Кримминология

АЛЕКСЕЕВ А. И. Криминология. Курс лекций. "Щит-М", 1999. — 340 с.
Лекция 24. НАСИЛЬСТВЕННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ И ЕЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
Понятием насильственной преступности при криминологическом анализе охватывается широкий круг уголовно наказуемых деяний. Так, в УК РФ 1996 г. имеется 55 статей об ответственности за преступления, совершаемые путем насилия, которые распределены в 6 разделах и 13 главах. Конституирующим признаком преступлений данного вида является насилие над потерпевшим (жертвой), понимаемое как беззаконное применение силы, принудительное, т.е. совершаемое против воли другого лица, воздействие на него1.

К насильственной преступности относятся деяния, посягающие на разные объекты, но связанные единой мотивацией (насильственной или агрессивно-насильственной). При этом имеется в виду и насилие "инструментальное" (например, направленное на ограбление), и насилие как самоцель (например, бессмысленное истязание потерпевшего). Основную часть насильственной преступности, ее ядро составляют уголовно наказуемые деяния, предусмотренные разделом VII У К РФ "Преступления против личности": умышленные убийства, причинение вреда здоровью различной степени тяжести, побои, истязания, похищение человека, изнасилование, насильственные действия сексуального характера, нарушения неприкосновенности жилища и др. Кроме того, преступления, относящиеся по изложенным признакам к насильственным, предусмотрены во всех остальных разделах и соответствующих главах Особенной части УК. Из множества этих преступлений при криминологическом анализе наибольший интерес представляют те, которые отличаются повышенной общественной опасностью либо относительно распространены и в этом качестве оказывают заметное влияние на формирование массивов как реальной (с поправками на латентность), так и регистрируемой преступности. Это терроризм, захват заложников, бандитизм, массовые бес-

228

1 См.: Насильственная преступность/Под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. М., 1997. С. 49.

229

I

порядки, насильственный грабеж, разбой, вымогательство, посягательство на жизнь специальных субъектов, хулиганство (подавляющее число его случаев) и некоторые другие.

Эскалация криминального насилия — одна из острейших проблем современности, волнующая все мировое сообщество. Значительно обострилась она за годы реформ и в России, о чем свидетельствует как динамика количественных показателей, так и неблагоприятные изменения качественных характеристик. Прежде чем приводить факты, подтверждающие этот тезис, необходимо сделать некоторые оговорки.

Во-первых, единого целостного учета всех насильственных преступлений не существует. При статистической регистрации они распределяются по подгруппам, выделенным по самым различным основаниям (объект посягательства, степень тяжести, принадлежность к уличной, групповой, вооруженной преступности и тд.). Это вынуждает вести анализ насильственной преступности по частям (отдельным ее разновидностям или подвидам).

Во-вторых, менее случайными и более закономерными являются криминологические характеристики насильственной преступности, определяемые за ряд лет и даже десятилетий. Поэтому неизбежно обращение к статистическим показателям, базирующимся на ранее действовавшем (до января 1997 г., когда вступил в действие УК РФ) законодательстве. В этой связи следует отметить, что многие различия в законодательных формулировках имеют не содержательный, а в основном терминологический характер. Например, то, что в УК РСФСР 1960 г. (ст. 108) называлось тяжким телесным повреждением, в УК РФ 1996 г. именуется умышленным причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 111).

Закономерность насильственной преступности наиболее выпукло просматривается на основе анализа состояния, уровня и других криминологических характеристик прежде всего умышленных убийств, посягающих на высшую ценность человеческого общества — жизнь людей. Их удельный вес невелик (около 1% всех регистрируемых преступлений). Но, как справедливо отмечается в литературе, именно положение дел с умышленными убийствами является как бы обобщенной,

230

суммирующей характеристикой общей криминологической обстановки, более того, индикатором всей социальной ситуации в стране1.

Пик этих преступлений был достигнут, по данным уголовной регистрации, в 1994 г., когда их число составило 32,2 тыс., а уровень (коэффициент на 100 тыс. жителей) -21,8. Для сравнения можно указать, что в 1956 г. в СССР было зарегистрировано 9,6 тыс. убийств, коэффициент равнялся 4,9. В 1994 г. в США, которые по уровню напряженности криминальной ситуации устойчиво лидируют среди развитых стран, на каждые 100 тыс. населения было зарегистрировано 9 убийств, на Украине - тоже 9, в Чехии - 2, в Японии - 1, в Китае - 0,2.

В последующие годы число зарегистрированных умышленных убийств (с покушениями) стало снижаться и в 1997 г. составило 29,2 тыс. Вполне возможно, что снижение числа регистрируемых убийств обусловлено тем, что удалось миновать пик насилия, связанного с перераспределением собственности, или, например, сказалась активизация борьбы с преступлениями, которые считаются своего рода питательной средой для тяжких и особо тяжких посягательств на жизнь и здоровье людей (истязания, уголовно наказуемые угрозы, криминальный оборот оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ). Однако делать из этого далеко идущие выводы оптимистического характера, как это порой происходит, не следует. Оснований для констатации коренного перелома в борьбе с наиболее опасным видом криминального насилия пока нет. Решающее значение для анализа ситуации имеют не краткосрочные колебания числа регистрируемых убийств, природа которых не вполне ясна (являются ли они началом устойчивой позитивной динамики или носят случайный характер), а закономерности, выводимые из долгосрочных и среднесрочных тенденций. К тому же в данном отношении сравнение с зарубежными странами явно не в пользу России, которой для устойчивой стабилизации обстановки надо преодолеть огромный разрыв в уровне убийств: он сейчас в 5—

1 См.: Алимов С.Б., Антонов-Романовский и др. Преступность и реформы в России. М., 1998. С. 124.

231

10 раз выше, чем в большинстве европейских стран, более чем в 100 раз выше, чем в Китае и т.д.

Кроме того, ряд данных указывают на то, что в России регистрируется убийств значительно меньше, чем фактически совершается. Серьезные сбои в работе государственных органов, прежде всего правоохранительных, привели к тому, что вопреки традиционным и вполне обоснованным представлениям о ничтожной (близкой к нулевой) латентности убийств довольно значительное их количество стало не выявляться, не фиксироваться уголовной статистикой1. Об этом, в частности, свидетельствует огромное число без вести пропавших и разыскиваемых людей, рост случаев обнаружения неопознанных трупов, которые подвергаются захоронению под номерами. Тысячи актов судебно-медицинского исследования трупов с явными признаками насилия остаются невостребованными правоохранительными органами. С 1992 г. в уголовной статистике не учитываются убийства, совершаемые в Чеченской республике, где криминальное насилие стало едва ли не нормой жизни. Самые осторожные замеры уровня латентности убийств применительно к отдельным регионам, видам расселения людей показывают, что он значительно превышает традиционные "нормативы". Так, в литературе приводились данные о том, что латентность убийств, совершенных в сельской местности, достигает 15%. На неполноте регистрации фактически совершенных убийств сказывается и своего рода лукавость официальной статистики. Так, одновременное убийство двух и более человек учитывается как одно преступление.

Изменяются, и, как правило, в худшую сторону, качественные характеристики совокупности убийств. Это опережающий рост убийств при отягчающих обстоятельствах, увеличение числа групповых убийств, доли убийц, ранее отбывавших наказание. По мотивации, обстановке совершения и другим признакам основной массив убийств по-прежнему относится к бытовой, как правило, "пьяной" преступности: лишение жизни жен (мужей), сожительниц (сожителей), других

1 См.: Латентная преступность: познание, политика, стратегия. (Сборник материалов международного семинара). М., 1993.

232

членов семьи, родственников, соседей, собутыльников из числа случайных знакомых и т.п. Но доля бытовых убийств с 2/3 снизилась примерно до половины; если в пьяном виде в 80-е годы совершалось до 90% убийств, то в 90-х годах — около 60%. Стало больше предумышленных, тщательно подготовленных, спланированных убийств. Увеличивается число убийств по корыстным мотивам (хотя они не стали превалировать, как иногда утверждается). Появились и численно возрастают "заказные" (совершенные по найму) убийства с целью устранения конкурентов по бизнесу, участников соперничающих криминальных группировок, исполнителей ранее совершенных преступлений; лиц, не возвращающих долги, не выполняющих иные обязательства финансового характера; из мести в связи с противоправной деятельностью потерпевшего и по другим во многом новым мотивам. Для совершения убийств стали часто использоваться новейшие образцы стрелкового оружия (в том числе такого, которого нет на вооружении правоохранительных органов), гранаты, мины, взрывные механизмы, управляемые по радио, вмонтированные в бытовые приборы, сувениры, игрушки и т.д. Усиливается жестокость убийств. Они чаще стали сопровождаться изуверскими пытками, "запредельным" издевательством над жертвами.

Умышленные тяжкие телесные повреждения (в соответствии со ст.111 УК РФ 1996 г. — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью) среди наиболее опасных преступлений против личности устойчиво преобладают как по состоянию (абсолютному числу зарегистрированных преступлений и выявленных лиц), так и по уровню. За пятилетие (1992— 1996 гг.) выявлено 303 тыс. этих преступлений. В начале данного периода отмечался их рост, достигший в 1993 г. 34,2% (зарегистрировано 66,9 тыс. преступлений), в 1994 г. темпы прироста снизились, с 1995 г. началось снижение. В 1997 г. зарегистрировано 46,1 тыс. случаев умышленного причинения тяжкого вреда здоровью. Почти каждое третье умышленное тяжкое телесное повреждение повлекло смерть потерпевших. Коэффициент данных преступлений в отдельные годы более чем в 2 раза превышает коэффициент убийств.

233

Аналогичной была в 1992-1996 гг. динамика умышленных менее тяжких телесных повреждений. В 1997 г. зарегистрировано 24,8 тыс. случаев причинения средней тяжести вреда здоровью.

Динамика легких телесных повреждений и побоев (по числу осужденных за эти преступления) характеризуется небольшим снижением в начале рассматриваемого пятилетия (-2,2% в 1992 г.), затем непрерывным ростом (с разными темпами). В 1997 г. зарегистрировано 53,4 тыс. преступлений, предусмотренных ст.115 У К РФ (умышленное причинение легкого вреда здоровью), и 62,7 тыс. уголовно наказуемых побоев (ст. 116 УК РФ).

Динамика хулиганства за весь период 1992-1997 гг. характеризуется незначительным ростом регистрации этого преступления: со 121 тыс. в 1992 г. до 130 тыс. в 1997 г. Однако в последние годы, по данным статистики, число хулиганских проявлений стало снижаться: в 199S г. их было зарегистрировано 191 тыс., в 1996 г. - 181 тыс. Вряд ли это отражает реальное состояние данного вида преступлений, скорее всего сказывается ослабление борьбы с хулиганством, своевременное пресечение которого, как известно, играет большую роль в предупреждении тяжких насильственных преступлений.

Своеобразным криминологическим парадоксом выглядят состояние и динамика в 90-х годах половых преступлений, в особенности наиболее опасных из них — изнасилований. За период 1990-1996 гг. число зарегистрированных изнасилований сократилось на 30%, а иных преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности -на 28%. В 1997 г. зарегистрировано 9,3 тыс. изнасилований и 6,3 тыс. иных половых преступлений.

Данное отклонение от общей линии динамики насильственных преступлений объясняется по-разному. С поправками на латентность ежегодное число изнасилований определяется в 40-50 тыс., а не 10-14 тыс., которые регистрируются в статистике. При этом учитывается как "естественная" латентность, связанная прежде всего с нежеланием жертв сообщать о посягательствах на их половую неприкосновен-

ность, так и "искусственная" латентность, вызванная сокрытием этих преступлений от учета1. Применительно к первой из названных ситуаций особое значение имеет скорее вынужденное молчание, вызванное усиливающимся страхом перед преступниками, опасением мести с их стороны, что в общем-то естественно в условиях разгула преступности. Что касается нарушений учетно-регистрационной дисциплины, то они, например, находят косвенное подтверждение в непрерывном и довольно значительном снижении числа зарегистрированных фактов покушения на изнасилования.

Без проведения сложных исследований, только судя по некоторым абсолютным статистическим показателям, можно считать, что уровень латентности других половых преступлений (кроме изнасилований) просто зашкаливает. Например, за 1990-1996 гг. зарегистрировано всего 100 фактов принуждения женщин к вступлению в половую связь, из них 19 - в 1996 г., что ненамного больше числа подобных посягательств, приписываемых одному Президенту США Клинтону.

Существуют, однако, факторы иного рода, обусловливающие снижение числа регистрируемых изнасилований и других половых посягательств в условиях всеобщего падения нравов, едва ли не сплошной деморализации. Это — превращение женского тела в товар, усиленная коммерциализация сексуальных отношений, распространение проституции, в результате чего то, что раньше добывалось силой, с риском получить очень серьезное наказание, сейчас можно спокойно купить за сравнительно небольшие -деньги. Можно, таким образом, предполагать, что в сложном переплетении разнонаправлен-ных факторов, детерминирующих половые преступления, пробивает себе дорогу и тенденция к реальному их сокращению, правда, оплаченная обществом слишком дорогой ценой.

Для характеристики современной насильственной преступности существенное значение имеет возрастание количества таких преступлений, как бандитизм, терроризм, похищение человека, захват заложников. Хотя применительно к этим разновидностям уголовно наказуемого насилия, в отличие от

,

235

234

1 См.: Преступность и реформы в России. С. 156-161.

рассмотренных ранее, счет идет не на тысячи, а на сотни, даже на десятки, данные преступления являются весьма тревожным симптомом усиливающейся социальной дезорганизации, криминализации общественных отношений. Они, как правило, отличаются повышенной общественной опасностью, будоражат широкие круги населения, сеют страх перед преступностью. Для некоторых в отдельные годы характерен, по данным регистрации, крайне резкий рост: например, число случаев бандитизма выросло с 29 в 1993 г. до 394 в 1995 г., а лиц, совершивших это преступление, за тот же период с 83 до 942 (более, чем в 11 раз). В 1997г. зарегистрировано 374 факта бандитизма. Отдельные из этих преступлений прежде вообще не существовали — ни как юридические конструкции (составы), ни в качестве реальных фактов действительности (терроризм в его современном понимании, захват заложников, похищение людей). Между тем нормально развивающееся общество должно быть избавлено от таких "приобретений".

Более распространены такие опасные, уже только в силу двойной мотивации (насильственной и корыстной) преступления, как насильственный грабеж, разбой и вымогательство. Например, за пятилетие (1991-1995 гг.) число зарегистрированных разбоев удвоилось. В 1997 г. зарегистрировано 34,3 тыс. разбоев, 112 тыс. грабежей, 14,5 тыс. случаев вымогательства. Названные деяния в УК РФ предусмотрены в главе 21 "Преступления против собственности" (ст.ст.161, 162, 163). В принципе с учетом их двойной мотивации вопрос мог быть решен и иначе. При криминологическом анализе, исходя из приоритета таких ценностей, как жизнь, здоровье людей, эти преступления целесообразно рассматривать в ряду насильственных, что обычно и делается в последнее время1.

В связи с тем, что в группу насильственных преступлений включаются уголовно наказуемые деяния, значительно различающиеся по степени общественной опасности, направленности, сферам распространения и другим признакам, характеристики лиц, их совершающих, отличаются большим разбросом. Объединяет их выраженный криминальный эго-

См., например: Насильственная преступность. С. 26, 82-104.

изм, нередко переходящий в эгоцентризм, неуважительное отношение к людям, пренебрежение их интересами. Жизнь, здоровье, честь и достоинство личности в глазах насильственных преступников девальвированы, обесценены, причем часто это сочетается с высоким и даже сильно завышенным уровнем самооценки.

В криминологических характеристиках личности насильственных преступников сплошными статистическими наблюдениями, а также выборочными исследованиями фиксируются некоторые довольно устойчивые сдвиги от средних величин. Это еще большее, чем применительно ко всем лицам, совершающим преступления, преобладание мужчин, увеличенная доля горожан (а среди них особенно недавних жителей сельской местности, не сумевших адаптироваться к новым условиям), повышенный удельный вес преступников, имеющих психические аномалии в пределах вменяемости. Традиционно отмечавшаяся разница в уровне образования насильственных и остальных преступников (в пользу последних) в настоящее время в основном нивелировалась, и значительных различий по этому признаку не наблюдается. Отмечается повышенная склонность к насилию преступников молодого и среднего возрастов (18-39 лет). Однако в сфере семейно-бытовой велика криминальная активность и старших по возрасту лиц. Выше средней среди насильственных преступников доля лиц, совершающих уголовно наказуемые деяния в состоянии алкогольного опьянения. Сравнительно редко совершают насильственные преступления лица, относящиеся по социальному положению к категории служащих.

Причины, условия, иные детерминанты насильственной преступности отличаются значительным разнообразием. На макроуровне приходится констатировать некоторые устойчивые для страны традиции, особенности российского менталитета, создающие не только фон, но и хорошо удобренную почву для криминального насилия. Дело, конечно, не в загадочной специфике русской или славянской души, которой якобы изначально присуща повышенная брутальность, воинственность, как это утверждают некоторые зарубежные идеологи (такие суждения сейчас нередко звучат, например, в

237

236

странах Балтии). Решающее значение здесь имеют не подобные злобные "аргументы" крайне националистического толка, а социальные (в самом широком смысле этого слова) условия с их большой инерционностью и преемственностью, особенности исторического развития страны.

Насыщенность российской жизни насилием была велика всегда — от Ивана Грозного до самых недавних времен господства тоталитарного режима. Цена человеческой жизни на протяжении веков оставалась невысокой, чтобы не сказать мизерной. Массовые порки людей считались нормой жизни в годы правления самых просвещенных государей. Российское государство до самого последнего времени всегда злоупотребляло насилием. В обыденном сознании, в официальной идеологии, в ученых трактатах получили распространение моральные, политические и другие оправдания тотального насилия. Это можно проследить в самом широком диапазоне: от элементарных житейских "истин" типа "не бьет - значит не любит" до "учений" о никем и ничем не ограниченной диктатуре пролетариата или о насилии как "повивальной бабке истории" (то, что эти "теории" зародились не в России, -решающего значения не имеет, т.к. именно в российской действительности они получили наиболее полное развитие, а главное - последовательное практическое воплощение в реальной жизни).

В обновляющейся России провозглашен приоритет личности, ее прав и свобод, законодательно закреплены на вполне цивилизованном уровне гарантии и средства защиты жизни, здоровья, достоинства, других человеческих ценностей. К сожалению, в этом деле пока больше деклараций, красивых слов, нежели реальных дел. Гуманные принципы и нормы закрепляются в законодательстве, политики много говорят о правах человека, об уважении личности и т.д., но по-прежнему "порочный круг незаконного насилия разъедает российское общество"1. И проблема не только в том, что для искоренения в обыденном сознании миллионов людей взглядов,

1 Осипов Г.В. Россия: Национальная идея. Социальные интересы и приоритеты. М., Фонд содействия развитию социальных и политических наук, 1997. С. 59.

238

привычек, стереотипов поведения, имеющих глубокие исторические корни, требуется значительное время. Положение усугубляется тем, что власть, государство оказались неспособными исключить незаконное насилие из собственной деятельности. Об этом свидетельствуют как довольно обыденные явления вроде безобразных -драк в федеральном парламенте или бесконечной войны компроматов (которая, как правило, является психическим насилием), так и масштабные кровопролитные акции (события октября 1993 г.

в Москве, война в Чечне).

Насильственные преступления как по генезису, так и по содержанию — это всегда конфликты, причем довольно острые и имеющие широкий диапазон и многообразные формы проявления (от внезапно возникшей стычки подвыпивших людей в общественном транспорте до тщательно спланированных террористических действий или вооруженного мятежа). В этом отношении макроусловия современного российского общества весьма благоприятствуют криминальному насилию. В обществе переходного периода резко увеличилась конфликтность. К прежним конфликтам добавились новые, например, межнациональные; некоторые традиционные конфликты обострились, усугубились — например, экономическое неравенство людей достигло степени беспрецедентного имущественного диспаритета. В целом можно говорить о значительном увеличении в жизни общества поводов для совершения насильственных преступлений. Они часто возникают в результате провоцирующего поведения потерпевших, что весьма характерно для детерминации насильственных преступлений.

На насильственной преступности сказывается общее ожесточение нравов, маргинализация и люмпенизация значительных слоев населения, увеличение числа стрессовых ситуаций, ослабление традиционных форм социального контроля. Под воздействием указанных и других объективно сложившихся противоречий общественного различия на групповом и индивидуальном уровнях усиливается полимотивированность криминального насилия, создается широкое поле для возникновения и действия самых разнообразных внутренних

239

побуждений к насильственным преступлениям (мести, корысти, стремления к самоутверждению любыми способами и др.)- Для многих людей стало привычным разрешать межличностные конфликты "кратчайшим" — насильственным путем, без обращения к соответствующим государственным (прежде всего правоохранительным) органам и предусмотренным законом процедурам. При социологическом исследовании, проведенном фондом "Общественное мнение" в начале 1998 г., только 40% опрошенных граждан, отвечая на вопрос: "К кому Вы обратитесь за помощью, если почувствуете угрозу для своего имущества или личной безопасности?" — выбрали милицию. Остальные предпочтут обратиться к соседям, друзьям, родственникам (28%), попробуют решить проблему самостоятельно (17%) либо най-1 мут для предотвращения угрозы специальных людей (7%)1. ..

Предупреждение насильственной преступности, с учетом^ многообразия форм ее проявления и сложного характера I детерминации, осуществляется различными мерами. Решаю-] щее значение имеют крупномасштабные, осуществляемые Ha общесоциальном уровне меры, способствующие устранению (блокированию, нейтрализации, уменьшению сферы деист-1 вия) социально-экономических, политических и идеологи--ческих причин криминального насилия. В частности, средствами убеждения, воспитания, просвещения необходимо всячески противостоять распространению в массовом сознании культа силы, суперменства, ориентации значительной части граждан, особенно молодежи, на насильственные вари-, анты разрешения жизненных проблем. Большое предупре-т дительное значение имеет укрепление семейных устоев» повышение культуры быта и межличностных отношений. Необходимо усилить разносторонний социальный контроль, в, том числе с использованием возможностей современной медицины, за лицами с агрессивно-конфликтной направленностью поведения (ранее судимыми за насильственные преступления, имеющими психические аномалии и др.).

Применительно к наиболее опасным видам криминального насилия, связанным с бандитизмом, терроризмом,

1 См.: "Новые известия", 1998, 14.03.98.

заказными убийствами, захватом заложников, первостепенное значение имеют меры предупреждения организованной, а также профессиональной преступности. В целях выявления лиц, склонных к совершению этих преступлений, используются оперативные возможности не только органов внутренних дел (уголовного розыска, аппаратов по борьбе с организованной, экономической преступностью), но и соответствующих подразделений ФСБ (в частности, антитеррористических), налоговой полиции, таможенных органов, пограничной службы.

Большое превентивное значение имело бы установление в законодательстве особого порядка рассмотрения заявлений и сообщений о террористических проявлениях, бандитизме, захвате заложников и других наиболее опасных преступлениях, их расследования, оперативно-розыскного сопровождения, судебного разбирательства с соответствующими гарантиями защиты прав потерпевших, свидетелей и других участников судопроизводства.

Интересам предупреждения насильственных преступлений, прежде всего наиболее опасных, служат меры по ограничению нелегального оборота оружия в стране. Сложившееся в этой области положение далее терпимо быть не может. Только в 1996 г. у населения изъято 104,6 тыс.единиц незаконно хранящегося огнестрельного оружия. В настоящее время решением данной проблемы занимаются многие органы и подразделения: МВД, ФСБ, Таможенной службы, Министерства обороны и др. Их усилия нередко осуществляются по принципу: "у семи нянек дитя без глазу", то есть без единой стратегии и тактики, разрозненно, недостаточно целенаправленно.

В этой связи заслуживает поддержки предложение о создании при МВД РФ Федерального центра по борьбе с незаконным оборотом оружия с функциями координации действий Минобороны, ФСБ, ГТК, ФПС, Росвооружения, органов управления и предприятий ВПК (производителей вооружения и боеприпасов) на данном направлении.

В предупреждении рассматриваемых преступлений используются также возможности виктимологической профи-

241

240

лактики, например, среди населения распространяются популярные брошюры, буклеты, памятки с советами о том, как должны вести себя граждане в случаях подготовки и совершения захвата заложников, террористических акций, вымогательства, острых семейно-бытовых конфликтов, сексуальных посягательств.

В интересах предупреждения насильственных преступлений следует регулярно проводить социологические опросы населения о состоянии личной безопасности, степени защищенности граждан от противоправных посягательств. По их результатам вносить соответствующие коррективы в практику работы правоохранительных органов.

Необходимо расширять сеть кризисных центров, фондов милосердия, учреждений социально-психологической помощи и других государственных, общественно-государственных и частных структур, призванных способствовать профилактике и пресечению конфликтов в семье, в сфере быта.

Применительно к ситуациям совершения насильственных, в том числе корыстно-насильственных, преступлений в общественных местах большое предупредительное значение имеет обеспечение "эффекта присутствия милиции", особенно ее патрульно-постовой службы, там, где возможны или назре вают межличностные конфликты (скверы, строящиеся зда ния, подвалы, заброшенные строения, где собираются пьяни цы, рюмочные, ларьки, торгующие спиртным, и т.п.). Задачи предупреждения разбоев, насильственных грабежей, вымога тельства решаются не только путем противодействия крими нальному насилию, но и мерами, направленными на профи лактику, предотвращение и пресечение преступлений против собственности (усиление физической охраны имущества, внед рение соответствующих технических средств и т.п. - см. лекцию 25). ;

Предупреждению как самих насильственных преступлений, так и ситуаций, чреватых угрозой их совершения, способствуют своевременные и адекватные меры административно-правового воздействия на лиц, нарушающих антиалкогольное и антинаркотическое законодательство, допускающих действия, квалифицируемые как мелкое хулиганство.

Большое значение для предупреждения тяжких насильственных преступлений имеет обеспечение неотвратимости наказания за уголовно наказуемые деяния, предусмотренные нормами уголовного закона с так называемой двойной превенцией: побои, угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, незаконное изготовление оружия, небрежное хранение огнестрельного оружия, ненадлежащее исполнение обязанностей по охране оружия и др. Необходимо усилить надзор прокуратуры за законностью решений милиции по заявлениям, сообщениям, всем сигналам об этих деяниях.

Следует воссоздать, разумеется, с учетом новых экономических, социальных и других реалий, систему общественной профилактики насильственных преступлений. Речь в данном случае не идет об организации ежевечернего массового патрулирования дружинников по улицам и другим общественным местам, хотя в принципе нельзя отрицать превентивного значения и подобных мероприятий, с оговоркой, что они должны строиться на иных, чем прежде, подходах и принципах, в новых организационных формах (на сугубо добровольной и возмездной основе, без чрезмерного административного усердия и связанных с ним нарушений прав человека, более целенаправленно и т.д.). В настоящее время очень важно найти оптимальные формы стимулирования, поощрения и развития государством гражданской активности, основанной на естественном стремлении людей организоваться, объединиться в целях защиты себя, своих детей, близких от преступных посягательств. В этой связи заслуживает внимания отечественный и зарубежный опыт предупреждения преступлений локальными общинами граждан, образованными по территориальному и иным признакам, например, уличными, квартальными, домовыми комитетами, ассоциациями родителей и учителей, старших сестер и братьев по профилактике правонарушений несовершеннолетних и в отношении них и т.п.

По мере становления органов местного самоуправления создаются дополнительные финансовые, материально-технические и иные возможности для организации более полно-

242

243

ценного, заполненного привлекательными и общественно полезными занятиями досуга граждан, особенно детей и подростков, которые также нужно использовать в интересах ограничения пьянства, бесцельного времяпрепровождения, ничегонеделания и других негативных явлений, способствующих насильственным правонарушениям.

Контрольные вопросы и задания

1. Перечислите уголовно наказуемые деяния, относящиеся к насильственной преступности.

2. Каковы состояние, уровень и динамика умышленных

убийств?

3. Каковы состояние и динамика иных насильственных

преступлений?

4. Каков уровень латентности насильственных

преступлений?

5. В чем состоят особенности личности насильственных

преступников?

6. Дайте характеристику причин и условий насильственных

преступлений.

7. Раскройте содержание мер предупреждения

насильственных преступлений.

244

вернуться к содержанию
вернуться к списку источников
перейти на главную страницу

Релевантная научная информация:

  1. Лекция 2. ИСТОРИЯ КРИМИНОЛОГИИ, ОСНОВНЫЕ КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ - Кримминология
  2. Лекция 9. ПОНЯТИЕ И СТРУКТУРА ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА - Кримминология
  3. Лекция 16. СУБЪЕКТЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ПРЕСТУПНОСТИ - Кримминология
  4. Лекция 20. РЕЦИДИВНАЯ, ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ И ИХ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ - Кримминология
  5. Лекция 21. ГРУППОВАЯ, ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ И ИХ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ - Кримминология
  6. Лекция 22. ПРЕСТУПНОСТЬ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ И ЕЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ - Кримминология
  7. Лекция 23. ПРЕСТУПНОСТЬ ЖЕНЩИН И ЕЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ - Кримминология
  8. Лекция 24. НАСИЛЬСТВЕННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ И ЕЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ - Кримминология
  9. Лекция 25. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ И ИХ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ - Кримминология
  10. Лекция 29. ПРЕСТУПНОСТЬ СРЕДИ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ И ЕЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ - Кримминология
  11. Лекция 30. ПРЕСТУПНОСТЬ В МЕСТАХ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ И ЕЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ - Кримминология
  12. Лекция 31. ПЬЯНСТВО: ЕГО СВЯЗЬ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ И ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ - Кримминология
  13. Лекция 33. ИНЫЕ НЕГАТИВНЫЕ СОЦИАЛЬНЫЕ ЯВЛЕНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ, И ИХ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ - Кримминология
  14. § 1. Понятие и виды субъектов преступлений - Уголовное право
  15. § 5. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ СРОКИ И СУДЕБНЫЕ ИЗДЕРЖКИ - Уголовный процесс
  16. § 3. ОЦЕНКА И ПРОВЕРКА ЗАЯВЛЕНИЙ И СООБЩЕНИЙ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ - Уголовный процесс
  17. §5. ЗАДЕРЖАНИЕ ПОДОЗРЕВАЕМОГО - Уголовный процесс
  18. § 10. НЕПОСРЕДСТВЕННОЕ НАБЛЮДЕНИЕ: ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ НОВОГО СЛЕДСТВЕННОГО ДЕЙСТВИЯ - Уголовный процесс
  19. Лекция 1. ПОНЯТИЕ КРИМИНОЛОГИИ, ЕЕ ПРЕДМЕТ, МЕТОДЫ, СООТНОШЕНИЕ С ДРУГИМИ НАУКАМИ - Кримминология
  20. Лекция 3. ПОНЯТИЕ ПРЕСТУПНОСТИ, ЕЕ КОЛИЧЕСТВЕННО-КАЧЕСТВЕННЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ - Кримминология

Другие научные источники направления Кримминология: