<<
>>

ПРОБЛЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ

Многие организационно-управленческие проблемы органов исполнительной власти Российской Федерации лежат в плоскости административно-правового регулирования.

Наиболее полно понятие административного права сформулировал В.

Ф. Волович, определив его сущностную характеристику в виде совокупности правовых норм, которые регламентируют организацию (статику и динамику) государственного управления, взаимоотношения органов государственного управления, их структуру и правовой статус [1, с. 74].

Однако в действующей Конституции РФ термин государственное управление заменен на термин исполнительная власть [2]. Нередко данный термин употребляется не как понятие средства в руках органа управления, а буквально как орган исполнительной власти. Поэтому современное толкование термина административное право требует уточнения. Административное право - отрасль права, регламентирующая посредством правовых норм и институтов организацию (статику и динамику) управления органов исполнительной власти, взаимоотношения органов исполнительной власти, их внутреннюю структуру и правовой статус. Из определения следует, что отношения (предмет административного права), возникающие между управленцами и управляемыми, носят властный характер и регулируются соответствующими нормативно-правовыми документами, а власть является определяющим средством управления различными социальными системами. В связи с изложенным предлагается на систему административного права взглянуть не только с позиций проблем самой отрасли права, но и учесть ее тесную взаимосвязь с политической, экономической (хозяйственной), морально-этической системами государства и общества.

В литературе нашли отражение разные подходы к определению понятий технических, механических, биологических и социальных систем управления. Но исследования их общих закономерных начал и взаимозависимостей пока продолжают оставаться редкими и ограничиваются разработками на уровне видов управ-

ляемых систем.

Заслуживающие внимания результаты исследования опубликованы в статье Е. А. Тюгашева «Российский правопорядок» [3, с. 14]. В частности, он приводит данные о содержании спора в западной социологии (60-е годы прошлого столетия) вокруг вопроса: что есть общество? порядок, система или беспорядок, хаос (антисистема)?!

Основатель Фрайбургской школы национальной экономики и теоретик послевоенных реформ в Западной Германии В. Ойкен различал экономический, моральный, политический порядок, правопорядок и указывал на их взаимозависимость. По его мнению, становление правового порядка разными путями оказывало воздействие на хозяйственные порядки. Развитие хозяйственных порядков в свою очередь часто оказывает обратное воздействие на формирование правового порядка. Многие хозяйственные порядки возникли благодаря созданию «хозяйственных конституций» [4].

Анализируя учения В. Ойкена для познания и преобразования российской экономической действительности, В. Автономов и В. Гутник замечают, что российские реформаторы первой волны, опиравшиеся на постулаты «чикагской школы», не приспособленные для условий системной трансформации, попытались изменить хозяйственный строй с помощью невзаимосвязанных действий, откровенной «точечной политики». При этом применявшиеся методы финансовой стабилизации, либерализации цен и т. и. они не считают ошибочными сами по себе. Проблема, по мнению этих авторов, заключалась в том, что названные меры принимались в условиях враждебной им хозяйственной конструкции, при отсутствии необходимых правил. В результате централизованное директивное ценообразование разрушалось, но рыночное не возникло, ибо не было условий для конкуренции, приватизация проводилась, но частная собственность не появлялась, ибо не было механизма ответственности [3, с. 8]. Исследуя эти причино-следственные связи в экономике, Е. А. Тюгашев делает вывод, что правопорядок есть квинтэссенция экономического порядка. Без построения устойчивой экономической системы не может

появиться и исходная база для устойчивой административноправовой системы.

Вместе с тем высказанные наблюдения не будут полными, если экономический и правовой порядки не будут дополнены политическим и моральным. Постулаты «чикагской школы» появились не сами по себе. В соответствии с действовавшим советским законодательством не «хозяйственные конструкции» СССР были враждебными этим постулатам, а, что вполне очевидно, постулаты на начальном этапе т.н. перестройки внедрялись тайными методами в обход мнения большинства граждан страны, поэтому становились враждебными существовавшему хозяйственному порядку. Один из «подмастерьев» перестройки А. Яковлев откровенно пишет: «У нас был единственный путь - подорвать тоталитарный режим изнутри при помощи дисциплины тоталитарной партии. Мы свое дело сделали...» [5]. Здесь важно заметить, что политические установки на «подрыв» конституционного строя изнутри не имеют ничего общего с правовым порядком и моралью. При этом «прорабы» перестройки то ли умышленно, то ли по незнанию не учитывали негативные тенденции развития цивилизации в целом, а их последователи, подгоняемые извне, осознанно встали на губительный для России путь безрассудной либерализации всех сфер жизни государства и общества.

На международном конгрессе «Образование и наука на пороге третьего тысячелетия», прошедшем в Новосибирском Академгородке под эгидой ЮНЕСКО в сентябре 1995 г., ведущими учеными-гуманитариями отмечалось, что в рамках использовавшейся парадигмы развития цивилизации невозможно решить совокупность проблем чудовищного и быстро растущего социального расслоения населения мира (соотношение доходов 20% наиболее богатой и 20% наиболее бедной его частей составляло в 1960 г. 30:1, а в 1990 г. - 60:1). Участники конгресса эту посылку не опровергли и не подвергли сомнению, что подчеркивает согласие с выводом о необходимости новой парадигмы развития цивилизации, реализация которой обеспечила бы ее устойчивое развитие. Академик В. Коптюг прокомментировал два варианта дальнейшего развития цивилизации [6]. Первый вариант - предполагает

концепцию устойчивого развития как основу движения в будущее, исходя при этом из интересов всего человечества.

Второй вариант во главу угла ставит интересы развитых государств, благополучие которых зиждется на изощренном ограблении менее развитых стран. При этом в перспективе выживает так называемый «золотой миллиард», а остальные люди деградируют и постепенно погибают.

Важное место в структуре защиты наиболее богатой части человечества занимают блок НАТО и спецслужбы государств, входящих в него. Прогнозируя, а зачастую, и провоцируя негативные процессы во многих регионах мира, страны НАТО стремятся своими как военными, так и тайными силами и средствами оказывать управляющее воздействие на государства, которые пытаются формировать независимую внешнюю политику.

В этом ряду государств важное геополитическое значение имеет Россия. В современных условиях, при появлении асимметрии военных потенциалов, страны блока НАТО сохраняют свою мощь на уровне, позволяющем проводить в отношении России политику силового давления. Ими реализуется программа создания влиятельных позиций в государственных, политических и военных структурах РФ.

В столь сложных условиях политической, экономической, военной, оперативной обстановки на первое место сторонники концепции устойчивого развития выдвигают задачу умелого сочетания национальных интересов России с интересами человечества. При этом важно выделить такие основополагающие компоненты, которые позволили бы задействовать в интересах России мощный мировой потенциал тех сил, которые отстаивают на международном уровне концепцию устойчивого развития. Средствами, с помощью которых можно было бы защищать национальные интересы России в рамках названной концепции, являются культура, наука, образование и сферы их деятельности. «Страна, которая недооценивает роль этих трех сфер, - подчеркивал В. Коптюг, - обречена на прозябание в будущем постиндустриальном мире» [6].

Культура как синтетический показатель цивилизации не отвергает ни национального, ни исторического, ни социально-

профессионального, ни личностного феноменов своего бытия. Культура уникальна тем, что отрицание она несет только в себе.

Опровержение ее со стороны не предусмотрено социальным прогрессом [7]. «Чудотворная сила культуры, пишет Ю. Д. Мишин, заключена в том, что только она может развязать узлы противоречий в системах человек-человек, человек-общество, человечествоприрода и в их многочисленных производных» [8]. Важная сторона культуры сегодня заключается в том, чтобы во всю мощь развернуть ее образовательный потенциал.

Актуализация использования парадигмы устойчивого развития цивилизации в сочетании с российскими национальными интересами требует изменений наших подходов к применению возможностей, открывающихся в сферах образования и науки. Идея сводится к необходимости формирования с помощью образования и науки нового, как утверждали наши соотечественники Н. Федоров, К. Циолковский, В. Вернадский, планетарного (глобального) стиля мышления. Основная особенность технологического переворота в науке и образовании сегодняшнего дня, связанного прежде всего и информатизацией общества, проявляется в том, что этот переворот создает принципиально новые материальные, мировоззренческие, духовно - нравственные, психологические, идейно-теоретические, культурные предпосылки и основания для универсализации и глобализации истинно цивилизационных взаимодействий между людьми в рамках правового поля, оптимально сочетая их интересы и природные условия. Значительную роль в реализации этой цели смогли бы сыграть колоссальные информационные возможности России.

Не менее интересные в этой связи положения сформулировали авторы концепций «След на воде» [9] и «Мертвая вода» [10]. Основная идея этих концептуальных положений в том, что они определяют не различия между идеалистическими и материалистическими подходами к познанию мира, а заставляют задуматься о триединстве мироздания и управляющем информационном воздействии на упорядоченные системы во Вселенной из единого энергетического центра. При этом разработчик концепции «След на воде» В. Д. Плыкин обосновывает наличие критических ин-

формационно-аналитических полей материальных, в том числе и социальных, систем, разрушение которых в силу ослабления прежде всего моральных устоев человечества, т.

е. морального порядка, приводит к нарушению управляемости социумов, разрушению потенциала знаний.

По убеждению В. Д. Плыкина, «сегодня сознание современного человека поражено вирусом материализма. Его мировоззрение основано на материи как на первопричине всего сущего... Наш материальный (физический) мир - мир следствий. Мир причин - в системе информационно-энергетических потоков Вселенной... В начале развития человечества на Земле система мышления была одна: мышление, направленное на истинное миропонимание. Поэтому логическая и духовная составляющие процесса мышления были неразрывно связаны. В то время не было разделения на религию, философию и науку. Это была единая система постижения Истины Мироустройства. Вот почему египетские жрецы еще 5000 лет назад были подлинными интеграторами знаний человечества того времени. Создав такую систему мышления, человечество вошло в эру накопления знания (период с 4400 по 2200 г. до и. э.).

Далее система постижения истины расчленяется на логическую систему мышления и мистическую (духовную). Этим расчленением ознаменовалось начало эры Потери знания (период с 2200 г. до и. э.).

После чего расчленение усилилось - логическое и духовное мышление вошли в противоречие. Наука стала полностью базироваться на логической, а религия - на духовной системе мышления, что привело к антагонизму между наукой и религией. Этим ознаменовалось начало эры Воинствующего Невежества человечества (период от Рождества Христова до сегодняшнего дня). Человечество сегодня живет в завершающей фазе эры Воинствующего Невежества" [9. с. 15-16].

Действительно, если обратиться к закону сохранения и превращения энергии А. Эйнштейна (Е = тс2), то обоснованиям В. Д. Плыкина можно найти математическое подтверждение. Происхо

ждение материального мира математически можно обозначить так:

Е

m = (Pi),

где m - масса, Е - энергия, с - скорость света, Pi - программное управление процессом зарождения материи.

Независимо от концептуальной позиции В.Д. Плыкина авторы концепции «Мертвая вода» не только подтверждают, но и далее развивают теоретические выводы об ослаблении моральной составляющей устройства человечества, что приводит к разрушению основ человеческой цивилизации.

В частности, в заявлении К. П. Петрова (основоположника концепции «Мертвая вода») обосновываются причины планетарного кризиса, грозящего глобальной катастрофой.

В течение всей истории на планете Земля шла непрерывная борьба двух концепций жизнеустройства:

1. Концепция (замысла) жизни людей в ладу с Богом, Божьим Промыслом. Это концепция Добронравия, концепция Богодержавия на Земле «...да будет воля Твоя и на Земле, как на Небе» (Евангелие Мт. 6:10).

«...И пусть будет среди вас община, которая призывает к добру, приказывает одобрение и удерживает от не одобряемого. Эти - счастливы» (Коран 3,100).

2. Концепция сатанинская, античеловеческая. Это концепция жизни вопреки Божьему Промыслу, концепция злонравия, когда «каждый за себя», «живем один раз...», «после нас хоть потоп...» (либеральные идеи - В. К.).

До сих пор на планете торжествовала вторая концепция, созданная тысячи лет назад для порабощения всех стран и народов на планете Земля... Устойчивость такой концепции на протяжении многих веков объясняется тем, что древним египетским жрецам удалось через науку и церковь навязать всему человечеству ложное представление об окружающем мире, о Вселенной. Мир един и целостен, но жрецы представили его людям разорванным на части, квантованным, частичным...

За прошедшие тысячелетия наследники этих жрецов неоднократно модифицировали концепцию, приспосабливали ее к изменяющемуся обществу. Но по сути своей она оставалась прежней концепцией построения на планете глобальной невольничьей цивилизации, основой, стержнем которой является система ростовщичества» [10, с.1]. Авторы «Мертвой воды» обосновали, что основной причиной нестроения России является концептуальная неопределенность, а неопределенность привела к зависимости России (140 млрд дол. долга) от глобального (оккультного) мирового правительства. Основная штаб-квартира мирового правительства находится в Швейцарии, а запасные - в США (Солт-Лейк-Сити), Испании и Швеции во главе с семействами Ротшильдов, Варбургов, Монтефьоре, Менделей, Дюпонов и т. п. (всего 19 семейств). Кредитно-финансовая система, разработанная и внедренная в мире глобальным предиктором, - это бесструктурное управление обществом за счет ссудного процента. Ссудный процент, как известно, есть мера управления снижением покупательной способности, что обеспечивает тайную силу капитала и всесилие банков [10, с. 16].

Установки для российского руководства на одновременную либерализацию экономики (западная цивилизационная модель) и укрепление вертикали власти (восточная цивилизационная модель) аморальны по своей сути и чреваты процессами возможного дальнейшего разрушения общества и государства. Аморальность двойного стандарта в том, что принципы устойчивого развития были приняты в качестве обязательных для всех стран-членов ООН на Всемирной конференции по развитию и окружающей среде, состоявшейся в Рио-де-Жанейро в 1992 г. В одном из главных документов конференции - «Повестке дня на XXI век» - отмечалось, что в современных условиях больше ни одна страна мира не сможет повторить путь развитых стран и, более того, сами развитые страны должны изменить путь своего экономического развития. Так называемый «либеральный проект», под флагом которого проводились реформы в России на протяжении последнего десятилетия XX в., изначально имел утопический характер [18, с.35]. Кстати, сценарий разрушения Российской Федерации

путем как структурного, так и бесструктурного управления (пресса, телевидение, приспосабливающееся окружение, зарубежные гости и т. п.) не только детально отрежиссирован, но и приведен в действие [11]. Благодаря решительным мерам Президента Российской Федерации В. В. Путина угроза реализации плана разрушения целостности страны приостановлена: «Дезинтеграция государства - о которой говорилось в предыдущем Послании - остановлена» [12, с. 3].

Высказанные общеметодологические посылки, взаимно касающиеся зависимости всех видов порядков жизнеустройства государства и общества, позволяют по-новому взглянуть на концептуальные основы государственного управления.

Действующая многолетняя концепция государственного управления исходит, в силу существовавшей в основном государственной формы собственности и управления ею, из деления на общую (органы, акты, госслужащие и т. п.) и особенную часть (управление в разных отраслях и сферах государственной жизни). В свое время социалистическая собственность, сосредоточенная в руках государства, управлялась, а продукты распределялись на плановой основе. Планы имели юридическую силу закона.

В современных условиях, по мнению профессора Ю. А. Тихомирова (МГУ), во-первых, объем государственного управления значительно снизился, видоизменился и не отождествляется в целом с административно-правовой сферой, во-вторых, возрастает роль и расширяются рамки административно-правового регулирования, пронизывая все объекты права; в-третьих, укрепляется механизм защиты интересов в публичной сфере; в-четвертых, обеспечивается самореализация прав граждан и юридических лиц ввиду гарантирования их самостоятельности и проявления инициатив [13]. Теоретически данные посылки верны. Но практика свидетельствует, что в современных субъектно-объектных отношениях форма конфликтного противоборства остается преобладающей. Как следует из Послания Президента РФ, более 3,5 тыс. нормативных актов, принятых в субъектах Федерации, несоответствуют Конституции и федеральным законам РФ. Конфликтное противоборство как результат - наряду с «теневой экономикой» -

породило «теневую юстицию [12, с. 3]. Сложившуюся ситуацию в сфере административно-правового регулирования вновь возникающих отношений между собственниками и органами исполнительной власти Президент РФ оценивает крайне негативно: «Чиновник привык действовать сообразно инструкции, которая после вступления в силу того или иного закона часто вступает в противоречие с самим законом, но при этом - годами не отменяется» [12, с. 3]. К сожалению, этим проблемам в современных научных исследованиях внимания уделяется очень мало. Достаточно сказать, что количество научных статей, опубликованных в доступных изданиях за последние 3-5 лет, исчисляются единицами. Среди них привлекают внимание работы Ю. А. Тихомирова и К. С. Бельского.

Как полагает Ю. А. Тихомиров, в современных условиях при определении предмета и системы административного права целесообразно отказаться от его традиционного деления на общую и особенную части. Он предлагает отрасль административного права разделить на подотрасли: органы исполнительной власти; государственная служба; административно-правовые режимы; административный процесс и законность в управлении; организация государственного управления (организация управления органов исполнительной власти. - В. К.), административное регулирование нормативов [13].

Характеризуя каждую подотрасль, следует акцентировать внимание специалистов на аспектах, определяющих как статику, так и динамику их содержания.

В ближайшее время уже намечены реформы, в первую очередь, Правительства РФ, министерств и иных федеральных и территориальных органов исполнительной власти. При этом поставлена задача пересмотреть не только и не столько структуру и штаты, но и органы власти [12]. Естественно возникновение вопроса: для чего реформировать органы исполнительной власти, под какие цели и задачи? В истории современной России такие реформы уже проводились неоднократно. В этом плане интересны наблюдения И. Н, Мельчинского [14, с. 70]. Свои наблюдения он сопровождает следующей иллюстрацией: в марте 1996 г. Президентом

РФ подписан Указ о создании новых министерств, ведомств, служб и иных органов исполнительной власти, контроля и надзора. Не прошло 5 месяцев с момента выхода данного указа, как все эти нововведения вновь подвергнуты реконструированию, сопровождаемому расстановкой кадров по критерию личной преданности.

В данном случае представляется, что без одобренной обществом перспективной комплексной программы государственного строительства, без определения стратегических целей и задач, цивилизационных начал развития самого общества преступно дальше двигаться путем проб и ошибок, путем модных, но непродуманных экспериментов. Результат будет прежним, он давно известен и метко подмечен в баснях И. Крылова.

По порядку организации и функционирования института государственной службы в Послании Президента РФ приведены цифры роста численности работников органов государственной власти и управления с 882 тыс. в 1993 г. до более 1 млн в настоящее время, но процесс управления от этого лучше не стал. Более того, в самой администрации Президента создаются все новые и новые структуры, зачастую дублирующие органы исполнительной власти, подменяющие их. Характеризуя работу государственных служащих, Президент РФ указал, что очень многих устраивает нынешняя точка «равновесия», а скорее, бездействия, когда одни приспособились к получению финансовых доходов, а другие политических дивидендов. Система защищает свои права на получение так называемой «статусной» ренты, т. е. взяток и отступных [12]. О каком «моральном порядке» в этих условиях может идти речь?

Нужно согласиться с выводами Президента РФ, что такой способ существования государственных служащих действительно представляет угрозу для общества и для государства в сфере управления. Вместе с тем предложенный выход из создавшейся ситуации по законодательному решению вопросов «дебюрократизации и минимизации административного вмешательства государства в дела предприятий» [12, с. 3] не совсем корреспондируется с задачами выстраивания четко работающей исполнительной

вертикали, укрепления всех институтов и всех уровней власти государства [12, с. 3]. Думается, что разрешение данной коллизии лежит в конституционной плоскости. Поправки в Конституцию РФ должны изменить существующий порядок формирования трех ветвей государственной власти. Независимости вертикалей законодательной (представительной), президентской (исполнительной) и судебной властей можно достичь только их избранием снизу доверху. При этом представительная ветвь власти назначает своих уполномоченных на федеральном, региональном и муниципальном уровнях по контролю за исполнением законодательства.

Избранные главы президентской администрации на всех уровнях формируют органы исполнительной власти, назначая на хозяйственные (управленческие) должности подготовленных менеджеров, а не политиков по принципу личной преданности и дружбы. Избранные на всех уровнях (от муниципального до федерального), в том числе на конституционном, судьи общей юрисдикции, арбитражные и мировые формируют профессиональные коллегии. Все избранные органы государственной власти и их должностные лица подотчетны своим избирателям и могут быть отозваны в порядке, установленном конституционным законом. Эти изменения в Конституции РФ стали бы первым шагом выстраивания взаимосвязанного политического, экономического, правового и морального порядка.

Президент РФ предлагает сокращать административноправовые режимы, устраняя прежде всего чрезмерные на сегодняшний день обязательную сертификацию продукции, разрешения, регистрации, аккредитации, иные нормы и правила, не предусмотренные в законах, но настойчиво вводимые всякого рода распоряжениями и инструкциями. Предлагается коренное изменение системы таможенного администрирования, налогообложения.

Все перечисленные нововведения неизбежно, как свидетельствует опыт предыдущего десятилетнего реформирования экономики, повлекут за собой споры хозяйствующих субъектов с административными органами. Но в силу многих причин, прежде всего отсутствия правовых норм, регулирующих новые отношения, подготовленных специалистов для разрешения споров в судебном

порядке, на повестку дня выдвигается самый больной вопрос интеграции усилий научных и образовательных учреждений страны для создания необходимой правовой базы в сфере административного права и административного процесса, подготовки профессиональных кадров.

В рамках подотрасли «Административный процесс и законность в управлении» предлагается осуществлять целенаправленную систематизацию результатов решения задач административного права, определять оптимальные пути, методы, средства их последующего использования в практике разрешения споров.

В новом Кодексе РФ об административных правонарушениях многие из названных проблем не учтены, но сделана попытка привести его институты и нормы в соответствие с требованиями времени. Имея в виду, что рассматриваемые подотрасли «рассыпаны» по другим отраслям и сферам государственной жизни [13], было бы принципиально важно предусмотреть в новом КоАП бланкетные нормы, чего не сделано [19].

Организация государственного управления (организация управления органов исполнительной власти) должна, по классификации Ю.А. Тихомирова, иметь общую часть и институты: «управление в сферах государственной жизни», «разграничение функций между органами РФ и ее субъектов», «компетенция органов исполнительной власти», «принятие управленческих решений» и др.

В Послании Президента РФ совершенствование законодательства в этой подотрасли административного права предусмотрено по следующим направлениям: разграничение федеральными законами предметов ведения и полномочий между федеральным центром и региональным уровнем управления; определение обновленного порядка создания и деятельности территориальных органов федеральных министерств и ведомств; исключение «конфликтов бюджетов» на уровне административных единиц (органов местного самоуправления и органов государственного управления); переведение контроля со стороны представителей Президента в федеральных округах за соблюдением федеральных законов в плоскость плановой работы и тесного взаимодействия с ор-

ганами юстиции, прокуратуры, судами с целью избежания вторжения в сферу исключительной компетенции регионов;

проработка Правительством РФ и Федеральным собранием законодательных актов по обеспечению гарантий прав собственников, инвесторов; принятие нового закона о приватизации, который закрепит четкие и прозрачные правила продажи и приобретения государственной собственности; закрепление в Земельном кодексе самых современных представлений о формах и методах регулирования земельных отношений; реструктуризация государственных монополий; свобода передвижения капитала туда, где выгодно и где эффективно; преодоление неполноты и крайней противоречивости правовой базы в сфере управления наукой и образованием, социальным и культурным развитием; совершенствование внешнеэкономических, внешнеполитических и иных связей на основе отстаивания национальных интересов и устранения «селекции» международных прав и свобод человека в зависимости от обложки паспорта; совершенствование управления в сфере обороны и безопасности.

Отдельные аспекты административно-правового регулирования требуют более глубокой научной проработки. Так, Президент РФ предлагает «предоставить субъектам Федерации право самостоятельно решать вопрос о сроках перехода к обороту сельхозугодий» [12]. Практически дана санкция на реструктуризацию государственных монополий. Достаточно откровенным шагом в сторону либерализации экономики стало предложение Президента «о свободе передвижения капитала туда, где выгодно и где эффективно» [12]. По данному актуальному вопросу экономической жизни страны поучительны суждения автора книги «Почему Россия не Америка?» А. П. Паршева [15]. В частности, в одном из своих интервью он проводит сравнение современного состояния России с ситуацией кризиса 1893 г., куда Российскую империю завела все та же доктрина либерализма. Для выхода из экономического кризиса известным ученым Д. И. Менделеевым по поручению Александра III была построена очень строгая таможенная система, которая основывалась на тарифе, давшем толчок индустриализации России и выводу ее к 1912 г. на передовые позиции в

мире. Суть предложенных Д. И. Менделеевым таможенных пошлин сводилась к следующему: с одной стороны, они защищали российского товаропроизводителя, с другой - не препятствовали импорту. При этом убедительны доводы А. П. Паршева, касающиеся инвестиций «Если бы иностранному инвестору было выгодно ставить текстильные фабрики в России, а не в Пакистане, то не сомневайтесь, это было бы немедленно сделано. Когда прибыль гарантирована - просто отбоя нет от желающих вложить деньги» [16]. Возразить против этих доводов сложно еще и потому, что научно аргументированной концепции административноправового регулирования внешнеэкономической деятельности как государства, так и иных субъектов внешних отношений у нас нет, что делает проблематичным цивилизованный товарообмен с зарубежными партнерами.

Административное регулирование нормативной базы на федеральном уровне и в субъектах РФ пока не приведено в систему, удобную для пользователей. В целом себя оправдывают институциональная кодификация (в статутных законах об органах, госслужбе и т. д.), тематическая (в других кодексах), общая кодификация, инкорпорация (выборочная кодификация, систематизация). Но, по мнению Ю. А. Тихомирова, само административное законодательство было бы рационально классифицировать следующим образом:

1. «Органы исполнительной власти» с выделением институтов: «федеральные органы исполнительной власти» (общие вопросы); «федеральные министерства», «иные федеральные органы государственной власти», органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации (общие вопросы)», «виды исполнительных органов субъектов РФ». В соответствующих классификаторах республик, областей и других субъектов возможны более дробные классификации их органов.

2. «Государственная служба (общие вопросы)» с выделением институтов:

«государственная служба в федеральных государственных органах», «государственная служба в государственных органах субъектов РФ», «государственная служба в государственных уч-

реждениях и предприятиях»; «особые виды государственной службы».

3. «Административно-правовые режимы» с институтами: «лицензирование», «сертификация», «ветеринарно-карантинный режим» и др.

4. «Регистрационно-легализующие процедуры».

5. «Организация государственного управления (общая)», а также с институтами: «управление в сферах государственной жизни», «разграничение функций между органами РФ и ее субъектами», «компетенция органов исполнительной власти», «принятие управленческих решений» и др.

6. «Контроль, надзор и учет» [13].

7. «Административная ответственность».

Конечно, с предлагаемой конструкцией системы административного права и административного законодательства можно соглашаться или оппонировать и предлагать другие варианты [17], это не принципиально важно. Главное, видимо, должно сводиться к тому, чтобы с учетом современных требований граждан, общества и государства унифицировать административно-правовое регулирование вновь возникающих властеотношений, перевести многие из них из состояния конфликтного противоборства («статусной» ренты, аморальных) в плоскость цивилизованной юриспруденции. В этих целях необходимо также придать новый импульс процессу совершенствования административно-процессуального законодательства, а административное судопроизводство привести в соответствие с и.и. 1, 2 ст. 118 Конституции Российской федерации, где четко определено, что правосудие осуществляется только судом, а судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.

Перечисленные концептуальные положения по совершенствованию системы административного права имели бы более четкие ориентиры, если бы российскому обществу были предложены концептуальные основы государственного управления и развития Российской Федерации на длительную перспективу.

В этой связи привлекательна исходная позиция построения «Концепции информационного общества» на основе научнотехнического прогресса и культурного возрождения. Финансируя и инвестируя опережающими темпами сферу научно-технических разработок с ориентацией на ноу-хау и фундаментальные исследования, выделяя научную элиту общества, постепенно можно расширять систему специализированного образования и экономический блок по обслуживанию фундаментальных и прикладных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, внедрения конечного продукта в разные отрасли хозяйства и их модернизации, экспорта не только новых технологий конкурентоспособной продукции, но и передовых отраслей ее производства в регионы мира с условиями минимальных энергетических затрат и относительно дешевой рабочей силы. Большую часть возвратного капитала целесообразно вновь использовать для дальнейшего инвестирования науки и сопровождающих, обеспечивающих ее производств. Данные меры, естественно, не только оживят экономику, но и повлекут расширение гуманитарной и политической составляющих, с помощью которых можно будет аккумулировать информационно-энергетическую ауру, сформулировать идеологию, способную сплотить российское общество, определить потребности в знаниях рынков соответствующих регионов мира, их геополитического и геостратегического освоения. Все эти меры подчинены конечной цели - обеспечению национальных интересов Российской Федерации и воссоединению духовнонравственных и материальных ценностей человечества.

Источники

1. Волович В.Ф. О предмете и понятии административного права // Формирование правовой системы России: проблемы и перспективы. - Новосибирск: Наука. Сиб.отд-ние, 1997. - С.74.

2. Конституция Российской Федерации. - М.: Славянский дом книги, 1997. - С.37.

3. Тюгашев Е.А. Российский правопорядок // Экономика: Вопросы школьного экономического образования. - ЗООО. - № 4.

4. Ойкен В. Основы национальной экономики. - М., 1996. С. 245.

5. Яковлев А. Российских фашистов породил КГБ. - Известия. - 1998. - 17 июня. - С.5.

6. Коптюг В. Образование и наука в системе устойчивого развития общества // Международный конгресс «Образование и наука на пороге третьего тысячелетия / СО РАН. - Наука в Сибири.-1995.-№ 36, 37.

7. Костенко Н.А., Курчеев В.С. Культура и цивилизация - формы самореализации личности как субъекта деятельности в особых условиях труда // Актуальные проблемы и основные направления развития личности как субъекта деятельности в особых условиях труда. Материалы очно-заочной межрегион, науч.-практ. конф. И1111КС ФСБ России. - Новосибирск. - 1996. - С.39-54.

8. Мишин Ю.Д. Профессиональная культура как фактор социальной и психологической стабильности деятельности специалиста//Использование современных средств психологии в обучении: Материалы междунар. научно-практ. конф. / Высшие курсы ФСК России,- Новосибирск, 1994. - С.26.

9. Плыкин В.Д. В начале было слово или след на воде. Ижевск: Удмурт, ун-т, 1995.

10. Петров КП. Замысел жизнеустройства России в новом тысячелетии: Концепция общественной безопасности России «Мертвая вода». -М., 1997.

11. Лисичкин В.А., Шелепин Л.А. Третья мировая информационно-психологическая война. — М., 1999.

12. Путин В. В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному собранию Российской федерации // Российская газета - 2001. 4 апреля.

13. Тихомиров Ю.А. О Концепции развития административного права и процесса//Государство и право. - 1998. -№1. - С. 5-14.

14. Мелъчинский Н.Н. Реорганизация системы органов Федеральной исполнительной власти Российской Федерации: Формирование правовой системы России. - Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1997. - С. 69-74.

15. Паршев А.П. Почему Россия не Америка? -М., 1999.

16. Паршев А.П. Почему Россия не Америка? Интервью // Вечерний Новосибирск. - 2001. - 28 февраля.

17. Бельский К.С. О системе административного права // Государство и право. - 1998. - № З - С. 5-11.

18. Фофанов В.П. О методологических принципах перехода Новосибирска к устойчивому развитию // Стратегия планирования устойчивого развития Новосибирска: постановка проблемы. - Новосибирск, 2000. - С. 34-38.

19. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях. -М.: Проспект. 2002.

2.

<< | >>
Источник: Агарков А. А., Курчеев В. С., Одров Ю. Н., Пензин Г. Г.. Теория права, государства и государственного управления (монография). Новосибирск - 2007. 2007

Еще по теме ПРОБЛЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ:

  1. Содержание функций государственного управления нотариатом
  2. § 2 Нотариат в системе органов государственного управления
  3. § 3. Акты государственного управления
  4. Глава 19. Формирование новой системы органов государственной власти и самоуправления в Республике Башкортостан
  5. Актуальность изучения истории государственного управления
  6. Становление государственного управления на основе Конституции СССР и новой Конституции РСФСР
  7. Глава 17 Эволюция и стагнация системы государственного управления в СССР (конец 60-х — начало 80-х гг.)
  8. Права и обязанности граждан в сфере государственного управления
  9. Реформирование государственного управления при Екатерине II
  10. Становление советской системы государственного управления (1917—1922)
  11. § 1. ЮРИДИЧЕСКОЕ ОФОРМЛЕНИЕ САМОДЕРЖАВИЯ И АППАРАТА ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ ПЕТРА!
  12. 1.6. Субъекты и организация межотраслевого государственного управления.
  13. 1. Система государственного управления в годы царствования ЕкатериныII
  14. Тема 13. Переход к новой экономической политике. Проблемы государственного управления в годы НЭПа
  15. ПРОБЛЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -