Адвокатское право

Лубшев Ю.Ф. Адвокат в уголовном деле: Учебно-практ. пособие. - М., 1997, 408 с.
§ 56. Если подзащитный уже задержан, но еще не арестован
1. Изучение факта и причин задержания. Защищая человека, адвокат исходит из того, что в борьбе с преступностью используются только те принудительные средства, которые разрешены законодательством. В этом деле запрещено совершать такие действия, которые не регламентированы правом. В числе важных мер борьбы с тяжкими, преступлениями находится задержание подозреваемых лиц.

Задержание подозреваемых производится в соответствии с требованиями ст. 122,123 УПК РСФСР, определяющих основания, порядок задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления, и их допрос, а также в соответствии с Законом “О содержании под стражей обвиняемых и подозреваемых в совершении преступлений” (1996), который призван обеспечивать соблюдение прав граждан и способствовать укреплению законности при осуществлении кратковременного задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления. Закон устанавливает цели и задачи кратковременного задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления, в целях выяснения причастности задержанных к преступлению и разрешения вопроса о применении к задержанному меры пресечения в виде заключения под стражу.

Основаниями к задержанию являются определенные факты, вынуждающие применять эту меру процессуального принуждения. Правильное уяснение существа каждого из оснований к задержанию и отграничение их друг от друга имеют для адвоката большое практическое значение.

Но прежде чем перейти к анализу каждого из оснований к задержанию, необходимо подчеркнуть то общее положение, которое характерно всем этим основаниям. Будучи закрепленным в законе, оно выступает в роли общего условия, обязательного при любом из оснований к, применению данной меры процессуального принуждения.

В качестве такого общего условия, необходимого для производства' задержания по любому из предусмотренных в законе оснований, еле-' дуст указать на требование закона, чтобы задержание применялось только в отношении лица, подозреваемого в совершении такого преступления, за которое нормами уголовного права предусмотрено наказание в виде лишения свободы. Это — принципиальное требование действующего законодательства (раньше, до 1958 г., такого положения в законе не содержалось, что допускало задержание лица, подозреваемого в любом преступлении, в том числе и таком, за которое законом не предусматривалось наказание в виде лишения свободы).

Если отмеченное выше условие налицо, то для задержания подозреваемого необходимо, чтобы к тому было одно из законных оснований.

В качестве первого из таких оснований названы данные, свидетельствующие о том, что подозреваемый застигнут при совершении преступления или непосредственно поле его совершения.

Лицо застигается при совершении преступления или непосредственно после его совершения работниками милиции при несении патрульно-постовой службы либо при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, при патрулировании специальными службами охраны (ведомственной, вневедомственной), потерпевшими, очевидцами преступлений, отдельными гражданами, оказавшимися вблизи места совершения преступления и т.п. Важное значение при этом имеет и правовой принцип о том, что действия граждан, направленные на пресечение преступных посягательств и задержание преступника, признаются правомерными и не влекут за собой уголовной или иной ответственности, даже если этими действиями вынужденно был причинен вред преступнику.

При трактовке адвокатом существа данного основания следует прежде всего учесть, что им охватываются два обстоятельства: а) когда подозреваемый застигнут при совершении преступления; 6) когда он застигнут непосредственно после учинения преступления. Хотя эти обстоятельства по своему существу весьма близки друг к другу, тем не менее между ними есть определенная разница, учитывать которую должен защитник.

Лицо считается застигнутым при совершении преступления, если оно замечено в процессе исполнения самих общественно опасных действий, в ходе приготовления к преступлению или покушению на него. Равным образом данным основанием к задержанию охватываются соответствующие противоправные действия как самого исполнителя преступления, так и его соучастников, если только последние застигнуты непосредственно в процессе осуществления действий, признаваемых уголовно наказуемым приготовлением или покушением' на преступление.

Лицо считается застигнутым непосредственно после совершения преступления, если оно обнаружено сразу же после завершения общественно опасных действий. Здесь не имеет принципиального значения, достигнут ли преступный результат или подозреваемый отказался от доведения до конца своих преступных намерений в ходе их осуществления. Важно лишь, чтобы к тому моменту, когда его обнаружили, противоправные действия были уже завершены. Причем не имеет решающего значения, застигнут ли подозреваемый непосредственно на том месте, где совершились его преступные действия, или недалеко от этого места, при попытке скрыться.

Вторым основанием к задержанию в действующем законодательстве названа ситуация, когда очевидцы, в том числе и потерпевшие, прямо указывают на данное лицо, как на совершившее преступление.

Здесь под прямым указанием очевидцев на то или иное лицо, как на совершителя преступления, понимаются заявления потерпевших и иных лиц, оказавшихся на месте преступления, о том, что именно данное лицо учинило это преступление или было в нем соучастником. И необязательно, чтобы в заявлении содержались сведения о фамилии, имени и отчестве совершителя преступления. Важно лишь, чтобы очевидцы однозначно подтвердили причастность лица к преступлению.

Разумеется, в тех случаях, когда очевидцы не знают фамилии (имени и отчества) совершившего преступление лица, необходимо, чтобы они сообщили по возможности более подробные данные о приметах подозреваемого. Иначе не будет достаточных данных для выяснения личности подозреваемого и решения вопроса о его задержании.

При задержании органы дознания, следователь должны внимательно проверить обоснованность заявлений очевидцев преступления, в том числе и потерпевших, имея в виду, что в связи с краткосрочностью процесса совершения преступления, эмоциональными особенностями этих лиц возможны случаи неправильного восприятия данных о событии преступления и других обстоятельствах, ему сопутствовавших, в том числе и о личности подозреваемого. Это не должно быть вне внимания защитника. Некритическое отношение со стороны органа дознания или следствия к указаниям очевидцев, особенно потерпевших, приводит к серьезным ошибкам и нарушениям законности. Заявления очевидцев и потерпевших должны проверяться особо тщательно, когда эти лица являются престарелыми людьми либо малолетними, а равно имеющими физические и психические недостатки, снижающие способность правильно воспринимать и воспроизводить данные о событии преступления и о личности подозреваемого. Но сами по себе эти недостатки не могут служить поводом для отрицательного отношения к заявлениям таких лиц.

Практика показывает, что после определенной проверки такие заявления дают достаточное основание к задержанию.

В качестве следующего, третьего основания к задержанию закон указывает на такое обстоятельство, как обнаружение на подозреваемом или на его одежде, при нем или в его жилище явных следов преступления. Имеются в виду не всякие следы преступления, а лишь явные. Под явными следами преступления адвокату надо понимать такие материальные признаки, которые наглядно и с достаточной степенью вероятности свидетельствуют, что данное лицо причастно к совершению преступления. Таковыми могут быть следы борьбы и крови при насильственных посягательствах, похищенные предметы, орудия или части орудий преступления и другие вещественные доказательства.

По смыслу закона для задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, не требуется установления совокупности оснований, достаточно установления хотя бы одного из них.

При наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано лишь в том слу1 чае, если это лицо покушалось на побег или когда оно не имеет постоянного места жительства, или когда не установлена личность подозреваемого.

2. Характерные особенности задержания, отличие от ареста и привода. В чем же выражается само задержание, каковы его отличия от иных мер процессуального принуждения, в частности, от ареста. Характерным признаком задержания является то, что оно представляет собой взятие под стражу лица, подозреваемого в совершении преступления. Это лицо водворяется в специально оборудованное и охраняемое помещение и тем самым лишается свободы передвижения и возможности общаться с внешним миром.

Лица, задержанные по подозрению в совершении преступления, содержатся в камерах для задержанных, а в отдельных случаях и в иных помещениях, специально оборудованных для этих целей (изоляторах временного содержания). При этом должны быть соблюдены следующие требования изоляции: мужчины содержатся отдельно от женщин; несовершеннолетние — отдельно от взрослых (в исключительных случаях с санкции прокурора в камерах, где содержатся несовершеннолетние, допускается содержание взрослых); особо опасные рецидивисты — отдельно от других лиц и пр.

Задержание, как и всякое заключение под стражу, серьезное ограничивает личную свободу лица и в этом плане может рассматриваться в качестве одной из разновидностей лишения свободы. В то же время оно существенно отличается от других видов лишения свободы, известных действующему законодательству. Это отличие касается не только основания и порядка применения данной разновидности лишения свободы, но и самого места содержания под стражей. Лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, помещается в камеру для задержанных. Что же касается таких мест содержания под стражей, как следственные изоляторы, тюрьмы, исправительные колонии, воспитательные колонии для несовершеннолетних и т.д., то они имеют совершенно другое назначение, служат местом содержания под стражей арестованных в порядке избрания им меры пресечения или осужденных. Водворение в подобные моста лиц, задержанных по подозрению в совершении преступления, было бы преждевременным, а поэтому и недопустимо.

Другим важным признаком задержания подозреваемого является

его кратковременность. Срок задержания лица в качестве подозреваемого не может превышать 72 часов. Сюда входит время, необходимое органу дознания или следователю для сообщения о задержании прокурору (24 часа), и время, необходимое прокурору для проверки материалов с целью дачи санкции на заключение под стражу или освобождение задержанного (48 часов). Этот срок никем продлен быть не может. Срок задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, исчисляется с момента доставления этого лица в орган дознания или к следователю, а если задержание производится на основании постановления — то с момента фактического задержания подозреваемого.

Что касается других видов содержания под стражей, предусмотренных действующим законодательством, то они отличаются от задержания по продолжительности срока содержания под стражей. Так, заключение подозреваемого под стражу в качестве меры пресечения может продолжаться до десяти суток, а после предъявления ему обвинения — до двух месяцев. Этот срок может быть продлен вышестоящими прокурорами.

Специфическим признаком задержания подозреваемого следует

признать и то, что на применение этой меры процессуального принуждения уполномочены только орган дознания или следователь. Эти органы по роду своей деятельности хотя н сталкиваются с необходимостью заключения под стражу тех или иных лиц, но не наделены правом самостоятельно применять арест. Если же вопрос о заключении под стражу того или иного лица встает непосредственно перед прокурором или судом, то речь должна идти не о задержании, а об аресте в качестве меры пресечения, ибо эти органы сами уполномочены применять арест при наличии к тому достаточных оснований. Отсюда вытекает еще один характерный признак задержания, важный для адвоката, а именно: эта мера. процессуального принуждения рассчитана лишь на те неотложные случаи, когда взятие под стражу подозреваемого нельзя отложить' до решения вопроса об аресте, не причиняя вреда интересам следствия. ^

Ввиду неотложности обстоятельств дела задерживают подозреваемого орган дознания или следователь, а вопрос о самом аресте решает прокурор.

Содержание подозреваемого под стражей только на время, необходимое для решения вопроса об аресте, и есть одна из характерных черт задержания.

Задержание, кроме того, обусловливается характерными только ему основаниями, мотивами и целями. Эти обстоятельства особым образом характеризуют задержание как неотложное следственное действие, промедление которого может привести к непоправимым последствиям.

Наиболее типичными, часто повторяющимися мотивами и целями задержания являются: пресечение дальнейшей преступной деятельности лица, совершившего преступление; воспрепятствование уклонению подозреваемого от следствия и суда; воспрепятствование подозреваемому и другим заинтересованным лицам повлиять на ход следствия; обеспечение личной безопасности подозреваемого от возможной pacправы со стороны потерпевших, их родственников или иных лиц; удовлетворение чувства общественной справедливости потерпевших и других граждан.

Чаще всего эти; мотивы и цели задержания подозреваемого выступают в определенном сочетании- Так, при задержании X., подозреваемого в умышленном убийстве жены, органы дознания исходили из необходимости воспрепятствовать ему уклоняться от следствия и суда, а также из требования помешать ему повлиять на ход следствия. К задержанию М., подозреваемого в ограблении, органы дознания побудило главным образом стремление пресечь его дальнейшую деятельность. Мотивами задержания В., совершившего хулиганское избиение беременной соседки, были: пресечение дальнейшей преступной деятельности, обеспечение его личной безопасности от возможной расправы родственников потерпевшей и удовлетворение чувства общественной справедливости.

Такое положение вполне правомерно, поскольку не требует, чтобы для задержания того или иного лица, подозреваемого в совершении преступления, были одновременно все мотивы и цели, которые могут характеризовать эту меру процессуального принуждения. Задержание не является мерой пресечения, а относится к “иным мерам процессуального принуждения”. Мерами пресечения признаются только те средства процессуального принуждения, которые могут применяться к обвиняемому (в исключительных случаях также и к подозреваемому) в целях недопущения уклонения от следствия и суда, лишения его возможности продолжать преступную деятельность или препятствовать установлению по делу объективной истины и обеспечению исполнения приговора суда в части меры уголовного наказания. Меры пресечения исчерпывающим образом перечислены в законе, где к их числу отнесены: подписка о невыезде, личное поручительство, поручительство общественных организаций, залог, заключение под стражу, наблюдение военного командования, отдача несовершеннолетнего под присмотр родителей, опекунов и попечителей, а равно отдача его под надзор администрации закрытых детских учреждений (ст. 89, 394 УПК РСФСР).

По своему характеру из всех этих мер пресечения лишь одна — заключение под стражу — имеет некоторые общие признаки с задержанием, поскольку и в том и в другом случае лицо водворяется в камеру для задержанных.

Но между ними есть принципиальное отличие. Заключение под стражу как мера пресечения есть предварительный арест лица, обвиняемого в совершении преступления или уже осужденного судом (до вступления приговора в законную силу). Производится оно по мотивированному постановлению органа предварительного расследования, санкционированному прокурором, или по определению суда и может иметь место в пределах сроков, указанных в законе, на протяжении всего предварительного расследования и судебного рассмотрения дела вплоть до вступления в законную силу обвинительного приговора (или до момента оглашения оправдательного приговора суда).

Задержание имеет некоторое сходство также с приводом, являющимся одной из мер процессуального принуждения. Это сходство выражается в том, что и в том и в другом случае лицо доставляется к следователю (в суд) принудительно, чаще всего работниками милиции. Однако в отличие от задержания привод служит лишь средством обеспечения явки соответствующего лица в органы следствия и суд. Он может применяться к обвиняемому (подсудимому), свидетелю и потерпевшему по мотивированному постановлению органов дознания, следствия и суда (ст. 73, 75, 147 УПК). Лицо, подвергнутое приводу, не может водворяться в камеру для заключенных, ИВС или в следственный изолятор.

Задержание подозреваемого следует отличать от задержания скрывающихся преступников, которое может иметь место как в стадии предварительного расследования или судебного рассмотрения уголовного дела, так и при исполнении приговора. Задержание подозреваемого носит сугубо процессуальный характер, тогда как задержание скрывающегося преступника по своим целям и задачам является скорее оперативно-розыскным мероприятием. Различны и основания этих задержаний: в первом случае таким основанием служат обстоятельства, предусмотренные в ст. 122 УПК, во втором — требование органа, разыскивающего преступника. Эти два вида задержания отличаются друг от друга и по срокам: при задержании подозреваемого сроки задержания исчисляются 72 часами, задержание преступника по предписаниям других органов сроками не определено.

Задержание не может расцениваться адвокатом как проявление наказания и уголовной ответственности. Известно, что единственным основанием уголовной ответственности и наказания является виновное совершение противоправного и общественно опасного деяния (действия или бездействия), содержащего все признаки конкретного состава преступления. Санкции уголовного закона могут применяться исключительно по приговору суда в отношении лица. чья вина достоверно установлена в стадии судебного разбирательства уголовного дела.

Задержание, как и другие меры процессуального принуждения, не может рассматриваться в качестве процессуальной санкции. Последняя является элементом уголовно-процессуальной нормы и применяется за нарушение правила поведения, описанного в ее диспозиции. Всякая процессуальная санкция обусловливается строго определенными нарушениями процессуального закона со стороны лица, к которому она применяется, и служит средством устранения таких нарушений. В отношении же задержания этого сказать нельзя, поскольку оно непосредственно не связано с невыполнением требований какой-либо процессуальной нормы со стороны подозреваемого и не выступает как средство устранения уже имеющегося процессуального нарушения.

Кроме того, по своему назначению процессуальные санкции адресованы главным образом должностным лицам органов предварительного расследования, суда и прокуратуры, ведущими производство по уголовному делу. Задержание же всегда применяется исключительно к отдельным лицам, которые подозреваются в совершении преступного деяния.

Большое практическое значение для адвоката имеет также отграничение задержания в порядке ст. 122 УПК от административного задержания. Следует отметить, что задержание граждан в административном порядке является крайней принудительной мерой и применяется только тогда, когда исчерпаны все другие меры для наведения общественного порядка и когда доставление в милицию вызывается необходимостью.

При нарушении общественного порядка работник милиции должен прежде всего предупредить нарушителя и только в случае отказа выполнить требование прекратить нарушение общественного порядка, уплатить штраф или предъявить документы, удостоверяющие личность, — он может быть доставлен в милицию для удостоверения личности и составления протокола. Лицо, доставленное в учреждение милиции для выяснения личности, может быть там задержано не более трех часов, а если оно находится в состоянии опьянения — до вытрезвления, причем содержится это лицо в дежурной комнате (вытрезвителе).

Основным отличительным признаком задержания в порядке ст. 122 УПК от административного задержания является то, что оно осуществляется по подозрению лица в совершении преступления на основании уголовно-процессуальных законов, а административное задержание и административный арест — за административное правонарушение и па основании административного законодательства. Их основания, последствия, продолжительность и порядок оформления различны.

3. Проверка соблюдения порядка задержания, О всяком случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, орган дознания или следователь обязан составить протокол с указанием оснований, мотивов, дня и часа, года и месяца, места задержания, объяснений задержанного. Этот документ подписывается лицом, его составившим, и задержанным. Протокол задержания служит юридическим основанием для помещения задержанного в специально предназначенное для этого место.

О задержании лица, подозреваемого в совершении преступления, орган дознания или следователь уведомляют его семью, если известно ее местожительство. Такое уведомление производится в случае, если это не будет препятствовать установлению истины по делу. О задержании несовершеннолетнего обязательно уведомляются его родители или лица, их заменяющие.

Лица, задержанные по подозрению в совершении преступления, несут обязанности и имеют права, установленные законодательством для граждан РФ, с ограничениями, вытекающими из режима содержания заключенных. В частности, задержанные имеют право: знать, в чем они подозреваются; требовать проверки прокурором правомерности задержания; о заявленном требовании администрация места содержания задержанных немедленно сообщает прокурору; обжаловать действия лица, производящего дознание, следователя или прокурора; давать объяснения и заявлять ходатайства; обращаться с жалобами и заявлениями в государственные органы, общественные организации и к должностным лицам; пользоваться своей одеждой и обувью, а также другими необходимыми предметами и вещами, перечень которых определяется правилами внутреннего распорядка, в .местах содержания задержанных.

Лица, 'задержанные по подозрению в совершении преступления, содержатся в условиях, соответствующих санитарно-гигиеническим правилам. Задержанным предоставляется бесплатно по установленным нормам питание, спальное место и другие виды материально-бытового обеспечения, а в необходимых случаях — одежда по сезону. В местах содержания задержанных организуются медицинское обслуживание, лечебно-профилактическая и противоэпидемическая работа.

По письменному разрешению следователя или лица, производящего дознание, задержанным может быть предоставлено свидание с родственниками и иными лицами.

Лица, задержанные по подозрению в совершении преступления, обязаны соблюдать требования правил внутреннего распорядка. Такие лица подвергаются личному обыску, а при необходимости — дактилоскопированию и фотографированию, о чем составляется протокол. Находящиеся у задержанных вещи подлежат досмотру. Задержанным запрещается иметь при себе деньги, ценные вещи, а также предметы и документы, не разрешенные к хранению в местах содержания задержанных.

Лица, задержанные по подозрению в совершении преступления, несут материальную ответственность за ущерб, причиненный ими государству во время пребывания в местах содержания задержанных.

Задержанные должны соблюдать общественный порядок в местах их содержания. Если задержанный проявляет буйство, оказывает физическое сопротивление работникам милиции или совершает другие насильственные действия, в целях предотвращения причинения им вреда окружающим или самому себе допускается применение наручников, о чем составляется протокол. При необходимости такие лица могут быть помещены отдельно от других задержанных. В качестве крайней меры в случае совершения задержанным нападения или иного умышленного действия, непосредственно угрожающего жизни работников мест содержания задержанных либо других лиц, если иными мерами невозможно пресечь эти действия, и в других исключительных случаях в соответствии с действующим законодательством допускается применение резиновых палок и оружия.

О каждом случае применения оружия администрация составляет протокол и немедленно сообщает прокурору.

Лица, задержанные по подозрению в совершении преступления, освобождаются, если не подтвердилось подозрение в совершении преступления; когда отсутствует необходимость применения к задержанному меры пресечения в виде заключения под стражу; ввиду истечения установленного законом срока задержания. В случае необходимости администрация места содержания задержанных обеспечивает освобожденных лиц бесплатным проездом к месту жительства; по их просьбе выдает справки о времени пребывания в месте содержания задержанных.

Надзор за соблюдением законности в местах содержания задержанных осуществляется Генеральным прокурором РФ и подчиненными ему прокурорами в соответствии с законодательством о прокурорском надзоре.

Жалобы и заявления задержанных, адресованные прокурору, следователю или лицу, производящему дознание, передаются им немедленно. Жалобы и заявления, адресованные иным лицам и органам, передаются также немедленно следователю или лицу, производящему дознание, просматриваются и направляются ими по принадлежности. Жалобы и заявления, содержащие сведения, сообщение которых может помешать установлению истины по уголовному делу, по принадлежности не направляются, о чем извещается лицо, подавшее жалобу или заявление, а также уведомляется прокурор.

Проверка законности задержания имеет важное значение для защиты. Правильное применение этой меры процессуального принуждения тесно связано с анализом иных материалов дела. Незаконное или необоснованное задержание подзащитного является для адвоката серьезным поводом для соответствующего ходатайства или важной составной частью его позиций по делу.

Неправомерное задержание является грубым нарушением законности, серьезно ущемляющим права подзащитного.

4. Работа адвоката с задержанным подозреваемым. Процессуальное положение подозреваемого является непростым. Поэтому на практике имеются различные суждения относительно этого участника уголовного судопроизводства.

Согласно закону (ст. 52 УПК), подозреваемым является только то лицо, которое задержано по подозрению в совершении преступления, и лицо, к которому до предъявления обвинения применена мера пресечения. Стало быть, существует два необходимых и одновременно действующих условия появления подозреваемого: 1) наличие подозрения в отношении определенного лица в совершении преступления и 2) применение одной из указанных в законе мер пресечения к этому лицу. Это дает основание определить подозреваемого как лицо, которое до привлечения в качестве обвиняемого задержано или в отношении которого избрана мера пресечения в связи с тем, что расследованием уголовного дела добыты данные, позволяющие предполагать его. причастным к совершению преступления, но недостаточные для предъявления обвинения.

Таким образом, процессуальный закон четко и ясно определяет понятие и условия доставления лица в положение подозреваемого.

Сейчас уже никто из адвокатов не отрицает, что подозреваемый — это реально существующий участник предварительного следствия. Спорными являются вопрос об определении круга лиц, которые могут быть признаны подозреваемыми, а также вопрос о моменте появления подозреваемого в уголовном деле.

Отдельные практические работники пытаются непомерно расширить законом установленное понятие подозреваемого и сделать его неопределенным, расплывчатым и безграничным. Не считаясь с тем, что вопрос о подозреваемом — это вопрос большой социальной и правовой важности, затрагивающий интересы очень многих граждан.

Появление подозреваемого лица определяется не применением к нему мер задержания или пресечения, а прежде всего наличием данных, дающих основание подозревать это лицо в совершении преступления и, следовательно, применить к нему меру процессуального принуждения. Иными словами, подозреваемым является лицо, в отношении которого собраны достаточные данные, дающие основание подозревать его б совершении преступления, но недостаточные для предъявления обоснованного обвинения.

Появление подозреваемого в уголовном деле находит выражение в определенных процессуальных документах: 1) постановление о возбуждении уголовного дела по преступлениям, связанным с действиями конкретных, уже известных следователю лиц (например, дезертирство, членовредительство, получение взятки); 2) протокол задержания подозреваемого; 3) постановление следователя об избрании меры пресечения подозреваемому до предъявления обвинения; 4) протокол допроса, из которого усматривается, что допрашиваемому задаются вопросы, направленные на получение от него объяснений по поводу его личной деятельности в связи с расследованием преступления.

Подозреваемым признается только то лицо, которое задержано по подозрению в совершении преступления, или лицо, в отношении которого избрана мера пресечения до предъявления обвинения. Все остальные граждане не могут быть подозреваемыми и, следовательно, их правами не владеют.

Противоречащим требованиям законности является такое положение, когда следователи допрашивают в качестве подозреваемых любых лиц только потому, что в поступившем материале, в показаниях свидетелей или в ином документе содержится какое-то указание на этих лиц.

При таком подходе подозреваемые “хлынуть в производство по уголовным делам и вытеснят обвиняемых. Между тем адвокату нельзя забывать, что доброе имя гражданина должно быть ограждено от неосновательных подозрений не меньше, чем от неосновательных обвинений.

При решении вопроса о подозреваемом защитнику всегда нужно помнить о той моральной травме, которая может быть причинена лицу, привлекаемому к следствию в качестве подозреваемого без достаточных к тому оснований. Поэтому закон определяет правовое положение подозреваемого, строго ограничивая при этом возможность чрезмерно широкого наименования “подозреваемый” ко всем гражданам, в отношении которых в той или иной мере при расследовании дела может возникнуть подозрение.

Нельзя забывать, что правильное решение вопроса о правовом статусе подозреваемого имеет исключительно важное практическое значение, которое состоит в следующем: 1) наличие каких-либо подозрений у лица, производящего дознание, следователя или прокурора, само по себе не может служить основанием для превращения того или иного лица в подозреваемого. Для этого требуется или задержание лица по подозрению в совершении преступления, или применение к нему меры пресечения (притом, не обязательно заключения под стражу) до предъявления обвинения; 2) лишь подозреваемый в указанном смысле наделяется определенными правами для защиты своих прав и законных интересов.

Из всей совокупности вопросов, определяющих процессуальное положение подозреваемого, главным для адвоката является один: при каких условиях лицо может быть поставлено в положение подозреваемого. От этого зависит оценка адвокатом качества всего следствия.

Ошибочность позиции сторонников чрезмерно широкого толкования понятия подозреваемого коренится в том, что авторы такой позиции исходят не из правового (процессуального) понятия подозреваемого, а только из этимологического смысла термина “подозреваемый”.

В русском языке слово “подозрение” имеет совершенно определенное значение. Оно означает предположение, основанное на сомнении в правильности, законности чьих-либо поступков, в справедливости чьих-либо слов или намерений. Появление подозреваемого лица определяется не применением к нему мер процессуального принуждения (мер пресечения в том числе), а наличием данных, дающих основание подозревать это лицо в совершении преступления и, следовательно, применять к нему указанные меры.

"В термине “подозреваемый” адвокат должен различать два значения: подозреваемый в общепринятом, то есть в бытовом, житейском или психологическом смысле, и подозреваемый в юридическом (процессуальном) отношении.

При производстве предварительного следствия по уголовному делу следователь проводит поисковую и исследовательскую деятельность. Его путь всегда идет от неизвестного и загадочного к известному и простому. Именно в этой стадии уголовного процесса происходит переход от незнания к знанию, в котором и заключается раскрытие преступления, установление истины. Указанное исследование практически немыслимо без предположительных (вероятностных) объяснений причин происшедшего преступления, без следственных версий. В такой же мере оно немыслимо без построения следователем различных предположений о виновнике преступных событий. Следствие идет путем выдвижения и проверки различных версий. В их числе неизбежно и всегда возникает версия и о субъекте преступления, так как нет преступления без его исполнителя — субъекта преступления. Версия о субъекте преступления наиболее близко подходит к понятию подозрение. Их сходство по смысловому значению определяется тем, что как одно, так и другое представляет собой предположение об участниках преступления.

Однако это предположение (подозрение) следователя о возможном субъекте преступления не дает еще юридических оснований признавать его подозреваемым. Такое лицо, с точки зрения закона, может быть только свидетелем, а превращение его в подозреваемого является лишь мысленным, условным, не имеющим никакого юридического значения.

Предположение следователя о субъекте преступления является всего лишь догадкой, а не правовым основанием для постановления предполагаемого виновника в процессуальное положение подозреваемого- Такое предположение следователя подлежит еще тщательной проверке, в результате которой подозрение или переходит в уверенность, или же отпадает и возникает новое. Такой процесс проверки исключения версий производится до тех пор, пока не будет найдена' достоверная версия, в соответствии с которой подозреваемым окажется тот. кто в действительности совершил преступление.

Только после того как собранными материалами дела возникшие предположения о субъекте преступления будут подтверждены, следователь придет к выводу о необходимости привлечения данного лица в качестве обвиняемого. Таков обычный, нормальный путь превращения свидетеля в обвиняемого. Однако порой этот путь удлиняется тем, что возникает потребность в целях успешного раскрытия преступления задержать предполагаемого виновника или избрать в отношении его ту или иную меру пресечения еще до предъявления обвинения- Только в таких отдельных, исключительных случаях при производстве предварительного следствия и появляется временная процессуальная фигура подозреваемого. Стало быть, предполагаемый субъект преступления превращается в процессуальную фигуру подозреваемого только тогда, когда следователь, сопоставляя свои выводы о вероятном участии того или иного лица в совершении преступления, убедится в том, что они согласуются с теми признаками вероятной виновности подозреваемого, которые указаны в законе как основания для задержания или избрания меры пресечения.

Только при таком понимании процессуальной фигуры подозреваемого адвокат, думается нам, способен обеспечить его права и законные интересы и в то же время защищать от последующего обвинения. Подозреваемый является временным участником предварительного следствия. После отмены меры пресечения или задержания, лицо остается подозреваемым до того момента, пока имеющиеся против него подозрения либо не перейдут в уверенность следователя — и тогда подозреваемому предъявляется обвинение и он становится обвиняемым, либо не отпадут вовсе — тогда подозреваемый выбывает из дела или превращается в свидетеля.

Анализ уголовно-процессуального законодательства показывает, что подозреваемый наделен широким кругом прав, позволяющих ему защищаться от необоснованного подозрения следователя. Это и понятно, так как подозреваемый является как бы “кандидатом в обвиняемые”, и потому он должен иметь реальную возможность защищать себя от подозрения еще до привлечения в качестве обвиняемого. Более того, использование прав нередко дает возможность подозреваемому реабилитировать себя уже на этом этапе предварительного следствия и помочь следователю обнаружить действительных виновников исследуемого преступления.

вернуться к содержанию
вернуться к списку источников
перейти на главную страницу

Релевантная научная информация:

  1. Лубшев Ю.Ф. Адвокат в уголовном деле: Учебно-практ. пособие. - М., 1997, 408 с. - Адвокатское право
  2. § 56. Если подзащитный уже задержан, но еще не арестован - Адвокатское право
  3. § б. ДОПРОС ПОДОЗРЕВАЕМОГО, ОБВИНЯЕМОГО, СВИДЕТЕЛЯ И ПОТЕРПЕВШЕГО. ОЧНАЯ СТАВКА - Уголовный процесс
  4. § 31. Защита “от критики обвинения — к оправданию” - Адвокатское право
  5. § 54. Адвокат считает арест необоснованным - Адвокатское право
  6. §3. СУБЪЕКТЫ ДОКАЗЫВАНИЯ - Уголовный процесс
  7. § 4. ПОНЯТИЕ И ВИДЫДОКАЗА ТЕЛЬСТВА. ДОПУСТИМОСТЬ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ В ДОКАЗЫВАНИИ ФАКТИЧЕСКИХ ДАННЫХ, ПОЛУЧЕННЫХ С ПОМОЩЬЮ СОВРЕМЕННЫХ НАУЧНЫХ МЕТОДОВ И СРЕДСТВ - Уголовный процесс
  8. §5. ЗАДЕРЖАНИЕ ПОДОЗРЕВАЕМОГО - Уголовный процесс
  9. Лекция 16. СУБЪЕКТЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ПРЕСТУПНОСТИ - Кримминология
  10. Лекция 20. РЕЦИДИВНАЯ, ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ И ИХ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ - Кримминология
  11. § 1. Глава государства - Конституционное право
  12. § 2. Уголовный процесс Англии - Уголовный процесс
  13. § 4. Методы уголовного судопроизводства и функции защиты - Адвокатское право
  14. § 23. Принципиальность защиты - Адвокатское право
  15. § 26. Установление события преступления - Адвокатское право
  16. § 29. Проверка, оценка и систематизация доказательств - Адвокатское право
  17. § 38. Защитительная ценность обстоятельств, смягчающих наказание - Адвокатское право
  18. § 40. Соотносимость смягчающих факторов с основным предметом доказывания - Адвокатское право
  19. § 59. Реакция на следственные нарушения и причины преступлений - Адвокатское право
  20. § 5. Исполнение постановлений - Административное право

Другие научные источники направления Адвокатское право:

    1. Барщевский М.Ю.. Бизнес-адвакатура в США и Германии: Учебное пособие. 1995
    2. Святоцький О.Д., Медведчук В.В.. Адвокатура історія і сучасність. 1997
    3. ГАВРИЛОВ Сергей Николаевич. ИСТОРИЯ РУССКОЙ АДВОКАТУРЫ. ТОМ ПЕРВЫЙ. 1997
    4. Барщевский М.Ю.. Адвокатская этика Учебное пособие. 1999
    5. Власов А.А.. Адвокат как субъект доказывания в гражданском и арбитражном процессе. 2000