<<
>>

1. Общие положения



Исходя из изложенного выше подхода к понятию принципа реального исполнения, следует, что иск о присуждении к исполнению обязательства в натуре есть одно из гражданско-правовых средств, обеспечивающих реальное исполнение обязательств.
Помимо иска о присуждении в натуре, целям принуждения должника к реальному исполнению служит и такой механизм косвенного принуждения, как взыскание длящихся гражданско-правовых санкций в виде пени или процентов годовых. Настоящая работа посвящена именно иску о присуждении обязательств в натуре как самостоятельному способу защиты права, нацеленному на прямое принуждение должника к реальному исполнению1. Вопрос о роли длящихся мер гражданско-правовой ответственности как механизмов косвенного принуждения должника к исполнению своих обязательств не входит в предмет настоящего исследования и требует серьезного и детального изучения.
_________________________
1 Сказанное отнюдь не означает, что в случае вынесения соответствующего решения оно будет исполняться обязательно в виде применения к должнику прямого принуждения. Как будет показано далее, в ряде случаев вынесенное судом решение об исполнении в натуре, будучи неисполненным добровольно, приводит к применению к должнику мер косвенного принуждения (судебных штрафов за неисполнение судебного решения). Но очевидно, что это не стирает грань между иском об исполнении в натуре и взысканием пени. В первом случае речь идет о том, что иногда для принуждения должника к исполнению судебного решения, направленного на исполнение обязательства в натуре, допустимы только меры косвенного принуждения к исполнению данного решения, а во втором - о том, что кредитор изначально выбирает для защиты своего интереса метод косвенного принуждения должника. В первом случае косвенность принуждения выражается во взыскании штрафов в пользу государства, а во втором - в начислении определенных сумм в пользу кредитора.
53

Нам видится очевидной характеристика иска о присуждении обязанности в натуре как средства защиты гражданского права, причем юрисдикционного характера, т.е. реализуемого через государственные структуры - суды. Данный способ защиты в качестве результата предполагает получение судебного решения, понуждающего должника исполнить свою гражданско-правовую обязанность.
Иск о присуждении к исполнению обязанности в натуре установлен в ст. 12 ГК как один из способов защиты права. Данный способ закреплен в ГК как общий и универсальный механизм защиты. При этом необходимо обозначить сферу его возможного применения. На наш взгляд, не затрагивая вопроса ограничений на использование данного иска в отдельных случаях, можно смело утверждать, что иск об исполнении в натуре обязанности может быть чисто теоретически заявлен при нарушении практически любого гражданско-правового обязательства. В этой связи немаловажно отметить, что ст. 12 ГК говорит именно о присуждении к исполнению обязанности в натуре, но в настоящей работе в силу того, что она посвящена исследованию применения данного иска в обязательственных отношениях, мы будем использовать термины «присуждение к исполнению обязанности» и «присуждение к исполнению обязательства» в качестве синонимов.
Сказанное отнюдь не означает того, что мы не видим разницу между двумя данными терминами. «Присуждение к исполнению обязанности» является термином более широким, указывающим на универсальный способ защиты права, в то время как «присуждение к исполнению обязательства» конкретизирует его в связи с защитой именно обязательственных прав.
Данный способ защиты относительно широко применяется в договорных правоотношениях. На практике, как мы убедимся в дальнейшем, наибольшее распространение приобрел иск об исполнении денежного обязательства. Достаточно часто заявляются иски о понуждении должника передать то или иное имущество, освободить помещение. По описанным ниже причинам реже, но все же встречаются иски об обязании должников выполнить иные договорные обязанности, не связанные с уплатой денег или передачей имущества.
Но нельзя ограничивать сферу данного иска только договорными обязательствами. Нигде в законе нет ограничений на применение данного способа защиты в иных гражданско-правовых обязательствах. Так, исходя из положений п. 4 ст. 1063 ГК, организатор игры, тотализатора или лотереи обязан выплатить выигрыш в предусмотренной условиями мероприятия форме (денежной или в натуре) победившему лицу. А в соответствии с п. 5 той же статьи в случае неисполнения данного усло-
54

вия организатором, победившее в игре (тотализаторе или лотерее) лицо может потребовать выплаты1 ему выигрыша через суд. В качестве примера можно привести ситуацию, когда лицо выигрывает в лотерее земельный участок с домом. В случае отказа организатора лотереи от передачи предмета выигрыша победитель лотереи имеет в арсенале возможных средств защиты и иск о принудительной передаче выигрыша.
Столь же бесспорно, что такой же иск, в принципе, может быть заявлен и в случае, когда лицо, давшее публичное обещание награды, не вознаградило того, кто выполнил предусмотренное задание (ст. 1055-1056 ГК), или же когда организатор публичного конкурса отказывается выдать лицу, выигравшему конкурс, соответствующее вознаграждение (ст. 1057-1061 ГК).
На наш взгляд, нет веских оснований спорить с тем, что иск об исполнении в натуре заявляется, по сути, и в отношениях, связанных с неосновательным обогащением. Так, согласно ст. 1102 ГК, у лица, неосновательно обогатившегося или сберегшего имущество, возникает обязанность вернуть неосновательно сбереженное или приобретенное тому лицу, за счет кого данное обогащение и произошло. Причем согласно ст. 1104 ГК имущество, составившее неосновательное обогащение, должно быть возвращено в натуре, и только в случае невозможности передать имущество в натуре неосновательно обогатившееся лицо обязано уплатить стоимость данного имущества. Очевидно, что при заявлении лицом иска о возврате отгруженного по ошибке щебня суд будет применять к данному требованию все те же критерии допустимости иска, которые он применяет в отношении традиционного договорного иска об исполнении в натуре. Указанные критерии подробно будут разбираться в следующей главе настоящей работы.
Более того, считаем, что иск об исполнении в натуре обязательства не может быть также ограничен исключительно традиционными обязательственными правоотношениями. Так, в ряде случаев иск об исполнении обязанности в натуре может быть предъявлен и в отношениях, в целом не являющихся обязательственными, но в тех или иных случаях порождающих определенное «локальное» обязательство. Так, согласно ст. 242 ГК лицо утрачивает право собственности на имущество в случае его реквизиции в интересах общества. Причем государство должно выплатить лицу денежную стоимость данного имущества. В случае нару-
_______________________
1 Очевидно, что в данном случае использование термина «выплата», обычно применяемого в отношении денежных обязательств, не подразумевает ограничение права на исковую защиту лица, выигравшего неденежный приз.
55

шения указанной обязанности лицо, чье имущество было реквизировано, может обратиться в суд и требовать уплаты ему упомянутой денежной суммы. На наш взгляд, здесь в отношениях по реквизиции, носящих в целом вещный характер, возникает обязательственный элемент - обязанность совершить определенные действия одного лица (должника) в пользу другого лица (кредитора) и право последнего требовать такого исполнения (ст. 307 ГК). Кроме того, названное лицо в случае отказа ему в возврате этого имущества может согласно п. 3 ст. 242 ГК требовать по суду возврата ему в собственность реквизированного у него имущества, если обстоятельства, явившиеся причиной реквизиции, отпали и это имущество сохранилось в натуре. В случае заявления такого иска, а равно иска о взыскании стоимости данного имущества речь идет именно об использовании иска об исполнении обязательства в натуре.
Кроме того, иск об исполнении обязательства может возникать и из корпоративных отношений в тех случаях, когда оные порождают определенные обязательства. Так, согласно однозначной позиции ВАС РФ, отраженной в постановлении Пленума ВАС РФ от 2 апреля 1997 г. № 4/8 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах»»1, акционеры в ряде случаев могут требовать через суд выплаты им дивидендов. Иначе говоря, устанавливается возможность требовать по суду реального исполнения денежного обязательства, проистекающего из факта владения кредитором (акционером) определенным количеством акций акционерного общества (должника).
Из изложенного видно, что иск об исполнении в натуре обязанности проистекает из самой природы обязательства. За исключением отдельных дореволюционных авторов, этот факт признавался и признается большинством российских цивилистов2. Более того, из этого постулата исходят во всех странах романо-германского обязательственного права. Применительно к использованию иска об исполнении в натуре в этих странах отмечалось, что «возможность исковой защиты составляет суть природы обязательства и считается... аксиоматической...», и «если
________________________
1 Вестник ВАС РФ. 1997. № 6.
2 Безусловно, нельзя согласиться с Трепицыным (см.: Трепицын И.Н. Гражданское право губерний Царства Польского и русское в связи с проектом Гражданского уложения: общая часть обязательственного права. С. 5-9, 254-259), который считал, что обязательство не может порождать право кредитора через суд истребовать исполнения ни в отношении родовых, ни в отношении индивидуально-определенных вещей, ни в отношении обязанностей что-либо сделать на том основании, что такой способ защиты свойствен исключительно вещным правоотношениям и применительно к обязательствам недопустим.
56

ст. 241 ГГУ гласит, что кредитор в силу обязательственных отношений наделяется правом «потребовать от должника выполнения договора», то это означает для него также и возможность потребовать защиты своих прав через суд, который может принять соответствующее - направленное на выполнение договора - решение»1.
Не будь этого иска как одного из возможных способов защиты в арсенале кредитора, выбивалась бы сама основа из традиционной схемы обязательства (обязанность должника и корреспондирующее ему право требовать исполнения на стороне кредитора). Именно существование, хотя и достаточно ограниченного на практике, принципа реального исполнения позволяет с определенной долей уверенности утверждать, что ст. 310 ГК, согласно которой категорически запрещен односторонний отказ должника от исполнения обязательства или одностороннее изменение его условий, имеет какое-то практическое значение. Иначе, если бы обязательство не подразумевало возможность для кредитора реализовать свое право на получение исполнения в согласованном в договоре виде через суд, то сам принцип, закрепленный в ст. 309-310 ГК, превращался бы в пустой звук, так как должники в любой момент могли произвольно отказаться от исполнения своих обязательств, трансформировав его в денежный эквивалент, т.е. произвольно заменить предмет и условия исполнения обязательства. Именно сохранение в российском праве, хотя и в сильно ограниченном виде, принципа реального исполнения остается единственным условием, обеспечивающим применение на практике ст. 310 ГК. И чем больше судебная практика ограничивает применение принципа реального исполнения, тем более безосновательным становится утверждение о незыблемости договора и тем незначительнее различия между нашим правом и общим правом Англии и США, согласно которому должник, по сути, вправе на всех стадиях исполнения обязательства отказаться от него, предложив кредитору денежную компенсацию, а права кредитора в большинстве случаев сводятся к возможности эту денежную компенсацию истребовать.
Итак, право кредитора обратиться в суд с требованием исполнить обязательство есть неотъемлемое порождение самого факта обязательства. Соответственно сам иск являет собой исключительно обязательственный способ защиты и должен быть четко отделен от (в ряде случаев схожих) вещных инструментов защиты. Так, считаем необходимым четко разграничить иск о присуждении обязанности в натуре и винди-
_____________________
1 Цвайгерт К., Кетц X. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права. Т. 2. М, 1998. С. 200.
57

кационный иск. Согласно ст. 301 ГК собственник имеет в арсенале способов защиты своего вещного права возможность обратиться в суд с требованием об истребовании имущества из чужого незаконного владения (виндикационный иск).
В советский период, а равно и в современной доктрине в ряде случаев отмечалось, что иск об истребовании вещи по договору носит отчасти виндикационный характер1. Не считаем целесообразным подробно останавливаться на разборе данной проблемы, так как находим ее исключительно теоретической. На практике же должен быть разрешен вопрос о возможной конкуренции исков.
В этой связи следует, в первую очередь, отметить, что сфера применения виндикационного иска намного уже. Данный иск применим исключительно к вещам, в то время как иск об исполнении в натуре применим и к вещам, и к деньгам, и в ограниченных случаях к нетоварным и неденежным обязательствам.
Но ключевыми моментами в разграничении исков являются следующие критерии. Во-первых, виндикационный иск может быть заявлен только собственником. В силу принятого в России германского подхода в отношении момента перехода права собственности на вещь по договору (ст. 223 ГК) право собственности по общему правилу переходит к покупателю с момента передачи, а не с момента заключения договора. Поэтому просрочка продавца не приводит к возникновению права собственности у покупателя и, соответственно, к возникновению у последнего прав на подачу виндикационного иска.
Во-вторых, согласно однозначно сформулированному мнению, сложившемуся в судебной практике, «иск собственника о возврате имущества лицом, с которым собственник находится в обязательственном правоотношении по поводу спорного имущества, подлежит разрешению в соответствии с законодательством, регулирующим данное правоотношение»2. По сути, сказанное означает, что виндикационный иск не может быт заявлен, если истец и ответчик связаны обязательственными отношениями по поводу спорного имущества. В данном случае может
______________________
1 См., например: Венедиктов А.В. Гражданско-правовая охрана социалистической собственности в СССР. С. 64; Брагинский М.И. К вопросу о соотношении вещных и обязательственных правоотношений // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сборник памяти С. А. Хохлова. М., 1998. С. 123-124.
2 Постановление Пленума ВАС РФ от 28 февраля 1998 г. № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (п. 23) // Вестник ВАС РФ. 1998. № 10.
58

встать вопрос лишь о присуждении к исполнению в натуре. Поэтому, даже в том случае, когда согласно специальной оговорке на покупателя право собственности переходит не с момента передачи вещи, а с момента заключения договора, при отказе продавца передать вещь покупатель может заявить лишь обязательственный иск об исполнении в натуре. Прибегнуть же к виндикации он не может.
Принятие во внимание указанных факторов полностью снимает вопрос о конкуренции вещного по своей природе виндикационного иска и обязательственного иска об исполнении в натуре.
Для более четкого позиционирования иска об исполнении в натуре в ряду других способов защиты права необходимо также провести четкую границу между иском об исполнении в натуре и мерами гражданско-правовой ответственности.
При этом следует учитывать, что еще совсем недавно многие авторы относили иск об исполнении в натуре к мерам гражданско-правовой ответственности1. На самом деле необходимо четко разделять те обязанности, которые следуют из договора в качестве реализации стороной своей части договорных условий, и те, которые возникают в качестве меры ответственности за нарушение договора. Первые являются долгом, гражданско-правовым обязательством в классическом значении этого слова и остаются таковыми даже после нарушения. Защита прав кредитора на такое исполнение обеспечивается иском об исполнении в натуре, в соответствии с которым кредитор не требует ничего более того, на что был вправе рассчитывать в соответствии с условиями данного обязательства, а должник не исполняет ничего сверх того, что был должен. Безусловно, что принудительное исполнение обязательства не идентично добровольному исполнению оного. Тем не менее следует отметить, что данное отличие лежит в плоскости процедуры реализации обязательства, не затрагивая гражданско-правовой сущности самого обязательства как такового.
Меры же ответственности возникают в связи с нарушением этих договорных условий, и, как писал О.С. Иоффе, поскольку всегда составляют определенный вид отношений, то всегда должны выражаться в
______________________
1 См.: Лейст О.Э. Санкции в советском праве. М., 1962; Самощенко И.С., Фа-рушкин М.Х. Ответственность по советскому законодательству. М., 1971; Бра-тусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1976 и др.
59

каком-то дополнительном бремени, тем самым, вызывая у нарушителя определенные отрицательные последствия1.
Таким образом, следует согласиться с ныне преобладающей точкой зрения на убытки как на дополнительную к основному обязательству обязанность нарушителя компенсировать по требованию кредитора реальный ущерб и упущенную выгоду, возникшие на стороне кредитора в связи с нарушением договора, в денежной форме. Важнейшим практическим последствием такого разграничения будет являться нераспространение на требования об исполнении обязательства правил, регулирующих ответственность (в частности, о виновной ответственности, об обстоятельствах непреодолимой силы и некоторые другие).
Такой подход целесообразен и логичен и, что немаловажно, основывается на нормах ГК и на практике ВАС РФ. Например, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 23 февраля 1999 г. № 5033/98 констатируется: «Присуждение к исполнению обязательства в натуре является самостоятельным способом защиты гражданских прав, применяемым с целью реального исполнения должником своего обязательства. У суда апелляционной инстанции не было оснований для применения к отношениям сторон статьи 404 ГК РФ. Присуждение к исполнению обязанности в натуре является в силу статьи 12 ГК РФ самостоятельным способом защиты гражданских прав, применяемым с целью реального исполнения должником своего обязательства. Статья 396 ГК РФ определяет соотношение ответственности (убытки и неустойка) и исполнения обязательства в натуре, а не относит реальное исполнение обязательства к числу мер гражданско-правовой ответственности»2.
Вместе с тем, казалось бы, простая ситуация усложняется тогда, когда самим предметом обязательственных отношений являются деньги. В случае нарушения покупателем обязанности уплатить цену, заемщиком - вернуть кредит, страховщиком - уплатить страховое возмещение и в других аналогичных случаях кредитор может подать иск о взыскании денежного (основного) долга, т. е., по сути, иск о принудительном исполнении денежного обязательства. В этом случае действительно легко спутать основной денежный долг с денежной компенсацией убытков за неисполнение договора, так как не происходит замена предмета требований: и в том и в другом случае это деньги.
Действительно, оперируя лишь исключительно определением убытков, существует некоторый соблазн квалифицировать денежный долг (в
_______________________
1 См.: Иоффе О.С. Обязательственное право. С. 97.
2Вестник ВАС РФ. 1999. № 6. С. 20-21.
60

случае его принудительного взыскания) в качестве убытков. Но нам представляется очевидным тот факт, что даже в денежных обязательствах граница между долгом и ответственностью проступает вполне отчетливо, что можно проследить в законодательстве, а самое главное, в практике развитых стран. Так, например, в странах англо-американской системы права иск о взыскании цены (action for an agreed price) в настоящее время четко отделяется от иска о возмещении убытков (damages)1.
Если считать цену договора в случае ее принудительного взыскания убытками, нам пришлось бы распространять на взыскание основного денежного долга (например, цены) правила об ответственности (например, ст. 401 ГК), что просто абсурдно. Достаточно представить себе ситуацию, когда заказчик услуг (некоммерческая организация), ссылаясь на отсутствие своей вины в том, что он не может оплатить уже оказанные услуги, отказывается не только от уплаты сумм, представляющих меру ответственности (на что он, действительно, вправе рассчитывать, если докажет свою невиновность), но и от погашения долга как такового.
Таким образом, освобождение от ответственности не освобождает от обязанности уплатить сумму основного долга, т.е. от обязанности исполнить обязательство в натуре2. Такую точку зрения разделяет и большинство авторов. Так, Л.А. Новоселова пишет, что «применительно к обязанности уплатить денежные средства такой способ защиты права, как присуждение к исполнению обязанности в натуре, приобретает характер принудительного взыскания долга»3.
Нераспространение правил об ответственности на требование о погашении основного долга корреспондирует другим правовым конструкциям ГК. Так, в силу зачетного характера неустойки и процентов годовых при противоположном подходе к соотношению понятий ответственности и требования об исполнении в натуре в большинстве случаев при нарушении денежного обязательства возможность применения указанных мер ответственности оказалась бы фактически парализована. Например, если считать не полученную продавцом (в связи с отказом покупателя от исполнения своих обязательств) цену переданного товара
________________________
1 Treitel G. The law of contract // Sweet amp; Maxwell. London. 1999. P. 943.
2 См., например, постановление Президиума ВАС РФ от 24 февраля 1998 г. № 6218/97 // Вестник ВАС РФ. 1998. № 5.
3 Новоселова Л.А. О правовой природе средств на банковских счетах // Хозяйство и право. 1996. № 7, 8.
61

как убытки, то при обращении продавца в суд с целью взыскания неполученной суммы он будет фактически лишен возможности взыскать с должника сумму пени или процентов годовых, которые будут поглощены суммой основного долга.

<< | >>
Источник: Карапетов А.Г. Иск о присуждении к исполнению обязательства в натуре. - М.: «Статут»,2003. - 190 с.. 2003
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме 1. Общие положения:

  1. 1. Общие положения о безналичных расчетах
  2. Тема 23. ПРАВА НА РЕЗУЛЬТАТЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И СРЕДСТВА ИНДИВИДУАЛИЗАЦИИ: ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
  3. § 1. Общие положения об аренде
  4. § 1. Общие положения о подряде
  5. 2. Разбирательство дел о несостоятельности в арбитражном суде. Общие положения
  6. § 1. Общие положения о купле-продаже
  7. 23.1. Общие положения о подряде
  8. § 1. Общие положения о купле-продаже
  9. § 1. Общие положения о купле-продаже
  10. §4. Обязательства в зарубежном торговом праве (общие положения)
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -