<<
>>

Влияние позиции Европейского Суда по правам человека на формирование правового института защиты права на судопроизводство в разумный срок в Российской Федерации

ЕСПЧ по итогам рассмотрения дела «Бурдов (Burdov) против Российской Федерации» отметил, что в Российской Федерации систематически нарушается п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в части несоблюдения разумных сроков судопроизводства, а также отсутствуют эффективные средства правовой защиты права граждан на судебное разбирательство в разумный срок.

Эффективность правосудия выражается в способности достигать установленных целей и задач, которые закреплены в ст. 2 ГПК РФ, ст. 2 АПК РФ и ст. 3 КАС РФ. Целью правосудия является защита нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и юридических лиц, а задачей - правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел.

Как было указано ранее, ЕСПЧ установил, что судопроизводство в Российской Федерации не соответствует правилам Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а именно нарушается правило о своевременности рассмотрения и разрешения дел в разумный срок.

В связи с этим ЕСПЧ обязал в течение шести месяцев разработать эффективное внутригосударственное средство или комплекс таких средств правовой защиты от длительного судопроизводства.

В целях исполнения данного обязательства были приняты нормативные правовые акты: Федеральные законы от 30 апреля 2010 г. № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» и № 69-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта [74] в разумный срок». В ГПК РФ, АПК РФ, КАС РФ ввели правовую категорию «разумный срок судопроизводства» и включили отдельную главу в процессуальные кодексы о порядке рассмотрения заявлений о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок. Впоследствии гл. 22.1 ГПК РФ утратила силу, и с момента вступления в законную силу КАС РФ (с 15 сентября 2015 г.) рассмотрение заявлений о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного постановления в разумный срок было отнесено к административному судопроизводству.

Отнесение данного процессуального порядка рассмотрения заявлений о присуждении компенсации за нарушение разумных сроков судопроизводства к компетенции КАС РФ не позволяет определить анализируемую категорию дел как вытекающую из публичных отношений, потому что, как следует из содержания КАС РФ, к его подведомственности относятся не только административные дела, но и дела искового, приказного и особого производства, в частности, дела о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок, дела о взыскании налогов и иных обязательных платежей с физических лиц, дела о прекращении деятельности СМИ[75].

Исходя из особенностей анализируемого нами правового института, целесообразнее было бы отнести отмеченную категорию дел к разделу «Особенности производства по отдельным категориям дел». Например, в АПК РФ указанная категория дел закреплена в разделе IV «Особенности производства в арбитражном суде по отдельным категориям дел» (глава 27.1).

Полагаем, что в арбитражном процессуальном праве учтены особенности данного правового института[76], имеющего компенсаторный характер

и являющегося одним из видов гражданско-правовой компенсации морального вреда, обладающего при этом рядом особенностей. В частности, защите подлежит нематериальное благо - право на судопроизводство в разумный срок, которое является неотчуждаемым правом.

Институт присуждения компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок имеет ряд общих черт с институтом компенсации морального вреда. Данный вид судопроизводства включает в себя специальные нормы правового регулирования по присуждению компенсации за нарушение разумного срока судопроизводства, которые регламентируются Федеральным законом № 68-ФЗ (общие положения) и ГПК РФ, АПК РФ и КАС РФ (процессуальный порядок рассмотрения и разрешения данной категории дел). В связи с этим предлагается при рассмотрении и разрешении заявлений о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок применять правила института компенсации морального вреда.

При рассмотрении вопроса о размере присуждаемой компенсации, периоде общей продолжительности судопроизводства судам следует учитывать требования разумности и справедливости, регламентированные ст. 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ). При определении размера присуждаемой компенсации следует принимать во внимание в том числе и фактические обстоятельства, повлиявшие на нарушение разумных сроков судопроизводства, что регламентировано п. 2 ст. 1101 ГК РФ.

Правоприменительная практика ЕСПЧ по анализируемой нами категории дел складывалась в течение десятилетий, накоплен богатый правоприменительный опыт, что позволило выделить ряд критериев, с помощью которых суд определяет, имело ли место нарушение права на судопроизводство в разумный срок.

ЕСПЧ определяет длительность судебного разбирательства с момента возбуждения производства в национальном суде (в отдельных случаях началом [77] течения срока может быть обращение в административные органы, если данная процедура является обязательной ) до момента окончания судебного разбирательства (в том числе и апелляционные процедуры) .

В связи с принципиальным отличием правовых систем Российской Федерации и ряда зарубежных стран, а также в связи с тем, что ЕСПЧ в своей правоприменительной деятельности руководствуется принципами прецедентного права, при рецепции в российское законодательство правового института защиты права на судопроизводство в разумный срок не был учтен ряд критериев, имеющих существенное значение для заинтересованных лиц.

В частности, суды общей юрисдикции и арбитражные суды Российской Федерации обращаются к критериям оценки разумности срока судопроизводства (ст. 6.1 ГПК РФ, ст. 6.1 АПК РФ, ст. 10 КАС РФ) трижды:

1) при определении наличия/отсутствия нарушенного права на судопроизводство в разумный срок;

2) при определении разумности срока судопроизводства;

3) при определении размера компенсации морального вреда за нарушенное право на судопроизводство в разумный срок.

В каждом из названных случаев все критерии оценки, выделенные судебной практикой ЕСПЧ, имеют существенное значение. Частичное [78] [79] закрепление данных критериев приводит к неопределенности в нормах процессуального права и не позволит в полном объеме сформировать данный правовой институт.

В российском процессуальном законодательстве не применяется ряд критериев ЕСПЧ для определения разумных сроков судопроизводства. Так, в Российской Федерации время, затраченное на досудебное урегулирование или обязательные претензионные процедуры, не включается в общий срок судопроизводства, в отличие от практики ЕСПЧ. Несмотря на то что в АПК РФ был внедрен обязательный досудебный порядок урегулирования споров по исковым делам, по некоторым категориям дел также принят обязательный претензионный порядок урегулирования споров. ЕСПЧ неоднократно отмечал, что требование разумного срока судопроизводства распространяется на все стадии судопроизводства по урегулированию спора[80] [81]. Таким образом, российским судам при определении разумности сроков судопроизводства необходимо учитывать время, затраченное на досудебное урегулирования спора.

Отсюда следует, что если лицо нарушает правило об обязательном досудебном урегулировании спора, то это свидетельствует об уклонении от исполнения обязательств, и факт недобросовестности лица может быть подтвержден бездействием лица. Данный период необходимо учитывать при рассмотрении заявлений о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок.

Особо следует отметить, что разумность срока судебного разбирательства, регламентированная п. 1 ст. Конвенции, определяется в каждом случае в зависимости от конкретных обстоятельств . ЕСПЧ неоднократно отмечал, что

продолжительность судебного разбирательства оценивается в целом , различные задержки рассматриваются в совокупности, задержка на определенном этапе судебного разбирательства может быть допустима при условии, что общая

-84

продолжительность дела не является чрезмерной .

ЕСПЧ разумный срок судопроизводства определяет с учетом следующих основных критериев: сложность дела, поведение заявителя и компетентных органов и предмет спора . Первые два критерия были учтены в российском законодательстве, а предмет спора опосредованно закреплен в Федеральном законе № 68-ФЗ, но не учитывается при рассмотрении данной категории дел. Например, по делу № 3-0227/2015[82] [83] [84] [85] о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок рассматривался иск Б. к Министерству обороны РФ в лице департамента жилищного обеспечения Министерства обороны РФ о признании права на получение жилого помещения от Министерства обороны РФ, которое обязано включить истца в реестр военнослужащих, принятых на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, указав местом обеспечения г. Москву и Московскую область. Общая продолжительность судебного разбирательства составила 2 года и 10 месяцев. При рассмотрении вопроса о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок критерий «предмет спора и его значение для заявителя» не был учтен судом как при вынесении решении, так и при определении размера компенсации, несмотря на то, что категория спора имела существенное значение для заявителя: речь шла о праве на жилище. Данное требование было удовлетворенно частично: заявителю была присуждена компенсация за нарушение права на судопроизводство в разумный срок в размере 15 тыс. руб.

В деле № 3-73/2014 о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок рассматривался иск Д. к ФГОУ ВПО «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова» о признании приказа об отчислении незаконным, восстановлении в числе студентов, обязании не препятствовать в обучении, обязании назначить индивидуальный план сдачи экзаменов, о взыскании стипендии, затрат, понесенных в связи с проживанием в общежитии, об обязании предоставить комнату в общежитии, о компенсации стоимости коммерческого обучения, взыскании неполученного заработка, компенсации морального вреда. Дело рассматривалось Никулинским районным судом г. Москвы. Общая продолжительность судопроизводства составила 3 года 7 месяцев 23 дня. В данном деле также критерий оценки разумности срока судопроизводства - предмет спора - для заявителя не был учтен, но заявление о присуждении компенсации за нарушение разумного срока судопроизводства было удовлетворено, однако частично, несмотря на то, что данное судебное разбирательство имело существенное значение для заявителя (подлежало защите право на образование) и в связи с длительным судебным разбирательством заявитель был лишен возможности получить высшее профессиональное образование по специальности «юрист» в связи с изменением законодательства об образовании и введением законодателем таких категорий, как «бакалавр» и «магистр».

Данная судебная практика в Российской Федерации складывается и по ряду других категорий дел, в частности, по трудовым спорам , спорам о признании [86] [87] права собственности[88], о возмещении ущерба[89], по семейным спорам[90] [91] [92], спорам о возмещении вреда здоровью , спорам из жилищных правоотношений . Все они имеют существенное значение для заявителей, и длительное судебное разбирательство приводит к необратимым последствиям, причиняет моральный и материальный вред, лишает возможности в полном объеме реализовывать гражданские права и обязанности, порождают правовую неопределенность в связи с длительным судебным разбирательством.

ЕСПЧ отмечает, что по отдельным категориям дел рассмотрение должно быть безотлагательным[93] на том основании, что данный вид спора имеет большое значение для заявителя. В частности, это относится к трудовым спорам и спорам, вытекающим из жилищных правоотношений[94] [95]. Судам также необходимо

96

учитывать возраст участников процесса и состояние их здоровья .

Сложность дела ЕСПЧ определяется и с учетом фактических обстоятельств,

и с точки зрения права . Чаще всего сложность дела связывают с большим количеством участников процесса или со значительным объемом доказательств, которые необходимо получить посредством судебных запросов .

В судебной практике ЕСПЧ поведение заявителей оценивается с точки зрения усердия в выполнении процессуальных действий, связанных с судебным разбирательством, незлоупотребления процессуальными правами, а также использования предоставляемых национальным законодательством процедур по сокращению сроков судебного разбирательства[96] [97] [98]. Позиция ЕСПЧ относительно поведения ответчика, который своими действиями затягивает судопроизводство, обусловлена тем, что государство обязано гарантировать осуществление правосудия в разумный срок[99].

Целесообразно при разработке внутригосударственных механизмов преодоления нарушения права на судопроизводство в разумный срок учитывать особенности данного критерия и разработать механизмы пресечения злоупотребления процессуальными правами лицами, участвующими в деле.

В практике ЕСПЧ поведение компетентных органов оценивается с точки зрения ответственности государства за нарушение разумного срока судопроизводства, при этом, как отмечается ЕСПЧ, государство-ответчик несет ответственность за все органы государственной власти и все государственные учреждения, а не только за судебную систему[100] [101] [102]. Подчеркивается, что суды не освобождаются от обязанности обеспечить оперативное судебное разбирательство , а в случаях проведения экспертиз и привлечения специалистов и большого количества свидетелей ответственность за подготовку дела и скорейшее проведение судебного разбирательства лежит на судье .

ЕСПЧ неоднократно отмечал[103], что государство-ответчик обязано организовать систему правосудия таким образом, чтобы национальные суды могли гарантировать право каждого на получение судебной защиты в разумный срок[104], при этом загруженность национальных судов не признается уважительной причиной затягивания судопроизводства[105].

В судебной практике ЕСПЧ особо выделяются критерии «предмет спора» или «значение дела для заявителя». Определенные категории дел должны рассматриваться ускоренно: это, в частности, дела, касающиеся гражданского

107

состояния и дееспособности , опеки над ребенком, ответственности родителей, права на общение с ребенком , все виды трудовых споров и пенсионные споры[106] [107] [108]. Особое внимание должно уделяться делам, когда заявитель имеет заболевание и находится в преклонном возрасте[109], когда речь идет о возмещении ущерба, причиненного здоровью заявителя[110], а также делам, которые являются существенными для заявителя, например, касаются права на образование[111].

Как следует из вышеизложенного, ЕСПЧ применяет критерий оценки «значение дела для заявителя» при определении разумности срока судопроизводства и суммы присуждаемой компенсации, исходя из категории рассматриваемого спора по существу (предмета спора). Иными словами, если «предмет спора» связан непосредственно с заявителем и его правами на жилище, пенсионное обеспечение, заработную плату, образование, осуществлением родительских прав, ограничением дееспособности и иными правоотношениями, затрагивающими непосредственно личность заинтересованного лица, ЕСПЧ учитывает данный критерий как один из основополагающих при определении разумного срока судопроизводства и при назначении размера компенсации за нарушение данного права.

Критерии «предмет спора» или «значение дела для заявителя» имеют существенное значение для становления и развития правового института защиты права на судопроизводство в разумный срок, так как длящийся характер отдельных видов споров приводит не только к невозможности использовать предмет спора, но и создает дополнительные материальные издержки для заинтересованного лица. Одним из основных примеров являются дела о выселении из квартиры, то есть жилищные споры. К данной категории дел относятся и земельные споры, например, об определении границ земельного участка и истребовании имущества из незаконного чужого владения. Таких дел немало в судебной практике судов общей юрисдикции, поскольку если соседи незаконно меняют границы земельного участка, то это может привести к дополнительным материальным издержкам.

Таким образом, обширная практика ЕСПЧ по рассмотрению дел о нарушении права на судопроизводство в разумный срок позволила выработать рекомендации для государств-ответчиков при разработке внутригосударственного порядка защиты права на судопроизводство в разумный срок, в частности, рекомендации о создании процессуального порядка защиты данного права на внутригосударственном уровне, а также критерии оценки разумного срока судопроизводства, выработать механизм ускорения судопроизводства.

Российским законодателем принят во внимание положительный опыт прецедентной практики ЕСПЧ. В законодательстве Российской Федерации регламентировано наличие у заинтересованных лиц права на судопроизводство в разумный срок, определен процессуальный порядок защиты права на судопроизводство в разумный срок, на получение компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок и механизм ускорения судопроизводства.

Исходя из того, что правовая категория «разумный срок судопроизводства» является оценочным понятием, суды при решении вопроса о наличии нарушения права на судопроизводство в разумный срок руководствуются в первую очередь названными выше критериями, которые также имеют оценочный характер.

Следует отметить, что в российское процессуальное законодательство включен неполный перечень данных критериев. Так, в связи с реализацией механизма внутригосударственной защиты права на судопроизводство в разумный срок установлено, что в соответствии с ч. 3 ст. 6.1 ГПК РФ, ч. 3 ст. 6.1 АПК РФ, ст. 10 КАС РФ при определении разумного срока судебного разбирательства, который включает к себя период со дня поступления искового заявления в суд первой инстанции до дня принятия последнего судебного постановления по делу, учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность дела; поведение участников гражданского, арбитражного процесса; достаточность и эффективность действий суда, осуществляемых в целях своевременного рассмотрения дела; общая продолжительность судопроизводства по делу.

В российской правоприменительной практике при рассмотрении вопроса о присуждении компенсации за нарушение разумного срока судопроизводства учитываются только вышеуказанные критерии.

«Предмет спора» или «значение дела для заявителя» как критерии оценки разумности сроков судопроизводства не принимаются во внимание российскими судами, что, по нашему мнению, не совсем верно, поскольку приводит к нарушению сущности и содержания права на судопроизводство в разумный срок, а ускоренное рассмотрение дел определенных категорий имеет существенное значение для заявителей и лиц, участвующих в деле.

Например, из Постановления ЕСПЧ от 22 декабря 2009 г. по делу «МП «Кинескоп» против Российской Федерации» (жалоба № 16141/05)[112] следует, что одним из критериев, определяющих наличие нарушенного права на судопроизводство в разумный срок, является значение дела для заявителя, так как предметом спора по основному судебному разбирательству было «взыскание компенсации материального ущерба и морального вреда в связи с незаконной конфискацией товаров».

В Постановлении ЕСПЧ от 6 декабря 2011 г. по делу «Редников против Российской Федерации» (жалоба № 18072/04)[113] данный критерий применен в связи с тем, что длительность судопроизводства по основному делу была связана с защитой нарушенного патентного права. В Постановлении ЕСПЧ от 6 декабря 2011 г. по делу «Александр Пономарев против Российской Федерации» (жалоба № 8235/03)[114] данный критерий применен в связи с тем, что основное судебное разбирательство было направлено на увеличение ежемесячной компенсации и взыскание задолженности, компенсации за причинение вреда здоровью. В Постановлении ЕСПЧ от 19 апреля 2011 г. по делу «Володина против Российской Федерации» (жалоба № 24411/05)[115] речь идет о защите трудовых прав заявителя вследствие незаконного увольнения, а также о взыскании неполученной зарплаты и компенсации морального вреда. В Постановлении ЕСПЧ от 3 февраля 2011 г. по делу «Мещеряков против Российской Федерации» (жалоба № 24564/04)[116] в рамках основного судебного разбирательства рассматривался вопрос о возмещении ущерба, причиненного сотрудниками регионального отдела милиции.

Например, по делу № 33-Г11-10[117] судебное разбирательство длилось 9 лет 7 месяцев и 5 дней, предмет спора заключался в возврате квартиры из чужого незаконного владения, признании недействительной государственной регистрации квартиры, а также по встречным требованиям - в признании недействительными договора купли-продажи квартиры, государственной регистрации права собственности и выселения, в установлении права собственности на 1/2 долю квартиры. По делу № 77-Г 11-7 Верховный Суд РФ постановил, что нарушено право на судопроизводство в разумный срок, так как рассмотрение дела длилось более восьми лет, и должен быть возмещен материальный ущерб, связанный с восстановительным ремонтом дома[118]. По делу № 78-Г11-8 период судебного разбирательства составил 9 лет 10 месяцев; предмет спора заключался в восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации за неиспользованный отпуск, расходов на оплату услуг адвоката и компенсации морального вреда[119].

Таким образом, по вышеуказанным категориям дел критерий оценки «предмет спора» имеет существенное значение для заявителей, но национальные суды данный аспект при решении вопроса о присуждении компенсации во внимание не принимают, что не позволяет в полном объеме сформировать правовой институт защиты права на судопроизводство в разумный срок. Правовые критерии «значение дела для заявителя» или «предмет спора» характерны для дел, где заинтересованным лицом выступает физическое лицо. Данные критерии сложно соотнести, когда заявителем выступает юридическое лицо.

При определении наличия права на компенсацию за нарушение права на судопроизводство в разумный срок для юридических лиц основным критерием являются «правовые последствия для заявителя». Законодательное выражение данного критерия в Российской Федерации регламентировано в соответствии с п. 7 ст. 222.3 АПК РФ («последствия нарушения права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок и их

значимость для заявителя») и в соответствии с п. 9 ст. 252 КАС РФ , однако данный правовой критерий не закреплен в ст. 6.1 ГПК РФ, ст. 6.1 АПК РФ и ст. 10 КАС РФ. В соответствии с п. 2 ст. 2 Федерального закона № 68-ФЗ данный критерий регламентирован как «значимость последствий для заявителя».

Иными словами, в действующем законодательстве Российской Федерации отсутствует единообразное правовое регулирование по данному вопросу. Это приводит к правовой неопределенности по данной категории дел, что выражается не только в отказе присуждения компенсации морального вреда за чрезмерную длительность процесса, но и в размере присуждаемой компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок. Таким образом, необходимо единообразное правовое регулирование по данному вопросу.

Для юридических лиц существенное значение при чрезмерно длительном судебном разбирательстве имеют правовые последствия таких споров, так как это может привести к дополнительным убыткам (расторжение договоров с контрагентами; потеря или порча товара; неустойка; упущенная выгода и т. п.) при осуществлении предпринимательской деятельности, вплоть до банкротства . [120] [121]

В связи с этим необходимо расширить перечень критериев оценки разумности сроков судебного разбирательства в российском законодательстве с целью развития правового механизма защиты права на судопроизводство в разумный срок в полном объеме путем внесения изменений в п. 3 ст. 6.1 ГПК РФ, п. 3 ст. 6.1 АПК РФ, п. 2 ст. 10 КАС РФ.

В данном случае автор рассматривает правовой институт защиты права на судопроизводство в разумный срок как комплекс правовых норм, регулирующих

~123

однородную группу отношений .

При этом ст. 2 Федерального закона № 68-ФЗ установлено, что при определении размера компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок суды должны учитывать обстоятельства дела, продолжительность нарушения и значимость его последствий для заявителя. В российском законодательстве данный критерий (предмет спора и его значение для заявителя) должен применяться судами общей юрисдикции и арбитражными судами при определении размера компенсации, а при рассмотрении вопроса о наличии права на компенсацию за нарушение разумных сроков он не учитывается, несмотря на то, что по ряду категорий дел, когда наиболее сжаты сроки, судопроизводство имеют особое значение, влияя существенным образом на жизнь и здоровье заинтересованного лица или членов его семьи, и затягивание судебного процесса создает дополнительные трудности и приводит к моральным и материальным издержкам, это необходимо.

Судебная защита нарушенных прав, свобод и законных интересов должна быть эффективной, так как сам факт наличия спора в суде подразумевает различного рода издержки как морального, так и материального плана. В частности, заинтересованное лицо не имеет возможности в полном объеме использовать «предмет спора» либо реализовывать свои права «тем или иным способом».

Эффективность правосудия напрямую связана с нормативно-правовым регулированием того или иного правового института. Так как законодателем [122] «предмет спора» как критерий оценки не регламентирован в качестве определяющего наличие права на компенсацию за нарушение разумных сроков судопроизводства, российские суды не могут им руководствоваться.

Для реализации правового механизма защиты права на судопроизводство в разумный срок в гражданском процессуальном праве и арбитражном процессуальном праве Российской Федерации необходимо закрепить критерий «предмет спора» (в ГПК РФ, АПК РФ, КАС РФ и Федеральном законе № 68-ФЗ).

Производным от критерия «предмета спора» (или «значение дела для заявителя») является «период правовой неопределенности», в которой пребывало заинтересованное лицо. Данные критерии оценки разумности сроков судопроизводства взаимосвязаны и существенным образом влияют на наличие права на компенсацию за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, так как «период правовой неопределенности» относительно предмета спора влечет негативные последствия для заявителя, невозможность в полном объеме реализовывать свои права и обязанности. Например, при трудовых и жилищных спорах заинтересованные лица не могут пользоваться своим имуществом в полном объеме, а при рассмотрении дел о возмещении морального и материального вреда вследствие причинения вреда здоровью, когда лицо вынуждено проходить лечение, судебный спор создает ему еще и дополнительные издержки. В спорах, вытекающих из предпринимательской или иной экономической деятельности, период правовой неопределенности также играет существенную роль, так как в случае наложения ареста на активы организации юридическое лицо не может в полном объеме осуществлять хозяйственную деятельность, что впоследствии может привести как к убыткам, так и к банкротству хозяйствующего субъекта.

124

В судебной практике ЕСПЧ период правовой неопределенности [123] устанавливается как фактический период времени до вынесения судебного решения.

Период правовой неопределенности имеет существенное значение для установления наличия права на компенсацию за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, потому что в данный период заинтересованное лицо не имело возможности в полном объеме пользоваться предметом спора, претерпевало неопределенность относительно разрешения дела по существу, а также было вынуждено нести дополнительные расходы, связанные с судебным разбирательством, в том числе на представителя, экспертизы и иные судебные издержки.

В судебной практике Российской Федерации при оценке наличия права на компенсацию за нарушение права на судопроизводство в разумный срок период правовой неопределенности, в которой находился заявитель, не принимается во внимание, что является не совсем верным, потому что в большинстве случаев период судебного разбирательства имеет значение для заявителя, в том числе и при спорах юридических лиц.

«Период правовой неопределенности» отражает содержательную часть категории «длительное судопроизводство» и критерия «общая продолжительность» по делу, так как формирует содержание права на получение компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, а именно фактический период судебного разбирательства и, как следствие, период, в течение которого заинтересованное лицо было ограничено тем или иным образом вследствие судебных тяжб.

Данное понятие очень объемное и включает в себя не только «общую продолжительность по делу», но и фактические последствия для заинтересованного лица, а также его материальные или моральные издержки и тот факт, что он не имел возможности в полной мере реализовать свои права и (или) обязанности, например, пользоваться своими трудовыми правами, или

от 02.04.2015 по делу «Ирезиевы (Ireziyevy) против Российской Федерации» (жалоба № 21135/09) // Российская хроника Европейского суда. Специальный выпуск. - 2016. - № 1. - С. 40-52.

правом на образование, или правом на жилище и т. д. Когда заинтересованное лицо длительный период времени пребывает в правовой неопределенности относительно разрешения дела по существу, это приводит не только к моральнонравственным страданиям, но и к материальным издержкам. Также следует отметить, что при длительном рассмотрении имущественных споров заинтересованное лицо не может в полном объеме использовать и реализовать свои права и законные интересы, так как на предмет спора может быть наложен арест или запрет на осуществление регистрационных действий и т. п.

Указанный критерий оценки обобщает негативные последствия для заинтересованного лица и отражает длящийся характер судебного разбирательства, по которому заинтересованное лицо находилось в неведении и не могло в полном объеме использовать предмет спора.

Период правовой неопределенности является одним из важных критериев при определении размера присуждаемой компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок. При определении размера присуждаемой компенсации устанавливается соотношение периода правовой неопределенности, в котором пребывало заинтересованное лицо, со значением предмета спора (для физических лиц) или правовыми последствиями (для юридических лиц) и размером компенсации.

Существенное значение при разрешении вопроса о присуждении компенсации имеют критерии «возраст» (заинтересованного лица) и «состояние здоровья»[124] [125]. Данные критерии являются самостоятельными, и ЕСПЧ учитывает это. При этом в правоприменительной практике ЕСПЧ отмеченные критерии рассматриваются и совместно с критерием «предмет спора». Судами при разрешении вопроса о наличии права на присуждение компенсации морального вреда за нарушение разумности сроков судебного разбирательства должно учитываться то, что заявитель имеет заболевание и (или)

127

находится в преклонном возрасте .

Устранение указанных пробелов в праве позволит повысить значение данного института, а как следствие, и эффективность правосудия, авторитет судебной власти и правового государства. В связи с тем, что данный правовой институт отягощен оценочными категориями, только конкретизация ряда фактических обстоятельств позволит унифицировать и привести к единообразию судебную практику, а также учесть все особенности данного механизма защиты права на судопроизводство в разумный срок. Закрепление критериев оценки «значение дела для заявителя», «возраст и состояние здоровья заявителя», «период правовой неопределенности» также будет способствовать развитию данного правового института и повышению эффективности правосудия. Поэтому, целесообразно дополнить п. 3 ст. 6.1 ГПК РФ, п. 3 ст. 6.1 АПК РФ, п. 2 ст. 10 КАС РФ словами: «при определении разумного срока судебного разбирательства... учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность дела, поведение участников гражданского процесса, значение предмета спора для заявителя и период правовой неопределенности, в которой пребывал заявитель до вынесения последнего судебного акта, возраст заинтересованного лица и (или) состояние его здоровья, достаточность и эффективность действий суда, осуществляемых в целях своевременного рассмотрения дела, и общая продолжительность судопроизводства по делу

Выводы по 1 главе

Проанализированный опыт зарубежного законодательства и судебной практики, а также изученные научные подходы в зарубежных государствах позволяют прийти к следующим выводам:

1. В иностранных государствах проводится политика по устранению [126]

причин, влекущих нарушение разумных сроков судопроизводства, что осуществляется посредством проведения судоустройственных

и судопроизводственных причин, а именно:

- уменьшение оценочных категорий в правовом институте защиты права на судопроизводство в разумный срок в Германии (закрепление понятие разумного срока и его фактического периода, установление минимального размера компенсации за каждый год необоснованный длительности судопроизводства);

- выработка правовых средств по устранению причин, влекущих нарушение разумного срока судопроизводства во Франции (легальное законодательное закрепление отраслевых принципов права; возложение ответственности на судью за чрезмерную длительность);

- судебная реформа законодательства, включающая в себя меры по совершенствованию судопроизводства и судоустройства в части устранения причин, влекущих нарушение разумных сроков судопроизводства в Италии (создание института мировых судей, сдельная оплата их труда; развитие электронного правосудия; закрепление правовой категории «разумный срок судопроизводства» в Конституции в качестве одного из конституционных принципов).

Большой вклад в развитие законодательства зарубежных государств в части преодоления чрезмерной длительности судопроизводства внесла Европейская комиссия по эффективности правосудия. Данной международной организацией были выработаны и предложены меры по устранению нарушению разумных сроков посредством:

- обобщения и анализа статистических данных систем правосудия государств - участников Европейского Союза;

- выработки на основании представленных материалов рекомендаций и мер по преодолению нарушения разумного срока судопроизводства в государствах Европейского Союза;

- обмена опытом и развития правовых средств, исключающих нарушение права на судопроизводство в разумный срок.

3. Проведенный анализ законодательства и судебной практики Российской Федерации, а также сравнительно-правовой анализ зарубежного законодательства и правоприменительной практики ЕСПЧ позволил сформулировать ряд предложений по совершенствованию и развитию гражданского процессуального законодательства в части преодоления нарушения разумного срока судопроизводства. Предлагается:

- установить ежемесячное денежное поощрение для судей Российской Федерации и аппарата суда за своевременное рассмотрение и разрешение дела;

- развивать отраслевые принципы гражданского процессуального права и их легальное законодательное закрепление в ГПК РФ, АПК РФ и КАС РФ;

- при определении общей продолжительности судопроизводства учитывать период досудебного урегулирования споров;

- устранить противоречия в регламентации критериев оценки разумности сроков судопроизводства.

13

<< | >>
Источник: Белякова Анна Владимировна. Проблемы защиты права на судопроизводство в разумный срок в гражданском и арбитражном процессах в Российской Федерации. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме Влияние позиции Европейского Суда по правам человека на формирование правового института защиты права на судопроизводство в разумный срок в Российской Федерации:

  1. § 1. Понятие, исторические и теоретико-правовые предпосылки возникновения и развития гражданского общества
  2. § 1. Понятие и виды профессиональных юридических сообществ, оказывающих квалифицированную юридическую помощь в Российской Федерации
  3. 2.1. Понятие, принципы защиты гражданских прав на недвижимость
  4. § 2. Образовательные дискриминационно-охранительные отношения в период правления Александра III
  5. ИСТОРИОГРАФИЯ, ИСТОЧНИКИ И МЕТОДОЛОГИЯ ИЗУЧЕНИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО ОПЫТА ФОРМИРОВАНИЯ И ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПЕНИТЕНЦИАРНОЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА
  6. § 1. Административное наказание: понятие и признаки
  7. ПРИЛОЖЕНИЕ D СТЕНОГРАММА СИМПОЗИУМА «УГОЛОВНАЯ ПОЛИТИКА И БИЗНЕС»
  8. § 2. Правовые позиции Конституционного Суда по вопросам избирательного права
  9. ГЛАВА 1. Международные правовые акты в сфере ювенальной юстиции и анализ российского «ювенального» законодательства
  10. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ. ТЕОРИЯ ПРАВА КАК ЮРИДИЧЕСКАЯ НАУКА
  11. ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ. СУЩНОСТЬ И СОДЕРЖАНИЕ, ПОНЯТИЕ И ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПРАВА
  12. § 3.1. Предпосылки развития процессуального представительства
  13. Оглавление
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -