<<
>>

Процессы ярославских прокуроров

С мая по август 1937 года органами НКВД была арестована большая группа прокурорско-следственных работников и судей Ярославской области. Они проходили по так называемому делу № 475 и обвинялись в создании троцкистской террористической организации, которая, по версии следствия, проводила «подрывную контрреволюционную деятельность, направленную на сохранение контрреволюционных кадров от репрессий, на разложение прокурорско-судебного аппарата и дискредитацию карательной политики Советской власти». Расследование дела, значившегося под одним номером, проводилось, как тогда практиковалось, разрозненно. По мере отработки «вины» того или иного обвиняемого или его «важности» с точки зрения следствия дела направлялись в суд или Особое совещание при НКВД СССР.

В качестве основных обвиняемых проходили заместитель прокурора Ярославской области Ф. Л. Марчук, помощник прокурора И. В. Гаврилов; прокурор Н. Ф. Никифоров и старший судья Гаврилов-Ямского района А. И. Рынков.

Судьба людей, привлеченных по этому делу, оказалась различной: одних расстреляли, других осудили к отбыванию наказания в лагерях. (В настоящее время все они полностью реабилитированы.) Были и оправданные. В отношении ряда лиц дела прекратили еще во время следствия. Некоторых реабилитировали еще в 1941 году (одного — после расстрела). И такое случалось.

Извлеченное из архива дело свидетельствует о том, как в годы массовых репрессий при попустительстве и поощрении прокурора Союза Вышинского создавались «дутые» обвинения в отношении людей, действительно стоявших на страже законности и правопорядка, пытавшихся по мере своих сил и возможностей противостоять произволу. Листая пожелтевшие страницы, можно наглядно увидеть обстановку в органах прокуратуры, которая сложилась при «сталинском инквизиторе». В этих делах переплелось все: честность и подлость, смелость и малодушие, самооговоры и доносы, ревностное исполнение служебных обязанностей и двурушничество. Здесь можно увидеть, как «ломались» сильные личности и как доносчики или, скажем так, лица, ложно понимавшие свой долг (ведь они писали докладные записки с «благими» намерениями — разоблачая «врагов народа»), сами пополняли ряды жертв.

Прокурором Ярославской области в те годы работал Борис Кононович Юрчук (он и санкционировал многие аресты своих подчиненных). Юрчук был назначен на эту должность 20 июля 1936 года приказом наркома юстиции РСФСР Крыленко по представлению прокурора республики Антонова-Овсеенко. Родился Юрчук в 1895 году в Гродненской губернии, в семье крестьянина-середняка. Учился в церковно-приходской школе, затем занимался сельским хозяйством, а в 1915 году был призван в армию. Служил матросом на корабле «Двина» на Балтийском флоте. В августе 1918 года Реввоенсоветом республики в числе 500 матросов Балтфлота был направлен комиссаром в Волжскую военную флотилию, участвовавшую в боях под Казанью и Царицыным. В июне 1920 года Юрчука назначили членом Реввоентрибунала Черноморо-Азовского флота. Затем он занимал должности председателя Костромского губернского и Ульяновского окружного судов, прокурора Чапаевска. За это время окончил Высшие юридические курсы в Москве. В июне 1931 года Юрчук был «переброшен» на партийную работу и избран секретарем Каменского райкома ВКП(б), а затем утвержден заведующим орготделом краевого исполкома. Непосредственно перед назначением на должность прокурора области он работал начальником политотдела совхоза имени М. Горького в Оренбургской области.

Первой жертвой среди прокуроров области стал прокурор Гаврилов-Ямского района Николай Флавионович Никифоров.

Его арестовали 25 мая 1937 года. Донос на него (в форме докладной записки) поступил в управление НКВД по Ярославской области еще в феврале 1937 года и был подписан начальником районного отделения НКВД сержантом госбезопасности Ш. Он писал, что прокурор в «процессе повседневной своей работы проводит тенденцию к смазыванию наших (т. е. расследованных органами НКВД. — Авт .) следственных дел, к выхолащиванию их политического существа, затягивает сроки следствия без всякой на то необходимости, тем самым дезорганизует следственную работу райотделения». Далее приводились конкретные факты «злоумышленных» действий прокурора района, которые заключались в том, что он отказывал в санкциях на арест и возвращал для дополнительного расследования работникам НКВД дела о троцкистах, предлагал допрашивать обвиняемых только в его присутствии и сам записывал показания, «выхолащивая» контрреволюционную сущность. Например, Никифоров отказался арестовать учителя-художника Лыткина, который, по словам Ш., вел среди учеников школы «контрреволюционную террористическую агитацию с резкими выпадами и клеветой против Сталина». Для ареста прокурору была представлена справка, составленная работниками НКВД, а Никифоров потребовал все собранные материалы. Когда ему в этом отказали, поскольку они «негласные, о которых ему знать не положено», то прокурор сказал: «Арест по этой справке будет противозаконным, поэтому вы меня не вынуждайте».

Н. Ф. Никифоров, как мог, боролся с незаконным арестом: протестовал, писал заявления Вышинскому, прокурору Ярославской области Юрчуку, прося их изъять дело из рук недобросовестных работников НКВД, которых он ранее изобличал в нарушениях закона, — но все было напрасно. Никифоров сообщал об издевательствах и оскорблениях со стороны следователей, которые нередко держали его «столбом» по нескольку часов, выбивая нужные показания. Когда он потребовал вызвать прокурора по спецделам, работники НКВД, цинично выругавшись, ответили: «Мы будем вести следствие восемь месяцев, а то и больше. Прокурора тебе не дадим. Ты знаешь, что они у нас в руках, что хотим, то и делаем. Они все штампуют дела по нашему требованию. Вот ты не штамповал, за это и попал».

20 июля 1937 года был арестован заместитель прокурора Ярославской области по спецделам Федор Лукьянович Марчук.

Ф. М. Марчук родился в 1898 году в Харьковской губернии, в рабочей семье. Учился в Александро-Невской церковно-приходской школе. С 15 лет стал работать счетоводом в банке. В феврале 1917 года был призван в армию и служил рядовым в пехотном полку. После Октябрьской революции работал милиционером, а с августа 1919 года по март 1922 года находился на фронтах Гражданской войны, участвуя в боях на бронепоездах. В дальнейшем работал ответственным секретарем исполкома в Стародубском и Новозыбковском уездах, инспектором РКИ в Гомеле, помощником губернского и заместителем окружного прокурора в Брянске, районным прокурором в Людиново и Смоленске, прокурором оперсектора в Клинцах и помощником прокурора в Ивановской промышленной области. После разделения ее на две области — Ярославскую и Ивановскую, в апреле 1936 года был назначен заместителем прокурора Ярославской области.

Занимаясь спецделами, Марчук давал письменные указания своим подчиненным, требуя от них тщательной проверки дел политического (контрреволюционного) характера, расследовавшихся органами НКВД, нередко возвращал такие дела для дополнительного расследования, отказывал в санкциях на арест. На закрытых совещаниях прокурорских работников он прямо заявлял, что органам внутренних дел доверять нельзя, так как они «создают дутые дела». Он называл органы НКВД «липогонами» с «фальшивым авторитетом», а спецдела — «туфтой».

В уголовном деле Марчука есть немало его писем и указаний по конкретным делам, свидетельствующих о требовательном и справедливом отношении к делу, об активной жизненной позиции. Он, например, распекал прокурора Ростовского района Грачева, которому указал на то, что его отношение к руководству следствием по делам районного управления госбезопасности НКВД есть «грубое нарушение служебного долга и мелкобуржуазная распущенность». Возвращая прокурору Парфеньевского района Каляскину для дополнительного расследования дело Шилова, Марчук предложил исключить из предъявленного тому обвинения контрреволюционную и антисоветскую агитацию и освободить из-под стражи, взяв подписку о невыезде. Прокурору Пречистенского района Соболеву, возвращая дело по обвинению Ильинского, дал распоряжение передопросить свидетеля и выяснить, в чем конкретно выражается «контрреволюционная, гнусная клевета на т. Сталина».

В одной из докладных записок (фактически доноса), направленной «весьма секретно» прокурору Ярославской области Юрчуку, подчиненный Марчука П. написал: «Доношу, что Начальник Спецотдела Яр[ославской] облпрокуратуры, т. е. Ваш заместитель т. Марчук явно антисоветски настроен, этих же взглядов придерживаются и пом[ощники] облпрокурора по спецделам Кошелев, Гаврилов» (через несколько дней они будут арестованы. — Авт .). Затем П. детально расписывал все разговоры, которые вел в его присутствии Марчук. Донос заканчивался так: «Для меня ясен смысл этих к[онтр]р[еволюционных] настроений у Марчука, Кошелева и Гаврилова, а также политика опорочить органы НКВД. Таких людей ни одной минуты нельзя держать в наших органах и партии. Примите исчерпывающие меры по очищению Вашего аппарата от подобных людей».

3 августа 1937 года органы НКВД арестовали помощника прокурора Ярославской области по спецделам Ивана Викторовича Гаврилова, упоминавшегося в доносе. До этого он работал прокурором Большесольского района Ивановской области. На него поступали докладные записки-доносы, подписаннные начальником райотделения НКВД С. о том, что Гаврилов «неудовлетворительно взаимодействует с органами внутренних дел», изымает дела, заведенные милицией, и прекращает их «без достаточных на то оснований», ориентирует суды на вынесение «низкой меры социальной защиты», в том числе и по делам о вредительстве.

Следствие по делам Марчука и Гаврилова проводилось с грубыми нарушениями закона и недозволенными методами, в связи с чем прокуроры были сломлены. Гаврилов писал на имя начальника управления НКВД по Ярославской области: «Не желая вести какой-либо борьбы со следствием, я желаю дать чистосердечные показания о моем участии в троцкистской организации, существовавшей в облпрокуратуре...»

4 августа 1937 года был арестован начальник отдела жалоб Ярославской областной прокуратуры Михаил Васильевич Еремеев. В середине 30-х годов он работал прокурором Кинешемского района Ивановской области. За то, что он дал «неправильное» заключение по одному из контрреволюционных дел, его сняли с работы и хотели отдать под суд. Однако через несколько месяцев Еремеева восстановили на работе в органах прокуратуры и назначили старшим следователем областного аппарата. Затем он возглавил отдел жалоб.

29 декабря 1937 года в Ярославле выездной сессией Военной коллегии Верховного суда рассматривались, одно за другим, дела в отношении заместителя Ф. Л. Марчука, И. В. Гаврилова, Н. Ф. Никифорова и А. И. Рынкова. Председательствовал на этих процессах корвоенюрист Матулевич, членами суда были диввоенюрист Голяков и бригвоенюрист Ждан. Все подсудимые в судебном заседании категорически отвергли свою вину. В последнем слове Марчук просил суд о снисхождении, Гаврилов предлагал учесть, что он оговорил себя, а Никифоров настаивал на возвращении дела на доследование. Судьи, конечно, к этим заявлениям не прислушались. Процессы были недолгими, в духе того времени. Четыре дела рассмотрели менее чем за два часа. Все подсудимые были приговорены к высшей мере наказания. Казнь состоялась на следующий день.

31 декабря 1937 года Военная коллегия Верховного суда в том же составе рассмотрела дело по обвинению М. В. Еремеева. Хотя фабула дела была аналогичной, судьи оказались к нему более снисходительными. Еремеева приговорили к 10 годам лишения свободы с поражением в политических правах сроком на 5 лет. В тюрьме Михаил Васильевич пробыл около четырех лет. 23 июня 1941 года (на второй день войны) военный прокурор Главной военной прокуратуры военюрист 2 ранга Скотченко, изучив его дело, пришел к выводу, что вина Еремеева не доказана. К этому времени уже были осуждены прокурор Ярославской области Юрчук и начальник областного управления НКВД Ершов за допущенные ими злоупотребления. Последний признался, что многие дела фальсифицировались, а к обвиняемым применялись незаконные методы ведения следствия. Заключение военного прокурора было утверждено заместителем главного военного прокурора Н. П. Афанасьевым. 23 сентября военная коллегия Верховного суда СССР под председательством диввоенюриста Кандыбина приговор в отношении Еремеева отменила и уголовное дело прекратила с последующим освобождением его из тюрьмы.

По протесту главного военного прокурора В. И. Носова Военной коллегией Верховного суда в тот же день было пересмотрено и дело в отношении И. В. Гаврилова. За недоказанностью предъявленного ему обвинения приговор был отменен, а уголовное дело прекращено. Произошел редкий для тех лет случай, когда после вынесения смертного приговора и приведения его в исполнение человек, обвиненный по трем статьям о контрреволюционных преступлениях, был полностью реабилитирован.

Проходивший по одному делу с Марчуком, Гавриловым и Никифоровым, осужденными к смертной казни, помощник прокурора области Дмитрий Андреевич Кошелев все же не разделил их судьбу. Расследование его дела затянулось до начала первой волны частичной реабилитации. Оно слушалось в Ярославле Военным трибуналом Московского военного округа 23 ноября 1939 года. И хотя Кошелев обвинялся по двум статьям о контрреволюционных преступлениях, суд полностью его оправдал.

В 1940 году готовилась реабилитация и Ф. Л. Марчука. Прокурор Союза Панкратьев внес даже протест в Пленум Верховного суда на приговор Военной коллегии от 29 декабря 1937 года, но в последний момент дрогнул и предложил снять его с обсуждения.

Дела в отношении ряда прокурорских работников Ярославской области были направлены не в суд, а в Особое совещание при НКВД ССР.

Арестованный 5 августа 1937 года по этому делу прокурор Костромы Петр Иванович Иванов спустя полгода (27 марта 1938 года) был приговорен Особым совещанием за «контрреволюционные действия» к 8 годам исправительно-трудовых лагерей.

Помощник прокурора области Константин Федорович Шишлов в марте 1938 года был приговорен к 5 годам лагерей. Юрисконсульт горторга (ранее работавший помощником прокурора) Иван Григорьевич Пальгунов в августе 1938 года осужден к 8 годам заключения.

Народный следователь Гаврилов-Ямского района Алексей Капитонович Карпов, спасаясь от грозящего ему ареста, уехал в Москву, где пытался добиться справедливости в Прокуратуре республики. Но стоило только ему явиться в отдел кадров, как он был немедленно арестован с санкции прокурора РСФСР Рычкова и направлен в Московскую таганскую тюрьму № 1, откуда этапирован в Ярославль. После недолгого следствия в августе 1938 года Особым совещанием при НКВД Карпов был приговорен к 5 годам лагерей.

Дело по обвинению помощника прокурора Ярославской области Павла Ивановича Андреева, взятого под стражу позднее всех — 16 января 1938 года, до суда не дошло. Оно было прекращено 14 августа 1939 года следователем следственной части управления НКВД по Ярославской области Шифриным по предложению помощника военного прокурора Калининского военного округа Тряскина. Однако, ознакомившись с постановлением, он не согласился только с основаниями прекращения, но 17 августа 1939 года написал следующую резолюцию: «Поскольку при личном допросе Андреева нач[альником] УНКВД т. Носовым и мною 16/УШ-39 г. Андреев указал на ряд документов, подтверждающих его борьбу за рев[олюционную] законность, и эти документы, добытые следствием, действительно подтверждают заявление Андреева — считаю необходимым Андреева полностью реабилитировать, а потому уг[оловное] преследование и производство след[ствия] по его делу прекратить по п. 5 ст. 4 УПК РСФСР».

Военным прокурором Калининского военного округа бригвоенюристом Деевым 27 октября 1939 года было прекращено производство и по уголовному делу помощника прокурора Ярославской области Федора Григорьевича Галкина, арестованного 3 августа 1937 года.

Ф. Г. Галкин и В. И. Андреев из-под стражи были освобождены.

<< | >>
Источник: Юрий Орлов, Александр Звягинцев. Прокуроры двух эпох. Андрей Вышинский и Роман Руденко, Олма-Пресс;. 2001

Еще по теме Процессы ярославских прокуроров:

  1. 3.1. Реализация способов разрешения коллизий
  2. § 1. Порядок возбуждения уголовного дела в отношении отдельных категорий лиц
  3. 10. ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ В ОТНОШЕНИИ ОТДЕЛЬНЫХ КАТЕГОРИЙ ЛИЦ
  4. Статистические сведения о деятельности органов ВЧК-ОГПУ-НКВД—МГБ 1921 год
  5. § 3. Политический строй
  6. § 4. Современное состояние принципа диспозитивности и перспективы развития
  7. Процессы ярославских прокуроров
  8. Глава четвертая На подъеме
  9. МУРАВЬЕВ Николай Валерианович (1850 — 1908), русский государственный деятель, действительный тайный советник.
  10. ГЕНЕРАЛЬНАЯ ПРОКУРАТУРА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ П Р И К А З № 2 22. 01. 2001 Москва Об изменении организации прокурорского надзора за исполнением законов на транспорте и в таможенных органах и реорганизации транспортных прокуратур (Извлечение)
  11. Глава 3. КУДА ОБРАЩАТЬСЯ ЗА ПОМОЩЬЮ?
  12. ОГЛАВЛЕНИЕ
  13. Цели и задачи дисциплины, её место в учебном процессе
  14. НАЧАЛО ЭКУМЕНИЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ B ЕВРОПЕ И ПЕРВЫЙ ОПЫТ БИБЛЕЙСКОГО ДВИЖЕНИЯ B РОССИИ
  15. СТАНОВЛЕНИЕ РОССИЙСКОГО АБСОЛЮТИЗМА И РАЗРАБОТКА ОСНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПЕНИТЕНЦИАРНОЙ ПОЛИТИКИ
  16. СОВЕТСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ПЕНИТЕНЦИАРНОЙ ПОЛИТИКИ И ЕЕ РЕАЛИЗАЦИЯ В 1917-1934 гг.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -