<<
>>

Статья 20. Возраст, с которого наступает уголовная ответственность

Комментарий к статье 20 1.

Зависимость управляемости поведением от возрастного развития, с очевидностью наблюдаемая в различных сферах социальной жизнедеятельности, издавна констатируется общественным мнением.

Достижение к моменту деяния определенного возраста является обязательным признаком субъекта преступления. Речь идет о сквозном признаке любого состава преступления, предпосылке самой возможности уголовной ответственности и наказания.

Для характеристики возрастной границы, отделяющей, по мысли законодателя, лиц, способных к виновной ответственности, от неспособных к ней в силу неопровержимой презумпции недостаточного уровня возрастного развития, дореволюционное российское законодательство использовало выразительный термин "разумение". Это слово определяется в словарях как "способность понимать", "понимание, постижение и понятие", но в данном случае, как отмечалось в правовой литературе того времени, оно имеет определенную специфику: заведомая способность принимать закон к руководству в своей деятельности. Иными словами, способность сознавать не только фактический смысл совершаемого, его отношение к окружающему, последствия, но и отношение совершаемого к предписаниям закона.

Подход, который связывает способность к виновной ответственности не с произвольным установлением возрастной границы, а с соотнесением ее с определенным уровнем зрелости, достаточным для принятия решения о том или ином варианте поведения, мы полагаем психологически адекватным. Не вызывает возражений в этой связи преемственность между приведенной выше позицией почти столетней давности и современными высказываниями, имеющимися в юридической литературе, относительно установления границ уголовной ответственности исходя из возрастного периода, в котором могут быть осознаны с точки зрения основных социально-нравственных правил пределы дозволенного поведения.

Закон не предусматривает (поскольку это вызвало бы неоправданные и не окупаемые результатами сложности в практике) возможности после конкретного исследования рассматривать в качестве субъекта виновной ответственности несовершеннолетнего, не достигшего указанного в законе возраста, но фактически обладающего знаниями, уровнем развития, достаточными для вменения. 2.

Уголовно-правовое регулирование возрастного порога ответственности исходит из того, что этот порог для законодателя как бы символ достижения уровня интеллектуальной, волевой, личностной зрелости в сфере отношений, регулируемых уголовным правом.

Идея, лежащая в основе законодательных попыток определить возрастной порог уголовной ответственности, связана не только с осознанием субъектом характера поведения, но и с управлением этим поведением в ситуации выбора. Этот подход психологически обоснован.

Возрастной порог уголовной ответственности основан на типичном для определенных возрастных контингентов и реально присутствующем у конкретного лица правильном понимании ситуации правонарушения, в частности ее альтернативности, целей своих действий, предвидении результатов поступков, оценке собственного поведения с точки зрения действующих правовых норм и общепринятой морали, произвольной мобилизации внутренних усилий, сохранении или изменении направленности поведения. 3.

Тенденция обходиться без целенаправленных психологических исследований при решении законодателем и практикой проблем, связанных с возрастом уголовной ответственности, приводила к разбросу минимального возраста уголовной ответственности в различных законодательных системах от 8 - 10 до 16 - 18 лет. Причем в каждом случае (как и при изменениях возрастного порога в рамках одной и той же системы) любой вариант "обосновывается" универсальной формулировкой о том, что именно он соответствует необходимой степени возрастной зрелости. При этом достаточным основанием для установления тем или иным кодексом возраста ответственности признается "мнение общества" или отрывочные ссылки на наличие кризисных периодов развития личности и возникновения " взрослости".

В юридической литературе делаются попытки "собственными силами" оценить те или иные аспекты возрастного развития, существенные для освещения проблемы. Правда, центр тяжести при этом переносится скорее на признаки возрастной незрелости, нежели на достаточность психического развития для виновной ответственности, делается вывод о чуть ли не автоматической зависимости поведения подростков от влияния микросреды, по существу, отрицающий наличие достаточных способностей у несовершеннолетних в возрасте уголовной ответственности к саморегуляции конкретных поведенческих актов. Такой подход неприменим при обосновании нижней возрастной границы уголовной ответственности, так как она предполагает, наоборот, наличие определенной зрелости, включая способность к сознательному избирательному поведению. 4.

Возрастная граница уголовной ответственности связана с определенным кругом решений субъекта, процессами их подготовки и реализации, предполагающими определенный уровень личностного развития. При этом речь идет об усреднении типичных вариантов уровня развития в пределах выделенного возрастного периода.

Здесь важен не вообще уровень развития, а способность правильно принимать решения в ситуациях, имеющих уголовно-правовое значение.

Важной, но недостаточной для вывода о способности к виновной ответственности является констатация необходимого уровня развития высших психических функций. Базовыми понятиями здесь являются уровень развития интеллекта, воли, эмоций. Эта констатация является компонентом оценки наличия у субъекта способности понимать значение определенных отношений и поступков в социальной среде и действовать, руководствуясь этим пониманием.

Важно также иметь в виду необходимость предупреждения объективного вменения в случаях, когда лицо, достигнув количества лет, предусмотренных законом, не обладает указанными выше свойствами. Поскольку речь идет не о способности к виновной ответственности "вообще", а именно по отношению к нарушениям уголовно-правовых запретов, возрастные пороги такой ответственности и ответственности, предусмотренной другими отраслями права, могут не совпадать. 5.

При всех условиях надо опираться не на характеристики соответствующих периодов как "кризисных", "трудных" и пр., что неизбежно влечет перенос центра тяжести на признаки еще недостаточной зрелости, но, наоборот, на надежно установленный комплекс психологических особенностей, позволяющих судить о способности к виновной ответственности. Предпосылкой ответственности является возможность выбора, т. е. сознательного предпочтения определенной линии поведения при наличии альтернативы. 6.

Современный подход к вычленению существенных свойств и особенностей личности, уровень развития которых определяет способность к уголовной ответственности, характеризуют Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила), - документ ООН об особенностях производства по делам несовершеннолетних. Официальный комментарий к основному тексту подчеркивает связь нижнего порога уголовной ответственности с характеристикой "эмоциональной, духовной и интеллектуальной зрелости, достаточной для сознания ответственности перед обществом". Пекинские правила заслуживают положительной оценки с позиций психологии, поскольку ориентируют на существенность для оценки уровня развития: зрелости интеллектуальных свойств, ценностных ориентаций и эмоциональных свойств.

7. В сфере интеллектуальной деятельности значимыми для оценки возрастной способности к виновной ответственности представляются восприятие и внимание (как избирательное восприятие), память, мышление.

Применительно к достаточному уровню развития внимания и восприятия речь должна идти о формировании способности адекватно отражать существенные связи и отношения предметов и явлений внешнего мира, как и существенные признаки самих этих предметов и явлений в пределах, необходимых для ориентации в содержании и последствиях действий, значимых для уголовного закона. Это положение имеет исключение. Формирование в процессе социализации глухонемых и слепоглухонемых образа внешнего мира происходит качественно иным путем по сравнению с нормой уже на этапе восприятия. Поэтому достижение этими лицами 14 - 16 лет и при отсутствии у них психических заболеваний не исключает необходимости в конкретном случае проведения психологической экспертизы для выяснения вопроса, осознавали ли они в полной мере характер ситуаций и объектов, на которые они воздействовали.

Традиционный для общей психологии подход к восприятию основан на изучении процесса и результатов формирования образов прежде всего физических объектов как синтеза отдельных ощущений. Соответственно определяется и наличие свойств восприятия, достаточных для нормального мышления: константности, предметности, целостности, обобщенности и пр.

Но применительно к обоснованию возраста уголовной ответственности решающим является возможность адекватного восприятия не только физических тел, но и ситуаций взаимодействия людей и так называемых информационных объектов - устных, письменных, графических, знаковых систем, фиксирующих определенные правила, запреты, последствия нарушения последних и пр.

Наконец, иначе уровень восприятия не может быть оценен как достаточный - эта способность должна сочетаться с наличием психологического механизма коррекции ошибочного выбора объектов внимания и селекции ненужных вариантов.

Восприятие, в том числе классификация этих объектов, связано с мотивационно- смысловой структурой психической деятельности субъекта. Значит, анализ как бы переходит в оценку развития памяти и мышления. Ведь выяснение уровня развития отдельных составляющих психической деятельности в исследуемом аспекте предполагает затем синтез, позволяющий оценить в комплексе способность восприятия, запоминания, осмысления содержания воспринятого. Только наличие этой способности создает необходимую базу для моделирования и реализации поведения.

Критерием достаточного развития восприятия применительно к предмету нашего исследования является наличие типичной для данного возрастного контингента способности точно и полно воспринимать социальные объекты (знаковую информацию и факты взаимодействия людей), узнавать их как относящихся соответственно к определенному классу норм или ситуаций, связывать в систему, опознавать вновь формируемые образы на основе смыслообразующей функции мотива.

Для характеристики возраста уголовной ответственности базовое значение имеет определение памяти в психологии как процесса запечатления, сохранения и воспроизведения следов прошлого опыта и его организации, создающего возможность целесообразного поведения путем повторного использования этого опыта в деятельности.

Требуемый уровень развития памяти для отнесения лиц соответствующего возраста к числу способных к виновной ответственности связан со следующими параметрами:

достаточный объем долговременной памяти для запечатления и хранения комплекса базовых норм морали и правил поведения; способность к прочному запечатлению;

способность к воспроизведению соответствующей информации точно по смыслу и без существенных ограничений объема;

наличие достаточного темпа извлечения информации из долговременной памяти для ее использования при решении познавательных и поведенческих задач;

избирательность запечатления, хранения и воспроизведения информации, обусловленная направленностью личности, ее ценностными ориентациями и мотивами. Они, в свою очередь, опосредуются мышлением.

Требуемый уровень развития мышления характеризуют следующие параметры: понятийность мышления, связанная с ним способность к обобщению, достаточная для осознания и прогнозирования (моделирования) будущего поведения;

способность к осознанному восприятию, интериоризации (или, по крайней мере, следованию нормам в силу осознания негативных последствий нарушения нормативных стандартов поведения);

категориальный характер анализа и оценки событий, ситуаций, идей, норм и т. д. как сходных или различных между собой и как относящихся к определенному типу, классу, что позволяет, несмотря на "свернутость", стереотипность оценки, обоснованно определить значимость или незначимость объекта;

критичность как способность к осознанию и устранению ошибок в моделируемых и фактических действиях. Выделенный параметр достаточной зрелости мышления тесно связан с более широким понятием - возможностью опосредования своего поведения, включающей осознание мотивов, целей деятельности, а с другой стороны - с критичностью, правильной оценкой своего "Я" и других.

Вся совокупность взаимосвязанных особенностей мышления, которые должны быть присущи субъекту уголовной ответственности, может быть определена и через уровень интеллекта. Разумеется, при его строгом определении как самостоятельной структуры познавательных свойств, позволяющей адекватно взаимодействовать с окружающей действительностью. Осведомленность, понимание, использование их для регулирования поведения - эти характеристики интеллекта рядоположены.

Существенной является также оценка словарного запаса, так как именно вербализация понятий позволяет усваивать и использовать знания, не сводимые к собственным впечатлениям, понимать общие закономерности, использовать умозаключающее мышление.

Мыслительный процесс, связанный с решением уголовно-релевантной задачи, включает в себя анализ субъектом своих действий и их последствий: а) для жертвы; б) для самого субъекта, в том числе с позиции его оценки окружающими и официальными институтами. 8.

Способность подростка к такому анализу может иметь несколько вариантов. Во- первых, он может решать уголовно-релевантные задачи, опираясь на базовые нравственные ориентации общества. Во-вторых, он может идти от известных ему уголовно-правовых запретов, но соотнося (или имея возможность соотнести) их содержание с нравственными ориентациями общества в сфере личных, имущественных и иных отношений. Причем и в том и в другом случае может быть избран вариант уголовно наказуемого поведения, если субъект по тем или иным личностным причинам не положил эти ценности в основу своего решения. 9.

Не требуется специально доказывать факт осознания подростком, достигшим установленного законом возраста, правомерности или неправомерности его действий. Это презюмируется. Доказыванию подлежит лишь исключение, когда такой подросток в силу особенностей развития обнаруживает признаки, опровергающие презумпцию.

Но достаточности уровня развития операционального и содержательного (социально ориентированного) мышления еще мало для психологического обоснования нижнего возрастного порога ответственности. 10.

Еще один необходимый компонент, тесно связанный с названными, - это уровень развития воли как регулятора целенаправленного поведения, в том числе, по образному выражению известного русского адвоката Плевако, "для удержу перед страстями и соблазнами".

В литературе по теории права волевой компонент рассматривается как необходимый для любого вида виновной ответственности, так как без способности свободно реализовывать, осуществлять свою волю не может быть правовой дееспособности.

Волевой компонент, который в определенном смысле результирует, вбирает, использует операциональные и содержательные возможности восприятия, памяти, мышления, особо значим именно для психологического обоснования возраста уголовной ответственности.

Для характеристики среза возможностей волевой регуляции поведения лиц определенного возраста достаточная "зрелость воли" может констатироваться исходя из ее понятия как сознательной саморегуляции своего поведения, обеспечивающей преодоление трудностей при достижении цели. При этом необходимо исходить из понятия способности (возможности) подчинить свое поведение определенным целям и требованиям. Специального доказывания наличия этого факта в конкретном случае не требуется. Он, как и уровень восприятия, памяти, мышления, предполагается присущим всем подросткам соответствующей возрастной группы, ее типичной чертой. В случае сомнения назначается экспертиза.

Достаточный уровень волевого развития подростка определяется через категории устойчивости, способности к концентрированным и длящимся усилиям. В равной степени важна способность и к инициации усилий по совершению определенных поступков, и к удержанию себя от их совершения вопреки ситуативной или стойкой мотивации.

Структура волевых качеств личности определяется по-разному: "целеустремленность", "инициативность", "самостоятельность", "настойчивость", "решительность", "смелость", "выдержка", "самообладание", "ответственность", "организованность", "целенаправленность", "требовательность к себе", "дисциплинированность" и др. Нетрудно заметить, что этот перечень включает и качества, лишь косвенно связанные с волевым поведением. Но главное в том, что для констатации достаточного (недостаточного) развития воли при определении возрастной границы ответственности подобный "перечневый" подход неперспективен. Волевому поведению отнюдь не обязательно свойственны все эти качества, а имеющиеся могут образовывать различные комбинации. 11.

Проблема волевого регулирования поведения неразрывно связана с проблемой эмоций. Но для определения возраста уголовной ответственности их значение не столь велико. Здесь важна лишь достаточность развития воли у подростков определенной возрастной группы для того, чтобы управлять проявлениями эмоций и, в частности, сдерживать импульсивные реакции и аффективные вспышки, приводящие к нарушению уголовно-правовых запретов. 12.

Главным критерием адекватности возрастного порога уголовной ответственности является социально ориентированная управляемость поведением в ситуации выбора, т.е. способность и возможность (отсутствие последней в указанных ниже случаях исключает ситуацию выбора):

подходить к выбору целей и способа действий, осознавая себя членом общества, т. е. учитывая их последствия для других людей;

осознавать причинно-следственные зависимости соответствующего варианта поведения;

осознавать рассматриваемый вариант поведения как частный случай определенного вида и класса явлений, используя социально ориентированные оценки; возможность такой оценки очевидно исключается "в случае Маугли", когда условия формирования и жизнедеятельности субъекта на момент совершения деяния, объективно нарушающего уголовно-правовой запрет, исключают, а не просто ослабляют возможность сопоставить намеченные действия и общесоциальные ценности. Вопрос об этом относится к предмету психологической экспертизы;

использовать механизм критичности в ходе выбора варианта поведения (это условие является, конечно, идеальным, максималистским. В реальной действительности, особенно при непредумышленных действиях, такая оценка носит полуосознанный, свернутый характер, осуществляется через уже имеющиеся стереотипы и привычки. Но способность к ней и возможность ее осуществления должны иметь место);

осуществлять решение о соответствующем варианте поведения, сохраняя управление

им. 13.

Признаки социально ориентированной управляемости поведением в ситуации выбора близки к общей формуле вменяемости: осознание фактического содержания и социальной значимости (запретности) избранного варианта поведения и руководства им. Здесь, как и в случае решения вопроса о вменяемости относительно инкриминируемого деяния, принципиальные требования к содержанию вывода одни и те же. Именно поэтому в ряде литературных источников, особенно дореволюционных, возрастная "невменяемость" и невменяемость вследствие психического расстройства рассматривались как элементы общего понятия. Их разведение произошло в силу неодинаковых ролевых функций в регулировании уголовно-правовых отношений. Возрастная граница определяет возможность самого их возникновения; решение вопроса о вменяемости - возможность их продолжения или необходимость прекращения. 14.

Специфика психического развития несовершеннолетних может создать для них ряд проблемных ситуаций при оценке необходимой обороны, крайней необходимости, обоснованного риска и др. Например, подросток может неверно оценить интенсивность угрожающих ему действий взрослых. Соответствующие вопросы могут быть предметом психологической экспертизы. 15.

При решении вопроса о конкретном возрасте, начиная с которого психологическая характеристика уровня развития позволяет уверенно констатировать способность к виновной ответственности, нельзя строить вывод на данных об уровне развития лишь подростков, совершивших действия, предусмотренные уголовным законом; необходима такая оценка всего контингента лиц соответствующего возраста. Ведь изучение только личности несовершеннолетних преступников, для большинства из которых типична контрнормативная система ценностей, может посеять сомнения в их способности видеть общепринятую систему ценностей и выбирать между нею и контрсистемой. Эти сомнения отпадают, если центр тяжести переносится не на реально занятую позицию конкретным правонарушителем по отношению к определенным социальным ценностям, а на возможность ее выбора в принципе (на определенном уровне возрастного развития). 16.

Большинство авторов-психологов, несмотря на различия в методике и объеме исследований, рассматривают период с 11 - 12 до 14 - 15 лет как переходный от детства к юности, характеризуемый интенсивным развитием интеллекта, воли, личности, которые позволяют соотносить побуждения с социальными нормами.

Интеллектуальное развитие к 13 - 14 годам позволяет воспринимать, запоминать, осмысливать информацию, необходимую для действий "с разумением" в практически доступных в этом возрасте сферах деятельности (речь идет о дееспособности применительно к определенному кругу проблемных ситуаций, поэтому известное положение о том, что гражданско-правовая дееспособность возникает после 15 и ближе к 18 годам, не противоречит более раннему наступлению уголовно-правовой дееспособности). При всем разнообразии темпов и характера интеллектуального развития представляется возможным, особенно к концу возрастного периода, дать его усредненную характеристику. Для указанного возраста характерна:

а) сформированность способности к волевому контролю; возможность осознавать и оценивать мотив и цель предполагаемых действий, прослеживая возможные варианты в их соотношении с ценностями и нормами общества (что отнюдь не означает "победу" варианта, основанного на них);

б) развитость самосознания, используемого и в качестве составной части механизма управления поведением.

Обобщенная характеристика достигнутого уровня развития - интеллектуального, волевого, личностного - подтверждает обоснованность с психологической точки зрения установленного законодателем нижнего порога уголовной ответственности. 17.

Констатируя психологическую обоснованность нижней возрастной границы уголовной ответственности, нельзя отнести это к трехступенчатой структуре возрастных границ в целом. Выделение группы преступлений, ответственность за которые наступает с 16 и с 18 лет, не имеет надежных психологических критериев. К тому же в значительной степени такая позиция закона декларативна. Фактически совершаемые несовершеннолетними уголовно наказуемые деяния посягают, как правило, на ограниченную группу объектов, связанную с жизнью, здоровьем, имуществом, общественным порядком. Почти 9/10 фактически совершаемых несовершеннолетними общественно опасных деяний - это те, ответственность за которые в УК 1996 г. предусмотрена с 14 лет. Соответствующий перечень в УК охватывает именно посягательство на жизнь, здоровье, имущество. Причем осознание вредности последствий в случае посягательств на блага другой личности имеет место и при относительно невысоком уровне развития интеллекта. Обоснованным представляется, например, вывод суда Суворовского района г. Одессы по делу обвиняемого 15-летнего Василия Н. в убийстве 8-летнего Алексея А. (чтобы завладеть его велосипедом) о способности обвиняемого отвечать за содеянное. Психолого-психиатрическая экспертиза установила, что, несмотря на то что последний являлся учеником вспомогательной школы с диагнозом "олигофрения в степени дебильности", обвиняемый сознательно планировал преступление, обдуманно скрывал его следы, осознавал, что лишает жизни ребенка, не способного оказывать сопротивление. Более того, обвиняемый сообщил экспертам и следователю, что труп скрыл для того, чтобы потребовать у родителей потерпевшего выкуп за якобы живого сына в долларах. Позиция экспертов и суда представляется обоснованной (справка Одесского областного суда. 1991 г.). 18.

Представляется принципиально важным включение в комментируемую статью ч. 3 - указания на уголовно-правовые последствия фактического недостижения несовершеннолетним, которому исполнилось 14 (16) лет, уровня психического развития, необходимого и достаточного для субъекта виновной ответственности. Эта позиция законодателя, основанная на материалах следственной, судебной, экспертной практики, предусматривает в этих случаях возможность и основания опровержения презумпции способности к ответственности с достижением определенного возраста. Ведь среднестатистическая характеристика уровня психического развития, достигнутая преобладающим большинством контингента, не означает, что его достиг каждый несовершеннолетний, входящий в данный контингент. Поэтому включение в уголовный закон этой нормы является существенной гарантией против объективного вменения. К сожалению, в последнюю формулировку ч. 3 комментируемой статьи прокралась и существенная неточность: вместо "не осознавал" использован оборот "не осознавал в полной мере", т. е. тот же, что в ст. 22 об уголовной ответственности лиц с психическим расстройством в рамках вменяемости. Таким образом, один и тот же термин используется при оценке оснований освобождения от уголовной ответственности (ст. 20) и ее возможного смягчения (ст. 22).

С учетом возможности терминологической путаницы можно рекомендовать при постановке вопроса эксперту-психологу о наличии задержки психического развития и при ответах экспертов на этот вопрос использовать формулировку "мог (не мог) осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими", не используя оборот "в полной мере". 19.

Развитие психически здорового подростка может существенно отклоняться от среднего уровня, которому соответствует предусмотренный законом возраст уголовной ответственности. Возможны и задержки психического развития, не связанные с психическим заболеванием. Поэтому для решения вопроса о способности несовершеннолетнего в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими необходимо использование специальных познаний в области психологии возрастного развития и познавательных процессов, индивидуально-психологических особенностей личности подростка в рамках судебно-психологической экспертизы.

Отставание психического и личностного развития (не связанного с психическим заболеванием) может быть вызвано неправильным воспитанием, социальной и педагогической запущенностью, условиями среды, сенсорной недостаточностью (недоразвитием зрения, слуха и пр.). 20.

Статья 421 УПК (а прежде ст. 392 УПК РСФСР) включает в число обстоятельств, подлежащих установлению, вопрос, " мог ли несовершеннолетний в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими?" Ранее надзорная судебная практика рекомендовала при отрицательном ответе смягчать наказание или применять принудительные меры воспитательного характера. Но это предмет уголовно-правового регулирования, поскольку речь идет о предпосылках ответственности. Поэтому введение ч. 3 комментируемой статьи в новый УК представляется логичным и обоснованным.

<< | >>
Источник: О.Д. СИТКОВСКАЯ. УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ. 2009

Еще по теме Статья 20. Возраст, с которого наступает уголовная ответственность:

  1. Статья 22. Возраст, с которого может наступать уголовная ответственность
  2. § 3. Принятие решений по сообщениям о преступлениях, совершенных несовершеннолетними
  3. Статья 20. Возраст, с которого наступает уголовная ответственность
  4. ОСОБЕННОСТИ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ И НАКАЗАНИЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ
  5. Статья 20. Возраст, с которого наступает уголовная ответственность
  6. 2. Общие условия привлечения к ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах
  7. 7.2. Возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств
  8. 2.2. Уголовная ответственность.
  9. Становление и эволюция уголовно-правовой категории возраста субъекта преступления в уголовном законодательстве России в дореволюционный и советский периоды
  10. Регламентация возраста наступления уголовной ответственности по российскому законодательству
  11. Система уголовных наказаний
  12. § 4. Уголовная ответственность за нарушение избирательных прав
  13. 39. Понятие и признаки соучастия по уголовному праву.
  14. ГЛАВА 3. ВИДЫ И СРЕДСТВА ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  15. ГЛАВА 4. ПРОБЛЕМЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО ЗАКРЕПЛЕНИЯ И ПРИМИНЕНИЯ ПРИЗНАКОВ, ДИФФЕРЕНЦИРУЮЩИХ УГОЛОВНУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
  16. §1. Определение уголовной ответственности в теории уголовного права.
  17. §2. Элементы преступления как основание реализации форм уголовной ответственности.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -