<<
>>

§ 9. Уголовный процесс

Внесудебное расследование. Прежде всего, необходимо подчеркнуть те особенности уголовного процесса в Англии, которые лежат в основе англосаксонской системы права и отличают ее от континентальной правовой системы.

Известно, что уголовный процесс Англии (так же, кстати, как и гражданский) построен по принципу состязательности. Это относится не только к судебному разбирательству, но и ко всем предварительным стадиям, хотя и с определенными оговорками. Нет необходимости доказывать, что принцип состязательности в чистом виде, несмотря на его внешнюю демократичность, оборачивается нередко неравенством по отношению к тем слоям населения, которые без помощи опытных адвокатов или государства не имеют возможности даже пытаться доказать свою непричастность к преступлению, невиновность и вообще построить свою защиту.

Уголовное преследование в Англии несомненно ведется от имени королевы, но это не означает, что всякое возбуждение уголовного процесса осуществляется представителем государственной власти. Идея частного преследования, унаследованная от феодального права, была воспринята буржуазной юриспруденцией. Теоретически на всех гражданах лежит обязанность преследовать преступления. На практике расследованием преступлений занимается полиция, которая, однако, не может выступать в качестве обвинителя в суде, в силу своего статуса, органа, лишь "помогающего" в расследовании. До 1985 г. обвинение поддерживалось барристерами или солиситорами на договорных началах по поручению полиции, потерпевших, корпораций, а в отдельных случаях директором публичных преследований. С октября 1985 г. в Англии начала действовать служба государственных обвинителей. Однако это лишь первый шаг в направлении уступки инквизиционному процессу по континентальному образцу. В Англии никогда не существовало и не существует пока специального органа предваритель-

97

ного расследования, такого как прокуратура или институт судебных следователей.

Однако в настоящее время из этого правила есть одно исключение: согласно Закону об уголовном правосудии 1987 г. директор управления по борьбе с тяжкими мошенничествами может поручить расследование не только полиции, но и независимому следователю.

Теперь государственный обвинитель, каждый в своем округе, получая дело от полиции сам решает, поддерживать или не поддерживать обвинение. Несмотря на этот дополнительный "фильтр", еще в 1993 г.* уровень оправдательных приговоров в Суде короны равнялся 58%. В 1994 г. директор публичных преследований издал новую инструкцию для государственных обвинителей. Именно в ней излагаются принципиальные критерии, которыми должны руководствоваться государственные обвинители. Речь в ней идет о двух критериях: "реалистической перспективе осуждения" и "публичном интересе". Авторы новой инструкции считают первый из критериев достаточно объективным, поскольку не рекомендуют обвинителям рассчитывать на большую или меньшую благосклонность того или иного судьи**, а лишь полагаться на объективные доказательства.

Принцип соблюдения публичного интереса согласно изложенным в инструкции 1994 г. правилам, должен состоять из соображений, продолжить ли уголовное преследование, когда необходимые доказательства собраны. Еще до введения службы государственных обвинителей в циркуляре министра внутренних дел давался перечень тех факторов, которые следует учитывать при решении прекратить преследование: преклонный возраст обвиняемого, его физическое и психическое состояние и ряд других. Новые правила в инструкции 1994 г. предлагают две группы факторов: "за" поддержание обвинения и "против". Так к первым ("за") относятся, например, такие факторы, как применение насилия, наличие оружия, участие в преступной группе или банде, дискриминационные мотивы и ряд других. Оценка всех "за" и "против" возлагается на государственных обвинителей.

Вторая отличительная черта английского уголовного процесса состоит в отсутствии единообразия уголовного судопроизводства.

В Англии, как и в других странах англосаксонской правовой системы, все преступления классифицируются по

* Judicial Statistics for England and Wales, 1993, L.

** "Criminal Law Review", Dec. 1994, pp.894—895.

98

двум основным группам: суммарные и преследуемые по обвинительному акту. В общих чертах, указанное различие сводится к следующему: в первом случае судопроизводство осуществляется в судах магистратов без присяжных; во втором — только Судом короны с присяжными. Вопрос о том, в каком из судов будет рассмотрено дело (а от этого зависит порядок рассмотрения дела в подготовительной стадии и в суде, полнота прав обвиняемого и размер наказания), решается в соответствии с тем, к какой категории тот или иной законодательный акт относит конкретное преступление. Существует, кроме того, группа так называемых "смешанных" преступлений, по которым закон разрешает альтернативную подсудность (в суммарном порядке или с присяжными).

Общим для того и другого способа рассмотрения дел является то, что в обоих случаях лицо, подозреваемое в совершении преступления, прежде всего, попадает в полицию, будучи арестованным или вызванным, а по окончании полицейского расследования, если будут основания для привлечения лица к ответственности в качестве обвиняемого, — в магистратский суд. Последствия обращения в магистратский суд могут быть разными. Если преступление относится к категории суммарных, магистраты, получив "информацию" (заявление, содержащее данные о преступлении и преступнике), вызывает обвиняемого по повестке или сразу приступает к рассмотрению дела, если обвиняемый доставлен полицией, что при современной нагрузке судов бывает не часто. Если же дело подлежит направлению в суд присяжных или относится к категории дел альтернативной подсудности, то оно передается в суд короны после соблюдения ряда процессуальных действий.

Весь ход судебного разбирательства как в Суде короны, так и в магистратских судах должен быть подчинен многочисленным принципам допустимости доказательств.

Это также одна из особенностей англосаксонской правовой системы. Условия применения доказательств и даже их оценки подчиняются специальным формальным правилам, совокупность которых образует самостоятельную отрасль доказательного права. Несоблюдение отдельных принципов может привести к полному исключению доказательств, независимо от их фактической ценности.

Так, не допускаются показания о фактах, сведения о которых получены "по слуху"; при перекрестных допросах стороны не должны выходить за пределы свидетельских привилегий, охраняющих свидетеля от вопросов инкриминирующего

99

характера, супруги лишь в ограниченных случаях могут принуждаться к показаниям друг против друга и т.д. Основной принцип запрещения показаний "по слуху" заключается в том, что никакой свидетель не может излагать факты, ставшие ему известными, с чужих слов, а также в том, что всякий документ или письменное свидетельство должны быть подкреплены устными показаниями составителя. Судебная практика выработала довольно много исключений из этого правила, но лишь немногие из них нашли законодательное подтверждение. Так, Законом 1925 г., а затем Законом 1967 г. об уголовном правосудии было разрешено пользоваться письменными показаниями свидетелей, полученными в полиции, если свидетель по какой-либо причине не может быть допрошен судом. В 1972 г. комиссия, созданная министерством внутренних дел, представила проект Закона о доказательствах в уголовном процессе*. Однако закон этот тогда не был принят. Между тем в судебной практике возникали острые проблемы. Например, можно ли допускать доказательства, полученные полицией незаконным путем? Следует ли проверить причины, побудившие обвиняемого в полиции, сознаться в совершении преступления? Можно ли доверять свидетелям-провокаторам? Допустимы ли такие технические средства, как магнитофонные записи и сведения, полученные с помощью компьютера? Ответы на некоторые из этих вопросов получили регламентацию в законодательстве последних лет. В частности, Закон 1984 г.

о полиции и доказательствах по уголовным делам, дополненный Законом 1994 г. об уголовном правосудии и публичном порядке, расширили допустимость письменных показаний свидетелей.

Анализ английского уголовно-процессуального законодательства последних лет приводит к убеждению, что в этой сфере, каку впрочем, и во многих других, быстро и заметно исчезает традиционное английское своеобразие.

К сожалению, вместе с англосаксонскими правовыми традициями постепенно уходят в прошлое и присущие этой своеобразной правовой системе демократические принципы. В 1970-х гг. в связи с обострением конфликта в Северной Ирландии английский парламент регулярно принимал "чрезвычайные законы", ограничивающие уголовно-процессуальные гарантии, разрешающие внесудебные меры воздействия и расширяющие административные полномочия органов исполнительной власти. Со временем, как представляется, эти чрезвы-

* "Criminal law Revision Committee, 11-th Report. L, 1972. 100

чайные меры становятся привычными, объективно'оправданными и для регулярного законодательства об уголовном правосудии. Постепенно расширяется возможность арестов без судебного приказа, допустимость письменных показаний свидетелей без проверки их в суде, упрощение процессуальных правил с целью ускорения судопроизводства вплоть до заочного рассмотрения уголовных дел.

Эта тенденция впервые с очевидностью проявилась в Законе 1984 г. о полиции и доказательствах по уголовным делам,* который еще в период его обсуждения в парламенте вызвал волну протестов не только со стороны либеральных кругов, но даже и в рядах консерваторов. Так, в период обсуждения законопроекта консервативная газета "Дейли мейл" от 15 марта 1983 г. писала в редакционной статье, что "в целом положения этого законопроекта больше угрожают традиционным свободам, чем защищают общество от преступности". А на стадии комитетского обсуждения билля в палате общин в январе 1984 г. около 3-х тысяч человек вышли на Трафальгар-сквер, протестуя против принятия закона и обращая внимание на то, что "законопроект, расширяет полномочия полиции по задержанию, обыску и аресту, задержанию до 36 часов без адвоката и до 96 часов без предъявления обвинения".

Несмотря на возражения лейбористов в парламенте, Закон был принят 31 октября 1984 г. Этот Закон, который английский юрист Стефан Джонс назвал "самым спорным законодательным актом",** состоит из 11 частей, сложных по конструкции положений, изложенных таким образом, чтобы сформулированные в одной части ограничения полицейских действий последовательно отменялись в следующих частях.

Несмотря на критику, Закон 1984 г. продолжает действовать в качестве основного законодательного акта, регулирующего полицейские действия по аресту, обыску, изъятию доказательств и другим оперативным действиям, предшествующим возбуждению уголовного преследования. Его положения в настоящее время дополнены Законом 1994 г. об уголовном правосудии и публичном порядке, а также принятыми в 1995 г. Практическими правилами поведения полиции, изданными на основании Законов 1984 и 1994 г.***

* Police and Criminal Evidence Act, 1984, ch. 60.

** "The Modern law Review", Nov. 1985, v. 48, n. 6, pp. 679.

*** Criminal Justice and Public Order Act, 1994, ch. 33.; Police and Criminal Evidence Act 1984 Revised Codes of Practice A-D.

101

В настоящей работе мы рассматриваем наиболее существенные нормы Закона 1984 г. с учетом последних изменений и дополнений.

Арест лица полицией без предварительного судебного приказа в принципе всегда допускался английским общим правом. Это обосновывалось законностью ареста лица, совершающего тяжкое преступление, относившееся ранее к так называемым фелониям. Если оказывалось, что никем не совершалось никакого преступления, то для того, чтобы избежать ответственности за незаконный арест, полицейский должен был представить логические основания произведенного им ареста, а в отношении частного лица не существовало и этого правила. Вообще, нормы, допускавшие арест без приказа, были так неопределенны, что, по выражению английских юристов, "констебль должен был мгновенно решить тот вопрос, над которым много раз и в разное время ломали голову апелляционные суды,... а частному лицу вообще не было охоты никого арестовывать"*.

С момента издания Закона 1967 г. об уголовном праве арест без приказа допускается по относительно широкому кругу преступных деяний. Закон создал новую категорию преступлений, названных "арестными". К этой категории отнесены все преступления, за совершение которых может быть избрано наказание в виде лишения свободы на пять лет и более, а также любое преступление, наказание за которое строго определено законом (в том числе, пожизненное лишение свободы).

Суды и, в частности, палата лордов (дело Кристи против Личинского, 1947 г.), выработали определенные принципы, которыми следовало руководствоваться во всех случаях арестов без приказа. Всякое лицо, арестовывающее другого, должно сообщить этому другому основания его ареста или хотя бы указать на факты, образующие состав его преступления. Оно не должно излагать содержание обвинения, и нет даже необходимости в представлении заявления об обвинении по фактам этого дела. Английское общее право всегда делало различие между арестом и задержанием. Только при аресте лицо могло быть принудительно подвергнуто допросу. Сроки задержания лица до объяснения ему причин, по которым оно задерживается, и получения права на санкционированный арест или отпуск под залог, а следовательно, на производство допроса по обвинению до 1984 г. не были урегулированы законом. На практике

* Р. Уолкер. Указ.соч., с. 461. 102

рекомендовалось, чтобы это происходило в пределах 24-х часов или, во всяком случае, "насколько возможно быстро".

В 1976 г. (дело Короны против Брауна)* Апелляционный суд постановил, что полицейские вправе лишать свободы "до тех пор, пока это необходимо для подкрепления их общего подозрения", а в 1981 г. (дело Короны против Холмса)** Апелляционное присутствие отделения королевской скамьи постановило, что задержанного надо доставить в суд в течение 48 часов. Что касается права .полиции на производство обыска, то при наличии приказа об аресте лица полиция имела право обыскать его дом в поисках краденого. Это положение было расширено финансовым актом 1976 г., предоставившим право обыска в интересах налоговых властей.

После принятия Закона 1984 г. все эти положения регулируются установленными им нормами. Согласно ст. 1 части I Закона, полицейский имеет право остановить и обыскать любых лиц или любое транспортное средство, если "имеет разумные основания" подозревать наличие краденых вещей или запрещенных предметов. К последним Закон 1984 г. относит преступное оружие или предметы, относящиеся к совершению опасного преступления (берглэри, кража, угон транспорта, получение имущества посредством обмана). Практические правила 1995 г., изданные после принятия Закона 1994 г. расширяют полномочия полицейского, который теперь может остановить и обыскать любое лицо, в отношении которого есть подозрение, что у него находятся добытые незаконным путем предметы-. Этот обыск может быть произведен в любом месте, куда допускается публика, кроме жилого дома. О производстве обыска на месте или сразу после его окончания полицейский составляет протокол.

В порядке "дорожного контроля" полицейский имеет право остановить любую автомашину, если полагает, что в ней находится лицо, совершившее опасное арестное преступление, либо свидетель этого преступления, либо лицо, которое незаконно находится на свободе (ст. 4).

К опасным арестным преступлениям Закон относит 4 группы преступных деяний: а) те, которые всегда считались тяжкими: измена, убийство, изнасилование, киднэпинг и др.; б) преступления, предусмотренные законами о предупреждении терроризма, половые преступления; транспортные с при-

* "NewLaw Journal", 1976, п. 5782, p. 1253.

** P. Denham. Op.sit, p. 499.

103

чинением смерти, угон самолета и др.; в) все другие арестные преступления, совершение которых привело или должно было привести к ущербу для государства, публичного порядка, отправления правосудия, жизни, телесной неприкосновенности; г) любое арестное преступление, содержащее угрозу наступления таких последствий (ст. 116). Охвачено, таким образом, подавляющее большинство преступлений. Между тем для дорожного контроля не требуется приказа суда, а достаточно указания старшего полицейского чиновника, имеющего офицерское звание. Согласно Закону 1994 г. в случае совершения или угрозы совершения тяжкого насильственного преступления в данной местности полицейский по письменному распоряжению полицейского 'чиновника в ранге не ниже суперинтенданта, а при его отсутствии и по своей инициативе, имеет право остановить и обыскать любое подозреваемое лицо. При этом с момента совершения этого преступления или информации о нем должно пройти не более 24 часов, продлеваемых не более чем на 6 часов. При информации о совершении акта терроризма достаточно письменного распоряжения помощника главного констебля. Такое распоряжение о задержании и обыске подозреваемых действует в течение 28 дней. Однако "разумные основания" для подозрения должны складываться из совокупности указанных в информации факторов, относящихся к предметам, месту, времени и внешности лица. Наличие одного только фактора, например, цвета кожи, волос, возраста, типа одежды, без сочетания с другими, не является основанием для подозрения.

Часть II Закона предоставляет полиции право войти в помещение, куда нет свободного доступа публике (жилой дом, деловая контора и т.п.), произвести там обыск, изъять доказательства, которые, как предполагается, будут иметь значение для расследования опасного арестного преступления. Приказ на совершение этих действий полицейский должен получить у магистрата, который, перед тем как выдать приказ, убеждается, что владелец не согласен добровольно открыть двери дома или в том, что он может уничтожить доказательства.

Проблема изъятия доказательств давно уже обсуждается английскими судьями. Что может изъять полиция? Может ли полицейский, обнаруживший при обыске доказательства совсем иного преступления, чем то, ради которого он явился с обыском, изъять эти доказательства? Английские суды по-разному решали эти вопросы, в зависимости от того, какие предметы обнаруживались. Закон 1984 г. также не дает прямого

104

ответа на этот вопрос. Однако им устанавливается широкий перечень предметов или документов, не подлежащих изъятию, независимо от того, относятся ли они к объекту расследования или к совершенно иным обстоятельствам. Закон подразделяет не подлежащие изъятию доказательства на три группы: 1) не изымаемые в силу законной привилегии (например, адвокатское досье); 2) не принимаемые в качестве доказательств (например, личные записи, медицинские анализы или предназначенные для них образцы, которые лицо содержит в тайне, записи личного характера и личные документы, журналистский материал и т.п.); 3) специальный процессуальный материал (например, конфиденциальные записи, сделанные работником и обнаруженные у работодателя, документы компании, обнаруженные в объединенной компании). Доказательства двух последних категорий, однако, могут быть изъяты, но только по приказу окружного, а не мирового судьи. Представляют интерес два новых положения, связанных с правом входа в чужое помещение и неприкосновенностью жилища. Закон дает право полицейскому зойти в любое помещение для производства обыска без приказа в том случае, если необходимо исполнить приказ об аресте или арестовать какое-либо лицо, которое незаконно находится на свободе, либо сохранить жизнь, телесную неприкосновенность и предупредить серьезный ущерб собственности. И наоборот, коль скоро лицо арестовано, дозволяется произвести обыск без приказа с целью получения доказательств преступления, в связи с которым осуществлен арест.

Все эти чрезвычайно широкие полномочия полиции Закон дополняет властью производить аресты без приказов и в тех случаях, когда по предыдущему законодательству приказы на арест были необходимы (часть III Закона). Закон сохраняет понятие арестного преступления, но включает в него не только те, которые наказываются лишением свободы на срок 5 лёт и более, но расширяет эту категорию за счет перечня статутных преступлений, которые ранее не входили в арестные (ст. 24).

Еще более существенное увеличение объема власти полиции дает ст. 25 Закона, которая позволяет полиции производить аресты без приказов по неарестным преступлениям. Правда, полицейские должны руководствоваться следующими основаниями: а) если полицейский не может установить имя и адрес подозреваемого или не верит имени и адресу, которые были названы подозреваемым; б) если убежден в том, что лицо не останется на месте в период времени, которое потребуется для получения повестки, и в) если необходимо предотвратить

105

ущерб, который грозит от действий подозреваемого другим лицам или собственности. Наконец, самые существенные положения Закона 1984 г. относятся к полномочиям полиции за держивать подозреваемых лиц и содержать их для допроса под стражей до предъявления обвинения (часть IV). Этими нормами аннулируется всякая неопределенность положения лица, подозреваемого в преступлении. Впервые в английском праве разрешено применять длительное принудительное задержание без обвинения для получения показаний. Суть этой меры, справедливо характеризуемой как нарушение свободы личности, заключается в следующем. Первое положение: лицо не должно содержаться в полиции более 24-х часов без обвинения. Второе положение: оно может содержаться там более 24-х часов, но не более 36 часов по распоряжению старшего полицейского чиновника, который полагает, что необходимо продолжать допрос, чтобы получить показания, а преступление относится к опасным арестным, и расследование должно вестись тщательно и быстро. Третье положение: задержание лица без обвинения может продлиться еще на 36 часов, но уже по приказу магистратского судьи, который рассматривает этот вопрос в закрытом заседании, но в присутствии задержанного и его адвоката, если он имеется. Четвертое положение: магистраты могут по просьбе полиции еще раз повторить эту процедуру, продлив срок задержания не более чем на следующие 36 часов, но в пределах максимального срока в 96 часов. Более 96 часов полиция не вправе держать подозреваемого без предъявления ему обвинения. Кроме того, несмотря на то, что в Англии любой задержанный полицией человек имеет право сразу же обратиться к услугам адвоката, в связи с чем в настоящее время, как'уже говорилось выше, установлена служба дежурных солиситоров и барристеров, полиция в первые 36 часов задержания может отказать в этом праве. Она может отказать и в просьбе сообщить кому-либо из близких о задержании и месте нахождения.

Именно эта часть Закона стала объектом резкой критики и вызвала острые дебаты в парламенте при обсуждении двух вариантов законопроекта. Представители лейбористской партии предлагали ограничить полномочия полиции шестью часами задержания и разрешить магистратам продлевать этот срок дважды по 12 часов. Они утверждали, что столь долгое нахождение в полиции сведет на нет "право на молчание", так как человек под давлением ситуации и упорных допросов может сде-

106

лать любое признание*. Вероятно, в ответ на это министр внутренних дел Дуглас Хард, успокаивая общественное мнение, писал в газете "Тайме", что "полиция", конечно, не станет непрерывно допрашивать, пока подозреваемый не будет готов сделать признание, правдивое или ложное". В этой же статье он ссылался на данные, говорящие о том, что в 75% случаев подозреваемых задерживают на б часов, а в 95% — на 24 часа**. Но даже пять процентов наиболее упорствующих подозреваемых, естественно, не так уж мало, тем более, если окажется, что они не совершали никакого преступления. В качестве уступки Закон устанавливает правило, согласно которому специальный полицейский чиновник соответствующего участка полиции должен по истечении первых шести часов задержания, а затем каждые девять часов контролировать достаточность оснований для продолжения допросов. Закон не предусматривает, какими методами должны пользоваться полицейские, но делегирует министру внутренних дел право издавать для них практические указания. Полицейский, допускающий незаконные методы, может быть по жалобе задержанного подвергнут дисциплинарному взысканию. С этой целью учреждается управление по рассмотрению жалоб на полицию (ст. 83 Закона). Однако обращает внимание тот факт, что члены этого дисциплинарного управления должны состоять только из полицейских или бывших полицейских.

Согласно практическим указаниям 1995 г. первыми действиями полиции при задержании подозреваемого должно быть, помимо выполнения регистрационных формальностей, предоставление задержанному- лицу возможности связаться с кем-либо из родственников, друзей или других лиц, заинтересованных в его судьбе, для сообщения о своем задержании. Кроме того, его извещают о праве получить консультацию солиситора, включая дежурного солиситора, общаясь с ним лично, по телефону или в письменной форме. Если подозреваемый не отказывается в письменной форме от получения юридической помощи, он не может быть допрошен без защитника, а начавшийся допрос должен быть прерван до явки солиситора. Однако, как говорилось выше, если задержание лица произошло в связи с тяжким преступлением и актом терроризма или если любая отсрочка приведет к непосредственной опасности наступления тяжких последствий, полиция в пределах

* "Modern Law Review", 1985, Nov., v. 48, № 6, pp. 686—687. ""Times", JulyS, 1984.

107

первых 36 часов может продолжить допрос без защитника. На это же время полиция может отсрочить право подозреваемого связаться с близкими, если посчитает, что таким образом будет распространена нежелательная для дальнейшего расследования информация. Допросу подозреваемого предшествует предупреждение в следующих выражениях: "Вы не обязаны ничего говорить. Но это молчание может осложнить вашу защиту, когда вас спросят о чем-либо на что вы полагаете сослаться позднее, в суде. Все, о чем вы скажете, может служить доказательством по делу." .

Эта новая форма предупреждения появилась в связи с тем, что Закон 1994 г. об уголовном правосудии и публичном порядке ограничил право на молчание (статьи 36 и 37 Закона). В частности, если ранее ни суд, ни присяжные не могли толковать против обвиняемого его молчание, то теперь они не связаны таким запретом, если подозреваемый или обвиняемый не отвечает на вопросы о причинах его присутствия в данном месте или в данное время, об обнаруженных у него предметах или следах на его одежде и обуви.

После того как полиция предъявит обвинение, она в принципе уже не имеет права проводить дальнейшие допросы, если сам обвиняемый не изъявит желания дать показания.

О том, что подозреваемый становится обвиняемым, последнему объявляется в доходчивой форме и одновременно делается предупреждение в аналогичных вышеприведенным выражениях.

Одновременно обвиняемому вручается письменное извещение об обвинении с изложением фактов инкриминируемого ему преступления, с указанием имени полицейского чиновника (в делах о терроризме имя полицейского не называется) и названия полицейского участка, предъявившее обвинение.

.,,0Это извещение начинается с письменного предупреждения о последствиях молчания: "Вы обвиняетесь в совершении ука-заннрго ниже преступления. Вы не обязаны ничего говорить. Но этр может осложнить вашу защиту, если вы теперь не упомяните о чем-либо, на что вы рассчитываете сослаться позднее в суде. Все, о чем вы скажете, может служить доказательством по делу". После формального обвинения полицейский может ознакомить обвиняемого с содержанием письменных показаний других лиц по его делу и вручает ему копии этих показаний. Полицейскому разрешается с соответствующим предупреждением о праве обвиняемого на молчание задать вопросы уточняющего характера или вопросы, направленные на предупреждение или уменьшения вреда другим лицам.

108

На этом стадия полицейского расследования заканчивается, и дело передается государственному обвинителю.

Определение метода судебного рассмотрения и предание суду. Одним из способов сократить компетенцию суда присяжных, как уже говорилось, является увеличение числа "альтернативных" преступлений. В этом плане следует прежде всего отметить Закон 1977 г. об уголовном праве, который значительно расширил перечень составов преступлений, подлежащих рассмотрению как в суммарном порядке, так и судом присяжных. Соответствующие нормы этого Закона теперь консолидированы Законом 1980 г. о магистратских судах.

В соответствии с Законом 1977 г., а теперь — Законом 1980 г. — законодательным путем регламентирована новая стадия уголовного процесса: процедура определения способа судопроизводства. Новая процедура относится лишь к категории преступлений, подсудность которых альтернативна. Порядок решения вопроса о выборе способа судопроизводства регулируется статьями 17—23 Закона 1980 г. (статьи 20—24 Закона 1977 г.).

По получении заявления об обвинении (информации) и да представления доказательств магистраты в присутствии обвиняемого решают этот вопрос. Магистраты могут решить его и в отсутствии обвиняемого, если считают, что своим поведением он нарушает порядок в суде.

Решая вопрос о выборе способа судопроизводства, суд, прежде всего, руководствуется характером дела, серьезностью его обстоятельств и возможной мерой наказания. При этом он учитывает мнение обвинителя и обвиняемого, после чего решает, передать ли дело в Суд короны, предварительно проведя стадию предания суду, либо рассмотреть дело в суммарном порядке.

Если обвинение ведется генеральным атторнеем или генеральным солиситором или директором публичных преследований, и они предлагают рассмотреть дело по обвинительному акту, т.е. в суде присяжных, тогда мнение их является решающим. Если же суд сочтет, что преступление целесообразнее рассмотреть в суммарном порядке, применяется следующая процедура: в доходчивых выражениях суд разъясняет обвиняемому свои соображения о целесообразности суммарного рассмотрения дела и спрашивает, согласен ли обвиняемый на это. Затем суд предупреждает обвиняемого, что, если по получении информации о его характере и прежних судимостях, он сочтет необходимым избрать наказание, выходящее за пределы юрисдикции магистратских судов, он может, признав подсудимого виновным, направить его дело в Суд короны для наложения бо-

109

лее строгого наказания. Вслед за этим объяснением, суд спрашивает обвиняемого, согласен ли он на суммарное рассм"отре-ние его дела или желает ли предстать перед присяжными. Когда обвиняемый соглашается на суммарное рассмотрение, суд продолжает рассмотрение заявления об обвинении в обычном порядке.

В тех случаях, когда магистраты приходят к выводу о целесообразности рассмотрения дела судом присяжных, то они просто говорят об этом обвиняемому и передают его дело в Суд короны. Процедура определения способа судопроизводства может быть проведена и в отсутствии обвиняемого, но при условии, что его интересы представлены солиситором или барристером, уполномоченными им на рассмотрение дела в его отсутствии.

Новый порядок передачи дела в Суд короны. До принятия Закона 1994 г., который изложил в новой редакции статьи 4— 8 Закона 1980 г. о магистратских судах, в Англии существовала довольно длительная процедура предварительного судебного рассмотрения,-в которой магистратские судьи выступали в роли "допрашивающих судей". Цель этой стадии состояла в том, чтобы выяснить, насколько убедительны собранные обвинением доказательства, чтобы предать суду дело обвиняемого. До 1933 г. эту роль исполняло "большое жюри" присяжных. После аннулирования "большого жюри" (в США оно функционирует до настоящего времени) его функции перешли к магистратам. Процедура предания суду выглядела как обычный судебный процесс с допросами свидетелей обвинения, речью от представителя обвинения и защиты, если защитник не отказался от выступления, дабы не раскрывать до суда свою позицию. Со временем суды стали сокращать эту процедуру, ограничиваясь, если защита не возражала, лишь оглашением т.н. депозитов, то есть письменных показаний свидетелей, которые они давали под присягой. Однако это упрощение процедуры, вероятно, в малой степени помогало разгрузить суды магистратов. Тогда магистратские суды стали принимать от обвинителя письменные показания свидетелей обвинения и, если против этих показаний у защиты не было возражений, дело сразу передавалось в Суд короны. При возражении защиты, "допрашивающие" судьи приступали к своим обычным функциям. Лишь в трех случаях было возможно, в порядке исключения, прямо передавать дела в Суд короны, без предварительной проверки обвинительных материалов магистратами: 1) когда расследование проводилось управлением по борьбе с тяжкими мо-

110

шенничествами (Закон 1987 г.); 2) когда Дирекция публичных преследований в случае совершения половых преступлений или в случае жестокого обращения с детьми считало необходимым в интересах несовершеннолетнего потерпевшего либо свидетеля не затягивать судебное рассмотрение (Закон 1991 г. об уголовном правосудии, ст. 53) и 3) когда по инициативе генерального атторнея возбуждалось дело о совершении тяжких воинских преступлений (Закон 1991 г. о воинских преступлениях).

В 1994 г. Закон об уголовном правосудии и публичном порядке аннулировал функции магистратов как "допрашивающих судей". За магистратами было оставлено выяснение вопроса о том, собирается ли обвинитель поддерживать обвинение в суде. Если обвинитель намерен это делать, он вручает суду и обвиняемым извещение о передаче дела в суд с приложением документов, содержащих доказательства, на которых основывается обвинение. Проверка этих доказательств была возможна лишь в случае, когда обвиняемый обращался в суд с письменным ходатайством о прекращении дела в связи с необоснованностью обвинения. Такая форма предания суду просуществовала всего два года. В июле 1996 г. английский парламент принимает Закон об уголовном процессе и расследованиях, которым магистратам возвращены их функции "допрашивающих судей". Процедура автоматической передачи дела в суд на основании соответствующего извещения обвинителя и прилагаемых обвинительных материалов сохранена только для двух случаев: при обвинении в тяжком мошенничестве по Закону 1987 г. и на основании Закона 1991 г. (см. выше). Во всех остальных случаях магистратский суд, как и прежде проводит предварительную проверку обоснованности обвинения для передачи дела в суд. Если магистратский суд не сочтет материалы обвинения достаточными, он прекращает дело. Присутствие обвиняемого, как это было до 1994 г., является обязательным. Однако теперь стадия предания суду носит, в основном, "бумажный" характер. Помимо представленных суду материалов обвинитель обязан вручить обвиняемому копию обвинительного акта и копии всех материалов (письменные показания свидетелей, документы), представить вещественные доказательства. Он обязан так же "раскрыть" всю имеющуюся у него информацию, которой он владеет в связи с обвинением, за исключением информации, полученной в результате разрешенного судом подслушивания. Если дополнительной информации не имеется, обвинитель должен известить об этом суд,

111

так же в письменной форме. В свою очередь, защита обязана представить в письменной форме изложение своей позиции в общих чертах и дать оценку тем вопросам, которые изложены обвинением. Кроме того, суд дает время обвиняемому для изложения своего заявления об алиби (если оно имеет место) и для вызова или отыскания свидетелей его алиби. Ознакомившись с позицией защиты обвинитель должен представить информацию, которая могла бы помочь обвиняемому, если он такой информацией располагает.

Магистраты могут вызвать для допроса свидетелей обвинения, письменные показания которых были представлены суду. При неявке этих свидетелей суд может издать приказ об их аресте и принудительной доставке. Что касается сроков выполнения указанных выше действий, то магистратские суды руководствуются правилом о предварительном содержании под стражей обвиняемого до передачи его дела в суд, в течение не более 70 дней. По окончании этого периода обвиняемый должен быть отпущен на свободу под поручительство или под залог. Исключение составляют те тяжкие деяния, в связи с которыми единственной мерой пресечения может быть только содержание под стражей. Независимо от того, истек или не истек максимальный семидесятидневный срок, магистраты обычно решают вопрос о мере пресечения.

Правда, по ходатайству обвиняемого этот вопрос может быть обсужден Судом короны после передачи ему дела и вообще на любой стадии процесса. Подвергнуть ли обвиняемого предварительному заключению или отпустить его под поручительство — вопрос в настоящее время крайне актуальный для английских судов, если, конечно, в силу серьезности самого преступления судьи не лишаются права выбора. Английские тюрьмы настолько переполнены, что, как полагают, напряжение судов уменьшится, если сократить число лиц, ожидающих рассмотрения своих дел в тюрьмах, и увеличить процент лиц, отпускаемых до суда под поручительство. Закон 1976 г. о поручительстве* отменил обязательность внесения денежного залога. От обвиняемого теперь не требуют также письменного ручательства. Если он не является в суд в указанный срок, то совершает самостоятельное преступление, наказуемое в суммарном порядке лишением свободы до 3-х месяцев или штрафом до 400 ф.ст. (ст. 6 Закона). Залог со стороны поручителей обвиняемого может иметь место, но к нему прибегают лишь в случае,

* Bail Act, 1976, ch. 63. 112

когда имеются сведения, что обвиняемый может покинуть пределы Англии или скрыться от суда, либо когда есть основания полагать, что, оставаясь на свободе, он может нежелательным образом повлиять на свидетелей или присяжных.

Другим способом, посредством которого, как полагают английские юристы, можно добиться ускорения судебного рассмотрения дел, являются так называемые "сделки о признании вины", которые английский юрист Джеймс Мортон справедливо называет "сделками о мере наказания"*. Эти соглашения между обвинением и защитой вне стен суда, но с последующего одобрения судей, широко, как известно, практикуются в США. В Англии юристы к ним долгое время относились отрицательно, как по соображениям профессиональной этики, которая достаточно высока у английских юристов, так и по соображениям материального порядка, так как считается, что, если обвиняемый признал вину, адвокату уже нечего делать в процессе. "Правила игры", как пишет Д. Мортон, заключаются в том, что опытный подсудимый выбирает себе солиситора, который может найти барристера, который в глазах судьи является своим человеком. Однако барристер, согласившийся на участие в сделке, договаривается с судьей приватно, клиент не должен знать, что он виделся с судьей. В чистом виде, как это сложилось в США, сделка о признании вины является соглашением между обвинителем и защитой о признании подсудимым вины по одному или нескольким пунктам обвинения в обмен на то, что обвинение снимет какой-либо главный пункт. В Англии эти сделки носят форму соглашения о мере наказания в обмен на признание вины.

Судебный процесс в отношении преступлений, требующих составления обвинительного акта. Этот процесс осуществляется в Суде короны с участием присяжных. Он начинается не с составления жюри присяжных, а с предъявления обвинения по всем пунктам обвинительного акта, который к этому моменту должен быть составлен обвинителем и подписан специальным служащим суда. После оглашения обвинительного акта подсудимому предлагается ответить, признает ли он себя виновным. Эта стадия именуется согласно Закону 1996 г. предварительным слушанием. Она проводится до того, как присяжные принесут клятву. Здесь же обвинитель представляет своих свидетелей, а также вызывает дополнительных, а суд решает вопросы права и вопросы о допустимости доказательств,

* "N.L.J.", 1985, п. 6202, р. 457; п. 6204, р. 515; п. 6206, р. 564.

113

которые будут представлены на суде. Кроме того, суд может на, этой стадии рассмотреть и другие вопросы, связанные с будущим рассмотрением дела в суде. В делах со сложными обстоятельствами или требующими длительного рассмотрения суд всегда издает приказ о подготовительном слушании дела в отсутствии присяжных. Целью подготовительного слушания в такого рода делах является определение сторонами тех вопросов, которые, возможно, окажутся существенными при постановке вердиктов присяжных, окажут им помощь в оценке этих вопросов, приведут к ускорению самого судебного рассмотрения с присяжными, помогут судье в управлении судебным процессом. На этой стадии рассматривается ходатайство подсудимого о прекращении дела, если такое ходатайство было заявлено.

Судья, издавший приказ о подготовительном слушании, может обязать обвинителя представить необходимые документы и вручить суду и подсудимым письменное изложение основных фактов и другие доказательства, сослаться на соответствующие прецеденты и пр.

В свою очередь подсудимые могут быть обязаны, по соответствующему приказу, вручить суду и обвинителю письменное уведомление о характере защитительной позиции и основных вопросах спора с обвинением, о вопросах права и прецедентах, в соответствии с которыми будет строиться защита и пр.* Таким образом, хотя и по ограниченному кругу дел, английский суд начинает постепенно отходить от традиционного для этой страны принципа состязательности.

Дальнейшие процессуальные действия по всем видам преступлений будут зависеть от подсудимого. Если он признает вину, то без созыва присяжных дело ограничивается кратким изложением обвинителем сути и доказательства обвинения. Свидетели обвинения не допрашиваются или вообще не вызываются, если обвинителю заранее известно, что обвиняемый признает вину. Такая форма может устраивать и самого подсудимого, ибо избавляет его от возможного взыскания судебных издержек. После выступления обвинителя допрашивается полицейский по поводу прежних судимостей подсудимого и его характеристики. Защита может представить своих свидетелей, также для характеристики подсудимого, после чего адвокат произносит речь о смягчении наказания, а подсудимому дают "последнее слово". Приговор, как и во всех остальных случаях, судья выносит единолично.

* Закон 1996 г. разрешил обжалование всех промежуточных постановлений суда, принятых им на стадии предварительного слушания.

114

Когда же обвиняемый не признает свою вину, формируется путем жеребьевки жюри присяжных, разрешаются вопросы, связанные с их отводами. Когда скамья присяжных окончательно сформирована, обвинитель "открывает дело", излагая содержание обвинения и в общих чертах доказательства. Свидетели обвинения могут быть допрошены трижды: при первом, главном, допросе, во время перекрестного допроса, который ведет защита, а затем могут быть вновь допрошены обвинителем для уточнения показаний, полученных во время перекрестного допроса. Иногда показания некоторых свидетелей, зафиксированные в "депозитах", просто оглашаются в суде, а сами свидетели обвинением не вызываются (условные свидетели). Такая процедура была разрешена Законами 1925 и 1965 гг. об уголовном правосудии. Если суд по ходатайству защиты или по своей инициативе не придет к выводу о полной недоказанности обвинения и не даст на этом основании указания присяжным вынести оправдательный вердикт, тогда инициатива переходит к защите. Адвокат подсудимого вызывает своих свидетелей, которые допрашиваются в том же порядке, что и свидетели обвинения. При этом первым допрашивается подсудимый. До 1982 г. подсудимый мог сам выбрать, давать ли ему объяснения, не подкрепленные присягой, или стать свидетелем по своему делу, т.е. дать присягу и подвергнуться перекрестному допросу. Закон 1982 г. об уголовном правосудии лишил подсудимых права на "неприсяжные" показания и уравнял их со свидетелями (ст. 72), когда они согласны дать показания. Если подсудимый защищается без адвоката, ему разрешено обращаться к суду и присяжным в тех случаях, что и адвокату, не принося присяги. В право обвиняемого и подсудимого на "молчание" внесены, как уже говорилось, существенные изменения Законом 1994 г. Если ранее такое право было безусловным и не могло толковаться против подсудимого при оценке фактов дела, то теперь суд и присяжные могут давать любую оценку отказу подсудимого от показаний. Закон 1994 г. разрешает свободную оценку молчания подсудимого, которое, по мнению суда, никакими уважительными причинами не оправдывается, особенно в тех случаях, когда он мог бы что-то сказать в свою защиту.

По окончании допросов свидетелей защиты стороны произносят заключительные речи. Адвокат подсудимого всегда выступает последним. В ходе процесса могут быть подняты вопросы о допустимости того или иного доказательства. Мы уже говорили о недопустимости отдельных видов доказательств и

115

о тенденции к уменьшению формализма доказательственного права. В связи с этим необходимо вновь обратиться к содержанию Закона 1984 г. о полиции и доказательствах по уголовным делам. Этот Закон регулирует две проблемы, которые долгое время неоднозначно решались судебной практикой: допустимость сделанного обвиняемым при допросе в полиции признания и допустимость доказательства, полученного незаконным путем.

"Судебные правила" 1964 г., относящиеся к полицейским допросам обвиняемых, указывали, что "основным условиям допустимости... любого устного ответа, данного лицом на вопрос полицейского, или заявления этого лица... состоит в том, что они должны быть добровольными..."* Суд может отвергнуть в качестве доказательства признания обвиняемого, сделанные под давлением полиции. Прецеденты 1959 г. (дело Смита) и 1969 г. (дело Завецкас) стали ведущими. В частности, в деле Завецкас признание было сделано в обмен на обещание отпустить под поручительство. Статья 72 Закона 1984 г. лишь закрепила эти прецеденты, установив, что признание не допускается, пока обвинение не докажет, что оно было сделано добровольно, т.е. без оказания давления и не вследствие какого-либо обещания или действия, вынудившего обвиняемого сделать признание. Однако факты, выявившиеся вследствие недобровольного признания, не являются недопустимыми. Что касается допустимости доказательств, полученных незаконным путем, то прецедентом 1979 г. было установлено право суда решать по своему усмотрению, признать ли доказательство недопустимым, если оно было получено при обстоятельствах, вредящих справедливости судебного процесса. Ст. 78 Закона подтверждает эту судебную дискрецию, не давая толкования понятию о "несправедливости" судопроизводства.

При обсуждении вопросов допустимости доказательств суд удаляет присяжных. В то же время Закон 1984 г. объявляет допустимыми данные, полученные с помощью компьютера и микрофильмов. Закон разрешил также полиции пользоваться во время допросов магнитофонными записями. Однако вопрос об их допустимости еще не получил решения.

Если суд признает какое-либо из доказательств недопустимым, он делает присяжным в своем напутственном обращении к ним соответствующее указание. Присяжные выносят вердикты о виновности или невиновности по каждому пункту обвинения отдельно. Они имеют право, к тому же, признав под-

* Е.К. Baker, F.B. Dodge. Police promotion Handbook, n. 2, L, 1973, p. 91. 116

судимого невиновным в преступлении, указанном в обвинительном акте, вынести вердикт о виновности его в другом преступлении (например, вместо умышленного убийства — простое). Судья может вернуть присяжных, если вердикт неясно сформулирован, для вынесения нового вердикта, может распустить присяжных, если они не пришли к соглашению. Меру наказания при обвинительном вердикте судья выбирает единолично, выслушав стороны и рассмотрев доказательства, относящиеся к характеристике подсудимого и его прошлому.

Суммарное производство. Порядок рассмотрения дел в суммарном порядке в принципе аналогичен судебному процессу в Суде короны (за исключением присяжных). Наибольший интерес представляют те положения Закона 1980 г., которые относятся к заочному рассмотрению уголовных дел (статьи 11— 15 Закона).

Суд может рассмотреть дело по существу, если обвиняемый не явится в назначенный день, но обвинитель будет на месте. Прежде чем принять это решение, суд должен убедиться, что обвиняемому был вручен приказ о явке в суд. Однако приговор о лишении свободы или о лишении подсудимого каких-либо прав не должен выноситься в его отсутствии.

Если обвиняемый, получив извещение о явке в суд, решает признать свою вину, он может поставить в известность об этом судебного клерка, который, в свою очередь, информирует обвинителя, и, если в назначенное время обвиняемый не явится, суд слушает дело заочно, даже при неявке обвинителя.

Перед заочным осуждением суд дает указание о том, чтобы был прочитан вслух документ с изложением фактов дела, который обвинитель в этом случае должен был направить обвиняемому, а также признания обвиняемого. При заочном рассмотрении дела суд не должен разрешать обвинителю ссылаться на факты, о которых он не поставил в известность обвиняемого.

Если суд начал рассматривать дело заочно, а обвиняемый во время или После суда заявляет, что он не знал о направленном ему вызове в суд, и если в течение 21 дня он вручает об этом декларацию судебному клерку — все производство по делу становится недействительным.

При неявке обвинителя суд может либо отклонить заявление об обвинении, либо начать слушать дело, если доказательства были представлены ранее. При неявке обвинителя и обвиняемого суд также может рассмотреть дело заочно.

Заочное рассмотрение уголовных дел практиковалось в магистратских судах и до Закона 1980 г., главным образом, по

117

транспортным преступлениям. Вероятно, теперь такая практика будет расширяться, во всяком случае, по тем делам, где соображения экономии затрат, связанных с явкой в суд, будут иметь для обвиняемого большее значение, чем угроза подвергнуться наказанию. В таких случаях признание часто может быть вынужденным, чего, естественно, законодатель не мог не учитывать. Более того, правила судопроизводства в магистратских судах, принятые в 1985 г.*, обязывают обвинителя заранее знакомить обвиняемого, до того, как он решит, признавать ли ему свою вину с теми доказательствами, которыми располагает обвинение. Обвинитель может ознакомить обвиняемого с копиями письменных показаний свидетелей обвинения или кратко изложить факты, которыми он располагает. Составители правил рассчитывают на то, что обвиняемый, получив такую информацию, не решится оспаривать обвинение и признает свою вину, чем ускорит судебный процесс.

Апелляционное производство. Полномочия апелляционных судов Англии зависят, прежде всего, от того, каким судом рассматривалось дело: судом присяжных или судом суммарного производства. Они зависят от того, какая часть приговора обжалуется: установление виновности (осуждение) или мера наказания.

Обжалование приговоров Суда короны (суда присяжных). Апелляция направляется в уголовное отделение Апелляционного суда. Апеллянтом может быть только осужденный. Обвинитель не имеет права на обжалование, поскольку оправдательный вердикт присяжных в Англии не может быть отменен.** Порядок обжалования обвинительного вердикта зависит от основания апелляции. Если осуждение оспаривается только по вопросу права, никаких препятствий на обращение в Апелляционный суд не существует. Если же в апелляции затрагивается вопрос факта или вопросы права и факта вместе — требуется предварительное разрешение того суда, который вынес обвинительный приговор, либо самого Апелляционного суда.

* Опубликованы в "New Law Journal", 1985, п. 6201, p. 435.

** Закон 1996 г. внес исключительно важную поправку в это традиционное правило. Когда оправдательный приговор был вынесен в результате давления и запугивания присяжного или свидетеля (либо потенциального свидетеля) и окажется, что при отсутствии давления или запугивания оправдательного приговора не было бы вынесено, Высокий суд может издать постановление об аннулировании оправдания. В таком случае вновь возбуждается преследование против оправданного лица по тем же основаниям, если за истечением срока или по другой причине повторное рассмотрение становится нецелесообразным (статьи 54—55 Закона).

118

Обжалование обвинительного вердикта возможно и в том случае, когда подсудимый признал свою вину. Он может утверждать в апелляции, что не понял содержания предъявленного ему обвинения, что не собирался признавать себя виновным именно по этому обвинению или что признанные им факты не образуют состава преступления. Когда факт осуждения не оспаривается, может быть подана апелляция только в отношении меры наказания, но с предварительного разрешения Апелляционного суда и при условии, что мера наказания, избранная судом, не соответствует точному определению закона.

Апелляционный суд может удовлетворить апелляцию на-приговор в части осуждения, если придет к выводу, что: вердикт присяжных необоснован или неудовлетворителен; неверно истолкован тот или иной вопрос права; в ходе судебного разбирательства имело место существенное отклонение от установленного порядка. Если в апелляции оспариваются факты или доказательства, Апелляционный суд должен рассмотреть представленные ему новые доказательства. Он может отказать в этом, если новые доказательства касаются только такого вопроса, который не был затронут во время рассмотрения дела судом первой инстанции, или не имеют никакого отношения к основанию апелляции.

После рассмотрения апелляции суд может принять одно из следующих решений:

1) отклонить апелляцию;

2) вынести альтернативный вердикт, т.е. вместо вердикта о виновности в одном преступлении, признать достаточными имеющиеся доказательства виновности в другом преступлении, а наказание при этом не должно превышать прежнюю меру и максимальный предел, установленный за данное преступление;

3) издать приказ о новом рассмотрении дела, если им были получены новые доказательства;

4) издать приказ о повторном рассмотрении дела, если судом первой инстанции были допущены столь серьезные судебные ошибки, которые делают все судопроизводство недействительным;

5) аннулировать вердикт о виновности в связи с "неспособностью подсудимого давать объяснения" в силу душевной болезни, вынести так называемый специальный вердикт об оправдании по причине недееспособности и издать приказ о помещении подсудимого в лечебницу.

119

При обжаловании меры наказания апелляционный суд может смягчить наказание или заменить другой мерой, но не более строгой.

Постановление Апелляционного суда может быть обжаловано в палату лордов, но только с разрешения Апелляционного суда или самой палаты лордов при условии, что затронутый вопрос права имеет важное общественное или государственное значение.

Обжалование приговоров магистратских судов. Первой апелляционной инстанцией для их приговоров является Суд короны. Лицо, осужденное в суммарном порядке, может апеллировать как в отношении осуждения, так и в отношении меры наказания, если в суде первой инстанции подсудимый не признал свою вину. В отличие от дел, разбираемых с участием присяжных, подсудимый, признавший вину, не имеет права обжаловать осуждение. Он может подать апелляцию лишь о смягчении меры наказания.

Апелляция в Суд короны не требует предварительного разрешения независимо от оснований. Между вопросами права и факта не делается различий. Апелляционное производство в Суде короны осуществляется путем полного пересмотра дела с вызовом сторон, свидетелей, рассмотрение^ новых доказательств, которые могут быть представлены без каких-либо условий. Суд короны может утвердить, отменить или изменить приговор магистратского суда, либо возвратить дело на новое рассмотрение. Изменяя приговор, Суд короны вправе избрать любое наказание, как менее, так и более строгое. Апелляционный приговор Суда короны обжалуется в Апелляционное присутствие отделения королевской скамьи Высокого суда, но только по правовому основанию, а оттуда дело может попасть в палату лордов.

Апелляции на приговоры магистратских судов могут быть поданы и непосредственно в Апелляционное присутствие Высокого суда, но при соблюдении ряда условий. Прежде всего, они могут быть поданы только по правовым основаниям, а не по вопросам факта, хотя приговор можно обжаловать как в части осуждения, так и в части меры наказания. Кроме того, прежде чем подать апелляцию, необходимо обратиться в суд, вынесший приговор, с просьбой об "изложении обстоятельств дела". Этот документ, проект которого обсуждается сторонами, должен содержать изложение заявления об обвинении, перечисление установленных судом фактов, позиции сторон, ссылки на прецеденты, выводы суда и изложение вопросов, которые требуют решения Высокого суда.

120

С апелляцией по этому методу обжалования могут обратиться и подсудимый и обвинитель. Апелляционное присутствие Высокого суда выслушивает мнения адвокатов со стороны защиты и обвинения, а также может обсудить вопросы, не поднимавшиеся в суде первой инстанции, но при условии, что это вопросы правового характера.

Высокий суд вправе отменить или изменить приговор, либо вернуть дело в магистратский суд с изложением своего мнения. Недовольные результатом апелляционного решения стороны могут обратиться в палату лордов, получив соответствующее разрешение на это.

121

<< | >>
Источник: Апарова Т.В.. Суды и судебный процесс Великобритании. Англия, Уэльс, Шотландия. — М.: Институт международного права и экономики. Издательство "Триада, Лтд",1996. — 157 с.. 1996

Еще по теме § 9. Уголовный процесс:

  1. 8.4 Уголовный процесс
  2. Раздел Исторические формы уголовного судопроизводства и уголовный процесс некоторых зарубежных государств
  3. 37.1. Уголовный процесс государств романо-германской (континентальной) системы права
  4. 37.2. Уголовный процесс государств англосаксонской системы права
  5. Уголовный процесс
  6. § 6. Уголовный процесс по Уставу уголовного судопроизводства 1864 г.
  7. § 3. Взаимосвязь и действие во времени уголовных материальных и процессуальных правоотношений
  8. § 2. Уголовный процесс Англии
  9. § 3. Уголовный процесс Соединенных Штатов Америки
  10. § 4. Уголовный процесс Франции
  11. §3. О кодификации законодательства, регламентирующего до следственный уголовный процесс
  12. Статья 155. Обязанность начать доследственный уголовный процесс.
  13. § 9. Уголовный процесс
  14. Усиление классовой борьбы и постепенное проникновение розыскныхначал в уголовный процесс
  15. Уголовный процесс. Общая характеристика
  16. Уголовный процесс при Петре I
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -