<<
>>

§ 3. Наследование по гражданским кодексам союзных республик в их первоначальной редакции (1922—1924 гг.)


Декреты «Об отмене наследования» от 27 апреля 1918 г. (РСФСР) и 11 и 21 марта 1919 г. (УССР) отвечали потребностям того периода, когда Советское государство сосредоточивало свои усилия на борьбе с интервенцией и на подавлении контрреволюции внутри страны.
Гражданские кодексы союзных республик отвечали потребностям другого периода — периода перехода страны Советов вновь к мирному строительству, к восстановлению народного хозяйства. После победы над интервентами и подавления внутренних врагов Советская власть возобновила «новую экономическую политику» (нэп), прерванную военным временем.
Существенные перемены в хозяйственном и политическом положении страны Советов получили свое отражение в гражданских кодексах союзных республик; это были первые в мире гра

жданские кодексы государства, строящего социализм. Разделы гражданских кодексов союзных республик, посвященные праву наследования, также соответствовали новой обстановке. Эта особенность ярко выступает при сопоставлении разделов Гражданского кодекса, посвященных наследственному праву, и декрета «Об отмене наследования».
Декреты «Об отмене наследования» РСФСР и УССР 1918— 1919 гг. полностью уничтожили старый институт наследования и заложили основы нового, социалистического наследственного права.
Гражданский кодекс РСФСР, изданный в 1922 году и введенный в действие с 1 января 1923 г., гражданские кодексы других союзных республик, появившиеся и введенные в действие в 1923—1924 гг., дали развернутое регулирование наследования в социалистическом обществе. Другие законы, регулировавшие наследование помимо Гражданского кодекса ', содержали в себе и нормы, необходимые для ограничения наследования частной капиталистической собственности.
Уже постановление 3-й сессии ВЦИК РСФСР XI созыва -от 22 мая 1922 г. «Об имущественных правах граждан» определяло с достаточной ясностью черты раздела о наследовании будущего ГК. РСФСР. В ст. 6 постановления от 22 мая 1922 г. было признано необходимым установить право наследования (как по закону, так и по завещанию) — супруга наследодателя и его прямых нисходящих. Но при этом был установлен и предел наследования — не свыше 10 тыс. золотых рублей.
Гражданский кодекс РСФСР развил эти принципиальные положения и в итоге получилась система наследования, соответствующая строящемуся социалистическому укладу.
Гражданские кодексы союзных республик2 не только отражали в себе материальные условия жизни Советской страны ко времени издания этих кодексов. Они содержали в себе не только нормы, которые были направлены на закрепление сложившихся к этому времени отношений, но и нормы, которые учитывали будущее развитие. Этим и объясняется, что некоторые нормы наследственного права, созданные в начале нэпа, продолжали действовать и значительно позже, после 1929 года — «года великого перелома» — и даже значительно позднее, когда в нашей стране было завершено построение социалистического строя.
Закрепление наследственных прав за иждивенцами наследодателя, установление правила об обязательных долях необходимых
' Законы о налоге с я.чуществ, переходящих в порядке наследования.
2 Принципиальных различий между гражданскими кодексами союзных республик не существует, нет их и 6 разделе, посвященном наследственному праву.

3 Зак. 256. Советско» наследственно* право

34
наследников, ограничение свободы завещательных распоряже-j ний в интересах членов семьи наследодателя, система правил,! по которым сочетается порядок наследования по закону с поряд-| ком наследования по завещанию, ограничение ответственности! наследников стоимостью наследственной массы и некоторые другие нормы гражданского кодекса имели широкое значение. Эти1 правила учитывали, что с развитием социалистической собственности должна развиться и укрепиться личная собственность граждан, принципиально отличная от частной собственности,. предполагающей эксплуатацию чужого труда.
Гражданские кодексы в своей первоначальной редакции и сопутствовавшие им законы о налоге на наследства содержали особые нормы, направленные на ограничение и вытеснение капиталистической частной собственности. Эти специальные нормы утратили свое значение после ликвидации остатков эксплуататор- i ских классов и были отменены.              '                1
В редакции 1922 года ст. 416 ГК. РСФСР гласила:
«Допускается наследование ' по закону и по завещанию согласно нижеследующих статей в пределах общей стоимости;
наследственного имущества не свыше 10 тыс. золотых рублей,;
за вычетом всех долгов умершего». Сумма 10 тыс. руб. в золотом исчислении ' являлась весьма солидной, особенно если учесть, что речь шла о чистом активе наследственной массы, выявленном после погашения всех долгов наследодателя.
Если оценка наследства и после вычета всех долгов, обременявших наследство, превышала сумму ГО тыс. руб. в золотом . исчислении, то порядок наследования от этого не менялся. Только излишек, превышавший предельную сумму 10 тыс. руб., обращался в доход государства. Это изъятие в доход казны части наследства не препятствовало наследникам приобретать :
остальную часть наследства на общих основаниях (ст. 417 ГК в редакции 1922 года).                                      |
Правовой режим перехода наследственных имуществ в порядке наследования не может быть вскрыт и изучен, если не учитывать налогового законодательства. Декрет ВЦИК РСФСР «О наследственных пошлинах» от 11 ноября 1922 г. устанавливал прогрессивное налоговое обложение имуществ, переходящих по наследству. От уплаты налога были освобождены только наследники, получающие долю наследства, меньшую по оценке, чем 1 тыс. руб. золотом. При оценке доли в суммах от 1 тыс. руб. до 3 тыс. руб. золотом пошлина взималась в размере всего 1 процента. В следующем разряде оценок долей наследства — от 3 тыс. руб. до 6 тыс. руб. золотом — пошлина была установлена уже
' СУ РСФСР 1922 г. № 66. ст. 876—постановление СНК РСФСР «О чеканке золотых червонцев».

в размере 2 процентов; в разряде оценок от 6 тыс. руб. до 10 тыс. руб. золотом пошлина поднималась до 4 процентов. Если же стоимость наследственной доли превышала 10 тыс. руб. золотом, шкала обложения круто поднималась: по 4 процента на каждые дальнейшие 10 тыс. руб., хотя бы и не полные'. Предел налогового изъятия по наследственной пошлине мог достигать 50 процентов стоимости наследства.
Высокие проценты изъятия по наследственной пошлине, прогрессивно увеличивавшиеся для долей наследств, -превышающих 10 тыс. руб., являлись мероприятием, направленным против концентрации капиталистической собственности. Это дополнительное ограничение было необходимо, поскольку общий лимит наследования (10 тыс. руб. золотом), установленный в ст. 416 ГК, не всегда подлежал' применению. Согласно примечанию к ст. 416 ГК, права, вытекающие из договоров, заключенных органами государства с частными лицами, например, из договоров арендных, договоров застройки, концессионных договоров и др., должны были переходить по наследству без ограничения предельной суммой 10 тыс. руб.
Нормы гражданских кодексов о наследовании воспроизвели в 1922—1924 гг. правила о распределении наследства между наследниками, установленные в 1918 году декретом «Об отмене наследования». Наследство подлежало распределению между всеми наследниками в равных долях. При этом наследники призывались к принятию наследства не в порядке очереди, по группам, а все одновременно. Таким образом, все наследники по закону, упомянутые в ст. 418 ГК, — прямые нисходящие наследодателя, то есть его дети, внуки, правнуки, переживший супруг, а равно и лица, состоявшие на полном иждивении наследодателя в течение последнего года жизни его, — имели право на долю в открывшемся наследстве. Эта доля была' для всех наследников по закону одинакова: только завещание могло устранить некоторых наследников или внести неравенство в наследственные доли. Применение этих правил приводило во многих случаях к сильному дроблению наследственной массы и тем самым препятствовало накоплению в одних руках крупных имущественных ценностей.
Правила о пределах наследования по сумме, о дроблении наследств путем распределения их между всеми наследниками не являлись каким-либо ограничением для рабочих, служащих и для полупролетарских слоев городского населения. В то время размеры «имуществ», которыми обладали эти группы населения, были более чем скромны.
' СУ РСФСР 1922 г. № 71.' ст. 905|. Такой случай был возможен, поскольку лимит наследования— 10 тыс. руб. — применялся не во всех случаях.

36
Сверх того советский законодатель принял еще особые мерь чтобы не ущемить в области наследственного права трудя, щихся. В ст. 421 ГК было специально оговорено, что пред| меты домашней обстановки и обихода, то есть основное, чт| составляло «наследственные массы» в трудовых семьях, долями были переходить не ко всем наследникам, а только к тем из них которые проживали совместно с наследодателем. При этом самая стоимость предметов домашней обстановки и обихода не зачисля| лась даже в оценку наследства. К этому имуществу не применялся ни лимит в 10 тыс. руб. в золотом исчислении, ни пошлина, установленная на наследства. Предметы же роскоши, хотя бы и являющиеся вместе с тем предметами домашней обстановки или обихода, подчинялись общим правилам и общим ограничениям^ Этим еще раз подчеркивался строго продуманный законодателей классовый характер нормы, изложенной в ст. 421 ГК.          ;
Это правило существенно отличалось от правил ст. 9 декрета от 27 апреля 1918 г. «Об отмене наследования», которые учитывали производственные особенности крестьянского хозяйства. Гражданский же кодекс вовсе не касался вопросов наследования в имуществе крестьянского двора 1. Правило ст. 421 ГК было направлено на укрепление городской советской трудовой семьи независимо от соображения о необходимости сохранить производственную деятельность, которую семья осуществляла.
Таким образом, постановления гражданских кодексов о по-! рядке призвания наследников и о порядке распределения между;
ними наследственной массы были направлены своим острием;
против капиталистических элементов и вместе с тем охраняли! всемерно имущественные права трудящихся.
' В силу ст. 67 Земельного кодекса РСФСР и ст. 3 Гражданского кодекса;
РСФСР правила наследования не распространялись (как и в настоящее' время) ни на право пользования земельным участком, ни на постройки, ни на.;
сельскохозяйственный инвентарь крестьянского двора. Законодатель имел'1 в виду обеспечить дальнейшее ведение сельского хозяйства крестьянским двором на прежних основаниях и после смерти одного из членов двора. В этом смысле уже в 20-х годах были даны совершенно ясные указания, например, в разъяснении Коллегии Народного комиссариата юстиции РСФСР («Еженедельник советской юстиции» 1924 г. № 31), в разъяснении Отдела законодательных предположений Народного комиссариата юстиции РСФСР («Еженедельник советской юстиции» 1924 г. № 32), в разъяснении Особой коллегии Высшего контроля по земельным спорам от 21 марта 1923 г. № 987, в циркуляре Народного комиссариата земледелия РСФСР № 21 от 24 февраля 1923 г. и во многих других ведомственных разъяснениях.                          :
Согласно разъяснению Пленума Верховного суда РСФСР от 19 января 1925 г. (протокол № 1) правила ГК о наследовании могут применяться к иму-ществу крестьянского двора после смерти последнего члена этого двора.
В более позднем разъяснении Верховного суда РСФСР от 14 декабря. 1925 г. было указано, что выморочное имущество крестьянского двора в изъятие из общего порядка, предусмотренного Гражданским кодексом, должно передаваться крестьянским обществам взаимопомощи.

Круг наследников по закону, установленный ст. 418 ГК в редакции 1922 года, не совпадал с кругом лиц, управомочен-ных на получение наследственного имущества согласно декрету «Об отмене наследования» от 27 апреля 1918 г. Некоторые категории наследников, упоминавшиеся в декрете от 27 апреля 1918г., отсутствовали в перечне наследников, призываемых к приобретению наследства по ст. 418 ГК. Полнородные и неполнородные братья и сестры, родители наследодателя, его деды, бабки не упоминались в ст. 418 ГК. Напротив, в ст. 418 ГК появилась новая категория наследников, не известная декрету от 27 апреля 1918г.:
«неимущие лица, фактически находившиеся на полном иждивении умершего не менее одного года до его смерти» 1. Эта формулировка при известных условиях охватывала и таких лиц, которые в ст. 418 ГК прямо уже не упоминались в качестве наследников. Например, братья, родители умершего гражданина призывались к наследованию, если они отвечали признакам наследников-иждивенцев.
Статья 418 ГК не рассматривала более иждивенство как общее основание наследования. Оно вовсе не является предпосылкой для наследования супруга, детей наследодателя, внуков, правнуков.
^ Вместе с тем и правовые признаки иждивенства, по декрету от 27 апреля 1918 г. и по ст. 418 ГК в редакции 1922 года, неодинаковы. По ст. 2 декрета иждивенец — это всегда либо супруг, либо близкий родственник наследодателя, а лицо, постороннее умершему гражданину, только тогда могло получить право на имущество после его смерти, когда оно вошло в состав семьи умершего в силу акта усыновления или приймачества (прим. 2 к ст. 2 декрета от 27 апреля 1918 г.).
Напротив, иждивенец умершего гражданина, призываемый к наследованию на основании ст. 418 ГК, мог и не быть родственником наследодателя, его усыновленным или приймаком.
В ст. 2 декрета «Об отмене наследования» соединение двух признаков: 1) супружества или близкого родства с наследодателем и 2) состояния на иждивении наследодателя, как двух нераздельных оснований для получения права на содержание от государства из средств наследственного имущества нужно .было для упразднения пережитков наследования капиталистической собственности, для окончательного слома старого наследственного права.
Именно поэтому соединение этих двух признаков было использовано законодателем только в ст. 2 декрета, касавшейся нетрудовых слоев населения. Именно поэтому соединение этих двух
' Позднее, в 1928 году, это правило приобрело еще более четкую формулировку, поскольку эта категория стала категорией «необходимых наслед-

38
признаков отсутствует в ст. 9 декрета, которая имела в виду трудовые семьи города и деревни.                                '
В. 1922 году, ко времени издания Гражданского кодекса РСФСР, присоединение признака иждивенства к другим основаниям наследования стало нецелесообразным. Возможность концентрации капиталистической собственности в результате наследования в это время была предупреждена, как мы видели, \ другими нормами. С незначительным видоизменением категория наследников — иждивенцев наследодателя сохранилась и в позднейшем нашем законодательстве. Она существует и теперь, в условиях второй главной фазы развития нашего государства, представляя собой одну из характерных особенностей советского наследственного права.
Признание права наследования за лицом, которое не было связано с умершим ни узами родства, ни брачным союзом, а только добровольно сложившимся фактическим отношением товарищеской поддержки — иждивением, является нормой, свойственной только социалистическому праву. Подобной нормы нельзя обнаружить ни в одной системе наследственного права эксплуататорских государств.
Раздел наследственного права в гражданских кодексах союзных республик 1922—1924 гг. содержит в себе уже все характерные черты наследственного права страны, строящей социализм.
После победоносного окончания гражданской войны и изгнания с советской территории интервентов началась дружная работа по восстановлению народного хозяйства. В обстановке мирного строительства начал складываться и новый быт граждан страны Советов.
Партия и правительство, уверенно направляя строительство народного хозяйства, не оставляя вне поля своего зрения и культурно-воспитательную работу, помогали процессу создания нового социалистического быта. В новых условиях советская семья 'начала принимать формы свободного союза людей, основанного на содружестве в общей работе по строительству социализма. В социалистическом обществе каждый имеет право и возможность получить работу с оплатой труда по его количеству и в зависимости от его качества; в этом обществе реально существует и социальное страхование и социальное обеспечение на случай инвалидности, временной утраты трудоспособности, при наступлении старости. Влияние социалистической экономики на формирование нового быта, "новой семьи существенно облегчалось целеустремленным законодательством Советского государства, прежде всего — в области семейного права. Немалую роль в этом отношении играло и .законодательство, регулировавшее наследственное право, тесно соприкасающееся с семьей, с ее

укладом. Задача научно обоснованного использования великой активной силы правовой надстройки в этой области состояла в том, чтобы направить наследственно-правовые отношения в социалистическое русло и тем ускорить процесс образования семьи нового, социалистического типа.
Почва в этом отношении была расчищена уже в 1918 году декретом «Об отмене наследования».
Ряд норм в разделе о наследовании гражданских кодексов союзных республик препятствовали возрождению старого, отжившего уклада и были направлены на укрепление и развитие советской семьи.
Одна из таких норм содержала правило о наследовании иждивенцев на правах наследников по закону наряду с супругом и родственниками умершего гражданина.
Другой нормой, также направленной к укреплению советской семьи, было правило о переходе в порядке наследования предметов домашней обстановки и обихода.
Гражданские кодексы союзных республик допустили завещательные распоряжения на случай смерти, установив при этом точные пределы, в которых наследодатель мог распорядиться своим имуществом, не разрушая имущественного положения семьи.
Известно, что Маркс одним из переходных мероприятий в области права наследования считал «ограничение права наследования по завещанию, которое — в отличие от права наследования без завещания, или семейного права наследования — представляется произвольным и суеверным преувеличением даже самого принципа частной собственности» '.
Право завещать свое имущество, пока существует частная собственность, представлялось Марксу суеверным и произвольным преувеличением, поскольку оно отрывало наследование от его основы—-естественных семейных связей умершего с наследниками.
Маркс вовсе не связывал появление наследственного права с возникновением в человеческом обществе семьи. Семья возникла задолго до того, как впервые имущество умершего лица, принадлежавшее ему на праве собственности, перешло по наследству к родне умершего. Это обстоятельство особенно подчеркивал Ленин в своей критике «семейно-половой» теории наследственного права, которую проповедовал Михайловский2. Маркс указывал лишь, что при существовании частной собственности право наследования первоначально было связано с семейными отношениями, что только впоследствии под влиянием развития и
' К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XIII, ч. 1, 1936, стр. 338. 2 См. В. И. Ленин, Соч., т. 1, изд. 3-е. стр. 71, 73.

40
укрепления частной собственности эта связь ослабляется и законодательства эксплуататорских государств начинают допускать произвол завещательных распоряжений. Произвол же этот Маркс усматривал именно в праве наследодателя лишить наследства членов своей семьи и передать имущество посредством завещания посторонним лицам.
. Маркс писал Лассалю: «...Под «свободой завещания» я понимал не свободу оставлять [или не оставлять] завещание, а свободу составлять его, нисколько не считаясь с семьей» '.
Требование о строгом ограничении свободы завещательных распоряжений было выполнено в гражданских кодексах союзных республик в 1922—1924 гг., когда приходилось еще считаться с многоукладностью страны в переходный период.
Основным ограничением свободы завещательных распоряжений в гражданских кодексах было запрещение совершать завещания в пользу посторонних лиц даже при отсутствии наследников позакону. В ст. 422 Гражданского кодекса завещателю предоставлялась троякая возможность:
1) он мог лишить наследства всех своих наследников по закону — тогда имущество как выморочное полностью переходило по наследству к государству; 2) он мог лишить наследства одного или некоторых наследников по закону — тогда доли лишенных наследников становились выморочными и также переходили по наследству к государству; 3) он мог в завещании распределить наследство между наследниками в долях по своему усмотрению, вместо равных долей, установленных при наследовании по закону. Конечно, можно было сочетать второе из указанных правомочий с третьим, то есть, лишив наследства некоторых наследников, распределить доли наследства между остальными по своему усмотрению.
Правило о выморочности долей наследников, которых завещатель лишил наследства, защищало интересы семьи: завещатель не имел возможности, лишив наследства наследника или наследников по закону, соответствующую часть наследства завещать посторонним лицам (не наследникам по закону).
Нужно заметить, однако, что судебная практика рассматривала как лишение наследства, сопряженное с выморочностью доли наследства, только безусловное распоряжение наследодателя о лишении наследника права наследования 2.
' К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 25, стр. 393, письмо Маркса к Лассалю от 22 июля 1861 г.
2 Например, определение ГКК Верховного суда РСФСР по делу №31—176 1924 г., «Еженедельник советской юстиции» 1924 г. № 33. Разъяснение 3 от-деля Народного ^пмчссариата юстиции РСФСР № 436 1924 года, см/Тряждап-ский кодекс РСФСР с постатейно-систематизированными материалами. изд. 2-е. Юриздат hKK) РСФСР. М., 1926, стр. 801.

Право завещателя произвольно распределить наследственную массу между наследниками по закону могло приводить на практике к нежелательным последствиям. Не исключалась ведь возможность оставить по завещанию своим несовершеннолетним детям либо нетрудоспособным наследникам совсем незначительные суммы. Такое завещательное распоряжение юридически не могло рассматриваться как лишение наследства, а потому и выморочность имущества также не могла наступить.
В 'первоначальной редакции (1922 г.) Гражданский кодекс РСФСР не содержал еще правил, направленных против такого произвола завещателя.
Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Антимонов Б.С., Граве К.А.. Советское наследственное право. –М.: Юр.лит. –1955. –264 с.. 1955

Еще по теме § 3. Наследование по гражданским кодексам союзных республик в их первоначальной редакции (1922—1924 гг.):

  1. § 8. Развитие права
  2. § 3. Наследование по гражданским кодексам союзных республик в их первоначальной редакции (1922—1924 гг.)
  3. § 2. Советское авторское право в эпоху перехода от капитализма к социализму
  4. ТЕСТЫ ПО КУРСУ «ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ГОСУДАРСТВА И ПРАВА»
  5. ГЛАВА 9. Советское государство и право в октябре 1917 - 1953 гг. Общая характеристика государственно-правовой политики большевиков 1917-1953 гг.
  6. Толковый словарь
  7. § 3. Развитие советской правовой системы
  8. § 2. Правовое регулирование на уровне субъекта федерации в советской России
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -