<<
>>

Современные этико-правовые требования к информации граждан о состоянии их здоровья

Вообще право на информацию есть неотъемлемая часть прав человека и одно из условий демократии. Право на информацию о вредных для здоровья факторах полностью отсутствовало в советское время, а разглашение подобной информации могло повлечь неблагоприятные последствия.
Наиболее яркий пример - чернобыльская трагедия.

Во исполнение ст. 42 Конституции РФ Основами законодательства РФ об охране здоровья граждан в ст. 19 декларируется право граждан на регулярное и своевременное получение информации о факторах, способствующих сохранению здоровья и оказывающих на него вредное влияние. Это касается и санитарно- эпидемиологического благополучия районов проживания, и производственных условий, и сведений о продукции, работе, услугах, их соответствии санитарным нормам и других факторах. Информация предоставляется местной администрацией через средства массовой информации. Сокрытие или искажение информации об обстоятельства, создающих опасность для жизни и здоровья людей, является диспозицией ст. 237 УК РФ.

Большое значение в этико-деонтологических отношениях врача и больного имеет информация, которая, продержавшись тысячелетия со времен Гиппократа, принципиально их изменила в настоящее время. Нарушение требований к информации проводит к конфликтам. Современный взгляд на медицинскую информацию отражен в официальных декларациях ВМА, Европейской медицинской ассоциации, Ассоциации врачей России и в других документах, принятых в 90-е гг.

В случаях опасного заболевания врач должен умело проинформировать больного. Умение сообщить больному то, что ему необходимо знать, - это проявление врачебного таланта. Недопонимание может осложнить взаимоотношения врача и больного, который, стремясь лично участвовать в решении своей судьбы, вправе знать, чем именно его лечат, почему избран именно такой план лечения. В наших лечебных учреждениях нередко ущемляется право больного на информацию. Формула, что "полезно для больного, то всегда целесообразно, даже если это ложь", при новых взаимоотношениях с пациентом действует до тех пор, пока он, в соответствии с выраженным добровольным согласием, не выразит желания знать всю правду о болезни и своей судьбе.

Между тем в течение двух десятилетий все более актуальным становится вопрос об участии больного в принятии врачебного решения. Положение, когда мнение больного не имеет никакого значения и с ним не считаются, не согласуется с принятой моралью.

При неблагоприятной информации важно знать, как ее подать больному. Это целая философия. Еще Гиппократ завещал: "Оставь больного в неведении того, что ему угрожает". С.П. Боткин замечал: "Я считаю, что непозволительно врачу высказывать больному свои сомнения в возможности благоприятного исхода болезни". В таких случаях нужно прежде всего сказать: "семь раз отмерь", т. е. еще раз вникнуть в индивидуальные особенности больного, его положение, подумать, как построить важное сообщение, наедине или в присутствии родных. Важно, чтобы больной поверил в "святую" ложь врача, который заранее бы определил ее пределы. Однако родственники, хотя и не всегда, должны знать правду. Но даже в этой ситуации могут быть, а иногда должны быть исключения.

Выбор степени и акцента такой информации зависит не только от особенностей и тяжести заболевания, состояния больного, но, безусловно, и от его характера.

Больные могут быть оптимистами и пессимистами, уравновешенными и мнительными, легкомысленными и застенчивыми и т. д. В зависимости от этих черт и решается, следует ли посвящать больного в основные особенности его заболевания и лечения. Известный народный артист Евгений Евстигнеев обратился в одну из европейских клиник в надежде получить оперативное лечение. Оперирующий хирург, в соответствии с распространенной у них традицией и законодательством, так подробно и образно проинформировал его о состоянии больного сердца, ходе предстоящей операции и возможных последствиях, что сердце впечатлительного больного не выдержало до начала операции. Поэтому при дозировке информации решается, следует ли и каким образом посвящать больного в детали лечения, чтобы не навредить.

В целом приходится констатировать тот факт, что в большинстве случаев врачи не используют громадный резерв возможностей организма излечить самого себя. Образованность современных пациентов иногда позволяет им участвовать в выборе, с учетом индивидуальных особенностей организма, более рациональной врачебной тактики или оптимального лекарственного средства. На практике же, вместо того чтобы склонить больного в союзники, врач своим поведением отгораживается от него, а то и отталкивает, превращая своего пациента в противника лечебного процесса. Неинформированность больного не способствует мобилизации его сил, вредит ему, заставляет искать ответы на важные для него вопросы в специальной литературе или в частных консультациях, порождает недовольство и жалобы.

Мастерство дозирования и выбора модели информации - важное звено формирования взаимопонимания и взаимоотношений с пациентом. С этой точки зрения первое, чего многим недостает и чем надо овладеть независимо от специальности, - это общая культура общения. Немало полезного в этом отношении можно почерпнуть в замечательных произведениях Дейла Карнеги.

Важным для больного является все, что касается внешнего вида врача, его манеры, жесты, мимика, но, конечно, на первом месте слово. По данным В. Леви, 70% времени бодрствования у нас связано с речью, из которых 30% мы говорим. Врач не может повторить вслед за поэтом: "Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется". Напротив, он должен знать, как его слово повлияет на больного, ибо оно может и ранить, и излечить. В.М. Бехтерев категорически определил значение слова врача: "Если больному после разговора с врачом не становится легче, это не врач".

Главное, чего ждет пациент, - это первые слова врача, его спокойный, внимательный, доброжелательный взгляд. Опытные врачи знают, как важно правильно начать разговор с больным, показать, что для вас сейчас это самое главное. При всем этом он тактично переводит высказывания словоохотливого больного в нужное русло либо, напротив, вытягивает у немногословного или застенчивого необхо- димую информацию. Замечательный врач-терапевт Б.Е. Вотчал сравнивает эту часть работы врача с допросом искусного следователя. Врачам известно, что неумелое, неправильное поведение и особенно неудачная формулировка или слово могут вызвать заболевание, своеобразный невроз. Обычно он присоединяется к основному заболеванию, но может возникнуть у практически здорового человека.

Беседа с пациентом, содержащая информацию об альтернативных методах диагностики и лечения, при получении согласия на медицинское вмешательство или при отказе от него, при разъяснении прогноза болезни, особенно в безнадежных случаях заболевания, должна быть предельно понятна, тактична и деликатна. Она всегда должна содержать элементы психотерапии, имеющей первостепенное значение при тяжелых течениях болезни или угрожающих жизни состояниях.

Мы сознательно остановились подробно на этом вопросе, так как концепция ряда принятых документов однозначно призывает врачей во всех случаях и полностью информировать больного. Мы считаем, что есть такие больные и такие ситуации, когда врачу, чтобы не навредить больному, надо решать вопрос о необходимости и дозировании его информирования. Но в общем следует учитывать, что 90,8% пациентов считают, что имеют право на информацию о своем здоровье, такого же мнения придерживаются и врачи23.

В зависимости от особенностей больного, болезни и состояния его здоровья следует пользоваться разными моделями информации. За рубежом распространены четыре модели.

Информационная (научная, потребительская) модель, при использовании которой врач выступает в роли компетентного эксперта, бесстрастно предоставляя больному полную информацию о болезни, прогнозе, способах лечения и разъясняет все непонятные для него положения. Пациент сам принимает решение и берет ответственность. Задача врача - умело подвести его к правильному выбору. При этой модели соблюдается полная автономия больного при минимальной роли врача. Эта крайность также, по нашему мнению, неприемлема, как и патерналистская модель, ибо большинство больных больше верят врачу, чем себе, и оставлять их наедине с болезнью нельзя.

Интерпретационная (научная, потребительская) модель стоит близко к предыдущей, но при этом врач более тесно контактирует с больным, выступает в роли советчика, консультанта: предоставляя информацию, он вместе с разъяснениями терпеливо убеждает больного в правильности для него определенного решения. В этом случае при соблюдении автономии больного повышается роль врача.

Совещательная модель подразумевает достижение взаимного согласия при совместном обсуждении положения больного, особенностей диагностических и лечебных методов. При этом врач выступает в качестве старшего друга, учителя. Эта модель приближает взаимоотношения врача и больного к тем, к которым стремится врач, придерживающийся требований медицинской этики и деонтологии, распространенной в отечественной медицине. Автономия больного, его независимость и высокая роль врача приводят к гармонии отношений. По нашему мнению, это модель, которой в настоящее время следует придерживаться.

Патерналистская (отцовская) модель, к сожалению, наиболее распространена у нас в практическом здравоохранении. Естественно, что у нас она получила распространение, так как в сущности это перенос командно-административной системы в медицину. Вопреки правам человека, правам пациента, соблюдая которые врач обязан информировать больного, ставить его интересы выше собственных, выступать в роли опекуна, иногда диктатора, самостоятельно принимая решение или навязывая его больному. Такая модель, как правильно заметил Ален Гаре24, необходима при решении сиюминутной задачи, а не заботы о здоровье больного. Она оправдана лишь при оказании неотложной помощи.

Таким образом, в зависимости от конкретной ситуации и особенностей больного с учетом его компетентности и характера, а также возможностей данного лечебного учреждения врач выбирает наиболее приемлемую модель взаимоотношений и информации больного.

Юридические основы прав граждан на информацию о состоянии своего здоровья, декларированных во многих документах, в основном изложены в ст. 31 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан. В ней указано, что каждый гражданин имеет право в доступной для него форме получить информацию о состоянии своего здоровья, если это не противоречит его желанию. Эти сведения включают результат обследования, диагноз, прогноз, методы лечения, связанный с их применение риск, последствия и другую информацию.

Если гражданин недееспособен или не достиг 15-летнего возраста, эта информация может быть дана его законным представителям. Каждый может быть ознакомлен с медицинской документацией и получить ее копию, получить консультации специалистов о состоянии своего здоровья. В соответствии со ст. 61 сведения, составляющие врачебную тайну, в отдельных случаях могут предоставляться и без согласия больного.

Информация о болезни и прогнозе в случае неблагоприятного исхода предоставляется в деликатной форме в соответствии с требованиями медицинской этики. Выбор модели информации, как уже указывалось выше, зависит от компетентности больного и других факторов. А при желании пациента он может вообще отказаться от информации, что следует записать в истории болезни или медицинской карте. Тем не менее такая попытка должна иметь место, так как больной как гражданин имеет право узнать важные для него сведения и принять решения, которые до этого откладывались.

Если врач, щадя психику больного, решил проинформировать о диагнозе близких или других законных представителей, то делать это он должен только с согласия больного, а при невозможности его получения знать взаимоотношения больного с родными и быть осторожным.

Неправомерный отказ должностного лица от предоставления информации, если это причинило вред законным интересам граждан, влечет уголовное наказание по ст. 140 УК РФ. Статья 732 ГК РФ предусматривает юридическую ответственность за недостоверную информацию.

В ст. 31 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан отмечается, что каждый гражданин в доступной для него форме имеет право получить информацию о состоянии своего здоровья, результатах обследования, наличии заболевания и его диагнозе, прогнозе, методах лечения и связанном с ним риске, вариантах медицинского вмешательства, их последствиях и результатах лечения. Информировать обязан лечащий врач, зав. отделением либо другие лица, непосредственно участвующие в обследовании и лечении. В случае недееспособности гражданина, а также в отношении лиц, не достигших 15 лет, информируются их законные представители (родители, опекуны и др.).

Это право должно рассматриваться шире, когда неблагоприятные производственные или экологические условия могут угрожать здоровью человека. Должностные лица обязаны сообщить ему факты и обстоятельства, составляющие эту угрозу (ст. 41 и 42 Конституции РФ), в соответствии с Основами законодательства РФ об охране здоровья граждан, в которых указано об обязательном регулярном информировании населения о распространенности социально значимых или опасных для окружающих заболеваний и праве на информацию о факторах, влияющих на здоровье. Граждане имеют право на информацию о состоянии окружающей среды и в соответствии со ст. 12 Закона "Об охране окружающей природной среды".

Важно, что информация о состоянии здоровья гражданина не может быть предоставлена против его воли, а в случае неблагоприятного исхода - лишь в деликатной форме, что показывает тесную связь правовых взаимоотношений с необходимостью соблюдения медицинской этики. Членам семьи информация предоставляется, если гражданин не возражает или не назначил конкретное лицо, которому доверяет эту информацию.

Лечащему врачу и должностным лицам ЛПУ нужно знать, что гражданин имеет право непосредственно знакомиться с медицинской документацией, отражающей состояние его здоровья. По его требованию ему предоставляются копии медицинских документов, касающихся его здоровья, если в них не затрагиваются интересы третьей стороны.

Права пациента (ст. 30) распространяются и на право сохранения в тайне факта обращения за медицинской помощью в соответствии со ст. 61 и на предварительное информирование при его добровольном согласии на медицинское вмешательство или при отказе от медицинской помощи (ст. 32 и 33 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан). Пределы информированности пациента не могут быть регламентированы правом, но граничат с ним и при нарушении не меньше, чем наносимый вред, являются поводом для возбуждения уголовного дела. Этико- деонтологический аспект информирования больного при врачевании входит в противоречие с принятыми современными международными нормами, которые, по существу, не имеют пределов ограничения информации при соблюдении деликатности и такта ее подачи.

Право на информацию в отношении лекарств и других изделий, применяемых в медицине, а также в сфере медицинских услуг предусмотрено в Законе "О защите прав потребителей", где предусмотрено право на информацию о различных товарах и услугах, в том числе и тех, которые используются в сфере здравоохранения. В ст. 6 указано, что потребитель имеет право получить достоверную и полную информацию от продавца, изготовителя или исполнителя о товарах, услугах, работах в наглядной и доступной форме с целью обеспечения их компетентного выбора. Пе- речень и способы информации по ряду товаров устанавливаются Правительством РФ или республик в составе РФ. В ст. 17 приводятся обязательные сведения, которые должны быть в содержании информации. Например, содержание вредных для здоровья веществ в сравнении с требованиями стандарта, противопоказания к применению при отдельных видах заболеваний, гарантийные обязательства, срок годности товара и результата услуг, возможные последствия при невыполнении указанных действий, цена, адрес изготовителя и др. В ст. 10 указана ответственность за ненадлежащую информацию, если это привело к неблагоприятным последствиям, в частности причинению вреда здоровью, когда он вправе предъявить требования о возмещении убытков в соответствии со ст. 12 этого Закона. Право требовать возмещения убытков за причиненный жизни, здоровью или материальному благополучию вред признается независимо, состоялся ли он в договорных отношениях с исполнителем (продавцом) или нет в срок, указанный как срок годности, а при отсутствии указаний - в течение 10 лет со дня изготовления или услуги. Подлежит возмещению и моральный вред, размер которого определяется судом (ст. 13). Особенность информации в отношении лекарств и медицинских услуг изложена также в Федеральном законе от 22.06.98 № 86-ФЗ "О лекарственных средствах" и Постановлении Государственной Думы от 12.05.99 № 3945-ПГД "О проекте Федерального закона "О рекламе медицинских услуг, медицинских изделий и лекарственных средств".

Совершенно иначе с правовых позиций рассматривался вопрос об информации граждан о факторах, угрожающих здоровью, еще 10 лет назад, до принятия Конституции РФ с ее ст. 19, с требованиями Законов РФ от 07.02.92 № 2300-1 "О защите прав потребителей" (с изм. от 17.12.99), от 19.12.91 № 2060-1 "Об охране окружающие природной среды" (с изм. от 02.06.93), ст. 12 и информировании больного о состоянии его здоровья в соответствии со ст. 30 и 31 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан.

Вот пример, который в настоящее время в правовом отношении выглядит просто диким. Врач, который в советское время обвинялся просто в этико- деонтологическом нарушении, сегодня являлся бы субъектом ряда преступлений.

В крупной городской больнице прооперирован больной Н., 60 лет, по поводу аденомы предстательной железы II стадии. Последние годы гражданин Н. страдал также ишемической болезнью сердца, гипертонической болезнью II стадии, фиброзом левого легкого, церебральным склерозом, глаукомой. После операции он был помещен в реанимационное отделение. Через 2 дня, когда состояние резко ухудшилось, его жена обратилась к лечащему врачу, а затем к зав. отделением с просьбой отменить ряд сильнодействующих препаратов, которые плохо переносит больной, что было ей уже известно из практики. В связи с категорическим отказом и угрозой перевести больного из реанимационного отделения она пыталась рассказать врачам, какие из лекарств обычно помогают мужу, просила проинформировать о состоянии его здоровья и методах лечения. Во всем этом ей было грубо отказано. Наконец ее настойчивость вывела из терпения зав. отделением, и он перевел тяжелого больного из реанимационного отделения в послеоперационную палату, где в первую же ночь больной скончался.

Не останавливаясь на недостатках, связанных с лечением больного и переводом больного из реанимации (что само по себе является нарушением приказа Минздра- ва СССР от 11.06.86 № 841 "О дальнейшем совершенствовании анестезиолого- реанимационной помощи населению"), обращаем внимание на нежелание и игнорирование врачей требования информировать больного и его жену о состоянии больного и особенностях его лечения, несмотря на то, что и сам больной, и его жена - высокообразованные люди, преподаватели вуза, хорошо знакомые с медицинской литературой в связи с продолжительной болезнью гражданина Н. Врачи не использовали возможность расположить к себе больного, не убедили в правильности своих действий, и уже совсем непростительно было откровенно мстить больному за настойчивые требования его супруги, как оказалось, обоснованные. Отмеченные экспертной комиссией нарушения этико-деонтологических принципов сегодня рассматривались бы как профессиональные правонарушения врачей, приведшие к нанесению вреда здоровью больного.

Особо следует относиться к информации, связанной с врачебной тайной.

<< | >>
Источник: Акопов В.И., Маслов Е.Н.. Право в медицине. - М.: Книга-сервис. - 352 с.. 2002

Еще по теме Современные этико-правовые требования к информации граждан о состоянии их здоровья:

  1. 1.2. Субъектный состав договора суррогатного материнства
  2. § 3. Международно-правовые императивы по защите прав потерпевшего
  3. § 1. Социально-правовая обусловленность профессиональной преступности медицинских работников против здоровья человека
  4. § 2. Уголовно-правовая характеристика ненадлежащего оказания медицинской помощи
  5. Современные этико-правовые требования к информации граждан о состоянии их здоровья
  6. Этические, медицинские и правовые проблемы эвтаназии
  7. НАРУШЕНИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РФ ОБ ОХРАНЕ ЗДОРОВЬЯ ГРАЖДАН КАК ПРИЗНАК НЕНАДЛЕЖАЩЕГО ВРАЧЕВАНИЯ
  8. К ИСТОРИИ СУДЕБНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ВРАЧЕЙ И СУДЕБНО- МЕДИЦИНСКИХ ЭКСПЕРТИЗ ДЕФЕКТОВ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ
  9. § 2.2. Проблема определения юридического содержания понятия «право на охрану здоровья»
  10. § 3. Правовое положение медицинского и духовного персонала в процессе вооруженных конфликтов
  11. 2. Медицинские услуги как объект гражданских прав
  12. 5. Исполнение медицинских услуг
  13. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -