<<
>>

2. 2. Правовое сознавне: структура ¦ особенности в современномроссийском обществе

Правовое сознание, будучи сложным и многогранным правовым, социальным и психологическим феноменом, обладает функционально-структурными качествами, которые находят свое выражение и обоснование в индивидуальных, групповых особенностях субъектов социальных отношений.

Правосознание формируется в основном под воздействием следующих групп явлений:

а) социальных условий и обстоятельств, что в широком смысле можно понимать как процесс правового становления личности исходя из реалий со- циальной жизни;

б) политико-правового, духовно-нравственного, социально-экономичес- кого массива конкретного общества либо субобщества (культуры и традиций общества),

в) неосознанного (прсдсознательного) установочно-стереотипного пси- хологического компонента индивида, группы индивидов, общества.

Дефиниция правового сознания, по нашему мнению, представляет из себя следующее: правосознание - специфическая нормативная форма общественного сознания, отражающая правовую действительность, воздейст-вуюиуая на нее и формирующая определенные представления и суждения о внутригосударственных, международно-правовых явлениях и выражаюгцаяся на основе правовых традиций и социального опыта в системе идей, взглядов, доктрин, а также психически осознанном и неосознанном отношении к ним, правовому поведению субъектов, деятельности властных органов посредством чувств, эмоций, мотивов, установок и воли как процесса саморегуляции поведенческого акта в достижении определенной социально значимой цели в сфере действия права.

На наш взгляд, к характерным признакам правового сознания вообще и российского общества, в частности, вытекающим из его дефиниции, следует отнести следующие:

Только для правосознания основным объектом отражения является право, юридическая действительность.

Конечно, правовые явления отражаются и другими факторами общественного сознания (например, политическим, моральным, религиозным), но для них они не являются главным объектом по-знания.

Правовое сознание не только отражает юридическую реальность, но и весьма активно вторгается в нее, изменяет, развивает, совершенствует. В результате этого возникают правовые теории, учения, концепции, взгляды.

По содержанию правовое сознание является специфическим духовным феноменом. Ибо оно образовано из правовых представлений, взглядов, идей, теорий, концепций, настроений, переживаний, установок, импульсов, волевых актов, внушений, подражаний и т. д.

-Правосознание обладает таким свойством, как нормативность. «Важно, - пишет Е.А. Лукашева, - наличие в сознании идеи законности, дающей общую нормативно-правовую ориентацию индивида»1. Правовое сознание является специфической формой общественного сознания, а именно, нормативным осмыслением, осознанием социально-правовой действительности, общественных явлений Правосознание - это правовые представления и правовые чувства общего характера, имеющие нормативное значение для поведения людей2.

1 Лукашева Е.А. Социалистическое правосознание и законность - М , 1973 - С. 95.

2 См.: Вегинин В.А Общественное правосознание и государственность. - Саратов, 1993 -С. 28

5 См.: Kpymoea О.Н. Человек и мораль. - М., 1970. - С. 39 , Тугаринов В.П. Философия сознания - М, 1971 - С. 60, Лапин Т.С Социальные функции морали // Мораль и этическая теория. - М.. 1974 - С. 50-106; Момов В. Функции и проблемы прикладной этики.

- М.,

Для должного сознания характерно признание социальных норм в качестве культурной ценности, принципиальной невозможности жизнедеятельности любой социальной общности без такого важнейшего социального регулятора, как нормативная система: право, мораль, религия, обычай и т.д. Все регуляторы находятся в такой тесной взаимосвязи, что сложно даже провести грань между ними. Порой трудно найти отличие гносеологической, регулятивной, идеологической, воспитательной и других функций правосознания от соответствующих функций общественного сознания и морали3. Но грань проходит, и проходит она в анализе функциональной роли форм общественного сознания, без коего невозможно понять их содержание и закономерности развития. По данному поводу НА. Бура замечает, что основанием разграничения относительно самостоятельных форм общественного сознания наряду с предметом отражения выступают также способы и формы отражения, их роль в общественной жизни. Такими специфическими способами и формами отра-жения правосознанием общественной жизни он справедливо считает его спе-цифические правовые понятия и категории: право и обязанность, закон и за-конность, суд и правосудие, правонарушение и наказание и т. д.1

Причем осознание необходимости соблюдения предписаний норм права, а также понимание и принятие общей цели права, правовых идеалов, активное соучастие с другими в жизни общества, «чувствование» себя самодостаточной личностью - это проявления положительного правового менталитета личности. И А. Ильин выразил это в так называемых, аксиомах здорового правосознания:

1. Чувство собственного достоинства и уважения к себе и своему духу.

2. Способность управлять собою и свободно строить свою жизнь - как внутреннюю (духовную личность), так и внешнюю (субъект права с хозяйст- венной инициативой).

3 Взаимное уважение и доверие к правительству. Чем строже и полнее соблюдаются эти аксиомы в жизни, тем выше и благороднее государственность в стране2.

1 См.: БураНЯ. Функции общественного правосознания. - Киев, 1986. - С. 8-9.

2 См.: Ильин И.Л. О сущности правосознания. - М., 1993.

Правовое сознание обладает своим категориальным аппаратом. Оно в процессе отражения и понятия юридической материи оперирует своими категориями.

Спецификой юридического сознания является также и то, что оно коррелятивно праву как нормативно-властному регулятору общественных отношений. Ю.В. Тихонравов пишет: «Право целиком находится в сфере духа -вне духа ничего похожего на право не существует»1.

Весь спектр «материальных», формально определенных источников права - это все результат правового сознания, его «кристаллизация». Правовое сознание, как и другие формы общественного сознания, отражает общественные отношения, но, как отмечает Е.А. Лукашева, его специфика заключается в том, что «оно требует установления определенных общеобязательных масштабов поведения, очерчивает рамки этого поведения, обосновывает необходимость установления определенного круга юридических прав и обязанностей участников общественных отношений»2

Поэтому важнейшей особенностью правового сознания является его тесная связь с государством. В этом ему конкуренцию может составить только политическое сознание, но у последнего связь с государственной властью носит несколько иной характер (здесь непосредственно не происходит образования юридических норм).

' Тихонравов Ю.В Основы философии права - ЬЛ, 1997. - С 51 7 Лукашева Е.А. Указ соч. - С 97

Особенностью правосознания в ряду других правовых феноменов яв-ляется осуществление им одновременно рефлексии и созерцания.

В первом случае оно познает само себя, определяет собственный уровень развития, а во втором, происходит правовое осознание юридической материи.

Правосознанию всегда присуща психологическая сторона, основанная на правовых чувствах, эмоциях, переживаниях, воли и т. д. В правовом сознании могут концентрироваться как позитивные, так и негативные юридические чувства. К первым можно отнести: чувство закона, права, законности, долга перед обществом и государством. Ко вторым - чувство беззакония, правовой безответственности, психологическое неприятие общепризнанных юридиче-ских ценностей и многое другое.

Правосознание отличается наличием духовности. Это означает, что культурно развитому правосознанию присущи не только юридические знания (это недостаточно), но и гуманные, нравственные начала Без них социальная роль правового сознания не может быть значительной, что негативно будет отражаться на состоянии законности и правового порядка в обществе.

Правовое сознание, будучи достаточно сложным и оригинальным социально-правовым феноменом, имеет свою структуру, элементы которой обладают специфическими свойствами, позволяющими исследовать правовое сознание как качественную составляющую правовой действительности.

Структурными элементами правосознания мы определим правовую идеология, правовую психологию и предсознательный (неосознанный) компонент правовой психологии.

Идеологию как понятие, точнее говоря, термин начали употреблять в конце XVIII начале XIX века во Франции. Понятие «идеология» как научная категория была введена французским ученым Антуаном Деспотом де Траси в его работе «Этюд о способности мыслить». Позже, в другом своем фундаментальном четырехтомном произведении «Элементы идеологии», де Траси подробно рассматривает идеологию как науку об идеях; о том как они возникают и о законах человеческого мышления. Де Траси считал, что идеология должна служить теоретической основой для правовой, политической, нравственной и педагогической наук.

1 См : Не стере нко Т.Я. Идеология» сс особенности и формы - М., 1964; Уяедов А.К. Структура общественного сознания. - М1968. - С. 147-150.

2 Алексеев С.С. Общая теория права. - М., 1981. - Т. 1. - С. 212.

3 См. Аграновская Е.В. Правовая культура и обеспечение прав личности. - М.т 1988; Вельский К.Т. Формирование и развитие социалистического правосознания. - М., 1982.

4 Фарбер И.Е. Правосознание как форма общественного сознания. - М., 1963. - Т. I. -С. 212.

Идеология, в том числе и правовая, представляет собой достаточно устойчивую духовно-идеальную систему проникновения и отражения сущности какого-либо социального явления1. С.С. Алексеев подчеркивает, что «такие формы господствующего правосознания, как правовая идеология, которой охватываются господствующие юридические доктрины, профессиональное и массовое правосознание, следует рассматривать в качестве части правовой системы» . Подобные мнения встречаются и у Е.В. Аграновской, К.Т. Вельского и др.* И.Е. Фарбер определяет ее как «систему правовых идей, выражающих интересы и потребности класса»4.

В связи с этим следует заметить, что определение юридической идеологии лишь через классовый подход не может в полной мере раскрыть рассматриваемое явление, так как в этом случае из идеологии изымаются присущие ей общие социальные, ментальные ценности народа, идеи, взгляды, несущие в себе изначальную духовно-нравственную нагрузку. Вместе с тем, нельзя полностью игнорировать классовый фактор в обществе.

Правовая идеология представляет собой систему взглядов и идей, в которых выражается отношение, осмысление, осознание, понимание правовой действительности различными классами, социальными группами, правящими элитами. Социальная значимость правовой идеологии состоит в определении четких правовых критериев оценки социальной жизни, ее ценностей, утверждения взаимной доброй воли между личностью, обществом и государством.

Правовая идеология определяет характер правотворческого и правоприменительного процесса, синтезирует разнородные политико-правовые феномены в одно целое. Нет в мире государства, существующего без правовой идеологии. В содержании Конституции, иных законов государства законода-тель вкладывает свое понимание» познание юридической материи в виде правовых взглядов, идей, теорий. Это и есть правовая идеология Единство государственной жизни, правового бытия в значительной степени задается степенью развитости правовой идеологии.

Правовая идеология - достаточно сложное общественное явление, вы-ступающее своеобразной системой политической интерпретации, рациональ-ного выражения и обоснования значимых для определенного субъекта на дан-ный исторический момент ценностных свойств, качеств, сторон, черт правовой реальности1.

См.: Байниязов Р.С. Проблемы правосознания в современном российском обществе: Дне. канд. юрид. наук. - Саратов, 1999. - С. 70.

Так как основой, базой юридической политики государства является общественно-правовая идеология, то в этом случае она должна быть следствием духовно-этических, социально-правовых, культурных исканий человека, общества, государства, результатом разумного общественного согласия, гармонизацией интересов различных социальных субъектов, что, впрочем, не исключает дифференцированности юридической идеологии.

Но не должно быть разрыва истинной связи между бытием и сознанием, поскольку в таком случае правовая идеология не будет объективно отражать юридическую действительность, что приведет не только к деформации правосознания, но и к упущениям законодательной политики государства1.

Признание и поддержка правовой идеологией естественного права неотчуждаемых прав человека, экономической, политической и духовной свободы в обществе - одно из важнейших проявлений ее социальной значимости.

Правовая идеология обязана нести в себе духовные, гуманные потенции, быть соориентированной на общепринятые человеческие ценности, быть нравственно здоровой, зрелой, создавать необходимые условия для участников общественных отношений в целях благоприятной реализации их прав, свобод, законных интересов, формирования должного социально значимого политико-правового режима Иначе говоря, правовая идеология должна отражать прогрессивные идейные взгляды своей эпохи, не отрывая от себя социально-исторический опыт общества.

Нельзя недооценивать значения юридического мировоззрения социальной жизни, так как, являясь одной из форм выражения государственного правосознания, правовые воззрения, идеи используются властью для идеологического воздействия на граждан с целью формирования у них необходимого (с точки зрения государства) правового сознания.

См : Мальцев Г. В. Право как идеологическое явление // Советское государство и право. -1973.-№ 3-С. 12.

Правовая идеология имеет несколько уровней. Для первого уровня характерно наличие у отдельно взятой личности определенной системы юриди-ческих взглядов, идей, представлений, формируемых в ходе повседневного соприкосновения с правовой сферой жизни общества, а также в результате проводимой государством целенаправленной работы (правовое воспитание, юридическая пропаганда, агитация и т. д.). При этом следует заметить, что правовая идеология требует наличия соответствующего состояния юридиче-ской подготовленности» образованности, знания определенных правовых цен-ностей, выражения своего отношения к ним.

Второй уровень правовой идеологии присущ небольшим социальных! группам, соям, классам, сословиям и т. д Для субъектов характерно наличие специфических, групповых идеологических установок, ориентации в юридическом мире Групповые правовые идеологии формируются на основе общностей интересов, потребностей, ценностей в области права представителей данного социального образования, что может быть использовано определенными политическими силами в определенных политических целях.

Правовая идеология большинства членов общества - это ее третий уровень» для которого характерно выражение в системе идеологических воззрений общезначимых для подавляющей части людей юридический ценностей. Как правило, они закрепляются в основном законе государства в силу их существенной значимости для всего общества

Правовая идеология - это интегральное понятие, состоящее из различных компонентов. Она включает в себя юридические знания, ценности, ориентиры, которые вырастают в теории, идеи, доктрины и образуют стержень правовой идеологии как элемента структуры правосознания.

Правовая идеология характеризуется присутствием в ней не просто юридических знаний и ценностей, а наличием именно правовых убеждений, что делает идеологию заряженной на практическое действие, формируют целую систему юридически значимых поступков, в соединении с другими видами социальной идеологии.

Нет и не может быть страны без всеединой, связующей, идейной нити между ее членами. Как всякая личность, так и общество в целом обладает национальным (не стоит путать такие категории, как национальное и националистическое) мировосприятием человеческого бытия исходя из своего политико-правового, духовно-нравственного, социально-экономического опыта.

Проблема национальной идеи в современном российском обществе очень актуальна Многовековой опыт искания, выбора, определения и самоопределения российского народа часто был трагичен. И это, видимо, связано с тем, что Россия развивалась не в однополярной культурной среде, а в многополярной. Россия исторически и географически находится на пересечении столь многих, отчасти не похожих друг на друга культур и народов, каждая из которых оставила свой отпечаток на русской земле. Это взаимопроникающая связь русской и иных культур предопределила мессианскую идею русского народа, отголоски которой мы можем слышать и по сей день.

Как заметил в одном из своих произведений НА. Бердяев, «русский народ не был народом культуры по преимуществу как народы Западной Европы, он был более народом откровений и вдохновений..., обращенным к бесконечности и не желающего знать распределение по категориям»1.

Можно пытаться навязывать, а затем деидеологизировать чуждое народу мировоззрение, но попытка искоренения естественного, исконного мировоззрения народа обречена на неудачу по той лишь существенной причине, что в нем «запрограммирован» тысячелетний опыт народа с его достоинствами и недостатками, а не десятилетняя полемика по выяснению «прелестей» той или иной социально-политической мировоззренческой формы.

Почему советская правовая система не оказалась социально-устойчивой? На данный вопрос, ВН. Синюков отвечает, «что кроме прочих политических причин, не в последнюю очередь потому, что право, правовая культура были рафинированы классовыми, а затем общечеловеческими шаблонами, искусственно очищались от национального, специфического. «Воспарив» над русской культурой как Антей, оторванный от земли, наше право потеряло жизненную силу, колорит, собственный стиль, юридическую прелесть, перестало питаться соками действительно национального юридического творчества, сделавшись прибежищем бюрократии и политической бонзы. Право лишилось красоты и духовного смысла Оно сведено к «инструментам» экономического курса, «формам» социального общежития, «методам» реализации принципа разделения властей, «механизмам» формального «гарантирования» прав человека и многому другому*, несомненно, необходимому, но в такой разъеди-

БердяевНА. Русская идея - Харьков, 1999 -С 8

ненной, выхолощенной техники, отчужденной духовной форме, отдаляющей культуру от участия в формировании национального правосознания»1.

Генезис российской правовой идеологии, так же как и государственно-правовое обустройство безусловно, самобытны и требуют отдельного рассмотрения. Ибо, как заметил Б. А. Кистяковский, «нет единых и одних и тех же идей свободы личности, правового строя, конституционного государства, одинаковых для всех народов и времен, как нет общественной организации, одинаковой во всех странах. Вес правовые идеи в сознании каждого отдельного народа получают своеобразную окраску и свой собственный оттенок»2. Заостряя внимание на сущности правосознания нашего общества, нет необходимости кроить ее достоинства и недостатки по западному образцу, умаляя политико-правовой опыт России.

Часто повторяющиеся темы соборности, монархичности, эсхатологич-ности российского общества имеют, тем не менее, безусловный характер, значимость которого определяется историческим ходом развития России. Апробация государственно-правовых «достояний» западного общества на российской почве часто принимает «уродливые» формы. И проблема, видимо, не в том, что Россия не готова еще к восприятию и воплощению «передовых» форм государственно-правового обустройства общества. Многое из того, что предложено российскому обществу, чуждо его ментальности. И так называе-мый правовой нигилизм нашего общества, по существу, является следствием такого отчуждения. Право должно учитывать особенности культуры народа Нелепо вводить в стране государственную форму, не считаясь с уровнем и с навыками народного правосознания3.

1 Синюков ВН. Российская правовая система: введение общую теорию. Саратов, 1994. -С 16-17

2 Кистяковский Б. А. В защиту права // Вехи: Сборник статей о русской интеллигенции. -Свердловск. 1991-С 123.

5 См. Ильин И А. Наши задачи Историческая судьба и будущее России. Статьи 1948-1954 годов: В 2 т - М.» 1992. - Т. 1 -С. 46.

В свое время ММ Сперанский отмечал: «История России от времен Петра Первого представляет беспрерывное почти колебание правительства от одного плана к другому. Сие непостоянство или, лучше сказать, недостаток твердых начал был причиною, что доселе образ нашего правления не имеет никакого определенного вида и многие учреждения, в самих себе превосходные, почти столь же скоро разрушались, как и возникали

При издании самых благоразумных и спасительных законов вопрос, на чем они основаны и что может удостоверить их действие, оставался всегда неразрешенным и в сердце народа умерщвлял всю силу их и доверенность»1.

Регулятивная эффективность тем выше, чем больше правотворчество «адаптировано» к социальной среде. Как говорили римляне, люди чтят те законы, которые охраняют народные святыни, т. с. их самобытность, культуру.

Идея правосознания российского общества неотделима от идеи государства Провозглашенное Конституцией РФ (ст. 13) идеологическое многообразие, что уже означает отсутствие единой, всеобъемлющей идеи, буквально осушает почву, на которой произрастает общество. По этому поводу полезно привести высказывание П.Б. Струве: «Государственная мощь невоз-можна вне осуществления национальной идеи» . Право вряд ли будет иметь колоссальное воздействие на сознание людей, если слабо просматриваются его ориентиры и не определена идейная связь в обществе. На современном этапе это привело к формированию конформного позитивизма

1 Сперанский ММ. 1802 г. Размышления о государственном устройстве империи. Антология мировой политической мысли: В 5 т. // Политическая мысль в России: X - первая половина XIX в - М , 1997.-С. 616.

2 Струве П.Б. Великая Россия Антология мировой политической мысли В 5 т. // Политическая мысль в России XIX-XX вв - М, 1997 - Т 4. - С 482

5 Кистяковский Б А. Указ соч. - С. 119

Ценность правовых норм, как первичных регуляторов общественных отношений, организующих общество, бесспорна. Дисциплинированное общество и общество с развитым правовым порядком - тождественные понятия3. Теперь же Россия испытывает не дефицит правовых норм, а дефицит их согласованности и грамотной реализации. Но все попытки преодолеть данный дефицит тщетны без должной гарантии со стороны государства по их реализации и надлежащего правового воспитания населения страны. В период существования советского государства большое внимание уделялось правовой пропаганде (хотя она и носила формально идеологический характер, но была и практическая польза). В нынешних же реалиях правовая пропаганда несет не столько воспитательную нагрузку, сколько политико-дискуссионную. Но без должного правового воспитания населения невозможно формирование высокого уровня правосознания, что в итоге и является необходимым условием становления гражданского общества и провозглашенного Конституцией РФ (ст. 1) правового государства

Опыт государственно-правового строительства в России неотделим от сложных противоречивых проблем социально-экономического характера, что, в частности, и определяет установочный комплекс у значительной части граждан, становясь далеко не второстепенным фактором деформации общественного правосознания. В этой связи справедливым представляется замечание М.И. Еникеева, что человеческое поведение формируется не столько правом, сколько социально-экономическими устоями данного общества1. Проблема правосознания российского общества до тех пор будет оставаться проблемой в исконном значении этого слова (греч. вопрос, загадка), пока политико-правовые, социально-экономические и духовные ориентиры российского государства экстравертны

Необходимо учесть тот факт, что процесс формирования правосознания - социально-детерминированная система Ему присущи определенные системообразующие требования. В частности, при изменении в функциональном показателе структурного элемента системы происходит изменение качества системы в целом. Ни субъектно-объектные значения (условия и обстоятельства окружающей социальной среды), ни целеполагающие показатели с выходными параметрами в рассматриваемой системе закономерно не могут соответствовать законодательно установленным требованиям. В данной проблематике очевиден отрыв естественного (исконного) правосознания2 от позитивного права, государственной воли.

1 См ЕникеевМ.И. Указ соч. - С 232-233.

2 См Ильин И А. О сущности правосознания. - М., 1993. - С. 21.

Несоответствие естественного правосознания позитивному праву породило в нем перекос установочных параметров, вследствие чего и происходит утверждение пренебрежительного отношения к государственно-правовым устоям в сознании населения страны.

Правовой нигилизм как устоявшаяся идейно-правовая «догма», как навешанный многими на российское общество «ярлык», по нашему мнению, представляет из себя определенную форму осознания, отношения к правовой действительности, во многом критическую к существующему официальному позитивному праву и действиям государства. Это как естественная защитная

ч

реакция социума на многократные общественные изменения (реформы), не учитывающие его традиционные нормы и мировоззрение. Чем чаще общество будет сталкиваться с очередными политико-правовыми «нововведениями», тем сильнее будет срабатывать механизм их отрицания.

Современная социализация личности обеспечивается правом, однако усвоение личностью как правовых, так и традиционных норм поведения и форм культурного воззрения данного народа во многом обеспечит становление личности не в пользу права, в случае несовпадения в сознании позитивных правовых установлений с традиционными формами обеспечения поведения личности и общесоциальными установками. В современном российском обществе наблюдается некоторое столкновение традиционных ценностей и воззрений с правом. Во многом это определено историко-культурными особенностями российского общества и характером современной правовой дей-ствительности.

1 Сабиньи К.-Ф. Цит. Новгородцев ПИ Историческая школа юристов. - СПб.. 1999. -С. 76-77

Право стоит в органической связи с сущностью и характером народа: им управляет тот же закон внутренней необходимости. Заключенное первоначально в общем сознании народа, оно начинает разрабатываться, с развитием культуры, сословием юристов. Но и здесь оно не перестает быть частью народной жизни и продолжает развиваться путем органическим. Таким образом, все право повсюду создается не произволом законодателя, а при посредстве внутренних незаметно действующих сил, как право обычное1. Для познания национальных особенностей правосознания законодателю недостаточно одного лишь правового интеллекта. Если законодатель не понял или не захотел понять правовую форму народа, он получит политическую, нравственную, правовую «пощечину» от общества. J

Юридический «бойкот» со стороны правового менталитета квазиправовой политике государства есть закономерный итог такой стратегии, следствием которой является правовой паллиатив, юридический конформизм в поведении граждан, психологически и ментально неприемлющ правоимитацион-ной деятельности государственной власти1.

Отмечая прямую зависимость права от культуры народа, все же не стоит так «критично» локализовывать право в рамках одной страны. Право - динамичный регулятор социальной жизни, развивающийся за счет не только изменения (развития) социальных отношений и уровня сознания внутри страны, но и посредством взаимонасыщения «жизнеспособными» элементами иных политико-правовых систем. Ибо, как заметил ПИ. Новгородцев, «признание взаимодействия национального и общечеловеческого элементов, в качестве «важнейшего мотива в прогрессе народного права», интересно для нас и в том отношении, что оно содержит в себе указание на происходящее в истории взаимодействие права и нравственности...»2. Но при этом взаимодействии «опасна» для национальной социально-правовой субстанции народа откровенная доминанта иных правовых систем и доктрин над национальной.

Здесь полезно привести откровенные, но полные горечи за происходящее выводы, сделанные величайшим русским правоведом И.А. Ильиным: «Каждый народ и каждая страна есть живая индивидуальность со своими особыми данными, со своей неповторимой историей, душой и природой.

Каждому народу причитается поэтому своя особая, индивидуальная государственная форма и конституция, соответствующая ему и только ему. Нет одинаковых народов и не должно быть одинаковых форм и конституций. Слепое заимствование, подражание нелепо, опасно и может стать гибельным.

1 См.: Байниязов Р.С. Правосознание и российский правовой менталитет // Правоведение. -2000.- С.33.

2 Новгородцев П.И. Историческая школа юристов. - СПб., 1999. - С. 76-77.

Откуда же эта нелепая идея, будто государственное устройство можно переносить механическим заимствованием из страны в страну? Откуда это наивное представление, что своеобразнейшая английская государственность, выношенная веками в своеобразной стране (смешение кровей! остров! море!

климат! история!), своеобразнейшим народом (характер! темперамент! правосознание! культура!), может воспроизводиться любым народом с любым правосознанием и характером, в любой стране любого размера и с любым климатом?! Можно поистине подумать, что образованные политики совсем не читали - ни Аристотеля, ни Макиавелли, ни Монтескье, ни Бокля...

Именно живое правосознание народа дает государственной форме осуществление, жизнь и силу; так что государственная форма зависит прежде всего от уровня народного правосознания, от исторического нажитого народом политического опыта, от силы его воли и от его национального характера Необходимо, чтобы народ понимал свой жизненный строй»1.

В продолжение вышесказанному, уже в наше время, замечает Н.П, Кол-даева: «Современная идеология должна опираться прежде всего на историю своего государства, сложившиеся традиции, уровень общественного сознания в стране. Некритическое заимствование форм экономического бытия, идей правового государства, свободы и прав личности, достаточно развитых в системах Европы и Америки, зачастую бесплодно в современной российской действительности. Игнорирование специфики национальных интересов приводит к нигилистическому отношению к праву»2 К существующей правовой системе необходимо подходить через призму национально-исторической и культурно-типологической природы отечественного правового мира в интересах познания его конкретной целостности и системности3.

1 Ильин И А. Наши задачи Историческая судьбе и будущее России. Статьи 1948-1954 годов В 2 т. - М . 1992 - Т 1 - С 46-47.

2 Колдаееа Н.П. К вопросу о роли идеологических факторов в правообразовании. Теория права новые идеи - М , 1995. - Вып. 40 - С. 40-41

* См. Синюкое ВН. Российская правовая система введение общую теорию, Саратов. -1994 -С 12-13

Правовая идеология российского общества, в первую очередь, должна формироваться на базе тех национальных правовых ценностях и достояниях, которые и обеспечивают существование ее правовой системы, гармонизируют социальную стабильность и обеспечивают общественное и государственное развитие в единстве его социальных структур. Мы полагаем, что именно на такой основе должна строиться российская правовая доктрина, способная стать стержнем правовой системы.

Таким образом, в качестве дефиниции правовой идеологии мы предлагаем следующее: правовая идеология есть система идей, доктрин, взглядов, отражающих и формирующих правовую действительность (отношение к праву действующему и желаемому, а также деятельности государственных органов в политико-правовой сфере) исходя из культурно-исторического опыта конкретного общества, определенной правовой системы.

Правовая психология как совокупность правовых чувств, эмоций, переживаний и т. п., занимает вполне самостоятельное место в системе право-сознания, ибо, как справедливо отметил И.Е. Фарбер, «сводить все правосоз-нание только к идеям, взглядам неправильно. Безусловно оно подчинено за-кону, оно толкует и применяет закон, но применяет его не формально, а с ду-шой, со всеми своими политическими, философскими, моральными и право-выми понятиями и чувствами, эти последние играют далеко не малую роль»1.

«Социально-правовая психология - это особая форма отражения общественного бытия, особая форма духовной деятельности, которая возникает у определенных социальных групп (больших или малых) на основе общих условий их жизни, окружающей среды и характеризует их стихийно складывающееся отношение к правовым явлениям общества - праву, законности, судебной деятельности»2.

По ТВ. Синюковой, правовая психология - это «своего рода стихийный, «несистемный» слон правосознания, выражающийся в отдельных психологических реакциях любого человека или той или иной социальной группы на государство, право, законодательство, другие юридические феномены»3.

1 Фарбер И.В Правосознание как форма общественного сознания - М . 1963 - С 92

2 Лукашева Е.А. Социально-правовая психология // Советское государство и право. - 1971. -Кг8. - С. 22

* Синюкова ТВ. Правосознание и правовое воспитание // Теория государства и права / Под ред НИ. Мату зова и А. И Малько. - Саратов. 1995 - С. 490.

Массовая правовая психология - это достаточно сложный феномен. Она имеет свои первоистоки в виде культурно-духовных, социальных устоев народа Данная психология вбирает в себя их дух, жизненные начала

Здесь необходимо отметить, что само выделение явления под названием «правовая психология» весьма условно, ибо в реальной жизни психология от-дельного человека, коллектива, общества всегда едина Поэтому* не случайно к словосочетанию «правовая психология» добавляют слово «социальная». Но в целях более глубокого и объективного изучения правового сознания выделение категории «правовая психология» на наш взгляд, является правильным подходом.

Тем не менее, трудно понять особенности, сущность, содержание юридической психологии того или иного общества, если не проследить ее органическую связь с характером менталитета и культуры народа Именно в данном базисе правовая психология людей черпает свои внутренние резервы, позволяющие ей быть самодостаточной. Например, в теократических государствах религиозная психология и в целом мировоззрение народа имеет очень существенное влияние на правопсихологические переживания людей. Ярким обзором этого факта являются мусульманские государства

Что касается современной российской социально-правовой психологии, то здесь следует отметить, что она отличается определенной двойственностью, противоречивостью. Это связано с тем, что люди воспринимают, чувствуют во многом еще в соответствии с советским социалистическим прошлым, в то время как в стране произошли коренные правовые преобразования. Отсюда столь высока социальная значимость юридической психологии российских граждан, которые должны в конечном счете определиться между прошлым и будущим

Поэтому правосознание не сводимо только к интеллектуальному аспекту, а требует диалектичного рассмотрения всех его сторон, без необоснованных занижений одних компонентов с одновременным завышением действительного значения других.

Любой индивид воспринимает право, юридическое бытие не только с помощью разума, рассудка, оперируя при этом научными категориями и понятиями, т. е. рациональным способом, но и определенным образом ощущает, чувствует, эмоционально реагирует на принимаемые государством юридические нормы, на действующую систему законодательства, акты правосудия, правовую реальность в целом. Данный способ восприятия права народом и отдельным индивидом ЛИ Петражнцкнй назвал «интуитивным»1.

Все это немаловажно, ведь от того, каковы наши желания, во многом будет зависеть политико-правовой рисунок общества, его социально-психологические параметры, духовно-правовая наполненность общественных коммуникаций.

Роль и значимость в повседневной жизни людей психологических отношений, эмоций, чувств, воли, настроений, переживаний, облаченных непросто в социальное, а именно в политико-правовое «одеяние», - существенное, так как право является психическим фактором социальной жизни, «эмоциональной проекцией» императивно-атрибутивных норм2.

Юридические эмоции вне всяких сомнений являются одним из важнейших компонентов правосознания, ибо эмоциональная оценка правовой действительности во многом определяет характер, состояние режима законности, правопорядка, правоприменения, юридического регулирования. Сама категория «эмоции» в общей психологии определяется как особый класс субъективных психологических состояний, отражающих в форме непосредственных переживаний, приятных или неприятных ощущений и отношений человека к миру и людям процесс и результаты его практической деятельности. Этим вопросам уделено достаточное внимание в юридической литературе3.

1 Петражицкий Л.И. Теория право и государства в связи с теорией нравственности - СПб., 1909.-Т.2.-С. 479-481.

2 Там же.- С. 85-87.

3См. Якобсон ПМ. Психология чувств. - М., 1958; Вилюнас В.К. Психология эмоциональных явлений - М., 1976; Рейковский Я. Экспериментальная психология эмоции- - М , 1979; Язсгух) К.Е. Эмоции человека. - М., 1980; Леонтьев АН. Деятельность Сознание. Личность. - М., 1982; Олыианшкоеа А.Е. Эмоции и воспитание - М, 1983; Абояин Л.М. Психологические механизмы эмоциональной устойчивости человека -Казань. 1987

Правовые эмоции человека выражаются в его отношении к праву, к вновь изданному правовому акту, правотворческой, правоприменительной деятельности, к динамике и структуре правонарушений, эффективности борьбы с ними и др. Это отношение проявляется в виде удовлетворенности или негодования, страха, гнева, приятного или неприятного ощущения.

Позитивные (стенические) юридические чувства представляют собой результат развития правовой культуры человека, социальной группы, общества в целом. Ценность данных правовых чувств (например, чувства законности, права, ответственности перед обществом и государством и др.) заключается в направлении человеческого сознания к духу права, его истинному предназначению, к восприятию ценностей права

Они ориентируют индивида на совершение правомерных поступков, стимулируют его юридическую активность, которая отличается от иных типов правомерного поведения особым состоянием мотивационной структуры психологии личности как субъекта правомерной деятельности и волевым проявлением личностных свойств и качеств, которые в самом общем плане можно определить как гипернормативное поведение личности, нацеливающее индивида к позитивной ответственности.

1 См : Общая теория права и государства I Под ред В В. Лазарева - М , 2000. - С. 244.

2 Каминская В.И Правосознание как элемент правовой культуры // Правовая культура и вопросы правового воспитания / В.И. Каминская, АР. Ратинов.-М., 1974. - С. 57

у См.: Еш4кесбМ.И Указ соя -С 146

л Шершеиевич Г.Ф. Общая теория права. - М . 1912. - С. 639

Правосознание выполняет не только функции отражения и осознания социально-правовой действительности, но похшмо ряда других функций также и регулирует поведение субъектов правоотношений1. Регулятивная функция правосознания осуществляется посредством правовых установок и ценностно-правовых ориентации, синтезирующих в себе все иные источники правовой активности. Результат этой регуляции - поведенческая реакция в виде правомерного или противоправного поведения2. Коль скоро мы говорим о регулировании поведения в правовой сфере, значит, мы имеем в виду юридически значимую деятельность Она же представляет собой совокупность действий (юридически значимых), объединенных единой целью, соответствующей определенной потребности3. Это есть проявление воли. Правовое сознание и правовая воля - категории неразрывно между собой связаны Как говорил Г.Ф. Шершеиевич:«Юридические средства обеспечения интересов, предполагают именно наличие воли, способной усвоить угрозу и воздержаться от на-рушения»4. Воля - это одна из сторон человеческой психики, обеспечивающих человеку возможность регулировать свои действия и поступки в соответствии с поставленной целью при учете определенно складывающихся обстоя-тельств1.

Для того, чтобы правовая воля активизировалась в одобряемом правом направлении, государство должно создавать оптимальные социальные условия по достижению поставленной цели (социально значимого блага), т. е. проявлять элементы социально-правового воспитания. В обществе, в котором оптимальные социальные условия находятся в неразвитом состоянии, воля индивидов по своему содержанию преимущественно противоправна К данным условиям можно отнести: стабильность экономического положения, со-циальную и правовую защищенность граждан, ответственность государства перед гражданами, гарантированность политических прав и свобод граждан.

Важным структурным элементом правовой психологии является юри-дический мотив «Мотив - важнейший элемент субъективной стороны дея-тельности человека в правовой сфере»2. Между правовыми взглядами человека (группы), его потенциальным отношением к требованиям норм права и практическим поведением могут быть расхождешиг Поэтому для более полной характеристики, для определения уровня и состояния правосознания индивида (группы), его содержания и характера важно не только выявить то, знает ли, выполняет ли человек (группа) предписания норм права, но и выявить те мотивы, которые лежат в основе его правомерного поведения, а также потребности, интересы, цели, обуславливающие эти мотивы.

Правовой мотив - это то, что лично свойственно человеку, что является имманентным качеством, которое побуждает, стимулирует его на совершение соответствующих действии юридического характера

Чуфаросский Ю.В. Юридическая психология. -М.. 1995. - С. 50 2 Лукашееа Е.А Мотивы и поведение человека в правовой сфере // Советское государство и право. - 1972 - >fc 8. - С 24

По мнению А.В Малько, «именно через усиление правового стимули-рования может повышаться ценность и роль самого права, что неизбежно должно сказаться как на уровне правосознания и правовой культуры общества, так и на уровне его жизнедеятельности»1.

Правовой мотив детерминирован индивидуальной или социально значимой потребностью. Потребность - это цель, побуждающая человека к деятельности, определяемая регуляторами социального поведения, в частности, нормами права. Правовая потребность, которую пытаются достичь участники правоотношений, в ряде случаев перерастает в правовой идеал. Правовой идеал - это представление человека о том, каким он хочет видеть политико-правовую действительность, деятельность государственных органов, поведение участников правоотношений и свое лично. Становление правовых идеалов происходит под влиянием окружающей социальной среды. Наличие правовых идеалов вносит четкость в правовую мотивацию поведения2.

Мотивы могут быть стабильными, устойчивыми, определяемыми типом и характером правосознания личности, могут быть ситуационными, характеризуемыми низший уровень мотивации. Наиболее типичными мотивами соблюдения требований норм права являются следующие (иерархия по степени их социальной ценности):

внутреннее убеждение и выработка потребности в необходимости соблюдения закона;

осознание общественной необходимости соблюдения закона и сознательное подчинение своего поведения его требованиям;

следование привычке, выработанной в силу осознания или страха перед репрессиями;

Малько А.В. Стимулы и ограничения в праве: Теоретико-информационный аспект. - Саратов. 1994. - С 4.

См.: Чуфаро€ский Ю.В. Указ. соч. - С. 37. 3 Божович Л И Возрастание закономерности формирования личности ребенка Лфтореф. дис... д-ра пел наук. - М., 1966. - С. 7.

осознание групповых интересов;

правовой конформизм;

нежелание потерять авторитет у окружающих,

боязнь юридической ответственности;

формальное совпадение личного интереса с требованиями права*

Процесс действия мотива, выражающая направленность личности, ценностные ориентации и определяющая ее деятельность - мотивация. Действие мотива в системе связей и отношений, урегулированных правом, - правовая мотивация.

Правовая мотивация - это социально-психологический процесс закрепления и стимулирования правовой активности, сознательного, положительного правомерного поведения личности, а также целый набор, система общественно-правовых факторов, определяющих юридическое поведение человека, т. е. цели, стремления, мотивы, потребности, интересы и т. д. В данном контексте правовая мотивация дает возможность понять, осознать, объяснить правовое поведение личности, социально-психологическую основу его деятельности, ее целенаправленность и степень интенсивности.

Целостная структура личности определяется прежде всего направленностью. В основе направленности личности лежит возникающая в процессе жизни и воспитания устойчиво доминирующая система мотивов, в которой основные, ведущие мотивы, подчиняя себе все остальные, характеризуют строение мотивационной сферы человека Речь идет, как мы уже указывали выше, о иерархии мотивов. «Структура личности - писал А. И. Леонтьев, -представляет собой относительно устойчивую конфигурацию главных, внутри себя иерархизированных мотивационных линий»1. Если в структуре личности доминируют процессы-готовности (мотивы) совершения социально неприемлемых форм поведения, то здесь наблюдается в структуре личности антисоциальная его сущность и, соответственно, наоборот.

1 ЛеоньевА.И. Указ. соч -С. 209.

Источником формирования мотивов является как внутрисубъективная среда (закономерности отражения объективной действительности в идеальных образах, на основе которых регулируется жизнедеятельность организма), так и внешнесубъективная среда личности (система отношений, связей, ролей, образа жизни, статусов и т. д.). Специфическим элементом правовой психологии личности является правовая «совесть», интуитивное понимание, стремление к справедливости, жизненному, нравственному праву. Чувство совести в праве есть постоянная устремленность субъекта на приближение права, его имманентного содержания требованиям идеального права

К. Г Юнг рассматривает совесть как проявление «божественной воли». С психологической точки зрения совесть детерминирована бессознательным содержанием личности. Он писал: «Ведь совесть с древнейших времен понималась скорее как божественное вмешательство, чем как психическая функция; ее приказ означал vox Dei (глас Божий). Это показывает, какую ценность и какое значение придавали и придают данному феномену. Мнение о том, что глас совести есть глас Божий, истинно психологически»1.

Законодатель в этом смысле должен придерживаться категорического императива, который был сформулирован И Кантом: «Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого так же, как к цели, и никогда не относился бы к нему как к средству»3.

Здесь необходимо отметить, что для содержания западной юридической психологии характерен больший акцент на формально-юридические, политические аспекты, чем на духовные факторы. В правовой психологии Запада не нашлось достойного места религиозному и нравственному чувству правовой совести, что несомненно, значительно сузило ее возможности3

Юридическая психология ближе, чем правовая идеология, к религиозным корням бытия, ибо в ее духовных структурах существует нерациональное ассимилирование или отторжение идеологически чуждых факторов. Со-циально-правовую психологию российского общества помимо общего анализа, целесообразно подвергнуть индивидуально-национальному исследованию

Аналитическая психология* Прошлое и настоящее / КГ. Юнг, Э Сэмюэлс, В. Одайник, Дж. Хаббэк - М., 1995. -С 80-98

2 Кант И. Соч. вбт М, 1963-1966. -Т4.-С. 230.

3 См. Бермам Г.Д. Западная традиция права: эпоха формирования. - М , 1994.

В российской политико-правовой традиции не только на идеологическом, но и на психологическом уровне, построенном на многовековом опыте соборности, действует представление о неразделимости прав и обязанностей. «Плодотворно лишь то право, которое видит в себе ничто иное как обязанность... Нет пользы в том, что я имею право то и это сделать, если я не чувствую себя обязанным сделать то, что должно»1.

Также в российском правосознании существует этико-правовой дуализм. Если в социально-правовой мотивации поведения в мусульманской правовой системе явно преобладает религиозный фактор, то его воздействие на российское правовое сознание менее значительно. Однако оно явно больше, чем в правосознании западного типа В этом контексте право рассматривается в России не только как этический детерминант, но и как ценность сама в себе. Отсюда и происходит непоследовательное, на первый взгляд, сочетание тре-бований жестокости к преступникам вообще с требованием милосердия и снисхождения к конкретному лицу, совершившего преступление. Социально-правовая психология российского общества характеризуется некоторой эклек-тичностью и неопределенностью, которая обусловлена самим характером со-циальной жизни, ее противоречивостью и неоднозначностью.

Российскому обществу присущи душевные спады и подъемы в сочетании от социальной «истерии» до меланхолии. Это особенно заметно было в последние десятилетия, где общество, пребываемое в состоянии застоя, после известных политических сдвигов стало достаточно бурно принимать участие в политических и экономических преобразованиях, в ряде случаев доводя дело до недопустимых крайностей (распад СССР, экономический хаос, рост пре-ступности и т. д.). Но в этой связи, однако, нельзя говорить о типичном харак-тере российского общества, так как политические и экономические стагнации способны приводить к подобному любое общество.

1 Митрополит Иоанн. Самодержавие духа. - СПб., 1994 - С. 344

Правовые реформы, также характеризующиеся определенной противоречивостью, на социально-психологическом уровне ярко демонстрируют неготовность общества к их восприятию и продвижению в жизнь, так как на уровне базовых ценностей многие из них неприемлемы народу. Декларированные, но не прочувствованные обществом нормы и принципы не способны вызвать «ожидаемую» социальную мотивацию, без чего невозможно формирования стойкой предрасположенности к ним.

Западные правовые ценности не способны мгновенно вызвать социальное одобрение по той причине, что многие из них - это плод западной культуры, «выстраданный» многовековыми преобразованиями, и эффективно они работают в той среде. Россия имеет свой политико-правовой опыт, свои традиции, и не учитывать этого нельзя, а иначе потрясения неизбежны

Итак, правовая психология имеет самостоятельное значение в структуре правового сознания, обладает своим понятийным аппаратом и способна активно проявлять себя в сфере действия права Однако анализ правовой психологии будет неполным без анализа неосознанного его компонента Мы имеем в виду так называемый предешншпельный компонент правосознания, который является неотъемлемой составной правовой психологии.

В современной юридической литературе, посвященной проблеме правового сознания, идея выделения неосознанного массива в его структуре не но-ва, однако при этом представляется необходимым уточнить ряд предложений и положений.

1 См.: Белкаиое ЕА. Структура и функция правосознания: Автореф дис.каыд. юрид. наук. - Екатеринбург, 1996

2 Фрейд 3. Психология бессознательного - М .1989. - С. 425 - 439

Так, на волне модного учения о бессознательном в ряде работ предлагается выделять его в качестве структурного элемента правового сознания, при этом сам термин берется за «чистую монету»1. Но, опираясь на работы основоположников учения о бессознательном, в частности, 3. Фрейда отметим, что им выделялись три уровня психической динамики человека сознание (bw), предсознание (vbw), и бессознательное (ubw) . При этом последний элемент является латентным, неспособным стать осознанным и пригоден только в описательное смысле, но не в динамическом. Он проявляет себя, как правило, только в состоянии изменнего сознания (сон, гипноз, действие сильных галлюциногенов и т. д.), где его вытеснение (выталкивание на уровень сознания) происходит при сопротивлении сознанием (цензура сознания). Последнее при этом вынуждено изменять свое качество. Исследование бессознательного возможно только на уровне клинической психологии (психоанализ) и не представляется возможным на уровне юридической

психологии. Бессознательное - наиболее глубинный пласт человеческой психики, и его проявления человеком, как правило, вообще не осознаются и не получают какой-либо должной оценки.

Таким образом, бессознательное не может рассматриваться в рамках правовой психологии, так как она исследует динамичные проявления психики, способные на уровне сознания активно влиять на поведение людей в правовой сфере

Что касается предсознания, то это состояние психики человека ближе всего находится к сознанию и способно проявлять себя в нем при нормальном его состоянии, т. е. состоянии "Я"

Ярким примером пердсознательньгх процессов являются ощущения и чувства, которые возникают на его уровне и, становясь осознанными человеком как таковые способны стимулировать либо ограничивать человека в выборе того или иного варианта поведения. Предсознание - такое качество психики человека, которое способно демонстровать себя в сфере действия права, в поведении субъектов правоотношений.

То или иное поведение, в том числе и правовое, не всегда осознается человеком, но тем не менее имеет место быть. В психологии (в юридической в том числе) выделяют, так называемое привычное поведение, т. е. форма действия либо бездействия человека, которая стала таковой в результате его неоднократного повторения. Частые повторения становятся правилом поведения и оседают на уровне подсознания. И именно привычка, вытесняемая из подсознания старается стать ведущей формой поведения в схеме "раздражитель - реакция". Например, лицо, управляющее автотранспортным средством, не пользующееся ремнем безопасности систематически, практически, если так можно выразится, забывает о его существовании (чем в сущности и нарушает требования закона), но до тех пор, пока на смену данной привычке не придет другая (социально одобряемая), в силу ряда причин, например, привлечения к ответственности за данное правонарушение; осознная угроза собственной жизни и здоровью и т. д. Но неосознанное (предсознательное) проявляет себя не только в качестве индивидуального,

субъективного элемента психической активности, но также группового, общественного, например, традиции, обычаи и т. д.

Помимо З.Фрейда исследованиями неосознанных процессов активно занимались многие ученые, одним из них был его ученик, а впоследствии оппонент К. Г. Юнг, который разработал теорию коллективного бессознательного (архетипов). Он предложил рассматривать неосознанное не только в рамках отдельной личности, но и целых групп (нация, народ, общество). По мнению Юнга, яркими примерами существования архетипов являются мифы и верования народа, нации, его традиции, в которых концентрируются иносказательно, метафорично их качества.

Это положение весьма ценно и на уровне массового правового сознания. Стереотипы сознания любого народа зиждутся на культурно-нравственных ценностях данного народа, с присущими ему не только рациональными, но и иррациональными чертами Значение неосознанного в развитии целого народа велико и является одним из определяющих факторов его дальнейшего становления1. Следует учесть некоторые особенности структуры традиционного массового сознания: существующую в нем неразрывную связь правовых установок и представлений с религиозными и нравственными ориентация ми и ценностями, натичие стереотипов мышления, смыкающихся неосознанными образцами поведения, привычками2. Новая система взглядов, оценок и представлений о праве накладываются на старую, традиционную систему установок и стереотипов мышления, тем самым видоизменяясь и, не всегда удачно, приспосабливаясь к ним. Чрезвычайная устойчивость традиционных пред-ставлений и оценок российского общества доказывает его имманентность со-циальной жизни.

1 См.: Юнг К.Г. Психологические типы. - М., 1997. -С. 541.

2 См СупатасвМЛ. Особенности правосознания в странах Тропической Африки // Право-DC ДОН МС ~~* 1990 -С. 88

Помимо «наружных» факторов правовой психологии, определяющих связь сознания с окружающей социальной действительностью конкретного народа, неразрывен в нем и «скрытый» арсенал индивидуальной коллективной психики1. Национальные особенности правосознания определяются спецификой базовых стереотипов их этнокультурных черт, непосредственно свя-занных с воздействием на сознание, в том числе и на правовые неосознаваемые процессы. Это коллективное неосознанное не развивается индивидуально, но наследуется. Оно состоит из предшествующих форм, архетипов, которые лишь вторичным образом становятся осознаваемыми и которые придают определенную форму содержаниям психики2.

Решающим в объяснении роли и места неосознанного (предсознатель-ного) в поведении людей, их отношении к существующим социальным явлениям, в том числе и правовым, явилось учение об установках как о стереотипных формах готовности действовать в соответствующей ситуации3. Установки являются неосознанной основой поведенческого акта, в которых не осознается цель действия.

Д.Н. Узнадзе определяет установку как особое состояние психики, которая предваряет появление отдельных фактов сознания или фактов предшествующих ему. Установка формируется в психике субъекта как результат предыдущего опыта и проявляется в виде изначальной реакции на ситуацию, в которой ему приходится ставить и решать задачи. Характерной чертой установки, согласно Д.Н. Узнадзе, является «внеосознанный психический процесс, оказывающий решающее влияние на содержание и течение психических процессов»4

В этой связи правовая установка рассматривается в качестве индивидуальной, групповой готовности к определенной правовой активности, зависящей от наличия индивидуальной или групповой потребности, разрешение которой возможно правовыми средствами либо без таковых, в правовом пространстве по достижению социально значимых благ, при этом активизация данной готовности может происходить на предсознательном уровне.

1 См.: Аналитическая психология: Прошлое и настоящее / КГ Юнг, Э. Сэмюэлс, В. О дай-ник, Дж. Хаббэк. -М., 1995.

2 Там же. - С. 72.

3 См.: ЕникеевМ.И. Указ. соч. - С. 68

4 Узнадзе Д.Н. Пснхолотческие исследования. -М.> 1966. - С. 149-150.

Правовые установки можно классифицировать следующим образом:

ситуативные (моторные) (например, деяния, совершаемые в состоянии аффекта (ст. 113 УК РФ) либо в связи психическими расстройствами, не исключающими вменяемости (ст. 22 УК РФ). Ситуативные установки проявляют себя, как правило, на психосенсорном, психорецепторном либо нейрофизиологическом уровнях при значительных душевных переживаниях или незначительных психических расстройствах),

социально-перцептивные (например, участие в выборах (голосование) в силу привычки),

когнитивные - познавательная установка (например, предубеждение следователя, прокурора, судьи в отношении виновности обвиняемого (подсудимого) ведет к доминированию в его сознании обвинительных доказательств, оправдательные же доказательства отступают на второй план);

мнемические установки - установки на запоминание значимого правового материала, откладываемого, отчасти, на уровне предсознания и вос-производимого в ожидании и/или наступлении определенной жизненной си-туации.

Таким образом, проблема неосознанного, а точнее - предсознательного, является достаточно значимой в его исследовании. Тем более, что оно реально проявляет себя в структуре правового сознания, но в рамках правовой психологии Так, в случае выделения его в самостоятельный элемент, может возникнуть ситуация, при которой нарушится структурное качество исследования

Правовое ггредсознание есть неотъемлемое составляющее правовой психологии, составной элемент психики человека, пребывающий в неразрывном единстве с сознанием. Выделение его в самостоятельный элемент правового сознания не разрешит методологико-категориального вопроса (оперировать нам придется все же терминами и категориями психологии, что лишит неосознанный компонент правосознания оригинальности и исключительности.

Итак, правовая психология состоит из двух взаимозависящих элементов: осознанных психических процессов и неосознанных (предсознательных). Неосознанное в психике человека достаточно сложное явление и до конца не изученное, охватить его в рамках данного исследования не представляется возможным Это тема отдельного специального исследования, где представляется охватить уровни неосознанных процессов, их роль и значение в выборе правового поведения людей, характер связей осознанного и неосознанного, процессы перевода неосознанного в психике на уровень сознания субъектов правоотношений и др.

Таким образом, анализ правовой психологии позволил нам дать следующее его определение: правовая психология - совокупность элементов правовой активности индивида, социальной группы и общества, выраженная в чувствах, эмоциях, настроениях, мотивах, привычках, и специфического предсознательного (неосознанного) регулятора поведения субъектов оби^ест-венных отношений в правовой сфере.

Останавливаясь еще раз на проблеме противопоставления элементов структуры правового сознания, отметим, что в теории правового сознания должен быть выработан подход, при котором элементы должны исследоваться в более тесном качестве, так как правовая психология и идеология существуют и действуют в едином функциональном плане.

Парыгин Б Д. Основы социально-психологической теории. - М., 1971. - С. 95.

2 Гак ГМ. учение об общественном сознании в свете теории познания. - М , 1960. - С. 44.

3 См.: Демичсв ВЛ Обществеrmoe бытие и общественное созпание. Механизм их взаимодействия. - Кишинев, 1970. - С. 112.

В этой связи Б XL Парыгин существенно прав, когда говорит, что «как правовая идеология, так и все формы общественного сознания являются ре-зультатом психической деятельности людей»1. В таком случае очевидно, что всякое сознание, систематизированное и несистематизированное, психологично. Противопоставлять правовой идеологии (теоретическому сознанию) правовую психологию было бы допустимо в том случае, если бы психологию сводили только к чувствам, эмоциям. Однако исследователи общественного сознания, рассматривая общественную психологию, включают в нее «все продукты отражения: чувственные, умственные и волевые»2, либо делят ее на эмоционально-волевое сознание и обыденно-логическое сознание3. Об этом пишет и ЮГ. Волков, выделяя в идеологии так называемый психологический уровень: «Этот уровень идеологии отождествляют с психологией масс народа К данному уровню идеологии следует отнести идеологические чувства и эмоции, которые могут формироваться самостоятельно индивидами»1. Кроме того, деление общественного сознания на идеологию и психологию имеет тот недостаток, что при такой классификации вообще выпадают из поля зрения несистематизированные взгляды (которые могут впоследствии развиться в за-конченную теорию), функционирующие на уровне так называемого обыденного сознания. В теории правосознания должен вырабатываться логико-интегративный подход в понимании структуры правосознания, опирающийся на достижениях социологии, социальной и практической психологии.

В заключение, мы предлагаем выделить основные качества и черты российского правового сознания:

ВояковЮГ Манифест |уманизма (Идеология и гуманистическое будущее России). - М, 2000 - С. 88

1. Российскому обществу присуще негативное отношение к праву. Исторически долгое время правовой нигилизм характеризует российское общество, как отрицающее закон и не желающее следовать общим принципам и целям права. Причинами этому являются: чрезмерная ориентация на зарубежный политико-правовой опыт в ущерб отечественному; отвлечение и неучет особенностей, потенциала и ограничений национального правового сознания и правовой культуры при формировании системы правового регулирования; стагнатический характер проводимых реформ. 2. Российскому правому сознанию органично присущ этатизм, о чем свидетельствует вся история России. Чрезмерная ориентация на государственную власть, есть характерная черта отечественной ментальности, показывающая ее отличие от западного соци-ального мировоззрения. Анализируя особенности этатической психологии российского правового сознания, важно отметить специфику взаимоотношения государства и личности в России. Формально данные отношения носят равноправный, справедливый, взаимовыгодный характер. Фактически наша история свидетельствует, что личность всегда была второстепенна в отношении с государственной властью. Здесь наглядно полное подчинение личности государству, а в момент народных возмущений - дикий произвол, побеждае

1 Скэнпан Дж. П. Нужна ли России русская философия? // Вопросы философии. - 1994. -X? 1-С. 61.

См.: Матулов Н.И. Правовой нигилизм и правовой идеализм как две стороны «одной ме-дали» // Правоведение. - 1994. - № 2.

мый еще более лютым государственным произволом1. 3. Современное российское юридическое сознание находится в кризисном состоянии, в процессе искания новых правоаксиологических установок. Жизнь заставляет провести определенный анализ юридических ценностей, не отвечающих требованиям и запросам современной социальной практики. Это усилило традиционную для российского мировоззрения психологическую амбивалентность. 4 Аксиологическая характеристика российского мировоззрения характеризуется иррациональностью, алогичностью, импульсивностью, внушаемостью, наивной идеалистичностью, стремлением к справедливости и терпимости в сочетании с жестокостью и необузданностью, а также тесной связью с религиозными ценностями и др. 5. Специфика российского менталитета проявляется также во взаимодействии с юридической культурой общества, в характерном образе восприятия правовых ценностей. Ментальность российской правовой системы не может быть вне пространства правовой культуры, она обеспечивает целостность последней. В то же время правовое воззрение дистанцируется от правовой культуры, от ее общечеловеческих ценностей и начал Поскольку суть их заключается в нетрадиционных для российского общества формах правового восприятия, естественные права и свободы человека, их неотчуждаемость, автономия личности, превосходство права над государством и т. д. 6. В российском правовом сознании явственно проявляется наивная, ничем не оправданная, идеализированное восприятие значение права в общественной жизни Данное явление получило в литературе название правового «идеатиз-ма»2. С одной стороны, россияне в целом не испытывают в отношении права и закона особенно положительных эмоций и чувств, настроений и переживаний. Российское правовое сознание не может сделаться подвластным праву как форме, пусть даже определяемой рационально выведенной естественной необходимостью. С другой стороны, в обществе существует повышенная вера в неограниченные регулятивные возможности права, выражающееся в том, что все требуют скорейшего издания законов, но в той ситуации, в которой мы

1 См.: Кузъмихин И.Ю. Политика и право: региональный аспект // Правоведение. - 1999. -№ 1.-С. 227

сейчас находимся, закон просто не может работать, потому что требует изначальной стабильности в обществе. Поэтому, лозунг «больше законов хороших и нужных» далеко небесспорен1. 7. Современному российскому правосознанию присущ не только политико-правовой популизм, но и эклектичность представлений, взглядов, концепций, идей. Для него характерны сочетания несовместимых ментальных схем. До сих пор обществу не понятны цели и направления государственного строительства Власть не дает цельного внятного ответа на данный вопрос, что еще более усиливает недоверие к ней.

<< | >>
Источник: Ямбушев Фанль Шамильевич. ПРАВОВОЕ СОЗНАНИЕ В МЕХАНИЗМЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Нижний Новгород - 2002. 2002

Еще по теме 2. 2. Правовое сознавне: структура ¦ особенности в современномроссийском обществе:

  1. 2. 2. Правовое сознавне: структура ¦ особенности в современномроссийском обществе
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -