<<
>>

1.3. Судебный порядок рассмотрения жалоб

Сущность, цели и задачи оперативного судебного контроля в современном уголовном процессе. Российское уголовное судопроизводство по делам публичного и частно-публичного обвинения традиционно разделено на два больших обособленных друг от друга этапа: предварительное расследование и судебное разбирательство.
Поскольку итоговые выводы суда в значительной степени зависят от результатов предварительного следствия, то уголовно-процессуальный закон вменяет суду проверить законность и обоснованность решений и действий (бездействия) дознавателей (начальников подразделений дознания), следователей (руководителей следственных органов) и прокуроров (далее, если не оговорено иное, органов предварительного расследования и прокуроров) в ходе судебного следствия.

Поскольку некоторые решения и действия органов предварительного расследования по целому ряду причин такого отложенного судебного контроля могут избежать либо обычный (ординарный) судебный контроль в силу именно его отложенности может оказаться запоздалым, а потому и неэффективным средством защиты и восстановления нарушенных конституционных и процессуальных прав участников процесса, то УПК предусматривает возможность их немедленной проверки в рамках оперативного (экстраординарного) судебного контроля.

Аналогичны причины и учреждения в уголовно-процессуальном законе института оперативного судебного контроля в стадии судебного разбирательства.

В соответствии с действующим УПК такой судебный контроль может быть двух видов: 1) превентивным и 2) последующим неотложенным, т.е. в последнем случае по времени максимально приближенным к подлежащему проверке решению и действию (бездействию) органов предварительного расследования.

Превентивный судебный контроль за решениями и действиями органов предварительного расследования осуществляется в тех случаях, когда по делу возникает необходимость ограничения основных конституционных прав личности (ст. ст. 22, 23 и 25 Конституции, ст. ст. 107 - 110, 114 - 118, 165, ч. 3 ст. 178, ч. 3 ст. 217, ст. 448 УПК).

В данном случае оперативное судебно-контрольное производство возбуждается исключительно по инициативе органов предварительного расследования, которые обращаются в суд с ходатайством, в котором обосновывают необходимость проведения того или иного процессуального или следственного действия. Ходатайство об их проведении судом может быть или отклонено, или удовлетворено.

Решения, принимаемые судом в случае удовлетворения ходатайства, могут быть разных видов: 1) постановления, разрешающие органам предварительного расследования осуществить в будущем определенные процессуальные действия, например: возбудить уголовное дело в отношении адвоката (п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК), вынести в отношении судьи постановление о привлечении в качестве обвиняемого (ч. 6 ст. 448 УПК); 2) постановления, которыми суд сам ограничивает конституционные права участников процесса, например: заключает под стражу обвиняемых (ст. 108 УПК), на время отстраняет последних от должности (ст. 114 УПК); 3) постановление, которым суд разрешает проведение следственных действий, например: проведение обысков, выемок и т.п. (ст. 165 УПК).

Последующий неотложенный судебный контроль осуществляется в тех случаях, когда решение органов предварительного расследования состоялось, процессуальные и следственные действия (бездействие) ими уже осуществлены (ст.

125 и ч. 5 ст. 165 УПК). В данном случае оперативное судебно-контрольное производство возбуждается по инициативе фактически неограниченно широкого круга лиц.

Сказанное означает, что параллельно расследуемому органом предварительного расследования уголовному делу (наряду с ним) по инициативе уполномоченных на то лиц соответствующими федеральными судами могут вестись оперативные судебно- контрольные производства, число которых зависит от конкретных обстоятельств по делу и может достигать нескольких десятков.

Природа института оперативного судебного контроля предполагает, что судебно- контрольные производства, возбужденные в стадии предварительного расследования, обязательно будут завершены до передачи уголовного дела в суд, где в стадии судебного разбирательства в рамках обычного отложенного судебного контроля решения и действия органов предварительного расследования получат надлежащую оценку.

В Определении КС РФ от 18.11.2004 N 369-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Граматчикова Игоря Витальевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 19, 122 - 125, 406, 415 и 416 Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации" отмечено, что из предписаний ст. ст. 45 и 46 (ч. ч. 1 и 2) Конституции не вытекает необходимость обеспечения проверки судом (после вступления приговора в законную силу) законности и обоснованности действий (бездействия) и решений органов предварительного расследования в процедуре, предусмотренной ст. 125 УПК, поскольку такая проверка осуществляется судом в ходе рассмотрения дела по существу. Осуществление же ее в процедуре, предусмотренной ст. 125 УПК, фактически означало бы подмену понятия контроля решений по уголовному делу на различных стадиях уголовного судопроизводства, включая надзорную инстанцию, путем проведения параллельного разбирательства.

Основной формой судебного контроля за решениями и действиями органов предварительного расследования является обычный отложенный судебный контроль, поскольку в данном случае возможности сторон и суда в исследовании спорных процессуальных проблем гораздо шире, ибо только на данном этапе уголовного судопроизводства в полном объеме разрешается основной вопрос уголовного процесса - вопрос о доказанности.

Таким образом, оперативный судебный контроль в стадии предварительного расследования по отношению к основному - обычному отложенному судебному контролю носит частный, вспомогательный, правообеспечительный, сервисный характер. Следовательно, он ни в коей мере не в состоянии заменить обычный отложенный судебный контроль. Фактически оперативный (экстраординарный) судебный контроль является не более чем дополнительной гарантией соблюдения прав и законных интересов участников процесса. Более того, оперативный судебный контроль преследует совершенно иные, чем обычный отложенный судебный контроль, процессуальные цели.

Особой разновидностью оперативного судебного контроля являются судебно- контрольные действия вышестоящих судов, осуществляемые ими в апелляционном, кассационном и надзорном порядке, когда оценке подвергается не все уголовное дело, как это бывает после постановления судами первой инстанции итоговых документов (приговора, постановления о прекращении уголовного дела), а промежуточные процессуальные решения, в число которых входят, например: судебные постановления, принимаемые в рамках оперативного превентивного судебного контроля (ст. ст. 107 - 109, 114 - 118, ст. 165, ч. 3 ст. 178, ч. 3 ст. 217, ст. 448 УПК), а равно судебные решения, принимаемые на этапах назначения судебного заседания (ч. 7 ст. 236 УПК), в судебном заседании (ч. 1 ст. 258, ч. 2 ст. 266, ст. 255 УПК).

Сказанное означает, что в случаях принесения жалоб на отказ в изменении подсудности (п. 1 ч. 1 ст. 236 УПК), заключения обвиняемого (подсудимого) под стражу (п. 6 ч. 2 ст. 231 УПК), приостановления производства по уголовному делу (ст. 238 УПК) на этапе подготовки уголовного дела к судебному заседанию, а равно в случаях наложения на участника процесса денежного взыскания (ч. 1 ст. 258 УПК), осуществления судом действий в отношении обвинителя и защитника, не подчинившихся распоряжениям председательствующего (ч. 1 ст. 258 УПК), отказа в удовлетворении отвода (ч. 2 ст. 266 УПК), избрания или продления судом срока содержания подсудимого под стражей (ст. 255 УПК) параллельно с рассматриваемым судом первой инстанции уголовным делом (наряду с ним) по инициативе специально на то уполномоченных лиц могут быть возбуждены и проведены вышестоящими судами оперативно-судебно-контрольные производства. Их число зависит от конкретных обстоятельств по делу.

Данная разновидность института оперативного судебного контроля предполагает, что судебно-контрольные производства, возбуждаемые в стадии рассмотрения дела судом первой инстанции, обязательно полностью будут завершены до постановления по нему итогового документа: приговора, постановления о прекращении.

Основной формой контроля за решениями и действиями суда первой инстанции является обычный отложенный судебный контроль апелляционной, кассационной и надзорной инстанций, поскольку в данном случае возможности сторон и суда в исследовании спорных процессуальных проблем гораздо шире, ибо в данном случае в полном объеме разрешается основной вопрос уголовного процесса - вопрос о доказанности.

Оперативный судебный контроль в стадии судебного разбирательства по отношению к основному - обычному отложенному судебному контролю в кассационной и надзорных инстанциях носит второстепенный, вспомогательный, правообеспечительный, сервисный характер, следовательно, он ни в коей мере не может, да и не должен подменять обычный отложенный судебный контроль кассационной и надзорной инстанций, фактически данная форма судебного контроля является дополнительной, вспомогательной, ее учреждение преследует совершенно иные, чем у обычного отложенного судебного контроля (весьма ограниченные) процессуальные цели.

Согласно ч. 1 ст. 125 УПК в суд могут быть обжалованы не только те действия (бездействие) и решения, которые могут причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства, но и такие, которые могут затруднить доступ граждан к правосудию.

18 июля 1999 г. П. был привлечен к административной ответственности ОВД г. Вязники за изготовление или хранение без цели сбыта крепких спиртных напитков домашней выработки, подвергнут административному наказанию в виде штрафа в размере 150 руб.

21 июля 2000 г. Вязниковским городским судом П. было отказано в удовлетворении исковых требований о взыскании с Вязниковского ОВД и сотрудника ОВД г. Вязники морального и материального ущерба.

17 декабря 2001 г. Вязниковским городским судом было отказано в удовлетворении жалобы П. на незаконное наложение административного взыскания. Данное решение не обжаловалось и вступило в законную силу.

По заявлению П. о привлечении к уголовной ответственности по ст. ст. 285, 286, 294, 300, 302 и 303 УК должностных лиц Вязниковского УВД Вязниковской межрайонной прокуратурой отказано в возбуждении уголовных дел.

25 октября 2000 г. П. обратился с заявлением в Генеральную прокуратуру РФ о привлечении к уголовной ответственности ряда граждан, а также сотрудников ОВД г. Вязники, сотрудников Вязниковской межрайонной прокуратуры. На данное заявление прокуратурой был дан ответ за подписью заместителя прокурора Владимирской области.

Эти действия прокуратуры Владимирской области были обжалованы П. в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК.

Ленинским районным судом г. Владимира 27 марта 2003 г. было прекращено производство по жалобе П. на действия Владимирской областной прокуратуры.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

В надзорной жалобе П. ставил вопрос о его отмене. Считал, что суд незаконно отказал в рассмотрении его жалобы по существу, а также незаконно вынес решение в его отсутствие.

Президиум Владимирского областного суда 19 апреля 2004 г. Постановление Ленинского районного суда г. Владимира от 27 марта 2003 г. отменил, жалобу передал на новое рассмотрение в тот же суд, указав следующее.

Жалоба П. была подана в суд в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК. В соответствии с ч. 5 ст. 125 УПК по результатам рассмотрения жалобы судья может вынести только одно из нижеследующих постановлений: -

о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным и необоснованным; -

об оставлении жалобы без удовлетворения.

Суд же, ссылаясь на ч. 1 ст. 125 УПК и прекратив производство по жалобе, принял решение, не предусмотренное законом.

Кроме того, нельзя согласиться с выводами суда о том, что, не являясь участником уголовного судопроизводства, П. не мог обжаловать действия работников прокуратуры Владимирской области.

Согласно ч. 1 ст. 125 УПК в суд могут быть обжалованы не только те действия (бездействие) и решения, которые могут причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства, но и такие, которые могут затруднить доступ граждан к правосудию.

Таким образом, круг лиц, имеющих право на подачу жалобы в порядке ст. 125 УПК, не ограничен, и жалоба П. должна быть рассмотрена по существу (см. Постановление президиума Владимирского областного суда от 19.04.2004 N 44у-19/2004).

В соответствии со ст. 125 УПК действия (бездействие) прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в судебном порядке.

Самарским районным судом 24 мая 2005 г. признано незаконным бездействие прокуратуры Самарской области, выразившееся в том, что не была проведена проверка и не было принято процессуальное решение в порядке ст. ст. 144, 145 УПК по жалобе К. о возбуждении уголовного дела по факту незаконного уничтожения сотрудниками РОВД г. Самары уголовного дела в отношении Р. и материалов об отказе в возбуждении уголовного дела.

Суд обязал прокуратуру Самарской области провести проверку и принять процессуальное решение в порядке ст. ст. 144, 145 УПК по жалобе К.

Судебная коллегия Самарского областного суда 28 июля 2005 г. Постановление суда отменила и производство по жалобе прекратила.

В надзорной жалобе К. оспаривал законность и обоснованность кассационного определения и просил его отменить.

Президиум Самарского областного суда 10 августа 2006 г. жалобу удовлетворил по следующим основаниям.

Суд кассационной инстанции, отменив Постановление судьи Самарского районного суда и прекратив производство по жалобе К., указал в своем определении, что поскольку жалоба К. не выходит за пределы уголовно-процессуальных отношений, уничтожение уголовного дела и материала об отказе в возбуждении уголовного дела не причинило ущерба конституционным правам и свободам К., доступ его к правосудию ничем не затруднен, то его жалоба не является предметом судебного разбирательства в порядке ст. 125 УПК.

Вместе с тем К. обратился в суд с жалобой именно на бездействие прокуратуры Самарской области, которая по его заявлению не провела проверку изложенных в жалобе фактов и не вынесла в соответствии со ст. 145 УПК соответствующего процессуального решения.

При этом ст. 125 УПК предусматривает судебный порядок обжалования действий (бездействия) прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Кроме того, судебная коллегия по уголовным делам Самарского областного суда, прекращая производство по жалобе К., не приняла во внимание правовую позицию КС РФ, согласно которой Конституция гарантирует каждому право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, в том числе путем обжалования в суд решений и действий (бездействия) органов государственной власти и должностных лиц. Указанные права, по смыслу Конституции, предполагают не только право подать в соответствующий государственный орган или должностному лицу заявление, ходатайство или жалобу, но и право получить на это обращение обоснованный ответ.

Применительно к уголовному судопроизводству это означает необходимость принятия по обращению предусмотренного законом процессуального решения, которое в силу ст. 7 УПК должно быть законным, обоснованным и мотивированным. Иное явилось бы нарушением не только процессуальных прав участников уголовного судопроизводства, но и названных конституционных прав.

Президиум Самарского областного суда жалобу удовлетворил, Определение судебной коллегии от 28 июля 2005 г. отменил, дело направил на новое кассационное рассмотрение.

Лица, наделенные правом принесения в суд жалоб на решения и действия (бездействие) органов предварительного расследования и прокуроров. В силу ч. 2 ст. 125 УПК жалоба может быть подана в суд заявителем, его защитником, законным представителем непосредственно либо через дознавателя, следователя или прокурора. Современный российский законодатель не только не ограничивает перечня решений, действий (бездействия) органов предварительного расследования и прокуроров, которые могут быть обжалованы в судебном порядке, но и предоставляет право подачи такой жалобы фактически неограниченному кругу лиц.

Таким образом, право на обжалование в суд отказа в принятии заявления о преступлении, постановления об отказе в возбуждении уголовного дела имеют: 1) заявитель о преступлении (лицо как физическое, так и юридическое), а равно лицо, явившееся с повинной; 2) лица, чьи конституционные, а равно и процессуальные права были нарушены в связи с отказом в принятии заявления о совершенном преступлении, а равно с вынесением постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. К последним в первую очередь следует отнести тех, в отношении которых в возбуждении уголовного дела отказано по нереабилитирующим основаниям, а также тех, в отношении которых в резолютивной части документа конкретный процессуальный вывод хотя и не сделан, но их имена и фамилии упомянуты в описательно-мотивировочной части постановления, что зачастую имеет преюдициальное значение для иных отраслей права. Естественно, что жалобы в таком случае могут быть принесены их законными представителями, а в последнем случае - и защитниками.

Например, постановлением начальника районного ОВД отказано в возбуждении уголовного дела за отсутствием события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК). Вместе с тем из описательно-мотивировочной части постановления усматривается, что мотивом отказа в возбуждении уголовного дела является не отсутствие вины конкретного лица вообще, а лишь неустановление последствий, предусмотренных ст. 264 УК. Как видим, данный вывод имеет преюдициальное значение при решении вопросов о привлечении водителя к административной ответственности в соответствии с КоАП, предъявлении к нему иска о возмещении вреда в порядке гражданского судопроизводства.

Право принесения жалоб на постановление о возбуждении уголовного дела принадлежит лицу, в отношении которого возбуждено уголовное дело, его защитнику.

В остальных случаях правом на обжалование в суд решений и действий органов предварительного расследования (прокуроров) наделены: 1) потерпевший; 2) законный представитель потерпевшего; 3) гражданский истец; 4) законный представитель гражданского истца; 5) лицо (как физическое, так и юридическое), по заявлению которого уголовное дело было возбуждено; 6) лицо, задерживавшееся по делу в порядке ст. ст. 91 - 92 УПК; 7) лицо, допрашивавшееся по делу в качестве подозреваемого; 8) лицо, привлекавшееся по делу в качестве обвиняемого; 9) защитники и законные представители лиц, привлекавшихся по делу в качестве обвиняемого, задерживавшихся в порядке ст. ст. 91 - 92 УПК, а равно допрашивавшихся по делу в качестве подозреваемого; 10) гражданский ответчик; 11) законный представитель гражданского ответчика; 12) лицо, чье имущество изъято в ходе предварительного расследования при проведении обысков, выемок, а равно и иным образом; 13) лицо, на чье имущество в процессе предварительного расследования наложен арест; 14) иные лица, конституционным правам и свободам которых решениями и действиями (бездействием) соответствующих участников процесса причинен ущерб либо затруднен доступ к правосудию.

Отсутствие в законе четко очерченного перечня лиц, имеющих право на принесение жалобы в порядке ст. 125 УПК, непонимание сути анализируемого института практиками неизбежно ведут к судебным ошибкам.

На основании материалов, поступивших из военного комиссариата, Удомльской межрайонной прокуратурой Тверской области в отношении призывника Л. было возбуждено уголовное дело по признакам ч. 1 ст. 328 УК. Позже уголовное дело в отношении призывника было прекращено. На постановление следователя о прекращении дела военный комиссар принес жалобу в порядке ст. 125 УПК.

Судья Удомльского городского суда Тверской области Постановлением от 2 июня 2004 г. в удовлетворении жалобы отказал.

Судебная коллегия Тверского областного суда в Кассационном определении от 13 июля 2004 г. с позицией суда первой инстанции согласилась.

Судья Тверского областного суда в Постановлении от 17 декабря 2004 г., председатель Тверского областного суда в письме от 7 мая 2005 г. оснований для пересмотра состоявшихся судебных постановлений в порядке надзора не нашли (см. Определение судебной коллегии Тверского областного суда от 13.07.2004 N 22-2311/2004, Постановление Тверского областного суда от 02.07.2004, письмо председателя Тверского областного суда от 07.07.2005 N 4-у-1186).

Военный комиссар принес жалобу на состоявшиеся судебные постановления в ВС РФ. Возвращая письмом жалобу военному комиссару, судья ВС РФ указал, что по делам публичного обвинения пределы последнего определяются прокурором, а государственные органы, которым преступлением ущерб не причинен, права на принесение жалоб в порядке ст. 125 УПК не имеют.

При поступлении жалобы от ненадлежащего лица судья с указанием причин возвращает ее своим письмом ненадлежащему заявителю. Если факт отсутствия у заявителя соответствующего статуса обнаруживается на более поздних этапах движения жалобы, в судах первой, кассационной, надзорной инстанции, то ведущиеся по ней судебно-контрольные производства прекращаются.

В силу ч. 1 ст. 48 Конституции адвокат, оказывающий услуги участнику процесса, вправе принести жалобу на любом этапе уголовного судопроизводства.

Адвокат П. в порядке ст. 125 УПК обратился в суд с жалобой о признании незаконным "возбуждение уголовного дела в отношении С. и Б. по признакам ч. 1 ст. 286 УК, по факту изъятия рыбы у инспектора рыбоохраны".

Постановлением судьи Октябрьского районного суда Ханты-Мансийского автономного округа от 4 октября 2004 г. его жалоба оставлена без удовлетворения, поскольку "каких-либо действий, способных причинить ущерб интересам С. и Б., работниками прокуратуры не совершено".

Президиум суда Ханты-Мансийского автономного округа Постановлением от 11 февраля 2005 г. производство по надзорной жалобе адвоката П. прекратил, поскольку, по его мнению, адвокат не имел права самостоятельного обжалования постановления о возбуждении уголовного дела.

Определением СК ВС РФ от 7 февраля 2006 г. Постановление президиума суда Ханты-Мансийского автономного округа отменено.

В обоснование данного решения судом надзорной инстанции приведены следующие доводы.

Из материала судебно-контрольного производства видно, что уголовное дело возбуждено в отношении конкретных лиц С. и Б., что, безусловно, затрагивает их интересы, поскольку данным решением они признаны подозреваемыми.

Интересы С. и Б. в уголовном процессе по соглашению представляет адвокат П., который в силу п. 10 ч. 1 ст. 53 УПК вправе самостоятельно приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, участвовать в их рассмотрении судом.

Поскольку жалоба П. президиумом суда Ханты-Мансийского автономного округа фактически рассмотрена не была, то материал был направлен на новое рассмотрение в тот же суд (см. Определение СК ВС РФ от 07.02.2006 N 69-Д05-23).

Органом дознания - Советским РОВД Ханты-Мансийского автономного округа вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении П. и М.

Данное постановление было обжаловано в порядке ст. 125 УПК лицом, представляющим интересы М., - адвокатом П.

Решениями судов первой инстанции от 29 января 2004 г. и второй инстанции от 24 сентября 2004 г. оно оставлено без изменения.

Президиум суда Ханты-Мансийского автономного округа Постановлением от 29 января 2005 г. состоявшиеся судебные постановления отменил, производство по жалобе прекратил, мотивируя это тем, что адвокат П. право на подачу жалобы не имеет, так как таковое право может быть у защитника, а на этапе возбуждения уголовного дела нет ни подозреваемых, ни обвиняемых, следовательно, у П. не могло быть и защитника.

СК ВС РФ по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора РФ Определением от 7 июля 2005 г. Постановление президиума отменила, материал направила на новое судебное рассмотрение и указала следующее.

В соответствии со ст. 123 УПК действия (бездействие) и решения органов предварительного расследования и прокуроров могут быть обжалованы не только участниками уголовного судопроизводства, но и иными лицами в той части, в которой принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы.

Согласно ст. 48 Конституции каждому гражданину гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Данное конституционное право закреплено в ч. 2 ст. 125 УПК, согласно которой жалоба может быть подана как самим заявителем, так и его защитником или представителем.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" адвокат, оказывая юридическую помощь, участвует в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве.

Каких-либо ограничений по допуску в суд адвоката, представляющего интересы доверителя и действующего согласно с заключенным с доверителем соглашением, с подачей им жалобы на процессуальное решение, затрагивающее право заявителя, законом не предусмотрено.

Как видно из материала, адвокат П., действуя во исполнение заключенного с М. соглашения, обратился в суд с жалобой на процессуальное решение, которое затрагивает интересы его доверителя. Правомочность адвоката подтверждена ордером, выданным на основании соглашения, пояснениями М., поддержавшими доводы его представителя (см. Определение СК ВС РФ от 07.07.2005 N 69-Дп05-8 <1>).

<1> БВС РФ. 2006. N 6.

В ряде случаев суды допускают к участию в судебно-контрольных производствах в качестве защитников и представителей не только профессиональных адвокатов, но и иных лиц.

Постановлением заместителя Павловского городского прокурора от 8 апреля 2005 г. по заявлению Ч. было отказано в возбуждении уголовного дела.

Представитель Ч. на основании нотариально заверенной доверенности обжаловал данное постановление в суд, который в удовлетворении жалобы отказал.

Судебная коллегия Нижегородского областного суда 7 октября 2005 г. производство по жалобе прекратила, мотивируя это тем, что участие представителей заявителя, не являющихся профессиональными адвокатами, в судебно-контрольных производствах УПК не предусмотрено.

Президиум Нижегородского областного суда кассационное определение отменил, указав, что в силу ч. 1 ст. 45 УПК представителями заявителя могут быть лица, о допуске которых в дело ходатайствует заинтересованное лицо (см. Постановление президиума Нижегородского областного суда N 44-4-305/2005).

Давая толкование ч. 1 ст. 48 Конституции, КС РФ в Определении от 05.12.2003 N 446-О "По жалобам граждан Л.Д. Вальдмана, С.М. Григорьева и региональной общественной организации "Объединение вкладчиков "МММ" на нарушение конституционных прав и свобод рядом положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" <1> указал, что ст. 45 УПК не содержит императивного предписания о том, что представителями потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя должны выступать только адвокаты.

<1> ВКС РФ. 2004. N 3.

Положения ч. 3 ст. 125 УПК в их конституционно-правовом истолковании, вытекающем из сохранившего силу Постановления КС РФ от 24.04.2003 N 7-П "По делу о проверке конституционности положения пункта 8 Постановления Государственной Думы от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" <1>, не препятствуют допуску представителя к участию в рассмотрении жалобы потерпевшего на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя и прокурора независимо от того, принимал ранее представитель участие в деле или нет (см. Определение КС РФ от 24.11.2005 N 431-О "По жалобе гражданина Саблина Олега Викторовича на нарушение его конституционных прав частью третьей статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" <2>).

<1> ВКС РФ. 2003. N 4.

<2> ВКС РФ. 2006. N 2.

Участниками уголовного процесса являются также те лица, которые фактически вступили в уголовный процесс в качестве участников уголовного судопроизводства на стороне обвинения или защиты.

5 октября 2003 г. в результате ДТП погиб сын В.

По данному факту было возбуждено уголовное дело, в котором интересы погибшего представляли родители В.

В порядке ст. 125 УПК В. обратились в Торжокский городской суд Тверской области с жалобой на действия следователя СО при Торжокском ГОВД, который, по их мнению, незаконно привлек к участию в деле автоэксперта А.

Постановлением Торжокского городского суда Тверской области от 9 февраля 2005 г. жалоба В. оставлена без удовлетворения.

Постановлением судьи Тверского областного суда от 6 апреля 2005 г., с которым 12 мая 2005 г. согласился председатель Тверского областного суда, отказано в удовлетворении надзорной жалобы заявителям о пересмотре постановления суда первой инстанции.

В надзорной жалобе В. ставят вопрос об отмене Постановления Торжокского суда от 9 февраля 2005 г., поскольку считают его незаконным и необоснованным.

Судья ВС РФ, возбуждая надзорное производство, указал следующее.

Отказывая В. в удовлетворении жалобы, Торжокский городской суд Тверской области указал, что "заявители участниками уголовного судопроизводства не являются, а поэтому по смыслу ст. 125 УПК они не вправе обжаловать действия следователя".

Вместе с тем данный вывод суда не соответствует Конституции, действующему законодательству, противоречит сложившейся судебной практике.

Участниками уголовного процесса являются не только те лица, в отношении которых о праве на участие в процессе прямо указано в процессуальном законе и в отношении которых вынесено соответствующее процессуальное решение следователем, прокурором и судьей, но и те лица, которые фактически вступили в уголовный процесс в качестве участников уголовного судопроизводства на стороне обвинения или защиты.

Данная правовая позиция нашла полное подтверждение в постановлениях и определениях КС РФ.

Так, рассматривая вопросы, связанные с обеспечением права на судебную защиту в уголовном судопроизводстве, КС РФ признал не соответствующим ст. ст. 46 и 52 Конституции ограничение права на судебное обжалование действий и решений, затрагивающих права и законные интересы граждан, на том лишь основании, что эти граждане не были признаны в установленном порядке участниками производства по уголовному делу.

КС РФ в Постановлении от 27.06.2000 N 11-П "О проверке конституционности отдельных положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова" <1> установил, что обеспечение гарантируемых Конституцией прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве обусловлено не формальным признанием лица тем или иным участником производства по уголовному делу, а наличием определенных сущностных признаков, характеризующих фактическое положение этого лица как нуждающегося в обеспечении соответствующего права.

<1> ВКС РФ. 2000. N 5.

Названные решения КС РФ сохраняют свою силу, а выраженная в них правовая позиция в полной мере распространяется на процессуальные правоотношения, сложившиеся между В. и стороной обвинения.

Заявители В. являются родителями погибшего в результате ДТП сына, и выявление обстоятельств и причин происшедшего, в рамках возбужденного уголовного дела, в том числе связанных с проведением и оценкой автотехнической экспертизы, прямо затрагивает их права и законные интересы.

Торжокский городской суд Тверской области своим Постановлением оставил заявителей за рамками уголовного процесса, нарушив их конституционные права на доступ к правосудию.

При таких обстоятельствах состоявшиеся судебные решения подлежат отмене (см. Постановление ВС РФ от 20.10.2005 N 35-у-05-297).

КС РФ в своих решениях неоднократно указывал на недопустимость ограничения права на обжалование действий и решений, затрагивающих законные права и интересы граждан, лишь на том основании, что эти граждане не были признаны в установленном законом порядке участниками производства по уголовному делу, поскольку обеспечение гарантируемых Конституцией прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве должно вытекать из фактического положения этого лица как нуждающегося в обеспечении соответствующего права (см. Постановления КС РФ от 23.03.1999 N 5-П, от 27.06.2000 N 11-П, Определение КС РФ от 05.11.2004 N 350-О "По жалобе гражданина Кузина Сергея Петровича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 125 и частью первой статьи 402 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" <1>).

<1> ВКС РФ. 2005. N 2.

В соответствии со ст. ст. 19 и 123 УПК действия (бездействие) и решения органов дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда могут быть обжалованы как участниками уголовного судопроизводства, так и иными лицами в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы, поскольку указанные нормы, носящие общий характер, не содержат каких бы то ни было предписаний, позволяющих ограничивать возможности лиц, чьи права и законные интересы оказались непосредственно затронутыми конкретными судебными решениями, по обжалованию этих решений в вышестоящие судебные инстанции (см. Определение КС РФ от 22.01.2004 N 119-О "По жалобе гражданки Семеновой Лилии Михайловны на нарушение ее конституционных прав частью четвертой статьи 354 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" <1>).

<1> ВКС РФ. 2004. N 5.

Порядок и сроки обжалования в суд решений и действий (бездействия) органов предварительного расследования, место рассмотрения жалоб. Жалобы на решения и действия (бездействие) органов предварительного расследования подведомственны районным (городским) судам, независимо от подследственности и будущей подсудности расследуемых дел, вида и уровня органа, производящего предварительное следствие (дознание). В случае выполнения отдельных процессуальных (следственных) действий в иной местности жалоба рассматривается по месту нахождения органа, выполнившего конкретное процессуальное (следственное) действие, с обязательным привлечением лица, производящего дознание, предварительное следствие, осуществляющего за ними прокурорский надзор.

Постановлением следователя отдела по расследованию налоговых преступлений управления по расследованию организованной преступной деятельности СК при МВД России от 29 июня 2005 г. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. "б" ч. 2 ст. 199 УК.

Представитель ОАО "Тольяттиазот" Г. обжаловал данное постановление в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК, в Комсомольский районный суд г. Тольятти Самарской области.

Судья Комсомольского районного суда г. Тольятти Самарской области, отказывая в удовлетворении жалобы, в Постановлении от 29 сентября 2005 г. указал, что фактически оставляет ее без рассмотрения, поскольку она подсудна суду по месту нахождения СК МВД России в г. Москве.

Кассационным определением Судебной коллегии Самарского областного суда от 29 ноября 2005 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В надзорной жалобе адвокаты З. и Н. поставили вопрос об отмене решений судов первой и второй инстанций, направлении материала на новое судебное разбирательство по месту совершения преступления.

СК ВС РФ Определением от 6 февраля 2007 г. состоявшиеся по материалу судебные постановления отменила и направила его на новое рассмотрение в Комсомольский районный суд г. Тольятти Самарской области по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 125 УПК постановление следователя о возбуждении уголовного дела, а равно иные его решения и действия, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ к правосудию, могут быть обжалованы по месту производства предварительного расследования.

Согласно ст. 152 УПК предварительное расследование производится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, а не по месту нахождения органа, производящего предварительное расследование (см. Определение СК ВС РФ от 06.02.2007 N 46-Д06-71).

Жалобы на решения и действия органов предварительного расследования (прокуроров) подаются непосредственно в суд. Уголовно-процессуальный закон не исключает, что жалобы с требованием проверки в судебном порядке законности и обоснованности конкретных постановлений по уголовному делу, а равно действий органов предварительного расследования, прокуроров могут быть поданы защитником, законным представителем заявителя через дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора, вышестоящего прокурора. В данном случае вышеперечисленные участники процесса обязаны переправить жалобу в суд вместе с материалами, подтверждающими законность и обоснованность вынесенных по делу решений, проведенных процессуальных (следственных) действий. Администрация места содержания под стражей немедленно направляет в суд адресованные ему жалобы подозреваемого, обвиняемого, содержащегося под стражей (ст. 126 УПК). Согласно ст. 21 Федерального закона от 15.07.1995 N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых, обвиняемых в совершении преступлений" (в ред. от 08.12.2003) <1> под понятием "немедленно" понимается "не позднее трех дней с момента их подачи".

<1> СЗ РФ. 1995. N 29. Ст. 2759; 2003. N 50. Ст. 4847.

Если в ходе осуществления самостоятельной судебной проверки по жалобе будет установлено, что предварительное расследование завершено, уголовное дело с обвинительным заключением направлено в суд, то собранный материал судебно- контрольной инстанцией по ходатайству заявителя может быть направлен в соответствующий суд для его проверки в рамках судебного разбирательства. В случае отмены обжалуемого постановления прокурором (в отношении последнего - вышестоящим прокурором) либо передачи уголовного дела в суд для рассмотрения по существу еще до рассмотрения жалобы в судебном заседании судебно-контрольное производство прекращается только с согласия заявителя.

Принятие органом предварительного расследования решения о прекращении или приостановлении предварительного следствия не является препятствием для рассмотрения по существу судом жалоб на решения, действия (бездействие) дознавателя, следователя и прокурора.

Хотя уголовно-процессуальный закон не предусматривает определенных требований, предъявляемых к структуре жалобы на решения, действия (бездействие) органов предварительного расследования и прокуроров, данный документ должен содержать: 1)

наименование суда, в который подается жалоба; 2)

данные о лице, подавшем жалобу, с указанием его процессуального положения, места жительства или места нахождения (если жалоба подается адвокатом, то вне зависимости от его участия в деле к ней прилагается ордер; если жалоба подается законным представителем заявителя, не являющимся адвокатом, то к ней прилагается доверенность); 3)

указание на постановление, иное решение, действие (бездействие), которое обжалуется, и наименование органа предварительного расследования, прокурора, его вынесшего либо осуществившего (не осуществившего); 4)

доводы лица, подавшего жалобу, с указанием оснований, предусмотренных соответствующими положениями процессуального закона; 5)

перечень прилагаемых к жалобе материалов, в число которых могут входить копии процессуальных документов, справки, заключения специалистов и т.п.

Жалоба подписывается подавшим ее лицом.

Если жалоба не соответствует вышеперечисленным требованиям и это препятствует ее рассмотрению, то судья сопроводительным письмом возвращает ее заявителю.

Жалобы на решения и действия (бездействие) органов предварительного расследования и прокуроров, не входящие в предмет судебного контроля в стадии предварительного расследования, судья возвращает с сопроводительным письмом заявителю.

Срок подачи жалоб на решения, действия (бездействие) дознавателя, следователя и прокурора, которые не были предметом проверки в рамках судебного разбирательства, в действующем уголовно-процессуальном законодательстве практически не ограничен.

Подготовка к рассмотрению жалобы на решения и действия (бездействие) органов предварительного расследования в судебном заседании. Работа судьи по жалобе на решения и действия (бездействие) органов предварительного расследования (прокуроров) начинается с момента поступления ее в суд. В этой связи в суде заводится отдельное производство, к которому приобщаются: жалоба; поданные сторонами материалы; данные о подготовке заседания; протокол судебного заседания; постановление судьи о результатах рассмотрения жалобы; иные документы, не являющиеся материалами ревизуемого уголовного дела (отказного материала). Порядок приема, регистрации, учета жалоб и материалов, поступающих в районные суды в порядке судебно-контрольного производства, регламентирован Инструкцией по судебному делопроизводству в районном суде, которая утверждена Приказом СД ВС РФ от 29.04.2003 N 36 (в ред. от 21.05.2007) <1>. Порядок приема, регистрации, учета жалоб и материалов, поступающих в суды субъектов РФ в порядке судебно-контрольного производства, регламентирован Инструкцией по судебному делопроизводству в верховных судах республик, краевых и областных судах, судах городов федерального значения, судах автономной области и автономных округов, которая утверждена Приказом СД ВС РФ от 15.12.2004 N 161 (в ред. от 28.07.2006) <2>.

<1> РГ. 2004. N 246; РГ. 2007. N 34.

<2> РГ. 2006. N 99.

В порядке подготовки к слушанию судья немедленно истребует через прокурора копии необходимых процессуальных документов, приостановленное либо прекращенное уголовное дело, отказной материал, а равно иные документы (например, справки о результатах розыска скрывшегося обвиняемого); направляет копии жалобы заинтересованным лицам, назначает место и время проведения судебного заседания, определяет круг его участников.

Жалоба должна быть начата рассмотрением и по возможности разрешена по существу в течение пяти дней с момента ее поступления в суд (ч. 3 ст. 125 УПК).

В соответствии с ч. 3 ст. 125 УПК в судебное заседание вызываются: 1) лицо, подавшее жалобу; 2) его защитник, законный представитель или представитель; 3) иные лица, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением; 4) дознаватель (руководитель органа дознания); следователь (руководитель следственного подразделения) и прокурор, непосредственные решения и действия (бездействие) которых обжалуются; 5) прокурор, осуществляющий надзор за проведением предварительного расследования (вышестоящий прокурор).

Неявка указанных лиц, своевременно извещенных о времени рассмотрения жалобы и не настаивающих на ее рассмотрении с их участием, не является препятствием для рассмотрения жалобы судом (ч. 3 ст. 125 УПК). Когда участники судебно-контрольного производства настаивают на рассмотрении жалобы с их участием, то ее рассмотрение откладывается. Если при рассмотрении жалобы судом установлено, что участники судебно-контрольного производства злоупотребляют своими правами, то жалоба рассматривается в их отсутствие.

Если жалоба на решения, действия (бездействие) органов предварительного расследования, прокурора подана лицом, содержащимся под стражей (подозреваемым, обвиняемым), то судья принимает меры к их своевременной доставке в судебное заседание под конвоем, поскольку никто не может быть ограничен в праве принять личное участие в судебном заседании, заявить отводы и ходатайства, знакомиться с позициями выступавших участников судебного заседания и дополнительными материалами, если таковые предоставлены, давать объяснения. Доставка в судебное заседание содержащегося под стражей заявителя (подозреваемого, обвиняемого) не является для суда обязательной только в том случае, если сам заявитель на этом настаивает. Поскольку данные правила детальной регламентации в уголовно-процессуальном праве пока не получили, то представляется, что участие содержащегося под стражей лица в судебном разбирательстве может быть обеспечено посредством видеоконференцсвязи.

Неуведомление заявителя о месте и времени рассмотрения жалобы - основание к отмене постановления.

В силу ч. 3 ст. 125 УПК судья проверяет законность и обоснованность действий (бездействия) и решений дознавателя, следователя, прокурора с участием заявителя и его защитника, законного представителя или представителя, иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением, а также с участием прокурора.

По надзорной жалобе заявителя Ш. Постановлением президиума Ставропольского краевого суда от 3 апреля 2006 г. отменено Постановление Шпаковского районного суда Ставропольского края от 17 марта 2004 г., материал по жалобе направлен на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Основание к отмене - неуведомление заявителя о месте и времени рассмотрения жалобы (см. Постановление президиума Ставропольского областного суда от 03.04.2006).

Постановлением президиума Омского областного суда от 3 октября 2006 г. отменены судебные постановления, вынесенные по результатам рассмотрения жалобы Л. на действия следователя прокуратуры, материал направлен на новое судебное разбирательство со стадии назначения судебного разбирательства.

Уведомление о том, что судебное заседание назначено на 28 марта 2003 г., находившемуся в исправительной колонии Л. было направлено 21 марта 2003 г., в колонию оно поступило 27 марта 2003 г., осужденному вручено 1 апреля 2003 г., т.е. после рассмотрения его жалобы судом.

Судья, приняв жалобу к своему рассмотрению, обязан обеспечить своевременное уведомление заявителя, его защитника, законного представителя в случае их участия в деле, иных заинтересованных в разрешении жалобы лиц, а также прокурора о месте и времени рассмотрения жалобы.

Одновременно перечисленным лицам сообщается о возможности рассмотрения жалобы в их отсутствие, если они не станут настаивать на своем участии в судебном заседании.

Часть 4 ст. 231 УПК устанавливает обязанность суда первой инстанции известить стороны о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за пять суток до его начала. Указанная норма подлежит применению и при рассмотрении материала в порядке ст. 125 УПК, так как регулирует общий порядок подготовки к судебному заседанию.

Из смысла и содержания указанной нормы следует, что участники судебного разбирательства должны быть извещены, т.е. располагать информацией о дате рассмотрения за пять дней до судебного разбирательства, поскольку слово "известить" означает довести до чего-либо сведения (см. Определение президиума Омского областного суда от 03.10.2006 N 44-У-176 (П)).

До начала рассмотрения жалобы в судебном заседании все участники процесса имеют право знакомиться как с материалами производства по жалобе, так и с материалами прекращенного уголовного дела (отказного материала), делать заявления и ходатайства относительно порядка рассмотрения жалобы, подавать дополнительные жалобы.

По данному вопросу КС РФ занимает следующую правовую позицию.

Участник процесса, не ознакомившийся с вынесенным в отношении него решением и его обоснованием, не в состоянии не только должным образом аргументировать свою жалобу на это решение, но и правильно определить, будет ли обращение в суд отвечать его интересам. Поэтому для обеспечения возможности судебного обжалования постановлений следователя, которыми нарушаются права личности, обвиняемому должен быть предоставлен доступ к соответствующей информации, а форма и порядок ознакомления с материалами избираются следователем, прокурором или судом, в пределах, исключающих опасность разглашения следственной тайны (см. Определение КС РФ от 18.12.2003 N 429-О "По жалобе граждан Березовского Бориса Абрамовича, Дубова Юлия Анатольевича и Патаркацишвили Аркадия Шалвовича на нарушения их конституционных прав положениями статей 47, 53, 162 и 195 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" <1>).

<1> ВКС РФ. 2004. N 3.

Как указывалось выше, закон не препятствует рассмотрению жалобы на решения и действия органов предварительного расследования в открытом судебном заседании. Вместе с тем, исходя из интересов следствия либо по основаниям, предусмотренным ст. 241 УПК, как по инициативе судьи, так и по ходатайству участвующих в деле лиц рассмотрение жалобы может быть проведено судьей в закрытом судебном заседании.

При наличии к тому оснований судья предупреждает участников процесса о недопустимости разглашения данных предварительного расследования без предварительного разрешения следователя и прокурора, о чем у них отбирается подписка об уголовной ответственности.

Порядок рассмотрения жалобы на решения и действия (бездействие) органов предварительного расследования и прокуроров в судебном заседании. Судебное разбирательство по жалобе на решения и действия (бездействие) органов предварительного расследования, прокуроров ведется строго по правилам состязательного производства. В силу ч. 3 ст. 125 УПК их рассмотрение осуществляется в открытом судебном заседании, за исключением случаев, предусмотренных ст. 241 УПК.

В начале судебного заседания судья объявляет, какая жалоба подлежит рассмотрению; представляется явившимся в судебное заседание лицам, разъясняет их права и обязанности.

Перечень и содержание разъясняемых участникам процесса прав зависят от их процессуального статуса. Разъясняя права участникам процесса, судья обязан в первую очередь исходить из положений ч. 3 ст. 123 Конституции, ст. 15 УПК, в силу которых судопроизводство в Российской Федерации осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. В необходимых случаях участникам процесса разъясняются также положения ст. 48 Конституции, ст. ст. 17 и 45 УПК, регламентирующие право участников процесса на квалифицированную, в том числе и бесплатную юридическую помощь.

В любом случае, разъясняя права участникам процесса, председательствующий обязан лично убедиться, что заявитель, иные участники процесса, не являющиеся профессиональными юристами, понимают, что жалоба рассматривается в рамках состязательного судопроизводства, в котором они имеют право принимать активное участие, например: заявлять отводы, ходатайства, представлять документы, доказательства, знакомиться с позицией противоположной стороны, давать по этому поводу объяснения, обжаловать решения суда первой инстанции в кассационном порядке.

Затем заявитель, если он участвует в судебном заседании, обосновывает жалобу, после чего заслушиваются другие явившиеся в судебное заседание лица. В случае неявки заявителя в судебное заседание содержание его жалобы излагается судьей либо по его поручению представителем соответствующей стороны в процессе.

Поскольку предметы прокурорского надзора, контроля, осуществляемого руководителями следственных органов, и судебного контроля в стадии предварительного расследования зачастую совпадают, последними из явившихся участников процесса заслушиваются руководитель следственного органа (вышестоящий руководитель следственного органа), прокурор (вышестоящий прокурор), поскольку указанные участники судоговорения наделены правом оперативного устранения любых процессуальных нарушений, допущенных дознавателем, следователем либо нижестоящим прокурором.

В целях уточнения позиций сторон судья предоставляет участникам процесса право задавать друг другу вопросы. При необходимости вопросы могут быть заданы и судом.

После этого сторонам предоставляется возможность выступить с репликой.

Напоминаем, что действующий закон не препятствует рассмотрению жалобы на решения и действия (бездействие) органов предварительного расследования и прокурора только по жалобе и приложенным к ней материалам. Поскольку ревизионный порядок анализа материалов дела при осуществлении производства по жалобам в законе не предусмотрен, то проверка по ним ведется в условиях строгого соблюдения принципов состязательности и диспозитивности, следовательно, пределы судебной проверки во всех случаях ограничены рамками поданной жалобы.

По результатам проверки судья выносит одно из следующих постановлений: 1) о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение; 2) об оставлении жалобы без удовлетворения.

Постановлением президиума Курганского областного суда от 25 апреля 2005 г. отменено Постановление судьи Курганского городского суда от 27 октября 2003 г., которым жалоба М. на постановление следователя прокуратуры г. Кургана от 8 марта 2003 г. об отказе в возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ст. 110 УК, оставлена без удовлетворения.

Отменяя Постановление судьи, президиум указал, что суд в порядке ст. 125 УПК проверяет законность и обоснованность решения органов предварительного расследования путем исследования предоставленных в суд материалов. Ход данного исследования отражается в протоколе судебного заседания.

Содержащийся в производстве протокол следов такого исследования не содержит (см. Постановление президиума Курганского областного суда от 25.04.2005 N 44-у- 81/2005).

Судебные постановления, в которых действия следователя правильной оценки не получили, подлежат отмене.

На основании постановлений старшего следователя СО при Чемзенском РОВД Республики Мордовия: -

от 6 февраля 2004 г. произведена выемка автомобиля ВАЗ-21093 номер Е-632-ЕН у

Ф.; -

1 марта 2004 г. данный автомобиль возвращен В.

Данные постановления были обжалованы законным представителем Ф. - адвокатом в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК.

Решениями судов первой инстанции от 11 июня 2004 г. и второй инстанции от 21 июля 2004 г. постановления оставлены без изменения.

Отменяя данные судебные постановления и направляя материал на новое судебное рассмотрение, президиум Верховного суда Республики Мордовия в Постановлении от 1 февраля 2007 г. указал, что, признавая постановления следователя законными и обоснованными, суд не привел мотивов, по которым им было принято такое решение.

Из материала следует, что данных, бесспорно свидетельствующих о праве В. на автомобиль, нет.

По смыслу ч. 1 ст. 82 УПК, если имеется подлежащий разрешению в порядке гражданского судопроизводства спор о праве на имущество, являющееся вещественным доказательством, то последнее не передается сторонам до момента вступления в силу судебного решения (см. Постановление президиума Верховного суда Республики Мордовия от 01.02.2007 N 44-у-47).

При рассмотрении всех видов жалоб ведется протокол судебного заседания по правилам, предусмотренным ст. 259 УПК.

Рассматривая жалобу в порядке ст. 125 УПК, судья проводит судебное следствие в объеме, необходимом для вынесения законного и обоснованного постановления.

Пределы судебного вмешательства в деятельность органов предварительного расследования и прокуратуры в рамках оперативного судебного контроля. Суд, удовлетворяя жалобу на действие (бездействие) или решение соответствующего должностного лица и предписывая устранить допущенные им нарушения, ни в коем случае не вправе возложить на себя выполнение функций последнего. Устранение выявленных в результате судебно-контрольного действия нарушений осуществляется органами государственной власти, наделенными соответствующими процессуальными правами.

Постановлением Промышленного районного суда г. Ставрополя от 31 мая 2005 г. признано незаконным и необоснованным постановление старшего следователя СО по ДТП ГСУ при УВД Ставропольского края Г. от 23 января 2005 г. об отказе в возбуждении уголовного дела по ч. 2 ст. 264 УК в отношении Л. на основании ч. ч. 1 и 2 ст. 24 УПК за отсутствием состава преступления. На прокурора Промышленного района г. Ставрополя возложена обязанность вышеуказанное постановление отменить, возбудить в отношении Л. уголовное дело по признакам ч. 2 ст. 264 УК и направить его для производства предварительного следствия.

И. о. прокурора Ставропольского края в президиум Ставропольского краевого суда внес надзорное представление на предмет отмены Постановления Промышленного суда в полном объеме ввиду нарушения уголовно-процессуального закона.

Постановлением президиума Ставропольского краевого суда от 2 мая 2006 г. надзорное представление было удовлетворено частично.

Из Постановления Промышленного суда было исключено указание о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК.

Обосновывая данный вывод, суд надзорной инстанции сослался на ч. 3 ст. 15 УПК, согласно которой суд не вправе высказывать суждения относительно возможности привлечения лица к уголовной ответственности (см. Постановление президиума Ставропольского краевого суда от 02.05.2006).

Отмене подлежит и постановление суда, в котором он соглашается с незаконными постановлениями органов предварительного расследования об отказе в возбуждении уголовного дела.

Б. обратился в прокуратуру Курской области с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении лиц, оклеветавших его, а также допустивших фальсификацию документов, что послужило основанием его увольнения из органов внутренних дел.

По заявлению Б. заместителем прокурора Курской области от 10 ноября 2002 г. вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по ч. 1 ст. 129 УК в отношении ряда лиц за отсутствием в их действиях состава преступления.

Данное решение Б. обжаловал в порядке ст. 125 УПК.

Постановлением Ленинского районного суда г. Курска от 19 марта 2003 г. жалоба Б. была удовлетворена частично: -

признаны незаконными действия прокуратуры Курской области в части неразрешения вопроса о возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников ОВД Курского района Курской области по ст. 303 УК; -

на прокурора Курской области возложена обязанность данное нарушение устранить.

Кассационным определением судебной коллегии Курского областного суда от 15 апреля 2003 г. Постановление оставлено без изменения.

В надзорной жалобе Б. просил состоявшиеся судебные постановления отменить, поскольку "суд необоснованно отказал в возбуждении уголовного дела".

Постановлением президиума Курского областного суда от 14 июня 2006 г. надзорная жалоба Б. удовлетворена, состоявшиеся по делу судебные постановления отменены, материал был направлен на новое рассмотрение в тот же суд по следующим основаниям.

Согласно ч. 2 ст. 20 УПК уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 129 УК, являются делами частного обвинения и возбуждаются путем подачи заявления потерпевшим мировому судье.

При таких обстоятельствах прокурор Курской области, получив заявление о привлечении к уголовной ответственности лиц по ч. 1 ст. 129 УК, должен был направить его по подсудности (см. Постановление президиума Курского областного суда от 14.06.2006 N 44-у-106).

Законом не предусмотрено право суда на отмену либо изменение постановлений, проверяемых им в порядке ст. 125 УПК.

С. в порядке ст. 125 УПК обжаловал в суд постановление органа предварительного расследования от 24 июля 2003 г., которым в отношении него было отказано в возбуждении уголовного дела на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК за истечением сроков давности.

Постановлениями судов первой инстанции от 15 марта 2004 г. и второй инстанции от 15 апреля 2004 г. данное постановление оставлено без изменения.

Постановлением президиума Тюменского областного суда от 23 июля 2004 г. были изменены постановление органа предварительного расследования и оба судебных постановления, из них исключено указание о наличии в действиях С. признаков состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 201 УК.

Определением СК ВС РФ от 10 июня 2005 г. Постановление президиума Тюменского областного суда отменено, решения судов первой и второй инстанций оставлены без изменения.

В соответствии со ст. 125 УПК по результатам рассмотрения жалобы на постановление органа предварительного расследования об отказе в возбуждении уголовного дела судья выносит одно из следующих постановлений: о признании решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение либо об оставлении жалобы без удовлетворения.

Законом не предусмотрено право суда на отмену или изменение постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. В соответствии с требованиями уголовно- процессуального закона это функция прокурора.

Мнение президиума о том, что орган предварительного расследования, установив в действиях С. наличие состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 201 УК, возложил на себя полномочия суда, ошибочно (см. Определение СК ВС РФ от 10.06.2005 N 89-Д05- 21 <1>).

<1> БВС РФ. 2006. N 11.

Законом не предусмотрено право суда отменять либо изменять постановления о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела.

Судьей Центрального районного суда г. Тюмени 15 марта 2004 г. жалоба на постановление оперуполномоченного ОБЭП УВД Центрального АО г. Тюмени от 24 июля 2003 г. об отказе в возбуждении уголовного дела на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК за истечением сроков давности оставлена без удовлетворения.

Судебная коллегия Тюменского областного суда 15 апреля 2004 г. Постановление судьи Центрального районного суда г. Тюмени от 15 марта 2004 г. оставила без изменения.

Президиум Тюменского областного суда 23 июля 2004 г. постановление оперуполномоченного ОБЭП Центрального района г. Тюмени от 24 июля 2003 г., постановление судьи и кассационное определение изменил, исключил указание о наличии в действиях С. признаков состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 201 УК, в остальном состоявшиеся судебные решения оставил без изменения.

В надзорной жалобе С., а также адвокат, действующий в интересах ОАО "Универсам", просили Постановление президиума отменить как незаконное, а Постановление Центрального районного суда г. Тюмени от 15 марта 2004 г. и кассационное определение оставить без изменения.

СК ВС РФ 10 июня 2005 г. надзорные жалобы удовлетворила, указав следующее.

Коммерческий директор ОАО "Универсам" С. 14 июля 2003 г. обратился в УВД Центрального административного округа г. Тюмени с заявлением о привлечении к уголовной ответственности бывшего генерального директора ОАО "Универсам" С.

Своим постановлением от 24 июля 2003 г. оперуполномоченный ОБЭП УВД Центрального района г. Тюмени отказал в возбуждении уголовного дела в отношении С. на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности, указав при этом, что действия С. формально подпадают под ч. 1 ст. 201 УК - злоупотребление полномочиями. Однако учитывая, что с момента совершения указанного деяния (заключения договора аренды) прошло более 6 лет, С. подлежит освобождению от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности.

С. обратился в Центральный районный суд г. Тюмени с жалобой на указанное постановление, выразив свое несогласие в том, что в его действиях имеется состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 201 УК.

Судами первой и второй инстанции данные жалобы были оставлены без удовлетворения.

Президиум того же суда своим Постановлением от 23 июня 2004 г. изменил постановление суда и кассационное определение, указав, что оперуполномоченный ОБЭП УВД Центрального АО г. Тюмени, отказав в возбуждении уголовного дела за истечением сроков давности, одновременно установил в действиях С. наличие состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 201 УК. По мнению президиума, оперуполномоченный возложил на себя полномочия суда, что противоречит принципу осуществления правосудия только судом. При этом президиум постановил изменить не только судебные решения, но и указанное постановление оперуполномоченного.

СК ВС РФ отменила Постановление президиума по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 125 УПК по результатам рассмотрения жалобы на постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела судья выносит одно из следующих постановлений: о признании решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение либо об оставлении жалобы без удовлетворения.

Законом не предусмотрено право суда отменять либо изменять постановления о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела. В соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона данная функциональная обязанность входит в компетенцию прокурора.

Мнение президиума о том, что оперуполномоченный, установив в действиях С. наличие состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 201 УК, возложил на себя полномочия суда, ошибочно.

Ни оперуполномоченный своим постановлением, ни суд первой и кассационной инстанций, решая вопрос о законности возбуждения уголовного дела в отношении С., не устанавливали его вину.

Учитывая изложенное, СК ВС РФ Постановление президиума Тюменского областного суда в отношении С. отменила, оставив без изменения Постановление судьи Центрального районного суда г. Тюмени и Определение судебной коллегии по уголовным делам Тюменского областного суда (см. Определение СК ВС РФ от 10.06.2005 N 89-Д05- 21).

Повторная жалоба на одни и те же действия прокурора рассмотрению не подлежит.

М. обратились в Йошкар-Олинский городской суд Республики Марий Эл с заявлением о признании незаконным и необоснованным письма начальника по надзору за процессуальной деятельностью органов прокуратуры, МВД, ГНК и юстиции прокуратуры Республики Марий Эл, в котором им разъяснялось о результатах судебного рассмотрения обжалуемого ими постановления.

Рассмотрев жалобу М., суд принял решение прекратить по ней производство, поскольку она не является предметом рассмотрения в порядке ст. 125 УПК.

Данное решение вступило в законную силу.

В надзорной жалобе, адресованной в президиум Верховного суда Республики Марий Эл, заявители поставили вопрос о его отмене, указывая на то, что суд, прекратив производство по жалобе, нарушил их конституционное право на судебную защиту.

Кроме того, М. просили признать незаконным ответ должностного лица прокуратуры Республики Марий Эл, полагая, что по их очередной жалобе должно было быть вынесено соответствующее постановление.

Президиум Верховного суда Республики Марий Эл оставил надзорную жалобу М. без удовлетворения по следующим основаниям.

М. обратились в органы прокуратуры с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении судьи Йошкар-Олинского городского суда и судей Верховного суда Республики Марий Эл. По результатам рассмотрения этого заявления 2 ноября 2005 г. следователем прокуратуры Республики Марий Эл вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

М. обжаловали постановление следователя прокурору, по результатам рассмотрения 13 января 2006 г. начальник по надзору за процессуальной деятельностью органов прокуратуры, МВД, ГНК и юстиции прокуратуры Республики Марий Эл вынес постановление об отказе в удовлетворении жалобы.

Данное постановление М. обжаловали в Йошкар-Олинский городской суд, который Постановлением от 21 марта 2006 г. на основании п. 2 ч. 5 ст. 125 УПК оставил жалобу без удовлетворения.

Ранее, 15 декабря 2005 г. Йошкар-Олинский городской суд оставил без удовлетворения жалобу М. на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 2 ноября 2005 г.

Оба постановления вступили в законную силу.

Несмотря на это, М., по-прежнему не соглашаясь с решениями, вынесенными органами прокуратуры Республики Марий Эл, обжаловали их вышестоящему прокурору.

Поскольку очередная жалоба М. новых доводов не содержала, предыдущие процессуальные решения органов прокуратуры, вынесенные по жалобам М., по правилам ст. 125 УПК были проверены судом и признаны им законными и обоснованными, то начальник по надзору за процессуальной деятельностью органов прокуратуры, МВД, ГНК и юстиции прокуратуры Республики Марий Эл разъяснил заявителям, что оснований для проведения повторной проверки их обращения в порядке ст. ст. 123, 124 УПК не имеется.

Данные разъяснения М. также обжаловали в Йошкар-Олинский городской суд, которым было постановлено вышеуказанное решение.

В соответствии с ч. 1 ст. 125 УПК в суд могут быть обжалованы лишь те решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Оснований полагать, что данные прокурором разъяснения каким-либо образом способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, не имеется.

Статьи 33, 45 (ч. 2) и 46 (ч. ч. 1 и 2) Конституции, гарантируя каждому право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления и защищать свои права и свободы всеми незапрещенными законом способами, в том числе в суде, предполагают не только право подать в соответствующий государственный орган или должностному лицу заявление, ходатайство или жалобу, но и право получить на это обращение адекватный ответ.

Применительно к уголовному судопроизводству это означает необходимость принятия по обращению предусмотренного законом процессуального решения, которое должно быть законным и обоснованным.

Все основания, указанные М. в повторном обращении, были в полном объеме предметом рассмотрения как должностных лиц прокуратуры, так и суда.

Фактически М. повторно обжаловали действия и решения органов прокуратуры по вопросам, которые уже были предметом обжалования и рассмотрения судом в порядке ст. 125 УПК.

Учитывая, что М. обратились в суд в порядке ст. 125 УПК с жалобой, идентичной предыдущей, содержащей те же доводы, суд обоснованно прекратил производство по их жалобе путем вынесения соответствующего постановления.

Президиум Верховного суда Республики Марий Эл 27 апреля 2007 г. постановил надзорную жалобу М. оставить без удовлетворения, а Постановление Йошкар-Олинского городского суда от 23 мая 2006 г. - без изменения (см. Постановление президиума Верховного суда Республики Марий Эл от 27.04.2007 N 44-У-37).

Действия следователя, связанные с назначением и проведением экспертиз, в порядке ст. 125 УПК обжалованию не подлежат, а положения ст. 405 УПК о недопустимости поворота к худшему при пересмотре судебного решения в порядке надзора на пересмотр судебных постановлений, ограничивающих процессуальную самостоятельность следователя, не распространяются.

Постановлением Центрального районного суда г. Твери от 6 декабря 2004 г. удовлетворена жалоба подозреваемого Б. на действия (бездействие) следователя. Бездействие следователя СО при ОВД Центрального района г. Твери по неисполнению постановлений о назначении строительной, бухгалтерской экспертиз от 2 февраля 2004 г., постановления об удовлетворении ходатайств Б. признаны незаконными. Также незаконными признаны постановления о прекращении экспертиз от 22 июня 2004 г., постановление о назначении экономической экспертизы от 22 июня 2004 г.

Судебная коллегия Тверского областного суда от 1 февраля 2005 г. Постановление оставила без изменения.

Постановлением президиума Тверского областного суда от 22 апреля 2005 г. состоявшиеся по материалу судебные постановления по надзорному представлению первого заместителя прокурора Тверской области отменены, производство по жалобе Б. на действия (бездействие) следователя прекращено.

В надзорной жалобе защитник Б. - адвокат Ц. поставил вопрос об отмене Постановления президиума Тверского областного суда, мотивируя это тем, что суд надзорной инстанции, нарушив положения ст. 405 УПК, допустил поворот к худшему, так как отказал его подзащитному в удовлетворении ходатайств о проведении экспертиз.

СК ВС РФ, рассмотрев судебно-контрольное производство по жалобе защитника - адвоката Ц., установила, что Постановление президиума Тверского областного суда от 22 апреля 2005 г. должно быть отменено, так как в нарушение ч. 2 ст. 63 УПК докладчиком по материалу в суде надзорной инстанции был судья, председательствовавший в суде кассационной инстанции.

Удовлетворяя надзорное представление первого заместителя прокурора Тульской области, СК ВС РФ в Определении от 31 июля 2006 г. указала следующее.

В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 38 УПК следователь уполномочен направлять ход расследования, принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий. К следственным действиям, вопреки доводам, содержащимся в возражениях на надзорное представление, относится и производство экспертизы по уголовному делу.

Поскольку действия следователя, связанные с назначением и проведением экспертиз, не могли быть предметом обжалования в порядке ст. 125 УПК, судебные решения подлежат отмене, а производство по жалобе Б. - прекращению.

Правила ст. 405 УПК о недопустимости поворота к худшему при пересмотре судебного решения в порядке надзора в данном случае не применяются, поскольку они относятся исключительно к итоговым судебным решениям о виновности.

СК ВС РФ определила: Постановление президиума Тверского областного суда от 1 февраля 2005 г., Постановление Центрального районного суда г. Твери от 6 декабря 2004 г. и Кассационное определение судебной коллегии Тверского областного суда от 1 февраля 2005 г. отменить, производство по жалобе Б. - прекратить (см. Определение СК ВС РФ от 31.07.2006 N 35-Д06-5).

В порядке ст. 125 УПК рассматриваются жалобы на решения прокурора по окончании проверки об отсутствии новых и вновь открывшихся обстоятельств.

Возобновление производства по вновь открывшимся обстоятельствам - особая стадия судопроизводства, включающая в себя элементы и досудебного производства (см. Определение КС РФ от 09.04.2002 N 28-О "По жалобе гражданина Ефимова Николая Петровича на нарушение его конституционных прав частью третьей статьи 386, частью второй статьи 387 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР" <1>).

<1> ВКС РФ. 2002. N 4.

Если производство по новым или вновь открывшимся обстоятельствам не вышло за рамки досудебного производства, то вполне естественно, что принятые на данном этапе решения, произведенные действия (бездействие) - тоже предмет проверки в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК.

Не подлежат обжалованию в порядке ст. 125 УПК действия адвоката, поэтому суд, получивший такую жалобу, возвращает ее письмом заявителю, с разъяснением наличия у него права на принесение соответствующей жалобы в органы адвокатского сообщества.

Рекомендации по рассмотрению жалоб на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, отказ в принятии заявления о преступлении, на постановление о возбуждении уголовного дела. В случаях отсутствия оснований для возбуждения уголовного дела прокурор, следователь или дознаватель выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Отказ в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК, допускается лишь в отношении конкретного лица (ч. 1 ст. 148 УПК). Об отказе в возбуждении уголовного дела выносится постановление, о чем письменно уведомляются лицо, предприятие, учреждение или общественная организация, от которых поступило заявление или сообщение, им разъясняется право на обжалование этого постановления.

Таким образом, решение об отказе в возбуждении уголовного дела принимается в случае установления обстоятельств, с наличием которых закон связывает прекращение уголовно-процессуальной деятельности, если она уже осуществлялась, например: принято заявление о преступлении (ст. 141 УПК), принята явка с повинной (ст. 142 УПК), произведен осмотр места происшествия (ч. 2 ст. 176 УПК). Отсутствие оснований к возбуждению уголовного дела равнозначно, как правило, отсутствию либо события преступления, либо состава преступления. Перечень этих обстоятельств приведен в ст. 24 УПК.

Для того чтобы стать основанием к отказу в возбуждении уголовного дела, любое из обстоятельств, исключающих по нему производство, должно быть установлено с достоверностью. На практике применяется также и такое правило: при отказе в возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица вследствие истечения сроков давности привлечения к ответственности, вследствие акта амнистии это лицо должно ознакомиться с постановлением и удостоверить своей подписью отсутствие возражений против такого решения. Если в возбуждении уголовного дела отказывается ввиду смерти лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности, то согласие на вынесение постановления испрашивается следователем у его близких родственников.

Соблюдение данного правила в определенной мере позволяет предупредить поступление жалоб в суды в порядке ст. 125 УПК.

Требование вынесения мотивированного постановления означает, что вывод о наличии основания для отказа в возбуждении уголовного дела должен вытекать из анализа установленных обстоятельств, подтвержденных конкретными данными. Если деяние, о котором шла речь в заявлении, нашло свое подтверждение, в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела должны быть приведены аргументы, объясняющие, почему это деяние юридически не является преступлением.

При подаче жалоб на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела необходимо учитывать следующие обстоятельства.

В соответствии с п. 4 Инструкции о порядке приема, регистрации и разрешения в органах внутренних дел Российской Федерации заявлений, сообщений и иной информации о происшествиях, утвержденной Приказом МВД России от 01.12.2005 N 985 <1> (далее - Инструкция), сообщения о происшествиях в зависимости от их содержания и формы поступления (обнаружения) подразделяются на: сообщения о преступлениях (п. 43 ст. 5 УПК, п. 4.1 Инструкции), заявления о преступлении (п. 4.1.1 Инструкции); явки с повинной (п. 4.1.2 Инструкции); рапорты об обнаружении преступления, составленные лицом, принявшим сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из источников, не указанных в п. п. 4.1.1, 4.1.2 и 4.1.3 Инструкции; сообщения и письменные заявления о событиях, угрожающих личной или общественной безопасности, в том числе о несчастных случаях, дорожно-транспортных происшествиях, авариях, катастрофах, чрезвычайных происшествиях, массовых беспорядках, массовых отравлениях людей, стихийных бедствиях, требующих проверки для обнаружения возможных признаков преступления или административного правонарушения (п. 4.2 Инструкции); иную информацию о происшествиях (п. 4.3 Инструкции).

<1> БНА. 2005. N 52.

Поступившее в орган внутренних дел сообщение о происшествии должно быть незамедлительно внесено в Книгу учета сообщений о происшествиях (КУСП) с присвоением соответствующего регистрационного номера (п. 5 Инструкции).

В помещениях административных зданий органов внутренних дел для разъяснения гражданам прав заявителей, порядка приема, регистрации и разрешения сообщений о происшествиях на стендах и иных общедоступных местах должны быть размещены: выписки из положений УПК, иных нормативных правовых актов, регламентирующих порядок приема сообщений о происшествиях; служебные номера телефонов и адреса должностных лиц, которым могут быть обжалованы действия, связанные с приемом или отказом в приеме сообщений о происшествиях (п. 6 Инструкции).

Поступающие сообщения о происшествиях, вне зависимости от места и времени совершения происшествий, а также полноты содержащихся в них сведений и формы представления, круглосуточно принимаются в любом органе внутренних дел. Сообщения о происшествии могут поступать в органы внутренних дел лично от заявителя, нарочным, по почте, по телефону, телеграфу, факсимильным или иным видом связи (п. 7 Инструкции).

Сообщения о происшествиях, поступившие в подразделения делопроизводства (секретариат) органов внутренних дел по почте, с нарочным, по телеграфу, факсимильной связью или иным видом связи, регистрируются по правилам делопроизводства и направляются начальником органа внутренних дел в дежурную часть для незамедлительной регистрации. Сотрудникам секретариата запрещается принимать и учитывать сообщение о происшествии, которое доставлено в орган внутренних дел непосредственно заявителем (п. 8 Инструкции). Вне органов внутренних дел, а также в органах внутренних дел, в которых нет дежурных частей, сообщения о происшествиях обязаны принимать любые сотрудники органов внутренних дел, которые действуют в соответствии с требованиями, установленными Законом РФ от 18.04.1991 N 1026-1 "О милиции" <1>. При этом сотрудник фиксирует сведения о заявителе. Полученные сотрудником сообщения о происшествиях передаются нарочным, по телефону или с помощью иного вида связи в дежурную часть органа внутренних дел для незамедлительной регистрации (п. 9 Инструкции).

<1> Ведомости РСФСР. 1991. N 16. Ст. 503.

Протокол принятия устного заявления о преступлении, письменное заявление о преступлении, протокол явки с повинной, рапорт сотрудника органа внутренних дел об обнаружении признаков преступления должны быть оформлены в соответствии с ч. ч. 1 - 3 ст. 141, ст. ст. 142, 143 УПК (п. 12 Инструкции). Устное сообщение, сделанное при производстве следственного действия о ранее незарегистрированном преступлении, заносится в протокол следственного действия и одновременно оформляется рапортом сотрудника органа внутренних дел либо протоколом принятия устного заявления о преступлении в соответствии с ч. 4 ст. 141 УПК.

Анонимные заявления, поступившие по почте, в которых содержатся признаки совершенного или готовящегося преступления, за исключением заявлений, содержащих данные о признаках совершенного или готовящегося террористического акта, без регистрации передаются в соответствующее подразделение органа внутренних дел для возможного использования в установленном порядке в оперативно-розыскной деятельности. Поступившие по почте анонимные сообщения о признаках совершенного или готовящегося террористического акта регистрируются в соответствии с Инструкцией (п. 13).

При поступлении сообщения о происшествии по телефону доверия сотрудник, принявший сообщение, фиксирует его в журнале учета обращений по телефону доверия, рапортом оформляет сообщение и передает в дежурную часть для незамедлительной регистрации в КУСП, докладывает начальнику органа внутренних дел о поступившем сообщении (п. 14 Инструкции). Регистрация сообщений о происшествиях осуществляется в КУСП круглосуточно в дежурных частях органов внутренних дел независимо от территории оперативного обслуживания (п. 15 Инструкции). В КУСП регистрируются: письменное заявление о преступлении, которое может быть составлено заявителем в произвольной форме, протокол принятия устного заявления о преступлении; протокол явки с повинной; заявление о безвестном исчезновении человека; рапорт сотрудника органа внутренних дел об обнаружении признаков преступления; поручение прокурора о проведении проверки по сообщению о преступлении, распространенному в средствах массовой информации; сообщение и письменные заявления о событиях, угрожающих личной или общественной безопасности, в том числе о несчастных случаях, дорожно- транспортных происшествиях, авариях, катастрофах, чрезвычайных происшествиях, массовых беспорядках, массовых отравлениях людей, стихийных бедствиях или иных событиях, требующих проверки для обнаружения возможных признаков преступления или административного правонарушения; иная информация о происшествии (п. 16 Инструкции). В целях обеспечения контроля полноты регистрации информации, поступившей по телефону, в дежурных частях органов внутренних дел производится ее магнитная запись (п. 44 Инструкции).

При регистрации сообщений о происшествиях, поступивших в дежурную часть органов внутренних дел, на документах, зарегистрированных в КУСП, в обязательном порядке проставляется штамп о регистрации. В оттиск штампа оперативный дежурный (начальник дежурной части, начальник дежурной смены, помощник начальника отдела (отделения), помощник начальника дежурной части, старший оперативный дежурный, оперативный дежурный, помощник оперативного дежурного) вносит регистрационный номер записи в КУСП, дату регистрации, наименование органа внутренних дел, свои инициалы и фамилию и заверяет указанные сведения свой подписью (п. 21 Инструкции). Если сообщение поступило в орган внутренних дел при личном обращении заявителя, то одновременно с регистрацией сообщения о происшествии в КУСП в дежурной части органов внутренних дел оперативный дежурный оформляет талон-уведомление и выдает его заявителю (ч. 4 ст. 144 УПК) (п. 22 Инструкции). Талоны должны быть сброшюрованы в книжки и пронумерованы. Книжки талонов регистрируются в секретариате и хранятся в дежурной части органа внутренних дел (п. 23 Инструкции). Талон состоит из двух частей: талона-корешка и талона-уведомления. Обе части талона имеют одинаковый регистрационный номер. В талоне-корешке указываются: сведения о заявителе, краткое сообщение о происшествии, регистрационный номер по КУСП, подпись сотрудника, принявшего сообщение, дата приема. В талоне-уведомлении указываются: сведения о сотруднике, принявшем сообщение о происшествии, регистрационный номер по КУСП, наименование органа внутренних дел, адрес и служебный телефон, дата приема и подпись, инициалы и фамилия дежурного (п. 24 Инструкции). Заявитель за получение талона-уведомления расписывается в талоне-корешке, проставляет дату и время получения талона-уведомления (п. 25 Инструкции). Талоны-корешки остаются в дежурной части органа внутренних дел и используются при сверках полноты регистрации сообщений о происшествиях, а также при рассмотрении жалоб граждан на действия должностных лиц органов внутренних дел (п. 26 Инструкции). Если по одному и тому же происшествию поступило два или более сообщений и в случае подтверждения этого, все имеющиеся материалы по решению начальника органа внутренних дел приобщаются к первому зарегистрированному сообщению, о чем в КУСП делается соответствующая запись (п. 32 Инструкции).

Оперативный дежурный органа внутренних дел после регистрации в КУСП сообщения о происшествии принимает меры реагирования в порядке, установленном законодательством и иными нормативными актами, регламентирующими деятельность органов внутренних дел (п. 27 Инструкции). По результатам рассмотрения сообщения о преступлении органом дознания, дознавателем, следователем в пределах своей компетенции принимается одно из следующих решений: о возбуждении уголовного дела; об отказе в возбуждении уголовного дела; о передаче сообщения по подследственности, в суд (по делам частного обвинения) (п. 33 Инструкции).

Передача незарегистрированного в КУСП сообщения о происшествии исполнителю для проведения проверки категорически запрещается (п. 28 Инструкции). Проверка сообщения о происшествии, содержащем признаки преступления, осуществляется в порядке, установленном УПК (п. 31 Инструкции). О принятом решении по сообщению о происшествии информируется заявитель. Заявителю разъясняются его право обжаловать принятое решение и порядок обжалования в соответствии с законодательными и иными нормативными актами РФ (п. 34 Инструкции).

Материалы, по которым вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, незамедлительно регистрируются в специальном журнале, который ведется в органах внутренних дел сотрудником по регистрационно-учетной и статистической работе или лицом, исполняющим его обязанности, и в течение суток направляются прокурору для рассмотрения и утверждения в случае согласия с принятым решением. Материалу присваивается очередной порядковый номер (через дробь): номер по КУСП/номер по журналу учета отказных материалов. При этом в журнале учета отказных материалов указывается двойной номер (через дробь): номер по журналу учета отказных материалов/номер по КУСП (п. 35 Инструкции).

Сообщения о происшествиях, не содержащие признаков преступления либо административного правонарушения, приобщаются к материалам специального номенклатурного дела (п. 36 Инструкции).

По окончании КУСП журналы учета материалов, по которым вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, журналы учета административного производства, накопительные дела по материалам проверок, книжки с талонами-корешками передаются из дежурной части органа внутренних дел в секретариат для их хранения в течение пяти лет. Магнитные записи поступивших в дежурную часть органа внутренних дел сообщений о происшествиях, в том числе полученные с помощью многофункционального цифрового регистратора сигналов, сохраняются в течение 30 суток, а затем уничтожаются в установленном законом порядке с согласия председателя комиссии, создаваемой для учета за регистрационной дисциплиной (п. 47 Инструкции).

В прокуратуре действует Инструкция о едином порядке приема, регистрации и проверки сообщений о преступлениях в органах прокуратуры Российской Федерации, утвержденная Приказом Генерального прокурора РФ от 16.03.2006 N 12 <1>.

<1> Законность. 2006. N 5.

Кроме того, с 1 января 2006 г. в Российской Федерации действует Типовое положение о едином порядке организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлениях, утвержденное Приказом Генерального прокурора РФ, МВД России, МЧС России, Минюстом России, ФСБ России, Минэкономразвития России, ФСКН России от 29.12.2005 N 39/1070/1021/253/780/353/399, согласованное с СД ВС РФ <1>. Правила, содержащиеся в данных документах, не приводятся, поскольку аналогичны вышеизложенным. Особо следует подчеркнуть, что п. п. 7, 15 и 21 Типового положения в части приема заявлений о преступлениях распространяются и на суды. В данном случае речь идет о заявлениях по делам частного обвинения, а также о преступлениях, совершенных участниками процесса в ходе судебного разбирательства.

<1> БНА. 2006. N 5.

На основании ст. 144 УПК по заявлениям и сообщениям о совершенных или готовящихся преступлениях в течение трех суток должно быть принято одно из решений, предусмотренных ст. 145 УПК: 1) о возбуждении уголовного дела; 2) об отказе в возбуждении уголовного дела; 3) о передаче заявления или сообщения по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК, а по уголовным делам частного обвинения - в суд в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК.

Указанный срок по ходатайству следователя, дознавателя может быть продлен соответственно руководителем следственного органа, начальником органа дознания до 10 суток, а при необходимости проведения документальных проверок или ревизий руководитель следственного органа по ходатайству следователя или прокурор по ходатайству дознавателя вправе продлить этот срок до 30 суток (ч. 3 ст. 144 УПК).

После принятия решения по существу заявления в КУСП делается соответствующая отметка (возбуждено уголовное дело номер такой-то; сдан отказной материал номер такой-то; заявление направлено по подведомственности в такой-то орган; материал, не имеющий признаков преступления, приобщен в специальное номенклатурное дело).

Таким образом, предметом обжалования и судебного контроля в данном случае являются постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, приобщенные к нему документы (заявление о совершенном преступлении, объяснения, справки и пр.), именуемые на практике отказным материалом.

По смыслу уголовно-процессуального закона жалоба на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела может быть подана лицом (физическим, юридическим), от которого поступило заявление об уже совершенном или готовящемся преступлении. Как правило, это потерпевший, гражданский истец либо их законные представители, руководитель предприятия, учреждения, организации, коммерческой фирмы, которой деянием причинен ущерб. В соответствии с названной Инструкцией под сообщениями о преступлении понимаются также явки с повинной (п. 4.1.2). То есть, как видим, заявление о преступлении может поступить от фактически виновного лица, которое имеет право на защиту. Как указывалось выше, жалобы на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела могут поступить и от иных заинтересованных лиц.

В описательной части постановления об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела излагаются данные о заявлении (сообщении) о преступлении, результатах доследственной проверки, основаниях отказа в возбуждении уголовного дела, приводятся доводы жалобы.

Традиционно особое внимание уделяется мотивировке принятого по жалобе решения, которое в ясных и четких выражениях должно содержать указания на мотивы отмены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, а также на те обстоятельства, которые подлежат установлению при дополнительной доследственной проверке, либо на причины оставления жалобы без удовлетворения.

Учитывая данные судебной практики, поводом к отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела могут быть неполнота и односторонность доследственной проверки, неправильное применение уголовного и уголовно-процессуального законов.

В постановлении судьи не допускается оценка доказательств. Ссылка на их противоречивость допустима лишь при наличии неполноты доследственной проверки.

Резолютивная часть постановления, кроме положения о необходимости отмены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, должна содержать указание о направлении материала для проведения дополнительной доследственной проверки соответствующему прокурору.

Если при проверке законности постановления об отказе в возбуждении уголовного дела судья выявит нарушения закона, ущемляющие права участников процесса, а равно иные нарушения уголовно-процессуального закона, то в силу ч. 4 ст. 29 УПК он может довести это до сведения руководителей следственных органов, прокуроров путем вынесения частного постановления.

Суд не вправе вынести постановление о возбуждении уголовного дела либо об отказе в возбуждении уголовного дела, поскольку данная функция выходит за рамки судебно-контрольной деятельности и существенно ограничивает процессуальную самостоятельность органа предварительного расследования и прокурора.

Закон не запрещает принесение жалобы на законность и обоснованность постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, если органом предварительного расследования, прокурором после проведения дополнительной доследственной проверки на основании постановления суда вновь вынесено то же решение. На основе анализа вновь вынесенного постановления суд в числе доводов, свидетельствующих о необходимости его отмены, может сослаться на факт невыполнения органом предварительного расследования обязательных для него указаний начальника органа дознания, руководителя следственного органа, прокурора и суда.

Отказ в возбуждении уголовного дела по мотивам нецелесообразности не допускается, следовательно, основанием для отказа в возбуждении уголовного дела может быть только то основание, которое прямо предусмотрено законом.

Аналогичен вышеприведенному и порядок рассмотрения жалоб на отказ в принятии заявления о готовящемся или совершенном преступлении (п. 5 ст. 144 УПК). Однако в данном случае предметом обжалования является уже не процессуальный документ, а действие (бездействие) органа, на который по закону возложена обязанность принять заявление и вынести по нему соответствующее решение.

Судебная практика показывает, что наиболее часто распространены отказы в форме возвращения заявления о преступлении лицу, его подавшему, письмом без принятия какого-либо процессуального решения. Подобные действия, как правило, мотивируются отсутствием в заявлении необходимых сведений о преступлении. Действующее законодательство не предусматривает подобной формы реагирования на заявление о преступлении (ст. 145 УПК). Что касается лиц, злоупотребляющих своими правами, то к ним следует принимать предусмотренные законом меры воздействия.

По результатам рассмотрения жалобы выносятся постановления либо об отказе в ее удовлетворении, либо о признании действий (бездействия) органа, не выполнившего требования закона о приеме и регистрации заявления о преступлении, незаконным (необоснованным); на компетентный орган, надзирающего за ним прокурора возлагается обязанность устранить допущенное нарушение, что по юридическим последствиям равнозначно императивному указанию: заявление принять, зарегистрировать, разрешить в соответствии с законом.

Особое место в ряду жалоб на решения органов предварительного расследования и прокуроров, которые могут быть поданы в стадии возбуждения уголовного дела, занимают те из них, которые поданы на постановления о возбуждении уголовного дела. Если уголовное дело возбуждается в отношении конкретного лица, то это лицо приобретает статус подозреваемого, в связи с чем может быть причинен ущерб его конституционным правам и свободам. Поэтому по смыслу действующего законодательства уже на этапе возбуждения уголовного дела суд правомочен выяснить, соблюден ли порядок вынесения данного решения, имеются ли поводы к возбуждению уголовного дела, отсутствуют ли обстоятельства, исключающие производство по делу.

Установление того, ограничиваются ли в связи с возбуждением уголовного дела конституционные права и свободы лица, обратившегося с жалобой, и сопряжена ли проверка законности обжалуемого постановления с рассмотрением тех вопросов, которые подлежат разрешению при постановлении приговора, осуществляется судом исходя из фактических обстоятельств конкретного дела. Незаконные постановления прокуроров, следователей и лиц, производящих дознание, о возбуждении уголовного дела подлежат отмене, в том числе и те, которые вынесены с нарушением правил, предусмотренных ст. 448 УПК.

Предметом судебно-контрольного исследования в данном случае является постановление о возбуждении уголовного дела. Право подачи жалобы принадлежит подозреваемому, его защитнику, а также иным лицам, чьи конституционные права были нарушены в связи с вынесением постановления о возбуждении уголовного дела. Как показывает судебная практика последних лет, по результатам рассмотрения жалобы выносятся постановления либо об отказе в ее удовлетворении, либо о признании постановления о возбуждении уголовного дела незаконным (необоснованным). В последнем случае на компетентного прокурора возлагается обязанность устранить допущенное нарушение, что по юридическим последствиям равнозначно отмене постановления о возбуждении уголовного дела.

Постановлением Советского районного суда г. Челябинска от 8 ноября 2001 г. отклонена жалоба адвоката П. об отмене постановления следователя от 1 августа 2001 г. о возбуждении уголовного дела в отношении Д.

Определением судебной коллегии Челябинского областного суда от 3 декабря 2001 г. Постановление судьи Советского районного суда г. Челябинска от 8 ноября 2001 г. отменено, производство по жалобе адвоката прекращено.

Постановлением президиума Челябинского областного суда от 31 июля 2002 г. отклонен протест об отмене Кассационного определения от 3 декабря 2001 г. и направлении материала по жалобе на постановление о возбуждении уголовного дела на новое кассационное рассмотрение.

Рассматривая данный материал, СК ВС РФ отметила следующее.

Суд кассационной инстанции, отменяя Постановление судьи, свои выводы обосновал тем, что обжалование постановления о возбуждении уголовного дела не предусмотрено законом и у судьи не было оснований для принятия жалобы адвоката к рассмотрению.

Между тем данные выводы судебной коллегии сделаны без учета требований ст. 46 Конституции, согласно которой каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод и обеспечивается право обжаловать в суд решения и действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц. Это право вытекает также из закрепленного в ст. 21 Конституции принципа охраны достоинства личности, предполагающего, в частности, обязанность государства обеспечивать каждому возможность отстаивать свои права в споре с любыми органами и должностными лицами, в том числе осуществляющими предварительное расследование.

Согласно п. 6 Постановления КС РФ от 14.01.2000 N 1-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И. П. Смирновой и запросом Верховного Суда Российской Федерации" <1> на суд, как орган правосудия, не может возлагаться выполнение несвойственной ему процессуальной функции возбуждения уголовного преследования (ст. 3 УПК РСФСР) - тем более при наличии неотмененного акта следствия об отказе от уголовного преследования и прекращении уголовного дела (п. 10 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР). Вместе с тем суд вправе осуществлять по делам публичного обвинения судебный контроль за законностью и обоснованностью возбуждения уголовного дела, отказа в его возбуждении или прекращении дела, который реализуется лишь путем рассмотрения в судебном заседании материалов, представленных ему органами государственного обвинения, в том числе по жалобам заинтересованных лиц, чьи конституционные права этими актами были нарушены.

<1> ВКС РФ. 2000. N 2.

Таким образом, и Конституция, и Постановление КС РФ предусматривают возможность судебного обжалования заинтересованным лицом постановления должностного лица о возбуждении уголовного дела, конституционные права которого нарушены этим актом.

Что же касается доводов президиума Челябинского областного суда о том, что возбуждение уголовного дела само по себе не повлекло нарушение конституционных прав Д., так как дело было возбуждено лишь по факту преступления, предусмотренного п. "в" ч. 2 ст. 159 УК, то в установочной части постановления о возбуждении уголовного дела указано, что мошенничество совершено директором ООО "Незабудка-Некст" Д.

Следовательно, фактически уголовное дело возбуждено в отношении Д. и, соответственно, решение следователя затрагивает обеспеченные судебной защитой права и свободы данного лица.

При таких обстоятельствах выводы кассационной инстанции и президиума областного суда о том, что закон исключает судебное обжалование постановления о возбуждении уголовного дела, неубедительны и сделаны без учета вышеизложенных положений.

СК ВС РФ определила состоявшиеся судебные постановления отменить, материал по жалобе на постановление о возбуждении уголовного дела направить на новое кассационное рассмотрение (см. Определение СК ВС РФ от 18.11.2002 N 48-Дп02-14).

Постановление о возбуждении уголовного дела подлежит отмене, если уголовное дело возбуждено без достаточных оснований.

Постановлением прокурора Коминтерновского района г. Воронежа от 24 апреля 2005 г. в отношении начальника криминальной милиции Северного отдела внутренних дел УВД Коминтерновского района г. Воронежа Ч. было возбуждено уголовное дело по признакам ч. 1 ст. 285 УК.

Постановлением судьи Коминтерновского районного суда от 27 мая 2005 г. жалоба Ч. на постановление прокурора о возбуждении уголовного дела оставлена без удовлетворения.

Кассационным определением судебной коллегии Воронежского областного суда от 14 июня 2005 г. Постановление оставлено без изменения.

Президиум Воронежского областного суда Постановлением от 18 июля 2005 г. вышеуказанные судебные постановления отменил, признав постановление о возбуждении уголовного дела незаконным и необоснованным, указав при этом, что данных о том, что Ч. допустил злоупотребление служебными полномочиями и нарушил права потерпевших на государственную защиту, не имеется.

В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора РФ перед СК ВС РФ был поставлен вопрос об отмене Постановления президиума, поскольку он предрешил оценку вопросов, которые могли быть предметом судебного разбирательства.

СК ВС РФ оснований для удовлетворения надзорного представления не нашла.

В соответствии с ч. 2 ст. 140 УПК основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

Из постановления о возбуждении уголовного дела следует, что Ч., являясь должностным лицом, на которое в соответствии с Приказом МВД России от 13.03.2003 N 158 возложена обязанность лично опросить заявителей и убедиться в достоверности данных ими объяснений, вопреки интересам службы этого не сделал, утвердил постановления об отказе в возбуждении уголовных дел.

Вместе с тем вышеуказанный Приказ не возлагает на таких должностных лиц, каковым является Ч., обязанности лично перепроверить объяснения, отобранные его подчиненными. Соответственно, нет оснований считать, что Ч. умышленно не выполнил возложенные на него обязанности.

С учетом изложенного СК ВС РФ 19 января 2007 г. вынесла определение об отказе в удовлетворении надзорного представления (см. Определение N 14-ДП06-32).

Анализ судебной практики свидетельствует, что правоприменители далеко не однозначно толкуют понятие "начало уголовного судопроизводства". По смыслу гл. 19 УПК таковым является момент поступления информации о совершенном, готовящемся преступлении в орган, наделенный правом осуществления уголовного преследования, совершение сотрудниками правоохранительных органов действий на основании норм УПК.

Суд пришел к выводу о том, что действия сотрудников отдела по межрегиональным налоговым преступлениям ОРБ по экономическим и налоговым преступлениям ГУ МВД России по Приволжскому округу по изъятию финансово-хозяйственной документации - разновидность уголовного судопроизводства.

Делая данный вывод, судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в Определении от 2 августа 2005 г. указала, что согласно актам по изъятию документов сотрудники правоохранительных органов руководствовались нормами УПК, в порядке, предусмотренном данным Кодексом, ходатайствовали перед прокурором о продлении срока проверки.

Такой подход к решению проблемы позволяет провести четкую границу между оперативно-розыскной деятельностью и уголовным процессом, что в свою очередь гарантирует правильный выбор формы судопроизводства.

Если действия, предусмотренные УПК, не производились, поданное лицом заявление разрешению в порядке ст. ст. 144 - 145 УПК не подлежит, то нет и предмета проверки в порядке ст. 125 УПК (см. Постановление президиума Нижегородского областного суда N 44-у-332).

Рекомендации по рассмотрению жалоб на постановления о прекращение уголовного дела. О прекращении дела составляется мотивированное постановление, в котором указываются: дата и место его вынесения; должность, фамилия и инициалы лица, его вынесшего; обстоятельства, послужившие поводом и основанием для возбуждения уголовного дела; пункт, часть, статья УК, предусматривающие ответственность за преступление, по признакам которого было возбуждено уголовное дело; результат предварительного следствия с указанием данных о лицах, в отношении которых осуществлялось уголовное преследование; применявшиеся меры пресечения; пункт, часть, статья УПК, на основании которых прекращается уголовное дело или уголовное преследование; решение об отмене меры пресечения, а также наложения ареста на имущество, корреспонденцию, временного отстранения от должности, контроля и записи переговоров; решение о судьбе вещественных доказательств, порядок обжалования данного постановления (ч. 1 ст. 213 УПК).

В случаях, когда прекращение уголовного дела допускается только с согласия обвиняемого или потерпевшего, в постановлении отражается наличие такого согласия.

Кроме того, постановления о прекращении уголовного дела в указанных законом случаях утверждаются: вынесенные следователем - руководителем следственного органа (п. 9 ч. 1 ст. 39 УПК), дознавателем - прокурором (п. 13 ч. 2 ст. 37 УПК). По смыслу закона руководитель следственного органа по делу, находящемуся у него в производстве, вправе лично вынести постановление о его прекращении (ч. 2 ст. 39). УПК такого права прокурору не предоставляет (ст. 37 УПК).

Таким образом, жалоба в порядке ст. 125 УПК может быть подана только на состоявшееся процессуальное решение, которое в данном случае будет выступать в качестве объекта как обжалования, так и судебно-контрольной проверки на предмет его законности, обоснованности и справедливости.

Основаниями к прекращению уголовного дела на досудебных этапах движения дела являются предусмотренные законом обстоятельства, которые либо исключают возможность производства по делу, либо влекут освобождение от уголовной ответственности лица, в отношении которого возбуждено уголовное дело или осуществляется уголовное преследование. В последнем случае уголовное дело может быть прекращено только тогда, когда все события, в связи с которыми оно возбуждалось, выяснены полно, всесторонне и объективно; имеются как фактические, так и правовые основания прекратить производство по делу, разрешив его без направления в суд.

Основания к прекращению уголовного дела (уголовного преследования) делятся на: 1) реабилитирующие (отсутствие события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК), отсутствие в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК); непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступлений (п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК), если исчерпаны все возможности для собирания дополнительных доказательств); 2) нереабилитирующие, когда органы предварительного расследования, установив в деянии лица все признаки преступления, вправе освободить его от уголовной ответственности на условиях, предусмотренных уголовным и уголовно-процессуальным законами (см. п. п. 3 - 6 ч. 1 ст. 24, ст. ст. 25 - 26, п. п. 3 - 8 ч. 1 ст. 27, ст. 28 УПК).

Процессуальный порядок прекращения уголовных дел в стадии предварительного расследования существенно различается в зависимости от характера и оснований к их прекращению. Так, орган дознания и следователь как процессуально самостоятельные лица прекращают уголовное дело своим постановлением только в случае, если речь идет о полной реабилитации подозреваемого или обвиняемого.

В то же время прекращение уголовного дела указанными субъектами уголовного процесса в порядке ст. ст. 25, 26, 28 УПК допускается следователем только с согласия руководителя следственного органа (п. 9 ч. 1 ст. 39 УПК), дознавателем - с согласия прокурора (п. 13 ч. 2 ст. 37 УПК). Практика применения законодательных актов об амнистии также показывает, что в постановлениях высших законодательных органов о применении амнистии, как правило, содержится указание, что уголовные дела по этому основанию (п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК) прекращаются с согласия соответствующих должностных лиц.

Кроме того, уголовно-процессуальный закон запрещает прекращение дел по нереабилитирующим основаниям, если обвиняемый против этого возражает. По этому поводу в ч. 2 ст. 27 УПК записано: прекращение уголовного преступления по основаниям, указанным в п. п. 3 и 6 ч. 1 ст. 24, ст. ст. 25 и 28 УПК, а также в п. п. 3 и 6 ч. 1 ст. 27 УПК, не допускается, если обвиняемый против этого возражает. В таком случае производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке.

Характерной особенностью правоприменительной практики является то, что постановление о прекращении уголовного дела, составляемое лицом, производящим дознание, утверждается еще: 1) начальником подразделения дознания, 2) руководителем органа дознания. Перечень органов дознания дан в ст. 40 УПК.

Уголовно-процессуальный закон требует, чтобы постановление о прекращении уголовного дела соответствовало материалам уголовного дела, т.е. содержало обоснование принимаемого органом предварительного расследования решения путем приведения анализа и оценки добытых в ходе расследования доказательств. Оценка доказательств производится в свете положений как материального, так и процессуального права. В заключение анализа следует вывод о необходимости прекращения уголовного дела.

Сущность (фабула) дела излагается таким образом, чтобы было понятно, что послужило поводом и основанием к возбуждению уголовного дела, какие именно обстоятельства установлены в процессе расследования, какими фактическими данными это подтверждается, по каким юридическим основаниям дело подлежит прекращению.

Постановление должно состоять из вводной, описательно-мотивировочной и резолютивной частей. При необходимости в процессе изложения делаются ссылки на листы дела, подтверждающие конкретные обстоятельства.

В резолютивной части постановления формулируется решение о прекращении уголовного дела, приводятся его основания со ссылкой на уголовно-процессуальный закон. Постановление подписывается лицом, производящим дознание, следователем или прокурором, при необходимости утверждается либо санкционируется руководителем органа дознания, прокурором. Копия постановления о прекращении уголовного дела направляется прокурору. Одновременно следователь в письменной форме уведомляет всех заинтересованных лиц о принятом решении (ч. 4 ст. 213 УПК), разъясняет им порядок обжалования. Грубое нарушение перечисленных правил может быть рассмотрено в качестве основания для отмены постановления о прекращении уголовного дела. По результатам проверки судья выносит одно из постановлений: 1) об оставлении жалобы без удовлетворения, 2) о признании постановления незаконным (необоснованным), возлагает на компетентного прокурора обязанность устранить допущенное нарушение, что по юридическим последствиям равнозначно отмене постановления о прекращении уголовного дела.

Прекращая уголовное дело, орган предварительного расследования обязан также принять решение и по целому комплексу сопутствующих вопросов: отменить меру пресечения, если она избиралась, освободить имущество из-под ареста, если таковой накладывался, и т.п. Поскольку предметом судебной проверки в рамках ст. 125 УПК является исключительно лишь решение о прекращении уголовного дела, то суд не вправе в ходе осуществления данного судебно-контрольного действия рассматривать другие вопросы.

Например, если потерпевший жалуется не только на незаконное, с его точки зрения, постановление о прекращении уголовного дела, но и одновременно выражает свое несогласие с освобождением обвиняемого из-под стражи, то суд, придя к выводу, что производство по делу прекращено незаконно, удовлетворяет жалобу потерпевшего лишь частично, поскольку избрание меры пресечения в отношении обвиняемого, а равно определение его процессуального статуса является исключительной прерогативой органа предварительного расследования и прокурора.

Во вводной части постановления, принятого по результатам рассмотрения жалобы на постановление о прекращении уголовного дела, должны быть указаны: его наименование;

дата и место вынесения; должность и фамилия судьи; должность и фамилия прокурора, защитника (адвоката), если они принимали участие в рассмотрении жалобы.

В описательной части своего постановления судья излагает данные об уголовном деле (основаниях его возбуждения, результатах расследования, основаниях прекращения), приводит суть доводов жалобы.

Особое внимание следует уделить мотивировке принятого по жалобе решения, которое в ясных и четких выражениях должно содержать указания на мотивы отмены постановления о прекращении уголовного дела, а также на те обстоятельства, которые подлежат установлению при дополнительном расследовании, либо на причины оставления жалобы без удовлетворения.

Мотивами отмены указанных постановлений судом могут быть неполнота и односторонность предварительного расследования, неправильное применение уголовного и уголовно-процессуального законов при прекращении уголовного дела.

В своем постановлении судье следует избегать оценки доказательств. Ссылка на их противоречивость допустима лишь в случае неполноты предварительного расследования. Постановление о прекращении уголовного дела может быть отменено ввиду невыполнения органом предварительного расследования обязательных для него указаний руководителя следственного подразделения, прокурора и суда.

Резолютивная часть постановления кроме положения об отмене постановления о прекращении уголовного дела содержит указание о направлении дела для проведения дальнейшего расследования соответствующему прокурору.

Возобновление прекращенного уголовного дела. Решение о возобновлении прекращенного уголовного дела не может быть произвольным, поскольку в отношении лица недопустимо сохранение постоянной угрозы возобновления уголовного преследования.

7 октября 1998 г. прокуратурой Ростовской области в отношении Е. было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 147 УК РСФСР.

Постановлением следователя от 27 июня 2000 г. данное уголовное дело прекращено за недоказанностью участия Е. в совершении преступления.

Постановлением заместителя Генерального прокурора РФ от 21 октября 2002 г. постановление о прекращении уголовного дела отменено как незаконное, производство по делу в отношении Е. возобновлено.

Ленинский районный суд г. Ростова-на-Дону с доводами заместителя Генерального прокурора РФ не согласился, в Постановлении от 9 января 2003 г. указал, что уголовное дело в отношении Е. прекращено с соблюдением требований уголовно-процессуального закона.

Кассационным определением судебной коллегии Ростовского областного суда от 4 марта 2003 г. постановление суда первой инстанции оставлено без изменения.

Постановлением президиума Ростовского областного суда отклонено надзорное представление заместителя Генерального прокурора РФ на вышеперечисленные судебные постановления.

Заместитель Генерального прокурора РФ перед СК ВС РФ поставил вопрос об отмене состоявшихся судебных постановлений, мотивируя это тем, что суд в рамках судебно-контрольного производства предрешил вопросы, которые могут стать предметом судебного разбирательства по уголовному делу. В его надзорном представлении также указывается на незаконность ссылки на ст. 405 УПК, поскольку содержащиеся в ней положения не препятствуют обжалованию судебных постановлений, вынесенных по правилам ст. 125 УПК в отношении подозреваемых и обвиняемых.

СК ВС РФ оснований для удовлетворения надзорного представления не нашла.

В ст. 405 УПК содержится требование о недопустимости поворота к худшему при пересмотре судебного решения в порядке надзора. Содержащиеся в надзорном представлении утверждения о том, что в данной норме отсутствуют запреты на пересмотр в порядке надзора решений, вынесенных в отношении подозреваемых и обвиняемых, несостоятельны.

В соответствии со ст. 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., принятой Советом Европы, каждый человек, чьи права и свободы нарушены, должен иметь право на эффективные средства правовой защиты перед государственным органом даже в случае, если такое нарушение совершено лицами, действовавшими в официальном качестве. Согласно Конституции человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а защита, в том числе и судебная, прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства (ст. ст. 1, 2, 17, 18, 46, 118). С учетом изложенного, а также положений ст. ст. 6 и 125 УПК доступ к правосудию имеют не только подсудимые (осужденные, оправданные), но и лица, в отношении которых расследуется уголовное дело, в том числе подозреваемые, обвиняемые.

При возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица оно приобретает статус подозреваемого (обвиняемого). Уже на этой стадии уголовного преследования может быть причинен ущерб его конституционным правам и свободам в случаях, когда соответствующие действия органов дознания, следователей и прокуроров могут порождать последствия, которые не могут быть восстановлены в результате отсроченного контроля. То есть подозреваемые и обвиняемые по смыслу приведенных выше норм закона обеспечены возможностью незамедлительного обращения в суд за защитой своих прав и свобод уже в стадии предварительного расследования. Судебный контроль на последующих стадиях судопроизводства не является достаточным и эффективным средством восстановления их основных свобод, нарушенных при возбуждении уголовного дела и его расследовании.

Аналогичный вывод содержится в Определениях КС РФ от 27.12.2002 N 300-О "По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 116, 211, 218, 219 и 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Президиума Верховного Суда Российской Федерации и жалобами ряда граждан" <1> и от 22.10.2003 N 385-О "По ходатайству Генерального прокурора Российской Федерации об официальном разъяснении Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 года N 300-О по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 116, 211, 218, 219, и 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР" <2>.

<1> ВКС РФ. 2003. N 1.

<2> ВКС РФ. 2004. N 1.

Основные принципы правосудия без каких-либо изъятий распространяются на лиц, подвергнутых уголовному преследованию на начальных стадиях уголовного процесса. В отношении них, как и в отношении осужденных, оправданных, при пересмотре судебного решения в порядке надзора невозможен поворот к худшему, в том числе при возобновлении в отношении этих лиц предварительного следствия, изменения их правового статуса в сторону ограничения их прав и свобод, перевод их в категорию подозреваемого и обвиняемого.

В этой связи юридически несостоятельна ссылка автора надзорного представления на то, что по делу Е. отсутствует судебное постановление о прекращении производства по делу. Суд в порядке п. 1 ч. 5 ст. 125 УПК признал незаконным и необоснованным постановление заместителя Генерального прокурора РФ об отмене постановления следователя о прекращении уголовного дела в отношении Е. и возобновлении в отношении него производства. По своей сути, суд, отменяя постановление вышестоящего прокурора о возобновлении производства по делу, фактически принял решение о прекращении уголовного преследования в отношении Е., что основано на положении, закрепленном в п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК.

Кроме того, следует принять во внимание, что постановление о прекращении уголовного дела следователем вынесено 27 июня 2000 г., постановление заместителя Генерального прокурора РФ о его отмене - 21 октября 2002 г., т.е. спустя два года три месяца, оспариваемое Постановление Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону вынесено 9 января 2003 г., вступило в законную силу 4 марта 2003 г., а вопрос об отмене судебного решения в порядке надзора поставлен спустя один год и девять месяцев.

Статья 373 УПК РСФСР допускала пересмотр судебных решений в порядке надзора в сторону ухудшения в течение одного года со дня вступления их в силу. Ныне действующая ст. 405 УПК более гуманна, так как она полностью исключает возможность поворота к худшему на данной стадии уголовного процесса.

В Определении КС РФ от 22 октября 2003 г. содержится вывод, согласно которому решение о возобновлении прекращенного уголовного дела не может быть произвольным. Решая вопрос о возобновлении прекращенных уголовных дел, надлежит исходить из необходимости обеспечения защиты как интересов правосудия, прав и свобод потерпевших от преступлений, так и прав и законных интересов лиц, привлекаемых к уголовной ответственности. Последние считаются невиновными до тех пор, пока их виновность не будет доказана в установленном законом порядке, установлена вступившим в законную силу приговором суда (ч. 1 ст. 49 Конституции). Для лица, в отношении которого дело прекращено, недопустимо сохранение постоянной угрозы уголовного преследования, а значит и ограничения его прав и свобод.

С учетом изложенного постановка вопроса о возобновлении производства по прекращенному делу возможна только до вступления судебного решения об этом в силу.

Содержащийся в надзорном представлении довод о том, что судебные инстанции, согласившиеся с постановлением следователя о прекращении уголовного дела, вышли за пределы своей компетенции, так как дали оценку тем вопросам, которые могли быть предметом судебного разбирательства, то они оставлены без рассмотрения, поскольку основным поводом к внесению надзорного представления явился факт необходимости возобновления уголовного преследования в отношении Е., изменения его статуса в уголовном судопроизводстве в сторону ухудшения.

СК ВС РФ оставила надзорное представление без удовлетворения (см. Определение от 08.12.2004 N 41-Д04-63).

Рекомендации по рассмотрению жалоб на постановления о продлении срока предварительного расследования. В соответствии с ч. 1 ст. 162 УПК предварительное следствие по уголовным делам должно быть закончено не позднее чем в двухмесячный срок.

Указанный в законе общий двухмесячный срок предварительного следствия может быть продлен до трех месяцев руководителем соответствующего следственного органа (ч. 4 ст. 162 УПК).

По делам, расследование которых представляет особую сложность, срок предварительного следствия может быть продлен руководителем следственного органа субъекта РФ (приравненными к нему руководителями следственных органов), его заместителем до 12 месяцев. Дальнейшее продление срока предварительного следствия может быть произведено только в исключительном случае Председателем СК при прокуратуре РФ, руководителем соответствующего следственного органа исполнительной власти или его заместителем (ч. 5 ст. 162 УПК).

В случае возвращения уголовного дела прокурором следователю в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК срок для исполнения указаний прокурора либо обжалования решения прокурора устанавливается руководителем следственного органа и не может превышать одного месяца со дня поступления уголовного дела следователю. При возобновлении приостановленного или прекращенного уголовного дела срок дополнительного следствия устанавливается руководителем следственного органа и не может превышать одного месяца со дня поступления уголовного дела следователю. Дальнейшее продление сроков предварительного расследования производится на общих основаниях.

Жалоба на постановление о продлении срока предварительного расследования по делу может быть подана только на уже состоявшееся процессуальное решение, которое в данном случае выступает и в качестве объекта обжалования, и в качестве предмета судебно-контрольной проверки по поводу его законности, обоснованности и целесообразности.

Постановление подлежит отмене, если оно вынесено с нарушением требований ст. 162 УПК. Дополнительно установленный прокурором срок предварительного расследования подлежит сокращению до разумных пределов, если все необходимые следственные действия уже выполнены. При этом суду всегда следует учитывать, что сокращение сроков расследования может негативно сказаться на полноте расследования и, как следствие этого, привести к нарушению прав и законных интересов многих лиц. Обязательным общим условием продления срока предварительного расследования является доказанность самого события преступления. Если по истечении установленного законом срока выясняется, что все возможные по делу следственные действия выполнены, а доказать наличие самого события преступления (или причастность к нему конкретных лиц) не удалось, то дело подлежит прекращению (ст. 212 УПК) или приостановлению (ст. 208 УПК). Подобные ситуации часто встречаются по делам об экономических преступлениях, предмет доказывания по которым отличается своеобразием.

По результатам судебной проверки может быть вынесено постановление: 1)

об оставлении жалобы без удовлетворения; 2)

о признании постановления незаконным (необоснованным), возложении обязанности на компетентный орган предварительного расследования устранить допущенное нарушение, что по юридическим последствиям равнозначно отмене постановления о продлении срока предварительного расследования. В последнем случае уголовное дело направляется прокурору для решения вопроса о продолжительности срока предварительного расследования и организации производства по делу.

В запросе Промышленного районного суда г. Оренбурга оспаривается конституционность ч. 6 ст. 162 УПК, согласно которой в случае возвращения прокурором уголовного дела для производства дополнительного следствия, а также при возобновлении приостановленного или прекращенного уголовного дела срок дополнительного следствия, установленный прокурором, не может превышать одного месяца со дня поступления данного дела к следователю.

Конституционность названной нормы оспаривается в связи с нахождением в производстве суда уголовного дела по обвинению П. и Ш. в совершении преступления, предусмотренного п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК. Данное дело неоднократно возвращалось судом прокурору Промышленного района г. Оренбурга для устранения препятствий к его рассмотрению в судебном заседании, который, в свою очередь, возвращал его следователю для производства дополнительного следствия, пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков, продлевая каждый раз срок предварительного следствия на один месяц.

В результате к моменту очередного направления дела в суд общий срок расследования по нему составил семь месяцев, в связи с чем суд возвратил уголовное дело прокурору для обеспечения того, чтобы решение о сроке предварительного следствия, превышающем шесть месяцев, было принято прокурором субъекта РФ или его заместителем, как того требует ч. 5 ст. 162 УПК. Однако судебная коллегия по уголовным делам Оренбургского областного суда отменила вынесенное судом постановление, признав продление прокурором района срока предварительного следствия по делу законным, несмотря на превышение шестимесячного срока расследования, и направила дело на новое рассмотрение в Промышленный районный суд г. Оренбурга.

Придя к выводу о том, что норма ч. 6 ст. 162 УПК, как позволившая прокурору района неоднократно продлевать сроки предварительного расследования, в том числе сверх шести месяцев, нарушает закрепленные в данной статье прерогативы вышестоящих прокуроров в этой сфере и допускает тем самым использование доказательств, полученных в ходе расследования, проведенного по истечении законно установленных сроков, Промышленный районный суд г. Оренбурга обратился в КС РФ с требованием признать эту норму противоречащей ст. ст. 15 (ч. ч. 1 и 4), 46, 52, 55 (ч. 3) и 123 (ч. 3) Конституции.

Одним из основных элементов закрепленного ст. 46 Конституции права на судебную защиту является право каждого в случаях спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему уголовного обвинения на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом (п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

Обеспечивая требование о разумном сроке рассмотрения дел, федеральный законодатель устанавливает в уголовно-процессуальном законе сроки рассмотрения заявлений и иных сообщений о преступлениях, сроки дознания и предварительного следствия по уголовным делам, сроки рассмотрения дел различными судебными инстанциями, а также процессуальные механизмы контроля за соблюдением этих сроков. Так, согласно ст. 162 УПК предварительное следствие по уголовному делу должно быть закончено в срок, не превышающий двух месяцев со дня возбуждения уголовного дела (ч. 1), который при определенных условиях может быть продлен: до шести месяцев - прокурором района, города и приравненным к нему военным прокурором (ч. 4), до 12 месяцев - прокурором субъекта РФ и приравненным к нему военным прокурором, а также их заместителями, а свыше 12 месяцев - Генеральным прокурором РФ или его заместителями (ч. 5).

В изъятие из этого правила норма ч. 6 ст. 162 УПК предусматривает, что в случае возвращения уголовного дела для производства дополнительного следствия, а также при возобновлении приостановленного или прекращенного уголовного дела срок предварительного следствия может быть продлен не более чем на один месяц со дня поступления уголовного дела к следователю тем прокурором, который осуществляет надзор за предварительным расследованием (в том числе прокурором района), даже если им уже реализовано полномочие, установленное ч. ч. 4 и 5 той же статьи.

Норма ч. 6 ст. 162 УПК, как закрепляющая исключение из установленных законом общих правил, не подлежит расширительному истолкованию, прямого же указания на возможность неоднократного продления срока предварительного следствия она не содержит и, следовательно, не может рассматриваться как позволяющая прокурору неоднократно, тем более по одному и тому же основанию, продлевать срок предварительного следствия, если в результате общая его продолжительность будет более чем на один месяц превышать срок, установление которого в соответствии с ч. ч. 4 и 5 данной статьи относится к компетенции этого прокурора.

Такое продление должно расцениваться как произвольное и нарушающее права, гарантированные ст. 46 Конституции и п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Аналогичная правовая позиция была изложена КС РФ применительно к предусматривающемуся ч. 5 ст. 97 УПК РСФСР праву судьи по ходатайству прокурора продлить срок содержания обвиняемого под стражей до момента окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела и направления прокурором дела в суд не более чем на шесть месяцев. КС РФ подчеркнул, что при отсутствии прямого указания в законе на возможность неоднократного продления предельного срока ареста повторное обращение прокурора в суд с ходатайством о продлении срока содержания под стражей того же обвиняемого в период его ознакомления с материалами уголовного дела после завершения дополнительного расследования нарушало бы запрет произвольного ареста (см. Определение от 25.12.1998 N 167-О "По делу о проверке конституционности частей четвертой, пятой и шестой статьи 97 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан П.В. Янчева, В. А. Жеребенкова и М.И. Сапронова" <1>).

<1> ВКС РФ. 1999. N 2.

Проверка же того, имелись ли в каждом конкретном случае основания для возвращения уголовного дела судом прокурору в целях устранения препятствий к его рассмотрению в судебном заседании и соблюден ли установленный законом порядок продления срока предварительного следствия, относится к ведению судов общей юрисдикции (см. Определение КС РФ от 11.06.2006 N 352-О "По запросу Промышленного районного суда города Оренбурга о проверке конституционности части шестой статьи 162 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации <1>).

<1> ВКС РФ. 2007. N 1.

Рассмотрение судами жалоб на решения и действия (бездействие) должностных лиц, связанные с ограничением прав участников процесса на получение информации по мотивам ее засекреченности.

Постановлением начальника СО Управления ФСБ России по Тверской области от 11 июня 2003 г. обвиняемому М. в выдаче ему на руки копии постановления о привлечении его в качестве обвиняемого было отказано.

Защитник обвиняемого М. на данное постановление принес жалобу в порядке ст. 125

УПК.

Постановлением от 21 июля 2003 г. судья Заволжского районного суда г. Твери постановила: признать постановление начальника СО Управления ФСБ России по Тверской области незаконным, обязать его выдать обвиняемому М. копию постановления о привлечении его в качестве обвиняемого на руки.

В обоснование данного решения были приведены следующие доводы.

В силу ч. 3 ст. 47 УПК обвиняемый вправе защищать свои права и законные интересы и иметь достаточное время для подготовки к защите. Он вправе знать, в чем обвиняется (п. 1 ч. 4 ст. 47 УПК), получить копию постановления о привлечении его в качестве обвиняемого (п. 2 ч. 4 ст. 47 УПК). Данные нормы имеют исключительный характер, и гарантируемые ими права ограничены быть не могут.

Судами кассационной и надзорной инстанций постановление оставлено без изменения (см. Определение судебной коллегии Тверского областного суда от 14.08.2003 N 22-1728/2003, Постановление Тверского областного суда от 03.10.2003 N 4-у-1720).

Отказ следователя в удовлетворении ходатайства обвиняемого о разрешении выезда в другой регион - предмет судебного контроля.

Постановлением следователя прокуратуры Челябинской области от 13 мая 2005 г. обвиняемому Щ. отказано в удовлетворении ходатайства о разрешении выезда в г. Москву для участия в судебном заседании 24 мая 2005 г. в Тверском районом суде г. Москвы.

Постановлением судьи Центрального районного суда г. Челябинска от 19 мая 2005 г. Щ. отказано в принятии жалобы на отказ следователя в удовлетворении ходатайства о разрешении выезда.

Кассационным определением судебной коллегии Челябинского областного суда от 11 июля 2005 г. Постановление оставлено без изменения.

В надзорной жалобе Щ. просил судебные постановления отменить. Надзорное производство по материалу возбуждено заместителем Председателя ВС РФ.

Президиум Челябинского областного суда Постановлением от 16 августа 2006 г. судебные решения судов первой и второй инстанций отменил, материал по жалобе Щ. направил на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями ст. 46 Конституции каждому гарантируется судебная защита прав и свобод и обеспечивается право обжаловать в суд решения и действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц.

Согласно требованиям ст. 125 УПК постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту проведения предварительного расследования.

При этом судья проверяет законность и обоснованность действий (бездействия) и решений дознавателя, следователя, прокурора и по результатам рассмотрения жалобы выносит одно из следующих постановлений: о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконными и необоснованными и о его обязанности устранить допущенное нарушение; об оставлении жалобы без удовлетворения.

Решение судьи об отказе Щ. в принятии жалобы на постановление следователя не основано на нормах уголовно-процессуального закона, в связи с чем судебные постановления подлежат отмене в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 379, ст. 381 УПК (см. Постановление президиума Челябинского областного суда от 16.08.2006 N 44у-2006-464).

Действия администрации исправительной колонии по постановке осужденного на профилактический учет обжалованию в порядке, предусмотренном УПК РФ, не подлежат.

Осужденный П. администрацией ФГУ ИК-4 г. Ельца Управления ФСИН по Липецкой области был поставлен на профилактический учет.

Данные действия им обжалованы в Елецкий районный суд Липецкой области.

Постановлением судьи Елецкого районного суда Липецкой области от 5 октября 2005 г. в удовлетворении жалобы отказано.

Кассационным определением судебной коллегии Липецкого областного суда от 15 ноября 2005 г. постановление оставлено без изменения.

В надзорной жалобе П. просил состоявшиеся судебные постановления отменить, так как его жалоба должна была быть рассмотрена не по правилам уголовного судопроизводства, а в соответствии с нормами ГПК. Надзорное производство по материалу возбуждено Председателем ВС РФ.

Президиум Липецкого областного суда Постановлением от 15 февраля 2007 г. судебные решения судов первой и второй инстанций отменил, материал по жалобе П. направил на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей по следующим основаниям.

УПК предусматривает порядок судебного обжалования процессуальных действий и решений субъектов уголовного процесса, связанных с применением норм уголовного и уголовно-процессуального права.

Администрация исправительного учреждения, действия которой были обжалованы П., субъектом уголовно-процессуального права не является.

В связи с этим жалоба П. подлежит рассмотрению на основании норм ГПК (см. Определение президиума Липецкого областного суда от 15.02.2007 N 44-у-37/7).

Постановление, вынесенное прокурором, руководителем следственного органа по результатам проверки жалобы (ч. 2 ст. 124 УПК), может быть обжаловано в порядке ст. 125 УПК.

Н. обратилась с заявлением к прокурору Ханты-Мансийского автономного округа с заявлением о проверке законности и обоснованности постановления следователя прокуратуры г. Лангепаса от 22 июля 1999 г. об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении работника милиции, а также по поводу проверки правомерности изъятия у нее документов на автомобиль.

Начальник отдела прокуратуры округа Б. проверку проводить не стал, заявителю сообщил, что все материалы приобщены к уголовному делу и находятся в суде.

Постановлением Ханты-Мансийского городского суда от 19 апреля 2004 г. в удовлетворении жалобы на действия Н. отказано.

Президиум суда Ханты-Мансийского автономного округа 22 сентября 2006 г., отменяя постановление судьи, указал, что органы прокуратуры должны были провести проверку, дать Н. мотивированный ответ (см. Постановление президиума суда Ханты- Мансийского автономного округа от 22.09.2006 N 69-Д006-12).

В уголовном процессе следователь обладает процессуальной самостоятельностью, если его решения, действия (бездействие) не затрагивают конституционных прав участников процесса, не препятствуют движению уголовного дела, то они обжалованию не подлежат.

Т. в порядке ст. 125 УПК подала жалобу на постановление следователя о назначении экспертизы и заключение эксперта.

Постановлением Елабужского городского суда Республики Татарстан от 2 июля 2004 г. в принятии данной жалобы отказано.

В кассационной инстанции постановление оставлено без изменения.

Президиум Верховного суда Республики Татарстан, оставляя состоявшиеся судебные постановления без изменения, в своем Постановлении от 11 мая 2005 г. указал, что оснований для удовлетворения жалобы Т. нет, поскольку постановление следователя о назначении экспертизы, заключение эксперта не относятся к решениям, затрагивающим конституционные права и свободы граждан (см. Постановление Верховного суда Республики Татарстан от 11.05.2005 N 44-у-167).

Пределы судебного контроля, осуществляемого в порядке ст. 125 УПК, предопределены, наряду с прочим, пределами самой жалобы, иными словами, проверке подлежат только те решения и действия, которые обжалованы.

А. обратилась в УВД г. Березняки Пермской области с заявлением о привлечении к уголовной ответственности лиц, которые 13, 14 и 15 сентября 2004 г. проникали к ней в квартиру, 14, 15 и 19 сентября 2004 г. причинили ей побои.

Постановлением участкового уполномоченного УВД г. Березняки от 22 сентября 2004 г. в возбуждении уголовного дела по фактам проникновения в квартиру к А. было отказано, материал в части нанесения ей побоев передан мировому судье.

Какого-либо ответа на заявление А. органом внутренних дел дано не было.

А. в порядке ст. 125 УПК обратилась в суд с заявлением, в котором указала, что ее заявление органами внутренних дел не рассмотрено.

По данной жалобе Березняковский городской суд проверил законность постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и 13 октября 2004 г. вынес постановление об отказе в удовлетворении жалобы.

В кассационной инстанции постановление оставлено без изменения.

Президиум Пермского областного суда 30 декабря 2005 г. состоявшиеся судебные постановления отменил и указал, что согласно жалобе права А. были нарушены не при вынесении постановления, которое ею не обжаловано, а в результате несообщения ей о принятом решении, чем потерпевшей был нарушен доступ к правосудию (см. Постановление Пермского областного суда от 30.12.2004 N 44-у-4200).

В порядке ст. 125 УПК обжалуются не только решения, но и действия (бездействие) органов предварительного расследования, прокурора.

К. подал прокурору района заявление о возбуждении в отношении протоиерея Т. уголовного дела по ст. 148 УК (воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий), поскольку последний не открывает храм, чем препятствует осуществлению религиозных обрядов прихожанами.

Прокурор письмом ответил, что оснований для возбуждения уголовного дела по ст. 148 УК нет. В письме указано, что ответ прокурора может быть обжалован в порядке ст. 125 УПК.

Постановлением Московского районного суда г. Чебоксары от 5 августа 2003 г. К. отказано в принятии к производству жалобы на действия прокурора по его заявлению в интересах церкви Успения Божьей Матери в отношении Т., поскольку письма обжалованию не подлежат.

Судебная коллегия Верховного суда Чувашии 21 августа 2003 г. Постановление оставила без изменения.

Президиум Верховного суда Республики Чувашия 15 июля 2005 г., отменив состоявшиеся судебные постановления, указал, что в данном случае жалоба принесена не на письмо, а на действия прокурора, следовательно, она подлежала рассмотрению по правилам ст. 125 УПК (см. Постановление президиума Верховного суда Чувашской Республики от 15.07.2005 N 44-у-201).

Оперативный судебный контроль за фактами ограничения органами предварительного расследования права участников уголовного судопроизводства на ознакомление с материалами уголовного дела. В силу п. 12 ч. 4 ст. 47 УПК по окончании предварительного расследования обвиняемый имеет право знакомиться со всеми материалами уголовного дела, выписывать из него любые сведения в любом объеме. Аналогичным правом располагают его защитник (п. 7 ч. 1 ст. 53 УПК), законный представитель (п. 4 ч. 2 ст. 426 УПК). Иные участники уголовного судопроизводства: потерпевший (п. 12 ч. 2 ст. 42 УПК), гражданский истец (п. 12 ч. 4 ст. 44 УПК), гражданский ответчик (п. 9 ч. 2 ст. 54 УПК), их представители (ч. 3 ст. 45 УПК) наделены правом на ознакомление с теми материалами уголовного дела, которые имеют к ним отношение. Общепризнанно, что право участника процесса в необходимом объеме знать материалы уголовного дела - гарантия его эффективного участия в процессе. Активное участие сторон в уголовном судопроизводстве - залог своевременного выявления процессуальных нарушений, допущенных следователем. Изложенное позволяет сделать вывод, что ознакомление участников процесса с материалами уголовного дела по окончании предварительного расследования имеет исключительно важное значение для достижения целей уголовного судопроизводства; ограничение реализации данного права допустимо лишь только в случае, если участник уголовного процесса своим правом знать материалы дела злоупотребляет. Регламентация порядка уведомления участников уголовного судопроизводства об окончании следственных действий, хода ознакомления их с материалами уголовного дела по УПК отличается сложностью; уголовно- процессуальный закон содержит далеко не все ответы на вопросы, возникающие у практиков, между отдельными положениями ст. ст. 215 - 217 УПК имеются существенные противоречия.

Сложность и противоречивость регламентации порядка ознакомления участников процесса с материалами уголовного дела обусловлена тем, что ст. ст. 215, 216 УПК предусматривают различные способы уведомления об окончании следственных действий. В отношении обвиняемого УПК в данном случае требует составления отдельного протокола, порядок же уведомления иных участников процесса об окончании следственных действий не урегулирован. Следователи обычно ограничиваются письмом либо телефонным звонком. Весьма распространено противоречащее нормам закона правило, согласно которому следователи заблаговременно отбирают у некоторых участников процесса заявления о том, что знакомиться с материалами уголовного дела они не желают.

В ст. ст. 215, 216 УПК называются различные основания для осуществления ознакомления участников уголовного судопроизводства с материалами уголовного дела. В обязательном порядке ознакомиться с материалами дела предлагается лишь обвиняемому, его защитнику и, максимум, законному представителю несовершеннолетнего обвиняемого. Более того, отказ обвиняемого не освобождает органы предварительного расследования от обязанности предоставления материалов дела для ознакомления защитнику (см. Постановление Президиума ВС РСФСР по делу Бирюкова и Попова <1>).

<1> БВС РСФСР. 1991. N 4. С. 9.

Иные участники процесса знакомятся с материалами дела исключительно на основании их соответствующего ходатайства. В зависимости от статуса участников уголовного судопроизводства УПК предусматривает различные последствия злоупотребления ими правом на ознакомление с материалами уголовного дела. Если в отношении содержащегося под стражей обвиняемого, его защитника, затягивающих процесс ознакомления с материалами дела, срок данного процессуального действия определяется судом, то в отношении иных участников процесса (в том числе обвиняемого, пребывающего на свободе) закон вообще не требует никакого процессуального оформления. Несмотря на вышеперечисленные противоречия в законе, принятые по делу процессуальные решения должны, с одной стороны, обеспечить своевременное поступление дела в суд, с другой - соблюдение прав участников процесса.

Действующему закону в полной мере отвечает следующий алгоритм поведения сторон. В силу ч. 1 ст. 215 УПК следователь, признав все следственные действия по уголовному делу произведенными, уведомляет об этом обвиняемого и разъясняет ему предусмотренное ст. 217 УПК право на ознакомление со всеми материалами уголовного дела как лично, так и с помощью защитника, законного представителя. Об этом составляется протокол в соответствии со ст. ст. 166 и 167 УПК. Одновременно об окончании следственных действий следователь в письменной форме уведомляет также защитника, законного представителя обвиняемого, если они участвуют в уголовном деле, а также потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей (ч. 2 ст. 215 УПК). При этом предполагается, что об окончании следственных действий обвиняемый уведомляется следователем в присутствии защитника.

С учетом важности вышеозначенного процессуального действия участие защитника в момент уведомления обвиняемого об окончании следственных действий следует признать обязательным. По делам в отношении несовершеннолетних обвиняемых правила, предусмотренные ч. 1 ст. 215 УПК, должны быть выполнены также с участием законного представителя. Факт необъявления обвиняемому об окончании производства следственных действий исключает наступление последствий, указанных в ч. ч. 2 и 3 ст. 217 УПК (см. Определение СК ВС РФ от 23.01.1996 по делу Суродеева и др. <1>).

<1> БВС РФ. 1996. N 11. С. 8.

По смыслу уголовно-процессуального закона одновременно с уведомлением участников судопроизводства об окончании следственных действий следователь сообщает им место, время ознакомления с материалами уголовного дела. Ознакомление с материалами уголовного дела - право участников уголовного судопроизводства, по этой причине уголовно-процессуальный закон предписывает следователю лишь создать им для этого необходимые условия: предоставить помещение, оформленные надлежащим образом материалы дела, при необходимости - средства для их копирования.

Если защитник, законный представитель обвиняемого или представитель потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика по уважительным причинам не могут в назначенное время явиться для ознакомления с материалами уголовного дела, то следователь откладывает ознакомление на срок не более пяти суток (ч. 3 ст. 215 УПК). В случае невозможности избранного обвиняемым защитника явиться для ознакомления с материалами уголовного дела следователь по истечении пяти суток вправе предложить обвиняемому избрать другого защитника или при наличии ходатайства обвиняемого принимает меры для явки другого защитника. Если обвиняемый отказывается от назначенного защитника, то следователь предъявляет ему материалы уголовного дела для ознакомления без участия защитника, за исключением случаев, когда участие защитника в уголовном деле в соответствии со ст. 51 УПК является обязательным (ч. 4 ст. 215 УПК). Иными словами, если избранный обвиняемым адвокат в очерченные законом сроки не в состоянии принять участие в ознакомлении с материалами уголовного дела ввиду занятости, болезни, по иным объективным причинам либо уклоняется от ознакомления с материалами, то следователь допускает к участию в деле защитника - адвоката по назначению. Наличие данного защитника не препятствует участию в ознакомлении защитника, ранее избранного обвиняемым. В то же время другого защитника следователь вправе вызвать лишь в том случае, если избранный обвиняемым защитник не имеет реальной возможности принять участие в деле в пятидневный срок (см. Постановление Президиума ВС РСФСР от 07.12.1983 по делу Багирова <1>).

<1> БВС РФ. 1984. N 5. С. 9.

Отсутствие адвоката при предъявлении обвиняемому в порядке ст. 217 УПК материалов дела является существенным нарушением права на его защиту. Если не содержащийся под стражей обвиняемый, будучи надлежащим образом уведомленным о месте и времени ознакомления с материалами уголовного дела, без уважительных причин не является для ознакомления либо иным образом уклоняется от него, то следователь по истечении пяти суток со дня объявления об окончании следственных действий либо со дня окончания ознакомления с материалами уголовного дела иных участников уголовного судопроизводства составляет обвинительное заключение и направляет материалы уголовного дела прокурору (ч. 5 ст. 215 УПК). Сказанное означает, что прекращение ознакомления участников уголовного судопроизводства с материалами уголовного дела, равно как и отказ в предоставлении данных материалов для ознакомления может быть обусловлен как неявкой этих участников судопроизводства для ознакомления, так и их уклонением от ознакомления иным образом.

Формально уголовно-процессуальный закон не требует от следователя какого-либо процессуального оформления решения о прекращении ознакомления с материалами уголовного дела либо об отказе с ознакомлением с материалами уголовного дела. В то же время по смыслу ч. 1 ст. 217 УПК факты неявки вышеперечисленных участников процесса для ознакомления с материалами уголовного дела в означенное для них место и время либо уклонения иным образом должны быть отражены следователем в протоколах ознакомления обвиняемого, его защитника и законного представителя, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, их представителей с материалами уголовного дела, соответствующих графиках ознакомления участников судопроизводства. Из протокола должно быть понятно: -

когда и на какое время участник процесса был вызван, в чем выразился факт его неявки, какие обстоятельства позволили следователю сделать вывод о том, что данный участник процесса не явился для выполнения процессуального действия без уважительных причин; -

в чем конкретно выразилось его уклонение от ознакомления с материалами дела иным образом.

Факт неявки (несвоевременной явки, т.е. опоздания, серии опозданий) участника процесса для ознакомления с материалами уголовного дела - явление формальное (участник процесса не явился в назначенное следователем время, опоздал). Уклонение от ознакомления с материалами уголовного дела иным образом - категория оценочная.

По ходатайству потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей следователь знакомит данных лиц с материалами уголовного дела полностью или частично. Гражданский истец, гражданский ответчик или их представители знакомятся с материалами дела в той части, которая относится к гражданскому иску (ч. 1 ст. 216 УПК). Их ознакомление проводится в порядке, установленном ст. ст. 217 и 218 УПК (ч. 2 ст. 216 УПК). Следователь предъявляет обвиняемому, его защитнику, равно как и иным участникам уголовного судопроизводства подшитые, пронумерованные с соответствующей описью материалы уголовного дела (за исключением случаев, предусмотренных ч. 9 ст. 166 УПК) после выполнения требования ст. 216 УПК. Для ознакомления предъявляются также вещественные доказательства - по просьбе обвиняемого или его защитника - фотографии, материалы аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки и иные приложения к протоколам следственных действий. В случае невозможности предъявления вещественных доказательств следователь выносит об этом постановление. По ходатайству обвиняемого и его защитника следователь предоставляет им возможность знакомиться с материалами уголовного дела раздельно. Если в производстве по уголовному делу участвуют несколько обвиняемых, то последовательность предоставления им и их защитникам материалов уголовного дела устанавливается следователем. По общему правилу с материалами уголовного дела обвиняемый и его защитник знакомятся совместно.

Основание к раздельному ознакомлению может быть обусловлено только желанием данных участников процесса. Если такого ходатайства от них не поступало, то при раздельном ознакомлении с материалами дела оснований считать, что они приступили к ознакомлению, не имеется (см. Определение СК ВС РФ от 18.03.1998 по делу Уточкина и Якымиева <1>).

<1> БВС РФ. 1999. N 2. С. 15.

В процессе ознакомления с материалами дела, состоящего из нескольких томов, обвиняемый, его защитник, законный представитель, равно как и иные участники уголовного судопроизводства, вправе повторно обращаться к любому из томов уголовного дела, а также выписывать любые сведения и в любом объеме, снимать копии с документов, в том числе с помощью технических средств. Копии документов и выписки из уголовного дела, в котором содержатся сведения, составляющие государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, хранятся при уголовном деле и предоставляются обвиняемому и его защитнику во время судебного разбирательства (ч. 2 ст. 217 УПК). По общему правилу обвиняемый, его защитник, равно как и иные участники процесса не могут ограничиваться во времени, необходимом им для ознакомления с материалами уголовного дела (ч. 3 ст. 217 УПК).

Если содержащийся под стражей обвиняемый и его защитник явно затягивают время ознакомления с материалами дела, то на основании судебного решения, принимаемого в порядке ст. 125 УПК, определяется срок для ознакомления с материалами уголовного дела (ч. 3 ст. 217 УПК). Таким образом, устанавливая особый режим реагирования следователя на факты уклонения от ознакомления с материалами уголовного дела содержащегося под стражей обвиняемого, его защитника, УПК практически умалчивает об элементах алгоритма его реакции на аналогичные действия, если обвиняемый пребывает на свободе. Данное противоречие - не что иное, как пробел в законе, поскольку он предписывает следователю принять процессуальное решение без вынесения мотивированного постановления.

Механизм реакции следователя на факты уклонения обвиняемого, защитника должен быть единым и соответствовать положениям ч. 3 ст. 217 УПК. Придя к выводу, что обвиняемый (независимо от того, содержится ли он под стражей) и его защитник явно затягивают процесс ознакомления с материалами уголовного дела, следователь с согласия прокурора обращается в районный (или равный ему) суд по месту проведения предварительного расследования либо процессуального действия с представлением, в котором ставит вопрос об установлении срока ознакомления с материалами уголовного дела.

В данном случае судья в рамках превентивного оперативного судебного контроля проверяет законность и обоснованность намерений следователя, направленных на ограничение права обвиняемого и его защитника на ознакомление с материалами уголовного дела. Ходатайство следователя рассматривается судом по правилам, предусмотренным ч. 4 ст. 125 УПК. В судебном заседании участвуют: со стороны обвинения - прокурор и следователь, со стороны защиты - обвиняемый, защитник, при необходимости - законный представитель несовершеннолетнего обвиняемого, иные участники процесса.

В судебном разбирательстве на сторону обвинения возлагается бремя обоснования факта умышленного уклонения обвиняемого, его защитника от ознакомления с материалами уголовного дела. Сторона защиты вправе высказать по этому поводу свою точку зрения. В любом случае в ходе судебного заседания должно быть выяснено, в чем именно выразились уклонения стороны защиты от ознакомления с материалами уголовного дела, являются ли данные действия умышленными, не спровоцированы ли они поведением следователя (частным Определением СК ВС РФ от 07.10.1992 по делу Захарова <1> было обращено внимание на допущенную следователем волокиту при выполнении требований ст. 201 УПК РСФСР (ст. 217 УПК)), какими-либо объективными обстоятельствами. По итогам судебного разбирательства судья должен установить:

<1> БВС РФ. 1993. N 10. С. 5. -

наличие или отсутствие факта умышленного уклонения обвиняемого, его защитника от ознакомления с материалами уголовного дела; -

срок, необходимый стороне защиты для реализации своего права на ознакомление с материалами уголовного дела, о чем выносится соответствующее постановление.

Данное постановление может быть обжаловано заинтересованными участниками процесса в кассационном и надзорном порядке по правилам, предусмотренным УПК. По ходу ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела следователь ведет протокол в соответствии со ст. ст. 166 и 167 УПК, оформление которого завершается после ознакомления соответствующего участника с материалами дела. В протоколе указываются даты начала и окончания ознакомления, заявленные ходатайства, иные заявления. Если по делу были проведены дополнительные следственные действия, то следователь уведомляет об этом лиц, указанных в ч. 1 ст. 216 УПК и ч. 1 ст. 217 УПК, и предоставляет им возможность ознакомления с дополнительными материалами дела в общем порядке (ч. 2 ст. 219 УПК).

В случае если обвиняемый и его защитник без уважительных причин не ознакомились с материалами уголовного дела в установленный судом срок, следователь вправе самостоятельно принять решение об окончании производства данного процессуального действия, о чем выносит соответствующее постановление и делает отметку в протоколе ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела (ч. 3 ст. 217 УПК). Данное постановление следователя, равно как и иные постановления, вынесенные им на этапе ознакомления участников уголовного судопроизводства с материалами уголовного дела, могут быть обжалованы заинтересованными лицами в порядке ст. 125 УПК в суд по месту проведения предварительного расследования до момента направления уголовного дела в суд.

Так как УПК не требует от следователя составления процессуального документа по факту ограничения им права целого ряда участников процесса (потерпевших, гражданских истцов и ответчиков, их представителей и др.) на ознакомление с материалами уголовного дела, то в порядке ст. 125 УПК могут быть обжалованы его действия по данному ограничению их права. Бремя доказывания, что таких фактов не было, законом возложено на сторону обвинения. Все оперативные судебно-контрольные производства, ведущиеся по фактам нарушений прав участников уголовного судопроизводства на ознакомление с материалами уголовного дела, подлежат прекращению с момента поступления уголовного дела в суд с обвинительным заключением. Уголовно-процессуальный закон не предусматривает в качестве основания, препятствующего движению уголовного дела, факт нарушения органами предварительного расследования права сторон на ознакомление с его материалами (ст. 237 УПК). Если при поступлении уголовного дела в суд выяснится, что кто-то из участников уголовного судопроизводства по каким-либо причинам не успел реализовать свое право на ознакомление с материалами уголовного дела, то им предоставляется возможность ознакомления с ними уже на этапе подготовки дела к судебному заседанию (ч. 7 ст. 236 УПК). Под уклонением от ознакомления с материалами уголовного дела следует понимать: -

неявку участника уголовного судопроизводства в указанное следователем время, регулярные его опоздания, не обусловленные объективными факторами перерывы в ознакомлении с материалами уголовного дела; -

изучение участником уголовного судопроизводства за один день ограниченного количества документов, их переписывание от руки, несмотря на то что сторона обвинения предлагает их качественные копии или электронные версии, необоснованное возвращение к ранее изученным томам, изучение участником процесса гораздо меньшего количества документов, чем иными участниками процесса.

Предложенный нами алгоритм поведения практиками воспринят далеко не везде.

Следователь районной прокуратуры с согласия прокурора возбудил перед Золотухинским районным судом ходатайство об установлении срока ознакомления обвиняемого С., поскольку последний, пребывая на свободе, явно затягивал ознакомление с материалами уголовного дела: в течение длительного времени ознакомился лишь с незначительной их частью, имели место факты, когда обвиняемый в течение дня знакомился всего с 2 - 5 листами. Постановлением суда ходатайство следователя было удовлетворено, для обвиняемого был установлен конкретный срок ознакомления с материалами уголовного дела. В кассационной жалобе защитник обвиняемого С. - адвокат Р. поставил вопрос об отмене постановления только по тем основаниям, что его подзащитный под стражей не содержится. Судебная коллегия по уголовным делам Курского областного суда, отменяя постановление судьи, указала, что судья, принимая решение об установлении обвиняемому С. конкретного времени на ознакомление с материалами дела, явно вышла за пределы ст. 217 УПК, что является существенным нарушением норм уголовно-процессуального законодательства. В соответствии с ч. 5 ст. 215 УПК, если обвиняемый, не содержащийся под стражей, иным образом уклоняется от ознакомления с материалами уголовного дела, то следователь по истечении пяти суток со дня объявления об окончании следственных действий либо со дня окончания ознакомления с материалами уголовного дела других участников уголовного судопроизводства составляет обвинительное заключение и направляет материалы уголовного дела прокурору. Исходя из названной нормы УПК следователь, усматривая, что обвиняемый иным образом уклоняется от ознакомления с материалами уголовного дела, должен предупредить обвиняемого о последствиях, предусмотренных названной выше нормой закона (см. Определение судебной коллегии Курского областного суда от 11.04.2006 N 22-2193-2006).

На первый взгляд решение Курского областного суда безукоризненно. Следователь должен был выполнить требования ст. 217 УПК, прекратить ознакомление С. с материалами уголовного дела. Данное действие сторона защиты в режиме постфактум могла обжаловать по правилам ст. 125 УПК, при условии, конечно, если бы успела это сделать до момента направления уголовного дела в суд с обвинительным заключением. Таким образом, судебная коллегия по уголовным делам Курского областного суда предложила органам предварительного расследования превентивную форму судебного контроля заменить на последующий судебный контроль. При этом авторы кассационного определения упустили из вида то обстоятельство, что превентивный судебный контроль всегда более эффективен, поскольку он позволяет предупредить нарушение прав стороны, а судебный контроль в режиме постфактум в состоянии только констатировать факт нарушения закона

<< | >>
Источник: А.И. КАРПОВ. СУДЕБНОЕ ПРОИЗВОДСТВО В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. 2010

Еще по теме 1.3. Судебный порядок рассмотрения жалоб:

  1. §6. Порядок рассмотрения жалобы на решения и действия органов предварительного расследования и прокуроров в судебном заседании
  2. §7. Порядок рассмотрения жалоб на постановления об отказе в возбуждении уголовного дела
  3. §8. Порядок рассмотрения жалоб на постановления о прекращении уголовного дела
  4. §9. Порядок рассмотрения жалоб на постановления о приостановлении предварительного расследования
  5. §11. Порядок рассмотрения жалоб на постановления о проведении обыска и действия органов предварительного расследования, связанные с его проведением
  6. §12. Порядок рассмотрения жалоб на постановления о наложении ареста на имущество, действия органов предварительного расследования, связанные с наложением ареста на имущество
  7. 25.2. Порядок рассмотрения жалобы прокурором, руководителем следственного органа
  8. 25.3. Судебный порядок рассмотрения жалоб
  9. 2.4. Порядок рассмотрения гражданского иска в ходе судебного разбирательства
  10. 4. Порядок рассмотрения жалоб, поданных в суд
  11. 1.3. Судебный порядок рассмотрения жалоб
  12. 9.2. Порядок рассмотрения и разрешения жалоб участников уголовного судопроизводства
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -