ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы диссертационного исследования. Функциональное назначение судебной власти в сложном и противоречивом процессе конституционного развития России является предметом постоянного внимания юридической науки.

Теоретическое исследование роли судебных органов и их практик, совокупно олицетворяющих правосудие в конституционализации, является необходимым элементом в преодолении разрыва между «живым» конституционным идеалом и во многом отличной от него социальной действительностью. Именно в судопроизводствах происходит трансформация неотчуждаемых и уникальных по своей природе конституционных прав человека в конкретные субъективные права лиц, обратившихся за судебной защитой, определяется юридически состоятельная мера их притязаний публичного и частного характера, благодаря чему в конечном счете конституционализм и приобретает характер реального. Особое значение такая трансформация имеет в сфере защиты и реализации прав субъектов экономической и иной предпринимательской деятельности. Экономическое, а значит, и социальное благополучие страны есть проблема прежде всего конституционная1 и потому - производная от полноты и качества правосудного обеспечения гарантированных Конституцией Российской Федерации (далее - Конституция РФ) экономических прав и свобод в той мере, в какой пользование ими не входит в противоречие с принципами справедливости и равенства, ценностью общего блага. Усилиями одного Конституционного Суда Российской Федерации (далее - Конституционный Суд РФ) названная проблема решена быть не может.

Бондарь Н.С. Власть и свобода на весах конституционного правосудия: защита прав человека Конституционным судом Российской Федерации. М.: ЗАО «Юстицннформ», 2005. С. 469. - 479 и др.

Проблематика конституционализации правосудия имеет также важное измерение, связанное с развитием межгосударственнвіх институтов защитві прав и свобод человека в ходе правовой глобализации и объективно обусловленного этим взаимодействия националвнвіх правоввіх систем, в рамках которого Россия не может порвіватв со своими фундаментальними социальнокультурными особенностями, тем более в ситуации вновь обозначившихся угроз экономической «холодной войны»[1].

C момента образования в 1991 году в России трехзвенной судебной системы, включившей в себя Конституционный Суд РФ, суды общей юрисдикции и арбитражные суды, не прекращались научные дискуссии о целесообразности и конкурирующих вариантах ее последующей оптимизации. Принятие Закона РФ о поправке к Конституции РФ от 5 февраля 2014 г. № 2- ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации»[2] ознаменовало новый этап в развитии экономического правосудия: системная реорганизация, включившая упразднение Высшего Арбитражного Суда РФ (далее - ВАС РФ), поставила ряд сложных вопросов, на которые пока нет ни законодательных, ни доктринальных ответов. Предугадать, как далее будет меняться законодательство о судоустройстве и судопроизводствах, как повлияет на судебную практику наличие единого высшего органа судебной власти страны - Верховного Суда РФ, вряд ли возможно в полной мере, учитывая, что любые такие изменения должны соответствовать вектору конституционализации. В этой связи научные исследования форм и практик участия в конституционализации упраздненного ВАС РФ не только сохраняют свое эвристическое значение, но и приобретают дополнительную актуальность, поскольку нацеливают на выявление и использование позитивного опыта такого участия и позволяют избежать повторения допущенных ошибок в новом

системном формате. Кроме того, упразднение ВАС РФ как специализированного высшего судебного органа никоим образом не умаляет конституционной значимости его «правового наследия», в особенности весвма активно ввірабатвівавшихся им судебно-правоввіх позиций и разъяснений, без опорві на которвіе система арбитражнвіх судов вряд ли сможет успешно решатв задачи по утверждению конституционности и конституционного порядка в экономической сфере, посколвку таковвіе предполагают адекватное восприятие смысла установлений Конституции РФ.

Рассмотрение деятелвности российских арбитражнвіх судов сквозв конституционную призму обнаруживает, что эволюция экономического правосудия происходит в условиях постепенного проникновения конституциоHHBix идей и ввіражающих их установлений в процессуальное законодательство и арбитражную судебную практику, а та, в свою очередь, уже не исчерпывается сугубо правоприменительным измерением, но особым образом влияет на осмысление и развитие, содержательное «наполнение» конституционно-правовых положений. В связи с этим адекватное введение в легальные коммуникации и тезаурус арбитражного процесса таких понятий, как, например, «экономический спор», уже не является задачей сугубо процессуальной теории и не может быть достигнуто без учета как непосредственно положений Конституции РФ, так и доктринально- нормативных установлений Конституционного Суда РФ как одного из основных центров, «возбуждающих научную общественность своими решениями, которые распространяются по всем направлениям юридической науки»1. Фокусный анализ этого высшего органа российской конституционной юстиции обнаруживает значительное количество правовых позиций, направленных на установление содержания отдельных экономико-правовых

категорий, принципов разрешения соответствующих споров, а также на обеспечение конституционно достоверного баланса интересов их участников. Названнвіе доктриналвно-нормативнвіе элемешы равнвш образом должнві учшыватвся и в теоретико-конституционной проблематике экономического правосудия как основной функции системні российских арбитражнвіх судов, определяющей ее конституционное назначение.

Судебная система Российской Федерации и судебная (в том числе арбитражная) практика не могут эффективно функционироватв и развиватвся без адаптации конституционнвіх конструкций и нормативнвіх положений к непрервівно меняющейся правовой реалвности. Изложеннвіе в настоящем диссертационном исследовании теоретические и правоввіе аргументы являются толвко шагом к осмвіслению места и роли практики арбитражнвіх судов в сложном, трудном, но оченв важном процессе конституционализации российской правовой системы.

Многообразное влияние судебной практики на формирование и развитие националвного (внутригосударственного) конституционного пространства представляет собой заметное явление современности и фактически носит международно признаннвш характер. Назначением судебной власти в Российской Федерации как демократическом правовом государстве являются защита прав и свобод граждан, конституционного строя, обеспечение соответствия актов законодателвной и исполнителвной власти Конституции РФ, соблюдение законности и справедливости при исполнении и применении законов и инвіх нормативнвіх актов. При этом основное содержание деятелвности органов судебной власти составляет обеспечение прав и свобод человека и гражданина (ст. 18 Конституции РФ). Даннвши факторами предопределенві общее положение судов в федералвном государственном механизме и их ролв в конституционализации правоввіх систем, становлении

российского судебного конституционализма[3], которая, разумеется, значительно различается объемом и характером компетенций различных судов.

Конституционализация правосудия многогранна: применяя

конституционные нормы (в широком смысле), российские суды обеспечивают прямое действие Конституции РФ, выявляя законодательные пробелы, чем побуждают законодателя к принятию актов, соответствующих Конституции РФ. Формулируя свои позиции по тем или иным вопросам правоприменения, суды фактически восполняют пробелы в механизме правового регулирования. Последнее названное направление судебной деятельности носит особый, по сути, правотворческий характер[4] и даже получило спорное наименование

а

«судебного активизма» . Исследуя данный феномен, приходится учитывать, что его проявления в различные периоды мировой истории то всячески пресекались, то, наоборот, актуализировались.

Актуальность диссертационного исследования подтверждается рядом качественных изменений в механизме и подходах к правому регулированию практики правосудия в Российской Федерации за последнее время. Представляется необходимым, в частности, всестороннее научное осмысление правового эффекта, обусловленного принятием Конституционным Судом РФ Постановления от 21 января 2010 г. № 1-П «По делу о проверке

конституционности положений части 4 статьи 170, пункта 1 статьи 311 и части 1 статьи 312 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами закрытого акционерного общества «Производственное объединение «Берег», открытых акционерных обществ «Карболит», «Завод

«Микропровод» и «Научно-производственное предприятие «Респиратор» [5] Согласно такому авторитетному ученому и практику, как В.Д. Зорвкин, это решение «открвіло дорогу к легитимированию прецедента в России и в исключительныX, оговореннвіх в постановлении, случаях - с обратной силой», что непосредственно влияет на возможноств модернизироватв российскую правовую систему[6]. Самвім заметнвім образом принятие названного постановления Конституционного Суда РФ отразилосв на деятелвности нвше упраздненного ВАС РФ в связи с новвши «обрушившимися» на него полномочиями. Однако вопрос о том, что же в итоге получила российская правовая действителвноств: прецедент судебнвіх актов ввісших судов, особый процессуальный механизм защиты нарушенных прав или (только) исправления судебных ошибок, на необходимость которых Конституционный Суд РФ указывал еще десять лет назад, - остается открытым. Как, впрочем, и вопрос о том, образуют ли единый конституционный контекст акты «обогащения» полномочий ВАС РФ и его последующего упразднения.

Степень научной разработанности темы исследования. В последнее время в трудах отечественных и зарубежных исследователей по теории государства и права, конституционному праву и тематически близких отраслевых исследованиях категория «конституционализация» используется активно, при этом в контексте современной познавательной ситуации в юридической науке значение этой инновационной категории зачастую сводится к отвлеченному и обобщающему («понятийному»), призванному преимущественно подчеркнуть значение Конституции РФ как основы для регулирования конкретных общественных отношений. Названная категория составляет теоретическую базу и данной работы, однако акцент при этом делается на таком онтологическом значении отображаемого в ней явления,

которое позволяет организовать методологию комплексного исследования предметной области, объединяющей ряд традиционных отраслей и институтов российского материального и процессуального права, с позиций конституционного право понимания[7].

Становление российского конституционализма и конституционализация правового порядка как стратегическое направление развития правовой системы рассматривались в работах таких отечественных правоведов, как С. А. Авакьян, Ю.Е. Аврутин, Г.Г. Арутюнян, М.В. Баглай, Н.С. Богданова, Н.С. Бондарь, Н.В. Бутусова, Н.В. Варламова, Г.А. Василевич, Н.В. Витрук, Л.Д. Воеводин, Г.А. Гаджиев, И.Г. Дудко, Г.А. Жилин, В.М. Жуйков, В.Д. Зорькин, А.Т. Карасев,

A. Н. Кокотов, В.В. Комарова, Г.Н. Комкова, А.Л. Кононов, С.Д. Князев, И.А. Кравец, М.А. Краснов, В.И. Крусс, В.А. Кряжков, М.И. Кукушкин, О.Е. Кутафин, А.А. Ливеровский, Е.А. Лукашева, И.И. Лукашук, Е.А. Лукьянова,

B. О. Лучин, С.П. Маврин, Г.В. Мальцев, Н.И. Матузов, А.Н. Медушевский, М.А. Митюков, И.Б. Михайловская, Н.В. Михалева, М.П. Моисеенко, Т.Г. Морщакова, С.Э. Несмеянова, Ж.И. Овсепян, Л.А. Окуньков, М.С. Саликов, Ю.А. Тихомиров, Б.Н. Топорнин, Н.А. Тузов, И.А. Умнова, Т.Я. Хабриева, В.Е. Чиркин, В.М. Чхиквадзе, Ю.Л. Шульженко, Б.С. Эбзеев.

Концептуальное обоснование конституционализации обусловило выход в сферу онтологии и гносеологии философско-правового познания. Поэтому предметом осмысления становятся идеи М. Аврелия, А. С. Автономова, Н.Н. Алексеева, С.С. Алексеева, Л. Дюги, И.А. Ильина, К.Д. Кавелина, И. Канта, Г. Кельзена, А.Н. Ковлера, Д А. Керимова, Б.А. Кистяковского, М.М. Ковалевского, Н.М. Коркунова, В.С. Нерсесянца, П.И. Новгородцева, А. Петерс, Л.И. Петражицкого, И.А. Покровского, К. Поппера, В.Н. Руденко, Х.Л.А. Харта.

В силу комплексного содержания проблематика конституционализации оказывается в центре внимания ученвіх-юристов отраслевой специализации, таких как В.И. Анишина, О.М. Алехин, В.С. Белвіх, Н.А. Грамошина, Т.А. Григорвева, П.А. Гук, В.М. Жуйков, С.А. Зинченко, А.Г. Карапетов, М.И. Клеандров, Н.А. Колоколов, В.М. Лебедев, С.Э. Либанова, Ю.А. Ляхов, М.И. Марченко, М.С. Матейкович, С.В. Никитин, С.Г. Павликов, Г. Сатаров, П.И. Савицкий, К.И. Скловский, М.Л. Скуратовский, В.М. Свірвіх, Н.М. Чепурнова, Д.М. Чечет, В.В. Ярков, В.Ф. Яковлев. Обращение к положениям и ввіводам этих исследователей позволяет более объемно раскрвітв вопросві конституционализации правосудия в Российской Федерации.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является научно-теоретический анализ основанных на положениях Конституции РФ и развивающих их доктринально-нормативных установлениях Конституционного Суда РФ возможностей и состоятельности практических шагов, определяющих и характеризующих участие ныне упраздненного ВАС РФ и составляющих систему арбитражных судов в конституционализации правовой системы Российской Федерации, включая: 1) отображающее общее конституционное назначение судебной власти их содействие развитию системы права, в том числе, выработку специфических элементов этой системы, актуальных для практики разрешения арбитражными судами экономических споров и иных дел; 2) принятие арбитражными судами решений, конкретизирующих и опосредующих экономические права, свободы и обязанности человека и гражданина и одновременно обеспечивающих защиту с учетом критерия конституционности, субъективных прав и законных интересов участников процесса; 3) выработку рекомендаций, направленных на оптимизацию такого многообразного участия арбитражных судов в конституционализации. Кроме того, исследование имеет целью содействие формированию общей теор етико-методологической базы для изучения актуальных проблем выработки (установления) и реализации (применения) современного отечественного права в его соотношении с положениями Конституции РФ как акта прямого действия.

Для достижения данных целей в работе поставлены следующие исследовательские задачи:

1) сформулировать понятие, основные предпосылки и факторы конституционализации судебной системы и практики арбитражного правосудия в контексте и перспективе всеобъемлющей конституционализации правовой системы Российской Федерации;

2) установить соотношение понятий и явлений «конституционализация» и «конституционная законность»;

3) выделить этапы и формы конституционализации российской судебной системы, исходя из конституционно-правовых обоснований места и роли судебной власти в демократическом правовом государстве, принципов ее институциональной организации и функционирования;

4) охарактеризовать, исходя из конституционного назначения, институционально-эволюционное оформление системы арбитражных судов;

5) исследовать содержание и динамику процесса взаимного влияния

конституционных установлений на судебно-арбитражную

правоприменительную практику и роль такой практики в фактической реализации конституционных положений;

6) проанализировать формы и степень воздействия судебно-правовых позиций ныне упраздненного ВАС РФ на конституционализацию правового регулирования экономических отношений, а также их место в механизме правосудного обеспечения конституционных прав, свобод и обязанностей субъектов таких отношений, исходя из актуальности принципа правовой определенности применительно к деятельности образованного Верховного Суда РФ;

7) показать значение конституционного права на судебную защиту и достигнутые результаты его конкретизации в российском арбитражнопроцессуальном законодательстве и арбитражной судебной практике;

8) проанализировать роль судебно-правовых позиций высшего судебного органа арбитражной судебной системы в выработке стратегии и выборе конституционно-инвариантных моделей правового регулирования экономических процессов в Российской Федерации;

9) исследовать конституционное значение категории «экономические споры»;

10) установить и охарактеризовать причины конкуренции судебно-правовых позиций, выработанных высшими судебными инстанциями (ныне упраздненным ВАС РФ и Верховным Судом РФ), с законоположениями, конституционно-правовой смысл которых выявлен Конституционным Судом РФ;

11) проанализировать актуальные проблемы институциональной идентичности арбитражных судов в Российской Федерации в контексте их конституционного назначения;

12) охарактеризовать конституционно-правовые предпосылки и оценить целесообразность упразднения ВАС РФ;

13) дать конституционно-правовое обобщение итогов деятельности ВАС РФ, охарактеризовать и оценить значение его «правового наследия» для конституционализации;

14) проанализировать непосредственное и опосредованное действие судебно-правовых позиций ныне упраздненного ВАС РФ в конституционноправовой системе Российской Федерации;

15) определить проблемы и перспективы сохранения и развития (конституционализации) арбитражной судебной подсистемы в Российской Федерации.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что в нем вперввіе на основе методологии конституционного правопонимания и с учетом заявленнвіх научнвіх обоснований концепта конституционализации националвнвіх правоввіх систем разработана и обоснована концепция конституционализации российской судебной системні в целом, а также системні арбитражнвіх судов и практики арбитражного правосудия в частности. В рамках данной концепции проанализирована конституционно ввіверенная эволюция российского арбитражно-процессуалвного законодателвства; методологически взвешенным образом, посредством ввіявления конституционной составляющей судебнвіх правоввіх позиций, обоснован вклад ввісшего судебного органа (ВАС РФ) в конституционализацию механизма правосудного обеспечения прав, свобод и обязанностей человека и гражданина в Российской Федерации. Вперввіе ввіявлено доктриналвно-конституционное значение судебно-правоввіх позиций ВАС РФ как резулвтатов конституционно-судебного правотворчества, их ролв в конституционализации системні российского права и практике правосудия, место в продолжающей развиватвся системе правоввіх установлений ввісших судебнвіх инстанций Российской Федерации. Предложена модели конституционной институционализации такого явления как «судебно-правоввіе позиции ВАС РФ».

Объектом диссертационного исследования является судебная система Российской Федерации как динамичная, институционалвно-функционалвная подсистема (блок) правовой системні Российской Федерации, определяющая и характеризующая реализацию конституционнвіх функций судебной власти, практику правосудия на основе положений Конституции РФ, правоввіх позиций и установлений Конституционного Суда РФ, общепризнаннвіх принципов и норм международного права, актов европейской конвенционной юстиции, судебно-правоввіх позиций Верховного Суда РФ и нвше упраздненного ВАС РФ, иных источников российского права, а также конституционнодоктринальное обоснование и отображение этой подсистемы в контексте конкурирующих научных позиций и подходов.

Предметом диссертационного исследования является

конституционализация судебной системы Российской Федерации в связи и соотношении с участием в этом процессе упраздненного ВАС РФ, российских арбитражных судов; формы и следствия (результаты) такого участия, научноконституционное отображение их признания и значения для теории и практики правосудия в Российской Федерации.

Методология исследования. Методологическая основа диссертационного исследования обусловлена его предметом и предопределена общеметодологическими позициями и понятийно-категориальным аппаратом современной юриспруденции, признающей междисциплинарные познавательные возможности конституционного правопонимания и состоятельность его гносеологического и аксиологического потенциала. Одновременно для целей исследования используются не теряющие своего значения методологические ресурсы классической научной рациональности, включая исторический, системный, формально-юридический и сравнительноправовой (синхронный и диахронный) методы познания правовой реальности, дополняющих их общенаучных приемов (анализа и синтеза, логического, статистического и других).

Эмпирической базой исследования являются Конституция РФ; тематически выверенные правовые позиции и установления Конституционного Суда РФ; решения и правовые позиции Европейского Суда по правам человека; акты российского федерального законодательства; акты и судебно-правовые позиции упраздненного ВАС РФ и Верховного Суда РФ; материалы арбитражной судебной практики. Совокупно названные источники характеризуют содержание и особенности конституционализации судебной системы и арбитражной судебной практики в Российской Федерации, позволяя вві я витв связаннвіе с этим процессом проблемы.

Положения, выносимые на защиту. В ходе исследования полученві следующие наиболее значимвіе и обладающие научной новизной положения, вы нос имы е на защиту:

1. Категория «конституционализация» имеет емкое онтологическое и универсалвное методологическое значение, характеризуя в том числе такие аспектні эволюции националвной правовой системы, как перманентный процесс конкретизации и актуализации основнвіх начал, освоения ценностей и нормативнвіх положений Конституции РФ во внутригосударственном позитивном праве и действующем законодателвстве. Конституционализация предполагает принципиалвно ввіверенное деятелвное вхождение в националвную правовую систему публично-властнвіх органов и должностнвіх лиц, институционалвно-статусная и функционалвная характеристика которвіх может претерпеватв со держатели ную эволюцию в актах и положениях федералвного законодателвства, однако с учетом установлений Конституционного Суда РФ и не вопреки их конституционной природе и назначению, а также без ущерба для конституционного назначения государства в целом, его возможностей вбшолнятб свою основную обязанноств признания, соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина.

2. Конституционализация является «базой» и «генеральным фактором»

конституционной законности в сфере правосудия. Этот процесс имеет социально-экономические, политические, духовно-психологические и собственно юридические предпосылки, обусловленные в конечном счете базовыми конституционными положениями, нормативно значимыми идеалами, как непосредственно обозначенными в тексте Конституции РФ (статьи 1, 2, 4, 7, 13 14, 17, 18 и др.), так и достоверно вытекающими из его духа.

Конституционные нормативные идеалы, основы, принципы и другие являются

тем самым универсальным и ключевым фактором, средствами базовой нормативности обеспечения конституционной законности.

Конституционализация направлена на обеспечение действенности

конституционных установлений в сфере правосудия, достигаемой при условии, что созданные в ходе конкретизации текста Конституции РФ нормы отраслевого уровня, институциональные и статусные характеристики субъектов права адекватно учитываются на практике. Конституционализация при таких обстоятельствах выступает одновременно вектором и показателем конституционной законности. Входящее в противоречие с идеей

конституционализации нарушение или искажение смысла (духа)

конституционных установлений влечет нелегитимность законодательства и основанной на нем правоприменительной практики. Конституционализация обусловливает прояснение и уточнение параметров взаимной ответственности государства и человека, государства и гражданского общества, а конституционная законность обеспечивает реализацию мер такой

ответственности во всем многообразии их нормативных воплощений.

3. Конституционализация правосудия в Российской Федерации включает нормативное (профильное позитивное право и законодательство),

институциональное (судебная система) и функциональное (судебная практика) измерения. В единстве этих измерений процесс конституционализации правосудия включает закрепление институционального и функционального «образов» судебной власти: статусов и компетенций судов и органов судейского сообщества, принципов и критериев правосудного обеспечения прав, свобод и обязанностей человека и гражданина, охраны и защиты иных конституционных ценностей. Конституционализация предполагает последовательное

согласование доктринальных и нормативных средств и усилий, направленных на формирование конституционного правосознания судей и выработку у них конституционного право понимания, в сочетании с практическими резулвтатами их деятелвности.

4. Анализ конституционализации российской судебной системні позволяет ввіделитв несколвко измерений (модусов) этого процесса.

Перввш отображает институционалвную формализацию судебной власти как наглядной и целостной совокупности конституционно-правоввіх установлений, конкретизирующих их правоввіх положений, а также уполномоченнвіх властнвіх органов и лиц (судов и судей), реализующих свои статуснвіе полномочия в рамках материалвнвіх и процес су алвнвіх отношений, посредством конституционно определеннвіх судо производств. Основнвіе периодві конституционной формализации могут бвітв обозначенві как:

- принятие концептуалвнвіх основ организации судебной власти и конституционное преобразование предвідущей (советской) судебной системні. Этот период охватвівает акты и собвітия 1991-1996 гг., включая восстановление института суда присяжнвіх, изменение организационного обеспечения деятелвности судов, номиналвное установление статуса судей, создание и статуснвіе трансформации Конституционного Суда РФ;

- институционалвное оформление судебной власти в первоначалвной конституционной «редакции», начиная с 1996 г. и вплотв до принятия в 2014 г. поправок к Конституции РФ, повлекших упразднение ВАС РФ и статусное обновление Верховного Суда РФ, наделенного полномочиями ввісшего судебного органа и по отношению к арбитражнвш судам. Этот период характеризуется структурнвш усложнением судебной системні; легализацией и децентр ализованнві м развитием конституционной (уставной) юстиции в субъектах РФ; учреждением института мироввіх судей и связаннвш с этим переходом к четвірехзвенной системе судов общей юрисдикции; образованием (с 2003 г.) четвірехуровневой системні арбитражнвіх судов, образованием Дисциплинарного судебного присутствия; фактическим упразднением института народных заседателей в судах общей юрисдикции и учреждением в арбитражнвіх судах первой инстанции института арбитражнвіх заседателей.

- текущий период (этап) институционалвной эволюции, отмеченный пока преимущественно проблемами адаптации российской судебной системні к новой конституционной конфигурации и предполагающий сохранение, и развитие накопленного ранее «качества» конституционности правосудия.

Эвристически продуктивным полагаем выделять наряду с измерением формальной институционализации судебной власти второй модус - это социетальное и юридико-практическое выражение. Актуальность такого подхода обусловлена пониманием судебной власти как специфической, многоаспектной разновидности общественных связей, отношений, обусловленных биологической и социальной природой человека.

Такое восприятие органично соотносится с методологией конституционализации, которая выражает интенцию воплощения универсальной национальной модели конституционного должного в порядок общественных отношений и в области правосудия.

5. Комплекс преобразований, осуществленных с момента принятия Конституции РФ, позволяет говорить о достоверных признаках конституционного развития судебной власти в целом и экономического правосудия как функции, выполняемой системой арбитражных судов, в частности. Конституционализация российского правосудия есть эмпирически достоверный факт. Российская судебная власть вполне обнаруживает и подтверждает свою конституционную специфику, направленность на реализацию функций правоприменительного и правоустанавливающего обеспечения и защиты прав, свобод и обязанностей человека и гражданина, иных конституционных ценностей, охрану конституционного правопорядка и поддержание режима конституционной законности во всех сферах. Эволюция системы арбитражных судов и «экономического» правосудия отображает их институциональное и практическое соответствие общему конституционному тренду с учетом функциональной специфики (сфера экономики, предпринимательства, хозяйственных практик). Одновременно можно утверждать, что по ряду аспектов динамика и характер изменений организации и деятельности системы арбитражных судов, развитие арбитражного процесса демонстрировали «опережающие» (пилотные) решения и подходы. Их отличают направленность на преодоление авторитарности правового регулирования отношений в экономической сфере на основе принципа диспозитивности, а также инновационные начинания в плане обеспечения демократической транспарентности и мобильности правосудия с учетом конституционного содержания права каждого на гарантированную судебную защиту его прав и свобод.

6. Значение деятельности ВАС РФ и его «правового наследия» в контексте конституционализации российской правовой системы нельзя оценить однозначным образом. Во многом реализация этим высшим судебным органом своего конституционного назначения была обусловлена исторической необходимостью преодоления проявлений «юридического позитивизма», сводящего разрешение судебных споров исключительно к букве закона. Такой подход, вполне приемлемый при решении несложных и типичных судебных споров, оказывается конституционно несостоятельным для более сложных задач, обусловленных в том числе беспрецедентной динамикой, крайней напряженностью, потенциальной конфликтностью современных экономических процессов и связанных с ними отношений частного и публичного характера. В частности, потребность в выходе за рамки позитивного права проявляется в случаях отсутствия законодательного регулирования, являющегося следствием квалифицированного молчания законодателя или недостаточности развития правовой регламентации отдельных видов экономических (хозяйственных, административно-контрольных) отношений. Однако на современном судебном органе во всех случаях лежит обязанности конституционно обоснованного разрешения юридического конфликта (спора). Преимущественно деятелвноств ВАС РФ подтверждала приверженности этой фундаменталвной установке, хотя его отделвнвіе решения и судебно-правоввіе позиции ввізвівали справедливую доктриналвную критику и фактически бвіли дезавуированві в последующем (в том числе практикой Конституционного Суда РФ).

7. Независимо от имеющих место и последующих оценок и вві водо в практика ВАС РФ влияла на корректировку правовой политики в Российской Федерации, которая не могла существенно отклонятвся от вектора конституционализации. Это касается и достаточно многочисленнвіх примеров фактической легализации судебно-правоввши позициями ВАС РФ случаев (и моделей) таких вариантов поведения участников экономических отношений, которвіе отклонялисв от требований нормативно-правоввіх установлений. Заведомо исключитв вероятности негативнвіх последствий таких подходов, базирующихся, в частности, на ситуативном понимании конституционного принципа справедливости, нелвзя. Однако в целом соответствующая правосудная установка онтологически и методологически соотносится с концептом конституционного правопонимания и при условии ее последователвного доктриналвного обоснования и практической доработки должна признаватися отвечающей потребностям конституционализации. При этом в контексте конституционализации вполне сохраняют научное и практическое значение, хотя и претерпевают известную корректировку представления о возможности и необходимости для высшего судебного органа (ныне - Верховного Суда РФ), с одной сторонні, преодолеватв правовую неопределенности посредством установления единообразного толкования тех или инвіх норм, с другой сторонні, - не нарушатв конституционный принцип разделения властей и не «покушаться» на прерогативы законодателя.

8. Обусловленный научным представлением о роли Конституционного Суда

РФ как субъекта конституционализации, анализ практики ВАС РФ показвівает, что до момента упразднения этот судебный орган в целом адекватно руководствовался установлениями и правовими позициями Конституционного Суда РФ. Тем самым он обеспечивал в объеме своей компетенции пользование правом на судебную защиту в арбитражных судах экономических прав и свобод человека и гражданина, а также необходимую актуализацию требований по выполнению соответствующих конституционных обязанностей. В рамках решения таких задач ВАС РФ ориентировался в том числе на акты Конституционного Суда РФ и, в свою очередь, конкретизировал цели и факторы, которые должны учитывать арбитражные суды при разрешении дел по спорам соответствующего содержания. При этом правоприменительное опосредование (и конкретизация) ординарными арбитражными судами конституционных экономических прав, свобод и обязанностей значительно чаще связывались с разъяснениями, содержащимися сугубо в постановлениях ВАС РФ, чем с доктринально-конституционны ми установлениями

Конституционного Суда РФ. Такое положение нельзя признать надлежащим и в ходе последующей конституционализации практики экономического правосудия оно должно быть преодолено в том числе посредством совершенствования техники написания мотивировочной части судебных решений. Правосознание судей арбитражных судов должно включать убеждение, что качеством непререкаемой конституционности наделены только правовые позиции Конституционного Суда РФ, а не сохраняющие силу судебно-правовые позиции ВАС РФ или созданного Верховного Суда РФ.

9. Деятельность высшего судебного органа и ординарных судов как участников конституционализации не сводится исключительно к преодолению недостатков законодательства и предполагает такое активное включение в механизм правового регулирования, которое нивелировало бы существующие здесь дефекты и наиболее оптимальным образом обеспечивало конституционные права и свободы граждан с использованием ресурса конституционной судебной дискреции. В частности, в рамках арбитражного правосудия подобными средствами должно предупреждаться неконституционное привлечение субъектов предпринимательской деятельности к юридической ответственности даже при наличии нормативных положений формально противоречащей такой задаче. Арбитражная судебная практика должна, с одной стороны, основываться на убеждении, что судебное усмотрение при условии его конституционности является неотъемлемым элементом механизма правосудного обеспечения прав, свобод и обязанностей человека и гражданина, а с другой стороны, не может входить в противоречие с идеей конституционно-судебного правотворчества. Логическим следствием такого восприятия выступает признание нормативности судебных правовых позиций ВАС РФ.

10. Доктринальный анализ показывает, что судебно-правовые позиции ныне упраздненного ВАС РФ имели своим конституционно-правовым предназначением не нормативное обязывание арбитражных судов к принятию определенных решений по конкретным делам или по делам аналогичного характера (судебный прецедент), а, скорее, «настройку» судебных решений на волну конституционно-правовой аргументации. Эти установления не исключали вероятности их последующей инстанционной корректировки с учетом судебной интерпретации фактических обстоятельств дела, правильно (конституционно) соотнесенных с оценочными правовыми понятиями. Такое правосудие только отчасти достижимо, даже при наличии судебно-правовых позиций ВАС РФ, получивших подтверждение в решениях и правовых позициях Конституционного Суда РФ. Однако конституционно ответственное руководящее воздействие высшего судебного органа было и продолжает оставаться (применительно к Верховному Суду РФ) необходимым условием реального правосудного соучастия в конституционализации правовой системы Российской Федерации.

11. C позиций конституционного правопонимания следует признать, что при сопоставлении подходов Конституционного Суда РФ к выработке правовых позиций, с одной стороны, и ныне упраздненного ВАС РФ к формированию судебно-правовых позиций, с другой стороны, приоритет имеют доктринальнонормативные формулировки высшего органа российской конституционной юстиции. Такой вывод сохраняет свою актуальность и обусловлен онтологической связью идеи и целей конституционализации с представлениями о роли конституционно-право во го механизма в обеспечении основных (в том числе, экономических) прав, свобод и обязанностей человека и гражданина.

12. Исследование методологических приемов и техники выработки судебных правовых позиций ныне упраздненного ВАС РФ обнаруживает следующие причины недостаточной их «устойчивости»: известный дефицит отображения тех основополагающих ценностей и принципов, к которым, безусловно, относятся и интересы хозяйствующих субъектов, на защиту и соблюдение которых направлено было принятие соответствующего постановления; отсутствие обращения к конституционной аксиологии, выработке ценно стно-ориентир о ванно го подхода; относительно редкое обращение ВАС РФ к своим ранее высказанным судебно-правовым позициям, положенным в основу решений по сходным юридическим ситуациям (дефицит достоверной преемственности и доктринальной последовательности). Полагаем, что указанный негативный опыт прекратившей существование высшей арбитражной судебной инстанции может быть критически учтен Верховным Судом РФ. Применительно к формам участия судебной власти в конституционализации только признающий необходимость обозначенной преемственности подход имеет существенное значение для формирования профессионального и массового правового сознания, основанного на системе принятых в обществе ценностей.

13. Анализ судебной практики показывает, что противоречия правовых позиций Конституционного Суда РФ и судебно-правовых позиций ныне упраздненного ВАС РФ находили свое выражение в расхождении результатов толкования норм процессуального и материального права, а также в неодинаковом доктринально-теоретическом обосновании предлагаемых ими ответов на сложные вопросы «экономического» правосудия. C позиций конституционного правопонимания такие ситуации необходимо квалифицировать как сбой участия ВАС РФ в конституционализации. Именно его соответствующие ошибки существенным образом затрудняли обеспечение единства судебной практики, единого информационного пространства, и, как следствие, затрудняли равный доступ заинтересованных лицам к правосудию, поскольку это приводило к значительному различию ресурсов, необходимых для разрешения юридического конфликта. При этом единственным, по сути, достоверным средством разрешения таких коллизий, а на деле - изменения, корректировки ВАС РФ своей судебно-правовой позиции оказывалась аргументация на уровне правовых позиций Конституционного Суда РФ (в отдельных случаях также и ЕСПЧ).

14. По итогам исследования представляется возможным утверждать, что не совпадение судебно-правовых позиций ныне упраздненного ВАС РФ, с одной стороны, и Верховного Суда РФ, с другой стороны, далеко не всегда несло в себе исключительно негативное содержание. Кроме того, обусловленное подведомственностью различие таких нормативно значимых положений по предметам правового регулирования снижало риск отступления от принципа, согласно которому сходные дела должны разрешаться сходным образом. К имевшей место специфической «конкуренции» судебно-правовых позиций высших судебных органов в Российской Федерации следовало подходить с учетом равно присущей им конституционной дискреции в толковании норм права. В период существования двух конституционно равнозначнвіх внісших судебнвіх инстанций единственно возможнвім вариантом разрешения таких коллизий был консенсус сторон, подтвержденный их совместным решением, чего на практике фактически не происходило. Законодатели, внося изменения в механизм правового регулирования «проблемнвіх» отношений, мог «встатв на сторону» любого вніс ш его суда или остановитвся на собственной, унифицирующей правовое воздействие нормативной конструкции. Ввівод же о конституционности либо неконституционности судебно-правоввіх позиций (как и законодателиHBix положений) может делатв толвко Конституционный Суд РФ.

15. Актуализация конституционного правопонимания для арбитражной судебной практики не умаляет значения юридической доктрины. Однако конституционализация правосудия не равнозначна «механической», в позитивистском стиле, унификации правоприменения. Даже традиционнвіе воззрения и правоввіе доктринві не исключают критического анализа сквози призму установлений Конституции РФ, которой судві (и судви) должнві безоговорочно подчинятвся (ч. 1 ст. 120 Конституции РФ). Разъяснения внісших судов по вопросам судебной практики призванні обеспечиватн согласованный характер такого подчинения. Судебно-правовые позиции высших судебных органов государства, направленные на унификацию правоприменения призваны служитв формой трансляции конституционных императивов, их перевода на отраслевой уровенн. Поэтому вырабатыватвся они должны исключительно на основе конституционного правопонимания. Результативность же таких разъяснений определяется в равной степени и конституционным характером аргументации, и готовностью адресатов к восприятию и уяснению не только буквы, но и духа закона в его конституционном смысле. При этом речь не идет о создании новых правовых норм и вклад судебной практики в эволюцию права, разумеется, не соразмерен вкладу законодателя. Разъяснения по вопросам судебной практики имеют целью преодоление пробелов и иных дефектов в законе, препятствующих конституционному разрешению однородных юридических конфликтов в соответствии с общепризнанными стандартами правосудия. Ограниченность сугубо отраслевых ресурсов не может препятствовать осуществлению правосудия. Системный анализ и толкование законоположений должны проводиться судами во взаимосвязи с конституционными нормами, а также с учетом правовых позиций высшего органа российской конституционной юстиции.

16. В основе обязанности нижестоящих судов следовать разъяснениям Пленума ВАС РФ при разрешении дел лежали конституционные факторы, а не нормативно предписанная инстанционность. Конституционно-правовое значение руководящих разъяснений ВАС РФ существенно усилилось бы в случае четкого определения в их тексте тех важнейших ценностей и принципов, на охрану и защиту которых направлено установление высшим судом предлагаемого порядка действий. Это позволило бы уменьшить вероятность принятия решений, недостаточно отвечающих требованиям судебного конституционализма. Суть последнего выражает конституционное представление, согласно которому мерой и критерием охраны того или иного правового института выступает человек, его права и свободы как высшие конституционные ценности.

17. По мнению диссертанта, проведенное исследование подтвердило, что вопреки распространенному мнению, идея и практика «руководящих» разъяснений высших судов не противостоят принципу правовой определенности. В ряде разъяснений ныне упраздненного ВАС РФ отчетливо просматривается их направленность на конституционное ограничение усмотрения арбитражных судов. Наряду с этим, вполне конституционным видится и проявлявшееся у ВАС РФ стремление «смягчить» посредством даваемых им разъяснений избыточную (конституционно неприемлемую)

«жесткость» механизма правового регулирования. Отвечающие требованиям конституционности разъяснения высших судов по вопросам судебной практики способствуют достижению конституционного правопорядка в условиях, когда конкретизация нормативных положений не представляется возможной по объективным причинам. Многие законы неизбежно изложены в терминах, которые в большей или меньшей степени являются неопределенными, а закон, предусматривающий дискреционные полномочия, сам по себе не является несовместимым с требованиями предсказуемости при условии, что эти полномочия и способ их осуществления указаны настолько ясно, чтобы с учетом правомерности цели указанных мер обеспечить индивиду адекватную защиту от произвольного вмешательства властей. Ясность такого рода указаний вполне может «переносится» и на стадию руководящих разъяснений высшего суда в механизме правового регулирования, а согласованное использование

таких средств может рассматриваться как один из факторов

конституционализации судебной системы и правосудия в Российской

Федерации.

18. Следует признать как факт, что концепция создания «единого» Верховного Суда РФ признана отвечающей потребностям конституционализации судебной системы и правосудия в Российской

Федерации. Можно назвать и объективные факторы, предопределившие такой выбор. Во-первых, конституционная модернизация российского правосудия предполагала признание (легализация) определенного прецедентного значения судебной практики и унификация ее соответствующих результатов. При этом приходилось учитывать риск так называемого судейского активизма, проявляющегося в фактической подмене судом законодателя в условиях недостаточной определенности действующих правовых норм. Минимизировать такой риск «проще» благодаря наличию одного высшего судебного органа, который сможет последовательно воздействовать на судебную практику в плане формирования единых подходов к определению приоритетов и разрешению коллизий интересов и ценностей, подлежащих судебной защите. Во-вторвіх, анализ «дореформенной» судебной практики побуждает признатв, что наличие двух центров ее формирования, действителвно, в ряде случаев затрудняло решение о с но BHBix задач правосудия, включая установлении баланса частного и публичного интересов, как необходимой предпосвілки реалвного конституционализма.

19. Конституционно взвешенный анализ практики нвше упраздненного ВАС РФ побуждает говорити о том, что судебная политика в контексте конституционализации не может определяться ни сиюминутными потребностями экономической практики, ни научными пристрастиями, входящими в противоречие с легальной конституционной доктриной, ни даже односторонне понятыми идеалами справедливости. Только свободная от таких недостатков доктрина «вправе» определять актуальные цели правового регулирования, средства и техники надлежащей защиты и установления баланса конституционных ценностей, алгоритм согласования правовых принципов. Для этого нужно максимально ответственно учитывать весь соответствующий наработанный Конституционным Судом РФ доктринально-нормативный материал. ВАС РФ не всегда проявлял такую готовность и выходил за рамки конституционной дискреции, что выражалось в недостаточной предсказуемости и противоречивости его отдельных решений, а, следовательно, и решений арбитражных судов различных уровней.

20. В качестве опосредованного воздействия судебно-правовых позиций ныне упраздненного ВАС РФ на юридическую практику может рассматриваться их «проецирование» на законодательную регламентацию правовых отношений. Судебно-правовая позиция, конституционность которой не была поставлена под сомнение, может восприниматься законодателем как перспективная новелла позитивного права, отображающая общественную потребность в

зо

дополнительном законодательном упорядочении соответствующих отношений. Воспринятая («использованная») законодателем судебно-правовая позиция не утрачивает и своего самостоятельного правоприменительного значения.

21. Достигнутая и последующая конституционализация судебной системы Российской Федерации должна проводиться с учетом принципа ее единства. Правосудие в правовом государстве безотносительно к видам судов и судопроизводств призвано быть конституционным по сути. Соответственно этому, его институциональное форматирование и функциональная «настройка» должны ассоциироваться с поиском средств и приемов, позволяющих связать «более тонкими узами» все существующие суды. Представляется конституционно актуальным такое устроение судебной системы, при котором суды функционировали бы по принципу «сообщающихся сосудов», обеспечивая субъектам юридических отношений равный уровень правовой защиты. Достижение подобного состояния возможно при условии унифицированного, конституционно обоснованного толкования, конституционной конкретизации нормативных положений, формировании единой правоприменительной практики и наличии единых принципов судопроизводства, позволяющих минимизировать ресурсы, затраченные на процедуру судебного разрешения спора, при сохранении ее результативности. В полной мере это относится и к подсистеме арбитражных судов, для которых высшей инстанцией в настоящее время является Верховный Суд РФ.

22. Реализуемый в Российской Федерации вариант реорганизации судебной системы с сохранением в ней подсистемы арбитражных (специализированных) судов характеризуется наличием достоинств и недостатков. К положительным моментам можно отнести сравнительно малозатратный характер выбранного решения, позволившего избежать масштабных организационных преобразований, значительных материальных издержек, а также оперативность реализации проекта в сочетании с максимальным сохранением кадрового

состава арбитражных судов. Наиболее важным при этом представляется сохранение тех прогрес с ивнвіх достижений (гласности и открвітоств судебного разбирательства, широкое исполвзование технических возможностей фиксации хода судебного заседания, применение электронного документооборота и т.д.), которвіе во многом являются заслугой и упраздненного ВАС РФ и по-прежнему обеспечивают конституционно необходимую прозрачности судебной процедуры, способствуют поддержанию доверия участников экономических правоотношений арбитражнвш судам как субъектам их правовой защитит Применителвно же к недостаткам (издержкам) реорганизации можно указати на фактически нерешенную проблему обеспечения унификации арбитражной судебной практики, а также на отсутствие последовательного разграничения подсудности в связи с различными трактовками понятий экономической и иных видов деятельности. В контексте конституционализации вопросы эти могли бы быть решены Конституционным Судом РФ, однако с учетом позитивистской доминанты правосознания судейского сообщества озаботиться ими следует, прежде всего, законодателю.

Теоретическая и практическая значимость работы. Теоретическая значимость исследования заключается в том, что оно подтвердило познавательную ценность методологического подхода, базирующегося на принципах конституционного правопонимания, а представленный в нем комплексный анализ участия ныне упраздненного ВАС РФ и арбитражных судов в конституционализации российской правовой системы и полученные в результате выводы могут быть использованы при дальнейшем осмыслении проблематики, сохраняющей свое практическое значение и после конституционной реформы, а также в качестве методических материалов, применяемых при составлении и реализации широкого круга основных и специальных учебных программ, разработке учебников и учебных пособий для бакалавриата и магистратуры по направлению «Юриспруденция».

Практическая значимость работы состоит в том, что полученные в ходе исследования выводы и сформулированные на их основе предложения могут быть использованы в деятельности органов всех ветвей государственной власти в Российской Федерации, в особенности в практике арбитражных судов и Верховного Суда РФ. Кроме того, результаты проведенного исследования могут быть применены при дальнейшем изучении процессуальных аспектов, связанных с рассмотрением отдельных категорий гражданских дел, а также в курсе переподготовки и повышения квалификации судей и работников аппаратов судов.

Степень достоверности и апробация результатов исследования.

Диссертация прошла обсуждение на заседании кафедры конституционного и административного права юридического факультета Южно-Уральского государственного университета.

Основные положения диссертационного исследования докладывались на российских и международных научных конференциях, наиболее значимые из которых: Международная научная конференция юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова «Конституционное право и политика: проблемы взаимодействия в современном мире» (г. Москва, 2012 г.); Международная научная конференция «Российская конституционная модель: замысел, реализация, перспективы» (г. Санкт-Петербург, 2013 г.); XIV Международнопрактическая конференция юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова и V Международная научно-практическая конференция «Кутафинские чтения» «Конституционализм и правовая система России: итоги и перспективы» (г. Москва, 2013 г.); Международная XII научно-практическая конференция «Перспективы развития федеративных отношений» (г. Санкт- Петербург, 2014 г.); XV Международная научно-практическая конференция юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова и VII Международная научно-практическая конференция «Кутафинские чтения» «Судебная реформа в

России: прошлое, настоящее, будущее» (г. Москва, 2014 г.); Уральский форум конституционалистов (Екатеринбург, 2015 г.); XVI Международная научно- практическая конференция юридического факультета МГУ им.

М.В. Ломоносова и IX Международная научно-практическая конференция «Кутафинские чтения» «Стратегия национального развития и задачи российской юридической науки» (г. Москва, 2015 г.), опубликованы автором в монографиях «Высший Арбитражный Суд Российской Федерации и его роль в модернизации российской государственности» (Челябинск, 2013),

«Конституционализация судебной системы Российской Федерации и арбитражная практика» (Челябинск, 2015), «Высший Арбитражный Суд Российской Федерации: конституционно-правовые итоги деятельности» (Челябинск, 2015).

Кроме того, автором диссертации опубликовано по теме исследования более 30 научных статей, в том числе 25 статей в ведущих рецензируемых научных журналах, в которых согласно перечню, сформированному Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки РФ, должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук. Положения, выносимые на защиту, были использованы в процессе работы Научно-консультативного совета при Арбитражном суде Челябинской области.

Структура работы. Диссертация выстроена в соответствии с логикой проведенного исследования и состоит из введения, четырех глав, объединяющих 17 параграфов, заключения и библиографического списка, включающего перечень нормативных правовых актов, материалов судебной практики и других официальных документов, а также перечень использованных научных и учебно-методических работ.

<< | >>
Источник: Кузьмин Андрей Георгиевич. КОНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ ПРАВОСУДИЯ И АРБИТРАЖНАЯ СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Челябинск —2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Статья 314. Незаконное введение в организм наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. Введение
  5. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЧАСТИ ВТОРОЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Введение
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. §3. Введение волостного управления
  11. Введение
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -