<<
>>

§3. Соотношение российского законодательства в области защиты прав человека с основными международными стандартами..

В области защиты прав и свобод личности государство прежде всего использует внутренние процедуры и механизмы, органы и организации. Главное - насколько развиты данные структуры, от этого зависит эффективность внутригосударственной защиты прав и свобод человека.

Право на судебную защиту прав и свобод индивида в общем виде закрепляет ст.8 Всеобщей декларации - каждый имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом.

Хотя Декларация не называет конкретный вид судопроизводства, исходя из формулировки - «восстановление нарушенного права» - можно сделать вывод, что речь идет о судопроизводстве в широком смысле: конституционном, гражданском, уголовном и арбитражном. В этом отношении Всеобщая декларация учитывает возможности судопроизводства в рамках любого государства.

В Международном пакте о гражданских и политических правах 1966г. перечень органов, призванных защищать и восстанавливать нарушенные права физических лиц уже не ограничивается национальными судами: право на защиту должно обеспечиваться "компетентными судебными, административными или законодательными властями или любым другим компетентным органом, предусмотренным правовой системой государства" (н.'Ъ" ч.З ст.2 Пакта). Однако то, что наибольшее внимание уделяется именно судебным органам, подчеркивается обязанностью государств "развивать возможности судебной защиты".

Формулировка Пакта о гражданских и политических правах является одной из наиболее четких и исчерпывающих, так как в большинстве других международно-правовых документов содержатся лишь общие отсылки ко "всем имеющимся средствам правовой защиты"(ст.2 Факультативного протокола №1 к Международному пакту о гражданских и политических правах), "компетентным властям государства" (ст. 13 Конвенции против пыток и других жестоких бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984г.), "компетентным национальным судам и другим государственным институтам" (ст.6 Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1968г.) и т. д.

Для обеспечения реализации права на судебную защиту Пакт предусматривает ряд юридических гарантий: обязанность каждого государсгва- участника обеспечить любому лицу, права и свободы которого нарушены, эффективное средство правовой защиты, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве (п.З «а» ст.2); обязанность каждого государства-участника обеспечить применение компетентными властями средств правовой защиты, когда они предоставляются (п.З «с» ст.2); равенство всех перед судами и трибуналами (п.1 ст. 14); право каждого на справедливое и публичное разбирательство дела при определении его прав и обязанностей в каком-либо гражданском процессе компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона (принцип гласности, применение которого ограничивается лишь по основаниям, прямо и исчерпывающе предусмотренным в законе, высокие профессиональные требования к кандидатам на должность судьи, принципы независимости и беспристрастности судей, недопустимость создания чрезвычайных судов) (п.1 ст. 14).

Рассматривая возможности защиты прав и свобод индивида на внутригосударственном уровне, международное право основное внимание уделяет судебным органам, профессиональным юристам, в обязанности которых входит защита прав гражданина и должностным лицам, призванным обеспечивать поддержание правопорядка в государстве.

Седьмой конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, проходивший с 26 августа по 6 сентября 1985г.

в Милане, принял Основные принципы, касающиеся независимости судебных органов. Принципы были одобрены Резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН 40/32 от 29 ноября 1985г. и 40/146 от 13 декабря 1988г. Данный документ носит рекомендательный характер и призывает государства "принимать во внимание в рамках их национального законодательства и практики и уважать Основные принципы". Но несмотря на не обязательный характер, появление подобного документа в международном праве свидетельствует о том, что проблема реализации прав человека, их защиты и охраны, не является более внутренним делом государства не только с точки зрения возможности обращения индивида в международные органы, но и в плане регламентации обязанностей внутригосударственных органов, призванных защищать права и свободы человека.

Особое внимание, уделяемое именно судебным органам, объясняется прежде всего тем, что "на судей возлагается обязанность принимать окончательное решение по вопросам жизни и смерти, свободы, прав, обязанностей и собственности граждан" (ч.7 р-л I Основных принципов).

Конкретизирует Основные принципы Процедуры эффективного осуществления Основных принципов независимости судебных органов, утвержденные резолюцией Экономического и Социального Совета ООН, включающие в себя 15 процедур, в том числе и международных. Их выполнение должно обеспечить реализацию и соблюдение Основных принципов в национальных правовых системах. Процедуры, осуществляемые на межгосударственном уровне предполагают:

1 подготовку докладов для Комитета по предупреждению преступности и борьбе с ней Генеральным Секретарем ООН каждые пять лет (процедура 8); 2.

издание сборника "Права человека: сборник международных договоров", в соответствии с разделом V резолюции 1986/10 Экономического и Социального Совета (процедура 10); 3.

включение в обязанности Организации (а именно - Департамента по техническому сотрудничеству в целях развития и Программы развития ООН) решения следующих вопросов:

а)помощь правительствам (по просьбе последних) в создании и укреплении независимых и эффективных судебных систем;

^предоставление услуг экспертов и региональных и межрегиональных советников по судопроизводству;

с)расширение эффективности мер по осуществлению Основных принципов;

с1)содействие в проведении семинаров на профессиональном и непрофессиональном уровне по вопросам роли судебной системы и важности осуществления Основных принципов (процедура 11) и др. 4.

систему мероприятий в рамках ООН по эффективному осуществлению Основных принципов (процедуры 12-15).

Внешнеполитические решения правительств на сегодняшний день способны непосредственно сказываться на правах физических лиц, интересы которых нуждаются в защите, в первую очередь - в судебной защите. Кроме того, государства заинтересованы в том, чтобы дела их граждан за рубежом разрешались должным образом местными судебными властями и не достигали необходимости дипломатического вмешательства, всегда в подобных ситуациях осложняющего межгосударственные отношения. Поскольку суд является наиболее авторитетным органом для решения такого рода дел, то принятие подобных международно-правовых документов является закономерностью, обусловленной не только сугубо юридическими, но и многими социальными факторами.

Система судебных органов и порядок их работы определяется национальным правом каждого государства. Международное право регулирует лишь отдельные нормативные и процессуальные вопросы деятельности судов (равенство всех перед судом, право обвиняемого на защиту и др.); рекомендательные нормы более подробно регламентируют принципы, касающиеся независимости судебных органов.

Существующие судебные системы обладают принципиальными различиями. В странах с континентальной системой права (Австрия, Италия, Франция, Германия и др.) действуют общие суды, которые рассматривают иски о нарушении прав граждан другими гражданами и административные суды, в компетенцию которых входят иски о нарушении прав граждан государством, его органами и должностными лицами. Англо-саксонская система (Австралия, Великобритания, Индия, США, Шри-Ланка и др.) не подразделяет суды на общие и административные - все иски входят в компетенцию общих судов. Акты и решения властей на основании их несоответствия конституции могут быть обжалованы гражданами в вышестоящие суды. В странах с континентально-европейской системой такими вышестоящими судами являются конституционные. Они выносят решения о конституционности законов и разрешают иски граждан о нарушении их конституционных прав и свобод.

Подобная компетенция судебных органов дает возможность каждому искать защиты своих прав от нарушений любым государственным органом или чиновником, юридическим или физическим лицом.

В Российской Федерации в соответствии со ст. 18 Конституции права и свободы индивида обеспечиваются правосудием. Ст.46 устанавливает право каждого на судебную защиту прав и свобод. Система судебной власти в России

включает как бы три подсистемы40:

1 Конституционный Суд Российской Федерации осуществляет конституционной судопроизводство. В его компетенцию входит рассмотрение жалоб граждан о неконституционности законов, которые применяются или подлежат применению в их отношении (ч.4 ст. 125 Конституции РФ); 2.

Арбитражные суды (Высший арбитражный суд РФ, Федеральные арбитражные суды округов, арбитражные суды в субъектах федерации). Эти суды рассматривают споры граждан и защищают их права в экономической сфере деятельности. 3.

Суды общей юрисдикции (Верховный Суд РФ, Верховные Суды республик и соответствующие им суды в других субъектах федерации, иные федеральные суды). Основная роль в защите прав и свобод принадлежит именно этим судам. Они рассматривают гражданские и уголовные дела, определенную категорию административных дел. Особая функция у Пленума Верховного Суда РФ, который разъясняет судебную практику и реализует право Верховного Суда на законодательную инициативу.

В современном праве наиболее эффективным институтом судебной защиты признается конституционное правосудие. В различных государствах оно осуществляется либо специальными конституционными судами либо квазисудебными органами, обладающими правом на осуществление конституционного контроля.

В частности анализируя систему конституционного правосудия в Австрии, Ф. Эрмакора приводит такую статистику: в 1984г. Конституционный Суд Австрии признал 27 нормативных актов не соответствующими Конституции, из них в 16 случаях по той причине, что они ограничивали одно из основных прав человека, а в 1985г. Суд объявил неконституционными 33 нормативных акта, из них 22 - на том же основании.1

Конституционное правосудие в отношении отдельных лиц или групп лиц реализуется путем подачи индивидуальных или коллективных жалоб на нарушение прав человека законами, нормативными актами или судебными решениями.

Полномочия конституционного правосудия обусловлены рядом принципов, утвердившихся в национальном праве с помощью международно- правовых норм, которые обязывают власти государства соблюдать права и свободы личности и признают за индивидом ограниченную международную правосубъектность.

Индивидуальная жалоба как в доктрине, так и на практике оценивается как гарантия прав гражданина от произвола власти и реализация индивидом возможности участия в процессе управления государством и обществом.

В совокупности эти факторы способствуют тому, что в западных странах индивидуальные жалобы применяются достаточно широко, хотя и отличаются спецификой в отношении круга субъектов этого права, предметов обжалования и юридических последствий принимаемых решений.

Федеральный конституционный Закон «О Конституционном Суде РФ» в ст.З определяет в качестве целей конституционного правосудия защиту основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечение верховенства и прямого действия Конституции РФ.

Закон был принят в соответствии с новой Конституцией 1993г. и ее положениями о конституционном судопроизводстве (ст. 118). Он вводит новые формы конституционного контроля и индивидуальной жалобы (ст.97).

В отличие от ч.З ст.67 Закона 1991г., где указывалось восемнадцать требований, которым должна была соответствовать жалоба, новый Закон не устанавливает требований для оформления и подачи жалобы, а распространяет на нее общие условия ст.37, касающиеся любых обращений в Конституционный Суд. Жалоба должна удовлетворять лишь двум правилам, сформулированным в ст.98: она оспаривает конституционность закона, затрагивающего права и свободы гражданина, который, в свою очередь, подлежит применению в конкретно рассматриваемом или рассмотренном деле в отношении этого гражданина.

Федеральный конституционный закон "О конституционном Суде РФ" не устанавливает необходимости исчерпания всех доступных гражданину средств правовой защиты в государстве. Однако в данном случае это не приносит ожидаемого результата в полном смысле слова. Эта норма избавляет гражданина от хождения по инстанциям. Но, с другой стороны, ст.З Закона гласит, что Конституционный Суд при осуществлении судопроизводства воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов, что позволяет Суду не исследовать обстоятельства дела, необходимые для обоснованного и объективного разбирательства. Ст.42 устанавливает, что «в случаях, не терпящих отлагательства, Конституционный Суд РФ может обратиться к соответствующим органам и должностным лицам с предложением о приостановлении действия оспариваемого акта, процесса вступления в силу оспариваемого международного договора Российской Федерации до завершения рассмотрения дела Конституционным Судом РФ», но вряд ли данную норму, исходя из ее буквального смысла, можно распространить на конституционную жалобу. Есть основания согласиться с мнением авторов, которые полагают, что подобная норма должна «сочетаться с введением в Закон требования о предварительном использовании всех предусмотренных законом средств защиты»41 либо применить иной правовой подход. Один из удачных вариантов присутствует в §26 Закона о Федеральном Конституционном Суде Германии. Пункт 1 регламентирует, что «Федеральный Конституционный Суд собирает доказательства, необходимые для установления истины. Он может поручить собирание доказательств вне устного разбирательства члену Суда или просить об этом другой суд, ограничив поручение указанием на необходимость установления определенных фактов и лиц». Кстати, устанавливая требование предварительного исчерпания внутренних средств правовой защиты, упомянутый Закон в п.2 §90 выделяет специальные случаи прямой подачи жалобы, если жалоба имеет общее значение или когда лицу, подавшему жалобу, может быть нанесен тяжкий ущерб, который нельзя будет предотвратить в случае, если это лицо сначала обратиться с жалобой в обычном судебном порядке.42

Кроме индивидуальной конституционной жалобы, применяется конституционный контроль, который подключает суды к защите прав гражданина тем, что дает им возможность запрашивать заключения о конституционности тех или иных законов (ст. 101).

Осуществление права запроса ставит перед судами необходимость выявления правовой сущности закона. В этом смысле акцент должен ставиться на соблюдение прав и свобод человека, как это утвердилось во многих зарубежных странах (например, ФРГ, Франции и др.43).

4.4 ст. 5 5 Конституции РФ указывает, что в России «не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина».

Таким образом, рассматриваемое право судов «обязывает самих судей давать оценку правового содержания закона и тем самым исключить возможность действия и применения неправомерного, то есть правонарушающего закона».1

Конституционный контроль способствует реализации международных норм, призванных обеспечить внутригосударственную защиту прав человека.

Как отмечает В.А. Карташкин, «проверяя конституционность законов и основанной на них правоприменительной практики, связанных с правами с свободами граждан, Конституционный Суд в процессе разбирательства, при вынесении решений и их обосновании широко использовал весь комплекс международных документов о правах человека».2

Важные практические и теоретические выводы, касающиеся применения международного права Конституционным Судом Российской Федерации были сделаны О.И. Тиуновым, многократно исследовавшим этот вопрос.3

Прежде всего, это проявляется в «заполнении пробелов» законодательства России, которые могут быть восполнены непосредственным применением международных норм. Во-вторых, международное право должно применяться при толковании законов в РФ. Подобное соответствие необходимо, так как в противном случае это может привести к нарушению общепризнанных принципов и норм международного права и, как следствие, к нарушению

!Общая теория прав человека. М., 1996. С. 155.

2Карташкин В.А. Права человека в международном и внутригосударственном праве. М., 1995. С.124-125.

3См.: Тиунов О.И. О решениях Конституционного Суда Российской Федерации в связи с жалобами граждан на нарушение их конституционных прав и свобод II Российский Юридический Журнал. 1996, №2. С .48-62; Международное гуманитарное право. М., 1999. С.228-274 и др.

прав человека.

В этом отношении показателен судебный процесс по делу ученого-химика Мирзаянова, обвинявшегося в разглашении государственной тайны в опубликованной им научной статье, где он выступал против производства и испытания химического оружия. В 1994г. он был привлечен к ответственности на основании ст.71 УК РСФСР. И применяемый закон, и само уголовное дело противоречили не только конституционным нормам (ч.З ст. 15, ч.4 ст.29, ч.З ст.41 и др.), но и международным договорам о запрете производства и испытания химического оружия. После длительных проволочек дело было прекращено, правда, за отсутствием состава преступления.44

Международные стандарты защиты прав человека являются гарантией от принятия законодателем норм, нарушающих эти права, особенно в отсутствие прямых конституционных запретов.

Защита прав личности в уголовном судопроизводстве закреплена ст.52 Конституции РФ - «Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба».

К этому вопросу тесно примыкает проблема оказания юридической помощи адвоката-защитника (ст.48).

Проблема деятельности профессиональных защитников, призванных оказывать помощь физическим лицам в реализации и восстановлении их законных прав и интересов обсуждалась на VIII конгрессе по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, проходившему в Гаване с 28 августа по 7 сентября 1990г. В качестве одной из причин рассмотрения подобного вопроса на международном уровне была названа необходимость "обеспечения надлежащей защиты прав и основных свобод человека, пользоваться которыми должны все люди, независимо от того, являются ли эти права экономическими, социальными и культурными или гражданскими и политическими, необходимо, чтобы все люди действительно имели доступ к юридическим услугам, предоставляемым независимыми профессиональными юристами". Конгресс принял Основные принципы, касающиеся роли юристов, которые предусматривали ряд обязанностей для государств. В частности, государства, поддерживающие данные Основные принципы должны обеспечивать выполнение юристами своих профессиональных обязанностей в отсутствие угроз, препятствий, запугивания или неоправданного вмешательства; беспрепятственные консультации юристов с клиентами внутри и вне страны; освобождение юристов от судебного преследования, судебных, административных, экономических или иных санкций за любые действия, совершенные в соответствии с признанными профессиональными обязанностями.

Действующий в настоящее время УПК не соответствует требованиям данного международного документа. Дело в том, что ст.49 УПК, предусматривающая обязанность «обеспечить» защитника, трактуется органами предварительного следствия и суда чрезвычайно просто - адвоката лишь следует уведомить о необходимости его явки. Подобная система предоставления «бесплатных» адвокатов и оказываемая ими юридическая помощь в принципе не могут быть качественными - данный труд не оплачиваем, а, следовательно, не эффективен. Ст.48 Конституции РФ предусматривает возможность оказания бесплатной юридической помощи гражданину, но нельзя трактовать эту статью как обязанность принудительного бесплатного труда для профессиональных адвокатов. Со стороны государства это является и нарушением Международного пакта о социальных, экономических и культурных правах, регламентирующих право на вознаграждение за труд (ст. 7).

Определенным достижением в сфере защиты гражданина в уголовном судопроизводстве может стать Постановление Правительства РФ от 19 декабря 1998г. «О государственной поддержке деятельности Международного союза общественных объединений «Международный фонд защиты от дискриминации, за соблюдение конституционных прав и основных свобод человека».1 Этим постановлением одобрено Положение о взаимодействии федеральных органов исполнительной власти и данного Международного союза общественных объединений. Эго положение регламентирует лицам, получившим статус подзащитного лица (порядок его получения определяется фондом) квалифицированную юридическую помощь (защитники приглашаются фондом на договорной основе), медицинское освидетельствование в необходимых случаях, подачу жалоб и ходатайств и т. д. Деятельность Фонда распространяется на всех лиц, находящихся на территории Российской Федерации.

Еще один блок вопросов, связанных с возможностями индивида эффективно защищать свои права, касается деятельности органов по охране порядка. К сожалению правоохранительные органы в общественном сознании зачастую олицетворяют в государстве не элемент системы уголовного правосудия, цель которой состоит в предотвращении преступности и борьбе с ней, а "карательные органы", жертвами которых становятся законопослушные граждане, пытающиеся защитить свои права и интересы. Разумеется, поддержание этических норм среди должностных лиц органов охраны порядка должно, прежде всего, осуществляться с помощью хорошо продуманной, повсеместной и гуманной системы законов в государстве. Но, с другой стороны, специфика их обязанностей этих органов такова, что они оказывают влияние не только на качество жизни отдельных лиц, но и общества в целом. Именно

Российская газета. 1998. 20 декабря.

поэтому Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, принятый Резолюцией 34/169 Генеральной Ассамблеи ООН от 17 декабря 1979г., подчеркивает, что "от каждого органа по охране порядка в соответствии с основной предпосылкой любой профессии необходимо требовать осуществления самоконтроля в полном соответствии с принципами и нормами, изложенными в настоящем документе, и что действия должностных лиц по поддержанию правопорядка должны подвергаться тщательной проверке со стороны общественности, которая может осуществляться либо советом, министерством, прокуратурой, судом, омбудсменом, комитетом граждан, либо любым сочетанием этих органов или любым другим органом по надзору" ( 4.8d. Преамбула).

Кодекс включает восемь статей, которые исчерпывающим образом регламентируют основные цели и задачи лиц, обладающих полицейскими полномочиями, причем каждая статья снабжена комментарием, пресекающим возможные двусмысленные либо неточные толкования. Кодекс касается этической стороны деятельности указанных должностных лиц и предусматривает запрет на акты коррупции, пыток и издевательств со стороны последних; применение силы только в случае крайней необходимости и в той мере, в какой это требуется для выполнения обязанностей и проч.

Примечательно, что регламентируя обязанности государств по выполнению Кодекса в тех случаях, когда он имплементируется в национальное законодательство или практику, комментарий указывает, что "если законодательство или практика предусматривают более строгие положения, чем положения настоящего Кодекса, соблюдаются первые" (ст.8, комментарий).

24 мая 1989г. Резолюцией Экономического и Социального Совета ООН утверждаются Руководящие принципы для эффективного осуществления Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка. В качестве мер, необходимых для осуществления задач Кодекса, на международном уровне сообществом должны быть предприняты следующие действия:

1 информирование Генерального Секретаря не реже одного раза в пять лет о степени осуществления Кодекса; 2.

подготовка докладов Генеральным Секретарем о прогрессе в реализации Кодекса; 3.

направление Генеральному Секретарю правительствами выдержек из законодательства, инструкций и сведений об их применении; 4.

предоставление государствам со стороны Организации - услуг экспертов, организаций семинаров и т. д. (раздел ИВ).

Проводя краткий обзор нормативных актов, принимаемых в рамках Организации Объединенных Наций, можно сделать вывод, что наряду с общими вопросами совершенствования внутригосударственного механизма, призванного защищать права и свободы индивидов, принимаются документы, касающиеся защиты прав специфических категорий лиц - осужденных, задержанных, жертв злоупотребления властью, несовершеннолетних, приговоренных к смертной казни и некоторых других. Данные акты носят рекомендательный характер, а предметом регламентации, как и в акгах, упомянутых выше, служат, в принципе, внутренние вопросы государств.

Принципы эффективного предупреждения и расследования внезаконных, произвольных и суммарных казней (рекомендованы Резолюцией 1989/65 Экономического и Социального Совета ООН от 24 мая 1989г.) - указывают правительствам установить запрет на внезаконные, произвольные и суммарные казни и регламентировать права должностных лиц на невыполнение подобных приказов; применять отказ в выдаче другим государствам лиц, если есть веские основания считать, что лицо может стать жертвой подобных казней; тщательно расследовать такие случаи и предоставлять отчет в органы ООН; предавав суду лиц, виновных в проведении таких действий и т. д.

Меры, гарантирующие защиту прав тех, кто приговорен к смертной казни (одобрены Резолюцией 1984/50 Экономического и Социального ООН от 25 мая 1984г.) - отмечают, что смертный приговор должен выносится лишь за самые серьезные преступления ограниченного состава (п.1); запрещается вынесение смертного приговора лицам, возраст которых в момент совершения преступления был менее 18 лет; содержится запрет на приведение приговора в исполнение в отношении беременных женщин и тех, кто недавно стал матерью либо лиц, потерявших рассудок; регламентируется обязательное право для приговоренных на подачу апелляции и прошения о помиловании и проч.

Согласно ч.1 ст.6 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966г. право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека. Это право охраняется законом. Никто не может быть произвольно лишен жизни.

Это право закреплено в ч.1 ст.20 Конституции РФ, регламентирующей, что смертная казнь вплоть до ее отмены, может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления.

За последние годы в России была проведена большая работа по приведению Уголовного Кодекса в этой части в соответствие с международным правом. В частности смертная казнь была исключена из санкций ст.87, ч.2 ст.9345, ч.З ст. 173. Однако случаи ее применения вызывают вопросы о соответствии их Конституции РФ. В качестве иллюстрации проблемы можно привести следующий пример1: приговором Ставропольского краевого суда от 26.07.1995г. Б. Осужден по ст.77 (и по совокупности преступлений) к смертной казни с конфискацией имущества. Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19.12.1995г. приговор в отношении Б.

изменен и назначенное наказание заменено 15-ю годами лишения свободы с конфискацией имущества. При этом судебная коллегия сослалась на ч.2 ст.20 Конституции РФ, гласящую, что смертная казнь может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни. Учитывая, что данная статья Конституции является законом прямого действия и, по мнению коллегии, не предусматривает ответственности в виде смертной казни за иные государственные преступления, приговор подлежал в этой части изменению, а санкция ст.77 - приведению в соответствие с нормами Конституции РФ.

Данное определение было опротестовано Председателем Верховного Суда РФ в Президиум, который оставил протест без удовлетворения по следующим основаниям: В соответствии с ч.2 ст.20 Конституции РФ смертная казнь может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни. Из обвинительного заключения Б. следовало, что, несмотря на организацию вооруженной банды и захват пассажиров автобуса в качестве заложников, Б. не совершал преступлений против жизни, о чем свидетельствуют показания потерпевших о том, что осужденные насильственных действий к ним не применяли.

В данном случае, значение подобного прецедента трудно переоценить заняв принципиальную позицию, суд оценил закон с точки зрения его соответствия Конституции РФ и, в общем смысле, международно-правовым актам о правах человека, и, усмотрев противоречие, сам применил Конституцию.

В настоящее время в России действует трехлетний мораторий на приведение в исполнение смертных приговоров. Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних - "Пекинские правила" (утверждены Резолюцией 40/33 Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1985г.) предусматривают выполнение конкретных действий от государственных органов на стадиях расследования, судебного разбирательства и отбывания несовершеннолетними наказания; определяют возраст привлечения к уголовной ответственности и т. д. В качестве основных целей для государств Правила называют создание условий для содержательной жизни подростка в обществе в тот период развития, когда он или она склонны к неправильному поведению; создание условий для благополучного развития института семьи; принятие особых мер для эффективной деятельности школ и институтов, иных образовательных учреждений; а также специальное развитие судебной системы и правоохранительных органов для защиты молодежи и поддержанию мирного порядка в обществе.

Российское законодательство в этой сфере, в принципе, соответствует международным нормам и стандартам, хотя реальная практика, увы, неутешительна. Основная проблема в следующем: Пекинские правила подчеркивают две особенности производства по делам несовершеннолетних.

Первое - специализация судей и полиции. В принципе, подобная практика не является для России чем-то новым: судьи специализировались персонально в рамках общих судебных учреждений, а специализация милиции выразилась в создании инспекций по делам несовершеннолетних (ныне отделы по предупреждению и профилактике преступности несовершеннолетних) и специализированных категорий следователей МВД. Кроме того, в ведении милиции находятся до сих пор приемники-распределители для несовершеннолетних.

Второе - это максимальная конфиденциальность дел, касающихся несовершеннолетних правонарушителей. В этом отношении российское законодательство содержит большой пробел, так как практически все положения Пекинских правил, относящиеся к конфиденциальности (например, избежание причинения несовершеннолетнему вреда из-за ненужной гласности или из-за ущерба репутации - п.8.1) не находят отражения в действующих правовых нормах.

Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (утверждены Резолюцией 43/173 Генеральной Ассамблеей ООН от 9 декабря 1988г.) - оговаривает наиболее важные права, соблюдение которых необходимо для подобной категории лиц: осуществление ареста, задержания или заключения только компетентными органами; запрет на применение пыток или иного унизительного или бесчеловечного обращения; применение к задержанным режима, соответствующего статусу неосужденных лиц; сообщение лицу причин его задержания или ареста и проч. Всего Свод содержит 39 принципов, ни один из которых не должен истолковываться в смысле ограничения или отхода or любого права, как оно определено в Международном пакте о гражданских и политических правах.

Пункт 3 ст.З и п.З «в» ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах устанавливают, что заключение под стражу не должно быть общим правилом для ожидающих процесса лиц. В действующем уголовно-процессуальном законодательстве РФ есть три процедуры, подпадающие под рассматриваемую ситуацию: 1 Задержание лица, подозреваемого в совершении преступления, караемого лишением свободы, в порядке ст. 122 УПК РСФСР; 2)арест (избрание в качестве меры пресечения заключения под стражу лица, обоснованно подозреваемого в совершении преступления, до предъявления ему обвинения в порядке ст.90 УПК); 3Применение ареста к обвиняемому в порядке ст.89 УПК.

В отношении оснований задержания и ареста в качестве меры пресечения ст.ст.122, 89, 90 УПК соответствуют ст.5.1 «с» и принципу 36 Свода принципов защиты. Но наиболее острый вопрос возникает с таким основанием заключения под стражу как мотивы опасности (тяжести) совершенного преступления (ч.2 ст.96 УПК). Кстати, данное основание является одним из «излюбленных» для следователей российских правоохранительных органов, результатом частого применения которого является переполненность следственных изоляторов и изоляторов временного содержания. Безусловно, данную статью необходимо привести в соответствие с российской Конституцией и международными нормами. Законодательство государства должно содержать значительный выбор средств и методов надзора за лицами, оставшимися на свободе. Наше же уголовно-процессуальное законодательство в сравнении со ст.5.1 Свода выглядит крайне бедно.

Минимальные стандартные правила обращения с заключенными (приняты I Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в Женеве, в 1955г.; одобрены резолюцией Экономического и Социального Совета ООН 663C(XXIV) от 31 июля 1957г. и 2076(LXII) от 13 мая 1977г.) - данные правила, безусловно, представляют собой подробное описание "образцовой системы пенитенциарных заведений" и их целью является побуждение государств к претворению данных правил в жизнь.

В соответствии с Пактом о гражданских и политических правах «все лица, лишенные свободы, имеют право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности» (ст. 10).

Минимальные стандартные правила, кроме общих норм, касающихся обращения с заключенными (данные положения выполняются в России в силу возможностей государства, прежде всего, экономических), содержат ряд специальных правил, предусмотренных для лиц, находящихся под арестом или ожидающих суда. К сожалению эти нормы (например, право подследственного считаться невиновным и обращение с ним в этом же отношении; возможность пользоваться услугами собственного врача и проч.) практически не находят выражения ни в уголовно-процессуальном законодательстве РФ, ни, тем более, на практике.

Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью (принята Резолюцией 40/34 Генеральной Ассамблеи ООН 29 ноября 1985г.) - данный документ следует отметить особо, поскольку он формулирует понятие "жертвы". Это "лица, которым индивидуально или коллективно был причинен вред, включая телесные повреждения или моральный ущерб, эмоциональные страдания, материальный ущерб или существенное ущемление их основных прав в результате действия или бездействия, еще не представляющего собой нарушения национальных уголовных законов, но являющегося нарушением международно-признанных норм, касающихся прав человека" (раздел В, п. 18). Декларация рекомендует государствам в необходимых случаях использовать "неофициальные механизмы урегулирования споров, включая посредничество, арбитраж и суды обычного права или местную практику, с тем, чтобы содействовать примирению и предоставлению возмещения жертвам" (раздел А, п.7 ). В данном случае со стороны международного сообщества государствам предлагаются новые возможности для урегулирования внутренних специфических ситуаций, связанных с защитой прав личности. Кроме того, Декларация предусматривает справедливую реституцию жертвам злоупотреблений.

Конкретные положения Декларации соответствуют Конституции РФ - права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (ст.52). Широкие права в этой сфере предоставляет и уголовно-процессуальное законодательство. Но, с другой стороны, сама категория обвиняемых в подобных делах - особенно если речь идет о властных органах или должностных лицах, способствует практическим сложностям в рассмотрении подобных дел (излишние проволочки, давление на потерпевших и т. д.). Что же касается вопроса возмещения ущерба, то данное право остается пока не действующим.

Индивид, исходя из законодательства государства и его международных обязательств, должен использовать все внутригосударственные средства и механизмы защиты своих прав. Конституция Российской Федерации, прежде всего в ст.45, гарантирует государственную защиту прав и свобод человека и гражданина. В качестве государственных гарантий, предусмотренных Конституцией можно обозначить провозглашение демократического правового государства (ст,1), признание прав и свобод человека непосредственно действующими и определяющими деятельность законодательной, исполнительной власти и местного самоуправления (ст. 18) и т. д.

Однако более важны конкретные юридические гарантии защиты прав и свобод, содержащиеся в Конституции, среди которых выделяются: судебная защита (ст.46); административно-правовые способы защиты (ст.ЗЗ); охрана прав потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью, выражающаяся в обеспечении доступа к правосудию и возможности получения компенсации за причинение ущерба (ст.ст 52, 53); право на получение квалифицированной юридической помощи (ст.48) и др.1

1 Выделяя средства защиты различные авторы по-разному подходят к этому вопросу. Так, например, А.Я. Азаров включает в конституционные механизмы защиты следующие составляющие:

«-принцип непосредственного действия норм Конституции, в том числе норм о правах и свободах человека и гражданина (ст. 15-1, 18); -институт Уполномоченного по правам человека (ст. 103-1 д); -новые формы демократического судопроизводства - Конституционный Суд, присяжные (ст. 123,125); -расширение круга норм, предусматривающих судебные и правовые механизмы защиты (ст.19, 22, 45-54)». См.: Азаров А.Я. Права человека: новое знание. М., 1995. С.55.

Значение судебной защиты подчеркивается как в Пакте о гражданских и политических правах, так и во Всеобщей декларации прав человека: «каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом» (ст.8).

Гарантии реализации права на судебную защиту закреплены не только в Конституции, но и в законодательстве о судоустройстве и судопроизводстве, а также во всей системе отраслевого законодательства, применяемого судами при рассмотрении и разрешении гражданских, трудовых, брачно-семейных, земельных, экологических, административных и иных дел.

Ст. 11 Гражданского Кодекса РФ устанавливает, что защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законом, суд (общий или арбитражный) либо третейские суды. Защита гражданских прав в административном порядке осуществляется лишь в случаях предусмотренных законом. При этом ГК указывает, что решение, принятое в административном порядке, может быть обжаловано в суд. Аналогичные положения закреплены и в нормах других отраслей права, регулирующих отношения с участием граждан. В обоснование своих требований по защите законных прав и интересов индивид может ссылаться и на внутреннее, и на международное право. Современный период характеризуется тем, что в судебной практике часто применяют ссылки на международные соглашения (например, уже в 1986г. в Нидерландах в 58 решениях присутствовали ссылки на Международный пакт о гражданских и политических правах, который признан неотъемлемой частью правовой системы страны1).

1 Доклад Комитета по правам человека. Сорок четвертая сессия. Доп. 40/А/44/40. Нью-Йорк. 1989.

В Российской Федерации подобные случаи также не редки.1

Ряд ученых полагают, что противоречащие международному праву решения судов должны квалифицироваться как противоправный акт государства, который влечет за собой ответственность последнего.2 Именно поэтому в большинстве стран мира все же судебная практика достаточно редко основывает свои решения на международных договорах.

Проблема защиты прав и свобод индивида в сфере исполнительной власти непосредственно связана с административно правовым статусом гражданина* Подробно этот вопрос был рассмотрен Д.Н. Бахрахом в учебнике «Административное право», где он, в том числе, выделил и право гражданина на административную защиту.4

П. «в» ст.71 Конституции РФ указывает, что в ведении России находятся «регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина». Однако в сфере поиска защиты со стороны исполнительных властей, гражданин чаще всего сталкивается с произволом, беззаконием и, в лучшем случае,

1См.: Терешкова В.В. Применение норм международного права в судебной системе РФ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург, 1998. С.147-174.

2Erands L. International Law and the Netherlands Legal Order / International Law in the Netherlands. The Hague, 1980. P.380; Лукашук И.И. Суд в системе государственных органов, реализующих нормы международного права // Государство и право. 1992. №11. С. 115-131.

?См., например: Новоселов В.И. Правовое положение граждан в советском государственном управлении. Саратов, 1976; Гражданин и аппарат управления. М., 1982, 1984; Субъекты советского административного права.

Свердловск, 1985.

4Бахрах Д.Н. Административное право. М., 1993. Гл. 3.

безразличием. Эта проблема была подчеркнута Президентом РФ в Послании к Федеральному Собранию «О действенности государственной власти в России».

Подробно рассматривая административно-правовые аспекты защиты прав и свобод граждан в контексте реализации органами исполнительных властей их обязанностей, предусмотренных Конституцией, федеральными законами и законодательством субъектов Российской Федерации1, авторы делают крайне примечательный вывод - «законодательное закрепление административно- правового статуса гражданина и корреспондирующих правам 1раждан обязанностей органов исполнительной власти и их должностных лиц является важной составной частью государственно-правового механизма защиты прав и свобод человека и гражданина. Однако этот механизм должен реализовываться на практике».2

Западные страны, в большинстве своем, обладают таким институтом защиты прав и свобод человека во внутригосударственном законодательстве как административная юстиция. Это самостоятельная, специальная судебная власть, задача которой состоит в защите субъективных прав гражданина от незаконных распоряжений и решений административной власти.

Административные суды, как правило, проверяют не только законность принятых решений, но и их целесообразность, что существенно ограничивает единоличный произвол исполнительных властей, от которого страдает любое государство.

Уже отмечалось, что в англо-саксонской правовой системе административные споры призваны разрешать общие суды, поскольку специальное разделение судебных органов отсутствует. Основное отличие в

*См., например: Административное право Российской Федерации. М., 1994. С.87-91; Общая теория прав человека. М., 1996. С.285-297.

2Общая теория прав человека. М., 1996. С.297.

деятельности систем, касающееся административного судопроизводства состоит в подведомственности - в странах, имеющих административные суды, она универсальна.

В Российской Федерации на данный момент нет института административной юстиции и механизм защиты прав граждан в сфере исполнительной власти представляет собой следующее.

Административная процедура регламентирована еще союзными законодательными актами - Указом Президиума Верховного Совета СССР "О порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан" от 12 апреля 1968г. в редакции Указа от 4 марта 1980г. и с учетом дополнений, внесенных Указом от 2 февраля 1988г. (об анонимных жалобах1). Индивидуальная жалоба подается на рассмотрение в компетентный вышестоящий государственный орган или должностному лицу по отношению к нарушителю. Принятое решение может быть обжаловано в вышестоящий орган либо в суд. Данный механизм требует скорейшего пересмотра, поскольку в большинстве случаев просто "не работает".

Управление Президента Российской Федерации по работе с обращениями граждан создано в соответствии с Указом Президента РФ от 3 апреля 1997г. и действует на сегодняшний день в редакции Указа от 21 апреля 1998г. «О разграничении функций между Администрацией Президента РФ и Аппаратом Правительства РФ при рассмотрении обращений граждан» 2 В его задачи вменено рассмотрение письменных и устных заявлений граждан и направление их для рассмотрения в соответствующие структурные подразделения Администрации Президента, аппарата Правительства, федеральные органы государственной власти и т. д. На управление возложен контроль за

ведомости Верховного Совета СССР. 1980. №11. Ст.192; 1988. №6. Ст.94. 2Собрание законодательства РФ. 1998, №17. Ст.1910.

своевременным и полным рассмотрением обращений.

Судебная защита от административных нарушений регламентирована Законом РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» от 27 апреля 1993т1. Часть 2 ст.46 Конституции указывает, что решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления могут быть обжалованы в суд. Таким образом, учитывая непосредственное действие конституционных норм, данный закон явился дополнительной гарантией прав и свобод человека и гражданина. 14 декабря 1995г. Федеральным законом были внесены изменения и дополнения в Закон от 27 апреля 1993г.2 Суды общей юрисдикции имеют право рассматривать жалобы на любые действия или решения, нарушающие субъективные права и свободы, кроме тех действий и решений, проверка которых относится к компетенции Конституционного Суда (кстати, эта компетенция не определена ни в одном из действующих нормативных актов, что существенно затрудняет механизм судебной защиты в этой области) и тех актов, в отношении которых законодательством предусмотрен иной порядок обжалования.

Однако основные, исходные положения Закона связаны с реализацией норм международного права - каждый может обжаловать в суд действия (бездействие) и решения государственного органа (должностного лица), а также иных организаций (общественных объединений и др.), если имеет место ущемление его прав или свобод, в том числе и путем возложения на него какой- либо обязанности. Важно то, что гражданин должен лишь доказать факт нарушения его прав и свобод, а вот административные органы обязаны

ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. №19. Ст.685.

2Собрание законодательства РФ. 1995. №51. Ст.1970.

документально подтвердить законность своих действий.

Примером может послужить следующее дело. Жители деревни Новоселки обратились в суд с заявлением, в котором просили признать незаконным п. 1.3 раздела «Инженерная подготовка территории» приложения №1 к распоряжению мэра Санкт-Петербурга «О приоритетном развитии инженерно-транспортной инфраструктуры», которым было предусмотрено расширение свалки отходов в их районе. Отказав в иске, суд сослался на тот факт, что спорный раздел не содержит никаких исполнительно-распорядительных норм по отношению к заявителям, а предусматривает лишь поэтапное осуществление объекта действия. По окончании работ и наличии всех соответствующих документов граждане могут обратиться в суд, но на данном этапе это является преждевременным.

Однако в данном случае граждане обжаловали не действия по исполнению решения, а само решение о расширении свалки, на что им дает право ст.46 Конституции РФ и Закон от 27 апреля 1993г. Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ решение было отменено и дело направлено на новое рассмотрение.1

Суды общей юрисдикции вправе рассматривать дела особого производства, затрагивающие деятельность органов исполнительной власти (нотариата, органов записи гражданского состояния) и жалобы граждан на наложение административных взысканий.

Наконец, определенная роль в защите прав индивида от действий исполнительных властей принадлежит арбитражным судам, в чьи полномочия входит рассмотрение экономических споров, возникающих из административных правоотношений.

*Цит. по. Алексеева Л.Б., Жуйков Б.М., Лукашук И.И. Международные нормы о правах человека и применение их судами РФ. М., 1996. С.И7-119.

Одним из способов защиты прав и свобод человека в РФ является прокурорский надзор. Его главная задача состоит в реагировании на нарушение или неисполнение закона органом исполнительной власти. Федеральный Закон «О прокуратуре РФ» в редакции от 17 ноября 1995г. с изменениями и дополнениями, внесенными Федеральным законом1 от 10 февраля 1999г. разделяет общий надзор на две ветви - надзор за соблюдением Конституции и исполнением законов соответствующими федеральными органами исполнительной власти, государственными комитетами и службами и их должностными лицами и надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина как государственными органами и органами и органами местного самоуправления, гак и органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций.

Закон ввел такую новеллу, как надзор за деятельностью судебных приставов. Это является крайне необходимым в настоящее время, поскольку большинство решений «застревают» на стадии исполнительного производства.

Прокурор вправе рассматривать и проверять заявления, жалобы и иные сообщения о нарушении прав и свобод человека и гражданина, принимать меры по предупреждению и пресечению нарушений этих прав и свобод, привлечению к ответственности лиц, нарушивших закон и возмещению причиненного ущерба и предостерегать о недопустимости нарушения закона.

Скандинавский институт омбудсмена (или парламентского комиссара в Англии, народного защитника в Австрии и проч.) получил особую популярность и авторитет благодаря многим положительным чертам - независимость в системе государственных органов; несменяемость в течение всего срока назначившего его парламента; право законодательной инициативы; открытость и доступность.

Российская газета. 1999. 17 февраля.

В Российской Федерации действует Уполномоченный по правам человека, чьи функции определены Федеральным законом 1996г. "Об Уполномоченном по правам человека в РФ"2: восстановление нарушенных прав граждан; совершенствование законодательства о правах человека в России и приведение его в соответствие с международными нормами; развитие международного сотрудничества по правам человека и правовое просвещение в этой области в России.

Уполномоченный рассматривает жалобы отдельных лиц о нарушениях их прав решениями или действиями государственных органов, органов местного самоуправления, должностных лиц и государственных служащих. Ограничен лишь срок подачи жалобы, установленный продолжительностью в один год со дня нарушения.

По результатам проверки жалоб Уполномоченный может обратиться в суд с заявлением в защиту конституционных прав и свобод; в компетентные органы с ходатайством о возбуждении дисциплинарного, административного производства в отношении виновных лиц либо уголовного дела; в суд или прокуратуру с ходатайством о проверке вступивших в законную силу решений, приговора и др.; направлять свои жалобы, замечания и предложения государственным органам и должностным лицам и т. д.

В ряде государств существует так называемое конституционное право на петицию. Обращения индивидов или их групп подаются в парламент, любой государственный орган, омбудсмену и т. д. В свою очередь последние обязаны принять и рассмотреть жалобу, о чем впоследствии уведомить заявителя. Право это закрепляется в конституциях, регламентах парламентов, законах.

Однако не все государства, содержащие в своем законодательстве право на

Российская газета. 1994. 17 февраля. 2Собрание законодательства РФ. 1997, №9. Ст.1011 петицию, устанавливают обязанность государственных органов или должностных лиц принимать конкретные меры по устранению нарушений прав человека: например, исследуя конституционное законодательство Австрии Ф. Эрмакора отмечает, что власти лишь обязаны принять петицию и ознакомиться с ее содержанием.1

Наконец, важной гарантией соблюдения международных норм в области защиты прав человека в Российской Федерации служит ст.7 Федерального закона «Об исполнительном производстве» от 21 июня 1997г., которая одним из исполнительных документов называет «решения межгосударственных органов по защите прав и свобод человека».2

Безусловно, приведенный обзор не претендует на исчерпывающий анализ всех правовых актов, посвященных регламентации средств внутригосударственной защиты прав человека в международном праве, тем более, что данная работа и не ставит такой цели. Однако это позволяет сделать определенные замечания в плане соотношения международного и национального регулирования защиты прав и свобод индивида в Российской Федерации.

Рассматривая механизмы защиты прав и свобод, закрепленные в Конституции РФ, видно достаточно развернутую систему государственной защиты прав и свобод гражданина: Конституционный Суд РФ; суды общей юрисдикции (Верховный Суд РФ, верховные суды республик, краевые, областные, суды городов федерального значения, суды автономной области и автономных округов, районные суды); военные суды; Высший арбитражный Суд РФ и арбитражные суды субъектов РФ; прокуратура РФ; Судебная палата

'Егшасога F. Grundrip der Menschenrechte in Osterreich. Wien, 1988. S.240-

2Собрание Законодательства РФ. 1997, № 30. Ст.3591.

по информационным спорам при Президенте РФ; Уполномоченный по правам человека в РФ; органы, принимающие участие в рассмотрении дел об административных правонарушениях и др.1

Однако наиболее действенной (а в некоторых случаях и единственной) является судебная защита. Более того, ее приоритет подчеркивается учеными, исследовавшими данный вопрос: «особая роль отводится судебной власти».

Права и свободы «обеспечиваются правосудием» (ст. 18 Конституции)2; «в настоящее время судебная форма защиты субъективных прав и свобод, а также охраняемых законом интересов человека и гражданина является основной.

Право на судебную защиту - одно из конституционных прав человека и гражданина. Но в отличие от других прав оно является гарантией всех иных прав и свобод человека и гражданина. В этом его особенность и основная ценность. Ст. 18 Конституции прямо предусматривает, что права и свободы граждан обеспечиваются правосудием, а ст.46 гарантирует каждому судебную защиту прав и свобод».3

Подобная позиция не нова в Российской Федерации и Конституция 1993г. в области судебной защиты отразила, в том числе, точку зрения юридической науки4

*Права человека в России - международное измерение. Вып.1. М., 1995.

С.14.

2Алексеева Л.Б., Жуйков В.М., Лукашук И И. Международные нормы о правах человека и применение их судами РФ. М., 1996. С. 14.

3Общая теория прав человека. М., 1996. С.227.

4См.: Недбайло П.Е. О юридических гарантиях осуществления правовых норм // Советское государство и право. 1957. №6. С.25; Салищева Н.Г. Гражданин и административная юстиция в СССР. М., 1970, Чечот Д М. Неисковые производства. М., 1973.

Практически во всех принимаемых в последние годы законах отражено право на судебную защиту. Судебной защите подлежат любые права граждан и охраняемые законом интересы.

Преимущественно судебную форму защиты устанавливает уголовное и гражданское законодательство, оговаривая, что защита прав в административном порядке осуществляется лишь в случаях, предусмотренных законом. При этом, ГК указывает, что данные решения могут быть обжалованы в суд. Такая форма защиты как третейские суды также находится под контролем суда.

Судебный порядок защиты субъективных прав наиболее регламентированный в России и законодательство, устанавливающее судебную защиту расширяется на основе Конституции. Многие из способов защиты прав индивида, указанные в Конституции так или иначе обеспечиваются судами (например, возможность компенсации причиненного ущерба или получение квалифицированной юридической помощи).

Подобное положение, однако, несмотря на положительные оценки, обеспечивает массу негативных последствий, наиболее существенное из которых - перегруженность судов обилием дел и, как следствие, недобросовестность в их рассмотрении, невозможность получения компенсации в связи с длительным рассмотрением и проч.

Такая ситуация не согласуется и с п.З «Ь» ст.2 Пакта о гражданских и политических правах, обязывающим государство «обеспечить, чтобы право устанавливалось компетентными на правовую защиту для любого лица, требующего такой защиты, судебными, административными или законодательными властями или любым другим компетентным органом, предусмотренным правовой системой государства и развивать возможности судебной защиты».

Термин «эффективное средство правовой защиты» (п.З «а» ст.2 Пакта) использован не случайно. Как отмечает А.Г. Плешанов1 - он дает возможность каждому из участвующих в нем государств, с одной стороны, учитывать в своем законодательстве национальную специфику (исторические традиции использования различных средств и способов защиты гражданских прав, уровень правосознания в обществе, правовой менталитет населения, экономические возможности страны и т. д.), а с другой - специфику самих субъективных прав, подлежащих защите, в силу которой КПД различных средств (способов) защиты по отношению к нарушениям различных субъектов неодинаков.

Обязанность государств развивать все средства правовой защиты была подчеркнута и в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 39/144 «Национальные учреждения, занимающиеся защитой и поощрением прав человека» от 14 декабря 1984г., где прямо указано, что Генеральная Ассамблея «поощряет все государства-члены к принятию соответствующих мер по созданию, а там где они уже существуют, по укреплению национальных учреждений, занимающихся защитой и поощрением прав человека».

Таким образом в Российской Федерации необходимо совершенствовать иные механизмы защиты, кроме судебной, обеспечивать их действенность и работу. Это прежде всего касается потенциальных возможностей административных, правоохранительных органов и общественных объединений.

1Плешанов А.Г. Международные стандарты права на судебную защиту в международных актах о правах человека и в российском законодательстве // РФ в Совете Европы: проблемы применения норм о защите прав человека. Материалы международного семинара (17-18 апреля). Екатеринбург, 1998. С.217.

Развитие возможностей судебной защиты должно на данном этапе должно происходить не за счет «рекламирования» судебных органов как единственной инстанции для индивида, которая может обеспечить ему защиту законных прав и интересов, но путем улучшения работы других подразделений (дознания, следствия, экспертизы и проч.), которые могут способствовать уменьшению сроков рассмотрения дел, отсутствию либо уменьшению тех дел, которые заранее «обречены» на прекращение или, напротив, направление на дополнительное расследование и т. д.

Необходимо отметить, что действующее законодательство России по основным параметрам соответствует международным стандартам права на судебную и правовую защиту, но все же нуждается в совершенствовании.

Это особенно важно для Российской Федерации в свете конституционного установления права граждан на обращение в межгосударственные органы для защиты своих прав и свобод. Из смысла ч.З ст.46 Конституции вытекает, что международные органы по защите прав и свобод человека являются в настоящее время одним из органов, разрешающих гражданско-правовые споры. Тем не менее судебной по своей природе можно признать лишь защиту, предоставляемую судом, а таковым из международных органов на сегодняшний день для Российской Федерации является только Европейский Суд по правам человека.

Право же индивидуального обращения в межгосударственные органы по защите прав человека, в соответствии с Конституцией Российской Федерации, является по сути продолжением права на судебную защиту - дополнительной гарантией предоставления гражданину надлежащей защиты в случае нарушения его законных прав.

<< | >>
Источник: Самович Юлия Владимировна. МЕЖДУНАРОДНЫЙ МЕХАНИЗМ ЗАЩИТЫ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА: УНИВЕРСАЛЬНЫЙ И ЕВРОПЕЙСКИЙ АСПЕ / Екатеринбург. 1999

Еще по теме §3. Соотношение российского законодательства в области защиты прав человека с основными международными стандартами..:

  1. Глава I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
  2. § 3. Международно-правовые императивы по защите прав потерпевшего
  3. § 1. Влияние международных стандартов обращения с осужденными на уголовно-исполнительную политику и законодательство
  4. §2. Вопросы непосредственного применения государствами международных норм о правах человека.
  5. §3. Соотношение российского законодательства в области защиты прав человека с основными международными стандартами..
  6. §1. Право на индивидуальное обращение в межгосударственные органы
  7. 3.1. Имплементация международного права прав человека во внутригосударственном праве|Я0
  8. §1. Основные понятия теории прав человека
  9. 8.3 Система прав человека. Соотношение прав и обязанностей. Пределы прав и свобод человека
  10. § 2. Международно-правовые основы установления и применения административных наказаний
  11. § 1. Система законодательных актов Европейского Союза о защите прав потребителей.
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -