<<
>>

4.3. Место институтов гражданского общества в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации

Проблема гражданского общества в последнее годы является одной из самых популярных тем, обсуждаемых как на уровне науки, так и практики. С развитием этого института связывают надежды на укрепление демократических принципов нашей жизнедеятельности, установление качественно новых

1 Дарендорф Р.

После 1989. Мораль, революция и гражданское общество. М., 1998. С. 89.

2 Изензее Н. Государство // Вестник Московского университета. Серия 12. Социально-политические исследования. 1992. № 6. С. 36.

362

отношений между обществом и государством, достижение иного уровня взаимоотношений между различными слоями модифицирующегося российского общества, а также высокого уровня «прозрачности и подконтрольности обществу институтов государства», – отметил Президент Российской Федерации В.В. Путин1.

На современном этапе российской действительности институты гражданского общества находятся на стадии становления, вследствие чего не могут во всей полноте осуществлять эффективный контроль за государственной властью. Однако уже сейчас очевидны явные тенденции участия и возрастающей активности институтов гражданского общества в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в России. В тоже время, институты гражданского общества не должны целиком затмить государство, подменив осуществление его основных функций негосударственными (общественными) структурами. Поскольку в ситуации, когда государство не владеет определенным набором функций и, соответственно, не может их эффективно реализовывать невозможно создание и развитие полноценного гражданского общества в России. Современному идеалу общества (гражданского общества) должен соответствовать идеал государственного образования (демократического правового государства), а в свою очередь, последнему – идеал права (эталон соответствующей ему демократической правовой системы)2.

В.В. Путин в своем Послании Федеральному Собранию Российской Федерации отметил, что «для России нет и не может быть другого политического выбора, кроме демократии. При этом хочу сказать и даже подчеркнуть: мы разделяем именно универсальные демократические принципы, принятые во всем мире. Однако российская демократия – это власть именно российского народа с его собственными традициями народного самоуправления, а вовсе не реализация стандартов, навязанных нам извне. Демократия – это, в том числе, соблюдение и уважение принятых действующих законов, правил и норм. Могут меняться правящие партии, правительства, президенты, но не должны затрагиваться основы государства и общества, прерываться преемственность национального

1 Путин В.В. Демократия и качество государства // Российская газета. 2012. 6 февраля.

2 Марченко Н.М. «Умеренный» позитивизм и верховенство права в условиях правового государства // Государство и право. 2012. № 4. С. 5.

363

развития, пересматриваться вопросы суверенитета, обеспечения прав и свобод граждан. Демократия – это возможность не только выбирать власть, но и постоянно эту власть контролировать, оценивать результаты ее работы»1.

Сегодня гражданское общество в определенной мере рассматривается как синоним экономически, политически и культурно развитого социума. Присущая же гражданскому обществу реальность определяется соотношением идеального проектируемого результата и подлинно достигнутого состояния общества, которое действительно реализует такой проект.

С начала 90-х гг. XX в. в отечественном правоведении возродился интерес к институту гражданского общества. За этот период в Российской Федерации сложились определенные экономические (разнообразные формы собственности, свобода предпринимательской деятельности и т. д.), социальные (возможность свободно распоряжаться своими способностями к труду, социальное обеспечение по возрасту, инвалидности, потери кормильца и т. д., защита материнства, детства и семьи), политические (разделение властей, доступ граждан к участию в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей, политический плюрализм, свобода слова и т.

д.) и культурно-духовные (идеологическое многообразие, свобода совести и вероисповедания, доступ граждан к культурным ценностям, участию в культурной жизни общества, пользованию учреждениями культуры и т. д.) основы гражданского общества. Вместе с тем в современном российском обществе многие элементы гражданского общества существуют лишь формально и не наполнены реальным содержанием. Конституция РФ называет Россию правовым государством (ч. 1 ст. 1), но при этом, ни разу не использует понятие «гражданское общество». Между тем уже давно стала аксиомой мысль о том, что существование правового государства и гражданского общества возможно лишь в союзе (тандеме). Исключение из процесса взаимодействия какой-либо из сторон, непременно, превращает эти институты в фикцию (декорацию).

Там, где гражданское общество  фикция, там действуют принципы вмененного патриотизма, отождествления любви к своей стране и любви к власти. Равные партнерские отношения гражданина и государства не вполне вписываются в патерналистское отношение государства к личности. Если

1 Послание Президента России Федеральному Собранию Российской Федерации от 12 декабря 2012 г. // Российская газета 2012. 13 декабря.

364

следовать этому подходу, гегелевский принцип о любви родителей к детям, и детей к родителям, когда признается, что родители по определению любят детей больше, чем дети родителей, не работает. Государство не должно вымогать любовь и преданность граждан, а должно создавать необходимые условия для их всестороннего развития, реализации ими своих прав и свобод. Только тогда ситуацию можно будет повернуть вспять и надеяться на взаимность со стороны гражданского общества1.

Равноправные отношения общества и государства  обязательное условие конструктивного разрешения политических и социальных конфликтов, достижения социального компромисса в обществе. Без этого невозможны полноценное развитие гражданского общества, устойчивое и поступательное развитие государства, его конкурентоспособность на мировой арене2.

Без государства не было бы гражданского общества в том современном его понимании, которое придается этому концепту сегодня. Поскольку гражданское общество приобретает способность к развитию исключительно в диалоге с государством. Это вовсе не означает, что институты гражданского общества функционируют как-то обособлено, по собственным законам, отличающимся от сложившейся в государстве правовой системы. Вместе с тем, гражданское общество не может признаваться гражданским, если в нем с помощью политических методов не устанавливается порядок. Только государство в лице легитимных органов государственной власти, с помощью реально действующего в стране законодательства, может стать эффективным гарантом прав, свобод и законных интересов человека и гражданина.

Человек должен осознать, что он может реализовать свои права, свободы и законные интересы не только через государство, обязанностью которого является их признание, соблюдение и защита, но и посредством созданных и реально действующих институтов гражданского общества. Именно потому, отмечает С.А. Абакумов, что пока у власти в современной России нет добросовестного партнера, прямо заинтересованного в результативной модернизации страны, ей

1 См: Иойрыш А.И., Сигалов К.Е. Миф о права человека // История государства и прав. 2012. № 11. С. 35-38.

2 Баранов П.П. Институты гражданского общества в правовом пространстве современной России: дис. ... канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2003. С. 115.

365

приходится концентрировать все полномочия у себя и вместе с ними всю полноту ответственности1.

Гражданское общество возникает там и тогда, где и когда государство уже не в состоянии оптимально выполнять функции стабилизатора общественных отношений, где вызрели предпосылки гражданского согласия и мировоззренческого плюрализма; где формируются общественные институты способные противодействовать политической гегемонии государства, стремлении его к монополизму, а также к равноправному диалогу с ним с целью превращения из системы обеспечения в систему самообеспечения2. Важной особенностью складывающейся действительности становится формирование современной модели гражданского участия в управлении делами государства, которая ориентирована на активность, толерантность, согласие, взаимопомощь, доверие. При этом первостепенными ориентирами взаимодействия государства и институтов гражданского общества становятся договор, компромисс, согласительные процедуры и т. д. В этой связи, проблемы становления зрелого гражданского общества и формирования цивилизованных взаимоотношений в системе «государство-общество» определяют необходимость теоретико-методологического осмысления состояния и перспектив развития взаимодействия государства с институтами гражданского общества в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации (далее организационно-правовой механизм).

Организационно-правовой механизм, являясь сложным полиструктурным образованием, воздействует на регулируемые общественные отношения согласованно, через все образующие его элементы и их взаимосвязи. Элементы, входящие в систему, которую принято обозначать термином «механизм», многообразны, и обусловлены широким кругом общественных отношений. Одним из важных элементов этого механизма и являются институты гражданского общества, т. е. институты гражданского общества и искомый нами механизм соотносятся, как часть и целое.

1 Абакумов С.А. Гражданское общество и власть: противники или партнеры? М.: Галерия, 2005. С. 32.

2 Гражданское общество. Мировой опыт и проблемы России / Отв. ред. В.Г. Хорос. Институт мировой экономики и международных отношений Российской академии наук. М.: Эдиториал УРСС, 1998. С. 8.

366

Как представляется, именно институциональный подход к гражданскому обществу позволяет выявить многочисленные проблемы его функционирования и определить его место в организационно-правовом механизме.

Большой толковый словарь современного русского языка Д.Н. Ушакова определяет институт как «общественное установление, распорядок, узаконенный какими-нибудь нормами»1. Согласно словарю С.А. Кузнецова, институт – это «совокупность норм права в какой-либо области общественных отношений, та или иная форма общественного устройства»2. О.Г. Румянцев и В.Н. Додонов, под институтом права понимают «обособленную группу юридических норм, регулирующих однородные общественные отношения и входящих в соответствующую отрасль права»3.

В исследовании категории «институт», как видится, можно выделить три основные закономерности: во-первых, исторически институты всегда были объектом пристального внимания ученых различных областей гуманитарных наук, во-вторых, постоянный интерес к ним, предполагает насыщение их содержания новым научно обоснованным знанием, в-третьих, институционализация какого-либо явления предполагает два взаимосвязанных процесса: 1) конституционализацию, т. е. закрепление в конституции; 2) нормативную институционализацию, в результате которой правовое явление получает дальнейшее регулирование в законах и иных нормативных правовых актах. В целом, процесс институционального исследования предполагает использование достижений различных отраслей и профилей науки с целью всестороннего, полного и объективного изучения явления, выявления закономерностей его развития, поиска новых сущностных характеристик внутреннего устройства и перспективных направлений совершенствования.

По мнению Н.И. Чернобровкиной, «Институты являются устойчивыми комплексами значимых правил, регулирующих общественные отношения в

1 Ушаков Д.Н. Большой толковый словарь современного русского языка. М.: «Альта-Принт», ООО Издательство «Дом. XXI век», 2008. VIII. С. 311.

2 Современный толковый словарь русского языка / под ред. С.А. Кузнецова. СПб., М.: Рипол-Норинт, 2008. С. 246.

3 Румянцев О.Г., Додонов В.Н. Юридический энциклопедический словарь. М.: ИНФРА-М, 1996. С. 121.

367

различных сферах человеческой деятельности, посредством статусов и ролей»1. С.Э. Либанова институт гражданского общества определяет как «структурный элемент гражданского общества, обладающий организационной самостоятельностью, экономической независимостью, действующий присущими ему методами в соответствии с конституционно признанными принципами, преследующий единые с гражданским обществом цели»2.

Под институтами гражданского общества, как видится, следует понимать систему независимых от государства социальных общностей и граждан, обеспечивающих индивидам и их коллективам возможность самоорганизации и саморазвития, а также высокий уровень жизнедеятельности в экономической, политической, социальной, культурно-духовной и информационной сферах, в том числе охрану и защиту их прав, свобод и законных интересов, выступающих в роли стабилизатора общественных отношений, ограничивающего чрезмерное влияние государства.

Приоритет здесь отдается не развитию самого института гражданского общества и повышению благосостояния его членов, а благополучию всего общества.

Сходство данного определения и организационно-правового механизма состоит в их предназначении. Основное предназначение организационно-правового механизма – создание оптимальных политических, экономических, социальных, духовных, правовых и иных условий для наиболее полного пользования человеком и гражданином социальными благами. Как видим, и в том и в другом случае на первое место выдвигается человек, его права и свободы, которые признают высшей ценностью в России – правовом демократическом государстве.

Первоначальной и главной ступенью гражданского общества является человек (индивид), а уже производной – образуемые им социальные институты. «Человек, как отметил Конституционный Суд РФ, является высшей ценностью и ничто не может служить основанием для умаления его достоинства как субъекта гражданского общества, чьи права и свободы во всей их полноте находятся под

1 Чернобровкиной Н.И. Процессы институциализации российского общества в постсо-ветский период // Перспективы философской мысли на Юге России. Ростов-н/Д: Изд-во Северо-Кавказского научного центра высшей школы, 2002. С. 271.

2 См.: Либанова С.Э. Демокурия: монография. Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2014. С. 117.

368

защитой Конституции Российской Федерации, а следовательно, исключается отношение к нему лишь как к объекту внешнего воздействия»1. Каждый человек (индивид) внутри гражданского общества вступает в правоотношения как автономный субъект (член семьи или общественного объединения, как часть социальной общности и т. д.). Человек (индивид) действительно ценен для гражданского общества, только в том случае, если оно существует реально, и где оно действительно ограничивает самовластие государства, ибо гражданское общество и есть общество людей, общество для человека (индивида). Однако, в большей мере, гражданское общество предполагает деятельность человека в рамках той или иной социальной общности в зависимости от его потребностей и интересов.

Необходимым элементом гражданского общества является развитая система его институтов, с помощью которых, составляющие их индивиды, могут совместно решать возникшие проблемы, удовлетворять свои потребности и интересы во всех сферах жизнедеятельности общества, а также защищать свои права и свободы. Это независимые от государства объединения, способные оказывать влияние на государственные институты, предупреждая их безосновательное вмешательство в общественную жизнь. Социальные общности, составляющие гражданское общество, выражают разнообразные интересы (культурные, правовые, семейные, хозяйственные и др.) индивидов и организаций. Особенностью всех объединений, образующих гражданское общество, является то, что они создаются не государством, а самими гражданами, предприятиями, организациями, учреждениями, действуют независимо от государства, но в рамках действующего законодательства.

В экономической сфере, под которой следует понимать совокупность экономических институтов и отношений, исторически обусловленных характером собственности, существующей в обществе, – это коммерческие (преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности, например, акционерные общества (открытые – ОАО и закрытые – ЗАО), общества с ограниченной ответственностью (ООО), иные хозяйственные общества и

1 По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Ф.Х. Гумеровой и Ю.А. Шикунова: Постановление Конституционного Суда РФ от 14 мая 2012 № 11-П // Собрание законодательства РФ. 2012. № 21. Ст. 2697.

369

товарищества) и некоммерческие объединения (не преследующие цели извлечения прибыли и не распределяющие полученную прибыль между участниками), образованные индивидами и негосударственными предприятиями (финансовыми, торговыми, промышленными и другими).

Социальная сфера – совокупность объективно образовавшихся социальных общностей и взаимоотношений между ними, оказывающих определяющее влияние на жизнедеятельность других подсистем гражданского общества гражданского общества, – включает объединения граждан, созданные для реализации их социальных и экономических прав и свобод (семьи, профсоюзы, трудовые коллективы, благотворительные организации, общества инвалидов и т. д.). Центральное место среди институтов социальной системы гражданского общества занимает семья – первичная социальная структура (ячейка), где закладываются основы воспитания (общественного поведения) будущих членов социума.

Немаловажное значение имеют и иные объединения социальной сферы. Так, например, «профсоюзы, будучи институтом гражданского общества, – отме-тил Конституционный Суд РФ, – путем сотрудничества с работодателями и ин-ститутами публичной власти обеспечивают участие работников в установлении условий труда и тем самым – взаимодействие гражданского общества и государ-ства в сфере управления трудом, стабильность трудовых отношений»1.

Политическая сфера гражданского общества – основанная на единстве и взаимодействии совокупность учреждений и организаций (политических субъектов), связанных с осуществлением власти, – представлена такими объединения индивидов, как органы общественного самоуправления по месту жительства; общественно-политические движения и организации; негосударственные средства массовой информации; различные формы общественной активности граждан (шествия, собрания, пикетирования, демонстрации, митинги).

1 По делу о проверке конституционности абзацев первого – восьмого статьи 3 Феде-рального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» в связи с жалобами Общероссийского профессионального союза работников нефтяной, газовой отраслей промышленности и строительства и Общероссийского профессио-нального союза работников государственных учреждений и общественного обслужива-ния Российской Федерации: Постановление Конституционного Суда РФ от 24 октября 2013 г. № 22-П // Собрание законодательства РФ. 2013. № 44. Ст. 5796.

370

Среди особого вида общественных объединений следует отметить полити-ческие партии, деятельность которых несмотря на то, что непосредственно связа-на с организацией и функционированием публичной власти и они включены в процесс властных отношений, тем не менее, как отметил Конституционный Суд РФ, являются «добровольными объединениями в рамках гражданского общества и выступают в качестве необходимого института представительной демократии, обеспечивающего участие граждан в политической жизни общества, политиче-ское взаимодействие гражданского общества и государства, целостность и устой-чивость политической системы»1.

В культурно-духовной сфере гражданского общества, представляющей собой систему отношений между индивидами, их коллективами, государством и обществом в целом, по поводу культурно-духовных благ (ценностей) и соответствующих материализованных институтов, учреждений (образовательных, научных, культурных, религиозных), через которые реализуются эти отношения, действуют культурные, образовательные, творческие объединения и союзы, объединения по интересам, религиозные организации. Особое значение в этой системе имеет церковь, часто выступающая в роли хранителя национальных традиций, норм морали и нравственности, самобытности народа, основ культуры, формирующая систему человеческих норм и ценностей, регулирующая социальное поведение человека, его отношение к семье, и другим членам общества.

Информационная сфера – система институтов и отношений, складывающихся в результате непосредственного коммуникативного общения индивидов друг с другом и через средства массовой информации. В качестве ее структурных элементов могут выступать частные, муниципальные и общественные организации, предприятия, учреждения, а также граждане и их объединения, осуществляющие производство и выпуск средств массовой

1 По делу о проверке конституционности абзацев второго и третьего пункта 2 статьи 3 и пункта 6 статьи 47 Федерального закона РФ «О политических партиях» в связи с жалобой общественно-политической организации «Балтийская республиканская партия»: постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 1 февраля 2005 г. № 1-П // Собрание законодательства РФ. 2005. № 6. Ст. 491.

371

информации1. Информационные общественные отношения носят сквозной характер, они пронизывают все сферы гражданского общества.

В области оказания квалифицированной юридической помощи выделяют: адвокатуру, общественные объединения адвокатов, нотариат, третейские суды.

Важнейшим институтом гражданского общества и одним из способов само-ограничения государственной власти является, несомненно, адвокатура, которую законодатель отнес к институтам гражданского общества. Согласно ч. 1 ст. 3 Фе-дерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ (в ред. от 2 июля 2013 г.) «Об адво-катской деятельности и адвокатуре» «адвокатура является профессиональным со-обществом адвокатов и как институт гражданского общества не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления»2. Именно в этом положении содержится смысл, определяющий взаимоотношения государст-ва и сообщества адвокатов.

С.Э. Либанова отмечает, что адвокатура – это специфическая деятельность важного социально-правового публичного института гражданского общества от-личная от деятельности корпораций, являющаяся по своей сути правозащитной, выражающаяся в способности эффективно и профессионально обеспечивать реа-лизацию демокурии за соблюдением законодательными, исполнительными и су-дебными органами власти конституционных прав и свобод человека и граждани-на3.

В целях обеспечения доступности юридической помощи для населения, а также содействия адвокатской деятельности органы государственной власти га-рантируют независимость адвокатуры, осуществляют финансирование деятельно-сти адвокатов, оказывающих юридическую помощь гражданам России безвоз-мездно в случаях, предусмотренных законодательством РФ, а также при необхо-димости выделяют адвокатским структурам служебные помещения и средства связи. «В адвокатуре, при более правильном на нее взгляде, государство должно

1 См.: О средствах массовой информации: закон Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 (в ред. от 2 июля 2013 г.) // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ. 1992. № 7. Ст. 300; Собрание законодательства РФ. 2013. № 27. Ст. 3477.

2 Собрание законодательства РФ. 2002. № 23. Ст. 2102; 2013. № 27. Ст. 3477.

3 См.: Либанова С.Э. Демокурия: монография. С. 117.

372

видеть вечный контроль над всеми сторонами правовой жизни, контроль, никаких затрат не вызывающий, контроль действенный, тысячеглазый»1.

Е.В. Васьковский, рассуждая о предназначение адвокатуры, говорил, что адвокат – это уполномоченный представитель всего общества, а не частного лица: отстаивая и защищая права и свободы отдельного индивида, адвокат тем самым утверждает справедливость, законность и правопорядок во всем обществе2.

Таким образом, адвокатура как один из важнейших правозащитных инсти-тутов гражданского общества – это профессиональное негосударственное, неком-мерческое сообщество квалифицированных и независимых юристов, обладающих статусом адвоката – советника по правовым вопросам, созданное для оказания юридической помощи физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также для обеспечения доступа к правосудию.

Особый статус имеют третейские суды3, которые, как определил Конститу-ционный Суд РФ, не осуществляют государственную (судебную) власть, не вхо-дят в судебную систему Российской Федерации, состоящую из государственных судов, но правомочные рассматривать любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом в процедуре третейского разбирательства, посредством третейских судов, действующих в ка-честве институтов гражданского общества, наделенных публично значимыми функциями4.

Помимо этого в качестве самостоятельной категории институтов, напрямую (по своей правовой специфике) не относящихся к гражданскому обществу, но действующих в его границах, следует назвать государственные образования, со-

1 Владимиров Л.Е. Advocatus miles: Пособие для уголовной защиты. СПб., 1911. С. 48.

2 Васьковский Е.В. Организация российской адвокатуры. СПб., 1893. С. 35, 36.

3 О третейских судах в Российской Федерации: федеральный закон от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ (в ред. от 21 ноября 2011 г.) // Собрание законодательства РФ. 2002. № 30. Ст. 3019; 2011. № 48. Ст. 6728.

4 По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 2 статьи 1 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации», статьи 28 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», пункта 1 статьи 33 и ста-тьи 51 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» в связи с запросом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: Постановление Конституционно-го Суда РФ от 26 мая 2011 г. № 10-П // Собрание законодательства РФ. 2011. № 23. Ст. 3356.

373

действующие формированию и поддержке институтов гражданского общества1 (институты Уполномоченного по правам человека в России и уполномоченных по правам человека в субъектах России, Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка и уполномоченных по правам ребенка в субъектах РФ) и субъек-ты взаимодействия органов публичной власти и институтов гражданского обще-ства (Общественная палата Российской Федерации, общественные палаты субъ-ектов Российской Федерации, общественные палаты (советы) муниципальных об-разований, общественные советы при федеральных органах исполнительной вла-сти, общественные советы при законодательных (представительных) и исполни-тельных органах государственной власти субъектов Российской Федерации; об-щественные наблюдательные комиссии, общественные инспекции, группы обще-ственного контроля и иные организационные структуры общественного контроля; Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам челове-ка, Совет при Президенте РФ по взаимодействию с религиозными объединения-ми). В современных условиях, как справедливо отмечает В. Руденко, обществен-ные палаты (советы) следует считать особыми общественно-государственными институтами публичного права, создаваемыми и осуществляющими свою дея-тельность в соответствии с действующими нормативными правовыми актами2.

Общественные палаты (советы), как известно, являются важным элементом механизма гражданского участия в деятельности органов власти, посредством выполнения консультативно-совещательных функций и осуществлении общест-венного контроля в порядке и формах, установленных законодательством Россий-ской Федерации3.

Сегодня, со всей очевидностью можно сказать, что реформирование обще-ственных советов идет медленно и непоследовательно. Уже на этапе создания общественных советов определились проблемы их функционирования.

1 См.: Грудцына Л.Ю. Государственно-правовой механизм формирования и поддержки институтов гражданского общества в Российской Федерации: автореф. дис. … докт. юрид. наук. М., 2009. 54 с.

2 См.: Руденко В. Консультативные общественные советы: особенности организации и деятельности // Государство и гражданское общество: практика эффективного взаимо-действия. Международный опыт: сб. ст. и док. / сост. Е.Б. Тонкачева, Г.Б. Черепок. Минск: ФУАинформ, 2009. С. 165.

3 См.: Об основах гражданского контроля в Российской Федерации: федеральный закон от 21 июля 2014 г. № 212-ФЗ // Российская газета. 2014. 23 июля.

374

Известно, что Президент Российской Федерации в своем Указе от 7 мая 2012 г. № 601 «Об основных направлениях совершенствования системы государ-ственного управления» определил «до 15 июля 2013 г. обеспечить доступ в сети Интернет к открытым данным, содержащимся в информационных системах орга-нов государственной власти Российской Федерации»1. С этой целью были разра-ботаны соответствующие методические рекомендации по публикации открытых данных государственными органами и органами местного самоуправления и тех-нические требования к публикации открытых данных (версия 2.3) (утв. протоко-лом заседания Правительственной комиссии по координации деятельности от-крытого правительства от 4 июня 2013 года № 4).

К сожалению, органы государственной власти проявляют низкую актив-ность в реализации этих положений. В качестве примера можно привести данные Фонда Свободы Информации, который с марта по апрель 2014 г. провел ком-плексный анализ открытости деятельности общественных советов при федераль-ных органах исполнительной власти и на его основе дал ей конструктивную оцен-ку. Размещение информации на сайтах этих органов составляет 23,7%, в 76,3% случаях информация не размещена. Коэффициент открытости информации ко-леблется от 3 до 58%. Лидерами в рейтинге открытости являются: Министерство внутренних дел Российской Федерации – 57,9%, Министерство образования и науки Российской Федерации – 47,6%, Федеральная служба безопасности Россий-ской Федерации – 45,5%, Министерство обороны Российской Федерации – 45,3%. Низкую степень открытости демонстрируют: Министерство здравоохранения Российской Федерации – 7%, Федеральное агентство по делам молодежи – 6,3%, Федеральное казначейство – 3,1%, Федеральное медико-биологическое агентство – 2,9%2.

Большинство общественных советов при федеральных органах исполни-тельной власти не имеют своих официальных сайтов, а используют разделы сай-тов этих органов. Положительным примером могут служить официальные сайты общественных советов при Министерстве внутренних дел Российской Федерации и Министерстве образования и науки Российской Федерации.

1 Собрание законодательства РФ. 2012. № 19. Ст. 2338.

2 Аудит информации об общественных советах при госорганах [Электронный ресурс] // Официальный сайт Фонда Свободы Информации. URL: http://svobodainfo.org/ru/node/ 2966 (дата обращения: 23 июля 2014 г.).

375

Сегодня, на интернет-сайтах имеется официальная информация о деятель-ности 57 общественных советов при федеральных органах исполнительной вла-сти. Более 20 общественных советов при этих органах власти вообще не создано. Из 57 общественных советов только 22 привели свои Положения в соответствие с требованиями1, предусмотренными в Постановлении Правительства РФ от 6 ию-ня 2013 г. № 480 «О внесении изменений в постановление Правительства Россий-ской Федерации от 2 августа 2005 г. № 481». В нем, в частности, определено, что «состав общественного совета формируется федеральным органом исполнитель-ной власти совместно с Общественной палатой Российской Федерации. В его со-став в обязательном порядке должны входить члены Общественной палаты РФ, а также эксперты, представители заинтересованных общественных организаций и иные лица, независимые от органов государственной власти Российской Федера-ции»2.

Много споров среди ученых и практиков вызывает вопрос о соотношении местного самоуправления и гражданского общества. Так, например, В.С. Мокрый относит к числу институтов гражданского общества местное самоуправление. «Местное самоуправление, по его мнению, является таким институтом, который с одной стороны, не возможен без общественной активности, без достаточного уровня гражданственности, а с другой, входит в систему публичной власти, и в этом отношении, хотя и находится вне системы государственных органов, являет-ся однопорядковым и односистемным с государством явлением»3. Аналогичная позиция прослеживается в трудах других ученых и практиков4. И.К. Коломиец,

1 Там же.

2 Собрание законодательства РФ. 2013. № 24. Ст. 3003.

3 Мокрый В.С. Местное самоуправление в Российской Федерации как институт публич-ной власти и гражданского общества: автореф. дис. … докт. юрид. М., 2003. С. 4.

4 См., например: Васильев В.И. Государственная власть и местное самоуправление: про-должение спора // Конституционные и законодательные основы местного самоуправле-ния в Российской Федерации / Под ред. А.В. Иванченко. М., 2004; Добрынин Н.М. Феде-рализм и конституционализм в России: соотношение, реальность, конформизм // Право и политика. 2006. № 8; Еремин А.Р. Реализация права человека и гражданина на местное самоуправление в Российской Федерации: Конституционные вопросы: автореф. дис. ... докт. юрид. наук. Саратов, 2003; Хабибуллин А.Р. Самостоятельность и взаимодействие – общие принципы организации местного самоуправления в Российской Федерации // Юрист. 2007. № 9. С. 57-60; Цалиев А.М. Обеспечение законности муниципальных нор-мативных правовых актов актов // Государственная власть и местное самоуправление. 2007. № 3. С. 24-27 и др.

376

рассматривает местное самоуправление как механизм формирования гражданско-го общества1.

Думается, местное самоуправление является самостоятельной формой осу-ществления народом своей власти, включающей в себя совокупность разнообраз-ных институтов, в том числе и институтов гражданского общества. В этом качест-ве оно выступает условием формирования гражданского общества в России по-средством развития муниципальных образований, местных сообществ и институ-тов, выражающих их интересы, и указывает на необходимость разработки страте-гических планов и программ и выбора наиболее предпочтительных подходов в целях определения способов разрешения проблем в данной сфере.

Следует сказать, что сегодня, институты гражданского общества становятся основным средством реализации потенциала общественной активности населения, создают реальные условия для сопоставления взглядов различных социальных групп, их конструктивного диалога, анализа и учета общественного мнения, формирования социальной базы развития демократии, выражения социальных и экономических интересов. А вопросы взаимоотношений государства и институтов гражданского общества, объединения их усилий в обеспечении конституционных прав и свобод человека и гражданина становятся актуальной проблемой в современной России. «Наше гражданское общество,  подчеркнул Президент России в своем Послании Федеральному Собранию Российской Федерации 22 декабря 2011 г.,  укрепилось и стало более влиятельным, существенно возросла социальная активность общественных организаций. Считаю увеличение активности некоммерческих организаций, которых в нашей стране насчитывается более 100 тыс., одним из ключевых достижений последних лет. Миллионы граждан участвуют в добровольческих акциях. Они занимаются благоустройством территорий, социальной помощью семьям, которые находятся в трудной жизненной ситуации, поиском пропавших людей, защитой окружающей среды, многими другими полезными вещами. Все это, безусловно, заслуживает уважения и приносит пользу нашему Отечеству»2.

1 См.: Коломиец И.К. Местное самоуправление как механизм формирования граждан-ского общества: автореф. дис. … канд. политич. наук. Ростов-на-Дону, 2005. 26 с.

2 Послание Президента России Федеральному Собранию Российской Федерации от 22 декабря 2011 г. // Российская газета 2011. 23 декабря.

377

Различие институтов гражданского общества и государства обуславливает разные способы правового регулирования общественных отношений (частных и публичных). В основе гражданского общества лежит принцип «разрешено все, что не запрещено», вторжение государства в сферу его функционирования строго ограничено, закон может определять правила поведения только на будущее время, при этом он обратной силы не имеет. В современных условиях для сплочения личности, институтов гражданского общества и государства необходимы новые механизмы, служащие своего рода противовесами, арбитрами и их связующими звеньями. Одним из таких механизмов является исследуемый нами комплексный, многоуровневый организационно-правовой механизм обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации.

Итак, движение к качественному, конструктивному развитию взаимодействия полиции и институтов гражданского общества возможно только тогда, когда его необходимость станет для них аксиомой. Поэтому необходимы стратегия модернизации, широкая дискуссия в обществе в определении основных его направлений, исследование влияния процессов взаимодействия полиции и институтов гражданского общества не только на обеспечение устойчивости, управляемости, стабильности современного российского общества, но и его инновационного прорыва. В тоже время качественное обновление содержательной основы действия организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина, функционирующего в условиях взаимодействия полиции и институтов гражданского общества, видится важнейшим направлением модернизационных преобразований современной России.

В качестве главных мер, представляется целесообразным расширить границы возможного участия институтов гражданского общества в управлении на федеральном, региональном (межрегиональном) и муниципальном уровнях, усилить их контроль над исполнительной, законодательной (представительной) и судебной властями, использовать потенциал граждан России (наиболее активных и сознательных) в процесс принятия значимых государственных решений. Осуществление этих и других задач, безусловно, требует от общества и государства повышение прозрачности, открытости и публичности власти, что

378

позволит создать правовые, социально-экономические и иные условия для цивилизованного информационного обмена1.

Кроме этого надлежит активнее привлекать институты гражданского общества в разработку и реализацию основных направлений государственной политики в сфере охраны и защиты прав и свобод человека и гражданина. Для более детального ознакомления институтов гражданского общества с содержанием разрабатываемых и принимаемых решений, а также для обеспечения активного включения и участия их представителей в заседаниях органов публичной власти, посвященных тем или иным жизненно важным вопросам в государственном управлении и местном самоуправлении необходимо повсеместное внедрение и применение такой формы влияния на принятие властных, социально значимых решений, как общественные (публичные) слушания.

Важную роль здесь играют общественные советы (палаты), которые оказывают содействие в поддержке гражданских инициатив, обеспечивают баланс интересов в диалоге «гражданское общество  государство», осуществляют общественный контроль за деятельностью органов публичной власти. Несмотря на высокий потенциал институтов гражданского общества, их деятельность по обеспечению конституционных прав и свобод человека и гражданина еще далеки от совершенства, поскольку и Общественная палата России, сформированная и действующая на основе федерального закона, и региональные и муниципальные палаты и советы нередко становятся просто еще одним инструментом манипуляции общественным мнением. Объяснением тому является как патерналистское отношение органов публичной власти к гражданам и их коллективам, так и сохраняющееся у населения социальное иждивенчество.

Российская традиция приглашать в такие органы «богатых» и «знаменитых» представителей «элиты» приводило к негативным последствиям. Сегодня ситуация постепенно меняется. Пересматриваются требования к кандидатам с учетом их профессиональной пригодности и компетентности, меняется в целом подход к общественным формированиям как институтам гражданского общества способным принимать важные для страны решения. Поэтому, даже на самом начальном этапе создания палаты или совета необходимо обсуждать с органами

1 Баранов П.П. Институты гражданского общества в правовом пространстве современ-ной России: дис. ... канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2003. С. 123-124.

379

власти вопросы не только структурно-организационные (кто и какие должности в палате (совете) будет замещать и какие комиссии создаются), но и функциональные. Важную роль в диалоге «гражданское общество – государство» играют «приемные», деятельность которых, учитывая богатый советский опыт, является, можно сказать, традиционной. Между тем, и для данной формы прозрачности власти есть что предложить. Обращаясь к истории существования приемных, нетрудно вспомнить, что результатами рассмотрения жалоб граждан становились, как правило, распоряжения отреагировать, адресованные тому самому органу, на который поступила жалоба. Это, элементарно, делало подобный способ обратной связи с населением практически безрезультатным. Поэтому, если все же представить, что у приемных может быть хорошая перспектива, то это, предположительно, должна быть форма, посредством которой возникают реальные рычаги воздействия на исправление тех или иных допущенных представителями публичной власти ошибок или объективно противоправных деяний.

В сфере взаимодействия государства и институтов гражданского общества по обеспечению конституционных прав и свобод человека и гражданина важное значение имеет институт общественного контроля, который, образно говоря, при-обрел полноценную правовую форму в связи с принятием Федерального закона от 21 июля 2014 г. № 212-ФЗ «Об основах общественного контроля в Российской Федерации», впервые закрепившего основы организации и осуществления обще-ственного контроля: понятие, цели, задачи, принципы, статус субъектов, формы и порядок осуществления общественного контроля, ответственность за нарушение законодательства Российской Федерации об общественном контроле1.

Вместе с тем, это не говорит о том, что до его принятия вопросы общест-венного контроля вообще не были законодательно урегулированы, отдельные ас-

1 Собрание законодательства РФ. 2014. № 30 (Ч. 1). Ст. 4213.

380

пекты нашли свое отражение в многочисленных нормативных правовых актах в различных сферах1.

Не является новым понятие «гражданский (общественный, народный) кон-троль» и для отечественной и зарубежной науки. Его элементы можно проследить в скандинавском институте омбудсмена, в народных собраниях (вече), конститу-ционном контроле, возникшем в США в начале XIX в.

В советском государстве начало формированию общественного контроля было положено созданием Комиссии советского контроля Совмина СССР в 1957 г. Появление народных контрольных органов связано с принятием 14 ноября 1917 г. Положения ВЦИК о рабочем контроле. Уже к концу 1919 г. фактически существовало три системы контроля: рабоче-крестьянские инспекции (РКА); на-родный комитет государственного контроля; ведомственные контрольные органы прим главках (центрах)2. В последующий период вопросы народного контроля регулировались Законом СССР от 9 декабря 1965 г «Об органах народного кон-троля в СССР», Положением об органах народного контроля в СССР от 19 декаб-ря 1968 г, Законом СССР от 30 ноября 1979 г. «О народном контроле в СССР» и т. д. Соответствующие законы были приняты в союзных и ряде автономных респуб-лик.

Получил свое развитие институт народного контроля и на конституционном уровне. Так, Конституция СССР 1977 г. (ст. 9) закрепляла положение о том, что

1 См., например, Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принуди-тельного содержания: федеральный закон от 10 июня 2008 г. № 76-ФЗ (в ред. от 21 де-кабря 2013 г.) // Собрание законодательства РФ. 2008. № 24. Ст. 2789; 2013. № 51. Ст. 6698; О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции: федеральный закон от 22 ноября 1995 г. № 171-ФЗ (в ред. от 2 ноября 2013 г.) // Собрание законодательства РФ. 1995. № 48. Ст. 4553; 2013. № 44. Ст. 5635. (Статья 24. Общественный контроль за соблюдением настоящего Федерально-го закона); Об охране окружающей среды: федеральный закон от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ (в ред. от 12 марта 2014 г.) // Собрание законодательства РФ. 2002. № 2. Ст. 133; 2014. № 11. Ст. 1092. (Статья 68. Общественный контроль в области охраны окружаю-щей среды (общественный экологический контроль)).

2 Образование и развитие органов социалистического контроля в СССР. М., 1978. С. 21-22.

381

усиление народного контроля является одним из основных направлений развер-тывания социалистической демократии1.

Несмотря на все положительные стороны народного контроля важно пом-нить, что порядок формирования субъектов общественного контроля определялся верховными государственными органами2 и, соответственно, на характер кон-трольной деятельности оказывало влияние доминирующее положение партийно-государственного аппарата, вследствие чего народный контроль нередко стано-вился элементом тотального государственного контроля над личностью.

Вообще, термин «контроль» в науке и практике употребляется достаточно часто. Трудно найти автора-ученого, который в той или иной мере не затрагивал бы этот термин. Такое частое обращение к понятию «контроль» формирует мне-ние о достаточной изученности его сущности. Вместе с тем, это далеко не так.

Исследование научной литературы по различным отраслям права свиде-тельствует о том, что в определении сущности контроля среди ученых нет един-ства. Авторы определяют его по-разному: как метод, средство, систему, форму, фактор, элемент, функцию, деятельность, институт и т. д.

Очевидно, что все существующие научные взгляды являются следствием рассмотрения данного явления представителями различных научных школ. В этой связи, нельзя не согласиться с каждой из бытующих точек зрения, поскольку в их персональном творческом подходе, безусловно, содержатся отдельные элементы того емкого содержания, которым обладает понятие «контроль».

В качестве константы можно признать верным следующее определение «контроля»: это  проверка, а также постоянное наблюдение в целях проверки ис-полнения Конституции РФ, федеральных конституционных законов, федеральных законов и т. п. То есть, идейный смысл контроля состоит в том, чтобы проверять, наблюдать, отслеживать то или иное явление.

В научной и учебной литературе достаточно широко используются понятия: «социальный контроль», «государственный контроль», «гражданский контроль», «общественный контроль», «гражданский (общественный) контроль».

1 Конституция (Основной закон) Союза Советских Социалистических Республик от 7 октября 1977 г. (в ред. от 14 марта 1990 г.) // Свод законов СССР. 1990. Т. 3. С. 14. (ут-ратила силу).

2 Органы народного контроля назначались по решению Верховных Советов союзных и автономных республик, Советами народных депутатов регионов СССР.

382

Довольно часто, термин «социальный контроль» используется для обозна-чения совокупности средств и приемов, с помощью которых общество определяет поведение его членов в соответствии с установленными нормами и ценностями1.

Много внимания проблемам социального контроля уделяли классики мар-ксизма-ленинизма. Так, В.И. Ленин обосновал необходимость социального (со-циалистического) контроля во всех сферах общественной жизни, разработал принципы его организации и деятельности2. Эти идеи легли в основу последую-щих исследований социального контроля в государственном управлении.

В советский период социальный контроль воспринимался как функциони-рование государственных и общественных институтов, но при этом приоритет-ным направлением теории была разработка проблем государственного контроля. Это было обусловлено спецификой советского государства, когда интересы от-дельных граждан были подчинены воле правящего класса, а затем  партийно-государственной номенклатуре. Происходила трансформация самой идеи соци-ального контроля, ломка устоявшихся постулатов3.

Безусловно, государственный контроль играет важную роль в жизнедея-тельности общества, обеспечивая его стабильность, но вместе с тем, само общест-во, его институты и граждане посредством общественного контроля осуществля-ют проверку деятельности отдельных субъектов управления, прежде всего госу-дарства, в соответствии с социальными нормами.

Поэтому, как представляется, отождествление понятий «общественный кон-троль» и «социальный контроль», исходя только из равнозначности терминов «общество» и «социум», не допустимо. Понятие социальный контроль включает в себя государственный и общественный контроль, т. е. общественный контроль является частью социального контроля.

Понятие «гражданский контроль» можно встретить в трудах юристов, по мнению которых, «гражданский контроль» – это, либо система государственных и

1 См.: Основы социального управления: Учебное пособие / Под ред. В.И. Иванова. М.: Высш. шк., 2001. С. 166; Румянцева В.Г. Социальный контроль в свете правовых реалий современной России // История государства и права. 2006. № 7. С. 9.

2 См.: Воскресенская Н.А. В.И. Ленин  организатор социалистического контроля. М., 1970. С. 3; Прохоров В.Т. В.И. Ленин о государственном контроле за соблюдением со-циалистической законности / В.Т. Прохоров // Правоведение. 1970. № 2. С. 63-71.

3 См.: Зубарев С.М. Понятие и сущность общественного контроля за деятельностью го-сударственных органов // Административное право и процесс. 2011. № 5. С. 7-13.

383

общественных институтов, осуществляющих контроль за деятельностью армии1, либо контроль отдельных граждан за деятельностью государственных органов и должностных лиц2.

Нередко общественный контроль отождествляется с гражданским контро-лем. Эта позиция представляется нам убедительной по следующим соображени-ям: первый аргумент связан с утверждающейся концепцией гражданского обще-ства, второй, связан с попыткой отождествления понятий «гражданское» и «граж-данин». В идеале гражданское общество – «это общество, в котором государство и общество образуют две четко разделенные между собой сферы, причем госу-дарство имеет чисто инструментальный характер, контролируя индивидуальные интересы в их экстремальных проявлениях, оно само находится под контролем институтов, имеющих базу»3. Целью реформ любой сферы общественной жизни должно быть желание создать экономичный и эффективный аппарат, обеспечить большую его отдачу на нужды конкретного человека, повысить чувство социаль-ной ответственности органов публичной власти. С точки зрения гражданского общества смена приоритетов в деятельности государства связана с переосмысле-нием и пересмотром базовых принципов организации государственного аппарата, активного поиска новых форм и методов работы в интересах общества4. В свою очередь, В.О. Лучин и Н.А. Боброва отмечают: «Способность общества к контро-лю над властью  признак гражданского общества. Только контроль, приобретая правовые формы, способен подчинить власть праву, и только при условии суще-ствования гражданского общества государство оказывается под правом, становит-ся правовым»5.

1 См.: Серебренников В.В. Гражданский контроль над армией // Кентавр. 1992. № 11. С. 31; Писарев А.Н. Полномочия высших органов государственной власти России по осуществлению гражданского контроля за армией // Право в Вооруженных Силах. 2000. № 9. С. 4-6.

2 См.: Зубарев С.М. Участие граждан в общественном контроле за деятельностью госу-дарственного аппарата: новые законодательные гарантии // Административное право и процесс. 2007. № 4. С. 20-25; Десятых П.В. Организация и правовое обеспечение обще-ственного контроля за деятельностью органов внутренних дел: автореф. ... канд. юрид. наук. М., 2009. С. 13.

3 Геллнер Э. Условия свободы. М., 1955. С. 214.

4 Герменчук В.В. Пространство власти и управления. Монография / В.В. Герменчук. М., 2008. С. 107-108.

5 См.: Лучин В.О., Боброва Н.А. Конституционный строй России: основные политико-правовые характеристики // Право и политика. 2003. № 10. С. 27.

384

Гражданский (общественный) контроль  это продукт общественного раз-вития. В отношении гражданского (общественного) контроля должен действовать принцип «разрешено все, что не запрещено», поскольку он направлен на качество оказания государственных услуг. Граждане должны видеть, насколько эффектив-но работает государственный (чиновничий) аппарат, ибо в правовом государстве власть должна быть подчинена праву, что достигается только путем контроля над ней. Ведь нет ничего опаснее бесконтрольной власти, опирающейся не на закон, а на угрозу применения насилия1. Поэтому принятие Федерального закона от 21 июля 2014 г. № 212-ФЗ «Об основах общественного контроля в Российской Феде-рации» является крайне важным шагом2.

К сожалению, комплексный анализ данного Федерального закона позволил заключить, что он имеет очевидные недостатки.

Так, учитывая изложенные выше аргументы, видится оправданным понятия «гражданский контроль» и «общественный контроль» рассматривать как тожде-ственные. И, в связи с этим, в названии и в тексте Федерального закона от 21 ию-ля 2014 г. № 212-ФЗ «Об основах общественного контроля в Российской Федера-ции» использовать формулировку «общественный (гражданский) контроль».

Не убедительным представляется положение ч. 3 ст. 3 Федерального закона, предусматривающее возможность участия граждан в общественном контроле только в качестве общественных инспекторов и общественных экспертов и упус-кающее участие в качестве членов общественных наблюдательных комиссий. В связи с этим, ч. 3 ст. 3 предлагается изложить в следующей редакции:

«Статья 3. Право граждан на участие в осуществлении общественного кон-троля

3. Граждане участвуют в осуществлении общественного контроля в качест-ве общественных инспекторов, общественных экспертов и членов общественных наблюдательных комиссий в порядке, установленном настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами».

1 Панарин А.С. Глобальное политическое прогнозирование. М., 2002. С. 10.

2 В целях обеспечения осуществления общественного контроля на федеральном, регио-нальном и местном уровнях, а также защиты субъектов общественного контроля от не-обоснованных преследований и воспрепятствования осуществлению общественного контроля 7 июля 2014 г. в Общественной палате Российской Федерации была учреждена Российская ассоциация общественного контроля (РАОК).

385

Кроме того, представляется не совсем удачным определение общественного контроля, сформулированное законодателем. Дело в том, что в нем отражаются цели общественного контроля, отсутствующие в ст. 5 указанного Федерального закона, предусматривающей их исчерпывающий перечь. А, с учетом того, что деятельность органов государственной власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций, иных органов и организаций, осуществляющих в соответствии с федеральными законами отдельные публичные полномочия должна соответствовать общественным интересам, видится целесо-образным включить в определение общественного контроля общественный инте-рес и, таким образом, ч. 1 ст. 4 изложить в следующей редакции:

«Статья 4. Общественный контроль

1. Под общественным контролем в настоящем Федеральном законе понима-ется деятельность субъектов общественного контроля, осуществляемая в установ-ленных законом формах, по наблюдению за соответствием деятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций, иных органов и организаций, осуществляющих в соответствии с федеральными законами отдельные публичные полномочия обще-ственным интересам, а также по проведению общественной проверки, анализа и общественной оценки издаваемых ими актов и принимаемых решений».

Одной из основных целей общественного контроля Федеральный закон на-зывает «обеспечение реализации и защиты прав и свобод человека и гражданина, прав и законных интересов общественных объединений и иных негосударствен-ных некоммерческих организаций», при этом самые важные с точки зрения обес-печения прав и свобод человека и гражданина сферы (обеспечение обороны стра-ны и безопасности государства, общественной безопасности и правопорядка, дея-тельность полиции, органов следствия, прокуратуры и судов и др.), находятся за рамками его непосредственного действия.

Еще одним недостатком данного Федерального закона, как видится, являет-ся слишком зауженный круг субъектов общественного контроля. Так, ст. 17 Фе-дерального закона предусмотрено, что ассоциации и союзы субъектов обществен-ного контроля могут создавать только субъекты общественного контроля. По-скольку некоммерческие организации в число субъектов общественного контроля не входят, то учредителями формально выступать не могут. Поэтому, как пред-

386

ставляется, требуется расширить перечень субъектов общественного контроля, включив в ст. ч. 1 ст. 9 некоммерческие организации и граждан1.

Для некоммерческих организаций, как видится, необходимо предусмотреть процедуру их аккредитации при общественных палатах (советах), в целях преду-преждения появления в системе общественного контроля нежелательных (пре-ступных, лоббистских) элементов (общественных структур и лиц).

В целом, несмотря на существующие недоработки Федерального закона от 21 июля 2014 г. № 212-ФЗ «Об основах общественного контроля в Российской Федерации», его принятие является, безусловно, историческим событием в деле провозглашения универсальных основ этого института гражданского общества.

Таким образом, устойчивое и поступательное развитие гражданского общества возможно тогда, когда оно находится в состоянии равноправного партнерства и качественного правового взаимодействия с государством. Это достигается кропотливой созидательной работой со стороны всех субъектов социума при условии создания определенной системы контактов и взаимообмена. От того, по какому пути будет развиваться это взаимодействие, в конечном счете, зависит быть или не быть демократическому правовому государству в Российской Федерации с развитым и стабильным гражданским обществом.

Именно поэтому сегодня объективно актуализировалась необходимость на основе четкого определения стратегии и тактики взаимодействия государства и институтов гражданского общества по обеспечению конституционных прав и свобод человека и гражданина планомерно предпринимать шаги в целях достижения максимально возможного результата в данной сфере. Следовательно, все процессы преобразования сфер общественной жизни, происходящие на данном этапе в государстве, носят закономерный характер. Государство и институты гражданского общества по объективной обусловленности и практической потребности обязаны постоянно, предметно и функционально взаимодействовать. Без этого все их усилия по проблемам указанным выше, будут сведены лишь к внешним изменениям их структуры.

1 Приложение № 2. Проект федерального закона «О внесении изменений в федеральный закон «Об основах общественного контроля в Российской Федерации».

387

<< | >>
Источник: КИРИЧЁК ЕВГЕНИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ. ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОЙ МЕХАНИЗМ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В УСЛОВИЯХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПОЛИЦИИ И ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. МОСКВА –2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме 4.3. Место институтов гражданского общества в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации:

  1. § 2 Место и роль норм и институтов Общей части уголовного закона в обеспечении уголовно-правовой охраны прав и свобод человека и гражданина
  2. § 4. Место и роль института нотариата в реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина
  3. § 4. Политические партии как связующее звено между гражданским обществом и государством и их роль в реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина
  4. § 5. Церковь как связующее звено между гражданским обществом и государством и ее роль в реализации конституционных прав и свобод человека
  5. КИРИЧЁК ЕВГЕНИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ. ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОЙ МЕХАНИЗМ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В УСЛОВИЯХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПОЛИЦИИ И ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. МОСКВА –2014, 2014
  6. О Г Л А В Л Е Н И Е
  7. 1.4. Герменевтика организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  8. ГЛАВА 2. СУЩНОСТЬ ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОГО МЕХАНИЗМА ОБЕСПЕЧЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА
  9. 2.1. Понятие, признаки и структура организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  10. 2.2. Федеральные органы государственной власти в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  11. 2.3. Органы государственной власти субъектов Российской Федерации в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина
  12. 2.4. Органы местного самоуправления в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  13. 2.6. Проблемы и перспективы модернизации организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -