<<
>>

§ 1. Понятие и признаки функций права

Любой социальный институт может реализовать свое назначение и свои цели лишь в том случае, если будет функционировать. В зависимости от того, какие функции осуществляет то или иное явление социальной жизни, как происходит реализация этих функций, в каких формах и с какими последствиями, можно судить о самом явлении, его роли в жизни общества и системе социального развития.

Функции выражают сущность явления - то главное, основное, определяющее, что обусловливает его специфику, его природу, делает его «самим собой». Таким образом, изучение функций явления есть изучение самого явления. Оно позволяет глубже проникнуть в суть изучаемого явления, разобраться в его природе, осветить те его стороны, которые скрыты от исследователя, рассматривающего явление в статике[13].

Понятие «функция» является одним из ключевых для социального регулирования вообще, поскольку именно в функциях выражаются сущность и назначение такого регулирования. Важно отметить, что понятие «функции права» охватывает не только собственно правовое, но и духовное, и ценностное нормирование.

В науке понятие «функция» употребляется в самых различных значениях. Каждая из наук использует эту категорию для отражения и характеристики действия изучаемых явлений. В математике под функцией понимается зависимая

переменная величина, то есть величина, изменяющаяся по мере изменения другой величины, называемой аргументом. В биологии - это специфическая деятельность органа или организма (функция руки, сонных артерий, щитовидной железы и т.д.). В других науках функция понимается как направленное действие какой-либо системы (кибернетика).

Функция как научная категория в ее философском понимании представляет собой «внешнее проявление свойств какого-либо объекта в данной системе отношений»[14], деятельность, роль объекта в рамках некоторой системы, которой он принадлежит; вид связи между объектами, когда изменение одного из них влечет изменение другого, при этом второй объект также называется функцией первого[15], а также «явление, зависящее от другого и изменяющееся по мере 3

изменения этого другого явления»[16].

Иногда функция понимается как форма воздействия предмета, вещества или явления на другие предметы, вещества, явления[17]. В большинстве случаев с функцией связывается целенаправленное, избирательное воздействие системы, целого на определенные стороны среды.

Исходя из этих определений, становится очевидным, что понятие функции применительно к праву (основное направление воздействия, выражение сущности) совершенно не соответствует трактовкам понятия функции в философской науке, где сущностной характеристикой функции является отношение, связь, зависимость. В связи с этим характеристики функций, даваемые в других науках, должны применяться в теории права с известной критичностью.

В категориальный аппарат юриспруденции термин «функция» вошел в конце 19 - начале 20 вв. и применялся для характеристики социальной роли

государства и права. Современный этап познания функций права означает не только естественный пересмотр многих старых концепций, но и становление и развитие новых подходов, соответствующих современным задачам юридической науки и практики. На мой взгляд, эти подходы связаны с усилением внимания к ценностным, мотивировочным моментам в правовом воздействии, в акцентировании духовного, идеологического, мировоззренческого, общекультурного воздействия права.

Через функции как основные направления его воздействия на социальную и духовную жизнь проявляется сущность права. Функциональная характеристика права позволяет определить, каким образом право проявляется в действительности социальной жизни, как участвует в общественных отношениях, какие изменения вызывает.

При этом следует подчеркнуть, что право является мощным средством не только регламентации социальных процессов, но и воздействия на духовную сферу, на сферу ценностей, идеологии, сознания людей.

Функциональная характеристика права, отражающая его в динамике, является базовой для достижения понимания права. Действие права не хаотично, а целенаправленно, сконцентрировано на определенных направлениях.

Динамизм социальной и культурной жизни влечет не только изменение самих этих направлений, но и изменение их значимости и соотношения. Соответственно, изменяется значение и направленность регулятивной функции права, ее объект.

Но, как отмечается в литературе, динамизм не перекрывает собой понимание права в целом, поскольку право не может быть и не должно быть только динамичным; его не меньшая ценность заключается в статике, т.е. в сформированных структурах, состояниях - правопорядке, корпусе правил, законодательной практике и т.д[18]. Соответственно, функции, в том числе

регулятивная, отражают и статику права - закрепление социальных статусов, компетенции государственных органов и общественных объединений.

Функциональность и, собственно, регулятивность права является его интегральной и универсальной характеристикой, выражением его природы и характерна для любой правовой системы на всех исторических этапах ее развития. Функция права - это способ его проявления в действительности, в общественной практике и, что тоже очень важно, общественном сознании.

Проблема функций права тесно связана и с проблемой его социального, культурного, духовного назначения, с проблемой обслуживания правом общественных процессов. По мнению Г. Т. Чернобеля, «центральный функциональный смысл права как нормативного регулятора заключается в его предназначении быть мерилом социальных благ, им даже выделяется соответствующая функция права»[19]. Однако распределение социальных благ, вне зависимости от целесообразности выделения распределительной функции, представляет собой важнейший аспект функционирования права и реализации регулятивной функции в частности в современном мире, в том числе в современной России.

Перейдем к анализу понятия собственно функций права. Слово «функция» происходит от латинского functio - исполнение, выполнение, компетенция. В юридической литературе это слово нередко употребляется в разных смыслах: «задача права», «роль права» и «назначение права», хотя употребление в подобных смыслах рассматриваемого термина представляется не совсем точным.

«Задача права» - это указание на конечную или стоящую на определенном этапе цель права, достижение которой должно решаться им самостоятельно, либо осуществлению которой оно должно всемерно способствовать. Понятие «задача права» идентично понятию «назначение права» в узком смысле. Задача права - это внешний (определяющий) по отношению к функции права фактор, в

соответствии с которым осуществляется ее реализация. Термин «роль права» говорит скорее о значении права в жизни общества, государства вообще, либо на определенном этапе их развития. Отвечая на вопрос, какова была (или будет) роль права на том или ином этапе развития общества, либо в решении тех или иных задач, неизбежно придется обращаться к выяснению осуществляемых правом функций, которые как раз и характеризуют социальное значение права. «Роль права» - более общее по отношению к «функции» понятие[20]. Можно утверждать, что для выполнения своей роли на определенном историческом этапе право выполняет ряд функций.

Серьезный вклад в развитие теории функций права внесли представители западной науки, которых с определенной долей условности можно объединить в две группы, представляющие два самостоятельных направления в исследовании функций права: европейское и американское, отличающееся друг от друга тем, что в первом заметны традиции романо-германской юридической школы (она не отрицает нормативные моменты в праве, пытается выяснить его функции применительно к разным аспектам общества, стремится связать природу и функции права); второе - это направление американской социологической школы, трактующее право как функцию «социальной системы, социального контроля» и использующее в своих исследованиях функциональный метод, согласно которому право представляет собой составную часть «социальной системы», находящуюся в функциональной зависимости с другими ее частями (Р. Мертон, Р. Паунд, Т. Парсонс).

Существенный вклад в развитие теории функций права внесли представители европейской школы и прежде всего немецкие юристы.

В 1970 г. была издана книга В. Майхофера, Г. Шельского, Э. Фихнера «Функции права в современном обществе», авторами которой была предпринята попытка раскрытия

роли права в жизни современного общества, охарактеризованы его различные функции.

Немецкими юристами ставился вопрос о праве как средстве массовой коммуникации. Специально были выделены функции права применительно к международному сообществу:

1) Роль права в устранении экономического, социального и культурного неравенства.

2) Возможность создания универсального «права народов» как фактора образования мирового политического содружества.

Если обратиться к анализу трактовки функций права в отечественной науке, то становится очевидным, что многие авторы либо отождествляют функции права с основными направлениями правового воздействия на общественные отношения, либо соотносят их с выражением сущности и социального назначения права.

Актуальным остается замечание Т. Н. Радько, сделанное им еще в 1970 г., о том, что «еще не выработано четкое понятие функций права, не обоснован должным образом критерий их классификации, недостаточно раскрыто их содержание, имеющиеся в литературе высказывания не систематизированы»[21], хотя с того времени ряд функций права подвергся самостоятельным диссертационным исследованиям, и сделан ряд интересных и важных выводов, касающихся данной проблематики.

Советская наука обратилась к выяснению функций права еще в 20-е гг. прошлого века. По замечанию Т. Н. Радько, в то время работы о функциях права «не всегда были выдержаны в материалистическом духе, а в 30-е - 60-е годы термин «функции права» вообще исчез со страниц юридической литературы[22].

Действительно, в советской науке 30-х - 60-х гг. термин «функция права» встречался крайне редко, не говоря уже о какой-либо систематической разработке этого вопроса. Следующий этап разработки проблемы функций права

юридической наукой относится к началу 60-х гг. Здесь следует упомянуть работы С. С. Алексеева[23], И.

Е. Фарбера[24], О. С. Иоффе и А. И. Королева[25], в которых снова был поставлен вопрос о функциях права. С. С. Алексеев и И. Е. Фарбер сформулировали понятие и дали классификацию функций права, а О. С. Иоффе и А. И. Королев правильно подметили связь сущности и функций права и включили в общее определение права указание на осуществляемые им функции.

В период с 1964 по 1978 гг. был опубликован целый ряд основополагающих трудов Т. Н. Радько по указанной проблематике[26].

Проблемы функций права затрагивались в работах Ю. Г. Ткаченко применительно к теории правоотношений. По ее мнению, под функциями права следует понимать конкретную роль (действие) права по организации общественных отношений[27].

По справедливому замечанию Т. Н. Радько и В. А. Толстика, «общетеоретические разработки основных функций права послужили мощным импульсом для глубокого и детального анализа функций различных отраслей права и функций, выполняемых как отдельными нормами права, так и их определенной видовой совокупностью»[28]. Очевидно, что анализ регулятивной функции на уровне конкретных отраслей права должен быть продолжен в современных условиях кардинальных изменений социальной жизни.

В отечественной литературе не сложился единый взгляд на понятие функций права и вопросы их классификации как в советский период, так и в современный. В частности, С. С. Алексеев понимал под функциями права его «юридическое назначение для тех или иных общественных отношений, которое выражается главным образом в результатах правового регулирования. В соответствии с этим он различал статическую и динамическую функции. Статическая функция выражается в воздействии права на общественные отношения путем их закрепления в тех или иных правовых институтах. Динамическая заключается в воздействии права на общественные отношения путем оформления их движения (динамики)»[29]. По мнению С. С. Алексеева, в праве можно выделить и третью - охранительную функцию, которая является дополнительной к двум первым. Она проявляется, лишь поскольку нарушается право[30].

Достаточно распространенной в отечественной науке является позиция, согласно которой функции права - это реализация его социального назначения[31]. В. Д. Филимонов в этом плане указывает, что функции права - это социальная роль, которую оно выполняет в организации (упорядочении) общественных отношений, определяемая направленностью и методом их правового регулирования[32].

Социальное назначение права формируется, складывается из потребностей общественного развития, оно есть «продолжение» этих потребностей, выраженное в виде государственного акта. В соответствии с потребностями,

социальными необходимостями общества создаются законы, направленные на закрепление определенных отношений, их регулирование и охрану[33].

В. Г. Смирнов полагал, что понятие «функция права» в единстве выражает социальное назначение правового регулирования, так как отражает в совокупности предмет, задачи и метод регулирования. При этом он различает функцию организации общественных отношений и функцию их охраны[34]. И. Е. Фарбер под основными функциями права понимал его социальное назначение, однако включал в определение и основные направления воздействия на сферу общественных отношений[35].

По мнению Т. Н. Радько, понятие «функция права» должно одновременно охватывать как назначение права, так и направления его воздействия на общественные отношения. Поэтому, раскрывая содержание какой-либо функции права, необходимо постоянно иметь в виду связь назначения права с основными направлениями его воздействия и наоборот - зависимость последних от назначения права. Функция права - это единство двух моментов: назначения права в обществе и основных направлений его воздействия на общественные отношения[36].

Далее, согласно позиции Т. Н. Радько, как социальное назначение права, так и основные направления его воздействия на общественные отношения, взятые в отдельности, не исчерпывают собой понятия функции права. Если под функцией права понимать только его социальное назначение, то подобное понятие будет носить слишком общий характер. Во-первых, сам термин «социальное назначение» употребляется в нескольких смыслах. Во-вторых, мы, по существу, отождествляем его с целями и задачами, которые призвано решать право, так как

назначение характеризует право с точки зрения того, что должно оно делать в соответствии с целями класса, всего общества, выражением воли которых оно является. Напротив, при определении функции права только как основного направления воздействия на общественные отношения упускается из виду направляющий момент этого воздействия. При таком понимании имеется большая опасность потеряться в массе подробностей и деталей, упустить главное, основное[37]. В этом плане с позицией Т. Н. Радько можно согласиться и подчеркнуть, что функции как основные направления воздействия права без выполнения его социального назначения предстают как случайные, не имеющие смысла и обоснования.

В то же время не все современные авторы согласны с включением в понятие функций права социального назначения права. Так, А. С. Палазян и В. П. Малахов указывают, что право как таковое, в целом, не имеет назначения, вопрос о назначении можно ставить только в применении к некоторой части права, его элементу, поскольку у каждого из этих элементов - свое назначение[38].

Следует также иметь в виду, что сущность и назначение у права, если их увязывать с функциями, в таком случае будут весьма разнообразны. Поэтому, на мой взгляд, нельзя безоговорочно соглашаться с тем, что все функции выражают социальную сущность и назначение права, в противном случае получается, что у права много сущностей и назначений. К тому же сущность права продолжает оставаться предметом научных дискуссий.

Некоторые авторы, например С. А. Иванов, представляли функции права как направления правового воздействия не на общественные отношения, а на волю, поведение людей[39]. Думается, что вопрос должен быть поставлен еще шире: право через свои функции воздействует не только на волю, поведение людей, их

социальную активность, но и на их мировоззрение, ценностные установки, общую и правовую культуру.

Вопрос о направлениях воздействия права, по сути, вопрос о сферах общественной жизни, в которых «участвует» право, и о том круге социальных задач, в решении которых используются возможности и средства права (которыми, в сущности, эти средства и порождаются). Это также вопрос о силовых векторах права, его возможностях (потенциале) и пределах (ограниченности)[40]. И мне представляется, что центр этих «векторов» воздействия права должен быть перенесен на формирование личности, а не только на регулирование тех или иных общественных отношений.

Продолжим рассмотрение подходов к понятию функций права. В. В. Глущенко понимает под функцией права «то, что и с какими параметрами делает или предписывает делать право (норма права) для достижения оговоренных целей в конкретных условиях (гипотезах)[41]. Фактически, мы видим то, что в данном случае функциями наделяются даже отдельные нормы права, что совершенно не соотносится с представлениями о функциях как об «основных направлениях воздействия». Фактически функции права соотносятся с предписываемыми нормами права обязанностями.

Отдельные ученые, например Б. И. Пугинский, возражали против определения функций права в качестве направлений правового воздействия на общественные отношения на том основании, что суждения о направлениях влияния права без указания конкретных объектов и результатов такого влияния оказываются труднопроверяемыми, носят во многом умозрительный характер[42]. В. П. Реутов в этом плане отмечал, что вызывает сомнения использование термина «основные направления», поскольку вряд ли можно четко определиться с

критериями разграничения основных и неосновных направлений правового воздействия[43]. С этим трудно согласиться, поскольку деятельность любой правовой системы напрямую зависит от того, насколько правильно в ее деятельности определены основные направления и насколько эффективно они реализуются.

Направление правового воздействия является результатом познания потребностей общественного развития, оно строится в соответствии с законодательной политикой, которая концентрирует эти потребности и трансформирует их в право[44]. Вот почему так важно правильно, без классовой ангажированности, познать потребности общественного развития и отразить направления их удовлетворения в правовой политике государства. Само по себе соотнесение функций права с потребностями субъектов права, несомненно, заслуживает внимания и самостоятельного научного исследования.

Само по себе воздействие заключает в себе возможность определенным образом влиять на окружающую действительность и, соответственно, изменять ее. С учетом этого, интерес представляют взгляды на функции права Е. А. Сухарева и В. Н. Синюкова. Е. А. Сухарев под функциями права предлагает понимать «устанавливающиеся посредством действия права основные регулятивные организующие связи между системой права и системой общественных отношений, позволяющие учитывать зависимость возможностей, целей и результатов правового воздействия от свойств его объекта, общественных отношений и технико-юридических особенностей самого права»[45]. Однако в этом плане хотелось бы увидеть и конкретную классификацию, тем более, что «организующие связи» могут существенно отличаться от «основных направлений правового воздействия».

По мнению В. Н. Синюкова, определение функций права через назначение (роль) и направления воздействия (регулирования) имеет два недостатка. Во- первых, такая трактовка предполагает некоего субъекта осуществления функций, который наделен разумом и волей, а поэтому может осуществлять деятельность в известных направлениях. Во-вторых, строя теорию функций «на субъекте», мы фактически описываем ее лишь в категориях этого субъекта, теряя сразу несколько этапов, предшествующих его деятельности, которые часто выступают подлинными детерминантами правового регулирования. В связи с этим он считает, что значение функций заключается не столько в описании действий субъекта, сколько в выявлении и отражении зависимостей между правовым компонентом общественных отношений и иными их компонентами. В итоге мы должны увидеть закономерности функционирования права, то есть образ его взаимодействия (в определенных пределах, формах, методах) с различными социальными переменными по мере изменения экономических и социально­политических условий в обществе[46].

Думается, что понятие «образ взаимодействия» при всей его новизне отнюдь не добавляет ясности в определение функций права. К тому же, было бы желательно рассмотреть такие «образы» на конкретных примерах.

А. И. Абрамов, на мой взгляд, верно замечает, что «функции права - это основные направления воздействия не только на общественные отношения, но и на сознание и волю людей. Таким образом, определение функции права как направления правового воздействия на общественные отношения необоснованно сужает данное понятие и оставляет за его пределами как минимум одну самостоятельную функцию права - воспитательную»[47]. Хотелось бы добавить, что в этом случае «за бортом» остаются и идеологическая функция, и (если признавать ее существование) мировоззренческая.

Имеются и некоторые другие подходы к пониманию функций права. Так,

A. С. Палазян и В. П. Малахов предлагают взять за основу значение функции, принятые в социологии. Их, в сущности, два: это роль, которую определенный социальный институт (например, государство, право, мораль) или частный социальный процесс выполняют по отношению к целому, и это зависимость, которая наблюдается между различными компонентами единого социального процесса. Таким образом, под функцией права, по их мнению, нужно понимать следующее: функция есть способ воздействия в различных областях действия права, характер зависимости воздействия права от природы права; функция есть закономерная связь воздействия права на ту или иную предметную область (сферу, группу общественных отношений) с направлением действия права как выражения его природы и особенности[48].

Мне представляется, что, хотя такой подход мог бы связать функции права с категорией закономерностей развития права, сделав соответствующие знания более системными, однако в данном случае задача исследователя существенно усложняется, поскольку придется выявлять и четко сформулировать эти «закономерные связи воздействия права на ту или иную предметную область с направлением действия права как выражения его природы». Тем самым в отношении каждой функции необходимо выявить эту «закономерную связь», что, на мой взгляд, уводит от конкретики изучения функций в область научного теоретизирования.

Интересной, хотя и не бесспорной, представляется позиция А. С. Палазяна и

B. П. Малахова по отграничению функций права и правовых функций. По их мнению, если в первом понятии зафиксирована мысль о действующем, действительном, сложившемся праве, то во втором понятии указано лишь на то, что государство любым своим действиям способно придать только одну форму - правовую, а не моральную, религиозную, эстетическую и даже политическую[49].

Некоторые авторы предлагали различать функции права в широком и узком смыслах. В таком случае, функции права в широком смысле раскрывают обобщенную характеристику правового воздействия на общественные отношения, когда регулирование является лишь одним из способов выражения служебной роли права. Функции же права в узком смысле раскрывают возможность собственно регулятивного воздействия, показывают, как проявляется социальное назначение права - регулировать общественные отношения в зависимости от их характера и значения для социального развития. В данном случае целесообразнее говорить о функциях правового регулирования, которые подразделяются на две позитивные функции (статическую и динамическую) и одну негативную[50].

В данном случае получается, что функции права в узком смысле фактически сводятся к регулятивной и охранительной, что, на мой взгляд, является не более чем вариацией выделения специально-юридических функций права.

Если синтезировать многочисленные точки зрения на функции права, то мы увидим, что, в конечном счете, под функцией права понимают либо социальное назначение права, либо направление правового воздействия на общественные отношения. При понимании функции права как его социального назначения или направления правового воздействия отождествляются тесно взаимосвязанные, но вместе с тем несовпадающие категории, каждая из которых имеет собственное значение и выполняет определенную методологическую роль при определении понятия функции права[51].

Высказывается также мнение, что функцией права нужно считать только позитивное, прогрессивное юридическое воздействие, негативное же и консервативное влияние следует рассматривать как дисфункции[52]. Однако в этой

связи хотелось бы заметить, что далеко не всегда ясно, будет ли с позиций будущего состояния то или иное воздействие прогрессивным, позитивным. Непонятны и критерии этой «позитивности».

Интересным теоретическим и прикладным моментом, связанным с исследованием функций права, является проблема их сущности. В советской литературе отмечалось, что функции права неразрывно связаны с его ролью в осуществлении основных задач коммунистического строительства, а также в свете «борьбы с буржуазной идеологией, выдающей право за некий внеклассовый «социальный инструмент». Считалось, что функция права - это проявление его классовой сущности. Т. Н. Радько в то время писал: «Когда говорят: право функционирует, то имеют в виду его действие, влияние, выполнение своей служебной роли. Государственная воля класса (классов) - это внутреннее, устойчивое качество права, функция - это внешнее, более наглядное, динамичное свойство, показывающее конкретное социальное проявление воли, выраженной в праве»[53]. Изучение функций права как выражения его сущности в советской науке базировалось на тезисе, что право по своей сущности есть возведенная в закон воля господствующего класса, содержание которой определяется экономическими условиями жизни этого класса.

Хотелось бы в этой связи заметить, что функции права могут выражать не только классовую сущность, но и общесоциальную, этническую, духовную, культурно-идеологическую, и, возможно, какую-либо иную.

В этом плане полезно и соотнесение функций права с выражением его социального назначения. По мнению Т. Н. Радько, назначение права можно рассматривать в широком и узком смысле: с точки зрения его исторической миссии (конечных целей) и с точки зрения социальных задач, которые оно призвано решать на определенном этапе развития общества и государства. Этот второй момент в назначении права оказывает решающее влияние на содержание и

характер осуществляемых правом функций. Наконец, под назначением права следует понимать выполнение им специфической служебной роли, которая определяет его качественную самостоятельность, то есть свидетельствует о социальной необходимости этого самостоятельного явления, ввиду отсутствия других явлений, способных заменить право. Именно назначение права в этом смысле играет важнейшую роль в определении видов функций права[54].

Необходимо добавить в этом контексте, что право имеет не только социальное назначение, которое, к слову сказать, имеет целый ряд аспектов, но и духовное, связанное с воздействием на духовную жизнь, личность и ее структуры, культурно-идеологическое, а в некоторые исторические периоды у отдельных народов, - и национальное (этническое).

Основное назначение же самих функций права заключается в опосредовании связей между правом и объектами его воздействия - общественными отношениями, сознанием людей, иными факторами социальной действительности[55]. Думается, что в последовательности объектов воздействия функций права, в том числе регулятивной функции, на первое место должна быть поставлена личность, ее мировоззрение, потребности и интересы, возможности для самореализации, социально полезной деятельности, а затем уже собственно общественные отношения.

Функции права можно рассматривать и как концентрированное проявление его специфических свойств. При этом необходимо иметь в виду не только их множественность, но и их роль, место в формировании функции в качестве самостоятельного основного направления воздействия на личность и общественные отношения. Среди свойств права «можно выделить главные и второстепенные, свойства первого, второго и третьего порядка и т.д. Известно, например, свойство права закреплять общественные отношения, способствовать их развитию, предписывать участникам общественных отношений варианты

дозволенного поведения, запрещать определенный вид действий, воспитывать членов общества в духе идеологии стоящего у власти класса и т.д.»[56].

Перейдем к исследованию характеристик, признаков, свойств функций права. Характеристики функций права, их признаки существуют не изолированно, а тесно взаимодействуют между собой и дополняют друг друга. Поэтому-то ни один из них не может быть исследован достаточно глубоко и полно без выяснения его взаимодействия с другими признаками, то есть без применения системного подхода.

Итак, рассмотрим некоторые признаки, характеризующие функцию права как определяемое социальным назначением основное направление его воздействия на общественные отношения. Мне данные признаки представляются следующим образом.

1) Функции права вытекают из его сущности и определяются назначением права в обществе и государстве на определенном этапе их развития. Функции права - это такие направления его воздействия на общественные отношения, потребность в осуществлении которых связана с самим существованием права как социального и духовного регулятора. Функции как направления действия права определяются как задачами, стоящими перед обществом и государством, так и особенностями самого права, его природой. Так или иначе, функция права - это предметно определенное действие права присущими ему средствами и с помощью закрепленных законодательно процедур.

2) Функции права обусловлены его целями, направлены на достижение целей права в данном обществе на данном историческом этапе развития. Фактически функции права исходят из свойств социума.

3) Они выражают наиболее существенные, основополагающие черты права, вытекают из самой его природы и направлены на осуществление особой роли, стоящей перед правом как социальным явлением. Функции права

представляют собой направления воздействия права в целом, а не какой-либо его отдельной части (отрасли, института и т.п.).

4) Функции права, по сути, транслируют выражаемые вовне свойства, характеристики права. Совокупность функций права есть фактически право в действии, в своей «работе». Функции - это присущие праву, характерные для него способы участия, вовлеченности в социальную практику и социальное развитие.

Т. Н. Радько и В. А. Толстик несколько по-иному формулируют признаки, характеризующие функцию права как определяемое социальным назначением направление правового воздействия на общественные отношения.

1. Функция права вытекает из его сущности и определяется назначением права в обществе. Функция - это «свечение» сущности права в общественных отношениях. В то же время, будучи проявлением имманентных свойств сущности, функции не сводятся к ним и не являются простой их «проекцией». Как явление всегда содержит момент независимости от сущности, так и функция права имеет определенную степень независимости от его сущности.

2. Функция права - это такое направление его воздействия на общественные отношения, потребность в осуществлении которого порождает необходимость существования права как социального явления. В этом смысле можно сказать, что функция характеризует направление безусловного, необходимого воздействия права, то есть такого, без которого общество на данном этапе развития обойтись не может.

3. Функция выражает наиболее существенные, главные черты права и направлена на осуществление коренных задач, стоящих перед правом на данном этапе его развития.

4. Функция права представляет направление его активного действия, упорядочивающего определенный вид общественных отношений. Поэтому одним из важнейших признаков функции права является ее динамизм. Но динамизм функции не означает отсутствия в ней стабильности, постоянства, устойчивости.

5. Постоянство как необходимый признак функции характеризует непрерывность, длительность действия этой функции. О постоянном характере функции права можно говорить в том смысле, что она постоянно присуща праву на определенном этапе его развития. Но это не означает, что неизменным остается механизм и формы ее осуществления, которые изменяются и развиваются в соответствии с потребностями практики[57].

В целом, с такой формулировкой можно согласиться за исключением выделения такого признака, как постоянство. Полагаю, что, во-первых, сам критерий «постоянства» или «длительности» достаточно размыт; во-вторых, функции права меняются по содержанию и направленности с течением времени, а в чрезвычайных ситуациях могут носить чрезвычайный характер.

Данные признаки характеризуют взаимосвязь функций права с самим правом как регулятором. В литературе указывается, что необходимо получить ответы на вопросы, является ли та или иная функция имманентной праву или привходящей, лишь приписываемой праву; необходима она или ее осуществление носит случайный характер; что та или иная функция представляет собой в формальном и содержательном плане; какова та или иная функция в действительности, с точки рения наличности средств ее осуществления, и каков ее потенциал, реальная возможность; обусловлена ли конкретная функция внутренними источниками права или внешними факторами и обстоятельствами; является ли конкретная функция особенной, т.е. специфичной для права, или она характеризуется только с точки зрения общности права с другими формами социальной жизни; какова специфика той или иной функции права в отдельности (элементности) и в целостности (системе); в чем сущность конкретной функции права и ее проявленности, видимости и т.д. Все эти вопросы очерчивают область теории функции права[58].

Думается, что подобный анализ необходимо провести в отношении каждой выделяемой функции права, прежде всего, на предмет ее необходимости вообще, а также с позиций ее возможностей, а значит, и степени предъявляемых к ней требований.

Среди характеристик, признаков функций права, на мой взгляд, должна быть названа устойчивость. Функция права олицетворяет не эпизодическое, а систематическое, постоянное воздействие на личность и общественную жизнь.

Продолжим рассмотрение характеристик функций права. Функции права непосредственно связаны с действием права, с практической реализацией его свойств официально-властного регулятора отношений между людьми, его ролью и местом в структуре правовой системы общества[59]. Функции в их отличности указывают на специфику права, специфичность его среди других форм общественной жизни. Это означает, что данные функции в такой форме и такими методами может реализовывать только право. Поэтому совершенствование механизмов реализации именно функций права является первостепенной задачей правовой системы в целом и правовых учреждений как ее элемента.

Фактически функции - это внутренняя движущая сила права, функции права - это внутренний потенциал права, его энергия. Это «то, что делает право «живым», приводит его в действие, заставляет работать»[60]. Будучи результатом общественного развития, его материальных, духовных и иных потребностей и различных интересов людей, право оказывает на него активное обратное воздействие. Это воздействие осуществляется правом через выполнение им своих функций.

Можно утверждать, что: 1) в функциях права обнаруживается основной социальный источник происхождения и существования права; 2) через функции можно проследить основные, постоянные, специфически-правовые направления воздействия права, в которых выражаются и конкретизируются его социальная

сущность, служебная роль и назначение, решаемые им общественные цели и задачи; 3) в процессе социального функционирования вырабатываются специфические способы выражения права, средства, формы и методы его воздействия на практику общественной жизни.

Итак, «функции права - это проявление его специфических свойств, в функциях аккумулируются такие признаки права, которые вытекают из его качественной самостоятельности, а не вообще любые признаки, свойственные не только праву, но и другим явлениям общественной жизни»[61].

Вместе с тем, каждая из функций имеет и специфические признаки, позволяющие отграничивать ее от других. Эти признаки подчеркивают качественную обособленность функции, характеризуют ее природу и социальную роль. Число признаков, имеющихся у одной функции, может не совпадать с количеством их у другой. Кроме того, сами признаки индивидуальны, качественно различны. Именно их некоторая совокупность позволяет видеть специфику каждой из функций и отличать ее от других.

Так, для регулятивной функции одним из наиболее характерных является признак нормативности, способность права предписывать правила поведения. Для охранительной - наличие запретов, санкций, направленных на пресечение нежелательных действий и наличие юридической ответственности. Для воспитательной характерными признаками будут - способность права влиять на сознание людей и их способность воспринимать это влияние[62].

Другой важной характеристикой функций права является их содержание. В литературе указывается, что содержанием функций является, с одной стороны, объективная реальность, т.е. существующая совокупность общественных отношений, условий жизни людей, общественных потребностей и интересов, а, с

другой стороны, система средств осуществления и предмет действия права в определенном направлении и определенным способом[63].

Думается, что в данном случае содержание функций права смешивается с их предметом. Содержание функций права, как представляется, образует деятельность конкретных государственных органов, правовых учреждений по их осуществлению.

При характеристике функций права следует сделать и ряд уточнений относительно их объекта воздействия.

В отечественной литературе немало говорилось о регулировании правом общественных отношений. Соответственно, объектом воздействия функций права считалась и считается определенная группа общественных отношений. Соответственно, и сама функция права, - это основное направление правового воздействия на общественные отношения.

При этом указывается, что эффективность влияния права на общественные отношения во многом зависит от того, насколько адекватно отражает правовая форма те фактические отношения, которые она призвана опосредствовать, насколько законодательство и складывающиеся на его основе правоотношения верно выражают объективные закономерности развития общества, в какой мере правосознание верно выражает назревшие экономические и политические потребности[64].

Следует в этой связи заметить, что объект «приложения», воздействия функций права нельзя сводить лишь к общественным отношениям. Объектом является поведение людей в более широком смысле, включая его сознание, потребности, установки, культуру. На мой взгляд, главным объектом воздействия функций права является личность и ее структуры, в том числе правосознание. Именно личность вступает в общественные отношения или воздерживается от вступления в них, как это предписывает право.

Говоря об объекте воздействия функций права, необходимо сделать акцент на том, что правовое регулирование социальной и духовной жизни может реализовываться лишь в тех рамках, границах, которые допускаются объективными законами функционирования данного вида отношений и объективными пределами возможного вмешательства в них.

Функции права следует отличать от функций государства как основных направлений его деятельности внутри страны и на международной арене. В советской науке имелись попытки «совместить» функции права с функциями государства, провести между ними параллель. Так, авторы учебника по теории государства и права, изданного в МГУ в 1967 году, выделяли 4 функции права: 1) экономическую, закрепляющую хозяйственную политику; 2) политическую, выражающую соотношение политики и права; 3) воспитательную, выражающую важнейшие требования коммунистической нравственности и создающую правовые основы для развития социалистической культуры; 4) внешнюю[65]. Представляется, что это вытекало из общих представлений о праве как возведенной в закон воле государства, совокупности уставленных государством норм, правил поведения. На деле, однако, все не так однозначно.

По справедливому мнению В. М. Горшенева, допускаемая некоторыми авторами аналогия функций права с функциями государства является методологически неправильной. Если верно утверждение, что государство и право - органически связанные между собой социальные явления, то это нисколько не означает того, что они имеют аналогичные, так сказать, «анатомию» и «физиологию». Поскольку органическая связь государства и права проявляется главным образом в том, что право используется государством в качестве одного из средств осуществления своих функций, т.е. право есть орудие в руках

государства, то очевидно, что для права характерны специфические функции, отражающие его специальное назначение как орудия, как средства[66].

Между функциями права и функциями государства, разумеется, имеются и сходства, и различия. Сходство функций права и государства состоит в том, что:

- они являются проявлением сущности и социального назначения соответственно права и государства;

- как функция права, так и функция государства нередко призваны решать общие задачи, что определяет их общее направление.

Отличие функций права от функций государства заключается в том, что:

- они являются выражением различных сущностей, которые определяют их специфику и самостоятельный характер;

- пути, формы и способы осуществления этих функций различны;

- количество и виды осуществляемых функций не совпадают;

- не одинаковы пределы осуществления функций[67].

На мой взгляд, если рассматривать право как инструмент государства, государственную волю, то и функции права должны быть жестко «привязаны» к функциям и задачам государства. Однако в любом случае функции государства и права не могут друг другу противоречить либо совершенно не соотноситься друг с другом, поскольку право и различные элементы правовой системы поддерживают порядок в обществе и государственном управлении.

Функции права следует отличать и от его задач. Основное различие задач и функций права заключается в том, что задачи представляют собой некие внешние по отношению к праву явления и выступают ориентирами правового регулирования, определяют направления воздействия права на общественные отношения. Без функций не может решаться ни одна из задач, стоящих перед правом. Функция - это воздействие, направленное на решение задач, стоящих перед правом. Поэтому можно сказать, что задачи «вызывают» и

соответствующие функции. Однако их соотношение не столь однозначно. Дело в том, что сама по себе задача не является первоосновой функции. Она вытекает из экономических, политических, социальных потребностей общества, определяется закономерностями развития государства и права, особенностями социально­экономических условий отдельных этапов развития общества, государства (и соответственно права), исторической обстановкой, соотношением политических сил, национальными факторами и т.д. Соотношение функций права и его задач состоит в том, что, во-первых, задачи обусловливают осуществление функций, во- вторых, в значительной степени определяют их содержание, в-третьих, самым существенным образом влияют на формы и методы их реализации, предопределяют конкретные пути правового воздействия[68].

Право вообще существует и действует лишь постольку, поскольку перед ним поставлены соответствующие социальные и духовные цели и задачи, которые постоянно требуют своего разрешения. Если их не будет, необходимость в самом существовании права и, соответственно, в его функционировании отпадет.

С позиций изучения регулятивной функции права думаю, было бы полезно кратко сопоставить функции права и функции правового регулирования. Последние понимались в науке как «определяемые социальным назначением и теми объектами, на которые они нацелены, направления воздействия права и совокупности правовых средств на общественную жизнь»[69].

Думается, что с одной стороны, понятие функций права шире, поскольку они не сводятся к регулированию, с другой - правовое регулирование включает не только право с его системой функций, но и правосознание, правотворчество и правоприменение, толкование права. Можно рассматривать функции правового регулирования и как основные направления воздействия всей системы правовых средств, различных элементов правовой системы общества. Поэтому функции

права и функции правового регулирования представляют собой отнюдь не тождественные феномены.

Итак, функция права выражает социально-содержательную, предметно­деятельную направленность права, характеризует специфические способы, формы его общественного проявления, определяет его социальную ценность, место и роль в более общих системах - права и духовной жизни общества. Функции права, представляя собой основные направления правового воздействия на социальную и духовную жизнь и отдельную личность, выражают социальную и духовную сущность права, его назначение в различных сферах жизни, его деятельность по удовлетворению потребностей людей.

<< | >>
Источник: Алмазова Злата Леонидовна. СОЦИАЛЬНЫЕ И ЦЕННОСТНЫЕ ОСНОВЫ РЕГУЛЯТИВНОЙ ФУНКЦИИ ПРАВА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Краснодар - 2016. 2016

Еще по теме § 1. Понятие и признаки функций права:

  1. Государство: понятие, признаки, функции
  2. 1.1. Понятие и признаки государственного служащего
  3. §1. Понятие и признаки предприятия как имущественного комплекса но Гражданскому законодательству Российской Федерации.
  4. 1.1 Понятие и генезис прав человека
  5. 2.1. Понятие, принципы защиты гражданских прав на недвижимость
  6. Понятие и признаки норм права
  7. Правовое регулирование. Понятие, признаки, функции, виды
  8. 1. Понятие и предмет финансового права. Источники финансового права.
  9. § 1. Административное наказание: понятие и признаки
  10. Тема 9. ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ПОНЯТИЕ ПРАВА
  11. 3. Понятие и признаки функций права.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -