<<
>>

§ 2.1. Правовое положение усыновителей (удочерителей)

Правовое процессуальное положение усыновителя (удочери-теля) охватывает совокупность его прав и обязанностей в гражданском судопроизводстве. Оно характеризуется возможно-стью усыновителя (удочерителя) вступить в гражданский процесс, участвовать во всех стадиях рассмотрения дела об усыновлении (удочерении).

Причем конкретно процессуальные права и обя-занности субъектов преимущественно реализуются в основной стадии гражданского процесса – рассмотрении гражданского дела по существу, которой посвящен отдельный (третий) параграф данного раздела работы. Процессуальное правовое положение усыновителя (удочерителя) определяется также предоставлением ему прав по обжалованию решения суда в кассационном, надзорном порядке, права требовать пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам, однако рассмотреть все эти вопросы в рамках данного исследования невозможно.

За годы независимости Казахстана законодательство об усыновлении (удочерении) претерпело значительные изменения. Новым Законом Республики Казахстан «О браке и семье», впервые предусмотрен судебный порядок усыновления (удочерения). Участники отношений усыновления (удочерения) в обязательном порядке вступают в гражданский процесс, и реализация ряда их материальных прав напрямую зависит от ведения процесса, от реализации их процессуальных прав.

11 июля 2001 года был принят Закон Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законода-тельные акты по вопросам судопроизводства» (79). Указанным законом вводится новая глава – 36-1 в Гражданско-процессуальный кодекс Республики Казахстан. Глава именуется: «Производство по заявлениям об усыновлении (удочерении) ребенка», ею сохранен порядок рассмотрения дел об усыновлении (удочерении) в особом производстве.

Усыновитель (удочеритель) в гражданском процессе является процессуальной фигурой, от воли и волеизъявления которого в значительной мере зависит возникновение, изменение и прекращение гражданско-процессуальных правоотношений по поводу усыновления (удочерения).

В ч.1 статьи 317-4 ГПК РК предусмотрено обязательное участие в деле усыновителя (удочерителей).

Права и обязанности усыновителя (удочерителя), как заявителя по делу, не выходят за рамки тех прав и обязанностей, которые могут принадлежать истцу в исковом производстве. Именно в исковом производстве субъекту предоставляется наиболее широкий круг процессуальных прав и обязанностей.

При этом, несмотря на то, что мы упомянули о гражданско-процессуальном положении истца, следует отметить, что усыновитель (удочеритель) согласно действующему законода-тельству является участником особого, а не искового производства.

Однако, было бы некоторым упрощением рассматривать правовое положение усыновителя (удочерителя), как и любого другого участника процесса, в качестве простого набора прав и обязанностей. Следует обозначить правовое положение с учетом тех задач, которые стоят перед судом при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении), тех целей, к достижению которых посредством процессуальных средств, стремятся усыновитель (удочеритель), а также иные заинтересованные лица, с учетом правового режима, предусмотренного в отношении усыновления (удочерения). Поэтому объем реализуемых прав в зависимости от ситуации будет различен, процессуальное положение указанных субъектов может меняться.

Обособленное рассмотрение прав и обязанностей усыновителя (удочерителя) практически невозможно без учета прав и обязан-ностей остальных участников процесса. Отдельное выделение данного вопроса в настоящем подразделе работы диктуется целесообразностью более подробного их рассмотрения, причем в необходимых случаях мы будем опираться на те положения гражданско-процессуального закона и теории гражданского процесса, которые имеют отношение к участию в процессе родителей усыновляемого (удочеряемой), самого усыновляемого (удочеряемой), органов опеки и попечительства, иных заинтересованных в исходе дела лиц.

Правовое положение усыновителя (удочерителя), как и других участников гражданского судопроизводства по поводу усыновления (удочерения) определяется всей совокупностью норм гражданско-процессуального законодательства, а не только теми нормами, которые содержатся в главе 5 ГПК РК и посвященных лицам, участвующих в деле.

В специальной литературе по граждан-скому процессу в основном проводится лишь общий анализ их правового положения и не освещаются особенности реализации их прав и обязанностей в отдельных стадиях гражданского процесса (80).

Кроме того, следует отметить, что в теории гражданского процессуального права более подробно рассматриваются отдельные стадии искового производства, а отдельные стадии остальных видов гражданского судопроизводства, включая особое произ-водство, наоборот освещаются недостаточно (81). Такое положение сложилось в советском гражданско-процессуальном праве и нельзя сказать, что оно кардинально изменилось на современном этапе.

Обозначим те нормы законодательства, которые регламен-тируют процессуальное положение усыновителя (удочерителя).

Оно определяется нормами ГПК РК. Непосредственное указание на это содержится в главе 12 ЗоБС РК. Причем данный закон содержит указание на порядок рассмотрения дел об усыновлении (удочерении), а значит косвенно определяет и процессуальное положение усыновителя (удочерителя).

Согласно п.1 статьи 2 ГПК РК порядок судопроизводства по гражданским делам на территории Республики Казахстан опре-деляется конституционными законами, ГПК РК, основанном на Конституции Республики Казахстан и общепризнанных принципах и нормах международного права.

В ГПК РК положения усыновителя (удочерителя) будут касаться как нормы общего характера об участниках гражданского процесса (статьи 44-51 ГПК РК), о доказывании и доказа-тельствах, так и нормы, регулирующие отдельные стадии гражданского судопроизводства.

Для полноценного анализа процессуальных прав и обязан-ностей усыновителя (удочерителя) и других лиц важно иметь в виду и общетеоретические положения гражданско-процессуального права. В частности, мы должны принципиально определиться в отношении теории «единого процессуального правоотношения» О. Бюлова (82).

На наш взгляд, гражданский процесс в качестве единого отношения следует рассматривать в качестве идеологического, а не правового отношения, а действительные правоотношения будут складываться между судом и отдельными лицами, участвующими в деле.

Вывод, который следует из такой посылки, подтверждает сказанное нами выше. Необходимы процессуальные нормы, которые будут определять конкретные права и обязанности усыновителя (удочерителя). Если их недостаточно, то права и обязанности усыновителя (удочерителя), конечно же, будут установлены исходя из общих целей и начал гражданского судопроизводства в Республике Казахстан.

Задача такого подхода – усилить эффективность решения практических вопросов участия усыновителя (удочерителя) в гражданском процессе.

Рассматривая правовое процессуальное положение усыновителя (удочерителя), таким образом, мы должны характеризовать его права и обязанности в разрезе отдельных стадий гражданского процесса. С другой стороны, мы не должны упускать из вида, те общие задачи, которые стоят перед судом в процессе осуществ-ления правосудия по гражданским делам, тот объект, который имеет в виду законодатель, устанавливая гражданско-процес-суальное регулирование.

Другой общетеоретический аспект, который также следует рассмотреть, для установления круга прав и обязанностей усыновителя (удочерителя) – это вопрос о предмете гражданско-процессуального права вообще и дел об усыновлении (удоче-рении), в частности.

На первый взгляд он также не имеет отношения к проводимому исследованию, однако, его постановка уместна с методологиче-ской точки зрения.

Практически все ученые – процессуалисты определяют предмет регулирования гражданско-процессуального права обобщенно, как «общественные отношения в области судопроизводства по гражданским делам» (83). Гражданско-процессуальное законно-дательство дает более полное представление о предмете его регулирования.

В статье 1 ГПК РК разграничение общественных отношений, возникающих при отправлении судами правосудия по граждан-ским делам привязано к градации дел по видам производств, в порядке которых они рассматриваются.

Деление дел по предметному признаку в зависимости от этого правоотношения, в связи с которым дело было возбуждено, также имеет значение, но в процессуальной классификации, оно, конечно же, не является основополагающим, а скорее всего даже имеет вспомогательное значение. Однако нельзя сбрасы-вать со счетов, что процессуальные права и обязанности усыновителя (удочерителя) будут определяться не только видом гражданского судопроизводства. Определение вида гражданского судопроизводства до сих пор не имеет четких критериев. В некоторых случаях, особенно касательно дел об усыновлении (удочерении), складывается, что оно носит формальный, поверхностный характер. Значит и правовой статус усыновителя (удочерителя) обозначен не твердо.

То, что деление дел на отрасли права, к которой относится материальное правоотношение, по поводу которого дело возникло, также признается значимым, пожалуй, до сих пор есть следствие влияния римского права, которое оценивалось как «система исков» (84). Такое деление, безусловно, необходимо для анализа в рамках гражданского процесса субъективных материальных прав и обязанностей тех или иных субъектов (усыновителя) и кроме того, составляет одну из предпосылок соблюдения законности при отправлении судами правосудия по гражданским делам.

В соответствии с п. 3 статьи 2 ГПК РК: «Законодательство о гражданском судопроизводстве устанавливает порядок рас-смотрения дел по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, административных, финансовых, хозяйственных, земельных правоотношений, отношений по ис-пользованию природных ресурсов и охране окружающей среды и других правоотношений, а также дел особого производства». Как видим деление по отраслям права производится только для спорных производств. Несмотря на верность исходной законно-дательной посылки, мы в данной норме находим некоторое логическое противоречие норме статьи 1 ГПК РК. Разве не относятся к разным отраслям права те правоотношения, в связи с которыми, возникают те или иные разновидности дел, рас-сматриваемых в порядке особого производства ?

На данный вопрос следует ответить утвердительно. Дела особого производства, относятся к разным отраслям права. Свои особенности имеют, скажем, при рассмотрении дел по установлению фактов, имеющих юридическое значение и дел об усыновлении (удочерении).

Отсюда можно сделать еще один вывод, правовое положение лица, обратившегося за установлением факта, имеющего юриди-ческое значение и правовое положение усыновителя (удочерителя) неодинаковы. Это имеет место, несмотря на то, что речь при этом идет об одном и том же виде гражданского судопроизводства. Поэтому, умалять значение предметного деления гражданских судопроизводств не стоит, они напрямую влияют на права и обязанности субъектов, включая усыновителей (удочерителей). К сожалению, пока это не осознано в полной мере ни в судебной практике, ни в теории гражданского процессуального права и не учтено в законодательстве.

В действующем законодательстве усыновитель (удочеритель) ошибочно рассматривается как заявитель по делам особого производства.

По мнению ряда авторов, в отличие от искового произ-водства в особом производстве речь идет лишь о констатации определенного юридического состояния лица, имущества или документа (85), то есть всякий спор отсутствует.

При усыновлении (удочерении) речь не идет о констатации юридического состояния или юридического факта. В рамках дел об усыновлении (удочерении) решается вопрос о субъективных правах и обязанностях усыновляемого (удочеряемой), судом закрепляются права и обязанности усыновителя (удочерителя), в некоторых случаях вопреки воле родителей, прекращаются их права по отношению к ребенку. Таким образом, при взаимо-действии интересов усыновителя (удочерителя) и родителей ребенка не соблюдается основное требование о бесспорности особого производства.

В рамках гражданского судопроизводства усыновитель (удочеритель) просит суд не только о «констатации фактов», он требует определения дальнейшего поведения субъектов. Такое поведение свойственно истцу в рамках искового производства (86).

Сказанное является предпосылкой для непосредственного рассмотрения процессуальных прав и обязанностей лица, кото-рое усыновляет (удочеряет).

В первую очередь, речь идет о возможности лица, заинте-ресованного в усыновлении (удочерении), обратиться в суд с просьбой о решении вопроса об усыновлении (удочерении). Это следует рассматривать как частный случай реализации гражданами права на судебную защиту своих прав и интересов. Вместе с тем обращение в суд в связи с усыновлением (удочерением) следует оценить как специфическое проявление реализации данного права. Поскольку речь идет не о восстановлении нарушенных прав и интересов, а об их установлении.

В связи с этим обоснованно отметить некоторый пробел в семейном законодательстве. В ЗоБС РК отсутствует общая норма об основаниях возникновения семейно-брачных правоот-ношений. Поэтому, будем исходить из положений гражданского законодательства. В соответствии со статьей 1 ГК РК к семейным отношениям, не урегулированным семейным законодательством, применяется гражданское законодательство. Согласно п.п. 3 ч. 2 статьи 7 ГК РК, гражданские права и обязанности возникают: «из судебного решения, установившего гражданские права и обязанности». Такое решение может состояться, если имеется право лица на судебную защиту своих прав (материально-правовая категория) (87).

Оно в свою очередь, согласно существующему стереотипу имеется только тогда, когда нарушено право субъекта.

А ведь правовое положение усыновителя (удочерителя) особое, он обращается в суд не потому, что нарушено его право. Возможность такого обращения попросту не учтена в нашем законодательстве. Если мыслить в строго формальном аспекте, то право усыновителя (удочерителя) обратиться в суд за усыновлением (удочерением) окажется достаточно зыбким.

Ввиду того, что такое основание возникновения частных прав и обязанностей как судебное решение является для нашего законодательства относительно новым, вполне естественно, что данная категория еще не получила оценку с позиции смежных отраслей права, одной из которых является гражданско-процессуальное право.

Исходя из сказанного, формулировку - «обращение в суд за защитой прав и интересов» следует изменить, поскольку ее употребление не является верным во всех случаях и говорит просто об «обращении в суд». Дополнительно следует сказать о предпосылках такого обращения. Наряду с ранее признанными в теории гражданско-процессуального права, материально-правовой предпосылкой обращения в суд при усыновлении (удочерении) будет являться необходимость установления родительских прав и обязанностей усыновителя (удочерителя) (в отличие от наличия оспариваемого или нарушенного права или интереса). Такой подход позволит в значительной мере поменять представ-ление о правовом положении усыновителя (удочерителя) в гражданском процессе. В первую очередь это касается условий вступления в процесс усыновления (удочерения). Обращение с заявлением в суд является не только правом, но и обязанностью усыновителя (удочерителя). Однако, в некоторых случаях судами это игнорируется, что является грубейшим нарушением законо-дательства. В частности, это имело место в практике Асыкатинского судебного участка Махтааральского райсуда Южно-Казахстанской области при рассмотрении заявления Р.В. об усыновлении трех детей его жены К.Н. от первого брака и ее племянника К.А., родители которого по решению суда признаны безвестно отсутствующими. Решением от 10 мая 2000 года суд удовлетворил требования Р.В., при этом в резолютивной части в отношении усыновленного К.А. указал матерью записать К.Н., а отцом Р.В. Между тем, в материалах дела отсутствует заявление К.Н. об усыновлении ею К.А., в судебном заседании она не участвовала, своего мнения по поводу усыновления как племян-ника, так и своих детей заявителем Р.В. не высказывала, вопроса о записи ее в случае усыновления К.А. матерью последнего не ставила.

В приведенном примере из судебной практики сконцентри-рованы многочисленные нарушения закона, этим оно привлекает внимание. Однако игнорирование процессуальных прав и обязан-ностей усыновителей (удочерителей) – нередкое явление. Контроль суда за их обеспечением и соблюдением должен осуществляться уже с момента подачи заявления в суд, чего, к сожалению, часто не происходит.

В статье 78 ЗоБС РК говорится об учете лиц, желающих усыновить (удочерить) ребенка. Если подойти прямолинейно к оценке данной нормы, то можно предположить, что учет лица, в качестве желающего быть усыновителем (удочерителем), является условием для его вступления в гражданский процесс, Однако, такой подход будет являться необоснованным сужением права лица в необходимых случаях обращаться в суд за решением вопроса о тех или иных своих правах. Поэтому ниже нами будет предложена собственная оценка учета.

Попутно хотелось бы отметить сомнительность подхода законодателя к определению порядка учета лиц, желающих усыновить (удочерить) ребенка, который отнес это к компе-тенции местных исполнительных органов. Это в корне неверно, порядок учета желающих быть усыновителями (удочерителями) должен быть определен законодательно. Это в одинаковой мере касается как граждан Республики Казахстан, так и иностранных граждан. Учет последних производится в соответствии с Правилами об учете иностранных граждан, желающих усыновить (удочерить) детей, являющихся гражданами Республики Казахстан, утверж-денными приказом Министра иностранных дел Республики Казахстан N 655 от 17 июня 1999 года. Безусловно, порядок учета обеих групп должен быть унифицирован, установлены дополнительные критерии к учету в качестве усыновителей (удочерителей) иностранных граждан. Следует, видимо, также предусмотреть возможность усыновления (удочерения) лиц без гражданства, имеющие постоянное место жительство в Республике Казахстан. Иностранных граждан и лиц без гражданства, пос-тоянно проживающих в Республике Казахстан в порядке учета приравнять к гражданам Республики Казахстан. Сам же учет должен иметь значение для оценки семейного материально-правового положения лица, желающего быть усыновителем (удочерителем), что в законодательстве не конкретизируется. Не рассматривается значение учета и в теории отрасли. В целом обоснованным является вывод: процессуально-правовой и материально-правовой статус усыновителя нигде не получил в законодательстве четкого разграничения, а это непосредственно отрицательно сказывается на реализации прав усыновителя (удочерителя).

В ЗоБС РК отсутствуют, либо не совсем конкретны объектив-ные критерии, согласно которым можно установить возможность лица быть усыновителем (удочерителем). Наши предложения на этот счет приведены в первом разделе работы. В дополнение к ним отметим необходимость установления требований по мате-риальному положению усыновителя (удочерителя), то есть конкретизации того, что можно расценивать к качестве наличия в семье условий для нормального развития, воспитания и образования ребенка. Такие условия и соответствие субъективным критериям, вместе составят комплекс юридических фактов, позволяющий положительно, а при их отсутствии отрицательно решить вопрос об усыновлении (удочерении).

С процессуальных позиций можно отметить, что эти юриди-ческие факты должны составить предмет доказывания в деле об усыновлении (удочерении). Субъект, обращаясь за усыновлением, должен указать в своем заявлении на наличие всех условий для усыновления (удочерения). В дальнейшем, ему должна быть предоставлена возможность доказывать факты, изложенные в заявлении всеми доступными процессуальными способами.

После того, как усыновитель (удочеритель) вступил в граж-данский процесс, его правовое положение должно характеризо-ваться с учетом состязательности ведения гражданского процесса (аспекты состязательности будут рассмотрены в третьем параграфе настоящего раздела). Отсутствие состязательности при рассмот-рении дела практически аннулирует значение судебного разбирательства. При отсутствии состязательности получится, что по существу сохраняется старый административный порядок, когда местный исполнительный орган по формальным критериям выносил решение об усыновлении (удочерении).

Правовое процессуальное положение усыновителя следует оценивать также через призму правового процессуального положения органа опеки и попечительства. В п. 1 ст. ЗоБС РК, части 1 статьи 317-4 ГПК РК лишь упоминается, что дела об усыновлении (удочерении) рассматриваются с участием органов опеки и попечительства. Логически мы подходим к тому, что орган опеки и попечительства участвует в деле в соответствии со статьей 57 ГПК РК для дачи заключения по делу. Такой подход для дел об усыновлении (удочерении) вызывает нарекания. В рамках обычных исковых дел всегда имеется противоположная сторона (истец или ответчик) и основной упор в состязатель-ности делается на их противостояние.

При рассмотрении дела в порядке особого производства получается, что в ряде случаев орган опеки и попечительства просто констатирует соответствие усыновителя (удочерителя) тем требованиям, по которым он имеет право быть усыновителем (удочерителем). Заявитель вследствие этого, в рамках граждан-ского процесса получает значительные преимущества.

Следует отметить, что в процессуальном аспекте ввиду этого складывается еще одна достаточно серьезная проблема. Речь идет об усыновляемом (удочеряемой), который, вследствие того, что усыновитель (удочеритель) действует как заявитель в бесспорном производстве оказывается в качестве не субъекта процессуальных отношений, а как бы их «объекта», насколько бы не корректно это ни звучало. Это недопустимо, когда речь идет о личности, в отношении которой решается вопрос о ее субъективных правах.

Процессуальные права и обязанности усыновителя (удо-черителя) могут быть реализованы в полной мере лишь в рамках искового производства.

Его следует признавать истцом во всех случаях, даже тогда, когда право лица стать усыновителем (удочерителем) не вызывает больших сомнений.

Для реализации этой идеи необходимо поменять для дел об усыновлении (удочерении) процессуальное положение органа опеки и попечительства, его надо вовлекать в процесс в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора или процессуального истца (88). Это позволит в процессе доказательственной деятельности суда и лиц, участвующих в деле более качественно установить факты, входящие в предмет доказывания, а впоследствии и более эффективно применить семейное законодательство.

В некоторых случаях противоположной стороной для усы-новителя (удочерителя) могут выступить родители, которые лишаются родительских прав. На наш взгляд не исключена конкуренция прав нескольких лиц, которые желают быть усы-новителями (удочерителями), конечно же, это допустимо в тех случаях, когда она не будет наносить ущерб интересам ребенка, например, ребенку малолетнему.

Заявитель-гражданин Республики Казахстан или иностранный гражданин, желающие усыновить (удочерить) ребенка должны подать в суд заявление установленной формы. Действующее граж-данское процессуальное законодательство Республики Казахстан, конкретизирует требования к его содержанию (статья 317-2 ГПК РК), кроме того, по смыслу п. 1 ст. 290 ГПК РК оно должно со-ответствовать требованиям, предъявляемым к подаче исковых заявлений, с учетом особенностей особого производства.

Помимо реквизитов указанных в законе, на наш взгляд, в заявлении после указания суда, в который подается заявление и указания собственного наименования (места жительства), заявитель должен указать наименование и местонахождение органа опеки и попечительства, в котором он встал на учет в качестве лица, желающего стать усыновителем (удочерителем). В заявлении потенциальный усыновитель (удочеритель) должен выразить просьбу к суду об установлении между ним и ребенком роди-тельских прав и обязанностей. Должен содержаться перечень прилагаемых документов. В заявлении об усыновлении (удоче-рении) указываются обоснованные причины, по которым усыновление (удочерение) является необходимым для него и ребенка. Вследствие этого, он может ссылаться и на факторы, по которым воспитание патронатными воспитателями, детскими воспитательными учреждениями и другими лицами является неприемлемым в интересах ребенка.

В этом отношении положительную роль сыграло Постанов-ление пленума Верховного суда Республики Казахстан от 22 декабря 2000 года «О некоторых вопросах применения судами законодательства о браке и семье при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей» (89). В п. 3 названного постановления в качестве необходимых документов указаны:

- заключение органа опеки и попечительства по месту жительства (нахождения) ребенка об обоснованности и о соответ-ствии усыновления (удочерения) интересам усыновляемого (удочеряемой);

- акт обследования условий жизни усыновителей (удочери-телей);

- копии актовой записи и свидетельства о рождении ребенка;

- медицинское заключение компетентного органа о состоянии здоровья, физическом и умственном развитии усыновляемого (удочеряемой);

- согласие родителей на усыновление (удочерение) ребенка, если оно требуется по закону;

- согласие ребенка на усыновление (удочерение), если ребенок достиг возраста 10 лет;

- доказательства, подтверждающие, что заявитель может быть усыновителем (удочерителем) данного ребенка.

Сказанное выше о необходимости обеспечения беспрепятст-венного обращения лица в суд, когда на это есть законные основания, косвенно подкрепляется и позицией пленума Вер-ховного Суда Республики Казахстан. В тех случаях, когда документы по тем или иным причинам не могут быть получены и представлены самим заявителем, они должны истребоваться судом по ходатайству заявителя.

После подачи заявления, суд решает вопрос о возбуждении гражданского дела. Практика показывает, что нормы процес-суального законодательства о принятии заявлений нуждаются в дополнении. Необходимо законодательно закрепить требование о личном участии усыновителя (удочерителя) в гражданском процессе, а значит, по делам об усыновлении (удочерении) должно исключаться представительство. В практике судов Республики Казахстан не-редко имеются случаи, когда усыновитель (удо-черитель) участвует в процессе через представителя. Аналогичная проблема существует и в Российской Федерации, что служит доказательством несовершенства законодательства по данному вопросу в целом на постсоветском пространстве. Зачастую иностранные граждане обращаются в суд с заявлениями через доверенных лиц, предварительно посмотрев ребенка на фотографии или на видеокассете, полученных ими, либо от доверенных лиц, либо от других заинтересованных организаций (90). Например, граждане США – супруги Р. при рассмотрении дела об удочерении в 2000 году в суде Медеуского района города Алматы показали: «Через фирму «Э.И.,И.» нашли сестер-близнецов М., родители которых отказались от них, ознакомились с данными девочек, получили их фотографии и решили удочерить их» (91).

Подача заявления через представителя должна служить одним из оснований его возвращения (это потребует внесения соответствующих изменений в статью 154 ГПК РК). В этой связи не помешает обратиться и к законодательным решениям, имеющим место в Российской Федерации, где, на наш взгляд, вопросы усыновления (удочерения) получили более удачное решение. В соответствии с п. 3 статьи 126-1 Семейного Кодекса Российской Федерации обязательное личное участие лиц (лица), желающих усыновить (удочерить) ребенка, в процессе усынов-ления (удочерения) не лишает их права иметь одновременно своего представителя, права и обязанности которого установлены гражданским и гражданско-процессуальным законодательством, а также пользоваться в необходимых случаях услугами перевод-чика» (92). Предложение нормы, аналогичной приведенной не опровергает сказанного нами ранее. Промежуточные (технические) действия могут быть совершены и представителем, однако, важные процессуальные действия, к числу которых относится и инициирование процесса, должны совершаться лично усыно-вителем (удочерителем).

Подача заявления в суд требует соблюдения заявителем правил о подсудности. Новое процессуальное законодательство устранило ранее существовавший пробел по подсудности усы-новления (удочерения). Теперь заявления об усыновлении (удочерении) должны подаваться по месту жительства ребенка (статья 317-1 ГПК РК).

Необходимо заострить внимание на вопросе об учете лиц, желающих стать усыновителями (удочерителями) - как граждан Республики Казахстан, так и иностранных граждан. Постановка на учет не должна становиться условием принятия заявления об усыновлении (удочерении). Вместе с тем, заключение органа опеки и попечительства о возможности усыновления (удочерения) должно являться обязательным доказательством по делам об усыновлении (удочерении), однако, не имеющим для суда заранее установленной силы. После решения вопроса об усыновлении (удочерении) орган опеки и попечительства будет выступать в отношении усыновителя (удочерителя) в качестве компетент-ного органа.

После принятия судьей заявления и вынесения им определения о возбуждении гражданского дела должна проводиться подготовка дела к судебному разбирательству. Одной из значительных проблем является то, что по категории дел, связанных с усыновлением (удочерением) отсутствует литература и иные разработки, которые позволили бы судить о всех особенностях подготовки данных дел к судебному разбирательству. В свое время Верховный Суд СССР в постановлении от 11 октября 1965 года указал на то, что подготовка дел к судебному разбиратель-ству должна проводиться с учетом той или иной категории дел (93), однако, по многим из них так и не были разработаны рекомендации по их подготовке к судебному разбирательству.

Стадия подготовки дел характеризуется участием заявителя как активного субъекта процесса в процессуальных действиях и процессе доказывания, проходящими под контролем суда (94). Суд, несмотря на то, что производство не носит спорного харак-тера не должен целиком и полностью полагаться на заявителя, становиться в зависимость от него. По аналогии с исковым производством здесь можно привести мысль, высказанную некоторыми авторами: «Истец не обязан давать юридическую квалификацию спорному материальному правоотношению и ссылаться на закон» /69, с.143/.

Это объясняется тем, что истец (или заявитель) может упустить важные факты, придать правовое значение обстоятельствам, не относящимся к делу, либо, проявив недобросовестность, наме-ренно исказить действительное положение или умолчать о неугодных ему фактах. Реализация заявителем своих процес-суальных прав, перечисленных в статье 47 ГПК РК не должна давать ему возможность по своему усмотрению «лепить процесс», направлять его исключительно в своих интересах, отрицательно влиять на качество рассмотрения дела. Например, в деле об удочерении А. гражданином С., рассмотренном в 1999 году Медеуским районным судом города Алматы, последний указал в заявлении, что в течении пяти лет отец удочеряемой не обеспечивал ее содержание. В суде удочеритель поддержал свое заявление. Представитель органа опеки и попечительства дал формальное заключение о возможности удочерения А. заявителем без согласия отца ребенка, поскольку последний более шести месяцев без уважительной причины уклоняется от воспитания и содержания своей дочери. Больше в решении суда ничего не сказано для обоснования этих фактов удочерения. Не было взято в расчет и то, что вывод о возможности удочерения без согласия родителя вправе делать только суд. Таким образом, суд вынес недостаточно обоснованное решение об удочерении и поддался доводам усыновителя.

Положение дел в этой области несколько улучшится, если законодатель признает дела об усыновлении (удочерении) спорными.

Если соответствующее законодательное решение на этот счет принято не будет, необходимо введение отдельной нормы, определяющей правовое положение усыновителя (удочерителя) в особом производстве, поскольку общие нормы статей 48, 49 ГПК РК, применяемые в отсылочном порядке, и регламен-тирующие права и обязанности истца и ответчика, не в полной мере отражают особенности правового положения заявителя. Это отражается на стабильности судебной практики, поскольку некоторые судьи, вследствие двойственности положения усыно-вителя (удочерителя) совершают процессуальные ошибки при ведении дел.

Например, вынося решение по делу, рассмотренному в 1999 году в Бостандыкском районном суде города Алматы судья в решении указывает: « В судебном заседании заявитель Ш. свои исковые требования поддержал...». Суд совершенно не упомянул отношение к делу другой стороны, тогда как участие истца требовало активного участия и противоположной стороны – ответчика.

Доказывание, а в дальнейшем вынесение законного решения напрямую зависит от участия в процессе заинтересованных лиц. В п. 1 статьи 290 ГПК РК предусматривается, что дела особого производства суд рассматривает с участием заявителя и заин-тересованных лиц, однако, закон не конкретизирует по чьей инициативе они должны привлекаться к участию в деле. По делам об усыновлении (удочерении) (равно как и по другим делам) заинтересованные лица могут привлекаться по ходатайству усыновителя (удочерителя). Кроме того, должно чаще применяться судебное усмотрение в решении данного вопроса.

Суд должен по своей инициативе выявлять заинтересованных лиц и обеспечивать их участие в процессе. В процессе должны участвовать как лица, заинтересованные в усыновлении (удоче-рении) ребенка (детей) заявителем, так и те лица, которые придерживаются противоположных позиций. Участие указанных лиц в процессе, будет оказывать непосредственное воздействие на процессуальные права и обязанности усыновителя (удочерителя).

<< | >>
Источник: Джандарбек Бауржан Абылкасымулы. Усыновление (удочерение) в семейном праве Республики Казахстан. Алматы, 2007. 2007

Еще по теме § 2.1. Правовое положение усыновителей (удочерителей):

  1. Глава 3. КОНСТИТУЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ГРАЖДАНИНА И ЧЕЛОВЕКА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  2. СЕМИНАРЫ №№ 4, 5: ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ АКЦИОНЕРА (4ч)
  3. СЕМИНАР № 9: ОСОБЕННОСТИ СОЗДАНИЯ, РЕОРГАНИЗАЦИИ, ЛИКВИДАЦИИ И ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ОТДЕЛЬНЫХ ВИДОВ АКЦИОНЕРНЫХ ОБЩЕСТВ (2ч)
  4. 1. Правовое положение Центрального банка РФ
  5. Глава 2 Правовое положение Центрального банка Российской Федерации (Банка России)
  6. 9. Правовое положение служащих Банка России
  7. Глава 3 Правовое положение кредитных организаций
  8. § 7. Совет директоров Банка России: порядок назначения, правовое положение и функции
  9. Тема 7 ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ БАНКА РОССИИ
  10. Глава 4. Правовое положение военной организации государства86
  11. Глава 15. Правовое положение военных организаций240
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -