<<
>>

§ 3. Уклонение от уплаты налогов - слагаемое экономической и организованной преступности

Одним из существенных слагаемых экономической и организованной преступности является налоговая преступность, включающая, прежде всего, уклонение от уплаты налогов, которое в последние годы приобретает массовый характер и наиболее изощренные формы. Уклонение от уплаты налогов в современной России достигает таких масштабов, которые наносят серьезный ущерб экономической безопасности государства. Внимание, уделяемое преступным уклонениям от уплаты налогов, обусловлено не только их масштабами, но и тесной связью с преступлениями в экономической сфере и организованными, в том числе международными, преступлениями.

В условиях экономического кризиса отчетливо проявляются тенденции роста уклонений от налогообложения и усиления воздействия криминального фактора на экономические отношения.

Финансово-экономическая система России построена так, что большая часть ее бюджета формируется за счет налогов. Так, по официальным отчетам об исполнении Федерального бюджета за соответствующие годы, в общей сумме доходов Российской Федерации налоговые

доходы составляли 80-85 % всего федерального бюджета страны[42]. Это объясняет стремление государства и его органов к увеличению налоговых поступлений и обеспечению их максимальной собираемости.

Однако собрать налоги в полном объеме пока не удается. По оценкам различных специалистов, в результате уклонения от уплаты налогов государство ежегодно недополучает до 30 % причитающихся к уплате налоговых платежей[43].

В современной России большая часть зарабатываемых юридическими и физическими лицами средств подлежит перечислению в бюджет в качестве налоговых платежей.

В условиях продолжающегося мирового экономического кризиса в России обостряется проблема собираемости налогов и уменьшения дефицита государственного бюджета. Уровень

собираемости налогов в последние годы падает и уже не превышает 80 %. [44] Доля не наблюдаемой прямыми статистическими методами экономики («теневой» сектор) достигла

25 % ВВП.[45] По данным на 1 июня 2009 г. объем задолженности по налогам превысил 615 млрд руб., при этом доля недоимки (неуплата налогов в установленный срок) возросла на 23 %? [46]

По оценкам ряда исследователей, проведенная законодателем фактическая частичная декриминализация налоговых преступлений, наряду с изменением законодательства в сторону увеличения налоговой нагрузки, в частности на фонд заработной платы, приведет к значительному увеличению налоговых преступлений. Как отмечает глава РСПП А. Шохин, «по многим отраслям нагрузка на фонд заработной платы вырастет до 30-45 %. Трудно удерживать занятость и платить такой налог».[47] Безусловно, в таких условиях различные схемы уклонения от уплаты налогов и сборов будут использоваться более активно.

Такая налоговая политика ведет к тому, что поставленные в невыносимые налоговые условия налогоплательщики стремятся вывести значительную часть своих средств из-под налогового пресса. Следствием этого является их уход в «теневую», т. е. полную неналоговую, сферу, расчеты «черным налом», массовое укрывательство личных доходов и имущества от налогообложения и т. д. и т. п.

В настоящее время сокрытие доходов и уклонение от уплаты налогов в России стало массовым явлением. Занижение дохода и иных объектов налогообложения, завышение стоимости реализованной продукции, уничтожение документов, «двойная бухгалтерия», когда в различных банках открывается несколько расчетных счетов, о которых не сообщается в налоговые органы, утаивание передачи имущества в аренду - все это из арсенала тех, кто пытается избежать уплаты налогов. Создаются параллельные коммерческие структуры, дочерние предприятия, подставные фирмы. Неиссякаемый источник «теневых» денег - ведение финансово-хозяйственной деятельности без регистрации в налоговых органах, а также использование фальшивых реквизитов и печатей или непредставление отчетных балансов в Госналогинспекцию.

По состоянию на 1 января 2006 г. 1879,7 тыс. хозяйствующих субъектов (42,1 % общего количества организаций, состоящих на учете в налоговых органах) не представляли отчетность о своей деятельности и декларации о доходах или представляли «нулевую» отчетность. На 1 января 2006 г. за организациями, не представившими отчетность или представившими «нулевую» отчетность, числилась задолженность по федеральным налогам и сборам, пеням и налоговым санкциям в размере 169 317,6 млн руб. По сравнению с 1 января 2005 г.

задолженность увеличилась на 32 575,3 млн руб., или на 23,8 %.[48]

Серьезной проблемой для доходной части федерального бюджета является неупорядочение возмещения налога на добавленную стоимость по материальным ресурсам, используемым при производстве экспортной продукции. Под видом возмещения налога на добавленную стоимость экспортерами из Федерального бюджета незаконно изымаются значительные суммы. Для этого, в частности, создаются подставные фирмы-«однодневки», которые, получив от экспортера предъявленную к возмещению сумму налога, ликвидируются, не уплатив в бюджет причитающуюся сумму налога, в то время как экспортеры в соответствии с установленным порядком предъявляют в налоговые органы суммы уплаченного налога к возмещению из бюджета.

Кроме того, значительные средства не поступают в федеральный бюджет в результате того, что налоговое законодательство позволяет нефтяным и металлургическим компаниям минимизировать налоговые платежи путем применения в расчетах между зависимыми структурами внутрикорпоративных цен. Механизм трансфертного ценообразования применяется при реализации на экспорт нефти и металлопродукции указанными компаниями своим дочерним структурам, зарегистрированным в международных зонах льготного налогообложения, по заниженным ценам, что приводит к уменьшению выручки и, следовательно, к недопоступлению значительных средств в бюджетную систему Российской Федерации.

Еще хуже положение с налоговой отчетностью среди физических лиц-предпринимателей. Например, во время операции «Честный бизнес» налоговые органы г. Новосибирска проверили 596 граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность. 517 из них не смогли предъявить документы о государственной регистрации и постановке на налоговый учет.

Согласно исследованию «Теневые экономики. Размеры, причины роста и следствия», проведенному Фридрихом Шнайдером и Домиником Энсте, «теневой» сектор есть практически в любой стране. По приведенным в исследовании данным, его самый низкий уровень в Швейцарии, где он составляет 8,1 % от ВВП. В США - 8,9, в Японии - 11,1, в Германии - 14,9, в Швеции - 19,9 % и т. д. В среднем по экономически развитым странам - 16,8 %. В Узбекистане - 8 %, Белоруссии - 19,1, России - 41,0, Украине - 47,3 %. В среднем по странам

бывшего СССР - 35,3 %[49]. Причем в их исследовании речь идет не о торговле наркотиками или проституции, а о вполне легальной деятельности, которую просто скрывают от государства, чтобы не платить налоги.

Результаты исследований названных авторов совпадают с оценками «теневого» сектора экономики России, даваемого нашими специалистами, которые говорят о том, что названный

сектор составляет до 40 % валового внутреннего продукта[50]. В последние годы в России получила распространение «полутеневая» экономика, когда от налогообложения скрывается и уводится в тень часть доходов предприятия или гражданина. Исследованиями распространения «полутеневой» экономики и ее тенденциями пока никто не занимался. Думается, что здесь есть свои особенности и проблемы.

От «теневой» экономики бюджет не получает налогов, вследствие чего государство вынуждено возлагать более высокое налоговое бремя на субъектов легальной хозяйственной деятельности. «Теневая» экономика, уходя из сферы деятельности, регулируемой государством и его правоохранительными и судебными органами, попадает под сферу влияния негосударственных, т. е. криминальных, структур. Скрытые от налогов средства становятся питательной средой криминальной преступности.

Уклонения от уплаты налогов в структуре современной преступности России характеризуются несколькими отличительными чертами.

В первую очередь - своей общественной опасностью. Сегодняшняя налоговая преступность представляет, пожалуй, даже большую опасность, чем общеуголовная преступность. Если общеуголовное преступление затрагивает интересы какого-то одного лица или, в крайнем случае, группы лиц, то налоговое преступление посягает на интересы многих или даже всех граждан страны, поскольку лишает их доли дохода из бюджета, который формируется за счет налоговых платежей. Именно поэтому во многих странах, особенно экономически развитых, налоговые преступления признаются тяжкими и наказываются с особой суровостью.[51]

В России же ситуация складывается с точностью до наоборот. Все хотят жить лучше, но большинство не желают платить налоги и поддерживают, даже поощряют, тех, кто эти налоги не платит, а иногда и помогают им не платить налоги. Даже уголовная ответственность к тем, кто уклоняется от уплаты налогов преступным путем, установлена щадящая и минимальная. А если преступник все же заплатил налог, пусть даже под угрозой осуждения, то он сразу же освобождается от уголовной ответственности как якобы раскаявшийся. Думается, что такая политика неправильна и назрела необходимость ужесточения уголовных санкций за совершение налоговых преступлений. Особенно это касается преступлений, причинивших крупный и особо крупный ущерб. В нынешней экономической и криминальной обстановке, сложившейся в налоговой сфере, представляется оправданным введение законодателем в налоговые статьи как меры наказания конфискации имущества виновных, причинивших ущерб в особо крупном размере.

Кроме того, финансовый ущерб от налоговых преступлений, как правило, выше, чем от других видов экономических преступлений. Следовательно, надо перенацелить деятельность органов правоохранительной системы на борьбу, выявление и пресечение этих преступлений, как это делалось и делается во всех странах, - ориентировать их на выявление, в первую очередь, налоговых преступлений.

Уклонения от уплаты налогов часто становятся связующим звеном в структуре всей экономической преступности России. Изучение уголовных дел, опросы практических работников правоохранительных органов России и европейских стран, многочисленные публикации свидетельствуют о том, что налоговые преступления сопутствуют, а иногда и вызывают многие из тех преступлений, нормы которых помещены в гл. 22 «Преступления в сфере экономической деятельности» раздела VIII «Преступления в сфере экономики».

В последние годы в судебной и следственной практике не редки уголовные дела, где налоговому преступлению сопутствует незаконная банковская деятельность,

лжепредпринимательство, легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности и т. д. Встречаются случаи, когда налоговые преступления сопутствуют преднамеренному банкротству и фиктивному банкротству. Иногда преступники через разработанную ими систему спровоцированных последовательных действий по уклонению от уплаты налогов вызывали, как ответную реакцию налоговых органов, серию проверок предприятия сотрудниками этих органов, чем парализовывали работу предприятий и доводили их до банкротства. Потом эти предприятия покупали и восстанавливали их нормальную финансово-хозяйственную деятельность.

Налоговые преступления тесно связаны с коммерческим подкупом, злоупотреблением полномочиями, мошенничеством, злоупотреблением должностными полномочиями, превышением должностных полномочий, получением взятки и дачей взятки.

Наконец, лица, совершающие налоговые преступления, резко отличаются от тех же общеуголовных преступников своим социальным статусом и социальными функциями, нравственно-психологическими установками и мотивациями.

По сути, сейчас мы имеем новую формацию экономических преступников, которая никак не подпадает под сложившиеся традиционные стереотипы полуграмотного опустившегося пьяницы и несуна. Думается, и традиционные подходы к изучению личности преступника через статистический обсчет какого-то комплекса демографических признаков уже не подходит. Для сегодняшнего исследования личности современных экономических преступников, в том числе и налоговых, уже мало что дает статистика их пола, возраста, уровня образования, семейного положения и т. п. Эти критерии и признаки исследования личности преступника устарели. Они подходили для периода развития нашего общества 20-80-х годов прошлого столетия, когда идеологически надо было показать преступника как вырожденца общества, «родимое пятно капитализма», деклассированного элемента, мелкого хапугу и т. п. Сейчас социальные, экономические, политические условия жизни изменились, другими стали нравственные критерии в обществе. Исходя из этого, необходимы другие подходы к изучению личности преступников, особенно совершающих экономические преступления. Некоторые аспекты этой проблемы будут затронуты в одном из последующих параграфов данной работы. Здесь лишь заметим, что исследование личности преступников, в частности налоговых преступников, по нашему мнению, должно проводиться через анализ их деятельности.

Рассмотрим отдельные, как нам кажется, наиболее характерные, проявления преступных уклонений от уплаты налогов в структуре современной преступности.

Эти преступления являются частью и видом экономической преступности. А последняя как в России, так и за рубежом уже давно признается организованной. Наиболее криминализированными сферами налоговой преступности в России являются те, где имеется низкая себестоимость и высокий уровень налогообложения. К таким сферам хозяйственной деятельности относятся производство и реализация алкогольной, газовой, нефтяной, металлургической продукции, торговля природными ресурсами, импорт автомобилей, оптовая и розничная торговля, игровой бизнес и сфера финансово-кредитных отношений.[52]

Наибольшее количество уклонений от уплаты налогов в крупном и особо крупном размере выявляются в промышленности, торговле, строительстве, сельском хозяйстве. Среди отраслей промышленности исследователи выделяют пищевую, машиностроение и

металлообработку, лесную и деревообрабатывающую отрасли.[53]

В последнее время в организованной преступности происходят серьезные качественные перемены. Она приспосабливается к экономическим и социальным преобразованиям. Идет процесс ввода криминальных капиталов в легальный и «теневой» сектор экономики. Это касается и денег, скрытых от налогообложения.

По данным МВД России, на которые ссылается И. Н. Соловьев в своих исследованиях, около 70 % доходов, полученных незаконным путем, вкладываются в настоящее время в различные формы предпринимательской деятельности и около 15 % расходуются на приобретение недвижимого и иного имущества. Безусловно, такая ситуация способствует усилению влияния преступных группировок в сфере экономики, постепенному их превращению в легальных субъектов финансово-хозяйственной деятельности[54].

Уклонения от уплаты налогов становятся питательной средой организованной преступности. Средства, укрытые от налогов, становятся источником финансовой поддержки организованной преступности. Там, где имеет место сокрытие доходов от налогообложения государства, появляется необходимость платить налоги структурам, противоположным государству, т. е. криминальным.

Укрытые от налогообложения средства считаются «грязными» деньгами[55] . Средства, полученные в результате уклонения от налогообложения, обычно вовлекаются в легальный хозяйственный оборот. Проблема борьбы с этой легализацией является такой же значимой, как и проблема легализации доходов от чисто криминального бизнеса: торговли оружием, наркотиками, проституцией и т. п. Опасность данного вида преступлений заключается в создании благоприятных условий для совершения различных экономических преступлений. Как писала Η. Φ. Кузнецова, это роднит легализацию доходов, полученных незаконным путем, с преступной деятельностью в виде скупки и сбыта имущества, добытого преступным путем, а также укрывательством тяжких преступлений[56].

В последнее время значительное распространение получили так называемые «конвертационные центры», представляющие собой сеть предприятий, зарегистрированных на подставных лиц для проведения «теневых» финансово-хозяйственных операций. Эти «центры» по своей сути являются фиктивными. Они предоставляют платные услуги по размещению «теневых» и криминальных средств как в России, так и в зарубежных странах. По мнению специалистов, через счета таких фиктивных структур ежегодно в зарубежные банки переводятся сотни миллионов долларов США. По мнению специалистов, есть все основания полагать, что в странах СНГ в последние годы сложился особый вид преступной деятельности, с механизмом, который позволяет легализовать практически любое количество денег, товаров или иного имущества, полученного незаконным путем, в том числе преступным[57].

Как представляется, многочисленные холдинговые компании, которых в последнее время создается в России достаточно много, включают в свою структуру и предприятия, специально занимающиеся введением укрытых от налогов холдингом средств в легальный оборот или вывозом их за границу.

В настоящее время распространение получили различного рода сложные схемы, специально разработанные для уклонения от уплаты налогов, с использованием международных организаций, оффшорных зон и международных форм оборота капиталов. Изыскиваются и разрабатываются международные схемы уклонения от уплаты налогов сразу в нескольких странах. Налоговая преступность не только приобрела организованный характер, но и становится транснациональной организованной преступностью.

Россия входит в список стран, в которых налоговая ситуация способствует созданию центров по отмыванию денег. Об этом периодически говорится в отчетах международной финансовой организации по борьбе с отмыванием денег. В «черный список» входят также Израиль, Филиппины, Ливия, Кипр, Мальта, Бермудские, Каймановы, Багамские острова. При этом настораживает тот факт, что все названные страны неохотно сотрудничают с мировым сообществом в противодействии отмыванию «грязных» денег.

Серьезной проблемой экономики России является вывоз ее капиталов за границу, что становится национальным бедствием для страны. Значительная часть этих денег - выведенные из-под налогообложения средства.

Реальность криминогенной обстановки в России такова, что налоговые преступления связаны с другими организованными преступлениями, в первую очередь с крупномасштабными хищениями и коррупцией. Организованные преступные группировки взяли под свой контроль те сферы преступной деятельности, которые дают наибольшую прибыль (наркотики, проституция, торговля оружием и т. д.). Доходы от этих видов преступлений подпитывают организованные преступные группировки, отмываются и используются в легальных и законных формах бизнеса. Организованная преступность сегодня сочетает в себе все черты профессиональной общеуголовной и экономической преступности. Включает она в себя и «теневую» экономику. А основу «теневой» экономики составляет экономика, выведенная из

сферы налогообложения.[58]

Следует заметить, что в ряде стран Западной Европы «теневая» экономика рассматривается как экономика, связанная с уклонением от уплаты налогов. Например, ст. 73 УК ФРГ, которая регулирует случаи лишения правонарушителей материальных выгод, полученных в результате совершения противоправных действий (кража, обман, растрата, утаивание финансовых средств и т. д.), позволяет рассматривать как «теневой» капитал любую извлеченную в результате противоправных действий материальную выгоду, в том числе и суммы, возникающие в результате неуплаты налогов, т. е. противоправных действий в сфере налогообложения. В России «теневая» экономика напрямую связана с уклонением от уплаты налогов, ведением запрещенной законом экономической деятельности (контрабанда, наркотики, проституция, торговля оружием и т. д.). Если осуществление запрещенной законом деятельности характерно для организованной преступности, то уклонение от уплаты налогов присуще деятельности почти во всех сферах экономики России.

Интересным является вопрос о механизме легализации укрытых от налогообложения «черных» денег, появляющихся в результате совершения налоговых преступлений. Сложным является и сам процесс сокрытия доходов (прибыли и т. п.) от налогообложения. Здесь используется множество различных и порой изощренных способов совершения преступления. Но укрытые от налогов средства и полученный от этого доход надо легализовать и ввести в экономический оборот. Деньги должны работать. И здесь применяются еще более сложные, замысловатые схемы преступной легализации укрытых от налогообложения средств.

Проведенные нами обобщения показали, что преступные уклонения от уплаты налогов присутствуют практически во всех более или менее легальных операциях, которые проводятся преступными группировками. Налоговые преступления являются частью их деятельности, частью структуры организованной преступности. Этот факт необходимо использовать в доказывании вины конкретных лиц при привлечении их к ответственности. Доказать обвинение в налоговом преступлении иногда легче, чем в других преступлениях, совершенных преступной группировкой. Основа обвинения по налоговому преступлению строится на финансовых и бухгалтерских документах, актах проверок налогоплательщика. Известно, что Аль Капоне был осужден и лишен свободы не за совершение многочисленных убийств и руководство преступной организацией (что не было доказано), а за обыкновенную неуплату налога.

Организованная преступность вышла за рамки одного государства. Объективные процессы глобализации эффективно используются международными преступными группировками.[59] Так, в преступных целях используются международная финансовая система, каналы международного обмена информацией. Все это обусловливает интеграцию криминальных групп всех стран. Международная организованная преступность, в том числе экономическая преступность, действующая на территории России, неотъемлемой составной частью которой является уклонение от уплаты налогов, - уже реальность сегодняшнего дня. Большинство преступных группировок и сообществ если еще и не имеют криминальных связей за рубежом, то в любом случае предпринимают активные действия к их установлению.

В уголовно-правовой теории и практике в последнее время обсуждается вопрос об обложении налогом тех доходов, которые получены в результате преступной деятельности (продажа наркотиков, оружия, проституция, вымогательство, кражи, грабежи и т. д.). Вопрос, как представляется, не простой. С одной стороны, согласно действующему налоговому законодательству, налогообложению подлежат все доходы, полученные за отчетный период налогоплательщиком. Исключения для доходов, полученных от преступной деятельности, закон не делает. Значит, при выявлении подобных преступлений, и особенно в случаях, когда преступник уже обратил имущество в свою пользу, его преступный доход подлежит налогообложению и должен быть с него взыскан. Это касается и доходов, полученных организованными преступными группировками в процессе их преступной деятельности. Формально это так. В реальной же практике за весь период существования российского налогового законодательства судебных прецедентов подобного рода не известно. С другой стороны, доходы, полученные от преступной деятельности, как обычные доходы, подлежащие налогообложению в чистом виде, рассматривать вряд ли целесообразно. Должно быть специальное законодательное урегулирование этого вопроса. Только тогда можно привлекать лиц, виновных в совершении общеуголовных преступлений, связанных с извлечением незаконного дохода, к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов.

Анализ налоговых преступлений свидетельствует о том, что неуплата налогов, появление «черных» денег происходят практически во всех областях экономической деятельности - промышленности, строительстве, торговле и т. п. Противозаконные операции встречаются практически во всех видах предприятий, как у юридических, так и физических лиц. Неуплата налогов стала массовым, организованным явлением. Россия теряет законопослушного налогоплательщика, так его и не создав. Размер налогообложения и высокая инфляция уменьшают реальные доходы. Чем выше налоги и инфляция, тем больше стимулов к получению нелегального дохода, сокрытию его от учета и налогообложения, т. е. в «черных» и «грязных» деньгах. Выше становится уровень «теневой» экономики, шире и разнообразнее способы получения нелегальных доходов. По оценкам опрошенных нами сотрудников налоговых органов, от 25 до 40 % доходов налогоплательщиков находится в «тени» и уходит из сферы налогообложения. Выявляется же имеющимися средствами не более 5 % налоговых преступлений от числа совершаемых, а к уголовной ответственности виновных привлекается и того меньше.

Говоря об уклонении от уплаты налогов в структуре современных преступлений, нельзя не сказать об их связи с коррупцией. Изучение уголовных дел и материалов о налоговых преступлениях, которое проводилось в рамках данного исследования, а также опросы практических работников правоохранительных органов не дали конкретных результатов и статистических данных. Поэтому пришлось обратиться к исследованиям, специально посвященным проблеме современной коррупции, с тем чтобы проследить связь этого явления с налоговыми преступлениями.

Большое, углубленное исследование на тему «Коррупция в России» в течение двух лет проводилось фондом «Информатика для демократии» (ИНДЕМ) при поддержке Всемирного банка и правительства Дании. Согласно этим исследованиям, уход от налогов с выплатой взяток оценивается в 25 % от ВВП. Удалось установить, что доля взяткодателей среди бизнесменов превышает 80 %. Эксперты отмечают трудности выявления масштабов коррупции, связанной с налоговой преступностью, указывая на то, что 57 % опрошенных ими бизнесменов либо солгали, что не давали взяток, либо ушли от прямого ответа.

Получается, что бизнес в России без взятки практически невозможен. Общая сумма взяток, выплачиваемых российскими предпринимателями чиновникам, в том числе и за налоговые «благоприятствования», составляет, по минимальным оценкам, 33,5 млрд долл.

в год[60]. Это лишь немного меньше доходной части федерального бюджета на 2001 г.

Как отмечают авторы названного исследования, на рынке коррупции лидирует исполнительная власть. На ее долю приходится почти 90 % объема коррупционных «денег». Выдача всякого рода разрешающих справок и покрытие погрешностей в налогах составляют около 60 % всего коррупционного рынка. Абсолютными «лидерами» коррупции из 30 контролирующих органов после таможни оказались: налоговая инспекция - 18,3 %, пожарная инспекция - 5,9 % и санэпидемстанция - 5,6 %.2 Исследование фонда ИНДЕМ показало, что

коррупция уже завоевала экономику и активно проникает в сферу политики.

Радикальным средством борьбы с коррупцией является сокращение регламентирующих функций государства и его органов, в том числе налоговых. Хотя победить коррупцию до конца невозможно. Это проблема всего мира. Где-то воруют больше, где-то меньше. У нас же это национальная трагедия. Когда-то историка Карамзина спросили: «Какова главная особенность России?» - и он ответил одним словом: «Воруют». С тех пор мало что изменилось. Коррупция в современной России - не система взяток, а проблема неэффективности самой системы. Это не значит, что с коррупцией не нужно бороться. Мощная антикоррупционная кампания в Италии «Чистые руки» дала впечатляющий эффект. Понятно, что необходима политическая воля.

Возвращаясь к анализу налоговых преступлений как части в структуре преступности России, отметим, что широкое распространение получило «отмывание» преступных доходов и уклонение от уплаты налогов через оффшорные предприятия. Незаконное переведение финансовых средств в оффшорные зоны позволяет получать налоговые льготы. По оценкам специалистов МНС, размеры льгот иногда во много раз превышают сбор налогов по России. Оффшорам многократно объявлялась война. Их деятельность рассматривается как угроза национальной безопасности. По оценкам экспертов МНС, через оффшоры из России уходит от налогов (чаще всего - незаконно) до сотни миллиардов долларов США ежегодно[61]. Однако выяснить истинные масштабы этой деятельности крайне затруднительно. Примером тому может послужить попытка оценить финансовое состояние нефтяной компании «Лукойл», занимающей центральное место в российском бизнесе. Попытку предприняла газета «Аргументы и факты». По ее данным, из 300 предприятий нефтяной компании значительная часть зарегистрирована в оффшорных зонах, в том числе на Байконуре и в Калмыкии. Контрольные пакеты их акций принадлежат узкой группе собственников, что позволяет быстро перераспределять финансовые ресурсы для проникновения на новые рынки. В числе официально заявленных собственников значатся В. Алекперов - глава «Лукойла» - 10,38 % акций, Н. Цветков - 5,26, группа «НИКойл» - 6,88, Л. Федун - 4,62, члены совета директоров - около 1 %, государство, по данным Минимущества РФ, - 7,6 %. Всего - 35,74 % акций. Кто владеет остальными, куда уходят основные доходы - осталось неизвестным. И все попытки проникнуть в эту тайну оказались безрезультатными[62]. Официальной, открытой информации о доходах компании, как это принято для предприятий во всем мире и необходимо для объективного налогоисчисления, не имеется. Это создает все предпосылки к уклонению от уплаты налогов.

Налоговые преступления самым тесным образом связаны с мошенничеством. Существует даже способ мошенничества, состоящий в незаконном возврате налога на добавленную стоимость (НДС) лжеэкспортерами. Причем масштабы такого преступления весьма значительны.

Основной причиной налоговики называют несовершенство налогового законодательства. Действительно, на проверку им дается три месяца. За этот период проследить мошенническую цепочку часто не удается. Видимо, срок возврата НДС надо увеличить и внести соответствующую поправку в налоговый закон.

Выявление лжеэкспортеров и мошенничество с возвратом НДС - не только российская проблема. Личные встречи и обсуждения этого вопроса со специалистами финансовой полиции и налоговых служб Германии и Австрии показали, что она характерна и для этих стран. Там подобные действия мошенников называют «каруселью». По словам руководителей финансовой полиции Баварии, они выявляют мошенничество по каждому десятому случаю обращения за возвратом НДС. Думается, что в России их число никак не меньше. Отчасти этот вывод подтверждает тот факт, что, по данным департамента налогового контроля МНС, более половины зарегистрированных предприятий и организаций в России (52 %) составляют фирмы-однодневки[63]. А создаются такие фирмы по большей части именно для уклонения от налогообложения.

Специалисты по налоговым правонарушениям называют в числе распространенных помощников в сокрытии денег от налогообложения крупные и мелкие сберегательные банки, кредитные институты и общества. Так, среди банков, участвовавших в преступной деятельности по уклонению от уплаты налога на добавленную стоимость (НДС) и необоснованном возмещении НДС из бюджета, значатся такие крупные и известные банки, как Автобанк, Альфа-Банк, Европейский расчетный банк, Европейский трастовый банк,

Импэксбанк и др. [64] Нередко банки и кредитные общества специально создаются для уклонения или минимизации налогообложения. Через открытие анонимных счетов, осуществление многократных вкладов небольшими суммами, не требующими идентификации вкладчика, получение кредитов, перемещения капитала из одного банка в другой осуществляются неуплата налогов и легализация преступных доходов. Существует целая система различных методов сокрытия доходов от налогообложения с использованием банков, в том числе и зарубежных.

Наконец, говоря о транснационализации налоговой преступности, нельзя не отметить, что с появлением Интернета налогоплательщики стали «исчезать» в нем. Различные магазины и организации (лица), предлагающие и оказывающие услуги через Интернет, на налоговом учете не состоят и никаких налогов не платят. Сеть таких магазинов и организаций расширяется с каждым годом.

Ускоренная развитием Интернета глобализация экономики обнаруживает серьезные недостатки мировой налоговой системы и открывает новые возможности для преступного уклонения от уплаты налогов. Глобализация, в общем смысле этого слова, предполагает слияние отдельных национальных рынков в единое мировое рыночное пространство. Ускорение процесса глобализации позволяет говорить о том, что развитие ситуации в подобном направлении не ускорит сбор налогов и, таким образом, не обеспечит осуществление налоговыми службами каждой страны их функций.

С появлением Интернета абсолютно бессмысленным становится понятие физического местонахождения, а затем и места регистрации налогоплательщика. Возникает проблема и налоговой конкуренции между государствами с высокими и низкими доходами. Интернет имеет колоссальный потенциал для еще большего увеличения налоговой конкуренции не только потому, что резко упрощает перемещение активов в зоны налогового благоприятствования, как, например, Карибский оффшор, который физически расположен очень далеко от потенциального налогоплательщика, однако виртуально находится на расстоянии одного щелчка компьютерной «мыши». Теперь уже многие налогоплательщики в состоянии, как известный Руперт Мёрдок, вообще не платить налоги. Руперт Мёрдок в 1987 г. заработал в Великобритании более 1,4 млрд фунтов (2,3 млрд долл.) и не заплатил налогов.

Для налоговых органов Интернет создает две основные проблемы, которые необходимо будет решать. Первая - уникальна для Интернета. Интернет - это совершенно новый канал перемещения товаров и услуг от продавца к потребителю. Налогообложение виртуальных товаров и услуг - процесс гораздо более проблематичный, чем налогообложение товаров реальных. Например, музыкальное произведение теперь можно загрузить с сайта продавца, который вообще не известно где находится. Для этого не нужно ни дисков, ни магнитных пленок. Подобным образом могут быть дематериализованы и другие товары и тем более услуги. Это делает невозможным для налогового инспектора обложение их налогом. Как идея может рассматриваться обложение пользователей Интернета Интернет-налогом. Но возникает вопрос: к чему привязывать этот налог и как определить его сумму?

Дематериализоваться может и сам налогоплательщик. На память приходит карикатура из журнала «Нью-Йоркер» - две собаки сидят перед монитором, и одна говорит другой: «В Интернете никто не знает, что ты собака. Кто же ты? Покупатель или продавец?». Сама идея налогообложения основана на знании того, кто должен платить. Однако в ситуации, когда налогоплательщик - это просто некоторая сумма анонимных электронных денег, защищенных к тому же современными криптографическими кодами, определить это будет непросто.

Другая проблема, которую Интернет создает для налоговых инспекций, - возможность усиления налоговой конкуренции между странами. Налогообложение во всем мире построено на уверенности в том, что каждая страна вправе решать самостоятельно, сколько налогов собирать с населения и предприятий, какого вида и как. Правительства стран могут поступиться своей независимостью, создать двух- и многосторонние налоговые соглашения, наконец, сформировать международные организации типа ООН, МВФ или Евросоюза. Однако реалии таковы, что каждое правительство настаивает на своем праве устанавливать налоги самостоятельно. Имеющиеся международные налоговые соглашения касаются в основном вопросов избежания двойного налогообложения либо всего лишь определяют приоритеты одного или другого государства там, где их интересы пересекаются. Существующий налоговый национализм позволяет утверждать, что вряд ли в скором времени будет создано что-то вроде мировой налоговой организации. До того времени сохраняющаяся налоговая конкуренция позволит легко избегать повышенного налогообложения, используя сеть Интернета, скрывать доходы и уклоняться от налогообложения.

В заключение следует отметить, что изучение практики образования, легализации и последующего использования скрытых от налогообложения доходов является одной из серьезных проблем в разработке мер борьбы с налоговой преступностью.

Сегодняшняя налоговая преступность выходит на качественно новый уровень, превращается в одну из основных угроз безопасности государства, поскольку составляет экономический фундамент организованных преступных групп и сообществ.

Российская налоговая преступность носит организованный и массовый характер, кроме того, ее отличает тесное переплетение легального и «теневого» секторов экономики, постоянное перетекание средств из «теневого» сектора в легальный и обратно.

В этой обстановке крайне необходимой является разработка программы борьбы с налоговой преступностью в России. Основой этой программы должна быть реализация национальных интересов в сфере обеспечения экономической безопасности России, преодоление негативных тенденций роста налоговой и связанной с ней экономической преступности, парализующей экономическую систему государства и цивилизованное предпринимательство, обеспечение пополнения государственного бюджета.

В программе должно предусматриваться выполнение поставленных Президентом РФ задач по установлению жесткого оперативного контроля за соблюдением налогового законодательства, пресечению и значительному сокращению доли «теневых» экономических операций, уменьшению криминализации налоговой сферы и хозяйственной деятельности как одной из основных угроз экономической безопасности России.

Комплексное решение этих задач возможно лишь при серьезной государственной поддержке и участии всех заинтересованных органов, а также проведении серьезных научных исследований этих проблем, в том числе и в области криминалистики.

<< | >>
Источник: Игорь Викторович Александров. Уклонение от уплаты налогов. Основы криминалистической характеристики. 2011

Еще по теме § 3. Уклонение от уплаты налогов - слагаемое экономической и организованной преступности:

  1. § 1. Понятие и социально-экономические основания криминализации лжепредпринимательства
  2. §2. Уголовная политика в сфере налогообложения как самостоятельное направление в борьбе с преступностью.
  3. 2.1. Экономическая преступность: исторический аспект, современное состояние.
  4. §3. Особенности реализации уголовной политики в сфере налогообложения и налогово-правовые средства обеспечения исполнения обязанностей по уплате налогов. 3.1. Концепция национальной безопасности Российской Федерации — основа формирования основных положений уголовной политики в сфере налогообложения.
  5. 1.4. Борьба с налоговыми преступлениями на заре экономических преобразований (1991-1996 года).
  6. §2. Причины и условия, определяющие современную налоговую преступность.
  7. 3.2. Новые полномочия органов внутренних дел по выявлению, предупреждению и пресечению налоговых преступлений.
  8. §5. Международно-правовые аспекты уклонения от уплаты налогов.
  9. §1. Криминологический анализ налоговых преступлений и лиц, их совершивших.
  10. §1. Налоговая преступность как объект уголовно-правового воздействия.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -