<<
>>

Право ЕС и национальное право государств - членов Европейского Союза в контексте интеграционных процессов

Одна из особенностей права ЕС заключается в том, что оно обладает прямым действием или действием прямого применения, т.е. граждане государств-членов могут ссылаться на это право даже в рамках дел, рассматриваемых национальными судами государств - членов ЕС[69] [70] [71].

Возможность национальных судов ссылаться на нормы права ЕС в рамках рассматриваемых ими дел была установлена Судом ЕС как «право на судебную защиту» в решении Johnston и в решении Van Gend en Loos . Суд ЕС в данных решениях отмечает, что «Сообщество представляет собой новый правопорядок международного права, которому была передана часть суверенных прав государств-членов, и членами которого являются не только государства-члены, но и их граждане; из этого следует, что право ЕС независимо от права государств-членов создает обязательства в отношении граждан этих государств и наделяет их правами... Таким образом, ограничение применения права ЕС лишь процедурами, предназначенными

для восстановления нарушенных прав, которые может инициировать Комиссия или государства-члены, является недостаточным, так как такой подход уничтожил бы средства прямой судебной защиты граждан» . Иначе говоря, право на судебную защиту является следствием принципа прямого действия права ЕС.

Стоит отметить, что ЕС не является федерацией, у него нет необходимости в учреждении федеральных органов управления. При этом в настоящее время сосуществуют, взаимно переплетаясь, две системы материального права и две судебные системы: международная (европейская) и национальные. В связи с этим можно согласиться с зарубежными юристами в том, что «в федеральной системе мы представляем, что права федерации и права государств-членов,

установленные в качестве компетенций конституцией, реализуются

разными путями. И, напротив, право ЕС и национальные правопорядки, находятся во взаимном симбиозе» . Таким образом, как Европейский Союз не располагает судебными инстанциями, которые можно было бы

квалифицировать как «федеральные суды», точно также право ЕС не нуждается в учреждении специальных процедур его применения

национальными судебными инстанциями. В подтверждение этому можно процитировать еще одно из решений Суда ЕС, в соответствии с которым «Римский договор не предполагает создания специальных процедур, инициируемых в рамках национальных систем правосудия,

предназначенных для защиты права ЕС. Для этих целей должны использоваться уже существующие процедуры внутреннего права»[72] [73] [74]. Такое положение называют «процедурной автономией» государств-членов, которая позволяет им предусмотреть любые средства реализации права ЕС в рамках национальных систем правосудия.

Таким образом, судьям национальных судов приходится учитывать в работе, подходит ли тот или иной вид национального производства для применения права ЕС или применение права ЕС требует адаптации того или иного производства. Так, по мнению Мертенса дэ Вильмара, «права и обязанности, создаваемые международным правом, приходят в

национальные правопорядки «голыми», что делает необходимым их адаптацию как к национальным системам правосудия, так и к системе национального материального права» .

Адаптация права ЕС была установлена в качестве обязательства еще в Римском договоре, ст. 10 которого установила, что «государства-члены предпринимают специальные или общие средства, необходимые для исполнения обязательств, установленных настоящим договором...»

Таким образом, ответственными за эффективное применение и реализацию права ЕС являются судьи национальных судов, которые реализуют обязательство по его применению в рамках судебных производств национального законодательства. По словам г-на Барава, «граждане располагают правом на судебную защиту, которая реализуется свободно и полностью и позволяет судье рассмотреть вопрос о соответствии национального права европейскому. Это предполагает отсутствие в национальном законодательстве норм, которые могли бы помешать реализации такой компетенции национальных судей»[75] [76]. Этот же автор также отмечает, что «судебная практика Суда Европейских сообществ (в настоящее время Суда ЕС) рассматривает эффективность защиты прав граждан, которые закреплены европейским законодательством как показатель эффективности самого европейского права» .

Необходимо отметить, что компетенции по отправлению правосудия, которыми наделены судьи государств-членов, могут быть изменены под действием требований обязательности применения права ЕС . Как уже было отмечено зарубежными исследователями, «системы правосудия государств-членов не всегда являются системами, подходящими для применения права ЕС, а национальные судьи не всегда располагают средствами, необходимыми для реализации миссий европейского характера»[77] [78] [79] [80] [81]. Так, например, принцип верховенства права ЕС над национальным правом, который обусловил необходимость применения национальными судьями (в отдельных случаях) норм права ЕС, а не национального права, существенно изменил в некоторых государствах- членах взаимоотношения между судебными органами и законодателем . Как отметил Г. Каниве, «приписывая любой норме европейского права силу более высшую, чем национальное законодательство, принцип верховенства

европейского права над национальным законодательством привел к

81

изменению роли судов в национальном правопорядке» .

Таким образом, «влияние европейского права на национальные правопорядки государств-членов стало причиной переоценки роли национальных судебных органов, которые отныне стали «европейскими

органами правосудия», что повысило авторитет судебных органов

82

государств-членов» .

В настоящее время судебные органы государств-членов выполняют двойную роль: судебного органа государства-члена и судебного органа Европейского Союза. В связи с применением принципа верховенства права ЕС судебным органам государств - членов ЕС в некоторых случаях приходится идти против своего собственного внутреннего права . Такое развитие права ЕС может привести к сомнениям в необходимости функционирования Суда ЕС, тем более что «Римский договор не предполагает создания специальных процедур, инициируемых в рамках национальных систем правосудия, предназначенных для защиты права ЕС. Для этих целей должны использоваться уже существующие процедуры

о л ос

внутреннего права» . Так, например, в деле Factortame Суд ЕС был близок к утверждению о необходимости установления в государствах - членах ЕС специальных процедур по приостановлению действия национальных нормативных актов, которые гипотетически не соответствуют праву ЕС[82] [83] [84] [85] [86]. Также в решении Zuckerfabrik Суд ЕС потребовал введения процедуры приостановления действия нормативного акта государства-члена, принятого на основе нормативного акта ЕС, соответствие которого оспаривается в судебном порядке[87]. Таким образом, требование единообразного применения права ЕС в его странах-участницах привело к необходимости создания специальной процедуры, условия применения которой уже не находятся в исключительной компетенции государств-членов.

оо

Наконец, в решении Суда ЕС Dorsch Consult , в котором суд посредством интерпретации обязал национальные судебные органы в рамках дел, касающихся частноправовых сделок, заключаемых с государственными учреждениями, рассматривать жалобы даже в отсутствии соответствующего (в данном случае немецкого) национального законодательства, переносящего во внутренний правопорядок соответствующие положения законодательства ЕС.

Такое развитие судебной практики Суда ЕС ставит вопрос, имеющий первостепенное значение для любого государства - его члена и заключающийся в том, на каком юридическом основании с точки зрения внутригосударственного права суды государств-членов применяют право ЕС[88] [89].

Так, например, французские юристы-международники задались вопросом о том, на каком основании право ЕС обладает верховенством по отношению к национальному праву: на основании ст. 55 Конституции Франции или на основании самого права ЕС[90]. Разрешение данного вопроса является довольно важным, так как в зависимости от ответа на него меняются средства применения права ЕС национальными судебными органами. Как отметил в этом отношении Д. Симон, «основной проблемой является определение условий защиты прав граждан, которыми они располагают в соответствии с правом ЕС: данные права закреплены напрямую правом ЕС, которое требует, чтобы гарантии этих прав были действительно эффективными. В свою очередь национальные суды, которые

в качестве органов применения права ЕС обязаны гарантировать корректную защиту прав граждан, гарантированных правом ЕС, осуществляют данную миссию в рамках процессуального права, определенного законодательством государства-члена, которое не всегда способствует оптимальной реализации права ЕС»[91].

Неопределенность того, на каком юридическом основании судьи государств-членов применяют право ЕС, приводит к тому, что в юридической науке возникают вопросы даже о возможности признания судами общей юрисдикции положений конституции собственного государства несоответствующими праву ЕС[92]. Таким образом, проблема определения юридического основания, закрепляющего полномочия судебных органов государств-членов по применению положений права ЕС, является вопросом непосредственно производным от вопроса верховенства права ЕС по отношению к национальному праву. В итоге остается спорным вопрос о том, необходимо ли существование национального юридического основания для применения права ЕС судебными органами государств- членов или же обязательства, взятые государствами-членами в рамках ЕС, достаточны сами по себе.

Европейскому законодателю не запрещено регламентировать процедуры применения права ЕС. Такая ситуация имела место в сфере перераспределения доходов, получаемых от таможенных пошлин[93]. Также существовали примеры, когда на европейском уровне принимались

нормативные акты, гармонизирующие правила различных судебных

94

производств государств-членов .

Как уже отмечалось, при рассмотрении определенных дел суды государств-членов обязаны инициировать применение права ЕС по собственной инициативе. Однако данная обязанность была довольно неоднозначно оценена самим Судом ЕС. Так, генеральный адвокат Суда в деле «Verholen»[94] [95] заявил о существование «неограниченного» верховенства права ЕС и его унифицированного применения, а Суд в данном деле ограничился указанием на то, что право ЕС не препятствует тому, чтобы национальные суды рассматривали вопросы его применения по собственной инициативе. В более поздних решениях, в частности в решениях «Peterbroeck» и «Van Schijndel»[96] [97] Суд ЕС открыто объявил об обязанности судебных органов государств - членов применять право ЕС, когда процессуальное право государства позволяет это делать. Таким образом, начиная с данного момента, с точки зрения права ЕС существует обязательство применения права ЕС судебными органами государств - членов ЕС.

Также в судебной практике Суда ЕС можно обнаружить неоднозначный подход к применению права ЕС судебными органами европейских государств. В частности речь идет о подходе, в соответствии с которым обязательство применения норм права ЕС варьируется в зависимости от природы самих норм права ЕС. В решении «Eco Swiss СЫт Ltd.» Суд ЕС конкретизировал свой подход и указал, что обязательство применения права ЕС касается основных нормативных актов права ЕС. В этом решении Суд уточняет, что такими основными актами в данном случае

являются акты, устанавливающие принципы антимонопольного права, закрепленные ст. 81, 82 Римского договора.

Если проанализировать совокупность судебной практики Суда ЕС, то становится очевидным, что в качестве основных нормативных актов права ЕС, которые должны применять суды государств-членов, используются нормы, имеющие прямое действие. Такими, например, являются акты права ЕС, устанавливающие свободу передвижения, и европейское антимонопольное законодательство (в данном случае речь идет об учредительных договорах). В качестве примера можно привести решение Суда ЕС, в котором он признал противоречащей праву ЕС национальное потребительское законодательство, устанавливающее запрет судебным органам рассматривать вопросы, связанные с правом ЕС, по собственной

98

инициативе .

В государствах - членах ЕС также действуют положения позитивного права и существует практика, подтверждающая прямое действие и верховенство права ЕС и обязанность его применения судебными органами. Приведем в качестве примера ситуацию с применением права ЕС судами общей юрисдикции Французской Республики[98] [99].

Практика рассмотрения вопросов, касающихся права ЕС, по инициативе самих французских судов общей юрисдикции многочисленна, причем она касается как гражданских, так и уголовных дел[100]. В отношении чисто юридических, а не фактических вопросов у судов общей юрисдикции существует обязательство рассматривать их по собственной инициативе (закреплено в ст. 12 Кодекса гражданской процедуры). Данное обязательство выражается в возможности принесения кассации на решения нижних инстанций, что было многократно доказано в судебной практике

Кассационного суда Франции[101]. Кассационный суд, вменяя обязательство применения права ЕС судам общей юрисдикции, основывается не только на основополагающих (учредительных) договорах ЕС, но и на Брюссельской конвенции от 27 сентября 1968 г. о компетенции судов и исполнении решений по гражданским делам[102] [103].

Неприменение права ЕС судами общей юрисдикции государства- члена может быть санкционировано Судом ЕС по запросу Еврокомиссии , что представляется гарантией применения права ЕС судебными органами государств-членов.

Помимо судов общей юрисдикции, обязанность применения права ЕС лежит также и на других судебных органах: административных, специализированных судах, квази-судебных органах и т.п.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что такие не свойственные для международного права принципы, как прямое действие права ЕС, верховенство права ЕС, обязательство применения национальными органами государств-членов свидетельствуют об углубленном взаимодействии стран ЕС и высокой степени влияния права ЕС на национальное право его членов. Это отражается и на отношениях судебных органов и является одним из факторов, способствующих их взаимодействию.

1.4.

<< | >>
Источник: ГУРБАНОВ РАМИН АФАД ОГЛЫ. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ судебных органов НА ЕВРОПЕЙСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Баку- 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме Право ЕС и национальное право государств - членов Европейского Союза в контексте интеграционных процессов:

  1. Монографии, учебники, учебные пособия, статьи. 1.
  2. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  3. 1.1 Становление идеи европейского единства и предпосылки европейской интеграции
  4. Статья 6. Категории земель
  5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  6. § 4. Современный зарубежный опыт правового регулирования на уровне субъектов федеративных государств
  7. § 1. Институт миграции: понятие и сущность
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -