<<
>>

4. Соотношение понятий "участие" и "право участия", "членство" и "право членства"

Сущность правоотношения участия (членства) составляют права и обязанности его субъектов, однако очевидно, что само правоотношение не сводится к ним, поскольку и права, и обязанности - всего лишь составляющие содержания правоотношения, являющегося одним из элементов структуры последнего.
В этой связи следует четко разграничивать понятия "членство" и "право членства", "участие" и "право участия". Под правами участия (членства) следует понимать субъективные права, которыми наделяется участник (член) корпорации по отношению к самой организации в связи с наличием отношений участия (членства). Такой подход широко распространен в юридической литературе <1>.

<1> См.: Тарасов И.Т. Указ. соч. С. 74 - 76; Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права. М.: Спарк, 1994. С. 144; Агарков М.М. Учение о ценных бумагах // Основы банкового права. Учение о ценных бумагах. М.: БЕК, 1994. С. 175.

Иногда права участия (членства) объединяются понятием "доля участия" <1>. Доля участия характеризует степень привлеченности в корпорацию имущества участника (члена) корпорации, а также его личного участия в деятельности последней. Иными словами, понятием доли участия охватывается имущественное и неимущественное участие участника (члена) корпорации в ее деятельности. Соответственно, имущественное и неимущественное участие в корпорации опосредуется имущественными или неимущественными правами и обязанностями, осуществляя или исполняя которые участник (член) корпорации реализует свое право участия в деятельности корпорации.

<1> См., например: Саватье Р. Теория обязательств. Юридический и экономический очерк: Пер. с фр. М.: Прогресс, 1972. С. 96; Майфат А.В. Некоторые особенности акционерных отношений // Юридический мир. 2000. N 4. С. 33.

Субъект права может участвовать в гражданском обороте от своего имени, но может осуществлять этот процесс и иным способом, в частности посредством объединения с иными участниками гражданского оборота в организацию, основанную на началах участия (членства).

В последнем случае непосредственным участником гражданского оборота является сама эта организация. Ее участники (члены) осуществляют опосредованное участие в гражданском обороте через участие в деятельности такой организации. Причины для подобного объединения могут быть самыми разными: концентрация капиталов, ведение дел профессиональными управляющими, действующими в качестве органов корпорации, наконец, ограничение имущественной ответственности по долгам корпорации. Причем последнее обстоятельство не без оснований характеризуется в качестве основного <1>.

<1> См., например: Суханов Е.А. Ю.К. Толстой на путях поиска "людского субстрата" юридического лица. С. 582.

Являясь элементами содержания правоотношения участия (членства), права и обязанности возникают, изменяются и прекращаются на основании различных юридических фактов, влекущих динамику самого правоотношения. Следовательно, указанные права и обязанности не могут существовать вне рамок данного правоотношения. Участник (член) корпорации может иметь множество прав и нести различные обязанности, но только в рамках единого правоотношения участия (членства), существующего до тех пор, пока сохраняется принадлежность лица к корпорации, выражающаяся в наличии у него статуса ее участника (члена). Другое дело, что на основании этого правоотношения в совокупности с дополнительными юридическими фактами участники (члены) корпорации могут вступать в различные иные правоотношения, обусловленные участием (членством) в корпорации и поэтому именуемые корпоративными правоотношениями.

Единство правоотношения участия (членства) обусловлено в первую очередь тем, что им опосредуется также единый комплекс социальных связей, возникающий между участником (членом) корпорации и самой корпорацией в связи с принадлежностью к последней. Само правоотношение существует до тех пор, пока существует такая принадлежность, иными словами, пока лицо обладает статусом участника (члена) корпорации. Правовой формой такой принадлежности как раз и является правоотношение участия (членства).

Единство правоотношения обусловливается и единством его объекта, которым, как было показано выше, являются действия обязанного лица в правоотношении. Поскольку правоотношение участия (членства) опосредует имущественное и неимущественное участие в деятельности корпорации, таким объектом выступает сама деятельность корпорации, а также ее результаты. На единство правоотношения участия (членства) применительно к различным типам и видам корпораций неоднократно обращалось внимание в юридической литературе <1>. Особенности единых, сложноструктурных, длящихся правоотношений предметно исследовались специалистами в области семейного права на примере брачного правоотношения <2>.

<1> См., например: Вольф В.Ю. Указ. соч. С. 131.

<2> См., например: Ворожейкин Е.М. Семейные правоотношения в СССР. М.: Юрид. лит., 1972. С. 92 - 95 и др.; Оридорога М.Т. Брачное правоотношение. Киев: НИиРИО КВШ МВД СССР, 1971. С. 31 - 41 и др.; Невзгодина ЕЛ. Брачное правоотношение. Омск, 1987. С. 2 - 3 и др.

В связи с изложенным непоследовательной представляется позиция Д. А. Сумского, который отрицает наличие у участника (члена) корпорации права участия (членства), пытаясь растворить его в категории правового статуса <1>. Это тем более странно, что сам автор включает в содержание правового статуса субъективные права <2>. Поэтому утверждение о том, что лицо, обладающее правовым статусом участника (члена) корпорации, не имеет имманентных этому статусу прав, содержит в себе внутреннее противоречие. Если же исходить из широко распространенного в науке представления о правовом статусе лица как о его положении, существующем до того момента, как он станет субъектом конкретного правоотношения <3>, то использование термина "правовой статус участника (члена) корпорации" потеряет всякий смысл, поскольку, как уже отмечалось, нельзя быть участником (членом) корпорации и не состоять при этом с ней в правоотношении участия (членства).

<1> См., например: Сумской Д.А. Статус акционера по континентальному праву: Дис.

... канд. юрид. наук. М., 2001. С. 25.

<2> Там же.

<3> См., например: Гинцбург Л.Я. Социалистическое трудовое правоотношение / Отв. ред. Р.З. Лившиц. М.: Наука, 1977. С. 188.

Трудно согласиться и со взглядами ученых, рассматривающих участие (членство) не в качестве единого длящегося правоотношения, содержанием которого являются корпоративные права и обязанности, а в качестве особого юридического факта - состояния, порождающего такие права <1>. Выделение в качестве особого вида юридических фактов фактов-состояний одним из первых предложил А.К. Стальгевич, который писал, что "весьма важным юридическим фактом является состояние в определенной организации или обществе" <2>. Впоследствии эта позиция получила обоснование в известной работе Ю.К. Толстого <3>. Однако почти сразу же предложение о выделении особых юридических фактов-состояний встретило критику со стороны многих ученых, которую невозможно не признать справедливой. Так, С. Ф. Кечекьян справедливо отмечал, что состояние не может выступать в качестве юридического факта, поскольку юридические факты, обусловливающие возникновение, изменение или прекращение правоотношений, одновременно с этим влекут за собой аналогичные последствия и для состояния <4>. Р.О. Халфина, возражая против признания за состоянием качеств юридического факта, писала, что создание особого классификационного вида юридических фактов-состояний повлечет за собой путаницу в разграничении этих фактов и длящихся правоотношений <5>. В своем фундаментальном труде, посвященном исследованию юридических фактов, О. А. Красавчиков также утверждал, что состояние - это не что иное, как длящееся правоотношение <6>. Критика концепции юридических фактов-состояний представляется более чем убедительной. Четкое разграничение правоотношений участия (членства) и юридических фактов, влекущих их возникновение, необходимо для обстоятельного анализа указанных явлений.

<1> См., например: Рускол А.А. Указ. соч. С. 138; Зайцева В.В. Акционерное общество в праве капиталистических государств. М., 1979. С. 15.

<2> Стальгевич А.К. Некоторые вопросы теории социалистических правовых отношений // Советское государство и право. 1957. N 2. С. 31.

<3> Толстой Ю.К. К категории правоотношения. С. 13 - 14.

<4> Кечекьян С.Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. С. 173 - 174.

<5> Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. С. 289.

<6> Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. С. 136.

5. Теория корпоративных правоотношений О. Гирке

Теория корпоративных правоотношений в широком смысле возникла вследствие изучения статуса и внутренней структуры так называемой германской корпорации, которая изначально противопоставлялась римской корпорации, отождествляемой с любым субъектом права, наделенным правами юридической личности. Германская корпорация также являлась юридическим лицом, но обладала особой внутренней структурой. Как писал Н.С. Суворов, между участниками (членами) римской корпорации не существовало никаких правовых связей, отличных от тех, которые могли быть установлены между субъектами, организованными в единое целое. В германской корпорации, напротив, между участниками (членами) можно было обнаружить существование особых внутренних правоотношений, обусловленных участием (членством) в корпорации <1>. Не случайно, как справедливо отмечал А.И. Каминка, в римском праве позднейшие юристы не нашли каких-либо образцов для выявления внутренних отношений участников (членов) корпорации между собой и с самой организацией <2>.

<1> См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 102 - 105.

<2> Каминка А.И. Очерки торгового права. С. 371.

Родоначальником теории корпоративных правоотношений по праву считается выдающийся немецкий правовед Отто фон Гирке, впервые обративший внимание на особенности правоотношений, одним из субъектов которых являлась германская корпорация <1>. Цивилист выделял две основные группы корпоративных правоотношений. В рамках правоотношений, принадлежащих к первой группе, корпорация, наделяемая свойствами реально существующего субъекта права, осуществляла принадлежащие ей права и исполняла юридические обязанности. Данные правоотношения О. Гирке подвергал дальнейшей классификации, подразделяя их на виды. К правоотношениям первого вида он относил те, в которых корпорация реализует власть над своими участниками (членами), обусловленную принципом господства социального целого (корпорации) над отдельными составляющими (участниками, членами). В качестве элементов содержания таких правоотношений рассматривались, в частности, права корпорации требовать от своих участников (членов) совершения определенных действий или воздержания от их совершения во исполнение решений, принятых уполномоченными органами корпорации, и корреспондирующие им обязанности исполнять эти решения.

<1> Более подробно см.: Там же. С. 105 - 107.

Второй вид включал в себя правоотношения, в которых корпорация наделялась правами участника (члена) иного социального образования, в качестве которого могли выступать государство или иная корпорация. Правоотношения последнего вида представляли собой обычные правоотношения с участием корпорации как самостоятельного субъекта права. В данные правоотношения корпорация могла вступать, например, посредством заключения договоров с иными субъектами права или совершения иных действий, влекущих возникновение правоотношений. При этом корпорация оставалась обычным участником гражданского оборота, обладавшим равным правовым статусом со своими контрагентами в рамках установившихся между ними правоотношений. Здесь ни корпорация, ни состоящие с ней в правовой связи иные субъекты правоотношения не могли реализовывать по отношению друг к другу какие бы то ни было властные функции.

Вторая группа корпоративных правоотношений охватывала урегулированные нормами права общественные отношения, складывающиеся между корпорацией и ее участниками (членами), в рамках которых не происходило осуществление корпорацией властных функций по отношению к своим участникам (членам). Указанная группа также не являлась однородной по своему составу и включала в себя правоотношения трех видов. К первому виду относились правоотношения, именовать которые корпоративными можно было с большой степенью условности. По существу это были внекорпоративные правоотношения, возникающие между корпорацией и ее участниками (членами), когда последние действовали по отношению к юридическому лицу в качестве обычных контрагентов, на статус которых не влияло членство в корпорации. Такие правоотношения могли возникать из гражданско-правовых договоров. Собственно корпоративными правоотношениями можно было назвать правоотношения, которые были отнесены О. Гирке к правоотношениям второго вида данной группы. В рамках таких правоотношений, возникающих с участием корпорации, ее участники (члены) осуществляли принадлежащие им права и исполняли возложенные на них обязанности в силу участия (членства) в корпорации. Правоотношениями, отнесенными к третьему виду, признавались смешанные правоотношения, в рамках которых участники (члены) корпорации выступали по отношению к ней одновременно и как входящие в состав корпорации лица, и как независимые контрагенты.

Отметим, что выделение О. Гирке первой группы правоотношений имело исторические предпосылки и было обусловлено стремлением подчеркнуть особую роль германской корпорации как реально существующего, а не фиктивного субъекта права. Поэтому все правоотношения с участием германских корпораций были подвергнуты классификации и тщательно проанализированы. В этой связи собственно корпоративными правоотношениями, т.е. правоотношениями участия (членства) в корпорации, можно признать лишь правоотношения первого и второго видов первой группы, за исключением правоотношений, возникающих между государством и корпорацией. Вместе с тем корпоративные правоотношения двух указанных классификационных видов полностью вписываются во второй классификационный вид второй группы правоотношений. Что касается правоотношений первого вида второй группы, то они вообще не имеют корпоративной природы. Не являются в собственном смысле слова корпоративными правоотношениями и правоотношения, отнесенные к третьему виду второй группы (Verh. d. korperschaftlichen Sonderrechts), которые, по мнению О. Гирке, представляют собой существенную особенность именно германского корпоративного права.

<< | >>
Источник: Д.В. ЛОМАКИН. КОРПОРАТИВНЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ: ОБЩАЯ ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ЕЕ ПРИМЕНЕНИЯ В ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВАХ. 2008

Еще по теме 4. Соотношение понятий "участие" и "право участия", "членство" и "право членства":

  1. §1. Понятие фонда в теории и в законодательстве России изарубежных стран
  2. § 1. Общая характеристика процесса осуществления субъективных прав акционеров
  3. §3.1. Осуществление субъективных прав акционеров.
  4. § 3. «Корпоративные отношения» в современной науке гражданского права•
  5. ? 4. Общая характеристика правовой связи участника хозяйственного общества с обществом, возникающей в силу непосредственно факта участия в обществе.
  6. Доля в уставном капитале как единая и неделимая совокупность прав участника общества.
  7. § /. Регулирование сотрудничества по вопросам осуществления связи и передачи информации в международном праве
  8. 4. Соотношение понятий "участие" и "право участия", "членство" и "право членства"
  9. 2. Понятие, содержание и порядок осуществления права на участие в распределении прибыли хозяйственного общества
  10. §1.1. Понятие корпорации
  11. § 1.3. Понятие и признаки дочернего и зависимого хозяйственных обществ по российскому законодательству
  12. 1.1. Понятие и сущность акционерного капитала
  13. Тимур Дамирович Аиткулов Некоторые аспекты правового регулирования слияния и присоединения акционерных обществ в праве Российской Федерации и ФРГ
  14. КОРПОРАТИВНОЕ ПРАВО КАК КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО ЦЕРКВИ
  15. Юридические лица Понятие юридического лица
  16. ГЛАВА 5 ИЗБИРАТЕЛЬНОЕ ПРАВО ВЕЛИКОБРИТАНИИ
  17. § 1.3. Понятие и признаки дочернего и зависимого хозяйственных обществ по российскому законодательству
  18. Взаимосвязь, взаимовлияние и соотношение международного и национального права
  19. §2. Субъекты трудового и семейного права в системе субъектов отраслей материального частного права
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -