<<
>>

17.5. Формулирование вопросов эксперту. Заключение эксперта-психолога

Заключение эксперта-психолога не имеет заранее установленной доказательственной силы. Суды вправе отклонить экспертное заключение, дав соответствующую мотивировку в своем постановлении. Объективно доказательственная сила экспертного заключения зависит от его содержания и фактической основы. Качество судебно-психологической экспертизы зависит от правильной постановки вопросов для экспертного разрешения. При назначении судебно-психологической экспертизы могут быть поставлены следующие вопросы [12].

• Находилось ли лицо при соответствующих обстоятельствах в состоянии физиологического (непатологического) аффекта? Если да, то как отразилось это состояние на способности лица в этих условиях осознавать свое поведение и руководить им?

• Находилось ли лицо в другом эмоционально-конфликтном состоянии и как это состояние повлияло на его возможность отдавать отчет в своих действиях и руководить ими?

• Для психологической характеристики несовершеннолетнего важно выяснить, не характеризуется ли он отставанием в психическом развитии, умственной непатологической отсталостью?

• Не характеризуется ли лицо какими-либо аномалиями эмоционально-волевой и интеллектуальной сферы? Если да, то как могли эти особенности его психики повлиять на осознание им своих действий и его способность руководить ими?

В отношении свидетелей перед экспертом-психологом могут

быть поставлены такие вопросы.

• Могло ли лицо с учетом его индивидуально-психологических особенностей в определенных условиях правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства (дается перечень конкретных обстоятельств)?

• Обладает ли лицо необходимым уровнем сенсорной чувствительности для восприятия раздражителя (указывается, какого) в имевшей место ситуации (дается описание ситуации)? При нарушении чувствительности тех или иных органов у данного лица выясняется возможность его ком-пенсаторной чувствительности. Выясняется также способность лица правильно воспринимать значимые для дела обстоятельства в зависимости от уровня его внушаемости. При выяснении сущности межличностных конфликтов представляется возможным выявление эмоциональных особенностей личности, ее доминирующих установок, иерархии ведущих мотивов.

Для выявления психорегуляционных особенностей индивида при его взаимодействии с техникой могут быть поставлены следующие вопросы (по М.И. Еникееву).

• Находилось ли лицо в каком-либо конфликтном эмоциональном состоянии (стрессе, аффекте, фрустрации) во время интересующего суд события (указывается конкретное событие)?

• Как могло отразиться это состояние на его способности сознательно руководить своими действиями?

• Могло ли лицо действовать соответственно требованиям ситуации?

• Каковы особенности психомоторных реакций данного лица?

• Не превышают ли требования ситуации психофизиологические возможности данного лица?

Для постановки определенных вопросов эксперту-психологу суд должен иметь общие основания. Он должен быть способным к первичной элементарной ориентации в психических особенностях индивида. У суда должны возникнуть обоснованные сомнения в адекватности поведения соответствующего субъекта гражданского процесса. Суд должен четко дифференцировать ситуации, требующие назначения психологической, а не психиатрической экспертизы.

Психические аномалии не следует смешивать с психопатологическими явлениями. Патологические изменения психики связаны с общей личностной деформацией и являются предметом психиатрического исследования. Если говорить о психологических аномалиях, то они связаны лишь с неадекватностью поведения в отдельных ситуациях и с временной неадекватностью в экстремальных ситуациях.

Эксперт-психолог выявляет индивидуально-психологическую значимость ситуации, соответствие ее требований психическим возможностям данного индивида.

В случае кратковременных психических расстройств может

быть назначена комплексная психолого-психиатрическая экспертиза.

Необходимость назначения судебно-психологической экспертизы зависит и от конкретной нормы права. Психологический элемент, содержащийся в этой норме, должен иметь самостоятельное значение. На основании этого критерия выделяются следующие группы гражданских дел, при рассмотрении которых возможна судебно-психологическая экспертиза (по М.И. Еникееву):

1) дела о признании недействительными сделок, заключение которых связано с пороками воли;

2) дела по спорам о праве на воспитание детей и по другим делам, связанным с личными, семейными отношениями;

3) дела о причинении вреда гражданином, не способным понимать значения своих действий или руководить ими, о возмещении вреда при решении вопроса о грубой или простой неосторожности как потерпевшего, так и причинителя, дела по регрессивным искам о возмещении вреда.

Если участниками вышеуказанных категорий дел являются несовершеннолетние (в случае их самостоятельного участия в процессе) и лица с сенсорными нарушениями, то назначение судебно-психологической экспертизы обязательно.

Рассмотрим некоторые судебно-психологические проблемы, возникающие в пределах трех вышеозначенных категорий гражданских дел.

Как отмечалось, в гражданском праве предусмотрен ряд психологических оснований признания судом недействительности

сделок:

• неспособность дееспособного субъекта понимать значение своих действий или руководить ими в момент совершения сделки;

• заблуждение, обман, насилие, угроза, злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой стороной, стечение тяжелых обстоятельств.

Все указанные психические состояния называются в юриспруденции «пороком воли», обозначающим неполноценность волевой регуляции правозначимого поведенческого акта, неспособность субъекта осознавать значения совершаемых действий и руководить ими. Однако среди вышеуказанных психологических факторов указаны явления разного порядка. Одни из них являются причиной волевой деформации, другие — следствием.

Нарушение волевой, сознательной саморегуляции имеет двойственный характер: оно происходит либо как несоответствие воли (цели) волеизъявлению, ее внешнему выражению, либо как неадекватное формирование самой цели — психической модели желаемого результата. В последнем случае дефектна интеллектуальная сторона волевой регуляции. В сделке, совершенной под влиянием заблуждения, воля и волеизъявление субъекта совпадают, однако при этом происходит неадекватное отражение условий формирования цели.

Понятие о цели формируется искаженно, под влиянием ошибочных представлений о ней. Здесь при полной сохранности процессуальной стороны сознательной регуляции деформирована ее содержательная сторона — искажены включенные в процесс сознательной регуляции представления и понятия, приводящие к неадекватному формированию психической модели будущего результата.

Разделение в доктрине гражданского права интеллектуального и волевого признаков с позиций научной психологии необоснованно. Способность руководить своими действиями всецело зависит от способности субъекта понимать их значение. Свобода воли, ее неограниченность означают возможность действовать со знанием дела.

Деформации волевой регуляции субъекта могут быть вызваны как внутренними, так и внешними причинами. Причины такой деформации индивидуальны. В сложной системе звеньев волевой регуляции может быть нарушено лишь одно какое-либо звено (неадекватность мотивации, нетранзитивность решений, дефектность программирования системы действий, дефектность исполнительских механизмов, неправильность итоговой оценки достигнутого результата).

Наличие «порока воли» нельзя установить без выявления конкретного механизма волевой деформации у данного индивида. Все невротические, истерические, астенические типы личности проявляют склонность к сужению сознания (снижению его интеллектуального потенциала в психически напряженных ситуациях). Причиной заблуждения могут быть и повышенная внушаемость (суггестивность), и неадекватная антиципация (неправильное предположение и разное понимание объема содержания и объема используемых в межличностной коммуникации понятий), и ошибки восприятия, обусловленные сенсорной недостаточностью, и прямой обман контрагента.

Наличие «порока воли» устанавливает суд, однако свое решение он принимает на основе доказательств, в частности материалов судебно-психологической экспертизы. Поводом для назначения последней служат обоснованные сомнения в возможностях стороны правильно воспринимать существенные элементы сделки при ее совершении.

Принятие субъектом решения в ситуации его обмана контрагентом вообще нельзя отнести к категории явлений, обозначаемых термином «порок воли». Обман — это умышленное введение в заблуждение другой стороны, сознательное создание у нее неправильных представлений об обстоятельствах действительности посредством передачи ей ложной информации. Здесь существен мотив сокрытия обманывающей стороной своих истинных намерений. Только выявление мотива поведения позволяет в данной ситуации правильно квалифицировать противоправное поведение стороны, установить форму вины — умысел или неосторожность.

Вина, мотив, цели правозначимого поступка являются предметом юридического исследования и оценки. Однако психологический механизм мотивации поведения может быть всесторонне выяснен лишь при помощи специалиста-психолога. Его заключение особенно необходимо для разрешения вопроса: не находилось ли лицо под влиянием психического насилия другой стороны при совершении сделки? В судах нередки разбирательства дел о признании недействительным завещания ввиду того, что в момент его составления на завещателя оказывалось психологическое воздействие, что заинтересованное лицо недобросовестно воспользовалось физической беспомощностью завещателя. Суды не всегда проверяют данное обстоятельство, хотя оно имеет юридическое значение: будучи установленным, оно может стать основанием для квалификации этой односторонней сделки. Поэтому при отсутствии данных о психопатологическом состоянии завещателя должна быть назначена судебно-психологическая экспертиза (при наличии данных — комплексная психолого-психиатрическая экспертиза).

Психологическая компетентность необходима при решении дел, связанных с защитой интересов ребенка. Судебный спор по этой категории дел возникает, если имеется предположение о нарушении прав ребенка на воспитание, а также в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения родителями своих обязанностей. При этом необходимо достоверное установление личностных качеств родителей, их подлинных взаимоотношений и отношения к ребенку.

С 10-летнего возраста ребенка решающее значение придается его желанию, искренность которого также должна быть установлена в экспертном порядке. Конфликтная обстановка в семье порождает у ребенка негативные эмоциональные состояния — чувство подавленности, страха, замкнутости, ситуативной антипатии. Дети могут находиться в состоянии повышенной внушаемости, запуганности. Для выявления их подлинного отношения к каждому из родителей необходима специальная работа психолога.

Ряд оснований для лишения родительских прав (жестокое обращение, оказание вредного влияния) имеет психологическое содержание, и соответствующие обстоятельства подлежат судебно-психологическому экспертному исследованию. Утверждения относительно отрицательного влияния на детей могут стать доказательствами лишь на основе соответствующего исследования. Суд должен воздерживаться от социально стереотипных суждений, не поддаваться внешним впечатлениям, эффектам первичности и статусного ореола.

Судебно-психологическая экспертиза может быть назначена по делам, возникшим вследствие деликтов, гражданских правонарушений, по делам, связанным с возмещением ущерба, вытекающим из обязательственных правоотношений. Во всех этих случаях встает вопрос о вине и мере юридической ответственности участников материального правоотношения, которое стало предметом судебного разбирательства.

Закон обязывает возместить вред, причиненный и без вины, но установление вины необходимо при рассмотрении дел, возникших вследствие нарушения или ненадлежащего исполнения обязательств виновного в причинении вреда. Но и во всех иных случаях закон предполагает, а суд обязан дать дифференцированную оценку поведению и причинителя вреда, и потерпевшего. От этого зависит объем гражданско-правовой ответственности. При грубой неосторожности потерпевшего причинитель вреда освобождается от обязанности возместить вред.

В результате большинства аварий причиняется, как правило, значительный материальный ущерб. Лицу, осуществлявшему управление повышенным источником опасности, предъявляется регрессивный иск, удовлетворение которого зависит от виновности действовавшего в этих условиях лица. Во многих случаях оператор (субъект, управляющий техникой) оказывается не в состоянии овладеть ситуацией, принять адекватные решения и совершить действия, предотвращающие аварию. Авария может произойти как в силу небрежности, недостаточной компетентности, так и из-за превышения требований ситуации над психофизиологическими возможностями индивида.

При судебном рассмотрении дел этой категории неизбежно возникает вопрос о виновности оператора. Решение данного вопроса невозможно без выяснения индивидуально-типологических регуляционных особенностей индивида. Адекватность принимаемых решений в нестандартной ситуации зависит от интеллектуальных, психодинамических и профессиональных качеств индивида. Установление вины, причастность психофизиологических возможностей субъекта к деликту могут быть доказаны лишь на основе экспертного психологического исследования.

В гражданско-правовой доктрине принято положение, что юридической оценке подлежат только сознательные действия субъекта.

Однако, по данным современной научной психологии, более половины актов человеческого поведения организуется на подсознательном, стереотипном уровне. Решить проблемы взаимосвязи сознательного и подсознательного в сложном акте человеческого поведения в ряде случаев могут только высококвалифицированные специалисты в области поведенческой психологии. В повседневной жизни значительная часть людей слабо экстраполирует все существенные последствия своего поведения. Лица с акцентуированными характерами, с пограничными психическими аномалиями имеют устойчивые личностные дефекты психической саморегуляции. Специалист в области человеческой психологии становится в наше время носителем тех специальных знаний и методов исследования, которые подлежат широкому использованию в судопроизводстве.

Установленные экспертом-психологом обстоятельства могут быть связаны с искомым обстоятельством непосредственно и опосредованно. В зависимости от этого экспертное заключение становится источником прямых или косвенных доказательств.

Заключение судебно-психологической экспертизы излагается письменно в требуемом законом порядке. В нем выделяются три части: вводная, исследовательская и заключительная. В водной части указываются: время и место составления заключения;

краткие сведения об эксперте (фамилия, имя, отчество, образование, ученая степень и звание, занимаемая должность); правовое основание для проведения судебно-психологической экспертизы (название процессуального документа, должностного лица, назначившего экспертизу, время и место составления процессуального документа). Здесь же указываются время и место проведения экспертизы, а также лица, присутствовавшие при ее проведении. Затем называются фамилия, имя, отчество подэкспертного лица, его процессуальный статус и приводятся вопросы, поставленные эксперту. Эксперт не вправе менять формулировки вопросов.

Судебно-психологическая экспертиза может быть проведена лишь при желании лица, на которое она направлена. Поэтому во вводной части экспертного заключения указывается позиция подэкспертного лица.

Наиболее полно должна быть представлена исследовательская часть экспертного заключения. Здесь находят отражение задачи исследования, все использованные методы, методики и процедуры. (В приложении должны быть представлены протоколы исследований.) Могут быть также приведены формулы, графики, схемы, диаграммы, таблицы, итоговые показатели тестовых исследований (например, данные соответствующих профилей по MMPI). В исследовательской части экспертного заключения можно выделить аналитическую и синтетическую части. В последней описываются результаты экспериментального исследования.

Заключительная часть экспертного заключения содержит ответы на поставленные вопросы, которые являются выводами проведенного исследования. Ответы должны быть ясными, четкими, не допускающими двусмысленного толкования. Если не представляется возможным дать точный ответ, то об этом указывается в заключении.

В случаях, когда для получения ответа на поставленные вопросы требуются знания из смежных отраслей науки, в заключении дается соответствующее предложение (назначить комплексную медико-психологическую, психолого-психиатрическую, психолого-техническую экспертизу). При надобности указывается необходимость проведения экспертизы в стационарных условиях.

В заключениях комплексных экспертиз содержатся сведения о том, какие исследования проведены совместно и раздельно. Результаты по этим исследованиям приводятся раздельно. Если заключительные ответы даются раздельно, то каждый ответ подписывается соответствующим специалистом. Эксперт-психолог не вправе давать ответы на юридические вопросы (о виновности отдельных лиц, правдивости их поведения, о дееспособности и вменяемости отдельных лиц, причинах правонарушений).

Заключение судебно-психологической экспертизы должно предоставлять возможность повторной проверки ее выводов, если материалы экспертизы оказываются для суда недостаточно убедительными. Заключение СПЭ подлежит судебной оценке. Для получения разъяснений и дополнений возможен допрос эксперта в суде, результаты которого фиксируются в протоколе судебного заседания, а затем подписываются судьей и экспертом. Заключение экспертизы оценивается по внутреннему убеждению суда, но «На определенном правовом основании (ст. 56 ГПК РСФСР). При этом определяются научная обоснованность и достоверность экспертного заключения. Если суд признает экспертное заключение Обоснованным и достоверным, этот документ становится источником прямых или косвенных доказательств.

Заключение СПЭ не имеет преимуществ перед другими источниками доказательств. Оно оценивается не только судьями, но и другими участниками процесса, которые при несогласии с "выводами экспертизы могут ходатайствовать перед судом о назначении повторной или дополнительной экспертизы.

При проведении экспертного исследования должны строго соблюдаться права личности. Методы и приемы исследования не могут сопровождаться психическим и физическим принуждением. При этом должны быть соблюдены все процессуальные права участника гражданского процесса (ст. 30 ГПК РСФСР).

Подэкспертное лицо вправе заявить отвод назначенному эксперту и просить суд принять названную им кандидатуру эксперта, а также ходатайствовать перед судом об оглашении экспертного заключения в закрытом судебном заседании.

Назначая судебно-психологическую экспертизу, суд разъясняет подэкспертному лицу цели экспертизы и ее значение для правильного разрешения дела. Судебно-психологическая экспертиза не может проводиться принудительно.

Проблема судебно-психологической экспертизы в гражданском процессе остается пока еще мало разработанной. Отсутствует по существу ее кадровое обеспечение. Перед Министерством юстиции стоит неотложная задача — обеспечить все необходимые виды экспертного обслуживания гражданского судопроизводства, организовать подготовку судебно-психологических экспертных кадров, создать требуемую для этого систему экспертных учреждений.

Обязательное назначение судебно-психологической экспертизы зависит от субъектов конкретного судебного процесса, а именно, если по определенным категориям гражданских дел сторонами или участниками являются несовершеннолетние лица, а также лица с сенсорными нарушениями (слепые, глухие, немые, слабовидящие, тугоухие).

ГПК допускает принудительное направление на судебно-психологическую экспертизу (ст. 260). В данном случае определенно ограничиваются права личности, и такое ограничение возможно лишь при наличии достаточных данных о душевной болезни или слабоумии гражданина и только в том случае, если лицо явно уклоняется от экспертизы. В законе подчеркивается, что принудительное направление на экспертизу — не правило, а исключение, которым суд может, но не обязан воспользоваться.

<< | >>
Источник: Нагаев В.В.. Основы судебно-психологической экспертизы: Учеб. пособие для вузов. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право. - 333 с.. 2000

Еще по теме 17.5. Формулирование вопросов эксперту. Заключение эксперта-психолога:

  1. Статья 20. Возраст, с которого наступает уголовная ответственность
  2. Статья 20. Возраст, с которого наступает уголовная ответственность
  3. Тишин Д. В., Матюшенков А.Н. Некоторые вопросы использования специальных знаний при расследовании преступлений, связанных с взрывами
  4. 8.1. Права и обязанности эксперта-психолога
  5. 12.1. Поводы обязательного назначения СПЭ в уголовном процессе и постановка вопросов перед экспертом
  6. 14.6. Формулировки вопросов судебно-следственных органов экспертам
  7. 17.5. Формулирование вопросов эксперту. Заключение эксперта-психолога
  8. Глава VIII Заключение эксперта-психолога в ходе судебно-сексологической экспертизы
  9. § 4. Заключение эксперта
  10. 18.5. Заключение эксперта
  11. § 2. Понятие и признаки заключения эксперта
  12. § 1. Цели, основания и порядок назначения судебной экспертизы
  13. § 1. Особенности исследования и оценки заключения эксперта.
  14. § 2. Специфика заключения эксперта как средства доказывания
  15. Заключение эксперта как судебное доказательство. Отличие заключения эксперта от консультации специалиста.
  16. 51.Заключение эксперта.
  17. ВВЕДЕНИЕ
  18. Тактические возможности использования специальных знаний на стадии возбуждения уголовного дела
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -