію предавать суду всех подчиненных лиц, независимо от их звапия н чина. Ко­мандиры отдельных корпусов обладали такой же властью в отноше­нии своих подчиненных, за исключением генералов. Полковые ко­мандиры моглн предавать суду нижних чинов, не принадлежавших к дворянскому сословию.

Дела в восішых судах рассматривали постоянные или временно создаваемые комиссии. Постоянные комиссии были учреждены в некоторых казачьих войсках и войсках, действовавших в Закавказье. Временно создаваемые комиссии состояли при ордонансгаузах (ко­мендатурах), полках, батальонах и командах; они были генеральные или обыкновенные.

Генеральный военный суд создавался для рассмотрения дел о преступлениях целых команд, а также о преступлениях высших во­инских чинов, касающихся чести и жизни или об оскорблении ли­бо убийстве высших чипов. B состав данного суда входили семь человек, прсзусом назначался полпый геперал, а асессорами — че­тыре генерала и два штаб-офицера.

Полевому іюенпому суду подлежали военные чины, состоявшие в армии, а также гражданские лица из местностей, объявленных на военном положенин. K преступлениям, подсудным полевому воен­ному суду, относились измена, переход на сторону противника, де­зертирство из района босвых действий, неповиновение, шпионаж, кража военного и другого имущества, разбой, грабеж, насилие.

Отличительные черты производства в полевых военных судах заключались в рассмотрении дел в короткие сроки, предоставле­нии подсудимому права зашиты, в гласности самого процесса, т.е. в присутствии других лиц во время производства суда. Кроме того, подсудимому предоставлялось право отвода судей и выбора за­щитника.

По данным Военного министерства, к основным преступлени­ям, совершаемым офицерами, относились: проявление грубости no отношению к начальству, неповиновение и парушспис правил чи­нопочитания; уклонение от исполнения служебных обязанностей; хищение и утрата казенного нмушества: «развратное поведепне». Считалось, что причинами, порождавшими срсди офицеров пре­ступность, являлись их недостаточный уровень образования и вос­питания, пизкие нравственные качества, неудовлетворительное де­нежное довольствие, неустроенность быта и другие. B срсдпом за период с 1855 по 1861 г. один случай осуждения приходился на 186—260 офицеров.

Среди преступлений, совершаемых пижними чинами, преоб­ладали уклонение от службы (побег) — 45% и воровство — 27%. За этот же период один случай осуждения приходился на 114— 222 пижних чипа.

Среди причин повышения уровня преступности среди НИЖ1ІИХ чинов Военное министерство справедливо усматриваю недостатки в самом принципе комплектования армии. Как известно, она ком- плектоіилась из лиц, пользошвшихся наименьшими правами в об­ществе. Ведь іражаане, получившие некоторые права состояния no образованию, освобождались от рекрутской повиппости, от нее ос­вобождались также болес состоятельные лица, еслп онп вступатп в купеческую гіыьдию.

По сути, военная служба представляла собой особый род нака­зания: помещики и крестьянские обшины могли сдать в солдаты в счет будущих наборов так называемых «порочных» людей, а граж­данские суды за совершение ряда не очень тяжких преступлений могли избирать подсудимому такую меру наказания, как направле­ние на военную службу. Подобные подходы к армейской службс как к наказанию проявлялись и в том, что лица, отбывшие наказа­ние за совершенные проступки и преступления, вновь возвраща­лись в армсйский строй, не подлежгиш увольнению со службы ли­ца, разжалованные из унтер-офицеров, и членовредители.

Улучшению обстановки в ряде подразделений и частей не спо­собствовал установленный порядок направления в пих нарушителей диецшыины и правопорядка. Так, исключенные из своих частей за совершенные проступки гвардейцы и гренадеры направлялись в армию, часть из них, а также лица, имевшие провинность в армии, направлялись в корпус Внутренней стражи. B связи с чем по под­бору офицеров и солдат этот корпус значительно уступал друіим армейским частям, несмотря на то что на пего возлагались такие ответственные задачи, как выставление караулов и конвоирование арестованных.

B последующий период в іюеііпо-судебпой системе были прове­дены чишь небольшие частные изменения. K ним можно отнести следующие:

• в 1855 г. издан и разослан для руководства «Свод военпо-уго- ловпых законов»:

• реализовано положение о там, что лица военного ведомства могут быть преданы суду после предварительного следствия;

• исключены случаи содержания офицеров нод арестом во вре­мя производства следствия;

• офицерам предоставлялось право уволиться со службы по предсташіению старших начальников, впоследствии с согла­сия этих же начальников они могли быть вновь приняты на службу; в 1857 г. такие правила были распространены на нижних чинов из дворян и тех, кто пользовался особыми пра­вами состояния;

• в 1861 г. была принята новая инструкция о порядке производ­ства следствия в военном ведомстве; в том же году бьши изда­ны новые правила о порядке ревизии военно-судебных дел.

Однако указанные меры заметным образом не повлияли на функционирование военно-судебной системы в целом.

Таким образом, военно-судебная система России к начаіу 60-х годов XIXв. характеризовашъ следующими положениями.

1. Самостоятельных и постоянных органов военной юстиции в России тогда почги пе было, а система военных судов была весьма сложной и многостепенной.

2. Рассмотрение дел в военных судах проводилось без участия обвинения и зашиты.

3. B организации и деятельности военных судов большую власть имели воеппые начальники, губернаторы н другие должностные лица аппарата административной масти. Следователыю, реалыюй самостоятельностью военные суды не обладали.

4. Процесс в воеішых судах (кроме воеппо-полевого) был розыск­ным, т.е. письменным и тайным. При рассмотрении дел воеппо- судебные органы руководствоійлись теорией формальных доказа­тельств, которая по мерс изменения обшествснных отношений вступала в противоречие с интересами зарождавшейся и набирав­шей силы буржуазии.

Bce указанные положения отражают развитие военно-судебной системы России и ее состояние пакапупе кореппых преобразований важнейших отраслей жизнедеятельности государства. Они были вы­званы изменившимися условиями общественного развития России, в первую очередь потребностями ее экономического развіпня.

Вопросы для повторения

1. Расскажите о работе комиссий второй половипы XlX в., назовите выполняемые комиссиями функции.

2. Опишите, как менялась пшсудпость военных судов, каком роль «Учреждения для управления губерний» 1775 г. в определении пшеудностп.

3. Какие правила определения подсудности воеппых судов сущест- вонали при Николае 11?

4. B чем заключалась цель и каково содержание предупредительных в карательных мер ію второй половине 50-х и в начшіе 60-х го­дов XIX в.?

5. Какими полномочиями обладали воинские начальники в отно­шении своих подчипеппых?

6. Ha какие виды делились преступления по «Военно-уголовному уставу»?

7. Назовите вшш уголовных наказаний, применяемые как в мир­ное, гак и военное время.

8. Охарактеризуйте систему военных судов того времени.

9. Каковы причины повышения уровня преступности среди НИЖІІИХ чинов армии?

10. Какими основными положениями можно охарактеризовать воеп- но-судсбную систему России к началу 60-х годов XlX в.?

Выводы по главе

1. До XVll столетия в России, несмотря па наличие Судебника 1550 г. и Устава сторожевой службы 1571 r., не имелось отдельно выдслсппой системы воспно-уголоыюго законодательства п при­меняющих его специальных органов судопроизводства — военных судов. Оправление правосудия в воеппой организации государства осуществлялось на основании обычаев военно-уголовного харак­тера полковыми головами, воеводами, т.е. командирами едино­лично па основе доминировавшего тогда припципа «кто правит, тот и судит».

Представителями власти предпринимались неоднократные по­пытки организовать и упорядочить систему военного права, однако на протяжении веков они не достигали ощуі имого успеха в силу комплекса объективных и субъективных причин.

Такое положение обусловливалось многими факторами. Прежде всего, тем, что в целом праву и суду в частности в развивающемся Российском государстве уделялось крайне мало внимания из-за не­дооценки его роли, а также в силу финансово-экономических при­чин и низкой исполнительской дисциплины на оіромных просто­рах страны.

2. Законодательные памятники национального (русского) про­исхождения XVlI в. в рассматриваемой области бьиіи представлены Соборным уложепием 1649 r., рядом указов, касающихся в основ­ном усиления ответственности за уклонения OT воспной службы.

Названные источники создали первоосновудля конструирования в последующий системоопределяющий период военно-уголовного законодательства, а также применяющих его военных судов и иных отечественных органов военной юстиции.

3. Петровский период характеризуется принятием большого ко­личества законодательных актов уголовно-правового характера. Кроме указов, многие > головно-правовые нормы содержались в актах обшего характера (регламеіпах, наказах и т.п.), определявших положение тех или иных учреждений, различных звепьев государст­венного аппарата. B то же время, сохраняя преемственность в зако­нодательстве. Петр 1 не отменит действия основного кодифициро­ванного акта той эпохи — Соборного уложения 1649 r.

4. Наибольший интсрсс из уголовно-правовых законодательных актов представляет Артикул воинский 1715 г. с кратким толковани­ем, который был принят в период военной реформы. B 1716 г. был утвержден Устав воинский, объединяющий Артикул воинский и «Краткое изображение процессов или судебных тяжеб».

Русская армия получита первый воинский устав, предназначен­ный только для армии и содержащий не только положения военно- уставного характера, но и постановления о преступлениях и нака­заниях, как воинских, так и общих, а также о правилах привлече­ния к ответственности военнослужащих и о порядке создания и деятельности военных судов.

5. B петровском законодательстве появился термин «преступле­ние» (преступитетель, преступник). B Артикуле воинском он упот­реблен в смысле нарушения закона, норм, установленных указами. Это позволяет сделать вывш, что под преступлением прежде всего понималось нарушение закона.

B Артикуле подробно были определены понятия обстоятельств, исключающих уголовную ответственность: необходимая оборона, крайняя необходимость, исполнение приказа, отданного по службе: невменяемость и несовершеннолетие.

K обстоятельствам, отягчающим наказание, были отнесены: по­вторность преступления, совершение преступления в военное время или на виду приятеля, состояние опьянения. Обстоятельствами, смягчающими наказание, признавались: совершение деяния помимо своей воли, по неосторожности, незнание закона.

6. Впервые в истории русского права в Артикуле воинском под­робно регламентированы воинские преступления, т.е. деяния про­тив установленного порядка несения воинской службы.

K воинским были отнесены: преступления, совершенные в во­енное время или на поле боя — «изменнические преступления» (переход на сгорону враіа, сдача крепости и т.п.); уклонения от во­енной службы; преступления против порядка подчиненности и со­блюдения воинской чести; пресіупления прогив сбережения воен­ного имущества; воинские должностные преступления; преступле­ния против несения караульной службы.

7. B законодательстве Петра I особое внимание уделено наказа­ниям за совершение престуачения: они возросли в качественном и количественном отношении. Главной их целью при этом было уст­рашение. Задача предупреждения престуалений решалась главным образом не посредством исправления преступника, а путем его лик­видации, приведения в физическую непригодность либо формиро­вания страха перед наказанием.

Наиболее распространенным видом наказания была смертная казнь. Она предусматривалась за совершение большого количества преступлений, в том числе воинских (нарушение правил карауль­ной службы, уклонение от военной службы, за словесное оскорбле­ние генерала).

Появились телесные наказания, уродовавшие осужденных фи­зически (вырывание ноздрей, клеймение; отсечение руки, пальцев, ушей, языка), а также такие телесные наказания, как битье шпиц­рутенами, батогами и кнутом (иногда до смерти).

K периоду правления Петра I относится возникновение и таких видов наказании, коюрые можно отнести по своему характеру к со­временным уголовно-правовым мерам: лишение свободы, ссылка, лишение воинского звания, увольнение (изгпапие) со службы, арест.

Получили распространение и имущественные наказания: де­нежный штраф, вычет из жалованья, возмещение убытков, конфи­скация имушествз.

8. Законодательство Петра I вгіервые установило основы судоус­тройства и судопроизводства, в том числе в отношении военнослу­жащих. B «Кратком изображении процессов и судебных тяжеб» четко закреплялась система судебных органов: суд невоенный (по терминологии закона «гражданский») и суд военный.

B период правления Петра I военные суды составляли свою особую систему судов. Они делились на генеральный (высший) и полковой (низший) военные суды. Впервые произошло, хоть и час­тичное, отделение суда от административной военной власти. Пре­жде правосудие осуществлял командир или, как было сказано в Со­борном уложении, судья, назначенный полковником (полковым командиром).

Новый закон установил состав военного суща и должностных лиц, находящихся при суде. B состав суда входят президент и acccco- ры (члены суда). Тем самым суд становится органом коллегиальным.

Законами периода Петра I была установлена предметная и пер­сональная подсудность, во многом сохранившаяся до недавнего времени.

Вместе с том законодательство о военных судах того времени имело ряд существенных недостатков, обусловленных преимущест­венно объективными факторами рассматриваемой эпохи. Суды бы­ли непостоянными, непрофессиональными и полностью зависимы­ми от военной администрации. Командир-единоначальник назна­чал состав суда и утверждал приговор; при этом он вправе был из­менить и отменить решение суда, в связи с чем судебные постанов­ления зачастую не действовати.

9. Законодательство Петра Великого хотя и учитывало со­стояние разработанности аналогичных иностранных источников, но тем не менее было детерминировано множеством националь­ных факторов, в том числе предшествующими нормативными актами, практикой их применения. O его добротности, эффек­тивности и разработанности (для своего времени) свидетельству­ет то обстоятельство, что оно действовіию без существенных из­менений до второй половины XIX столетия. Коренные измене­ния в судоустройстве и процессе были произведены лишь судеб­ной реформой 1864 г.

10. B послепетровский период предпринимались неоднократные попытки усовершенствовать военно-судебную систему. Однако все они так и не привели к значительным изменениям в ней. Значи­тельному изменению в направлении расширения подверглась лишь подсудность военным судам уголовных дел.

K середине XIX в. военным судам стали подсудны дела не толь­ко всех военнослужаших и гражданских чинов, занимаюших долж­ности в войсках, но и значительной части других категорий граж­дан. в том числе должностных лиц (чинов) горного ведомства, во­енного корпуса инженеров путей сообщения, части землемеров, а также иных категорий граждан (всего до 70 видов субъектов).

Кроме того, вследствие наступления периода войн в целях ус­корения судопроизводства в военных судах расширялся круг воен­ных начальников, которым предоставлялось право утверждения приговоров судов. Для дел незначительных («маловажных») уста­навливался сокращенный (т.е. упрощенный) порядок уголовного судопроизводства.

11. B целом военно-судебная система России к началу 60-х го­дов XIX в. характеризовалась следующими положениями.

Самостоятельных и постоянных органов военной юстиции в России тогда почти не было. Они являлись временными органами, которые назначались соответствующими воинскими начальниками для расследования и рассмотрения по существу возникшего дела.

Система военных судов была очень сложной и многостепенной. Во-первых, существовали обычные военные суды; во-вторых, наря­ду с ними действовали как в мирное, так и в военное время поле­вые военные суды; наконец, в-третьих, действовали особые воен­ные суды над лицами военного и гражданского ведомства. Bce ука­занные суды являлись судами первой инстанции. Над ними стояли соответствующие воинские начальники, которые проводшіи реви­зию дел, рассмотренных военными судами.

Рассмотрение дел в военных судах производилось без участия обвинения и защиты. Членами военных судов назначались строе­вые офицеры, которые наряду с отправлением правосудия должны были исполнять возложенные на них обязанности военной служ­бы. To есть состав суда не был профессиональным в юридическом отношении.

B организации и деятельности военных суцов большую масть имели военные начальники, губернаторы и друіие должностные лица аппарата административной власти. Следователыю, реадьной самостоятельностью военные суды не обладали.

Процесс в военных судах (кроме военно-полевого) был розыск­ным, т.е. письменным и тайным. При рассмотрении дел военно­судебные органы руководствовались теорией формальных доказа­тельств, которая rio мере изменения общественных отношений вступала в противоречие с интересами зарождавшейся н развиваю­щейся буржуазии.

Bce указанные положения отражают развитие военно-судебной системы России и ее состояние накануне коренных преобразований важнейших отраслей жизнедеятельности государства. Они бьши вы­званы к жизни изменившимися условиями общественного развития России, и в первую очередь потребностями экономического развития.

Последней предпосылкой для реформ явилось пор-ажение Рос­сии в Крымской войне 1853—1856 гг. Война показала не только политическую, экономическую и военную слабость России, HO и невозможность сохранения старой феодально-крепостнической сис­темы. Обострение после войны классовых противоречий внутри страны и сложная международная обстановка заставили правитель­ство отменіпъ крепостное право и провести ре(]юрмы: финансовую, земскую, городскую, полицейскую, военную, судебную, образова­тельную и другие. Среди них важное место занимает и военно­судебная реформа.

<< | >>
Источник: Григорьев Олег Вячеславович. Военно-судебные реформы России (середина XVI — конец XX вв.): учеб. пособие / O.B. Григорьев; под ред. B. Михайловой. - М.,2012.— 215 с.. 2012

Еще по теме Состояние военно-судебной системы накануне буржуазных реформ второй половины XIX в.:

  1. Сословная правосубъектность подданных Российской империи и перспективы ее эволюции
  2. Концепция «государственного крепостного права» и общинно-государственная модель правовой эволюции российского крестьянства
  3. ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ОБЩЕСТВЕННЫЕ ДЕЯТЕЛИ: ОСНОВНЫЕ БИОГРАФИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ
  4. Состояние военно-судебной системы накануне буржуазных реформ второй половины XIX в.
  5. Содержание
  6. Создание и функционирование институтов присяжных поверенных, прокуратуры, судебных следователей, судебных приставов и нотариата.
  7. ГЛАВА 7. Реформы 60-х - 70-х гг. XTX в. в России и развитие государства и права во второй половине XIX в.
  8. Цели и задачи дисциплины, её место в учебном процессе
  9. 1. РЕФОРМЫ B ОБЛАСТИ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ
  10. РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ В КОНЦЕ XIX- ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XX ВВ. И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕАСПЕКТЫ НАУЧНОГО ТВОРЧЕСТВА Б.И.СыРОМЯТНИКОВА
  11. ИСТОРИОГРАФИЯ, ИСТОЧНИКИ И МЕТОДОЛОГИЯ ИЗУЧЕНИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО ОПЫТА ФОРМИРОВАНИЯ И ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПЕНИТЕНЦИАРНОЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА
  12. РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЭКСТРЕМИЗМ НАЧАЛА XX в. И ПОИСК НОВЫХ ПОДХОДОВ В ПЕНИТЕНЦИАРНОЙ СФЕРЕ
  13. СОВЕТСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ПЕНИТЕНЦИАРНОЙ ПОЛИТИКИ И ЕЕ РЕАЛИЗАЦИЯ В 1917-1934 гг.
  14. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ и источников
  15. Программа курса
  16. Тема 20. Английская буржуазная революция. Основные законодательные акты
  17. § 3. ЦЕНТРАЛЬНЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ
  18. ЛИТЕРАТУРА
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -