<<
>>

Статья 105. Убийство

Комментарий к статье 105 1.

Неблагоприятные тенденции, связанные с ростом насильственных преступлений, общеизвестны. Неудовлетворительным остается и качество расследования убийств, в результате чего, с одной стороны, значительная часть убийств остается нераскрытой, а с другой - к ответственности в некоторых случаях привлекаются невиновные.

Наконец, далеко не всегда удается в полной мере реализовать принцип справедливости, обеспечив учет всех смягчающих и отягчающих обстоятельств при решении дела.

Представляется, что одной из причин такого положения дел является недооценка значимости использования психологических знаний при производстве по делам об убийствах.

Возможности раскрытия убийств, построения версий, полнота пределов доказывания, индивидуализация решений по делу во многом связаны с использованием психологических знаний для установления характеристики личности участников событий и психологического процесса их взаимодействия в ходе развития событий, мотивации их действий, психических состояний, влияющих на выбор вариантов поведения и способов действий, психологического механизма посткриминального поведения и пр. Не менее важно дать правильную оценку роли личности и поведения потерпевшего в формировании мотива, создании ситуации преступления (зачинщик конфликта, равноправная сторона конфликта, его жертва, случайный потерпевший, не принимавший участие в конфликте, и пр.). Поэтому использование психологических знаний в экспертной, справочной и консультативной форме представляется важнейшим условием повышения качества расследования по делам рассматриваемой категории: основные направления деятельности психолога должны строиться по всему кругу вопросов, связанных с психологическим механизмом принятия решения и его реализации убийцей. 2.

Определение убийства впервые в отечественном уголовном законодательстве дано в УК 1996 г. Это умышленное причинение смерти другому человеку, т.е. в отличие от УК 1960 г. (ст. 106) УК 1996 г. применительно к неосторожному деянию термин "убийство" не использует. 3.

Понятие убийства психологически неоднородно: деятельность серийного убийцы имеет мало общего с точки зрения психологии с заказным или простым бытовым убийством; так же как убийство при отягчающих обстоятельствах с убийством, совершенным в результате длительных конфликтных взаимоотношений с жертвой. Существенно различаются здесь степень осознанности действий, роль в механизме убийства устойчивых личностных особенностей, психических состояний, мотивы, посткриминальное поведение и пр. В частности, пределы исследования и характер психологической интерпретации влияния криминогенной ситуации, эмоциональных состояний во всех этих случаях не совпадают. 4.

По делам об убийствах значение для квалификации имеет установление мотивов и целей противоправного деяния, некоторые из которых прямо предусмотрены в комментируемой статье как отягчающие обстоятельства (п. п. "з", "л", "м"). В

Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)" указано: "По каждому такому делу должна быть установлена форма вины, выяснены мотивы, цель и способ причинения смерти другому человеку, а также исследованы иные обстоятельства, имеющие значение для правильной правовой оценки содеянного и назначения виновному справедливого наказания" (п.

1) (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 3).

Комментируемая статья одновременно использует и термин "мотив" (п. п. "е.1", "л"), и адекватный ему термин "побуждение" (п. п. "з", "и"). Вряд ли в законе целесообразно использовать несколько терминов для обозначения одного и того же понятия. 5.

Часть 1 комментируемой статьи - так называемое простое убийство, т.е. совершенное без смягчающих и отягчающих обстоятельств (предусмотренных ч. 2 комментируемой статьи, а также ст. ст. 106, 107, 108), совершается чаще всего из ревности, мести, в процессе ссоры, драки, под влиянием эмоций при отсутствии признаков сильного душевного волнения (аффекта) и пр. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)" указал: "4. По ч. 1 ст. 105 УК РФ квалифицируется убийство, совершенное без квалифицирующих признаков, указанных в ч. 2 ст. 105 УК РФ, и без смягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. ст. 106, 107 и 108 УК РФ (например, в ссоре или драке при отсутствии хулиганских побуждений, из ревности, по мотивам мести, зависти, неприязни, ненависти, возникшим на почве личных отношений)". 6.

Часть 2 комментируемой статьи предусматривает убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах, в перечне которых психологический аспект имеют п. п. " в", "д", "ж", "л". 7.

С позиции психологической науки справедливым и правильным представляется применение при описании квалифицированных составов убийства критерия заведомости, в частности, для случаев беспомощного состояния потерпевшего (п. "в"), убийства женщины, находящейся в состоянии беременности (п. "г"). 8.

Пункт "в" - новый по отношению к УК РСФСР квалифицирующий признак, объединяющий два отягчающих обстоятельства, первое из которых характеризует потерпевшего, а второе - как потерпевшего, так и способ противоправных действий.

К беспомощным потерпевшим чаще всего относят детей, инвалидов, стариков, тяжело больных людей. Сюда же можно добавить сильное алкогольное опьянение, состояние после принятия наркотических средств, обморок и пр. Отнесение беспомощности потерпевшего к отягчающим вину обстоятельствам связано с тем, что закон трактует действия в отношении указанных лиц как особо безжалостные и циничные, так как лицо, находящееся в этом состоянии, не способно оказывать сопротивление. Более того, в прошлом судебная практика нередко рассматривала такие убийства как разновидность убийства с особой жестокостью.

Введение в п. " в" понятия заведомости предполагает, что использование беспомощности виновным должно быть осознанным. О понятии "беспомощное состояние" см. комментарий к ст. 63. 9.

УК не раскрывает понятие особой жестокости (п. "д") как квалифицирующего обстоятельства. Это создает опасность объективного вменения, так как правоприменитель нередко ориентируется на признаки, которые внешне свидетельствуют об особой жестокости (множественность ранений, повреждений, их нанесение в присутствии близких и пр.). При этом не учитывается и не принимается во внимание главное - осознание субъектом, что он действует с особой жестокостью. Например, при совершении преступления в состоянии аффекта достаточно типично наличие именно большого количества повреждений, ранений, свидетельствующих об автоматизмах в действиях, неполной осознанности поведения, а отнюдь не об особой жестокости (см. комментарий к ст. ст. 63, 107 и 113).

"Признак особой жестокости наличествует, в частности, в случаях, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязание или совершалось глумление над жертвой либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т. д.). Особая жестокость может выражаться в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания" (п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1).

Мотивация совершения жестоких преступлений неоднородна. Психологический анализ уголовных дел об убийствах позволил выделить следующие ее типы: 1)

импульсивная жестокость (непосредственная реакция на ситуацию, связанная с эмоциональной несдержанностью); 2)

инструментальная жестокость (использование жестокости в отношении потерпевшего в качестве средства достижения преступной цели); 3)

"вынужденная" жестокость как результат подчинения требованиям, угрозам лидера группы, стремящегося создать обстановку круговой поруки; 4)

жестокость как результат групповой солидарности, реализующей стремление сохранить или повысить свой престиж в группе (в определенном смысле можно говорить, что это разновидность инструментальной жестокости, но в этих случаях субъект ориентирован на достижение с ее помощью не преступной, а иной личностно значимой цели); 5)

жестокость как основной мотив преступного деяния - реализация деструктивного способа самоутверждения и таких свойств личности, как садизм, враждебная агрессивность к окружающему миру.

Импульсивная жестокость возникает ситуативно и в значительной степени определяется субъективным восприятием происходящего, которое всегда индивидуально и реализует общую систему отношений субъекта к другим людям и самому себе, его нравственные, ценностные ориентации, склонности к интерпретации ситуации как конфликтной, враждебной. У таких лиц высок риск агрессивного поведения по объективно незначительным поводам, переходящего при интенсивном противодействии в импульсивную жестокость под влиянием эмоциональных реакций, озлобленности и пр.

Инструментальная жестокость имеет рациональную, а не эмоциональную основу. Речь идет об использовании жестокого обращения для того, чтобы вынудить потерпевшего к желательным для преступника действиям: указанию места, где спрятаны ценности, отказу от сопротивления и пр. Сдавливание болевых мест, избиение ногами, удары головой о твердый предмет, причинение множественных ранений колюще- режущими предметами, выкручивание рук, ног - вот некоторые из наиболее распространенных способов реализации инструментальной жестокости. Действия в большинстве случаев совершаются хладнокровно, без колебаний, нередко в течение длительного времени. Надо отметить и изощренность нередко применяемого психического насилия, включая демонстрацию реальной угрозы жизни, здоровью, половой неприкосновенности по отношению к близким потерпевшему людям, угрозы уничтожения особо значимых предметов и реликвий, домашних животных либо реализацию такой угрозы.

При относительно редких случаях вынужденной жестокости наблюдается снижение способности к волевой регуляции поведения, хотя осознанность их упречности сохраняется. Причины такого снижения могут быть различны: в одних случаях речь идет о слабоволии и внушаемости, подчиняемости, что влечет участие в жестоком обращении с жертвой даже при незначительном давлении лидера группы; в других случаях - о снижении способности руководить своим поведением, которое влечет участие в жестоком преступлении, что прежде всего определяется страхом или другими острыми эмоциональными переживаниями, связанными с характером, интенсивностью и реальностью угрозы.

Близок последнему варианту, но не тождествен ему психологический механизм жестокости как результат групповой солидарности. И в этом случае субъект находится под прессингом своеобразной угрозы утраты признания референтной группы, возможности самореализовываться в ней и, более того, изгнания из группы и применения жестких санкций, включая физическую расправу. Ведущий мотив здесь - стремление следовать групповым традициям, утвердить себя в глазах членов группы и ее лидеров, получить их одобрение, показать свою решительность и пр.

Жестокость как основной мотив и цель реализует базовую внутреннюю позицию личности, не зависящую от ситуации. Длительность и интенсивность насилия, изощренность издевательств и мучительств потерпевшего не имеют иной цели, кроме причинения боли и страданий. На первый план здесь выступает именно стремление к максимально жестокому, избыточному насилию, причинению максимальных страданий жертве, глумлению над ней, к садистским действиям. Причем в качестве жертвы нередко избирается субъект, имеющий ограниченные возможности для оказания сопротивления - ребенок, старик, инвалид, женщина.

Психологические типы жестокости имеют значение для дифференциации и индивидуализации наказания, в том числе с учетом их неодинаковой общественной опасности.

Главный субъективный признак особой жестокости - способность обвиняемого в момент совершения преступления понимать, что его действия причиняют потерпевшему особые моральные или физические мучения, желание или допущение их наступления, пренебрежение страданиями потерпевшего при их осознании или способности осознавать, если даже обвиняемый специально не стремился к их причинению.

Для понимания происхождения особой жестокости и издевательства над потерпевшим, их функций в конкретном преступлении необходимо исследование таких психологических особенностей обвиняемого, как отношение к другим людям, способность к сопереживанию и состраданию, эмоциональная возбудимость, мстительность, злобность, враждебность к окружающим, и других свойств направленности личности, эмоциональности, характера обвиняемого.

10. Обеспечение справедливого наказания виновных требует учета их действительного статуса в группе, роли в конкретных эпизодах преступной деятельности и в организации этой деятельности в целом.

В криминологической и уголовно-правовой литературе предлагается следующая характеристика особенностей организованных форм преступности: наличие лидеров с авторитарной властью, жесткое распределение ролей, комплекс внутригрупповых норм и ценностей, длящийся профессионализированный характер преступной деятельности, развитие связей, обеспечивающих безопасность, зона влияния и пр. Уже этот неполный перечень показывает, как непросто доказывать именно организованный характер группы, а тем более их сообщество, действительную роль члена группы, что необходимо для индивидуализации ответственности и наказания.

С учетом сложности латентных для следствия и суда взаимоотношений участников организованной группы, в связи с чем возможны серьезные ошибки в оценке их действительного статуса, участие психолога по большинству таких дел было бы весьма полезным, а нередко и необходимым.

К компетенции психолога могут быть отнесены следующие вопросы: выявление подлинного лидера, оценка психологической мотивации вхождения в группу, наличие или отсутствие существенных ограничений свободы воли, при этом личностные особенности, связанные с принятием и реализацией поведенческих решений, соответствие вербальных утверждений о собственной роли в группе и в конкретном преступном эпизоде интеллектуально-волевым и характерологическим особенностям и пр. О совершении деяния группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. "ж") см. комментарий к ст. 63. 11.

О совершении деяния по мотивам расовой, национальной, религиозной ненависти (п. "л") см. комментарий к ст. 63. 12.

Использование психологических познаний по делам об убийствах целесообразно для установления:

психологических обстоятельств по делам об убийствах для решения вопросов об основаниях уголовной ответственности, квалификации преступления, индивидуализации наказания, выявления причин и обстоятельств, способствующих совершению преступления, оценки свидетельских показаний;

психологических мотивов умышленных убийств, их места в иерархии мотивационной сферы личности преступника;

психических состояний преступника в момент совершения преступления, их влияния на выбор целей поведения и средств их достижения;

психологической характеристики ситуаций совершения убийств, взаимоотношений и взаимодействия преступника и жертвы; роли стабильных и ситуационно обусловленных отношений;

юридически значимых особенностей психологии лиц, совершивших убийства:

а) направленности личности, системы ценностных ориентаций;

б) свойств характера (отношения к людям, собственной личности, привычных способов реагирования на различные типы жизненных ситуаций, преобладающих психологических состояний);

в) способности волевой регуляции поведения (соотношения эмоционального и рационального в поведении, прогностических элементов регуляции, критичности в процессе целеобразования и др.);

г) специфических особенностей психологии несовершеннолетних, совершивших убийства. 13.

По делам об убийствах применение психологических познаний возможно в форме судебно-психологической экспертизы, участия специалиста-психолога в следственных действиях. В некоторых случаях целесообразно ограничиться психологической консультацией.

Использование специальных познаний в форме психологической экспертизы преступников:

способность несовершеннолетних полностью сознавать значение своих действий и руководить ими;

психологические состояния и их влияние на способность регулировать свое поведение;

психологическая мотивация, конкретные индивидуально-психологические особенности, способность адекватно оценивать угрожающие факторы и соотносить действия с характером и интенсивностью угрозы; способность правильно воспринимать угрожающие объекты;

влияние на поведение социально-психологических обстоятельств; структура группы и распределение ролей по делам о групповых преступлениях.

Использование специальных познаний в форме психологической экспертизы свидетелей:

способность правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства и давать о них правильные показания, зависимость этих способностей от возраста, индивидуально-психологических особенностей свидетеля, его психического состояния в момент восприятия событий, влияние социально-психологических факторов на формирование свидетельских показаний;

использование специальных познаний в форме психологической экспертизы жертв преступлений (посмертно, применительно к версиям о возможном самоубийстве или инсценировании убийств под самоубийство).

Для решения вопросов психологического содержания возможно участие в уголовном деле специалиста-психолога:

а) в отношении обвиняемых: участие в допросах несовершеннолетних, обеспечение психологически обоснованной тактики проведения очных ставок, опознания и других следственных действий, характеристика психологических особенностей обвиняемого по данным наблюдения за ним в процессе следственных действий, сообщение справочных данных, необходимых для решения вопросов психологического содержания;

б) в отношении свидетелей: участие в допросе, подготовка и проведение других следственных действий с участием свидетелей, в особенности малолетних и несовершеннолетних, характеристика психологических особенностей по данным наблюдения в процессе следственных действий, сообщение данных психологии справочного характера;

в) для определения необходимости, возможности, предмета и вопросов по конкретному делу.

Использование психологических познаний в форме консультации (единовременная, длящаяся, справочная, аналитическая):

а) в отношении обвиняемого: для составления вероятного психологического портрета преступника по материалам дела при неустановленном преступнике; вероятной характеристики психологических механизмов преступления и способствовавших его совершению обстоятельств; обоснования назначения судебно-психологической экспертизы и определения ее предмета; для определения психологической обоснованности выдвигаемых версий и др.;

б) консультации в отношении жертвы преступления; о психологических особенностях жертвы, психологических механизмах ее поведения, характере взаимоотношений жертвы и преступника;

в) в отношении свидетелей: о позиции свидетеля, определяемой его психологическими особенностями, отношением к преступлению и возможному исходу дела; о предпочтительных формах установления контакта со свидетелем и стимуляции к показаниям; о возможных причинах изменения показаний свидетеля.

14. В настоящее время можно констатировать рост количества убийств, сопряженных с извращением сексуальной потребности (педофилия, геронтофилия и пр.). Причем эти преступления нередко носят серийный характер. Субъект вновь и вновь воспроизводит ситуацию преступления, переходя от одной жертвы к другой. В большинстве случаев, осознавая общественную опасность содеянного и управляя своими действиями не только по использованию подходящей ситуации, но и по ее формированию (что сочетается с эпизодами импульсивной разрядки), он вместе с тем не всегда в состоянии прервать цепочку подобных действий и обречен на их продолжение до пресечения.

В литературе встречаются утверждения, что при патологии влечений навязчивое влечение иногда столь сильно, что "способность воздерживаться от соответствующих действий утрачивается". Однако изучение уголовных дел о серийных убийствах на сексуальной почве позволило выдвинуть предположение, что "непреодолимость" влечений в ряде типичных ситуаций является относительной в силу наличия как бы двух этапов развития опасного поведения.

На первом этапе растет психологическое напряжение, субъект осознает это и борется, не желая попасть в "ситуацию воронки". Здесь он еще может сдержать себя при помощи волевых усилий, опираясь на известные ему способы переключения, компенсации. В ряде уголовных дел в показаниях серийных убийц упоминается об осознании возрастания состояния напряженности и о том, что были случаи, когда им удавалось затормозить развитие опасного влечения. Но если таких усилий не предпринимается, наступает второй этап, когда субъект уже не может руководить своими действиями для удержания от реализации влечения в действиях. При этом осознание значения своих действий сохраняется. С этой точки зрения признание таких субъектов, несмотря на выраженные у них аномалии, способными к виновной ответственности за содеянное опирается на вывод о том, что на этапе приготовления и реализации влечения руководство этой подготовкой у них сохранялось и имелась возможность сдержать себя, утрачиваемая на следующем этапе.

Сложившаяся практика установления вменяемости-невменяемости в рамках судебно-психиатрического экспертизы ориентирована на решающую роль медицинского критерия, в то время как реализация психологического сводится преимущественно к использованию психологической терминологии при характеристике степени тяжести психической болезни или иного болезненного расстройства психики. Поэтому вывод о невменяемости в большинстве случаев основывается лишь на диагностике психического расстройства или констатации его отсутствия. Ретроспективное же исследование способности субъекта отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими в момент совершения противоправных действий проводится формально или вообще не проводится (см. комментарий к ст. ст. 19 и 21).

Порочность такого подхода особенно очевидна по делам о серийных убийцах, когда преступная деятельность может длиться годами и даже десятилетиями, представляет собой множество эпизодов и очевидно возникает необходимость в оценке психического состояния субъекта применительно к каждому из инкриминируемых деяний. Нельзя исключить, что по одним эпизодам субъект мог действовать в состоянии вменяемости, а по другим - был ограничен в способности к избирательным решениям или даже невменяем.

По серийным преступлениям представляется обязательным использование специальных психологических знаний в рамках комплексной психолого-психиатрической экспертизы для решения вопроса о способности субъекта в конкретный момент времени к осознанно-волевому поведению. Вывод экспертов должен быть сформулирован применительно к каждому инкриминируемому эпизоду; при признании невменяемости по части эпизодов должен сокращаться объем обвинения.

<< | >>
Источник: О.Д. СИТКОВСКАЯ. УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ. 2009

Еще по теме Статья 105. Убийство:

  1. 6. Виды квалифицированного убийства (ч. 2 ст. 105 УК)
  2. 7. Привилегированные виды убийства
  3. Статья 105. Убийство
  4. Статья 105. Убийство
  5. Возраст как квалифицирующий признак в статьях Особенной части УК РФ
  6. Понятие убийства
  7. Место «простого» умышленного убийства среди других видов убийства
  8. Другие виды умышленного убийства без отягчающих обстоятельств
  9. Убийство, совершенное лицом, ранее совершившим умышленное убийство, за исключением убийства, предусмотренного ст.ст. 104 и 105 УК (п. «и» ст. 102 УК)
  10. ГЛАВА 5. УБИЙСТВО, СОВЕРШЕННОЕ В СОСТОЯНИИ СИЛЬНОГО ДУШЕВНОГО ВОЛНЕНИЯ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -