<<
>>

§ 2 Особенности применения норм международных договоров и международно-правовых обычаев в МТП

С заключением Марракешского соглашения в 1994г. рамки международного торгового права расширились, в его системе начал формироваться новый институт- «право ВТО». Нормы «права ВТО» признаются сегодня ориентиром при заключении двухсторонних и многосторонних международных торговых соглашений, при разработке национального торгового законодательства.234

Нормы «права ВТО» в значительной степени отличаются от норм предшествовавшего ему ГАТТ.

С принятием соглашений ВТО нормы ранее действовавшего ГАТТ-1947 прекратили свое существование, хотя большая часть ГАТТ-1947 и вошла в «пакет ВТО». Характерно, что даже положения п. 1, ст. 16 Марракешского соглашения не следует толковать расширительно.

Так, упомянутой нормой предусмотрено, что «за исключением случаев, предусмотренных настоящим Соглашением или многосторонними торговыми соглашениями, ВТО руководствуется в своей деятельности решениями, процедурами и обычной практикой Договаривающихся Сторон ГАТТ 1947 и органов, созданных в рамках ГАТТ 1947». Между тем, при рассмотрении дела ЕС- Poltry Апелляционный орган ВТО установил, что двустороннее Соглашение по семенам масличной культуры, заключенное между ЕС и Бразилией как Дого- варивающимися сторонами ГАТТ, в контексте ст. XXVIII ГАТТ-1947 нельзя рассматривать как соглашение «пакета ВТО», так как оно не было полностью и официально инкорпорировано в «право ВТО». Соглашения и договоренности, заключенные в контексте ГАТТ 1947г. и не инкорпорированные в «право ВТО», утратили юридическую силу или заменены нормами соглашений ВТО.

В основе «права ВТО» лежат около шестидесяти международных договоров, объединенных в одном документе, Заключительном Акте, закрепляющем результаты Уругвайского раунда (далее-Заключительный акт).

Почти половина из этих шестидесяти договоров составляет часть так называемого Марракешского Соглашения об учреждении ВТО, а оставшиеся тридцать актов являются, в основном, министерскими решениями и декларациями.

К Марракешскому соглашению имеется четыре приложения, также состоящие из соглашений. Соглашения первых трех Приложений вместе с Мар- ракешским соглашением образуют так называемый «пакет ВТО».

Анализу соглашений «пакета ВТО» посвятили свои работы такие юристы-международники, как В.М. Шумилов235, И.В. Зенкин236, Е.В. Скурко237, Дж. Джексон238, Д. Карро, П. Жюйар239 и др.

Тем не менее, следует обратить внимание на некоторые специфические моменты, которым не была дана оценка в международно-правовой литературе.

Важным отличительным признаком ряда международных договоров, составляющих Марракешское соглашение, является признак, позволяющий отнести их к так называемым «охваченным соглашениям».

Речь идет о соглашениях, включенных в Дополнение 1 к Договоренности о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров «пакета ВТО».

К ним относятся (А) Соглашение об учреждении Всемирной торговой организации; (В) Многосторонние торговые соглашения; Приложение 1А:

Многосторонние соглашения по торговле товарами; Приложение 1В: Генеральное соглашение по торговле услугами; Приложение 1С: Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности; Приложение 2: Договоренность о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров; (С) Торговые соглашения с ограниченным кругом участников; Приложение 4: Соглашение по торговле гражданской авиатехникой; Соглашение по правительственным закупкам.

Нарушение норм этих соглашений может стать поводом для привлечения правонарушителя к ответственности с использованием механизмов ОРС ВТО.

Важно заметить, что из шестидесяти договоров «права ВТО» только договоры этого весьма немногочисленного перечня можно отнести к «охваченным соглашениям».

Немаловажно и то, что некоторые из этих «охваченных соглашений» (к примеру ГАТТ 1994, ГАТС, Соглашение по сельскому хозяйству) содержат дополнения, представляющие собой не многосторонние соглашения, применяемые ко всем членам ВТО, а специфические для каждого из членов торговые уступки или торговые обязательства.

Они, как правило, являются результатом двусторонних переговоров, но на основе принципа предоставления режима наибольшего благоприятствования им придается многосторонний характер. В этой связи представляет особый интерес доклад Апелляционного органа ВТО по делу ЕС - Computer Equipment, в котором отражена следующая позиция: «Подобные специфические уступки или обязательства должны рассматриваться так же, как все иные нормы «права ВТО» в соответствии с правилами толкования международных договоров, установленными в Венской конвенции 1969 года».240

«Право ВТО» не является статичным, в соответствии с положениями ст. X Марракешского соглашения, соглашения, являющиеся приложением к

Марракешскому соглашению, как и оно само, могут быть изменены, а изменения становятся неотъемлемой частью соглашения, в текст которого они вносятся.

Кроме того, могут приниматься новые Протоколы или даже соглашения. Так, в контексте ГАТС были приняты новые Протоколы по финансовым услугам и телекоммуникациям. По мнению Ж. Полина в Приложение 1А в будущем может быть добавлено соглашение по торговле и конкуренции.241

Кроме того, сегодня активно обсуждается вопрос о включении в «пакет ВТО» Соглашения об облегчении торговли. По словам Н. Нанда, определение «облегчения торговли» было дано в рамках ВТО, ЮНКТАД и ОЭСР: это сравнительно более свободное передвижение товаров и облегчение таможенных процедур и технических регуляторов, которые могут ухудшить или замедлить

368

торговлю.

Как было отмечено на министерской конференции в г. Доха, 2001, соглашение об облегчении торговли должно быть принято в рамках системы «права ВТО», а особое внимание в нем должно быть уделено модернизации ст.ст. V, VIII и X ГАТТ 1994. Согласно позиции Международной Торговой Палаты, такое соглашение должно базироваться на следующих принципах242: включение в соглашение норм, оказывающих существенное влияние на облегчение торговли; такие нормы должны устанавливать устойчивые процедуры, которые ускорили бы процессы международного движения товаров; нормы должны устанавливать универсальные стандарты и процедуры, облегчающие торговлю; нормы должны быть недискриминационными и объективными; нормы не должны подрывать доверие участников международных торговых отношений и устанавливать излишние издержки; введение нормативной системы облегчения международной торговли должно учитывать интересы нуждающихся государств; нормы должны быть отнесены к «охваченным соглашениям» и быть обеспеченными механизмом по разрешению споров ВТО.

В контексте «права ВТО» могут заключаться и двусторонние соглашения между членами, к примеру соглашения о взаимоприемлемом урегулировании спора, которые, однако, не будут относиться к «охваченным соглашениям», а потому заинтересованные стороны не смогут отстаивать свои права по этим соглашениям с помощью механизма по разрешению споров ВТО. В любом случае, такие двусторонние соглашения могут составлять часть применимого права при рассмотрении споров в отношении «охваченных соглашений».243

Органы ВТО наделены правом издавать правовые акты. Однако даже в том случае, если такой орган ВТО состоит из представителей всех членов организации, его решения не имеют такого же статуса, как соглашения государств-членов. Акты органов ВТО должны соответствовать соглашениям ВТО и не могут изменять их. И наоборот, акты органов ВТО, в случае, если они не будут соответствовать нормам соглашений ВТО, можно считать незаконными.

Примерами норм, разработанными органами ВТО, могут служить: освобождение от обязательства (waiver), предоставленное Конференцией министров ВТО по правилам ч. 3 ст. IX Марракешского соглашения; решения, принятые специализированными комитетами ВТО (например принятие Руководств Комитетом по санитарными и фитосанитарным мерам в порядке ч. 5 ст. 5 Соглашения по применению санитарных и фитосанитарных мер), толкование соглашений ВТО, принимаемые Конференцией министров ВТО или Генеральным Советом тремя четвертями голосов в соответствии с положениями ч. 2 ст. IX Марракешского соглашения или решения, принятые ОРС при разрешении споров.

В последнем случае речь идет о решениях ОСР по таким вопросам как установление общих правил подсчета календарных сроков, устанавливаемых в докладах. В тех же случаях, когда речь идет о решениях ОСР, которыми утверждаются доклады третейских групп или Апелляционного органа, более правильно было бы вести речь о «решениях судебного характера».

С позиции Апелляционного органа ВТО, такие «решения», как и доклады третейских групп и Апелляционного органа, следует рассматривать «как

371

важную часть права ВТО, acquis gattien, но они необязательны, кроме как для сторон конкретного спора и в отношениях между ними».244

Соглашения, входящие в систему ВТО, «содержат много ссылок на другие международные документы, а также на международные организации и их акты»245. Как замечают Д. Карро и П. Жюйар, «не стремясь к исчерпывающему перечню, можно, например, сослаться на Устав ООН, на Международный валютный фонд, Совет таможенного сотрудничества, Codex Alimentarius246, Международный союз электросвязи, Всемирную организацию интеллектуальной собственности».247 Дополнительно к этому имеются ссылки на многосторонние соглашения (в частности, в сфере защиты окружающей среды, воздушного и морского транспорта), в части, касающейся деятельности ВТО применительно к названным сферам. К примеру, ст. 5 Марракешского соглашения так и называется: «Взаимоотношения с другими организациями». Она гласит, что «Генеральный совет предпринимает необходимые действия для осуществления эффективного сотрудничества с другими межправительственными организациями, сфера деятельности которых связана со сферой деятельности ВТО». Ст. XXI ГАТТ предусмотрено, что «ничто в настоящем Соглашении не должно быть истолковано... как препятствующее любой договаривающейся стороне предпринимать любые действия во исполнение ее обязательств по Уставу Организации Объединенных Наций для сохранения мира во всем мире и международной безопасности».

Исходя из статьи XXVI ГАТС, «Генеральный совет заключает соответствующие договоренности для консультаций и сотрудничества с Организацией Объ- единенных Наций и ее специализированными учреждениями, а также с другими межправительственными организациями, имеющими отношение к услугам».

В ч.2. ст. 2. Соглашения ТРИПС записано: «Ничто в частях с I по IV настоящего Соглашения не умаляет существующих обязательств, которые члены могут иметь по отношению друг к другу в соответствии с Парижской конвенцией, Бернской конвенцией, Римской конвенцией и Договором об интеллектуальной собственности в отношении интегральных микросхем». Давая правовую оценку просьбе Эквадора о приостановлении обязательства в отношении ЕС в рамках Соглашения ТРИПС, и учитывая положения ст. 2, арбитры указали на следующее: «...тот факт, что положения статьи 9.1 соглашения ТРИПС предполагают инкорпорацию в ТРИПС положений ст.ст. 1-21 Бернской Конвенции за исключением Статьи 6. bis совсем не означает, что члены Бернского Союза будут впредь освобождены от обязательства гарантировать личные неимущественные права, предусмотренные Бернской Конвенцией».248Представляют интерес и положения Декларации об отношениях ВТО с

477

МВФ : «если иное не предусмотрено в Заключительном акте, объединяющем

1*70

результаты Уругвайского раунда многосторонних переговоров , отношения ВТО с МВФ, в контексте приложения 1А к Марракешскому Соглашению, будут основаны на тех же принципах, которые определяли взаимоотношения договаривающихся сторон ГАТТ с МВФ». Применительно к взаимоотношениям ВТО с МВФ, немаловажно учитывать и нормы Соглашения между МВФ и ВТО

47Q

1996 года , а также положения Декларации о вкладе ВТО в достижение большей последовательности в процессе ведения Глобальной Экономической Политики. Соглашение предполагает тесное сотрудничество ВТО и МВФ: обе организации получили статус наблюдателей одна по отношению к другой, получили возможность взаимного доступа к аналитической информации экономического и правового характера, содержащейся в базах этих организаций и т.д. Декларация закладывает основы тесного и согласованного сотрудничества ВТО МВФ и МБРР, целью которого является либерализация международной торговли.

Примером отсылки к международному соглашению, не включенному в «пакет ВТО», можно считать и положения абзаца 2 п. к) Приложения № 1 к Соглашению по субсидиям и компенсационным мерам: «Если член является стороной международной договоренности по официальным экспортным кредитам, сторонами которой с 1 января 1979 г. являются, по крайней мере, двенадцать членов-учредителей настоящего Соглашения (или последующей договоренности, одобренной указанными членами), либо если член применяет на практике положения о процентных ставках соответствующей договоренности, практика экспортного кредитования, отвечающая этим положениям, не будет рассматриваться как экспортная субсидия, запрещенная настоящим Соглашением».

Несмотря на то, что мы не находим здесь отсылки к какому-либо конкретному соглашению, под критерии, установленные в п. к) Приложения подпадает лишь Соглашение Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) «Договоренности по рекомендациям относительно Официально

ЛО 1

Поддерживаемых Экспортных кредитов».

Такое многообразие источников «права ВТО» и столь многочисленное количество отсылок к нормам соглашений иных отраслей общего международного права порождает множество сложных вопросов. «Как согласуются между собой разные источники права внутри системы ВТО или нормы международных соглашений, упомянутых в соглашениях ВТО? Как не допустить смешения компетенции различных органов и коллизии различных норм? Могут ли, например, нормы ТРИПС быть применены в ВОИС, и наоборот? Может ли Орган по разрешению споров ВТО применять международные конвенции по вопросам защиты окружающей среды?» Как справедливо отмечают Д. Карро, П. Жюйар,

«на все эти вопросы нет ясных ответов, что, несомненно, является источником

382

споров».

В пакете соглашений ВТО приоритет не следует отдавать ни одному из соглашений. Необходимо, однако, иметь в виду, что в случае коллизий между нормой ГАТТ-94 и нормой другого многостороннего торгового соглашения приоритет будет иметь последняя, выступая в качестве lex specialis.

По мнению французских ученых Д. Карро и П. Жюйара, это уникальный для международного права пример применения широко известного во внутреннем правопорядке правила разрешения коллизии юридических обязательств: specialia generalibus derogant. Точнее было бы говорить о том, что это уникальный случай закрепления названного правила в норме международного договора. Сама же юридическая конструкция специального закона неоднократно применялась при разрешении межгосударственных споров. К примеру, в деле Hungary vs. Slovakia (Case Concerning the Gabcikovo-Nagymaros Project) Международный Суд ООН использовал правило lex specialis при формулировании своей правовой позиции, указав следующее: «Особо важно то, что ... Договор 1977 года все еще действует и, следовательно, регулирует данное отношение между Сторонами. Это отношение также урегулировано нормами других конвенций, участниками которых являются обе Стороны, нормами общего международного права и, в данном конкретном случае, нормами о международной ответственности; но, прежде всего, оно урегулировано нормами Договора 1977 года, который следует рассматривать как lex specialis».

Заканчивая анализ особенностей норм «права ВТО», закрепленных в одних из наиболее значимых источников международного торгового права, можно прийти к выводу об их сложности и специфике, которую следует учитывать всем участникам международных торговых отношений. Определенная специфика МТП может быть выявлена и в процессе рассмотрения норм других его источников, а также при анализе проблемы возможности «прямого действия» норм МТП.

Все другие межгосударственные договоры, регулирующие международные торговые отношения, можно разделить на две большие группы: 1) имеющие смешанную частно-публичную правовую природу и регулирующие вопросы предпринимательской деятельности; 2) имеющие всецело публично-правовую природу и регулирующие вопросы торговых политик государств и деятельности государственных органов.

Примером первых может служить Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г., которая является международным соглашением, предметом регулирования норм которого являются международные торговые отношения, а объектом правоотношений - «товары». Нормы этой конвенции обладают свойством «прямого действия», будучи разработанными для регулирования напрямую вопросов предпринимательской деятельности.

Некоторые ученые вообще не склонны выделять договоры, регулирующие международные торговые отношения, из общей массы международных соглашений в сфере международных экономических отношений. Так, JI.A. Фитуни отождествлял международные торговые договоры с международными экономиче-

лог

скими договорами. По мнению Н.Н. Загребиной, соглашения, определяющие принципы и создающие основу для торговых и иных экономических соглашений, объединяют под единым названием торговые договоры, или договоры, определяющие международно-правовой режим экономических связей.249

Е.Ю. Матрохин делит договоры, в зависимости от функций, на содержащие общие принципы и основы торгового сотрудничества и содержащие

487

индивидуально определенные обязательства.

В зарубежной литературе можно встретить предложения именовать все международные соглашения, предметом которых являются вопросы междуна- родной торговли, торговыми пактами, выделяя несколько их разновидностей: «рамочные соглашения по торговле и инвестициям» (Trade and Investment Framework Agreements), «региональные торговые соглашения», включающие «преференциальные торговые соглашения», «соглашения о свободной торговле» и «соглашения об образовании таможенных союзов и (или) общих рын-

•300

ков», и, наконец, «специальные соглашения» (например Соглашения ВТО).

Имеются также многосторонние соглашения, которые лежат в основе региональных интеграционных объединений и обобщенно именуются «региональными торговыми соглашениями».

Следует добавить, что государства-участники интеграционных объединений имеют возможность заключать торговые договоры между собой и с другими странами. Так, согласно ст. 6 Договора Монтевидео 1980 г, на основании которого была создана правосубъектная (ст. 8) Латиноамериканская интеграционная ассоциация (АЛАДИ), региональные торговые соглашения представляют собой соглашения, участниками которых являются все государства- члены Договора Монтевидео и которые заключаются в соответствии с объектом и целью Договора Монтевидео. В отличие от них, партикулярные торговые соглашения - международные договоры, членами которых являются не все государства-члены Договора Монтевидео, но которые могут заключаться в области международной торговли (ст. 8) и преследуют цель усиления торговой интеграции с другими странами (ст. 9).

Иное определение регионального торгового соглашения заложено в Главе XXIII третей редакции проекта Соглашения о межамериканской зоне свободной торговли (FTAA). Согласно ст. 1 этой главы, «региональное соглашение» означает торговое соглашение между двумя или более государствами- членами Соглашения FTAA.

Выше обращалось внимание на общую объективную тенденцию замены двустороннего регулирования в сфере международной торговли многосторон- ним. Несмотря на эту тенденцию, двусторонние договоры все еще играют значительную роль в регулировании международных торговых отношений.

Первостепенное значение в двустороннем регулировании многообразных торговых связей имеют так называемые торговые договоры, которые представляют собой соглашения между двумя и более государствами относительно их прав и обязанностей в области внешней торговли. Проф. Лисовский дает следующее определение международным торговым договорам: соглашения между двумя и более государствами относительно их прав и обязанностей

389

в области международной торговли.

Обычно международные торговые договоры, как и другие международные соглашения, проходят три стадии оформления (принятие текста договора, установление его аутентичности и выражение сторон на юридическую обязательность договора), подлежат официальному опубликованию (промульгации) и заключаются на срок пять лет и более. Именуются они по-разному: договор о дружбе, торговле и мореплавании250, договор о дружбе, торговле и сотрудничестве251, договор о торговле и навигации252, договор о торговле и экономи-

393 394

ческом сотрудничестве , договор о торговле и платежах , договор о торговле и судоходстве253 и т.д.

Такие торговые договоры определяют основы торгового сотрудничества и нормативную базу такого сотрудничества. Они решают большой круг вопросов: определяют субъекты, правомочные осуществлять торговые или экономические связи в целом со стороны каждого договаривающегося государства; яв- ляются основанием установления правовых режимов в отношении таможенного обложения, порядка ввоза и вывоза товаров, транспортировки товаров, транзита, торгового мореплавания; определяют общий правовой режим деятельности физических и юридических лиц одной стороны на территории другой. В торговых договорах часто содержится общий порядок расчетов, вытекающих из торговых либо иных экономических отношений. В качестве примера торгового договора можно привести соглашение о торговых отношениях между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки, заключенное в г. Вашингтоне, 1 июня 1990 года. Им предусмотрено, что «развитие двусторонней торговли может внести вклад в лучшее взаимопонимание и сотрудничество».

В развитие торговых договоров, а иногда вместо них, заключаются межправительственные соглашения о торговле и экономическом сотрудничестве. Например Соглашение между Правительством РФ и Советом Министров Боснии и Герцеговины о торговле и экономическом сотрудничестве (Москва, 8 сентября 2004 г.), Соглашение между Правительством Союза Советских Социалистических Республик и Правительством Объединенных Арабских Эмиратов о торговом, экономическом и техническом сотрудничестве (Москва, 2 января 1990 г.), Торговое соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики на 2001-2005 годы (Пекин, 3 ноября 2000 г.) и др.

На основе межправительственных соглашений принимаются протоколы, которые имеют различные наименования. В качестве примера можно привести Протокол между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о торгово-экономическом сотрудничестве в 1999 году (Москва, 25 февраля 1999 г.), заключенный на основе Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о торгово-экономических отношениях от 5 марта 1992 года.

Важным источником международного торгового права являются так называемые соглашения о товарообороте.ш В них устанавливаются контингента товаров, которые составляют товарооборот между договаривающимися государствами на двусторонней основе. Как правило, они заключаются на короткие сроки (6-12 месяцев). При большем сроке действия договаривающиеся стороны ежегодно подписывают дополнительные протоколы о взаимных поставках товаров. Основное содержание таких соглашений составляют обязательства государств обеспечивать беспрепятственную выдачу лицензий на ввоз и вывоз в пределах согласованных контингентов товаров. Иногда они определяют порядок расчетов по товарообороту и по расходам, связанным с транспортировкой, страхованием и прочее (так называемые соглашения о товарообороте и платежах ).

<< | >>
Источник: Дедусенко, Антон Сергеевич. Международное торговое право / Диссертация / Ростов н/Д. 2007

Еще по теме § 2 Особенности применения норм международных договоров и международно-правовых обычаев в МТП:

  1. § 5. Расчеты по аккредитиву
  2. ЛИТЕРАТУРА 1.
  3. § 1. Конвенционное регулирование в сфере электронной коммерции
  4. § 2. Правовые проблемы внеконвенционного регулирования электронной коммерции
  5. § 2. Вопросы осуществления расчетов в электронной форме
  6. § 3. Использование электронных технологий при разрешении коммерческих споров
  7. Введение
  8. Методология и методика исследования.
  9. § 1 Источники международного торгового нрава и его принципы
  10. § 2 Особенности применения норм международных договоров и международно-правовых обычаев в МТП
  11. Заключение
  12. §3. Унификация инвестиционных правовых режимов в странах-участницах АТЭС
  13. § 2. Арбитражное соглашение: форма и оценка действительности
  14. 2. ЮРИДИЧЕСКАЯ СИЛА НОРМАТИВНЫХ АКТОВ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ
  15. § 3. Источники банковского права
  16. § 1. Генезис средств правовой защиты при нарушении договора международной купли-продажи товаров в процессе унификации нрава международной торговли
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -