Философия права

Кузнецов В. Г. ФИЛОСОФИЯ И УЧЕНИЕ О ПРАВЕ. УЧЕБНИК
§3. ПРИРОДА ПРАВА
Основной признак права — быть регулятором общественных отношений. Заметим, что в обществе есть и неправовые способы регулирования, каковыми являются мораль, обычай, традиции, религиозные нормы, мифологические представления. Особенности правового регулирования обусловлены тем, что оно сформировалось в развитом обществе с государственным типом общественной организации жизни. Признак регулирования следует отличать от обеспечения. Существуют такие виды права, которые регулируют отношения индивида и общества (или его части), но не обеспечивают его прав. Таковым является обычное право.

Без права невозможно даже представить себе гражданское общество, следовательно, право есть социальное явление, возникающее на определенном этапе эволюционного развития человечества. Принято считать, что до гражданского общества и государства право в современном его понимании не существовало. Такая точка зрения имеет основание, если иметь в виду, что, например, обычное право является источником современного права.

Право, соответствующее развитому правовому государству, назовем цивилизованным правом. Такое право должно не отражать интересы отдельных классов, сословий или групп, а обеспечивать общечеловеческую справедливость. Оно призвано также охранять индивидуальные интересы личности, если они, разумеется, не противоречат индивидуальным интересам других людей. Цивилизованное право должно одновременно предоставлять условия для свободного волеизъявления и быть мерой ограничения свободы. Такое право ограничивает произвол (полную, формальную свободу) для того, чтобы обеспечить действительную свободу личности, согласующуюся с идеями естественного права.

Поскольку цивилизованное право возникает в государстве, оно имеет особые черты, отражающие его тесную связь с государством. Все правовые нормы устанавливаются государством и закрепляются в законодательных актах (в отличие от норм морали, религии, обычаев, традиций)60.

Нормы права имеют принудительную силу и определяют как запрещенные, так и правомерные действия. Если деяние в уголовной сфере нарушает право, то восстановление права осуществляется при по-

507

мощи определяемых законом наказаний. Наказание является законным способом восстановления правового порядка. Вдогосударствен-ных и негосударственных обществах наказание выступало в виде частной мести. В гражданском обществе наказание производится публичной властью, которая опирается на принятые государством законы. «Все частные права (на жизнь имущество и т.д.) гарантированы государством, оно ручается за их неприкосновенность, ставя их под защиту своих законов. Закон, воспрещающий частным лицам по собственному усмотрению умерщвлять своих сограждан, по праву издан государством, и, следовательно, в нарушении его (в убийстве) нарушается право государства, и в казни убийцы восстанавливается право не убитого, а право государства и значение закона»61.

Общество не всегда полностью гарантировало всем своим членам права собственности и жизни. Известно, что при родоплеменном устройстве общественной жизни убийство одного из членов рода воспринималось как общее оскорбление, нанесенное всему роду, и род мстил за это. Позже публичная власть не всегда и не во всех государствах считала воровство и убийство (например, дуэли) уголовными преступлениями. Преступления против личности регулировались законами лишь с целью прекращения обычаев кровной мести, которые очень часто приводили к истребительным войнам между племенами. Наказания за такие преступления могли быть вполне умеренными, принцип «око за око, зуб за зуб» (основание доктрины отмще1-ния) не действовал. Напротив, преступления против государства (например, подделка денег) карались с максимальной жестокостью, вплоть до устройства публичных казней. «На этой стадии развития государственности только политические преступления имеют, собственно говоря, уголовный характер, а все прочие, не исключая и убийства, рассматриваются не как преступления, а как частные ссоры»62. Здесь существенно, что наказание как правовой акт, исходящий от публичной власти с опорой на действующие законы, восстанавливает общую справедливость, и индивидуальная воля преступника и его оценка справедливости определенного для него наказания не учитываются. Месть же в отличие от правового наказания осуществляется непосредственно пострадавшим (или от его имени) или группой, к которой он относится. Таким образом, «месть и наказание отличаются друг от друга тем, что месть — это возмездие, поскольку оно осуществляется обиженной стороной, а наказание — это возмездие, поскольку оно налагается судьей. Возмездие потому-то и должно осуществляться как наказание, что в случаях мести имеет влияние страсть и право оказывается в тени. К тому же месть не обладает формой права, а имеет форму произвола, так как обиженная сторона действует, всегда повинуясь чувству или субъективной побудительной причине. Именно поэтому справедливость, осуществленная как месть, и является в свою очередь новой обидой, воспринимается как единичный поступок, вос-508

производится, таким образом, без примирения до бесконечности»63. Лишь постепенно в юридическом сознании вырабатываются представления о мере наказания, которая в разное время и в разных странах зависела от жестокости правителей, специфических нравов народов и многих других конкретных факторов. Человечество, методом проб и ошибок придя к применению сознательного государственного регулирования, постепенно убеждается, что «мера наказания», юридическое понятие, имеет большое общественное и воспитательное значение, а также этическую сторону, и главное, им определяются сила и справедливость или гуманность и надежность правовых законов. «Для юридической оценки важна не злая воля сама по себе и не результат деяния сам по себе, который может быть и случайным, а только связь намерения с результатом или степень реализации злой воли в деянии, так как степень реализации и соответствующая степень опасности для общества подлежат объективному определению или представляют внешнее зло, защита от которого есть внешнее добро, допускающее правомерную принудительность»64.

Таким образом, сущность права внутренне противоречива: обеспечивает, с одной стороны, личную свободу и интересы граждан, их естественные права, а с другой — общее благо, общую волю и общий интерес.

Центральным понятием положительного права является «закон». Приведем несколько известных его определений.

В последнее время часто можно услышать призывы к созданию законодательства, которое было бы в состоянии обеспечить-естествен-ное право. Но при этом забывают, что естественное право является эмпирическим правом. Практически во всех современных отечественных концепциях права присутствует мотив «обеспечения естественных прав человека», а некоторые еще отстаивают «естественные потребности человека». Эмпирический характер таких концепций очевиден: в понимании природы права при этом исходят из индивида, из положения о том, что нет ничего ценнее человека, что человек живет один раз и нужно создать ему все условия для счастливой и безопасной жизни.

Абстрактный гуманизм, пронизывающий такого рода концепции, оборачивается в каждом конкретном случае своего применения однобокостью и элитарностью, потому что свободу и безопасность конкретному человеку должен (или призван, в данном случае это неважно) обеспечить другой человек за счет ущемления своей свободы и безопасности. Сформулировать законы, даже очень хорошие и справедливые, можно достаточно легко. Но никакой закон не будет выполняться сознательно каждым членом общества (иначе он бы совпал с моральной нормой). Необходим механизм реализации законов, принудительная власть. Абстрактная концепция естественных прав человека не может быть полностью выполнена, пока существуют несправедливость, зло, преступление.

509

В этом отношении очень актуально звучат слова великого философа И. Канта: «Чисто эмпирическое учение о праве — это голова (подобно деревянной голове в басне «Федра»), которая может быть прекрасна, но, увы, не имеет мозга»65. Кант связывает понятие «закон» с понятиями «всеобщая воля», «максима» и «категорический императив». В категорическом императиве фиксируется формальный принцип долга: «Поступай так, чтобы максима твоего поступка могла стать всеобщим законом»66. Максима поведения является субъективным принципом действия, принимаемым как внутреннее правило, она не должна противоречить всеобщим законам, которые выражают общую волю, объективно противостоящую субъективной максиме. Тогда закон — это положение, которое содержит категорический императив, вводимый законодателем; последний предписывает обязательность выполнения закона, хотя не всегда является его создателем (законодатель может, например, закрепить в законе уже существующие, давно созданные обычаи, элементы народных привычек и традиций, может также отразить всеобщий или частный интерес и пр.). С точки зрения Канта, власти следует повиноваться безусловно. Даже обсуждение причин, на основании которых она возникла и действует, должно наказываться. Какой бы верноподданнической и даже реакционной ни казалась эта мысль с позиций теоретиков устранения государства (анархизма, коммунизма), она продиктована пониманием важности роли государства в жизни общества67.

Интересно также рассмотреть определение закона Гегелем: «Закон есть абстрактное выражение всеобщей, в себе и для себя существующей воли»68. Так понимаемый закон является выражением разумной воли законодателей, которые осознали содержание объективных закономерностей, необходимо присущие правовым отношениям между людьми. Каждый отдельный гражданин не является правотвор-цем, он может даже не осознавать необходимых оснований, на которые опирается законодательство. Поэтому правовой закон не есть обобщение индивидуальных мнений, результат всеобщего обсуждения и основанного на этом общего договора. «Именно поэтому в действительной истории и не бывало так, чтобы каждый отдельный гражданин какого-либо народа предлагал законы, а затем путем общего обсуждения договаривался с другим об этом законе»69. Законодатели издают и «спускают» законы сверху вниз. Законы обладают признаками разумности, всеобщности и необходимости, направлены на ограничение произвола, характеризуют высшую ступень развития государственности в отличие от естественного состояния дикости, несправедливости и варварства. На этой стадии господствует разум, подчиняя себе стихию страстей. Разум отливается в законы, действительным началом которых является власть (правительство) — «сознательная сила бессознательного обычая» (Гегель). Данное выражение Гегеля становится совершенно ясным, если учесть, что законы действуют в обществе в подавляющем большинстве случаев, подоб-

510

но обычаям, на уровне здравого смысла, воспринимаются интуитивно, неосознанно.

Четкое в юридическом смысле понятие закона мы находим также у крупного русского философа B.C. Соловьева. Он считает, что в древности юридические и нравственные понятия были смешаны или даже слиты. Они могли быть даже выражены в законодательной форме, но их абстрактность и неприменимость в каждом конкретном случае делали их формальными истинами. Таковыми были общие предписания о воздержании от пьянства, прелюбодеяния, о почитании родителей и старших, о соблюдении чести, уважении достоинства других, призывы к бережному отношению к жизни других людей и т.п. Закон же в юридическом смысле и в его отношении к праву, «есть общепризнанное и безличное (т,е. не зависящее отличных мнений и желаний) определение права, или понятие о должном (в данных условиях и в данном отношении) равновесии между частною свободою и благом целого, — определение, или общее понятие, осуществляемое через особые суждения в единичных случаях или делах»70. Из этого определения выводятся три основных признака закона: публичность (доведение закона до общего сведения), конкретность (четкое выражение норм поведения и отношений между людьми), реальная применимость в каждом единичном случае (возможность исполнения закона, доведение его до реального воздействия посредством принуждения)71. При помощи законов право устанавливает границы беспредельной (формальной) свободе, произволу. Действительная сила, которая приводит законы в действие, требует их исполнения и карает за нарушения, называется властью. «Закон — предел, поставленный свободе воли или действий; неминучее начало, основание; правило, постановление высшей власти»72. B.C. Соловьев ясно определяет три вида власти: законодательную, исполнительную и судебную, и указывает, что в правовом обществе они должны быть разделены (принцип разделения властей), но вместе с тем он замечает, что они не могут быть разобщены, так как имеют одну цель — служение общему благу. Все они подчиняются верховной власти, которая определяет положительное право общества в целом73. Верховная власть является структурным элементом системы, которая называется государством. «Только в государстве право находит все условия для своего действительного осуществления, и с этой стороны государство есть воплощенное право»74. Нет ничего удивительного в том, что принцип разделения властей возникает только тогда, когда в обществе осознается необходимость закона как выражения права.

Весьма важным является территориальный признак действия законов, в соответствии с которым законы распространяются на всех индивидов, находящихся изданной территории, независимо оттого, к каким классам, сословиям, властным структурам и общественным организациям они принадлежат.

511

Поскольку законы устанавливаются государством, содержание законодательных актов зависит от типа государства, форм правления и политического режима. Под государством обычно имеют в виду организацию властных отношений общественной жизни в той или иной стране.

Имеются две основные концепции происхождения, сущности и роли государства в жизни общества: цивилизационная и формационная. Обе они сходны в утверждении, что государство является достаточно поздним продуктом развития общества, что оно существовало не всегда, а возникло в определенных условиях для выполнения определенных задач. Но цивилизационная концепция отстаивает идею вечности государства: раз возникнув, оно не может быть упразднено, ибо является непреходящим признаком цивилизации. Какой бы уровень развития цивилизации ни был, всегда будут существовать различия между индивидуальными, групповыми и общественными интересами, противоречия'между ними будут постоянно репродуцировать нарушения правовых законов, исходящих от государства, следовательно, государство для обеспечения правопорядка и регулирования общественных отношений должно существовать всегда. Государство есть не столько механизм проведения политики заинтересованных слоев общества, подавления классовых антагонизмов, хотя в истории оно часто выполняло такую функцию, сколько мощное средство экономического и духовного развития общества. Идея примата прав конкретной личности над правами классов и их обезличенных представителей является привлекательной стороной цивилизационного подхода. Формационная концепция исходит из предпосылки, что государство возникает вместе с возникновением классов, которые отличаются друг от друга по способу отношения к средствам производства, распределения продуктов труда, присвоения общественного богатства. Экономически господствующий класс использует государство для осуществления своей политической власти. Классы и государство не являются вечными. История человечества последовательно пройдет путь своего развития от первобытнообщинного строя через рабовладельческую, феодальную, капиталистическую формации до идеального коммунистического общества, в котором не будет ни классов, ни государства. Данная идея внешне выглядит очень привлекательной, но конкретная ее реализация приводит к отрицанию реальной многоукладное™ экономики на всех этапах развития общества; в сферу анализа попадают лишь основные противоборствующие классы, большое число населения остается не учтенным; идея превалирования экономического базиса над надстроечными явлениями приводит к односторонним концепциям редукционистского тол-' ка, к умалению творческой активности в проявлениях человеческого духа и к отрицанию существования личностных ценностей, сопряженных с общечеловеческими идеалами, человек рассматривается как представитель класса, а не как уникальная личность, право здесь —

512

возведенная в закон воля господствующего класса. Проведение в жизнь такой доктрины приводит к ограничению прав людей, к ущемлению интересов огромных слоев населения.

В современной отечественной литературе формационный подход к определению государства и, соответственно, классовый подход к пониманию сущности права постепенно исчезает, на смену им приходит все более осознаваемая тенденция к принятию цивилизационного подхода как более прогрессивного и соответствующего истинным задачам права и правового государства. «Все же исконная природа права при всей важности для него самого факта деления общества на классы, классовых отношений не в том, что оно может быть и действительно нередко бывает орудием классового господства, а в другом — в том, что оно представляет собой позитивное высокозначимое явление цивилизации»1*. Иными словами, предназначение права —консолидация общества, обеспечение разнообразных потребностей и свобод человека.

«Право, — пишет В.К. Бабаев, — это система нормативных установок, опирающихся на идеи человеческой справедливости и свободы, выраженная большей частью в законодательстве и регулирующая общественные отношения»76. С.С. Алексеев дает следующее определение права: «Право — это система общеобязательных норм, выраженных в законах, иных признаваемых государством источниках и являющихся общеобязательным критерием правомерно-дозволенного (а также запрещенного и предписанного) поведения»77.

Очень глубокий и всесторонний анализ права с точки зрения его исторического развития и современного содержания дан В.Н Хропа-нюком, который приходит к выводу, что «право есть система общеобязательных правил поведения, которые устанавливаются и охраняются государством, выражают общие и индивидуальные интересы населения страны и выступают государственным регулятором общественных отношений»78. Здесь природа права определяется не классовыми, а общими и индивидуальными интересами.

Все наши рассуждения относительно права и закона исходили из предположения о существовании идеального правового государства, в котором только и могут быть обнаружены «чистые» признаки права. Но такого государства реально никогда не было, нет и не будет. Введение понятия «гражданское общество с идеальным государственным устройством» и соответствующего ему понятия права является исследовательским приемом для выяснения наиболее важных признаков права и закона. Так, полученные понятия «право» и «закон» являются теоретическими абстракциями, реальное наполнение которым дает конкретное общество и конкретное государство с известным законодательством, которое в той или иной степени соответствует либо не соответствует идее естественного права.

Реальное содержание права данной страны, отраженное в ее законодательстве, зависит от типа государства (например, к какой формации или цивилизации оно относится), от формы государства

513

(системы организации власти, принципа территориального устройства и политического режима), т.е. положительное право всегда относительно. Ясно, что конкретное наполнение права в государствах с монархической или республиканской формой правления, с унитарным или федеративным устройством, с демократическим или тоталитарным режимами будет разным, в соответствии с чем разной будет и степень обеспечения естественных и гражданских прав и обязанностей человека. Поскольку сущностью права является внутренне напряженное единство личной свободы и общего блага, то формула «право есть возведенная в закон воля» (неважно чья, монарха, господствующего класса, народа или преступной банды) остается правильной. Важно помнить, что законодатель в лице государства должен отражать объективные потребности общества, искренне стремится к максимальному соответствию идеям естественного права, а не устанавливать законы произвольно.

Несмотря на то что правовой закон представляет собой часть объективно имеющегося в обществе права, законодатель должен чутко улавливать реально существующие общественные потребности и формулировать их обеспечение в законах. Законы предназначены для исключения произвола в поведении людей и деятельности органов власти. Степень соответствия воли, закрепленной силой закона, идеями справедливости, свободы и естественного права является внутренним критерием для определения степени прогрессивности или реакционности конкретного права. Внешним (формальным) критерием оценки права служит реальное его применение. На деле, например, может оказаться так, что подзаконный акт, указ главы государства или нормативные ведомственные акты получат большую юридическую силу, чем законы. И тогда внутренне справедливый закон может быть уничтожен действием подзаконных актов. Приведенный пример наводит нас на мысль, что так не должно быть, это противоречит и здравому смыслу, и логике действия правовых законов. Закон одинаков для всех, и его надо выполнять, но выполнение далеко не всегда происходит сознательно и без принуждения. Необходим механизм приведения законов действие. И здесь необходимо рассмотреть два очень важных понятия: законность и правопорядок.

Законность по своему реальному содержанию требует строгого выполнения законов всеми субъектами права, включая законодательные, исполнительные и судебные власти. Она означает подчинение закону всех подзаконных видов правовой деятельности, равенство всех перед законом, публичность, единое толкование и применение законов, четкое действие правоохранительных органов в борьбе с нарушениями права, обеспечение условий для правомерно разрешенного и дозволенного поведения. Реализация в рамках законности принципа «Все, что не запрещено законом, дозволено» создает условия для свободного развития всех субъектов права и для полноценной реализации гражданских свобод и прав личности. Законность являет-

514

ся основным средством и условием осуществления правопорядка в стране. В этом аспекте конкретно раскрывается основная функция права — быть регулятором общественных отношений. Нормативной базой для создания правопорядка служит оформляемое властными органами законодательство.

Подводя итог, мы еще раз подчеркнем необходимость различать вопросы, касающиеся природы, сущности, идеального содержания права, и вопросы, связанные со смыслом конкретного права, реализованного в определенных нормативных правовых актах. Принцип соответствия идеи естественного права смыслу положительного права является критерием определения меры прогрессивности или реакционности конкретного права, реализованного в данной стране в определенных исторических условиях.

1 Данная глава подготовлена по гранту РГНФ «Философия права в мировой культуре» (97-03-04307).

2 Кант И. Соч. в шести томах. Т. 4 (2). М., 1965. С. 138.

3 Обычное право действует до сих пор, например, в некоторых странах Африканского континента. «Термин «обычное право» чаще всего используется для обозначения традиционного права, существовавшего у африканских народов до колонизации. Африканскому обычному праву посвящена интересная работа А.Х. Саидова (Юридическая типология и основные правовые системы современности // Общая теория права. Нижний Новгород, 1993. С. 80). Саидов указывает характерные признаки обычного права: правовыми субъектами являются группы, кланы, семьи, а не индивиды (брак есть соглашение двух семей, развод — с согласия семьи; право собственности принадлежит группе; наказание налагается на группу); мораль и право не различаются; выявление истины осуществляется при помощи обращения к клятве и испытанию сверхъестественными силами; правовые нормы передаются аналогично преданиям; конфликты пытаются уладить, руководствуясь идеей примирения; ответственность за нарушение права индивидом обязана взять на себя группа (клан, семья). Колонизация Африки привела к возникновению «дуалистической системы права», когда сосуществовали обычное право и право, введенное метрополиями. «Первое охватывало по преимуществу административное право, торговое, уголовное право. Традиционные области — земледелие, семейное и наследственное право (прижизненный раздел собственности, некоторые гражданские обязательства) — остались в сфере действия обычного права» (там же. С. 83).

4 Buelow О. Gesetz und Richteramt. 1885. S. 48.

5 Wundt W. Logik. Eine Untersuchung der Principien der Erkenntnis und der Methoden wissenschaftlichen Forschung. B. 2. Stutgart, 1895. S. 536.

6 «Различные сословия в государстве — это в сущности те конкретные различия, соответственно коим индивиды и делятся на классы. Классы покоятся преимущественно на неравенстве богатства, доходов и образования, покоящихся в свою очередь отчасти на неравенстве по рождению, отчего индивиды и получают к одному роду деятельности, полезной для государства, большую пригодность, чем к другому» (Гегель Г.-В.-Ф. Работы разных лет в двух томах. Т. 2. М., 1973. С. 203—204).

7 Аристотель. Политика. Афинская полития. М., 1997. С. 274—275. »

8 Чанышев А.Н. Курс лекций по древней философии. М., 1981. С. 274.

9 Цит по: Чанышев А.Н. Указ. соч. С. 270.

5/5

10 Аристотель. Политика // Аристотель. Соч. в четырех томах. Т. 4. М., 1984. С. 378.

11 Там же. С. 378—379.

12 Там же. С. 410.

13 Чанышев А.Н. Указ. соч. М., 1991. С. 139.

14 Реале-Д., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней. Т. I. M., 1997. С. 187.

15 Большая советская энциклопедия. 2-е изд. Т. 44. С. 196.

16 Изложение данного материала ведется преимущественно по книге Гарольда Бермана «Западная традиция права: эпоха формирования» (М., 1994).

17 Воден Ж. Шесть книг о государстве // Антология мировой философии в четырех томах. Т. 2. М., 1970. С. 146.

18 Греции Г. О праве войны и мира. М., 1994. С. 71.

19 Там же. С. 259.

20 Гуго Греции ссылается на очень показательное в этом отношении место из древнегреческого историка Полибия: «Даже шайки разбойников и воров по большей части распадаются от того, что они в отношениях между собой не соблюдают справедливости, и вообще когда между ними исчезает всякое взаимное доверие» (Греции Г. Указ. соч. С. 63).

21 Там же. С. 110.

22 Там же. С. 186.

23 Там же. С. 405—406.

24 Антология мировой философии в четырех томах. Т. 2. С. 341.

25 Там же. С. 337.

26 Там же. С. 391.

27 Там же. С. 538—539.

28 Там же. С. 540—541.

29 Там же. С. 541.

30 Там же.

31 Там же. С. 541-542.

32 Там же. С. 542.

33 Там же. С. 545.

34 Там же. С. 623.

35 Там же. С. 625.

36 Антология мировой философии в четырех томах. Т. 3. М., 1971. С. 190.

37 Там же. С. 188.

38 Там же. С. 191.

39 Там же.

40 Там же. С. 193.

41 Гегель. Работы разных лет. Т.2. С. 25.

42 Там же. С. 26.

43 Там же. С. 30.

44 Приведем пример из нашей действительности. Выполнение статьи УК РСФСР о недонесении приводило к поступку, который мог оцениваться в конкретных обстоятельствах как соответствующий праву (справедливый), но не соответствующий морали (аморальный, бесчестный).

45 Гегель. Указ. соч. С. 34.

46 Там же. С. 199.

47 Там же. С. 201.

48 Там же. С. 69.

49 Там же. С. 38.

50 Там же. С. 41.

51 Там же. С. 43.

52 Там же. С. 47.

53 Там же. С. 201.

54 Там же. С. 203.

55 И.А. Ильин — выпускник юридического факультета Московского университета, приват-доцент кафеды энциклопедии права и истории философии права (1906). Во время двухлетней научной стажировки (1910—1912) в Германии, Италии и Франции он подготавливает докторскую диссертацию, которую с блеском защищает, получив сразу две степени: магистра и доктора наук. Профессор юридического факультета Московского университета И.А. Ильин в трагические годы Октябрьской революции отстаивает в своих лекция, публичных выступлениях и печатных работах задачи истинного права, а не угодные новой власти идеалы. В 1922 г. он был выслан из России, жил в Германии, Швейцарии, резко отрицательно относился к Советской власти, но никогда не принадлежал ни к одной политической партии.

56 Ильин И.А. О сущности правосознания // Ильин И.А. Соч. в двух томах. Т.1. М., 1993. С. 79.

57 Там же. С. 80.

58 Там же. С. 120.

59 Там же. С. 79.

60 На ранних стадиях возникновения права обычаи иногда закреплялись в законодательных государственных актах, но после этого функционировали как нормы права.

61 Соловьев B.C. Сочинения в двух томах. Т. 1. М., 1988. С. 388.

62 Там же. С. 385.

63 Гегель Г.-В.-Ф. Работы разных лет в двух томах. Т. 2. С. 48.

64 Соловьев B.C. Указ. соч. С. 457.

65 Кант И. Соч. в шести томах. Т. 4(2). М., 1965. С. 139.

66 Там же. С. 323.

67 «Идея государственного устройства вообще, которая в то же время представляет собой для каждого народа абсолютное веление практического разума, судящего в соответствии с правовыми понятиями, священна и неодолима; и хотя бы организация государства сама пе себе и не была свободна от изъянов, все равно ни одна подчиненная власть в государстве не может оказывать сопротивление действием законодательствующему главе его, а присущие ему недостатки должны быть постепенно устранены с помощью реформ, которые оно само проводит в отношении себя; ибо в противном случае, если у подданных

577

516

будет_противоположная максима (поступить по самоуправному произволу), хороший государственный строй сможет быть создан лишь по воле случая» (там же. С. 303).

68 Гегель В.-Г.-Ф. Работы разных лет. Т. 2. С. 51.

69 Там же.

70 Соловьев B.C. Соч. в двух томах. Т. 1. С. 459.

71 Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 1. М., 1955. С. 588.

72 Там же. С. 461.

73 Вспомним, что принцип разделения властей рассматривали еще Ш. Монтескье и И. Кант.

74 Даль В. Указ. соч. С. 588.

75 Алексеев С.С. Теория права. Харьков, 1994. С. 54.

76 Общая теория права. Нижний Новгород, 1993. С. 111.

77 Алексеев С.С. Государство и право. М., 1994. С. 76.

78 Хропанюк В.Н. Теория государства и права. М., 1993. С. 142.

вернуться к содержанию
вернуться к списку источников
перейти на главную страницу

Релевантная научная информация:

  1. Плюралізм у праві - Теория государства и права
  2. § 2. ФИЛОСОФСКИЕ КОНЦЕПЦИИ ПРАВА - Философия права
  3. §3. ПРИРОДА ПРАВА - Философия права
  4. Тема 1. Основні характеристики Конституції України як Основного Закону нашої держави - Конституционное право
  5. § 3. Права ограниченного пользования чужим имуществом (сервитутные права) - Гражданское право
  6. § 7. Право пользования жилым помещением - Гражданское право
  7. Тема 1. Основы административного права - Теория государства и права
  8. § 1. Возникновение общей теории государства и права - Теория государства и права
  9. § 5. Теория государства и права в системе общественных наук - Теория государства и права
  10. § 1. Термин «право» - Теория государства и права
  11. § 4. Корпоративные нормы и нормы права - Теория государства и права
  12. § 2. Принципы и функции юридической ответственности - Теория государства и права
  13. § 5. Принципы права - Теория государства и права
  14. § 2. Понятие прав и свобод человека и гражданина - Теория государства и права
  15. Литература по разделам - Теория государства и права
  16. § 5. Принципы права - Теория государства и права
  17. § 2. Понятие прав и свобод человека и гражданина - Теория государства и права
  18. Литература по разделам - Теория государства и права
  19. § 1. Понятие и виды объединений граждан - Административное право
  20. § 2. Право на позов. Право на пред´явлення позову і процесуальний порядок його реалізації - Гражданский процесс

Другие научные источники направления Философия права:

    1. Нерсесян В. С.. Философия права. Учебник для вузов. 1997