<<
>>

§ 3. Норма и уголовно-правовые отношения

И общая теория права, и отраслевые юридические дисциплины сходятся в том, что нормы права, в том числе и уголовно-правовые, реализуются в форме правоотношений. Это делает уголовно-правовое отношение и юридические факты, с которыми норма права связывает его возникновение, изменение или прекращение, вторым элементом механизма уголовно-правового регулирования.

Исследование уголовно-правового отношения традиционно осуществляется в двух основных аспектах. Прежде всего оно подвергается анализу как разновидность общественного отношения, ибо и после облачения последнего в юридическую форму оно не утрачивает свою собственную социальную природу. Второе направление — изучение уголовно-правового отношения с целью выявления специфических юридических свойств, возникающих у него в процессе правового регулирования при переводе общих велений юридических норм в субъективные права и обязанности субъектов правоотношения, а в итоге — в конкретную реализацию программ действий тех лиц, к которым адресуются нормативные требования. Эти аспекты — направления изучения, естественно, не оторваны друг от друга, а относятся между собой как содержание и форма. Их самостоятельность относительна. Ведь субъекты правового отношения в конечном счете всегда действуют в обществе. При таких условиях мысль о том, что юридический и социологический анализ в уголовном праве суть два органически связанных между собой аспекта исследования уголовно-правовых проблем158 выглядит достаточно тривиальной.

В правовой литературе получило широкое распространение мнение, согласно которому правоотношение — конкретное, реальное общественное отношение, урегулированное правом.159 Такое понимание восходит еще к дореволюционным временам, когда, например, Н. М. Коркунов писал, что «юридическое отношение, есть то же самое

"* См., напр.: Орехов В. В. Социология в науке уголовного права. С. 16.

159 Гребцов Ю. И. Очерки теории и социологии права. СПб., 1996. С. 151-154.

г цтовое отношение, только регулируемое юридической нормой».160 Ёроме того, и тогда, и теперь подчеркивается, что само общественное Цтношение, облачающееся в юридическую форму, есть всегда езультат деятельности конкретных людей, эффект их взаимодействия, !23 чего никакой социальной связи между индивидами возникнуть не эжет и правовое регулирование становится беспредметным.161

Несмотря на кажущуюся его очевидность, против него могут >ггь выдвинуты серьезные возражения. В частности, последова-дьное развитие взгляда на правоотношение как на отношение между |юдьми, урегулированное юридической нормой, может привести I'выводу, будто оно порождается правом. М. И. Ковалев, например, гверждает, что «уголовное право создает (курсив наш. — Авт.) целую систему общественных отношений, регулируемых правом... Цдоловное право само создает определенные отношения, которое оно атем и охраняет».162 Однако в жизни существует множество форм ^заимодействия индивидов, которые юридическими нормами не |элько не регулируются, но и принципиально не могут быть йдвергнуты воздействию с их стороны. Межличностные отношения 'Седство, дружба, интимные отношения супругов и т. д.) носят 'убо личный характер и потому правом не регулируются. Не случайно 1?<||0циальные нормы, регламентирующие все связи между людьми, лишь ||||р>гда трансформируются в правовые, когда становятся мерой "Ьведения, имеющего значение для функционирования общества как [елого, и когда действующие таким образом люди превращаются из Субъектов межличностных связей в носителей общественных «Шошений.

Лишь им присуща регулярность, способность отрываться рЬсвоих непосредственных носителей, т. е. институционализироваться,163

"° Коркунов Н. М. Лекция по общей теории права. СПб., 1909. С. 197. юСм., напр.: Лившиц Р. 3. Теория права. М., 1994. С. 133; Обижая теория права и №ударства // Под ред. В. В. Лазарева. М., 1994. С. 33; Общая теория права и рсударства / Под ред. Г. Н. Манова. М., 1995. С. 125; Гребцов Ю. И. Очерки теории и щиологии права. С. 153; Теория государства и права.../ Под ред. В. М. Корельского .да. Д. Перевалова. С. 338, и др. — См. также мнения криминалистов: ОанчаИ. Некоторые замечания по вопросу уголовного правоотношения. Вопросы уголовного И(Й1ва стран народной демократии. М., 1963. С. 191; Божъев В. П. Уголовно-правовые ,0яошения: состав, содержание, связь с процессуальными отношениями// Проблемы $№ловной политики и уголовного права. М., 1994. С. 79; Галкин В. М. Правовые формы ЧМализации уголовного закона// Проблемы уголовного и уголовно-процессуального

:Ж^-__ . _ ._. _ ___ _ и -1ППЛ (^ ОЛ -. . _

Советское уголовное право... С. 96.

|Я Алексеев С. С. Теория права. М., 1993. С. 94 и др.; Спиридонов Л. И. Теория Ударства и права... С. 119-121.

Щконодательства. М., 1994. С. 84, и др. ||г, "2 Ковалев М. И.

89

и превращаться в типичные поведенческие образцы для всех, кто оказывается в аналогичных стандартных ситуациях. Только при этом условии они в состоянии стать общеобязательными, а следовательно, и правовыми. Таким образом, далеко не всякая бытовая, индивидуальная, или, как иногда говорят, «фактическая», связь между индивидами способна стать правовой. Для этого она должна прежде превратиться в типичное общественное отношение, институ-ционализироваться. Правоотношение есть разновидность не любой связи между индивидами, а лишь связи общественной, являющейся клеточкой социального организма.

Вместе с тем отсюда не следует и другой «очевидный» вывод о том, что правоотношение как разновидность отношения общественного всегда создается конкретными действиями людей.

Действительно, если «общественное отношение — это реальное взаимодействие людей, выражающееся всегда вовне в действиях и поступках»,164 то сама по себе связь прав и обязанностей, принадлежащих соответствующим лицам, — еще не правоотношение.

Так, например, по мнению А. И. Марцева, «совершение преступления является основанием для возникновения уголовного материального правоотношения. Однако наличие основания еще не свидетельствует о реальном возникновении такого отношения. В отдельных случаях уголовные отношения могут вообще не возникнуть (например, при латентной преступности). Основание возникновения уголовного материального правоотношения и момент его реального возникновения находятся в диалектическом единстве — как возможность и действительность».165 Н. А. Огурцов, разделяющий подобное понимание правоотношения, считает, что «результатом осуществления уголовного правоотношения является наступление для преступника уголовной ответственности. В этом состоит смысл существования действительно возникшего в жизни, объективно порождаемого совершением преступления правоотношения в уголовном праве, цели реализации этого правоотношения ».166

Подобное понимание уголовно-правового отношения вызывает по крайней мере три контраргумента. Во-первых, не следует смешивать основание отношения, само отношение и его содержание. Любое отношение представляет собой опосредованную определенной

164 Гребцов Ю. И. Очерки теории и социологии права. С. 32.

"5 Марцев А. И. Диалектика и вопросы теории уголовного права. Красноярск, 1990. С. 74.

166 Огурцов Н. А. Правоотношения и ответственность в советском уголовном праве. Рязань, 1975. С. 26.

90

основой зависимость или взаимозависимость субъектов.167 Основание отношения — это то, что непосредственно определяет природу зависимости соотносящихся субъектов. В качестве основания экономических отношений выступает разделение общественного труда и собственность на объективные и субъективные условия производства, в качестве основания политических — взаимодействие политических структур, представляющих те или иные организованные социальные группы, осуществляющие борьбу за власть или за возможность влиять на нее, и т. д.

Содержание отношения (общественного или индивидуального, экономического или политического) составляет то, что непосредственно связывает его стороны, т. е. деятельность (активная и пассивная) субъектов по отношению друг к другу. Поэтому отсутствие наличной активной деятельности субъектов не означает отсутствия самого отношения, поскольку взаимосвязь, взаимозависимость сторон (само отношение) при общей основе (применительно к праву — объективно сложившаяся система общеобязательных правил поведения) возникает вне их (субъектов) непосредственного взаимодействия.168

Во-вторых, трактовка правоотношений как урегулированных правом общественных отношений ведет к отождествлению правовых отношений с их объектом.1" А это, в свою очередь, дает основание для вывода, что нормы права регулируют правовые отношения. Как уже отмечалось, подобные утверждения особенно распространены в учебной литературе по уголовному праву.170

В-третьих, следует разграничивать индивидуальные правовые связи и действия конкретных лиц и правовые общественные отношения, поскольку последние, как уже было показано ранее, далеко не тождественны тому, из чего они складываются. Формула «правоотношение есть общественное отношение, урегулированное нормой права», заставляет ее сторонников отрицать существование уголовного правоотношения тогда, когда есть права и обязанности, а деятельности еще нет, поскольку признано, что общественные отношения слагаются из действий людей.

167 Свидерский В. И. О диалектике отношений. Л., 1983. С. 37, 91-92.

168 Там же. С. 22, 91-92.

"' Стальгевич А. К. Некоторые вопросы теории социалистических правовых отношений// Сов. государство и право. 1957. № 2. С. 25—26.

170 Уголовное право Украины. Общая часть. С. 5; Учебник уголовного права. Общая часть... / Под ред. В. Н. Кудрявцева и А. В. Наумова. М., 1996. С. 5, 8; Наумов А. В. Российское уголовное право. Общая часть... С. 5, 13.

91

Те, кто связывают начало взаимодействия субъектов уголовного правоотношения с различными этапами правоприменительной деятельности органов государства, считают, что с совершением преступления возникают лишь властеотношения,171 уголовно-процессуальные правоотношения172 или уголовно-розыскные правоотношения,173 но не уголовно-правовые. Трактовка уголовно-правовых отношений как урегулированных правом общественных отношений подрывает правовую основу действия органов государства по обнаружению признаков преступления и лица, его совершившего, поскольку фактически означает, что эта деятельность не урегулирована нормами уголовного права. Между тем целый комплекс уголовно-правовых норм (ст. 9, 75, 76, 77, 78 и др. УК РФ) указывает на то, что уголовно-правовая связь преступника с государством возникает независимо от того, осуществляются ли правоохранительными органами какие-то действия по изобличению виновного или нет. Аналогичным образом решается вопрос и в действующем административном, трудовом и гражданском законодательстве (ч. 1 ст. 38 КоАП РСФСР; ч. 2, 3 ст. 136 КЗОТ РФ; п. 1 ст. 200 ГК РФ). Таким образом, конкретное (индивидуально-определенное) правоотношение реально уже тогда, когда норма и юридический факт «наделяют» субъектов конкретными правами и обязанностями.

В-четвертых, рассматриваемую концепцию можно упрекнуть в недоказанности, способны ли таким образом понимаемые общественные отношения превращаться в результате их урегулирования уголовно-правовыми нормами в уголовно-правовые общественные отношения. В юридической литературе это обстоятельство вызвало справедливую критику, поскольку исключает уверенность, можно ли вообще отграничить правоотношение от того общественного отношения, которое лежит в его основе, и не будут ли в конечном счете отождествлены экономические, политические и юридические отношения.174 «Последовательнее было бы сказать, что "фактическое отношение", например, экономическое, в результате уголовно-правового регулирования, оставаясь по содержанию экономическим, облачается в правовую форму, т. е. официально признается и

171 Смирнов В. Г. Функции советского уголовного права. С. 61.

172 Загородников Н. И. О пределах уголовной ответственности // Сов. государство и право. 1967. № 7. С. 44.

173 Марцев А. И. Диалектика и вопросы теории уголовного права. С. 74.

174 Кочекьян С. Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. М., 1958. С. 66; Сталъгевич А. К. Некоторые вопросы теории социалистических правовых отношений. С. 25-26.

охраняется государством, становится точно регламентируемым отношением между субъектами уголовного права, что направляет активность последних в желательном для общества направлении. Утверждение, что в процессе уголовно-правового регулирования экономических отношений происходит не превращение одних Отношений в другие, а возникновение новых, ранее не существовавших идеологических отношений — уголовно-правовых — естественно и Логично только тогда, когда под уголовно-правовыми общественными отношениями понимается не правовая форма индивидуальной связи между конкретными субъектами, скажем, государством и лицом, на которое возложена обязанность соблюдать требования уголовно-правовых норм, а выработанные обществом и закрепленные в праве устоявшиеся, типические формы правовой связи людей, обеспечива-' ющие борьбу с преступностью в различных областях общественной I жизни, в том числе и экономической. Только они приобретают изве-' стную автономность по отношению к питающей их субстанции — экономической, политической и т. п. массовой деятельности людей и потому могут исследоваться как таковые».175

Уголовные правоотношения, в противовес традиционному их

определению в юридической литературе, было предложено рассматривать

; как особые идеологические отношения, которые выступают формой

: фактических общественных отношений (слово «идеологическое»

в данном контексте не имеет здесь сколько-нибудь существенной

смысловой нагрузки и могло бы быть опущено без ущерба для

содержания; мы оставляем его с целью сохранить стилевую целостность

того времени, в какое велась воспроизводимая сегодня полемика).

Эта концепция имеет две основные модификации. Сторонники первой

;; считают, что уголовные правоотношения представляют собой

• специфические идеологические отношения, возникающие в результате

воздействия норм уголовного права на поведение людей и представля-

>; ющие собой связь прав одного лица с корреспондирующими им

5 обязанностями другого лица.176 Принципиальным достоинством

\!указанной концепции является вывод, что уголовные правоотношения,

' будучи формой различных общественных отношений (как идеологи-

;: ческих, так и материальных), не сливаются с фактическими обще-

'• ственными отношениями. В результате правового воздействия на

175 Прохоров В. С. Преступление и ответственность. С. 72. 6Данъшин И. Н. Правовые отношения в уголовном праве. С. 239; Ковалев М. И.

ЦКоветское уголовное право... С. 89, 95.

93

92

фактические отношения между преступником и государством177 и между законопослушным гражданином и государством178 они, обретая правовую форму, тем не менее сохраняют качественную определенность и автономность и сами по себе правовыми не становятся. Так, например, по мнению В. М. Хомича, «охранительные отношения — своего рода оболочка (правовой заслон) от "вторжения" общественно опасных воздействий в самые различные общественные отношения, которые нормами уголовного права не регулируются».179 В то же время при таком понимании уголовно-правовые общественные отношения отрываются от фактических отношений, поскольку рассматриваются отдельно «от реального содержания, только как комплекс прав и обязанностей, "привязанных" к данной ситуации»,180 что приводит к необоснованным выводам. Например, Г. И. Начкебия считает, что «уголовно-правовые отношения, как и все идеологические отношения вообще, представляют собой ценностные отношения, в рамках которых может совершаться только правомерное поведение».181 По мнению Г. И. Начкебия, «совершение преступления есть выход за рамки уголовно-правовых отношений как ценностных отношений, а за рамками ценностных отношений образуется фактическое положение, которое с юридической точки зрения квалифицироваться не может, следовательно, правовое положение лица, совершившего преступление, уголовным правом устанавливаться не может ».ш М. И. Ковалев утверждает, что «уголовное право создает целую систему общественных отношений, регулируемых правом... Уголовное право само создает определенные отношения, которые оно затем и охраняет». Аналогичного мнения придерживается П. С. Тоболкин.183 Между тем хотя возможность существования уголовно-правовых общественных отношений и предусмотрена правовой нормой, однако это не означает, что правовая норма (закон)

177 Курс советского уголовного права. Т. 1. Л., 1968. С. 9; Мотовиловкер Я. О. Спорные моменты учения об уголовно-правовых и уголовно-процессуальных отношениях// Суд и применение закона. М., 1982. С. 58-59.

178 Назаров Б. Л. Социалистическое право в системе социальных связей. М., 1976. С. 283; Начкебия Г. И. Предмет науки уголовного права... С. 46.

79 Хомич В. М. Содержание уголовно-правового регулирования. С. 102.

80 Халфина Р. О. Общее учение о правоотношении. М., 1974. С. 99.

81 Начкебия Г. И. Предмет науки уголовного права... С. 46.

82 Там же. С. 46-47.

83 Ковалев М. И. Советское уголовное право... С. 95-96; Тоболкин П. С. О предмете советского уголовного права // Сб. учен. тр. Свердл. юрид. ин-та. 1973. Вып. 28. С. 8.

I порождает правоотношение. Уголовно-правовая норма — лишь одно | из условий возникновения правового общественного отношения.

Согласно иной точке зрения уголовные правоотношения Представляют собой особые «идеологические» отношения, воз-| никающие в результате воздействия на них предусмотренных 1уголовно-правовой нормой юридических фактов, отношения, при ^посредстве которых уголовное право регулирует фактические ^общественные отношения.184 Такой позиции придерживаются • сторонники как широкого, так и узкого понимания предмета уголовно-|: Правового регулирования (охраны). Например, Б. Т. Разгильдиев, ; исследуя уголовные правоотношения до совершения преступления, пишет, что «уголовно-правовое отношение — это совокупность Ц обязанностей и прав, устанавливаемых для правоприменителей и 1 правоисполнителей уголовно-правовыми нормами в целях обеспечения | охраны общественных отношений от преступных посягательств... 1С момента реализации своего уголовно-правового статуса право-|:Ярименителем формируется полное и развернутое правовое .Отношение, назначение которого обеспечить, сохранить общественные г отношения, охраняемые уголовным правом».185 Н. А. Беляев примени-|тельно уже к охранительным отношениям утверждает, что в резуль-|тате совершения преступления между государством в лице его | Карательных органов и преступником возникает уголовное право-!:етношение безотносительно к тому, привлечен или еще не привлечен |К уголовной ответственности преступник. Фактическое же обще-!ственное отношение, регулируемое нормой уголовного права, ^Возникает лишь тогда, когда преступник разоблачен и привлечен |к уголовной ответственности.186 Сторонники такого понимания уголовно-правового отношения, таким образом, признают, что между фактическим общественным отношением л нормой уголовного права, призванной регулировать эти отношения, в результате воздействия {Нормы на поведение людей возникает промежуточное звено в виде ^головных правоотношений, которые нельзя отождествлять с фактическими общественными отношениями. Последовательное раз-йежевание уголовных правоотношений и фактических общественных Цвтношений позволяет Н. А. Беляеву сделать вывод, что уголовно-

184 Первым такую точку зрения отстаивал Н. А. Беляев (см: Беляев Н. А. Предмет оветского исправительно-трудового права. Л., 1960. С. 18-19).

185 Разгилъдиев Б. Т Уголовно-правовые отношения и реализация ими задач оловного права РФ. С. 61, 94.

ш Беляев Н. А. Предмет советского исправительно-трудового права. С. 19.

95

94

правовые отношения могут существовать и тогда, когда фактического общественного отношения еще нет.187

В изложенной концепции более последовательно, чем в предыдущей, отстаивается идея «чистых» правовых связей, а потому она обладает, кроме перечисленных выше достоинств первой концепции, еще одним достоинством: такой подход дает возможность раскрыть функциональный аспект проблемы уголовных правоотношений, увидеть их активную роль в общественной жизни.

Между тем, как правильно отмечает Р. О. Халфина, если правоотношение — только посредствующее звено между нормой и общественным отношением, то правомерно задать вопрос: может ли оно существовать отдельно в качестве самостоятельного вида общественного отношения?188 Кроме того, если правоотношение — это форма фактического общественного отношения, то, следовательно, имеется лишь форма (право и обязанность), а содержания нет. Но, как известно, не может существовать бессодержательной формы. Откуда же появились эти «чистые» правовые связи между государством и преступником, если нет регулируемого фактического отношения? Ведь норма права возникает именно из регулируемых фактических отношений. Именно это обстоятельство не учитывает Б. Т. Разгильдиев, когда пишет, что «уголовное правоотношение не перерастает в другое качество с момента совершения лицом преступления, если под моментом совершения преступления подразумевать фактическое его совершение: ведь с момента совершения преступления общественные отношения, охранявшиеся конкретной уголовно-правовой нормой, которая отражает совершенное преступление, уже уничтожены».189 Вместе с тем он признает, что уголовное правоотношение существует и тогда, когда фактического отношения уже нет: «...уголовно-правовые отношения прекращаются с вынесением обвинительного приговора суда, вступившего в законную силу».190

Конечно, в процессе развития уголовного правоотношения можно обнаружить такие моменты, когда активное поведение людей, предусмотренное правовой связью, отсутствует и субъекты даже не знают о наличии правоотношения. Это возможно, например, при несвоевременном установлении факта совершения преступления, об уголовной противоправности которого не знал исполнитель, и в ряде

187 Там же. С. 18-19; Толстой Ю. К. К теории правоотношений. Д., 1959. С. 30.

188 Халфина Р. О. Общее учение о правоотношении. С. 101.

189 Разгилъдиев Б. Т. Уголовно-правовые отношения и реализация ими задач уголовного права РФ. С. 95.

190 Там же. С. 314.

других случаев. Однако следует учитывать, что здесь может идти речь не об отсутствии фактического отношения, а об отсутствии соответствующей субъективному праву и юридической обязанности активной деятельности, посредством которой осуществляется уголовно-правовое отношение.

Подобные различия в трактовке уголовных правоотношений обусловливаются не только отмеченными разными подходами к пониманию общественных отношений, но в немалой степени и задачами исследования. Как известно, социальные явления принято рассматривать на трех уровнях: институциональном, атрибутивном, субстанциональном.191 Представляется, что определение уголовного правоотношения как связи прав и обязанностей относится к институциональному уровню (сеть норм и учреждений), поскольку здесь в первую очередь подчеркивается юридическая сторона связи субъектов права, но не раскрывается процесс ее (связи) генезиса.

В определении уголовного правоотношения как посредствующего I звена между нормой и общественным отношением фиксируется перевод уголовно-правовых предписаний в сферу их практической реализации, что позволяет «провести грань между правовым и тем общественным Ц отношением, которое норма права регулирует».192 Здесь' перед нами | анализ конкретного социального явления на атрибутивном уровне. | Что касается субстанционального уровня (совокупность взаимо-| действующих индивидов), то здесь «работает» традиционное опре-1 деление уголовного правоотношения как отношения, «участники которого взаимодействуют посредством осуществления гарантированных и охраняемых законом государства прав и обязанностей».193 | В этом определении главным служат социальная основа право-I отношения, особенности его функционирования и результат. Именно на данной стадии и происходит реализация права и, следовательно,

[

осуществляется проверка того, насколько совершенны сами уголовно-правовые нормы, используются ли они (и как используются) субъектами Правовых отношений, насколько адекватны цель, выраженная в праве, ••. И результат правового регулирования.1933 В то же время, как справедливо

91 В уголовно-правовой литературе такой метод исследования впервые удачно (Использовал А. И. Бойцов (см.: Бойцов А. И. 1) Теоретические вопросы уголовной ^Ответственности и освобождения от нее: Автореф. канд. дисс. Л., 1982; 2) Уголовный Цзакон: субстанциональный, атрибутивный и нормативный аспекты действия- Автореф дисс. 1996).

192 Толстой Ю. К. К теории правоотношений. С. 70.

193 Теория государства и права. Л., 1982. С. 290.

193' Прохоров В. С. Преступление и ответственность. С. 74

97

96

отмечается в литературе, в этом определении «недостаточно отражена специфика правоотношений как особых идеологических отношений, которые не сливаются с лежащими в их основе фактическими общественными отношениями».194

При исследовании сложных, в реальной жизни выступающих в различных формах общественных явлений не только допустим, но и необходим многоплановый подход. Поэтому каждое из приведенных определений справедливо применительно к конкретной сфере исследования, что еще раз подтверждает правомерность и других подходов к понятию уголовно-правового отношения.

Исследование системы общественных отношений должно осуществляться прежде всего в социологическом аспекте. Социологическое исследование, раскрывая содержание отдельных видов общественных отношений, в свою очередь, может осуществляться как минимум в двух направлениях. С одной стороны, учитывая, что общественные отношения взаимообусловлены и взаимодействуют друг с другом, а потому существуют не «вообще», а только в связи с другими отношениями, их можно рассматривать в системном единстве. В этом случае связи различных общественных отношений проявляются, например, в том, что одни их виды (как сущность) реализуются, облачаясь в форму других отношений. С другой стороны, возможно вычленение наиболее важных связей, характерных в данных условиях для развития тех или иных сфер жизнедеятельности людей (экономики, политики, права).1'5 В указанном случае и выделяют экономическую, политическую, правовую, моральную, религиозную и иные сферы общественной жизни, которым соответствуют экономические, политические, правовые, моральные и религиозные отношения как самостоятельные виды общественных отношений.

Если отказаться от отождествления правовой формы индивидуальных отношений или их совокупности с правовыми общественными отношениями, то тогда одной из главных связей, определяющих природу конкретных видов общественных отношений, станет связь общественной деятельности и общественных отношений. Данные категории относятся к парным социологическим категориям: общественные отношения есть результат и форма деятельности людей. Единство и соотносимость этих категорий не только позволяют утверждать, что научное объяснение каждой из них с необходимостью

эедполагает анализ другой, но и требуют определять их друг через фуга. Логика учит, что предельно широкие категории не могут быть введены через какие-то не зависимые друг от друга и не связанные взаимно определения путем подведения под еще более широкие «Категории. Деятельность и общественные отношения в определенном рспекте также можно рассматривать как предельно широкие ||еатегории, которые «не только взаимосвязаны и предполагают друг кдруга... но и при определенных условиях могут переходить одна |' 8 Другую. Так, деятельность в сфере производства, политики, науки, взятая в аспекте связей, сотрудничества между людьми, выступает как I их определенные отношения, а сами экономические, политические и | другие отношения, взятые с точки зрения их воздействия на тот или Г другой объект, — как определенная деятельность».196

Именно поэтому в философской литературе справедливо Шуказывается, что основанием дифференциации общественных |§ отношений на виды являются объективно существующие сферы ||. жизнедеятельности людей. Обращаясь к гносеологическому аспекту ^исследования различных видов общественных отношений, Г. В. Мокро-Ц; носов отмечает, что идеологические отношения суть формы «выражения Ц материальных отношений в практической деятельности людей и, таким ||| образом, они являются... сознательным выражением тех способов Ж деятельности индивидов, которые обособились в результате I* разделения труда в различные самостоятельные профессии, либо... || сознательным выражением, которое получает существующая в данный || момент для индивидов, классов, наций необходимость утверждать свое 5* /положение посредством какой-нибудь определенной деятельности».197 IV Г. Кох указывает: «Материальные отношения — формы материальной ;| деятельности, которые на каждой ступени исторического развития ., образуют единое целое... социально-экономическую структуру данной $ общественной формации».198

|- Анализируя социологический аспект общественных отношений, | А. С. Айзикович, В. В. Грин, Ю. К. Плотников, Э. X. Степанян, ||А. К. Уледов и др. подчеркивают взаимозависимость политической ^деятельности и политических отношений, нравственной деятельности

194 Толстой Ю. К. К теории правоотношений. С. 19.

'" Общественные отношения. Вопросы общей теории/ Под ред. П. А. Рачкова. М., 1981. С. 36-38.

1%Тамже. С. 16-17.

'" Мокроносов Г. В. Диалектика содержания и формы общественных тношений// Тр. Урал, политехн. ин-та. Свердловск, 1975. № 237. С. 12.

198 Кох Г. Общественные отношения и материальная деятельность// Исторический атериализм как теория социального познания и деятельность. М., 1972. С. 67.

98

99

и нравственных отношений, религиозной деятельности и религиозных

V/ 10О

отношении.1"

Конечно, на все эти рассуждения время наложило свою печать, выраженную, в частности, в делении всех общественных отношений на базисные (производственные, экономические) и надстроечные (идеологические, в частности правовые и политические). Однако и в то время подчеркивалось, что виды идеологических отношений, соответствующие институты надстройки и их вещественные орудия столь же объективны, сколь объективна сама внеэкономическая, надстроечная деятельность людей, определяющая их содержание. В соответствии с такой деятельностью они дифференцируются на отношения политические, правовые, моральные, эстетические,

религиозные.200

Организация и поддержание правопорядка есть правовая деятельность в ее собственном смысле. Задача государства состоит в том, чтобы организовать деятельность людей в интересах общества, однако оно не может превращать одни отношения в другие. Правовая деятельность сама нуждается в порядке. Субъектами такой деятельности является значительная масса людей (общность) профессионально или на общественных началах обеспечивает потребность общества в правовом порядке. Вся эта массовая деятельность осуществляется посредством соответствующих учреждений (законодательных органов, милиции, следственных органов, судов, уголовно-исполнительных учреждений и т. д.) и упорядочиваются правовыми нормами (в том числе уголовно-правовыми). Очевидно, что эта целенаправленная деятельность непосредственно связана с определенной формой общественного сознания (правосознанием). Таким образом, имеется особый круг субъектов деятельности, особая сфера деятельности — создание правовых норм и обеспечение их правильного применения, и особый предмет деятельности — правопорядок, особая форма общественного сознания — правосознание, т. е. существуют особые правовые отношения — общественные отношения, стоящие в одном ряду с другими идеологическими отношениями.

Такое положение правовых общественных отношений вполне органично объясняет их место в общей структуре общественных отношений. Они «образуют ту сферу общественной жизни, в рамках

199 Актуальные проблемы теории общественных отношений. М., 1978. С. 5,13-14, 31, 49, 73—74, 79; Общественные отношения. Вопросы общей теории. С. 159.

200 Актуальные проблемы теории общественных отношений. С. 5.

100

}

?: которой создается и регулируется сам механизм внедрения правовых

норм в жизнь общества.201

Сказанное позволило нам в свое время утверждать, что [существует не только уголовно-правовая форма различных видов I общественных отношений, но и уголовно-правовые отношения как самостоятельный вид правовых общественных отношений — устойчивые, закономерно функционирующие в масштабах общества связи людей, являющиеся формой (результатом) массовой деятельности по рредупреждению, сдерживанию и пресечению общественно опасных • посягательств.202

Таким образом, социальное назначение современного уголовного нрава нами было сведено по существу к «борьбе с преступностью». Действительно, уголовное право необходимо для регулирования общественных отношений в области борьбы с преступностью. Оно может воздействовать на них непосредственно — как материальная сила (деятельная форма материальных отношений), как практически ; чувственная, целенаправленная деятельность людей по восстанов-I лению порядка, структуры и организации нарушенных общественных ! отношений и опосредованно (благодаря различным видам социальной деятельности: экономической, политической, правовой и т. д.) как идеальное отношение (форма общественного сознания), идеологическая Ц (идеально-деятельная) форма материальных отношений, органически | вплетающаяся в экономические, политические и другие общественные | отношения, тем самым предупреждая появление общественно опасных посягательств в различных областях общественной жизни.

Вместе с тем произведенный выше анализ предмета уголовно-

правового регулирования требует внести определенную корректировку

в нашу позицию. Основное назначение современного уголовного права

заключается в обеспечении неприкосновенности чести, достоинства,

IV имущественного благополучия личности от безосновательного

вмешательства государства, посредством угрозы использования или

|| фактического применения мер уголовно-правового воздействия.

Л Кроме того, уголовное право способствует предупреждению,

сдерживанию и пресечению правонарушений, а также восстановлению

'нарушенного правопорядка. Причем развитие предупредительной,

р сдерживающей функции уголовного права длительное время было

! Приоритетным в советском уголовном праве. Принятие нового

201 Прохоров В. С., Кропачев Я. М. Тарбагаев А. И. Механизм уголовно-|Правового регулирования... С. 53-54. ш Там же. С. 54

101

УК России безусловно свидетельствует о повышении значения восстановительной функции (ч. 2 ст. 43, ст. 75,76 УК РФ). Вместе с тем функции предупредительная (охранительная) и восстановительная являются для современного уголовного права сопутствующими, вторичными, поскольку присущи уголовному праву лишь на отдельных этапах развития уголовного правоотношения, соответственно регулятивного (до совершения преступления) и охранительного (после совершения преступления). Функция обеспечения неприкосновенности личности от безосновательного использования (применения) мер уголовно-правового воздействия присуща и регулятивным, и охранительным уголовно-правовым отношениям. Именно эта функция современного уголовного права и объединяет предупредительную и восстановительную функции в единый регулятивно-охранительньш процесс.

Здесь мы можем подвести итоги и сформулировать, что стало с общественным отношением после его урегулированное™ уголовно-правовой нормой.

Во-первых, общественное отношение как предмет социологии имеет безличностный характер. Его участниками являются предприниматель и наемный рабочий, покупатель и продавец, собственник и несобственник и т. д. Если субъектный состав, например, производственного отношения полностью изменится, то оно все равно не прекратит своего существования и будет функционировать в том же режиме, заданном технологией производственного процесса. Напротив, уголовное правоотношение всегда возникает между персонально определенными лицами, и, скажем, смерть преступника влечет за собой прекращение уголовного преследования, осуществляемого в правовой форме. Уголовное правоотношение, как и правоотношение вообще, есть, таким образом, средство конкретизации общественного отношения.

Во-вторых, в уголовно-правовом отношении четко определен не только круг субъектов, но и их взаимное поведение посредством корреспондирующих, взаимосвязанных их субъективных прав и обязанностей. Субъекты уголовно-правового отношения должны четко знать правовые границы своих возможностей, т. е. свои права и обязанности, и иметь возможность соблюдать юридические требования.

В-третьих, уголовное правоотношение всегда связано с правом, выраженным в законе, правовом обычае, прецеденте и т. п. «Нет преступления и наказания без указания на то в законе » — эта формула имеет прямое отношение к уголовно-правовому отношению, его возникновению, изменению или прекращению.

Учитывая общепризнанность в юридической литературе деления правоотношений (в зависимости от особенностей юридического факта) на регулятивные и охранительные, можно предположить, что в рамках регулятивных уголовных правоотношений осуществляется юридическое воздействие на так называемые обычные отношения, а в рамках охранительных отношений — на отношения, возникающие в результате нарушения нормального развития «обычных» отношений.

С целью дальнейшей конкретизации и объяснения механизма уголовно-правового регулирования обратимся к исследованию видов уголовных правоотношений.

102

103

<< | >>
Источник: Н.М.Кропачев. Уголовно-правовое регулирование. Механизм и система. — СПб. Санкт-Петербургский государственный университет. — 262 с.. 1999

Еще по теме § 3. Норма и уголовно-правовые отношения:

  1. 1.4. Потерпевший как субъект уголовных правоотношений
  2. 2.1. Понятие уголовно-правового статуса потерпевшего
  3. Понятие правового отношения
  4. § 3. Взаимосвязь и действие во времени уголовных материальных и процессуальных правоотношений
  5. ГЛАВА I Теоретические предпосылки исследования механизма уголовно-правового регулирования
  6. § 1. Предмет уголовно-правового регулирования
  7. § 3. Норма и уголовно-правовые отношения
  8. § 3. Состав регулятивного уголовно-правового отношения
  9. § 4. Содержание регулятивных уголовно-правовых отношений
  10. § 2. Проблема объекта уголовно-правовых отношений
  11. 2.1. Имплементация международно-правовых актов в уголовноправовую систему Республики Узбекистан
  12. 5. Место административного права в российской правовой системе
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -