<<
>>

Основные проблемы современного этапа развития мировой юстиции в России

Полномасштабная работа по введению мировой юстиции в субъектах Российской Федерации только набирает обороты. Необходимо изменение и дополнение админист­ративного, гражданско-процессуального, уголовно-процессуального законодательства, оценка возможностей и необходимости по вопросу определения общего числа мировых судей и количества судебных участков, создание регионального законодательства о мировой юстиции, подбор кадров; предстоит и другая сложнейшая организационная работа.

Только практика сможет показать нам все достоинства и недостатки сущест­вующей в правовых актах концепции мировой юстиции нового времени. Однако уже сейчас можно определить несколько основных проблем - как концептуальных, так и технических, - просматривающихся в ситуации, сложившейся на сегодняшний день, на рубеже XX и XXI столетий.

1. Модель мировой юстиции в Российской Федерации

Совершенно очевидно, что мы избрали профессиональную модель мировой юсти­ции, и это можно только приветствовать, ибо профессионализм в любой области - за­лог успеха. Как бы ни были привлекательны полупрофессиональные мировые суды, есть несколько аргументов, которые можно противопоставить таким системам. С каж­дым годом мы наблюдаем все возрастающее усложнение юридической (а правосудие - прежде всего юридическая) деятельности. Это выражается и в обилии принимаемых нормативных актов, и в многообразии регулируемых правом общественных отноше­ний, и в появлении новых правовых институтов, и в проблемах реализации правовых норм. Этот факт неизбежно требует от мировых судей не “каких-либо” познаний в пра­ве, а достаточно серьезной подготовки. Отсюда вытекает необходимость создания для непрофессионалов целой системы курсов юридического обучения, какие образованы, например, в Англии. Опыт Великобритании в данном случае весьма показателен, ведь она уже восемьсот лет связана с полупрофессиональным мировым судом.

И нам, при выборе такого типа мирового суда, вряд ли удалось бы избежать введения специальных должностей юристов-консультантов при мировых судьях ( по аналогии с мировыми клерками в Англии).

До сих пор теоретически спорным остается вопрос, хотя он уже и решен федераль­ным законодательством, о том, должен ли мировой суд быть органом государственной власти либо являться органом местного самоуправления, а может, удастся сочетать и то и другое[250].

Идея далеко не нова. Еще во второй половине XIX в. российский общественный деятель Владимир Безобразов предлагал совместить в мировых судах и администра­тивные, и судебные функции, признавая одновременно, что “... для осуществления идеала чисто судебной власти требуется прежде всего, чтобы подле нее были крепко организованы другие власти, от которых следовало бы отделить судебную”[251].

Мы можем также привести в пример Англию, но нельзя в то же время забывать и о тех конкретно-исторических, политических, социально-экономических предпосылках, которые обусловили там соответствующее положение мировых судей. Нельзя умолчать и о том, что дореволюционная Россия взяла за основу не английскую, а французскую модель мировой юстиции, лишив этот институт адми­нистративных функций, что восприняло и современное законодательство.

Думается, что, остановившись именно на профессиональной модели мировой юс­тиции, мы избрали верный путь, которого должны последовательно придерживаться и в дальнейшем. Принципы разделения властей, автономии государственного и муници­пального управления также не могут быть пересмотрены; их эффективность, как ка­жется, сомнений уже ни у кого не вызывает.

Поэтому спор, о котором мы упомянули выше, хотя и является интересным, но только в теоретической плоскости.

2. Общее положение мирового суда в судебной системе Российской Федерации

Мы уже затрагивали проблемы взаимоотношений мировых судей и районных су­дов, единоличного рассмотрения дел как мировыми, так и районными судьями. Воз­вращаться к ним не будем.

Осмысления требует конструкция судопроизводства в мировых судах. Необходимо определиться с тем, считать ли его особым видом, вводить ли элементы упрощения, ес­ли да, то какие. Недавние изменения и дополнения в процессуальные кодексы не сде­лали практически ничего, кроме введения упрощенного судебного следствия в уголов­ный процесс[252]. В этой связи напомним те полезные, на наш взгляд, положения уставов судопроизводства Российской империи, на которые выше обращалось внимание: воз­можность вынесения окончательных решений (приговоров), подлежащих обжалованию только в порядке надзора (тем самым - сокращение числа судебных инстанций); воз­можность устного заявления; сокращение процессуальных сроков; проведение закры­того заседания по просьбе обеих сторон;

подписание лицами, участвующими в деле, протоколов своих допросов; широкое ис­пользование судом очной ставки; право представителя закончить дело мировым согла­шением, даже если это не указано в доверенности.

Применение института заочного решения в мировых судах должно быть одним из эффективнейших инструментов судьи. Ведь многократное откладывание дела в случае неявки сторон совершенно недопустимо по отношению к делам мировой подсудности. В силу своего характера они требуют как можно более скорого разбирательства. Усло­вия заочного решения должны быть в мировом суде более жесткими, чем это установ­лено для иных судов. Например, при неявке истца, надлежаще извещенного о времени и месте разбирательства, сведения о причинах которой отсутствуют или суд признает их неуважительными, дело должно прекращаться производством. В этом случае истец не может быть лишен права подать новый иск по тому же предмету и основаниям в обычном порядке.

Требующим обсуждения представляется также вопрос о связи мировой и админи­стративной юстиции. Думается, что последняя может войти в систему мировой не только в той части, которая определена ныне действующим законодательством, а со­вершенно полностью. Сохранение таких органов, как, например, административные комиссии, является архаичным наследием времен, когда принцип разделения властей не признавался в качестве одной из основ конституционного строя России.

3. Совершенствование законодательства о мировых судьях в Российской Федерации

Нами обращалось внимание на некоторые технические недостатки действующих нормативных актов федерального уровня. Не свободны от них и региональные законы. Не секрет, что субъекты РФ зачастую расширительно трактуют предоставленные им полномочия и выходят за определенные им рамки, что должно стать - и нередко стано­вится - предметом внимания Конституционного суда РФ.

Например, п. 1 ст. 1 Закона “ О мировых судьях в Республике Башкортостан” гла­сит: “Мировые судьи в Республике Баш­кортостан ( далее - мировые судьи) являются судьями общей юрисдикции и входят в единую судебную систему Республики Башкортостан. При осуществлении правосудия мировые судьи независимы и подчиняются только Конституции Республики Башкор­тостан и закону. В своей деятельности по осуществлению правосудия они никому не подотчетны”, а п. 1 ст. 5 того же закона устанавливает, что “ Мировым судьей может быть гражданин Республики Башкортостан, достигший возраста 25 лет, имеющий выс­шее юридическое образование, стаж работы по юридической профессии не менее трех лет, не совершивший порочащих его поступков, сдавший квалификационный экзамен и получивший рекомендацию соответствующей квалификационной коллегии судей”. Как видим, этот закон вовсе не упоминает ни Конституцию РФ в качестве источника права, ни саму Российскую Федерацию, субъектом которой Башкортостан является, а требо­вания к мировому судье противоречат общефедеральным, установленным Конституци­ей РФ, ФКЗ “О суд. сист”, ФЗ “О мир. суд”.

Данная проблема характерна не только для мировой юстиции, но и для российской правовой системы в целом, что тем более не умаляет ее остроты и насущности. Всего печальнее то, то на подобные шаги субъекты федерации в немалой мере провоцирует само федеральное законодательство, изобилующее противоречиями, неточностью фор­мулировок, неясностью смысла.

Известно, что п. “о” ст. 71 и п. “л” ст. 72 Конституции РФ 1993 г. относят вопросы судоустройства к компетенции федерации, а кадры судебных органов - к совместному ведению федерации и ее субъектов.

Представляется, что ФКЗ “О суд. с ист.” и ФЗ “О мир. суд.” нарушают эти конституционные положения и даже противоречат друг другу. Так, вопросы создания и упразднения должностей мировых судей и порядок их назна­чения (избрания) определяются, по ФКЗ “ О суд. с ист.”, законодательством субъектов РФ (п. 2 ст. 17, п. 8 ст. 13), а ФЗ “О мир. суд.”, как мы уже видели, относит первое уже к совместной компетенции (п. п. 2, 3 ст. 4).

Остается лишь удивляться неряшливости наших законодателей.

4. Финансирование и материально-техническое обеспечение мировых судей в Российской Федерации

Что касается финансирования, то с этим в нашем законодательстве произошла лю­бопытная метаморфоза.

В ст. 124 Конституции РФ говорится: “Финансирование судов производится только из федерального бюджета и должно обеспечивать возможность полного и независимого осуществления правосудия в соответствии с федеральным законом”. Но ст. 3 ФКЗ “ О суд. с ист.” делает небольшое уточнение: “Единство судебной системы Российской Фе­дерации обеспечивается путем... финансирования федеральных судов и мировых судей из федерального бюджета” (выделено мной. - С. Л.).

ФЗ “О мир. суд.” предоставляет субъектам федерации право устанавливать допол­нительные гарантии материального обеспечения и социальной защиты (п. 2 ст. 2), оп­ределяя, что из федерального бюджета осуществляется финансирование расходов на заработную плату и социальные выплаты, предусмотренные федеральным законом (п. 1 ст. 10). Это означает, что все установленное сверх федерального закона оплачивается из бюджета субъекта федерации, равно как и содержание аппарата мирового судьи, ибо его работники являются государственными служащими соответствующего субъекта РФ, а структура и штатное расписание аппарата относятся к исключительной компе­тенции субъекта федерации (ст. 9 ФЗ “О мир. суд.”). Кроме того, п. 3 ст. 10 ФЗ “О мир. суд.” возлагает материально-техническое обеспечение деятельности мировых судей также на органы юстиции либо органы исполнительной власти соответствующего субъекта РФ в порядке, установленном опять же региональным законом.

Оставим в стороне вопрос о конституционности и согласованности этих законода­тельных положений. Ясно одно: федеральный центр и субъекты федерации разделили бремя финансирования мировой юстиции между собой. И на последних лежит особая ответственность и забота по созданию мировым судьям оптимальных условий для эф­фективной работы. Это заключается и в продумывании структуры и численности ап­парата, и в установлении дополнительных социальных гарантий, и в подборе и обору­довании помещений и т. д. Основная тяжесть этих проблем ляжет на органы Судебного департамента при Верховном суде РФ и местные администрации.

Финансовые трудности, с которыми столкнутся субъекты федерации, не новы. Эту задачу пытались решать по мере своих возможностей и земства дореволюционной Рос­сии. Хронический недостаток средств на содержание мировых судей - начиная от зара­ботной платы и заканчивая канцелярскими расходами - будет преследовать нас, как кажется, долгие годы. Что делать, независимость судебной власти обходится недешево.

* * *

Обозначенные нами основные проблемы современного этапа развития мировой юстиции в России носят комплексный характер, и решать их в основном также придет­ся в комплексе. Они дискуссионны, могут и должны обсуждаться и на сегодняшний день остаются открытыми для такого обсуждения и последующего поиска решения. Как это будет происходить - покажет время.

Самым искусственным, самым оригинальным и в то же время самым несостоятель­ным произведением судебной реформы 1864 года назвал мировой суд российский пуб­лицист В. Я. Фукс. Хотелось бы надеяться, что утверждение это в большей своей части опровергнуто всем содержанием настоящей работы: мировой суд в России вырос на хорошо подготовленной почве, показал свою дееспособность, завоевал авторитет. Ны­нешнее его возрождение - лишнее тому доказательство.

Являясь самостоятельным государственным институтом, мировые суды и их анало­ги возникли в Европе в эпоху средневековья как органы охраны государственного и общественного порядка на местах. Главной причиной появления мировой юстиции по­служило особое сочетание интересов верховной государственной власти ( монарха) и местных самоуправляющихся территориальных единиц (общин, городов). В этом пере­плетении существовали как конфликт их интересов, состоявший в оспаривании власти друг у друга, так и совпадение интересов, заключавшееся в стремлении обеспечить правопорядок и безопасность. Мировой суд стал компромиссом, способным урегули­ровать ситуацию. В его состав включались представители обеих сторон, ему вручались достаточно широкие полномочия административного и судебно-полицейского характе­ра, тем более что в ту историческую эпоху они на местах в общем и не разделялись. Та­ким образом, мировая юстиция оказалась в состоянии решать свои основные задачи: помогать институтам центральной и местной власти взаимно контролировать и сдер­живать друг друга, осуществлять защиту и реализацию интересов различных социаль­но-политических сил на локальном уровне, поддерживать спокойную и стабильную об­становку в обществе.

Если взглянуть на генезис мировой юстиции с социально-политической точки зре­ния, то этот процесс связан с появлением и укреплением среднего класса, с которым центральная власть заключает союз, опирается на него в осуществлении своих функ­ций, в борьбе с крупными феодалами-иммунистами. Только граждан-

ское общество способно стать подлинной основой для возникновения и развития демо­кратического института мировых судей.

На сущность, устройство и эволюцию мировой юстиции в разных странах оказыва­ли свое влияние многочисленные объективные факторы: особенности государственного строя, политико-правовые традиции, социально-экономическая обстановка, - что при­давало ей национальное своеобразие. В то же время основные элементы мировой юс­тиции сохраняли постоянство в главных своих признаках, и это позволяет выделить три ее основных типа ( модели): классическую ( английскую), континентальную ( фран­цузскую) и смешанную (профессиональную).

Смысловое богатство русского языка дает возможность по-разному трактовать термин “мировой”. Применительно к изучаемому нами предмету необходимо, конечно же, исходить из исторического значения: “ порядок, спокойствие”. Однако в публици­стике, да и в научной литературе как XIX, так и ХХ столетий встречаются иные толко­вания: “суд совести”, “склоняющий стороны к соглашению”, “избранный всем миром” и т. д. Рассматривая малозначительные дела, являясь самым близким к населению су­дебным органом, долженствуя быть и самым доступным для граждан, мировой суд, по словам русского публициста В. Безобразова, “... вносит право в такую сферу, где не су­ществовало и призрака права, даже и понятия о возможности права”1.

История мировой юстиции в России прошла через несколько этапов. С XII в. в рус­ских землях появляются аналоги мировых судов, совмещающие функции поддержания общественного порядка, суда и управления. В начале 1860-х гг. на основе как отечест­венного, так и зарубежного опыта учреждаются институты мировых посредников, а за­тем и мировых судей. Испытывая на себе все колебания политического курса, мировая юстиция просуществовала в России вплоть до Октябрьской революции 1917 г., а от­дельные ее элементы сохранялись и в первые годы Советской власти.

Возрождение мировой юстиции началось с 1988 г., когда в нашей стране - тогда еще Союзе Советских Социалистических

Республик - стартовала судебная реформа, был взят курс на формирование граждан­ского общества и правового государства. В настоящее время создается законодательная основа мировой юстиции, в фундамент которой положены Федеральные законы “О су­дебной системе Российской Федерации” 1996 г. и “ О мировых судьях в Российской Федерации” 1998 г. Делаются и первые практические шаги.

“Назначением мирового института было внесение в сферу повседневных граждан­ских отношений первых элементов благоустроенного общежития - сознания граждана­ми своих прав и обязанностей, - писал в конце XIX в. русский историк Г. А. Джаншиев. - Если новый гласный суд называют - и справедливо называют - школой гражданского воспитания, то мировые учреждения... являлись первою и самою важною ступенью этой школы”1. Пожалуй, точнее и лучше высшее предназначение мировой юстиции не сформулировать.

Сейчас на наших глазах разворачивается очередной этап развития мировой юсти­ции в России, и потому тема эта столь многогранна и неисчерпаема, что ставить точку в научных исследованиях еще очень и очень рано.

<< | >>
Источник: Лонская С.В.. Мировая юстиция в России: Монография. - Калининград,2000. - 215 с.. 2000

Еще по теме Основные проблемы современного этапа развития мировой юстиции в России:

  1. § 3* Истоки и развитие категории предпринимательская деятельность
  2. § 1. Понятие, сущность и природа политических прав и свобод граждан в России, их развитие в современном государстве
  3. § 2. История развития правовой регламентации азартных игр и пари в зарубежном законодательстве*
  4. § 3. Развитие форм международного сотрудничества в борьбе с преступностью и международный правопорядок
  5. 1.2. Становление и развитие правового ре1улирования налогового контроля в России
  6. § 1 Реформаторские идеи Временного правительства России по реорганизации судебной системы и судебного управления самодержавия
  7. § 4 Основные тенденции развития и определение периодизации судебного управления
  8. Основные проблемы современного этапа развития мировой юстиции в России
  9. Оглавление
  10. 1.2. Историко-правовой анализ формирования и развития приказного производства среди иных видов упрощенного производства
  11. § 2. Теоретические проблемы формирования концепции природоресурсного законодательства
  12. ГЛАВА 3. ПУТИ УСТРАНЕНИЯ КРИМИНОГЕННЫХ КОНФЛИКТНЫХ СИТУАЦИЙ НА РАННЕМ ЭТАПЕ ПРОФИЛАКТИКИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ И МОЛОДЁЖИ
  13. II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  14. ПРОБЛЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ
  15. § 3. Развитие ферм международного сотрудничества в борьбе с преступностью и международный правопорядок
  16. Основные тенденции развития системы процессуального нрава
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -