<<
>>

2. Структура права и совершенствование советского законодательства

1. Правотворчество в социалистическом обществе имеет объективно обусловленный характер. Чтобы обеспечить эффективность права, законодатель должен своевременно и полно учитывать потребности общественного развития, требования объективных экономических законов, точно выражать в юридических нормах поставленные жизнью задачи коммунистического строительства.

Подчеркивая это в высшей степени важное положение, нельзя упускать из поля зрения еще одно существенное обстоятельство: воплощение в праве назревших потребностей общественного развития должно опираться также на объективные свойства самого права, на его специфические закономерности.

Подготовка и принятие нормативных юридических актов – творческая работа, своего рода искусство, включающее определенные субъективные моменты. Но для того чтобы правотворческое искусство не вылилось в субъективизм, в произвольные, волюнтаристские решения, оно должно исходить из твердых объективных оснований1. Было бы неверным представлять себе право в виде такой

«субъективной сферы», из которой можно лепить все, что угодно, изменять без каких-либо ограничений. Назревшие потребности должны выражаться в юридических нормах с учетом объективных свойств права, его специфических закономерностей. «Строительство» права оказывается эффективным в той мере, в какой принимаются во внимание свойства и возможности «строительного материала» – самого права.

Одним из объективных оснований для правотворческой работы является реально существующая структура советского права. Законодатель в процессе правотворческой работы должен исходить из особенностей отдельных подразделений советского права, характера их связи, соотношения друг с другом.

Так, важнейшая задача законодателя при издании норм заключается в их точной отраслевой типизации. Новая норма должна быть сразу же включена в режим строго определенной основной отрасли права.

В особенности это касается норм, издаваемых в разовом порядке или включаемых в комплексные акты.

1 См.: Недбайло П.Е. Объективное и субъективное в праве // Правоведение. 1974.

№ 1. С. 24–25.

62

Глава вторая. Структура права и система законодательства

Конечно, от законодателя не требуется, чтобы он, формулируя отдельное предписание, прямо указывал, в какую отрасль оно включается. Здесь достаточно ограничиться точностью и чистотой терминологии, ясностью юридических конструкций. Когда, например, в ст. 55 Кодекса торгового мореплавания Союза ССР устанавливается, что капитан при определенных условиях вправе произвести «реквизицию необходимого количества продовольствия... или реквизицию находящегося на судне груза...», то употребление понятия «реквизиция» сразу же вводит данное предписание в режим административно-правового регулирования. Употребление же терминов «договор», «страховая премия» в ст. 198 того же Кодекса свидетельствует о гражданско-правовой природе соответствующего правила.

2. Учет реально существующих связей в правовой системе – один из существенных отправных моментов при издании кодифицированных актов.

Прежде всего необходимо иметь в виду, что высокий уровень нормативных обобщений, присущий кодификации, воплощается в общей части кодифицированного акта. И здесь с самого начала чрезвычайно важно точно установить, что перед нами – основная отрасль, комплексная отрасль, подотрасль, институт? От решения этого вопроса зависят и объем общей части (общих положений), и содержание используемых в нормативном акте юридических конструкций, и характер терминологии.

Надо заметить, что при кодификации советского права нельзя не признать важность наименования кодифицированных актов. Хотя исторически сложилось так, что термином «кодекс» обозначаются и некоторые межотраслевые акты (например, Таможенный кодекс, Воздушный кодекс), все же, видимо, было бы целесообразно ограничить употребление этого термина, используя его лишь для наименования кодифицированных актов основных отраслей.

Во всяком случае, необходимо тщательно обсудить вопрос о том, насколько оправдано употребление этого термина для обозначения вновь формируемых межотраслевых объединений юридических норм1.

1 По мнению О.А. Красавчикова, межотраслевой акт в области хозяйственного законодательства может быть назван кодексом. «Важно, – пишет он, – чтобы это был единый, внутренне взаимосвязанный акт» (Красавчиков О.А. Основные этапы кодификации хозяйственного законодательства // Сборник ученых трудов СЮИ. Вып. 18. Свердловск, 1972. С. 18). Но возможность создания «единого, внутренне взаимосвязанного» акта существует лишь постольку, поскольку в самой материи права есть такого рода единство, общность – мысль, которую автор применительно к правовому регулированию хозяйственных отношений решительно отвергает (см. там же. С. 11).

63

Структура советского права

Связи в правовой системе в какой-то мере предопределяют и порядок, очередность кодификационных работ. Самой логикой структуры советского права обусловлена необходимость такой очередности в ходе кодификации, при которой первоначально систематизировался бы нормативный материал основных отраслей, затем комплексных; сначала – материальных отраслей, а потом процессуальных и т.д.

Реальные структурные подразделения советского права, соотношение их элементов являются первоосновой содержания средств и приемов юридической техники. Деление нормативного материала кодифицированного акта по частям, разделам, главам, статьям – это, конечно, «техника», использование которой должно обеспечить стройность акта, удобство его применения и пр. Но основные контуры строения кодифицированного акта обусловлены реальной структурой данного подразделения правовой системы. Здесь поэтому недопустима произвольная перестройка нормативного материала, отнесение юридических предписаний к тому или иному разделу, главе и т.д.

по одному лишь усмотрению1.

Многие правила юридической техники направлены на то, чтобы обеспечить единство правовой системы, согласованность нормативных положений. Такой цели, в частности, служат система отсылок (которая, впрочем, иногда свидетельствует о недостатках в организации нормативного материала, в нормативных обобщениях), порядок внесения изменений в кодифицированные акты, при котором не нарушается их архитектоника и нумерация статей, и др.2

3. Рассматривая связь структуры права с уровнем совершенствования советского законодательства, необходимо, помимо прочего, исходить из того, что подразделение права на отрасли, институты и т.д. имеет существенное значение в правовом регулировании.

Конечно, право регулирует общественные отношения своим содержанием, «энергией» образующих его нормативных предписаний, мерами государственно-правового воздействия. Но и само свойство

1 Связь структуры права с юридической техникой подметил Д.А. Ковачев в статье

«О понятии законодательной техники» (Ученые записки ВНИИСЗ. Вып. 18. М., 1960. С. 31–39). Конечно, структура права и юридическая техника не могут быть отождествлены. Юридическая техника вырабатывается на практике, воплощает искусство законодателя, опыт правотворческой работы, достижения юридической мысли, включает некоторые чисто организационно-технические приемы (например, приемы отсылок).

2 См.: Пиголкин А.С. Подготовка проектов нормативных актов. М.: Юрид. лит., 1968.

Автор правильно указывает на зависимость внутренней структуры нормативных актов от «логического развития материала», объединения правовых предписаний по институтам (см. с. 18).

64

Глава вторая. Структура права и система законодательства

системности, функционирование советского права в виде единого, структурно сложного организма, предопределяет эффективность нормативно-правовой формы общественного регулирования, ее преимущества и высокую полезность. Надлежащим образом организованный нормативный материал, отлитый в четкие и ясные структурные формы, более эффективен, действен. В особенности это касается кодифицированных актов, сводных нормативных документов. Вот, например, как оценивается значение структурной организации нормативного материала новых Правил дорожного движения, вступивших в действие с 1 января 1973 г. (оценивается, заметим, в научно-популярной литературе, весьма далекой от юриспруденции): «В них 186 пунктов, на 11 больше, чем в предыдущих Правилах, но от этого свод законов дороги не стал более громоздким и трудным. Улучшилась его структура, претерпело изменение и внутреннее содержание – оно стало логичнее, изложение идет от общих норм к частным»1.

Системность права – это такое его свойство, которое вместе со свойствами нормативности, формальной определенности и другими обусловливает социальную ценность права в советском обществе2. Благодаря системности юридически разнородные правовые нормы способ-

ны регулировать общественные отношения системно, т.е. в комплексе, взаимосвязанными методами, обеспечивая дифференцированное и вместе с тем единое, согласованное воздействие на общественные отношения.

Но дело не только в этом. Как правильно отмечено в литературе,

«право регулирует общественные отношения также определенной системой правовых норм, т.е. их взаимным расположением, соотношением и связью»3. Само по себе обособление того или иного комплекса юридических норм, его существование и функционирование в виде самостоятельного подразделения правовой системы определенным образом направляет поведение участников общественных отношений.

С этим связано, в частности, издание комплексных нормативных актов. Разумеется, решающим основанием, обусловливающим необходимость комплексного нормативного регулирования, являются

1 Дугинов А. Новый закон дороги // Наука и жизнь. 1973. № 2. С. 87.

2 В работе «Социальная ценность права в советском обществе» (М.: Юрид. лит., 1971) системность как свойство, предопределяющее ценность права, автором настоящей работы недооценено. Последующее изучение проблемы показало, что и это свойство придает праву значение высокоэффективного и целесообразного регулятора общественных отношений.

3 Советское государство и право. 1971. № 9. С. 17.

65

Структура советского права

особенности данной области общественных отношений, сферы государственной деятельности (таковы же главные основания для выделения разделов в Собраниях1 – сводных актах, создаваемых в результате предметной инкорпорации). В то же время самим фактом издания комплексный нормативный акт оказывает регулирующее воздействие на общественные отношения. Так, Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении не только объединили ранее действовавшие нормативные положения по вопросам здравоохранения и ввели ряд новелл, но и самим фактом обособленного общесоюзного регулирования отношений по здравоохранению указали на заинтересованность социалистического государства, всего нашего общества в совершенствовании данной группы общественных отношений, в дальнейшем прогрессе отечественного здравоохранения. Принятие Основ явилось «новым проявлением постоянной заботы Коммунистической партии и Советского государства о самом главном общественном богатстве – о здоровье советского народа»2.

В 1969 г. Верховный Совет СССР принял в законодательном порядке Положение о предварительном заключении под стражу. Какова была необходимость издания этого закона? Ведь нормативные предписания, связанные с предварительным заключением под стражу, предусматриваются в нормах уголовного судопроизводства, которые входят в состав систематизированного законодательства. Как подчеркивалось на сессии Верховного Совета, принятие такого специального закона призвано, помимо иных моментов, содействовать укреплению социалистической законности в сфере отношений, касающихся прав и свобод граждан3.

Известное регулирующее значение принадлежит выделению в крупных систематизированных актах преамбул, вводных положений. Правда, отсутствие в преамбулах ясно выраженных предписаний нормативного характера создает впечатление, что по своему содержанию они состоят из теоретических положений, лозунгов, деклараций и поэтому выходят за пределы нормативно-правового регулирования. Но может быть, здесь нужен иной подход? Не представляют ли собой преамбу-

1 А.В. Мицкевич пишет: «Наиболее общим социально-экономическим основанием выделения разделов Собрания является выделение их по областям либо общим для ряда или всех отраслей функциям общественной жизни (планирование, материально-техническое снабжение)» (Мицкевич А.В. Соотношение системы советского права с системой советского законодательства // Ученые записки ВНИИСЗ. Вып. 11. С. 5).

2 Заседания Верховного Совета СССР седьмого созыва (седьмая сессия): Стенографический отчет. М., 1970. С. 335.

3 См.: Заседания Верховного Совета СССР седьмого созыва (шестая сессия): Стенографический отчет. М., 1969. С. 128–129.

66

Глава вторая. Структура права и система законодательства

лы такие обособленные законодателем положения, которые выражают само содержание данной ветви правового регулирования, его направленность, задачи? Ведь в преамбулах формулируются общие принципы регулирования, при помощи теоретических положений раскрывается смысл данной области законодательства. Например, в преамбуле Кодекса законов о труде РСФСР указывается на отсутствие в нашей стране эксплуатации человека человеком, на свободу труда, на принцип материальной заинтересованности и т.д. Тем самым Кодекс в повествовательной форме формулирует социалистические начала советского трудового права. Если такой подход справедлив, то, надо думать, сам факт выделения идеологических начал, включаемых в преамбулы, является важным моментом в системе правового регулирования, сущностным элементом в ткани нормативно-правового воздействия.

Регулирующей «энергией» обладает также деление юридических норм по разделам и главам внутри систематизированных нормативных актов. Например, обособление в Примерном Уставе колхоза гл. VIII («Социальное обеспечение колхозников»), содержащей всего два пункта, вызвано не только наличием соответствующего института советского права, но и необходимостью направить деятельность колхозов, всех компетентных лиц на указанный участок внутриколхозных отношений. По тем же причинам выделена в Примерном Уставе гл. IX («Культура, быт, благоустройство»), состоящая из одной статьи.

Регулирующая роль связи и соотношения между элементами правовой системы ярко проявляется на уровне ее первичного звена – правовых предписаний. Ведь государственно-регулирующие, принудительные свойства специализированных нормативных предписаний вообще обнаруживаются лишь в их связи, соотношении.

В ряде случаев законодатель усиливает эту регулирующую роль, выделяя некоторые предписания для того, чтобы подчеркнуть значение соответствующего поведения и тем самым с большей силой воздействовать на общественные отношения. Такой характер имеет, в частности, обособление некоторых запрещающих нормативных предписаний.

Например, трудовое законодательство предусматривает перечень тех документов, которые администрация вправе требовать от трудящегося при приеме на работу. Казалось бы, сфера дозволенного и запрещенного точно определена. Между тем в ст. 19 КЗоТ РСФСР установлено: «При приеме на работу запрещается требовать от трудящихся документы, помимо предусмотренных законодательством». Такой же характер имеет норма ст. 24 КЗоТ: «Администрация предприятия, учреждения, организации не вправе требовать от рабочего или служащего выполнения рабо-

67

Структура советского права

ты, не обусловленной трудовым договором». И в том и в другом случаях запрещено то, что выходит за пределы содержания субъективного права администрации. Подобного рода запрещающие нормативные предписания можно было не устанавливать, если бы сам факт их обособления и самостоятельного существования в виде строгих запретов не способствовал обеспечению всесторонней охраны прав трудящихся.

Участие системных связей непосредственно в правовом регулировании общественных отношений еще более повышает социальную ценность структуры права. Отсюда, помимо прочего, следует такой сущест-

венный вывод: сложившиеся в советском праве закономерные связи и соот-

ношения представляют своего рода юридическое богатство, сохранение, надлежащее использование и умножение которого представляет собой одну из первостепенных задач советской юридической науки.

Важна здесь и непосредственно практическая сторона проблемы. Вполне очевидно, что развитая, предельно гармоничная правовая система значительно повышает эффективность правоприменительного процесса, облегчает юридическую квалификацию дел, отыскание норм, правильное их толкование. Если правовая система пронизана логикой права (да притом так, что она с предельной ясностью проявляется в системе законодательства), то правоприменительные органы подбирают нужную форму не на ощупь, путем многократного «примеривания», а действуют на подлинно научных основаниях. Логика права, гармоничное построение его структурных подразделений направляют правоприменительный процесс, предотвращают ошибки в квалификации дела, в толковании нормативных предписаний. Главное состоит в том, что регулирующие свойства структурных связей требуют, чтобы при решении юридических дел правоприменительные органы рассматривали эти связи в качестве такого же существенного элемента правовой ткани, как и сами юридические нормы. Отсюда необходимость при применении юридической нормы нахождения всех «опутывающих» ее функциональных зависимостей, сопряженных с ней общих норм, конкретизирующих предписаний и т.д. Ценность права, выраженная в его системности, обеспечивает, следовательно, непосредственно в практической жизни строгое проведение начал со-

циалистической законности при решении юридических дел.

4. Социальная ценность структуры права, и в частности ее роль в регулировании отношений социалистического общества, обусловливает одно из стратегических направлений совершенствования советского законодательства. Можно предположить, что по мере углубления научных представлений о структуре права, ее регулирующих свойствах

68

Глава вторая. Структура права и система законодательства

и ценности в процессе совершенствования законодательства во все большей мере будут ставиться задачи по воздействию на структуру права, по приданию ей оптимальной юридической согласованности, гармоничности – качества, которое бы обеспечивало максимальную эффективность правового регулирования.

Конечно, здесь сразу же нужно указать на пределы такого воздействия.

Преобразования в структуре права возможны постольку, поскольку в порядке правотворчества изменяется содержание правового регулирования. Лишь установление новых комплексов норм, отличающихся своеобразным способом воздействия на общественные отношения, правовыми принципами и т.д., может привести к изменениям в строении советского права, в связях и соотношениях между его подразделениями. А это в свою очередь возможно лишь постольку, поскольку исторически сложившаяся правовая система допускает подобного рода формирование нового подразделения, сохраняя и после включения в систему нового комплекса свое качество внутренней юридической согласованности. И уж, конечно, не оправданы какие-либо «разрушительные» преобразования, в частности такие, которые привели бы к нарушению основных системных связей (например, нацеленные на замену или оттеснение профилирующей отрасли комплексной отраслью).

В реальной жизни развитие структуры советского права происходит, так сказать, стихийно – по мере усложнения и дифференциации общественных связей и адекватного этому изменения содержания советского права.

Как правило, законодатель в большинстве случаев и не ставит задачи преобразовать основные подразделения, глубины структуры права. Он лишь стремится усилить регулирующее и общественно-политическое воздействие права на общественную жизнь и с такой целью издает обособленные комплексные акты, производит перекомпоновку в нормативном материале. Это влечет за собой известные изменения в структуре права, но обычно только на уровне комплексных образований, притом лишь в той мере, в какой происходят изменения в содержании правового регулирования (главным образом в связи с формулированием в систематизированных актах нормативных обобщений).

Возможно ли более глубокое целенаправленное воздействие законодательства на структуру права? Да, возможно. Это воздействие как раз и составляет стратегическую линию в совершенствовании советского законодательства. Но указанная возможность осуществима только в том случае, если в процесс правотворчества еще активнее включится

69

Структура советского права

юридическая наука, которая своими исследованиями даст законодателю материал, необходимый для преобразования структуры права.

В процессе научного исследования нуждаются в обосновании:

а) объективная потребность обособленного правового регулирования данных общественных отношений;

б) возможность и необходимость применения в связи с этим новых, своеобразных методов регулирования, правовых принципов, обобщенных категорий;

в) положительное значение обособления нормативного регулирования, роль такого обособления в повышении регулятивного воздействия правовой системы на общественные отношения.

В современных условиях, когда основные подразделения советской правовой системы сложились, обоснование указанных моментов оказывается возможным, если реально наметилась соответствующая линия в развитии законодательства, начали формироваться элементы нового метода регулирования, обобщенных положений, принципов и если на этой основе в результате научного исследования можно дать законодателю «рабочие чертежи» проектируемого подразделения правовой системы.

Конечно, при всей важности глубоких научных исследований решающее слово остается за законодателем, выражающим государственную волю народа, назревшие потребности строительства коммунистического общества. Лишь в результате активной правотворческой работы, прежде всего в результате издания кодифицированного акта (воплотившего упомянутые «рабочие чертежи»), в структуре советского права могут произойти существенные изменения. Известный опыт в указанном отношении уже есть.

Формирование в советской правовой системе таких отраслей, как трудовое, колхозное, земельное, семейное право, является объективным процессом, который, помимо иных моментов, выражает достижения советской юридической мысли. Правильно установив назревшие потребности общественного развития, наметившиеся направления в правовом регулировании, советские ученые-юристы выявили возможность и необходимость обособленного, самостоятельного развития соответствующих областей законодательства. Выработка на этой основе новых конструкций, терминологии, приемов регулирования, несомненно, способствовала целенаправленному развитию трудового, колхозного, земельного, семейного законодательства, кристаллизации специфических методов регулирования, закреплению отраслевых принципов.

Нуждается ли современная структура советского права в коренных преобразованиях? Думается, нет. Основные подразделения нашей пра-

70

Глава вторая. Структура права и система законодательства

вовой системы представляют собой результат объективного исторического развития советского права, внутренне юридически согласованный комплекс, они прошли проверку временем и обеспечивают в целом эффективное правовое воздействие на общественные отношения при социализме.

Но в некоторых областях, в частности в области социалистического хозяйства, отношений, связанных с использованием богатств природы, по-видимому, есть основания для изучения проблем целесообразности и возможности преобразования структуры права. Только решение этих проблем должно быть поставлено на подлинно научную основу. Вряд ли оправданна такая направленность научных исследований, которая сводится к обоснованию одной идеи: уже реально существуют «хозяйственное право», «сельскохозяйственное право», «право науки» и т.д. Было бы правильнее, изучив тенденции развития советского законодательства, возможность и необходимость формирования своеобразных приемов и принципов регулирования, выработать такие рекомендации для законодателя, которые в ходе совершенствования законодательства могли бы шаг за шагом привести к целесообразным изменениям в структуре советского права. При этом нельзя упускать из виду реально существующую структуру права с ее устойчивыми закономерными связями, действующую систему нормативных актов, сложившиеся традиции в регулировании общественных отношений. Структурные нововведения должны

«вписаться» в общую структуру и, усилив регулятивное воздействие правовой системы, в полной мере сохранить все ее ценности, ее непротиворечивость, внутреннюю юридическую согласованность.

Конечно, предлагаемый путь длителен и сложен, требует глубокого проникновения в структуру права, обширных специально юридических и социологических исследований. Но зато он способен воплотить стратегическое направление совершенствования советского законодательства.

Таким образом, используемая в нашей науке формула «построение правовой системы» (нередко отвергаемая как субъективистская), в общем, имеет право на существование. Нужно лишь достаточно ясно видеть пределы, возможности и механизм воздействия субъективных факторов на объективно существующую структуру права, роль в этом воздействии советской юридической науки и целенаправленно развивающегося законодательства1.

1 О роли законодательства, его системы для целенаправленного развития структуры права см.: Захариев В. Структура на социалистическата държава и право. С. 217—218.

<< | >>
Источник: Алексеев С.С.. Собрание сочинений. В 10 т. [+ Справоч. том]. Том 2: Специальные вопросы правоведения. – М.,2010. – 471 с.. 2010

Еще по теме 2. Структура права и совершенствование советского законодательства:

  1. Глава III. СИСТЕМА ПРАВА, СИСТЕМА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ПРАВОВАЯ СИСТЕМА: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ
  2. Глава IV. СООТНОШЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНЫХ И РЕГИОНАЛЬНЫХ НАЧАЛ В СИСТЕМЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  3. § 4. Понятие военного права и военного законодательства
  4. § 2. Механизм реализации политических прав и свобод граждан в Российской Федерации
  5. §1.Понятие источника в современном праве
  6. §3. Унификация и гармонизация законодательства о юридических лицах в рамках Европейских Сообществ.
  7. Предмет и метод избирательного права
  8. Источники электорального права и система избирательного законодательства Российской Федерации
  9. Тимур Дамирович Аиткулов Некоторые аспекты правового регулирования слияния и присоединения акционерных обществ в праве Российской Федерации и ФРГ
  10. О СТРУКТУРЕ ЦЕНТРАЛЬНОГО АППАРАТА ПРОКУРАТУРЫ СССР И ПРОКУРАТУР РЕСПУБЛИК, КРАЕВ И ОБЛАСТЕЙ Приказ Генерального прокурора СССР от 10 апреля 1956 г. № 54 (Извлечение)
  11. ПРОИСXОЖДЕНИЕ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
  12. ГЛАВА IV. Право, мораль и свобода в трактовке современной западной юриспруденции
  13. Соотношение структуры права и системы законодательства
  14. 2. Структура права и совершенствование советского законодательства
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -