<<
>>

§ 1. Кризис империи и предпосылки революции.

В конце XIX - начале XX веков Россия одновременно с передовыми капиталистическими странами вступает в новую стадию развития. 1890-е годы были временем экономического подъема.

За счет хлебного экспорта, довольно высоких налогов, особенно косвенных (заложенных в цене товара), дававших около половины доходов бюджета, государственной винной монополии, установленной по инициативе министра финансов С.Ю. Витте (1849—1915) и приносившей еще 15—20 %, был ликвидирован хронический бюджетный дефицит и накоплен значительный золотой запас, по стоимости превышавший бумажную денежную массу. Масса находившихся в обращении кредитных билетов составляла менее 700 миллионов рублей, тогда как золотой запас превышал миллиард.

Это позволило Витте ввести в 1895—1897 гг. золотой стандарт. Были выпущены новые золотые монеты, свободно циркулировавшие наравне с бумажными деньгами. Стабильность и конвертируемость рубля, обилие сырья и дешевизна рабочей силы сделали Россию страной, привлекательной для иностранного капитала. В 1900 г. средства иностранных подданных составляли почти половину капитала акционерных обществ. Это было результатом бурного капиталистического роста, проходившего в стране в пореформенный период. По степени концентрации и централизации промышленного производства Россия в начале ХХ века достигла первого места в мире.

Однако экономическое развитие в конце XIX в. было противоречивым. Кризис, разразившийся в европейской экономике, отразился и на России. Уменьшился приток зарубежных инвестиций; из-за нехватки оборотных средств и резкого подорожания кредитов закрылись или сократили производство многие предприятия. Двести тысяч человек потеряли работу. Вдобавок 1901 год оказался неурожайным. Треть уездов Европейской России страдали от недоедания. Начались забастовки, погромы помещичьих усадеб, студенческие волнения. Власть отвечала репрессиями; студентов сотнями исключали из вузов и отдавали в солдаты.

Наряду с достаточно высоким уровнем капитализма в промышленности существовали значительные пережитки феодализма в сельском хозяйстве. Сочетание капиталистических противоречий с неустраненными до конца феодальными привело к революции 1905 – 1907 гг., буржуазно-демократической по характеру и народной по движущим силам[26]. Предпосылки к ней были заложены ещё в середине 80-х гг. политикой, проводимой Александром III, получившей название «контрреформ».

Вступление на престол Николая II (1894 г.) пробудило надежды тех, кто по-прежнему стремился, беря за образец общественные ценности современных промышленно развитых стран, к реформам, таких, как отделение религии от государства, гарантия основных свобод, наличие выборных органов власти, национальный суверенитет. Николай II в своей речи перед представителями земств категорически отказался от каких бы то ни было уступок и, назвав их «бессмысленными мечтаниями», заявил: « … будет охранять начало самодержавия так же твердо и неуклонно, как охранял его Мой незабвенный, покойный Родитель». На рубеже веков у царской власти была лишь одна насущная политическая задача – во что бы то ни стало сохранить самодержавие[27].

К началу ХХ века потребность коренных изменений общественного и государственного строя становилась всё более очевидной, особенно в связи с начавшимся мировым экономическим кризисом, охватившим и Россию. Падение цен на мировом рынке на хлеб, сокращение вдвое земельных наделов «на душу» в связи с ростом сельского населения, отсталая технология производства продуктов сельского хозяйства - всё это, как и многие другие причины, приводило к значительному ухудшению положения большинства крестьян.

Реформа 1861 года освободила крестьян лишь с юридической точки зрения, не дав им экономической независимости. Освобожденным крестьянам приходилось выкупать землю, которую они обрабатывали, зачастую по завышенным ценам, что на полвека вперед обрекло их на долговую кабалу. Выкупной надел был меньше того, что они обрабатывали прежде.

К 1900 году средний надел крестьянской семьи снизился до 2-х десятин, что она имела в 1861 году. Обнищание крестьян усугублялось и усилением фискального гнета. Налоги, за счет которых в значительной мере шло развитие промышленности, ложились на крестьянство большим бременем. Экономическая конъюнктура складывалась в условиях падения цен на сельскохозяйственную продукцию (цены на зерно снизились наполовину между 1860 и 1900 гг.) и роста цен на землю арендной платы.

Крестьянство оставалось неравноправным сословием. Поддерживая дворянство, царизм пытался сохранить в деревне патриархальные формы гнета и имущественного неравенства - мнимоуравнительную общину. Некоторый в целом рост сельскохозяйственного производства сопровождался прямым оскудением деревни в старых земледельческих районах, постепенным вымиранием громадной массы крестьянства. Голодовки давно стали хроническим явлением русского села. После страшного голода 1891 года последовали неурожайные и голодные 1897 и 1898 годы, в 1901 году голод вновь обрушился на сельское население.

Пережитки крепостничества были главной причиной общей отсталости страны и тормозом развития не только сельского хозяйства, но и промышленности. Катастрофические последствия кризиса 1900-1903 годов были вызваны не уменьшением казенных заказов (как утверждали многие буржуазные экономисты), а узостью внутреннего рынка, низкой покупательной способностью основной массы населения. Однако те же пережитки крепостничества приносили огромные прибыли российским и иностранным капиталистам, заинтересованным в сохранении самых грубых, полуфеодальных форм и способов эксплуатации трудящихся.

В обстановке кризиса голод гнал из деревни на заработки тысячи и тысячи людей, что позволяло капиталистам держать на крайне низком уровне заработную плату наёмных рабочих. В секретном докладе царю министр финансов Витте цинично заключал: «Невысокая заработная плата является для русской предприимчивости счастливым даром, дополняющим богатства русской природы».

Например, многие капиталисты безнаказанно нарушали закон 1897 года об 11,5-часовом рабочем дне, а затем вообще добились отмены ограничений сверхурочных работ. Даже в годы кризиса прибыль крупных капиталистов продолжала расти.

В начале XX века российский монополистический капитал набирал всё большую силу: в руки небольшой группы наиболее богатых промышленников и банкиров перешли важнейшие источники сырья и энергоресурсов, львиная доля всех прибылей. Политика правительства способствовала крупному капиталу. Оно предоставляло ссуды предприятиям и банкам на льготных условиях, переплачивало по казенным заказам небольшой группе крупнейших заводов и т.п. Многообразными становились связи формирующегося монополистического капитала с крупнопоместным дворянством.

Царизм прокладывал дорогу крупному капиталу и в национальные окраины Российской империи. Так, изъятие земель у государственных крестьян Азербайджана облегчило захват монополиями богатейших нефтяных месторождений.

Средняя Азия превращалась в хлопковую базу текстильной промышленности Европейской России. Она приобретала черты империалистической «колонии чистейшего типа», где рядом сосуществовали банковский капитал и старые, феодально-ростовщические формы эксплуатации.

Экспансия русского и иностранного капитала встречала противодействие растущей местной национальной буржуазии, особенно мелкой и средней. Но одновременно шел процесс «дележа добычи» между местной буржуазией и русскими капиталистами. В Баку, вместе с Нобелями и Ротшильдами, хозяйничали армянские и азербайджанские капиталисты. Сахарный синдикат, центром деятельности которого были Правобережная Украина и южные районы черноземного центра, объединял русских и польских магнатов, еврейских и украинских заводчиков и купцов. Вместе с тем нарастали противоречия между набравшей силу буржуазией, рвущейся к политической власти, и помещиками, не хотевшими делиться своими привилегиями, их главной ролью в государственном управлении.

Россия оставалась единственной из европейских держав, где не было ни парламента, ни легальных политических партий, ни правительства в точном смысле этого слова.

Чтобы оттянуть финансовый крах, министерство финансов вынуждено было постоянно прибегать к заграничному кредиту. Внешний долг России с 1893 по 1900 год вырос почти на миллиард рублей. А в 1901-1902 гг. были сделаны новые займы во Франции и Германии. Финансово-экономическая зависимость от иностранного капитала становилась всё сильнее, а её тяжесть для народного хозяйства - всё ощутимее.

Стремясь улучшить своё международное положение, царизм всё больше втягивался в империалистические захваты, особенно на Дальнем Востоке. Это вызвало обострение отношений с Японией, обгонявшей Россию в промышленном развитии. Часть военной придворной элиты, не видя в Японии серьёзного противника, склоняло Николая II к «небольшой победоносной войне» с нею.

Пока Россия весь 1903 год вела переговоры с Японией, та в январе 1904 года без официального объявления войны начала под Порт-Артуром военные действия. Война оказалась серьезным испытанием для России. Англия и США, считавшие Россию главным соперником на Дальнем Востоке, открыто оказывали Японии щедрую военную экономическую помощь. Серьезное преимущество Япония имела и в отношении командного состава. Поражение в войне с Японией (потеря южной части острова Сахалин, Порт-Артура) сыграли существенную роль в дестабилизации внутриполитического положения в стране. И обществом, и народом она воспринималась как национальный позор. Война ещё более обострила социальные противоречия и усилила революционное движение в стране.

В России нарастало революционное движение, более грозное и могучее. 90-е годы девятнадцатого столетия являлись годами особенно бурного роста массового стачечного движения. Забастовочное движение, начавшееся в Польше и на юге России в 1894 году охватило почти все крупнейшие промышленные центры страны и приобрело особенный размах во второй половине 90-х годов. Если за пятилетие 1890-1894 годов число стачечников достигло 200000 человек, то за следующее пятилетие 1895-1899 годов число бастующих больше чем удвоилось, составив 434000 человек. Особенно значительной в эти годы явилась стачка 30000 петербургских ткачей в 1896 году. Бастующие выдвигали чисто экономические и социальные требования: сокращение рабочего дня, повышение заработной платы, отмена штрафов, открытие вечерних и воскресных школ.

Кроме этого, проявления оппозиционного движения начались в студенческой среде ещё в конце 90-х годов. После разгона полицейскими демонстрации студентов в Петербурге 8 февраля 1899 года забастовки протеста прокатились по всем русским университетам. Требования бастующих принимали политический характер. За участие в беспорядках студентов исключали из учебных заведений и «отдавали в солдаты». Студенческие забастовки и демонстрации продолжались, а в феврале 1901 г. один из студентов убил министра народного просвещения профессора Н.П. Боголепова.

Весной 1902 г. в Полтавской и Харьковской губерниях произошли аграрные беспорядки, в которых приняли участие почти 150 тыс. человек. Крестьяне разграбили несколько десятков помещичьих усадеб. Для подавления крестьянского восстания было направлено 10-тысячное войско. В эти же годы происходили события и на юге России (Одесса, Киев, Екатеринослав, Тифлис, Батум, Баку).

Ведущей силой революционного движения становился рабочий класс. Почти трехмиллионная армия рабочих, занятых на фабриках и заводах, рудниках и копях, железных дорогах России, представляла наиболее сплоченную, организованную общественную силу. Этому способствовала растущая концентрация пролетариата[28]. В революционную борьбу втягивались новые слои трудящихся. Появились новые центры рабочего движения - Сормово, Саратов, Луганск, Златоуст, Ростов-на-Дону. Включились в борьбу рабочие национальных окраин - Закавказья, Польши, Прибалтики.

Рабочий превратился в ведущую фигуру революционного движения. Поднялся революционный дух всего пролетарского населения. Более половины (53,2 %) забастовок в 1903 году проводились с политическими требованиями. Рабочие всё более убеждались в том, что экономическая борьба им ничего не даёт. «Только тогда мы легче вздохнем, - говорили многие из них, - как свергнем самодержавного тирана…».

Таким образом, уже к концу 1904 года в стране сложилась революционная ситуация: низы не могли жить, а верхи - управлять по-старому. Борьба против самодержавия стала превращаться в широкое революционное движение народных масс.

Формирование политических партий. Революционный подъем в России ускорил образование и становление политических партий. Политические организации, кружки и группы, деятельность которых была направлена против царского самодержавия, возникли еще в первой четверти XIX века, главным образом в среде передового дворянства, офицерства и демократической интеллигенции. По мере развития российского общества и его классового расслоения складывались предпосылки для образования различных политических партий. Не все оппозиционные царизму организации назывались «партиями»: были также «союзы», «группы» и т.п., но цель у всех была одна - политическая власть.

Среди всех политических партий, возникших в России накануне и в ходе революции 1905-1907 гг., можно выделить три основные группы:

1) «Левые» - радикально оппозиционные самодержавному правительству;

2) «Центристы» - умеренно оппозиционные (соглашательские) и

3) «Правые» - проправительственные, консервативные.

«Левые» партии выступали за свержение самодержавного государственного строя и установление демократической республики. Наиболее влиятельными среди них являлись: «Партия социалистов-революционеров» (ПСР, «эсеры») и «Российская социал-демократическая рабочая партия» (РСДРП, «эсдеки»). К ним примыкали «социалистические» партии, образованные на национальной основе («Социал-демократия Польши и Литвы», «Армянский революционный союз» и т.п.), а так же мелкие группы анархистов. Все они выражали интересы крестьянства, рабочего класса и мелкой буржуазии.

Партия эсеров организационно оформилась в 1901-1902 гг. Ее истоки восходят к народничеству - идеологии и политическому движению разночинной интеллигенции 60-х гг. XIX века, соединившему в себе программу освобождения крестьянства страны от крепостной зависимости с идеями утопического социализма, некапиталистического пути развития России. В начале 90-х гг. народники-эмигранты образовали «Союз русских социалистов-революционеров» со штаб-квартирой в Берне (Швейцария), а затем под их влиянием стали создаваться региональные организации, местные комитеты и группы эсеров на территории России.

Первый съезд партии (декабрь 1905 - январь 1906 г.) принял Устав и Программу ПСР. Важнейшими требованиями Программы являлись:

- провозглашение в России народной демократической республики, основных политических прав и свобод граждан;

- введение рабочего законодательства;

- социализация всей земли, то есть ликвидация частной собственности на землю, объявление ее общенародной собственностью и передача в пользование сельским общинам для обработки крестьянами без применения наемного труда.

Партия эсеров находилась на нелегальном положении. Она создавала на местах новые организации, группы и кружки, идейно и организационно укрепляла свои ряды, вела активную работу в массах. Важную роль в пропаганде идей эсеров играли их печатные органы: газеты «Дело народа», «Революционная Россия», журнал «Вестник русской революции».

Главным тактическим средством борьбы против самодержавия эсеры считали унаследованный от народников индивидуальный террор и широко его применяли. Внешний эффект от этих актов был впечатляющим, однако в политическом отношении он равнялся нулю.

Накануне и в ходе первой русской революции в партии эсеров произошел раскол. В 1904 г. из нее вышли «максималисты» (близкие к анархистам), а осенью 1906 г. - «народные социалисты», которые образовали две самостоятельные политические партии, не оказавшие большого влияния на общественно-политическую жизнь страны.

Основание рабочей партии в России положила марксистская группа «Освобождение труда» во главе с Г.В. Плехановым, основанная в Женеве в 1885 г. Ей принадлежит выдающаяся заслуга в теоретическом обосновании необходимости создания марксистской рабочей партии.

Непосредственными её предшественниками были многочисленные рабочие союзы, кружки, комитеты, возникавшие в рабочих центрах для руководства стачечной борьбой.

Первой марксистской рабочей организацией в России стал основанный В.И. Ульяновым (Лениным) в Петербурге «Союз борьбы за освобождение рабочего класса» (1895 г.). Подобные организации стали возникать во многих других городах.

В марте 1898 г. представители шести крупных рабочих организаций и «Рабочей газеты», собравшись на съезд в Минске, провозгласили образование «Российской социал-демократической рабочей партии».

Но в условиях полицейских преследований и теоретических разногласий объединить рабочие группы и кружки в масштабах страны тогда не удалось. Решению этой задачи способствовали газета «Искра»[29], теоретические труды и организаторская деятельность В.И. Ленина, Г.В. Плеханова и других видных деятелей российской социал-демократии.

Второй съезд РСДРП (июль-август 1903 г.) принял Программу и Устав партии, избрал Центральный комитет и редакцию Центрального органа партии. Съезд определил её основные задачи, которые на протяжении полутора десятилетий стали определять деятельность по подготовке к свержению самодержавия и установления республиканского строя в России.

На съезде произошел раскол партии на две части: «большевиков» - радикальных сторонников В.И. Ленина, получивших большинство голосов при выборах в центральные органы партии, и «меньшевиков» - умеренных марксистов (П.Б. Аксельрод, Ю.О. Мартов, Г.В. Плеханов), противников создания революционной пролетарской партии с жёсткой дисциплиной. Если ленинцы выражали интересы наиболее широких рабочих масс, то меньшевики на деле отражали интересы мелкой буржуазии и узкой привилегированной верхушки рабочего класса, их колебания. Это была по существу «мелкобуржуазная часть рабочей партии».

Большевики во главе с В.И. Лениным считали, что в России большинство буржуазии стало контрреволюционной силой, а потому ведущая роль в демократической революции должна принадлежать пролетариату и его партии.

Для свержения самодержавия и установления демократического строя большевики настаивали на создании союза рабочих с крестьянством и другими революционными силами страны. Они признавали применение радикальных средств для достижения поставленных целей (от организации стачек до вооруженного восстания), но, в отличие от эсеров, отрицали индивидуальный террор и одобряли только массовую вооружённую борьбу «революционной армии» при определённых благоприятных условиях.

Поддерживая борьбу за свержение самодержавия, меньшевики считали, что главной движущей силой революции, как и в западных странах, должна быть буржуазия. Пролетариату и его партии они отводили вспомогательную роль, отрицали необходимость установления союза рабочих с крестьянством, выступали за разрешение классовых конфликтов путем реформ и сотрудничества с либеральной буржуазией. С оговорками, меньшевики всё же признавали возможность вооруженных выступлений рабочего класса вместе с буржуазией и под её руководством.

Многие из меньшевиков, прежде всего рядовые социал-демократы, активно выступали за реализацию общей партийной программы вместе с большевиками. В последующем большевики и меньшевики иногда организационно объединялись, а затем снова расходились, особенно по принципиальным вопросам теории, стратегии и тактики.

Это раскалывало ряды рабочего класса в борьбе с самодержавием, что проявилось в ходе буржуазно-демократической революции 1905-1907 гг. После поражения революции лидеры меньшевиков стали на путь «легального марксизма», а большевики использовали как легальные, так и нелегальные методы политической борьбы, за что подвергались полицейским репрессиям. По существу, большевики и меньшевики действовали как самостоятельные политические партии.

Партии «центра» выступали за превращение абсолютной монархии в конституционную. Они выражали интересы либеральной средней и крупной буржуазии, а так же интеллигенции.

С началом революции члены нелегального политического объединения интеллигенции «Союз освобождения» (1904-1905 гг.) получили легальные возможности для идейно-организационного сплочения своих сил. В октябре 1905 г. они оформились в «Конституционно-демократическую партию» («кадеты») и приняли свою программу. На втором съезде (январь 1906 г.) кадеты приняли новое название - «Партия народной свободы».

Социальную базу партии кадетов составили, прежде всего, буржуазная интеллигенция, часть либеральных помещиков, представители средней и крупной буржуазии. В ЦК партии кадетов входили В.И. Вернадский, князь П.Д. Долгоруков, В.А. Маклаков, П.Н. Милюков, П.Б. Струве, князь Д.И. Шаховской и другие. В ПНС было немало мелкобуржуазных элементов - служащих, приказчиков, учителей и т.п. Главным печатным органом кадетов являлась газета «Речь», которая широко распространялась в стране.

Развернув в легальных условиях бурную политическую деятельность, кадеты приняли обширную Программу. Она состояла из нескольких больших разделов, охватывала практически все сферы общественно-политического и социально-экономического устройства России по типу буржуазно-демократических государств Запада. Однако многие программные положения свидетельствовали о стремлении кадетов сохранить монархическое государственное устройство. А на втором съезде они прямо записали в своей Программе: «Россия должна быть конституционной и парламентской монархией».

Весьма противоречивыми были программные установки кадетов по национальному и аграрному (земельному) вопросам, рабочему законодательству, просвещению, организации системы местного самоуправления, финансовой и экономической политике.

Точно и ёмко социально-политическую сущность партии кадетов определил В.И. Ленин. В 1906 г. он писал: «Не связанная с каким-либо одним определенным классом буржуазного общества, но вполне буржуазная по своему составу, по своему характеру, по своим идеалам, эта партия колеблется между демократической мелкой буржуазией и контрреволюционными элементами крупной буржуазии».

Несколько правее кадетов в лагере буржуазных партий располагался «Союз 17 октября» (октябристы), учрежденный в ноябре 1905 г. Его возглавляли промышленник А.И. Гучков, помещики М.В. Родзянко и В.В. Шульгин. Социальную основу октябристов составили крупная промышленная и финансовая буржуазия, богатые коммерсанты и крупные, тяготевшие к капитализму, помещики. В партию октябристов входила также часть интеллигенции, близкая к крупному капиталу и служившая ему «верой и правдой».

Политическая программа и само название партии октябристов базировались на положениях царского Манифеста 17 октября 1905 г. Октябристы поспешили безоговорочно его одобрить.

Государственное устройство страны им представлялось в виде конституционной монархии. В национальном вопросе октябристы выступали за сохранение единой и неделимой России, против всяких попыток расчленения империи и её замены федеративным государством или союзом государств.

Исключение делалось только для Финляндии: ей обещали «право на известное автономное государственное устройство при условии сохранения государственной связи с империей». Однако открыто неравенство «инородцев» с русским народом октябристы не провозглашали.

Большое внимание в программах партий центра уделялось социально-экономическим проблемам, прежде всего аграрному вопросу. Общим для этих партий было стремление сохранить помещичье землевладение. В рабочем вопросе они соглашались с тем, что его следует решать путем предоставления трудящимся, наряду с общими правами и свободами, права на организацию профсоюзов и «законных» стачек. Но, в отличие от кадетов, октябристы настаивали на запрещении забастовок на всех казённых предприятиях и отрицали необходимость сокращения рабочего дня.

Таким образом, программные положения обеих партий, будучи по своему содержанию буржуазными, представляли собой два варианта преобразования государственного строя России в конституционную монархию.

К кадетам и октябристам примыкали, близкие по своим программам, партии «Народного благоденствия», «Мирного обновления» и другие подобные группы. В таком же духе, но с соответствующими националистическими оттенками, принимались программы национальных буржуазных партий на Украине, в Средней Азии, в Прибалтике и Закавказье[30].

Их программные установки представляли собой смесь буржуазного либерализма, местного национализма и шовинизма в отношении других народов России. Так, Народная партия Украины в решении национального вопроса руководствовались тезисом «Украина для украинцев», а казахские (киргизские) кадеты записали в своей программе, что «никто на киргизскую степь не имеет права, кроме киргизов».

К группе «правых» принадлежали открыто монархические партии и организации: «Союз русского народа», «Русская монархическая партия», «Союз русских людей» и другие. Все они выражали интересы помещиков, высших слоёв бюрократии, приближённых ко двору крупных капиталистов и выступали за сохранение существующего самодержавного строя, традиционных феодальных ценностей.

«Союз русского народа» (СРН) был создан в ноябре 1905 г. в Петербурге. Его членами являлись крупные домовладельцы, купцы, мелкие лавочники, чины полиции, духовенство, городские мещане, средней руки чиновники, помещики и кулаки. Организаторами и наиболее видными деятелями Союза были А.И. Дубровин, А.А. Майков, В.М. Пуришкевич и др. Союзом выпускались газеты: «Русское знамя», «Объединение», «Гроза». Он имел свои отделения практически на всей территории России, где проживало русскоязычное население православного вероисповедания. Иногда эти отделения возглавлялись церковными иерархами.

Программа Союза[31] открыто провозглашала, что (1) православие - основа жизни русского народа, (2) русский царь - наместник бога на земле, высший закон и сила, и (3) Россия должна быть единой и неделимой, без какой-либо национальной автономии для инородцев. Особенно реакционными были положения программы СРН по национальному вопросу, прежде всего в отношении евреев, которым, независимо от их классовой принадлежности и политических убеждений, заранее определялась неравноправная роль в российском обществе. Например, в преамбуле «Устава СРН» 1905 г. одним из главных требований было добиваться избрания в Государственную думу не более трех депутатов-евреев и только для докладов «о частных нуждах еврейского народа».

Обвиняя социалистов, демократически настроенную интеллигенцию и евреев во всех бедах и язвах общества, Союз призывал население активно включаться в борьбу с этими «врагами царя и отечества».

Вопреки провозглашенным программным установкам, что Союз не допускает «никаких насилий, никакой лжи, клеветы, фальши...», его членами велась открытая националистическая пропаганда через печать и с церковных амвонов, а боевики СРН, так называемые «черные сотни», разгоняли митинги и демонстрации, устраивали массовые еврейские погромы.

Деятельность «Союза русского народа» получила одобрение со стороны императора Николая II.

По своим целям и задачам, характеру политической деятельности близко к «Союзу русского народа» стояла «Русская монархическая партия» (РМП), созданная в апреле 1905 г. в Москве. В нее входили крупные землевладельцы, царские сановники, высшее духовенство.

Лидерами партии являлись В.А. Гринмут, И. Восторгов, Г.Г. Розен и другие реакционные деятели. РМП издавала газету «Московские ведомости» и ежемесячник «Русский вестник». Партия выступала в защиту неограниченного самодержавия, за сохранение всех привилегий дворянства и православной церкви, против созыва Государственной думы и любых других органов законосовещательного характера.

На платформе сохранения и поддержки царского режима в этот же период были созданы и развернули работу национальные партии буржуазно-консервативного направления: «Балтийская конституционная партия», латышские «Народная партия» и «Партия реформ», «Курземская монархическая конституционная партия» и другие. От общероссийских монархических партий и октябристов они отличались только программными положениями по национальному вопросу: большинство из них настаивали на предоставлении своим народам национально-культурной автономии.

Таким образом, накануне и в ходе революции 1905-1907 гг. в стране сложилась целая система политических партий самой различной ориентации, охватившая почти всю территорию России. В количественном отношении к 1907 году в «левых» партиях (включая национальные организации) было примерно 235 тыс. человек. В партиях «центра» состояло около 110 тыс., в «правых» партиях и организациях - более 410 тысяч.

Первая российская революция и ее результаты. Началом революции принято считать так называемое «Кровавое воскресенье» - 9 (22) января 1905 г., когда была расстреляна мирная демонстрация петербургских рабочих, шедших с петицией к царю. Погибло более 1000 человек.

Это событие всколыхнуло всю Россию. За первые три месяца в забастовках приняли участие 810 тыс. рабочих. Была преодолена изолированность студенческих выступлений: радикальные студенческие организации стали выступать совместно с рабочими и другими революционными силами. Начались волнения в деревне.

Напуганные бурным развитием событий, фабриканты и заводчики искали помощи у властей. С февраля стала применяться такая форма давления на пролетариат, как локауты.

Царское правительство предприняло ряд репрессивных мер. Уже 11 января в Петербурге была учреждена должность генерал-губернатора с чрезвычайными полномочиями. Её занял бывший обер-полицмейстер Москвы генерал Трепов.

Он стал фактическим диктатором столицы. Министр внутренних дел Святополк-Мирский, имевший репутацию «либерала», был уволен, а на его место назначен Булыгин. Начались массовые аресты. По «делу 9 января» в Петербурге под следствием находились 688 человек. Многих высылали из столицы в административном порядке. В Москве арестовали 167 участников стачки. Аресты прошли в Харькове, Риге, Баку, Тифлисе, Владимире, на Урале. Ряд высших учебных заведений, театров, органов прогрессивной печати был закрыт.

Правительство пыталось сохранить в неизменном виде существующую политическую систему. 18 февраля 1905 г. Появился Высочайший рескрипт на имя министра внутренних дел А.Г. Булыгина, в котором Николай II заявил о своем намерении «отныне … привлекать достойнейших люде к участию в предварительной разработке и обсуждении законодательных положений … при непременном сохранении незыблемости основных законов империи»[32].

Это было первое обещание Николая II ввести народное представительство, хотя и с совещательной функцией. Одновременно власть призывала общественность содействовать ей в восстановлении порядка и спокойствия в стране.

Между тем революционное движение в России все более расширялось и усиливалось. Весной 1905 года в ряде центральных губерний происходили аграрные беспорядки: были разгромлены и сожжены помещичьи усадьбы. Рабочие забастовки в городах переходили в уличные демонстрации и вооруженные столкновения с войсками и полицией. В июне на Черном море восстал экипаж броненосца «Князь Потёмкин-Таврический».

6 августа 1905 г. было опубликовано «Положение» об учреждении Государственной Думы как законосовещательного органа. Женщины, рабочие, ряд других многочисленных категорий населения к выборам не допускались.

Булыгинская дума рассматривалась исключительно как совещательное учреждение, по своему статусу - значительно ниже Государственного совета и правительства. Постановления Государственного совета с заключениями Думы (а в ряде случаев и без них) должны были представляться на окончательное утверждение монарха. Дума была поставлена в зависимое положение также по отношению к министрам. Избирательная система предусматривала косвенные выборы, разделение избирателей по сословным куриям и высокий имущественный ценз. Как подчеркивалось в манифесте от 6 августа, «ныне настало время призывать выборных людей от всей земли русской к постоянному и деятельному участию в составлении законов, включив для сего в состав высших государственных учреждений особое законосовещательное установление, коему предоставляется предварительная разработка и обсуждение законодательных предположений и рассмотрение росписи государственных доходов и расходов». Основные документы, относящиеся к так называемой булыгинской Думе, проявляют характерные черты квазиконституционной организации власти. В манифесте от 6 августа подчеркивалось: «Государство Российское созидалось и крепло неразрывным единением царя с народом. Согласие и единение царя и народа - великая нравственная сила, созидавшая Россию в течение веков, отстоявшая ее от всяких бед и напастей, является и доныне залогом ее единства, независимости и целости, материального благосостояния и развития духовного в настоящем и будущем». В манифесте использовалась типичная формула монархического конституционализма – «признали мы за благо учредить Государственную Думу и утвердили положение о выборах в Думу». Однако в отличие от западноевропейских монархических конституций, манифест даже формально не ограничивал прерогативы царской власти; лейтмотивом был принцип неприкосновенности «основного закона Российской империи о существе самодержавной власти»[33].

«Булыгинская Дума» никого не удовлетворила и не остановила революционного движения. Под его напором 27 августа университетам была возвращена широкая автономия. Революционные партии стали устраивать в залах высших учебных заведений свои митинги и собрания, на которые собирались толпы народа.

Возникновение Советов рабочих депутатов. Наивысшего подъема революция достигла в октябре-декабре 1905 г., когда всю страну охватила всеобщая политическая стачка (включая железные дороги), произошли вооруженные выступления в Москве и некоторых других городах.

В ходе революции были созданы новые органы политической борьбы - Советы рабочих депутатов. Один из первых Советов - Иваново-Вознесенский Совет уполномоченных - возник весной 1905 г. Несколько позже, 13 октября 1905 г. был образован Совет рабочих депутатов в Петербурге. В ноябре месяце Советы рабочих депутатов появились в Москве и в ряде других городов: в Нижнем Новгороде, Твери, Харькове, Ростове и др. Кое-где создавались Советы солдатских и матросских депутатов, Советы крестьянских депутатов.

Советы возникли как революционное творчество народных масс. Хотя каких-либо правил их формирования и функционирования ещё не существовало, в ходе борьбы вырабатывались общие принципы, которые позже легли в основу возникшей в 1917 году советской политической системы.

Среди принципов формирования Советов можно выделить:

- представительный характер Советов;

- выборы их состава путем тайного или открытого голосования;

- включение в состав Советов женщин;

- создание исполнительных комитетов (или президиумов) и комиссий;

- отчеты депутатов перед избирателями;

- замена депутатов, не оправдавших доверие;

- наказы избирателей своим депутатам;

- привлечение трудящихся к работе Советов и некоторые другие.

В первое время Советы руководили стачками, но постепенно, под влиянием революционной ситуации, превращались в органы борьбы за свержение самодержавия. Советы создавали боевые дружины, рабочую милицию, захватывали типографии, выпускали свои печатные издания, практически осуществляли объявленные демократические права и свободы. Например, Петербургский Совет руководил Всеобщей октябрьской стачкой, выпускал сою газету «Известия», а Московский Совет в декабре 1905 г. стал органом руководства вооруженным восстанием рабочих. Опыт Советов позже был обобщен В.И. Лениным, который увидел в них зачатки новой, революционной власти.

Царский Манифест от 17 октября 1905 г. и образование Совета министров.

Царское правительство было вынуждено маневрировать. С одной стороны, оно жесточайшим образом подавляло вооружённые выступления. В конце октября войска пресекли матросский бунт в Кронштадте. В Польше было объявлено военное положение. В середине ноября подавили восстание матросов в Севастополе и на крейсере «Очаков».

Посланные правительством карательные экспедиции подавляли революционные выступления на окраинах империи и в Сибири. Хотя порядок в государстве внешне был восстановлен к концу 1906 г., но отдельные массовые беспорядки и террористические акты продолжались еще на протяжении нескольких лет.

С другой стороны, самодержавной власти пришлось пойти на уступки. 17 октября 1905 г. Николай II подписал Манифест «Об усовершенствовании государственного порядка». Манифестом провозглашалось объединение деятельности правительства, по претворению в жизнь таких мер, как дарование населению основных гражданских свобод; распространение избирательных прав на те слои населения, которые были прежде их лишены; предоставление Думе законодательных полномочий[34].

Абсолютная монархия в России превращалась в конституционную монархию. Нормы Основных государственных законов, действовавших на тот момент в России требовали новой редакции.

19 октября 1905 г. был опубликован следующий Манифест царя: «О мерах к укреплению единства и деятельности министерств и главных управлений». Согласно этому акту, в целях объединения «деятельности высшего Правительства», Совет министров (совещательный орган при императоре) получал широкие полномочия. Председатель Совета министров теперь мог контролировать деятельность министерств и ведомств. Министры обязывались согласовывать с ним свою деятельность, предоставлять информацию «о всех выдающихся, происходящих в государственной жизни событиях, принятых мерах и распоряжениях». Этим актом, хотя и крайне непоследовательно вводился принцип разделения властей.

Председатель Совета министров, как и министры, назначался и увольнялся в отставку императором, который сохранял огромную власть: он непосредственно руководил делами обороны и внешней политики. Эти вопросы вносились в Совет министров по указанию императора или по инициативе министров. Первым в России председателем Совета министров (т.е. премьер-министром) был назначен граф С.О. Витте, которого вскоре сменил ярый монархист И.Л. Горемыкин.

Появление Манифеста 17-го октября вызвало растерянность местных властей и не внесло успокоения в общество. Если умеренно-либеральные круги готовы были принять положения Манифеста как достижение их целей конституционного преобразования России, то левые силы не были удовлетворены и продолжали борьбу. В то же время многочисленные правые партии отвергали сделанные Манифестом уступки революционерам и требовали сохранения абсолютизма.

Законодательные акты стали правовой основой Государственной думы. Выраженная в них концепция отношений представительных учреждений и монарха по многим параметрам соответствовала той, которая лежала в основе монархического конституционализма ряда западных стран, прежде всего Германии. Две палаты парламента - Государственная дума и Государственный совет - наделялись теперь равными правами в области законодательства; они могли теоретически (в случае достижения ими единства) противостоять монарху в области контроля над бюджетом и принятия новых законов. Однако право изменять основополагающие законы, контролировать работу правительства и использовать армию было целиком выведено из сферы их компетенции и предоставлено исключительно монарху. Поэтому говорить о введении в России на этой стадии конституционной монархии как законченной формы правления будет не вполне правомерно ввиду большого числа изъятий из законодательства в пользу монархического компонента политической системы. В лучшем случае речь могла идти только о первых элементах дуалистического порядка правления[35].

Всё это привело к тому, что «смуты и волнения» не только не прекратились, но ещё более усилились по всей стране. В городах происходили то революционные, то контрреволю­ционные демонстрации. Причем во многих местах толпы «черносотенцев» громили интеллигентов и евреев, а в сёлах крестьяне громили и жгли помещичьи усадьбы. 3 ноября 1905 г. новый царский Манифест призвал крестьян прекратить беспорядки. Отменялись выкупные платежи за крестьянские надельные земли и обещалось принятие других мер по улучшению положения крестьян. Но массовые беспорядки не прекратились.

Революционное брожение распространилось на Польшу, Прибалтийский край и на Кавказ. В начале ноября была сделана еще одна попытка провести всеобщую стачку, но в масштабе страны удалось организовать только забастовку почтово-телеграфных рабочих и служащих. 2 декабря Петербургский Совет рабочих депутатов, с целью вызвать государственное банкротство, опубликовал свой «Манифест» с призывом к населению отказаться от уплаты налогов. Предлагалось также изъять свои вклады из сберегательных касс и требовать, чтобы все выплаты по ним производились золотом. 3 декабря состав Петербургского Совета рабочих депутатов был арестован. 6 декабря левые партии снова призвали рабочих к всеобщей забастовке, но и эта забастовка оказалась не общей, а лишь частичной.

Высшей точкой революции стало вооруженное восстание в Москве, которое продолжалось почти 10 дней. Оно было подавлено лишь после того, как из Петербурга прибыл Семеновский гвардейский полк, который, вместе с частями московского гарнизона, расстрелял баррикады восставших московских рабочих из пушек.

В 1906 г., после проведённых правительством законодательных и репрессивных мероприятий, накал революции стал падать. В отдельных местах борьба продолжалась до конца 1907 г., когда последние Советы рабочих депутатов прекратили свою деятельность. Вся дальнейшая жизнь российского общества и государства проходила под огромным влиянием прошедших революционных событий. Это, прежде всего, ощущалось в тех переменах, которые произошли в политической жизни общества.

Государственная Дума и Государственный Совет. В декабре 1905 г. был опубликован указ «Об изменении Положения о выборах в Государственную Думу...». Хотя принцип выборов по куриям, цензовая система и общие ограничения в избирательном праве сохранялись, в новых статьях рабочим предоставлялись ограниченные избирательные нрава. Тем самым значительно увеличивался круг избирателей по городской курии.

Для рабочих право избирать губернских и городских выборщиков было ограничено рядом условий. Многие губернии и города были вообще лишены права посылать представителей от рабочих.

Если для дворян выборы были двухстепенными, то для рабочих и крестьян устанавливались трехстепенные выборы.

В то же время имущественный ценз и ценз оседлости для городских избирателей (исключая нижних служителей и рабочих), по сравнению с законом от 6 августа 1905 г., были значительно снижены. Таким образом, в курию городских избирателей были допущены средняя и мелкая буржуазия, служащие и интеллигенция.

Несколько расширен был состав курии землевладельцев за счёт настоятелей церквей и молитвенных домов всех вероисповеданий (если они владели землёй в уезде), а так же за счёт сельских жителей, владеющих недвижимостью, обложенной установленными повинностями.

По избирательным законам 1905 г. проводились выборы I-го и II-го созывов Государственной Думы. Их составы характери­зовались большими группами крестьян[36], служащих, интеллигенции. По партийной принадлежности в I Государственную Думу попали: «кадетов» - 179 человек, «октябристов» - 16, «трудови­ков» - 197, социал-демократов - 18 человек.

20 февраля 1906 г. (накануне созыва I-й Думы) было принято новое «Учреждение о Государственной Думе», призванное реализовать обещания, данные в Манифесте от 17 октября 1905 г. Роль Думы была сильно ограничена. Хотя она и наделялась законодательными правами, но принятые законопроекты, подлежали утверждению Государственным Советом[37] и императором.

Всё же Дума получила возможность рассматривать бюджет и отчет по его выполнению, что ограничивало царскую власть бесконтрольно распоряжаться финансами. Дума обладала законодательной инициативой по всем вопросам, за исключением основных государственных законов.

Она получила право подавать запросы к министрам и главноуправляющим ведомствами, подчиненными Сенату. Министры были обязаны давать ответ на запросы или извещать Думу о причинах, невозможности это сделать (не позднее одного месяца со дня получения ими запроса). По вопросам, которые не подлежали оглашению «по соображениям государственного порядка», министры и главы ведомств имели право отказаться от каких-либо разъяснений.

Знаменательно, что I-я Дума за время своей деятельности (с 27 апреля по 8 июля 1906 г.) 391 раз обращалась с запросами к министрам и Совету министров. Больше половины запросов (198) было адресовано МВД, в связи с карательными мерами - необоснованными арестами и смертными приговорами, полицейским самоуправством.

Многие запросы передавались в комиссии и фактиче­ски не обсуждались. На ряд запросов министры и правительство отвечали формально или вообще не отвечали. Контроль Думой их действий оказался в значительной мере фикцией. Но всё же открытое обсуждение острых, политических вопросов на думских заседаниях оказывало определенное влияние на политику правительства.

20 февраля 1906 г. был опубликован указ «О переустройстве учреждения Государственного Совета», по которому из совещательного органа при императоре он превращался в верхнюю палату российского парламента. Председатель и вице-председатель Государственного Совета, как и прежде, назначались императором. Но если раньше состав Государственного Совета полностью назначался монархом, то теперь он назначал только половину его членов. Другая половина - избиралась сроком на 9 лет, причём каждые три года одна треть выборных членов переизбиралась. Выборы членов Государственного Совета производились не населением, а дворянскими обществами, губернскими земскими собраниями, крупными промышленниками и торговцами по специальным спискам. Несколько членов избиралось Синодом от православного духовенства, 6 членов Государственного Совета избирались от Академии наук и университетов. Естественно, что в Государственном Совете преобладали крупные помещики с консервативными взглядами.

В области законодательства Государственный Совет получил права, одинаковые с Думой. Но, при формальном равенстве этих прав, Государственный Совет имел важный приоритет: законопроекты, обсужденные в Думе и Совете, представлялись на утверждение императору лично председателем Государственного Совета.

I-ю Думу царь распустил в июле 1906 г. Одновременно премьер Горемыкин был уволен в отставку. На его место назначили энергичного Самарского губернатора П.А. Столыпина, который сразу заявил: «Сначала успокоение, а потом реформы». По его инициативе уже 5 октября 1906 г. вышел важный указ об уравнении крестьян в гражданских правах с другими сословиями. Теперь крестьяне могли, не спрашивая разрешения «мира», по своему желанию изменять место жительства, свободно выбирать род занятий, поступать на государственную службу и в учебные заведения.

Во II-й Государственной Думе[38] (по сравнению с I-й) значительно увеличилось количество представителей «левых» партий: 222 из 518 избранных депутатов. В том числе: социал-демократов - 65, «трудовиков» - 104, «эсеров» - 37, «народных социалистов» - 16. Число «кадетов» сократилось до 98 человек. На «правом» фланге («октябристы», монархисты и т.п.) было всего 54 депутата. Таким образом, несмотря на террор, на различные ухищрения и злоупотребления властей во время выборов, II Дума оказалась еще более «левой», более оппозиционной царскому правительству, чем Дума первого созыва.

Оценивая результаты выборов во II-ю Думу, В.И. Ленин писал: «Самый дикий, самый бесстыдный произвол черносотенного правительства, реакционнейшего во всей Европе. Самый реакционный избирательный закон во всей Европе. Самый революционный в Европе состав народного представительства в самой отсталой стране!».

Государственная Дума, как I-го, так и II-го созывов обсуждала много законопроектов: по аграрному вопросу, об отмене смертной казни, о свободе печати, совести, собраний, союзов и др. Однако, из них был принят только один - об отмене смертной казни, но и он позднее был отклонен Государственным Советом. Это говорит об острых социальных противоречиях, сохранившихся после революционных событий, которые первый российский парламент не смог преодолеть. Царское правительство, недовольное радикальными требованиями демократически настроенной части депутатов Государственной Думы, было вынуждено разогнать как первый, так и второй её состав.

6 марта 1907 г. премьер Столыпин выступил в Думе с декларацией правительства. В ответ на резкие нападки и угрозы «левых» депутатов он заявил: «Не запугаете!». В другой своей речи, возражая требованиям левых партий, он произнес свою знаменитую фразу: «Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия». Вскоре правительство, выяснив невозможность наладить сотрудничество с Думой, подготовило её роспуск и изменение избирательного закона. Затем последовало обвинение думской фракции социал-демократов в попытках создать свою организацию в армии и военном заговоре. 1 июня правительство потребовало от Думы лишить членов этой фракции депутатской неприкосновенности для привлечения их к суду. Дума передала требование в комиссию для выяснения его обоснованности. 3 июня появился манифест о роспуске Государственной Думы и об изменении избирательного закона. Социал-демократические депутаты, которые не успели скрыться, были арестованы.

Для всех было очевидно, что избирательный закон был проведен с нарушением Манифеста 17-го октября, и потому разгон Думы был воспринят как «государственный переворот». Новый закон урезал представительство в Думе от населения окраин государства: Польша должна была вместо 36 посылать 14 депутатов (в том числе - 2 от русского населения), Кавказ вместо 29 - десять, Средняя Азия была вовсе лишена думского представительства.

Зато помещикам европейской части России было предоставлено полное преобладание над другими сословиями. В общем, курия землевладельцев избирала 50,5 % выборщиков (вместо 31 %), крестьянская курия - 22,5 % (вместо 42 %).

От городов избиралось по-прежнему 27 % выборщиков, но теперь городские избиратели были разделены на две курии, и богатые «цензовики»[39] определяли большинство выборщиков. Рабочая курия сохранилась лишь в 6 наиболее про­мышленных губерниях.

Выборы в III-ю Думу происходили осенью 1907 года и дали следующий состав: из 442 депутатов «правым» принадлежало 345 мест, «кадетам» - 54, «трудовикам» - 13, социал-демократам - 19. «Столыпинское» большинство в Думе составляли октябристы, националисты и умеренно-правые «кадеты».

Дума нового состава приняла аграрные законы Столыпина, поддерживала реорганизацию армии и флота, значительно увеличила ассигнования средств на народное образование. Вместе с тем, она поддерживала националистический курс министерства Столыпина, который особенно ужесточился с 1909 г., когда были приняты законы об ограничении законодательных прав финляндского сейма, о преобладании русского элемента в земствах западных губерний и некоторые другие.

Развитие политической и общей полиции. Начало ХХ века ознаменовалось подъемом революционного движения в России. Важной противоборствующей силой выступал Департамент полиции.

Его штаты были значительно расширены. Находясь под непосредственным руководством товарища министра (ему подчинялся и Отдельный корпус жандармов), Департамент охватил всю территорию России сетью охранных отделений, наблюдавших за деятельностью революционных организаций.

12 августа 1902 г. Плеве утвердил «Положение о начальниках розыскных отделений». Этот документ строго разграничил компетенцию жандармерии и охранных отделений, указав, что жандармы должны заниматься производством дознаний по политическим преступлениям, а охранные отделения – осуществлять оперативно-розыскные мероприятия по этим же преступлениям.

Разделение функций подкреплялось и материально: было установлено, что теперь деньги на розыскные нужды будут выдаваться непосредственно начальникам охранных отделений, а не начальникам губернских жандармских управлений. К тому же было предписано, что назначение начальников этих отделений, в том числе и офицеров корпуса жандармов, должно осуществляться по выбору директора Департамента полиции.

Если начальник охранного отделения был офицером, то он, согласно § 4 «Положения», подчинялся в строевом отношении начальнику губернского жандармского управления. А указания относительно розыска ему давались Департаментом полиции.

Начальники охранных отделений обладали весьма существенными, правами по отношению к жандармерии. Например, жандармы должны были производить обыски и аресты только с разрешения или же по поручению начальника охранного отделения. Губернские жандармские управления обязывались допускать начальников охранных отделений ко всей своей служебной документации, а также сообщать им о лицах, предлагавших агентурные услуги. Информация, которую добывали охранные отделения, как правило, служила отправным моментом для дознаний, возбуждаемых и проводимых жандармерией. Всё это вызывало недовольство жандармских чинов, трения между сотрудниками охранных отделений и жандармами, доходившие иногда до взаимной ненависти.

Каждое охранное отделение состояло из общей канцелярии и двух отделов: внутреннего наблюдения и наружного наблюдения. Количество чиновников в них зависело от оперативной обстановки. Например, в С.-Петербургском отделении числились 151 человек, а в Томском – всего 9.

Развитие правовой основы охранных отделений продолжалось и в последующие годы. В 1906 г. было принято «Положение о районных охранных отделениях», а в 1907 г. - новое «Положение об охранных отделениях».

Эти акты конкретизировали задачи и права тайной политической полиции в борьбе с революционерами, что положительно повлияло на эффективность её работы. Достаточно сказать, что Департамент полиции получал информацию о работе всех возникающих нелегальных политических партиях России от своих агентов, внедрённых в их руководящие органы.

В годы революции совершенствовались и другие органы общей полиции, особенно её «сыскная часть». В 1908 г. был принят закон «Об организации сыскной части», по которому в составе полицейских управлений всей империи создавались сыскные отделения для производства розыска общеуголовного характера. Организация их работы определялась специальной «Инструкцией», принятой в 1910 г. Всё это повышало эффективность сыскной полиции.

«Свод основных государственных законов». Первая российская конституция. Важным итогом, юридически закрепившим изменения в государственном строе России в результате первой русской революции, стал утвержденный 23 апреля 1906 г. «Свод основных государственных законов», насчитывал 223 статьи, объединенные в два раздела. Первый раздел, названный «Основные государственные законы», имел одиннадцать глав: о существе верховной самодержавной власти; о порядке наследования престола; о совершеннолетии государя императора; о правительстве и опеке; о вступлении на престол и присяге подданства; о священном короновании и миропомазании; о титуле его императорского величества и государственном гербе; о вере; о законах; о Государственном совете и Государственной Думе и образе их действий; о Совете министров, министрах, главноуправляющих отдельными частями. Второй раздел – «Учреждение о императорской фамилии», как и прежде, включал в себе пять глав: о степенях родства в доме императорском; о рождении и кончине членов императорского дома и родословной оному книге; о титулах, гербе и прочих внешних преимуществах; о содержании членов императорского дома; о гражданских правах членов императорского дома. Значительным изменениям подвергся первый раздел Свода основных государственных законов[40].

Формально «Основные законы» имели характер конституционного акта. В них подтверждалось создание Государственной Думы, реорганизация Государственного Совета, образование Совета министров. Но положения Основных законов принимались в условиях спада революции, и в ряде моментов отступали от обещаний, данных в Манифесте от 17 октября 1905 г.

Хотя характеристика власти императора как власти «неограниченной» уже не фигурировала, но её вполне заменяла формула ст. 4: «Императору Всероссийскому принадлежит Верховная Самодержавная власть…». Отныне Российский Император должен был делить законодательную власть с Думой и Государственным Советом. Однако прерогативы монарха оставались весьма широкими: ему принадлежал «почин по всем предметам законодательства» (только по его инициативе могли быть пересмотрены Основные государственные законы), он утверждал законы, назначал и увольнял высших сановников, руководил внешней политикой, провозглашался «державным вождем российской армии и флота», наделялся исключительным правом чеканки монеты, от его имени объявлялась война и заключался мир, осуществлялось судопроизводство.

Государственный Совет и Государственная Дума по существу становились палатами Российского парламента. Они имели право законодательной инициативы (по всем вопросам, кроме положений «Основных законов»), могли подавать запросы правительству. Дума получила право обсуждения и утверждения бюджета, но это право сразу же было ограничено.

По указу от 8 марта 1906 г. депутаты Думы лишались возможности уменьшать или изменять расходную часть бюджета по военному и военно-морскому ведомствам, по расходам на внешние займы, по ведомствам императорского двора, по ряду статей, относившихся к министерству внутренних дел, и многим другим статьям. Таким образом, почти 2/3 бюджета фактически были изъяты из компетенции Думы. Она могла заслушивать отчет государственного контроля по исполнению бюджета и некоторым другим вопросам лишь в том случае, если требовалась отмена каких-либо законов.

Законодательные права Государственной Думы ограничивала и ст. 87 «Основных законов», по которой император мог в период прекращения заседаний Думы издавать чрезвычайные указы, имевшие силу законов. Хотя эти указы должны были впоследствии вноситься в Думу для обсуждения (в течение двух месяцев после возобновления её заседаний), правительство широко использовало ст. 87 для принятия наиболее реакционных указов. Примерами могут служить указ от 19 августа 1906 г. «Об учреждении военно-полевых судов», указы об изменении аграрного законодательства и др.

Основные государственные законы заложили основы новой политической системы, впоследствии получившей название Третьеиюньской монархии. Законы утверждали основы правового статуса подданных, регулировали порядок образования, построения и деятельности государственных органов, служили базой для текущего законодательства.

Государственный строй России в результате первой русской революции претерпел существенные изменения: абсолютизм превратился в конституционную монархию. Однако это превращение было далеко неполным, так как конституционные ограничения монарха были весьма узкими и при необходимости могли легко преодолеваться.

Столыпинские реформы. Премьер-министр П.А. Столыпин, отвергая принцип принудительного раздела помещичьих земель, в то же время сознавал необходимость серьезных мер для улучшения крестьянского благосостояния. Главным тормозом для прогрессивного развития сельского хозяйства Столыпин считал общинное землевладение, и потому предлагал предоставить крестьянам право выхода из общины и приобретения земли в личную собственность.

9 ноября 1906 г. был принят указ, по которому крестьяне получали право выхода из общины с закреплением в личную собственность причитающейся им части общинной земли. Для поощрения выхода из общины указ предусматривал некоторые льготы.

Так, землю, сверх нормы душевого надела, можно было приобрести по выкупным ценам 1861 г., а если же в данной общине переделы не производились в течение 24 лет, то бесплатно. Крестьянин имел право требовать выделения всех угодий к «одному месту» в виде хутора или отруба.

Чтобы выделиться из общины необходимо было согласие сельского схода. Но если в течение 30 дней сход не давал согласие, то выдел производился распоряжением земского начальника. Проведение указа в жизнь возлагалось на специальные губернские и уездные землеустроительные комиссии.

Указ 9 ноября 1906 г. преследовал решение двух задач: 1) создать в деревне крепкие крестьянские хозяйства на собственной земле, которые могли бы стать опорой царизма и 2) добиться подъема сельского хозяйства. Этот указ обсуждался в III Государственной думе и стал законом 14 июня 1910 г.

В 1906-1907 гг. соответствующими указами часть государственных и удельных земель была передана Крестьянскому банку для продажи крестьянам. Кроме того, Крестьянский банк приобретал земли у помещиков и продавал их крестьянам, поощряя путем предоставления льгот создание отрубного и хуторского хозяйств.

Одним из компонентов новой аграрной политики было массовое переселение крестьян из густонаселенных центральных и южных губерниях Европейской России на восточные окраины страны. Закон от 6 июня 1904 г. предоставлял крестьянам возможность переселения, но она была затруднена сложной процедурой получения разрешения на него.

9 марта 1906 г. царь утвердил положение Совета министров «О порядке применения закона 1904 г.», вводившее свободу переселения. Реформа была рассчитана, по меньшей мере, на 20 лет.

К 1916 г. из общин выделилось 2478 тыс. крестьянских хозяйств (26 %). Среди них различались крайние группы: «бедняки», которые продавали землю, переселялись в город или на окраины страны, и зажиточные крестьяне - «кулаки». Из общего числа выделившихся перешли на отруба 6,5 % крестьян, на хутора - 2,9 %, остальные уходили в города, не порывая своих связей с общиной. Число крестьян, переселившихся в 1904-1914 гг. из центральных районов страны за Урал, составило 3,1 млн. человек.

Столыпинская реформа способствовала переходу сельского хозяйства на капиталистический путь развития, но земельного вопроса в России не решила. Напряжение в деревне сохранялось по причине разорения многих крестьян. Столыпинскую реформу большинство из них считало несправедливой, так как она не затронула помещичьего землевладения.

Вместе с тем, недовольство «столыпинскими реформами» проявляла и часть консервативных верхов дворянства, считавших разрушение крестьянской общины подрывом «вековых устоев» русского самодержавия.

Чрезвычайное законодательство. В годы революционных событий особенно широко использовались чрезвычайные законы: «Положение о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия» (1881 г.) и «Правила о военном положении» (1892 г.). Эти акты предоставляли, по существу, неограниченные права военным властям и полицейским органам в борьбе с революционным движением, давали возможность использовать военные суды и военно-уголовное законодательство. В 1905 г. они действовали на территории, где проживало около 117 млн. человек. В местностях, объявленных на военном положении, судебные органы могли применять смертную казнь, как за многие политические, так и за общеуголовные преступления.

19 августа 1906 г. Советом министров, по инициативе П.А. Столыпина, было введено положение «Об учреждении военно-полевых судов». Оно предусматривало их создание в местах, объявленных не только на военном положении, но и на положении «чрезвычайной охраны». Военно-полевым судам[41] было подсудно любое дело гражданских лиц, имевшее очевидно политический характер. Вопрос о предании военно-полевому суду решался генерал-губернаторами, «главноначальствующими» и лицами по их поручению.

Дело рассматривалось в течение двух суток, без предварительного расследования, в закрытом заседании. Приговор вступал в силу немедленно и приводился в исполнение в течение суток.

По приговорам военно-полевых судов в 1906-1907 гг. было казнено 1102 человека. Кроме того, без суда и следствия в 1905-1906 гг. по распоряжению генерал-губернаторов во время карательных экспедиций было расстреляно 1172 человека. Каратели, кроме того, применяли массовую порку участников беспорядков, забивая людей до смерти.

Особенно много смертных приговоров было вынесено после подавления первой русской революции, в годы реакции. Указ о военно-полевых судах не был утвержден Думой и перестал действовать в 1907 г. Но после их упразднения продолжали использоваться военно-окружные суды, которые мало чем отличались от военно-полевых. По официальным данным, за 1906-1909 гг. военно-окружными судами было приговорено к смертной казни 6193 человека, а всего царскими судами в 1907-1909 гг. было осуждено по политическим делам более 26 тыс. человек. К каторжным работам в 1906-1911 гг. приговорили 66 638 человек. За эти же годы 32 891 человек подверглись административной высылке.

Используя чрезвычайное законодательство, правительство крайне ограничило объявленные Манифестом 17 октября права и свободы. В нарушение рабочего законодательства предприниматели снижали заработную плату, рабочий день повсеместно удлиняли до 10-12 часов, а в ряде отраслей - до 15 часов.

Проводились массовые увольнения рабочих (локауты) с целью избавиться от «зачинщиков» забастовок и увеличить спрос на рабочие места.

Временные правила о печати[42] провозглашали отмену общей и духовной цензуры. Но значение этой прогрессивной меры существенно снижалось введением целого ряда требований и условий, при наличии и соблюдении которых могло быть выдано разрешение на издание печатного органа. Так, следовало сообщать администрации о цели издания, о его программе. Местные власти могли наложить запрет на издание и возбудить уголовное дело против издателей, редакторов и авторов.

Уже в 1906 - начале 1907 гг. началось массовое преследование демократической печати: - запрещались издания, накладывались штрафы, возбуждались судебные дела. Всего за 1906-1911 гг. были закрыты 978 газет и журналов. За 1907-1910 гг. аресту подверглись 1236 книжных публикаций. Наиболее жёсткие ограничения вводились на территориях, объявленных на чрезвычайном или военном положении.

С 4 марта 1906 г. стали действовать «Временные правила о собраниях». Без предварительного разрешения административных властей разрешалось проводить только собрания членов законно существующих (зарегистрированных) обществ или союзов. Устройство «разовых» публичных собраний (митингов) существенно ограничивалось: они могли проводиться только с разрешения административных или полицейских властей. Если, по мнению полиции, собрание могло угрожать «общественному спокойствию и безопасности», разрешения не давали. В случае нарушения установленных предписаний в ходе проведения собрания, оно могло быть распущено, а его организаторов привлекали к административной или уголовной ответственности.

Принятые одновременно «Временные правила об обществах и союзах» разрешали создание профсоюзов. Но их деятельность также существенно ограничивались. Так, министр внутренних дел имел право закрывать общества и союзы, если их деятельность «признается им угрожающей общественному спокойствию или безопасности».

Проект устава общества или союза должен был представляться на утверждение административным властям. В случае если усматривалось, что деятельность общества или союза отклонилась от устава, общества или союзы могли быть запрещены.

В ходе и после революции профсоюзные организации подвергались преследованиям. Многие из них были закрыты. Закрывались и другие легальные рабочие организации - культурно-просветительские и т.п. Всего с 1906 по 1910 г. было закрыто около 500 профсоюзов.

Однако, несмотря на все преследования, запреты, значительное сокращение прав и свобод, завоеванных народом в годы первой русской революции, полностью их отменить самодержавный режим не смог.

«Уголовное уложение» 1903 г. В годы первой русской революции и в последующие годы реакции продолжали действовать «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных» 1845 г. (в редакции 1885 г.) и «Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями» (1884 г.). Но массовые антиправительственные выступления вынудили царские власти ужесточать уголовное законодательство.

Большую роль в этом сыграло новое «Уголовное уложение», разработка которого началась в 1881 г. Комиссии по его составлению было указано уделить главное внимание «области посягательств на государство и его строй».

Разработка проекта была закончена в 1895 г. Проект представлен в Министерство юстиции, где обсуждался Особым совещанием при министре. Обсуждение завершилось в конце 1897 г. В конце 1901 г. проект по ступил на рассмотрение Особого присутствия департамента Государственного совета. В начале 1903 г. проект подписан императором. По ряду причин новое «Уголовное уложение» в действие полностью не вводилось. Его отдельные главы и статьи вводились отдельными указами на протяжении нескольких лет. Часть проекта «Уложения» осталась вообще нереализованной.

Новое «Уголовное уложение» объединяло «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных» и «Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями». В новом Уложении четко различались общая и особенная части.

Общая часть содержала 72 статьи, в которых давались более четкие определения понятия преступления, оснований наступления уголовной ответственности, форм вины, видов соучастия, стадий совершения преступления и других общих положений уголовного законодательства.

На содержание Общей части оказали влияние основные принципы буржуазного уголовного права. Впервые определялось пространство действия закона - вся территория Российской империи. Закон одинаково распространялся на всех пребывающих на ней лиц.

Преступление определялось как «деяние, воспрещенное законом во время его учинения, под страхом его наказания» [43]. Возраст наступления уголовной ответственности был изменён с 7 до 10 лет.

Субъектом преступления признавалось вменяемое физическое лицо, достигшее десятилетнего возраста.

Субъективная сторона выражалась в совершении преступления умышленно либо по неосторожности.

Приготовление и покушение на преступление подлежали наказанию в случаях, установленных законом (в основном, это относилось к тяжким преступлениям). Добровольный отказ от преступления устранял применение наказания.

Соучастниками признавались лица, действующие заведомо сообща или согласившиеся на совершение деяния, учинённого несколькими лицами. Закон давал определение исполнителя, подстрекателя и пособника.

Особенная часть разделялась на 37 глав, которые включали 615 статей. В них определялась ответственность за преступления, против веры, против императора и государства, против порядка управления, за нарушение постановлений, ограждающих общественную и личную безопасность и т.д. Более четко, по сравнению с предыдущим законодательством, определялись признаки составов отдельных преступлений.

Уложению 1903 г. были присущи две тенденции, свойственные развитию всего уголовного права России в начале ХХ века.

Первой из них являлось изменение уголовного законодательства в соответствии с принципами буржуазного уголовного права. Это проявлялось в формальном определении понятия преступления (как деяния, воспрещенного во время его учинения законом под страхом наказания), в стремлении ограничить казуальность, в более четком определении оснований наступления уголовной ответственности и т.п.

Второй тенденцией являлось усиление ответственности за государственные преступления. Главы же об ответственности за бунт против верховной власти и о преступных деяниях против священной особы императора и членов императорского дома; о государственной измене и о смуте вводились в действие в 1904-1906 гг., в условиях бурного развития революционной борьбы. За совершение таких деяний, а также за участие в «сообществе», организованном для посягательства на изменение формы правления России, за размножение, хранение или провоз из-за границы сочинений революционного характера «Уголовное уложение» устанавливало тяжкие наказания.

Особый интерес представляет глава «О смуте», в статьях которой достаточно полно отражены все основные формы революционной борьбы того времени. К ответственности привлекались лица, за организацию «скопищ»; подстрекательство «к ослушанию предъявленному требованию разойтись»; ведение революционной пропаганды, призывающей «к учинению бунтовщического или изменнического деяния»; произнесение публичных речей или публичное чтение сочинений «бунтовщического или изменнического» характера.

Специальные статьи устанавливали ответственность за пропаганду «преступных учений», распространение революционной литературы, за организацию стачки и т.д.

Уложение 1903 г. содержало специальную главу «О государственной измене», в которой значительно полнее устанавливалась ответственность за шпионаж, в том числе и в мирное время. Усиление межгосударственных противоречий в начале ХХ века обусловило введение ответственности за передачу, сообщение иностранным государствам тайных сведений, документов и предметов и т.п.[44].

Сложная система наказаний, характерная для Уложения 1845 г. и сохраненная в редакции 1885 г., была упрощена. Все наказания подразделялись на главные, дополнительные и заменяющие. В Уложении предусматривались восемь родов главных наказаний и восемь родов дополнительных.

<< | >>
Источник: Бтикеева М.А. и др.. УЧЕБНИК. История государства и права России. Санкт-Петербург 2005. 2005

Еще по теме § 1. Кризис империи и предпосылки революции.:

  1. Предисловие
  2. § 1. Понятие, исторические и теоретико-правовые предпосылки возникновения и развития гражданского общества
  3. Предпосылки изменения государственного управления во второй половине XVIII в.
  4. Предпосылки преобразования государственного строя
  5. 1.1. Политическое мифотворчество как предмет политологического исследования
  6. Эволюция групповой идентичности крестьянства
  7. ГЛАВА IV. Право, мораль и свобода в трактовке современной западной юриспруденции
  8. Предисловие
  9. ЗА ПРЕДЕЛАМИ МАРКСА, ЗА ПРЕДЕЛАМИ ВЕБЕРА
  10. Вашему вниманию предлагается учебно-методический комплекс, который поможет Вам правильно и хорошо понять все материалы данного предмета.
  11. § 1. Кризис империи и предпосылки революции.
  12. ПРОГРАММА КУРСА
  13. Многоликий капитализМ
  14. ЮРИДИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ АНГЛИЙСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1640–1660 ГОДОВ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -