Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

Глава 4. Масштаб криминализации экономики России на фоне тенденции к росту транснациональной преступности.



В оценках проблем эскалации преступности на национальном уровне на примере России и перспектив декриминализации российского общества целесообразно различать два аспекта:
  • эволюцию теоретико-философских воззрений на природу преступления в СССР с начала 60-х годов до начала 90-х годов, далее период переосмысления до 1992 года, (вступление в силу нового УК РФ) и написания ряда теоретических работ и новых учебников по криминологии на базе новейшей эмпирики;
  • прогнозируемую динамику политического строя и социально-экономического порядка в России на среднесрочную перспективу до 10-15 лет.

Еще 15 лет назад советская криминология исходила из того, что "преступность - это негативное социально-правовое явление классового общества, характеризующееся совокупностью всех преступлений, которые совершены в государстве или отдельном регионе за известный промежуток времени. Преступность - явление преходящее и изменяющееся, то есть оно возникло в определенный период развития общества, претерпело изменения, соответствующие историческим особенностям социально-экономических формаций и конкретных политических систем, и перестанет существовать после исчезновения эксплуататорских формаций и классов."[5]
Если в 1961 году Программа КПСС декларировала цель "искоренения преступности", то в 1990 это положение толкуется как «научная гипотеза», а реальной целью в обозримом будущем может быть лишь сокращение преступности, ликвидация преступности отодвигается в неопределенное будущее.[6]
В 1997 году авторы учебника "Криминологии" провозглашают: "Преступность, как и общество, - живое, постоянно изменяющееся явление". Логика ясна - пока живо общество, будет существовать преступность.
Концепция национальной безопасности РФ, декабрь 1997 года, вводит преступность в ранг угрозы национальной безопасности и констатирует угрозу криминализации общества, т.е. открытую конкуренцию преступного мира с государством, борьбу между ними за политическую власть.
Философия борьбы с преступностью выражена в данной Концепции ясно. Это - противодействие преступности, создание системы противодействия для обеспечения надежной защиты интересов личности, общества и государства. Концепция не ставит глобальных задач типа "искоренение преступности" вообще, она не содержит количественных формулировок "снизить", "уменьшить", "сократить" и т.д., не называет никаких сроков. Она не содержит понятий "косвенная" и "прямая" стратегия борьбы с преступностью, т.е. не делит деятельность государства на прямые и косвенные методы противодействия криминализации или декриминализацию.
Указание на питательную среду преступности - недостатки в законодательстве, кризис в экономике, слабость контроля доходов, слабость работы правоохранительных органов и составляет немудреную аналитическую базу философии борьбы, т.е. противодействия криминализации. Противодействие - это даже не борьба, которая подразумевает то ли победу, то ли поражение. Противо-действие - это посильное противостояние, это стояние, а не процесс движения к желаемому состоянию. Если давать оценку философии противодействия, называемой борьбой с преступностью, то это - философия бессилия, сначала - теоретического, затем - практического, прикрываемого принципами демократизации всей системы борьбы с преступностью, гуманизации законодательства, социальной справедливости во всей деятельности правоохранительных органов, гласности, профилактики.
Философия преступности как форма борьбы с имманентными пороками классового общества оставила в наследство философии противодействия только слово "борьба".

Демократическая философия борьбы с преступностью переносит отношение к криминалу, выработанное всей культурой Запада и 5-ю столетиями Нового времени на российскую почву в самой неподходящей ситуации - расшатанных социально-политических устоев, борьбы без правил за власть, богатство, за выживание, эскалации системного экономического кризиса, вызываемого коллапсом социалистической экономики, распадом экономической системы СССР и новой волной деструкции в результате так называемых ошибок в процессе реформирования в социально-политической и экономической жизнедеятельности общества.
В результате демократическая философия борьбы с преступностью в России ставит систему правоохранительных органов и всю систему национальной безопасности в положение непрерывной погони по следам криминала, который диктует преследователю свои условия взаимодействия (используя коррупционный паралич и другие методы) и использует при этом новые нормы и правила УК РФ, непрерывно усиливается интеллектуально и организационно.
Признаком этого является устаревание и отставание нового УК РФ от криминальной динамики уже в момент его принятия. Поэтому философия гонки по материально-вещественному следу преступности всегда будет проигрывать философии преступления, непрерывно измышляющей опережающие технологии преступления.
Принятие демократической философии борьбы с преступностью на деле означает состязательность, конкуренцию интеллектуальных технологий преступления и борьбы с преступлением. Со всей очевидностью это проявляется в экономических преступлениях, в компьютерных преступлениях, в краже интеллектуальной собственности, в технических преступлениях, где преступный интеллект обгоняет правоохранительный интеллект в создании все более совершенных технологий преступления.
Если оставаться в рамках философии борьбы с преступлением как прямым противодействием преступлению, особенно в сфере организованной и транснациональной преступности, то повышение эффективности этого противодействия означает только одно - сначала интеллектуальное предвосхищение правоохранительными органами новых возможных преступлений, затем практическое применение интеллектуально-конкурентных преимуществ в профилактике преступлений, в лучшем случае - абсолютной монополии правоохранительных органов на базе этих преимуществ.
Понятно, что философия интеллектуального превосходства, соответственно стратегия прямого противодействия не в состоянии до конца искоренить преступность, но она в состоянии существенно сократить и довести ее до уровня, когда она не представляет угрозы для национальной безопасности.
Проблема же декриминализации общества лежит за рамками этой стратегии, она неподсильна отдельно взятой стране. Решение проблемы декриминализации лежит в глубинах исторического процесса и связано, как показано выше, с возможностью обесценения ценностей геополитической власти, экономического богатства, научно-технического и этно-национального могущества.
В последние годы ХХ века проблема преступности приобрела для российского общества особое значение, став подлинно социальным бедствием, угрожающим самим устоям российской государственности и национальной безопасности. Статистика свидетельствует, что по сравнению с 1960 г. число преступлений в России возросло в четыре раза. В настоящее время ежегодно регистрируется около трех миллионов преступлений ( и это при значительной латентности: на каждое зарегистрированное преступление приходится, по мнению экспертов, два незарегистрированных). В условиях острого кризиса российской экономики особо негативную роль играет экономическая, организованная и транснациональная преступность. Поскольку целью преступной деятельности в этих сферах является извлечение прибыли и сверхприбыли, то корни этого явления следует искать в экономике, точнее в ее “узких” местах. Характерно, что термин “теневая экономика” возник не в 90-х годах, а гораздо раньше и обозначал финансово-хозяйственную деятельность, функционирующую вне правового поля. Ее главной чертой в современных условиях является уклонение предпринимателей от официальной регистрации коммерческих договоров или искажение их содержания при регистрации.
Определения “теневая”, “скрытая” иногда уточняются с помощью понятия “незаконная” и относятся к тем видам экономической деятельности, которая запрещена нормами уголовного права.
Теневая экономика существовала и при рыночной, и при планово-административной системе хозяйствования, различаясь лишь масштабом и разнообразием сфер деятельности. Удельный вес неформального производства в мире составляет в среднем 5-10 % от валового внутреннего продукта (ВВП), в африканских странах - 30 %.[7] В России этот показатель Госкомстатом оценивается в 25 %, а по данным правоохранительных органов - в 40-45 %.[8] Следует учесть, что цифры в 40-50 % составляют критический порог, за которым воздействие криминальных факторов на хозяйственную жизнь страны становится настолько ощутимым, что противоречие между легальным и нелегальным укладами экономики превращается в основное социально-экономическое противоречие. Поэтому необходимо разобраться в этом явлении, прежде чем начинать с ним борьбу. Очень важно определить структуру теневой экономики, выяснить причины ее возникновения и выработать механизм ее легализации.
Не вся теневая экономика подпадает под действие Уголовного кодекса, т.е. ее можно условно разделить на две части, из которых криминальная представлена наркобизнесом, торговлей оружием, рэкетом, проституцией, бандитизмом, грабежом, контрабандой, заказными убийствами и в известной степени коррупцией. Этот сектор теневой экономики во многом зависит от несовершенства нормативно-законодательной базы и определяется уровнем правоприменительного риска изъятия доходов от противоправной деятельности.
Вторая часть теневой экономической деятельности осуществляется предпринимателями, финансистами, промышленниками, мелкими и средними аграриями, “челноками”. Эти люди - двигатель российской экономики, ее финансово-промышленная элита, основа среднего класса, обеспечивающего социально политическую стабильность общества. “В тень” бизнес уходит не от хорошей жизни: в основном  туда гонят непомерные налоги - ныне это более 60% продажной цены. Изъятия из прибыли  достигают 65%, а по некоторым оценкам 80-90%  (в мировой практике оптимальной долей изъятий из прибыли считается 33-35%).[9] В такой ситуации исполнение законов ставит под угрозу сам бизнес, не говоря уже о получении прибыли. Как правило, предприниматели идут другим путем: либо сворачивают производство и переводят капитал за границу, либо пытаются получить какие-нибудь квоты или налоговые льготы, зачастую используя подкуп должностных лиц. Третий путь - уклониться от налогов, перейти на наличные расчеты, т.е. уйти в теневую экономику. Причем на этом пути приходится пользоваться услугами криминальных структур для решения арбитражных споров и проблем финансовой ответственности партнеров, поскольку обращение к судебным органам невозможно.
Хотя два вышеописанных сектора теневой экономики имеют общую цель деятельности - получение дохода за пределами правового поля и общие формы его реализации ( в том числе, вывоз капитала за рубеж и накопление “в чулках”) - между ними существуют принципиальные различия.
Если криминалитет действует преимущественно в сфере распределения и перераспределения внеэкономическими, насильственными методами, то теневики - хозяйственники получают свои доходы вполне легально, лишь впоследствии уводя их от закона.
Во-вторых, финансово-экономический хаос в стране и бессилие власти на руку преступному миру, который контролирует до 90% предприятий и организаций, взимая с них дань. Поэтому он всеми способами стремится законсервировать кризисную ситуацию. В ход идут подкуп, шантаж, политические убийства, прямой прорыв преступных лидеров во власть. А коммерсантов нестабильность в обществе и усиление криминалитета не устраивает, т.к. они только за “крышу” платят ему огромные средства, что в свою очередь приводит к удорожанию товаров и услуг примерно на треть.[10]
И в-третьих, первая часть теневиков использует незаконные или полузаконные способы отмывания криминальных доходов, а вторая заинтересована в легализации прибыли на основе изменения действующих норм и законов.
Характерной особенностью последних лет является проникновение преступности в сферы, ранее ей практически недоступные: банковская, внешнеэкономическая, верхний эшелон государственной власти. Целые отрасли экономики сползают в “тень”.
В процессе криминального передела госсобственности прямые потери государства составили только в 1995 г. 10 трлн. руб. В ходе форсированной приватизации повсеместно практиковалось искусственное занижение стоимости при аренде и продаже муниципальной собственности, массовый характер приобрели хищения денежных средств от продажи акций. По утверждению аналитического центра Российской академии наук, 55% капитала и 80% голосующих акций были переданы в ходе приватизации в руки российского и зарубежного криминального капитала. По словам Генерального прокурора РФ Ю.Скуратова, в 1996 году в России было совершено около 2000 преступлений, связанных с приватизацией.[11] На первых этапах разгосударствления в целях фактического расхищения госимущества создавались закрытые АО и в обход программы приватизации производилась незаконная продажа и аренда с выкупом не подлежащих приватизиции объектов, составлялись фиктивные договоры аренды, нарушались правила проведения аукционов и конкурсов и т.п. В настоящее время полученная незаконными путями собственность легализируется и преступные группы становятся полноправными участниками рыночных отношений.
Наиболее распространенными преступлениями экономической направленности являются хищения и мошенничества в финансово-кредитной сфере. В 1995 г. в сфере страхования, кредитов и финансов зарегистрировано 13,9 тыс. преступлений. Общая сумма ущерба по ним составляет 139 млрд. руб. В банковской системе зафиксировано около 10,5 преступлений, сумма ущерба по ним составила 120 млрд. руб.[12] Самыми распространенными преступлениями здесь остаются хищения денежных средств с использованием подложных платежных документов и поддельных банковских гарантий, финансовые аферы с деньгами вкладчиков, должностные злоупотребления руководителей и служащих банков. Характерным преступлением становится противозаконное получение льготных государственных кредитов, их нецелевое использование. По мере совершенствования банковских технологий отмечается рост преступлений с пластиковыми карточками и хищений с использованием компьютерных методов внедрения в телекоммуникационные сети банков. В 1995 г. выявлено уже 188 таких преступлений.[13]
Что касается страховой деятельности, то она большинством организаций, не прошедших обязательную перерегистрацию, ведется нелегально. Особое место на страховом рынке приобретают махинации с участием совместных предприятий или брокерских фирм. В 1995 г. из России в  иностранные банки переведено более 300 млн. долл. При этом 90% общей выручки остается за рубежом.[14]
Рост зарегистрированных в 1996 г. экономических преступлений (13%) наглядно отражает общую тенденцию усиления криминализации хозяйственного комплекса.  Продолжаются масштабные действия по незаконному завладению государственной собственностью в ходе ее разгосударствления и приватизации,  многочисленные корыстные злоупотребления  при управлении ею, уклонение от налогообложения. Заключаются противоправные сделки по вывозу сырьевых, энергетических и других невосполняемых ресурсов за рубеж, активизируется перевод экспортной валютной выручки на счета наших бизнесменов в иностранных банках. За последние годы вывоз капитала за рубеж по разным оценкам составил от 120 до 300 млрд. американских долларов, а накопление частных сбережений “в чулках” российских граждан, занимающихся нелегальной экономической деятельностью, по мнению некоторых экспертов достигает 60 млрд. долл.[15] До августовского 1998 г. финансового кризиса российские торговцы -”челноки” обеспечивали 20-25% импорта. Так, в 1995 г. ими было ввезено в страну товаров на сумму более 10 млрд.долл.(для сравнения: экспорт нефтепродуктов дал 12,3 млрд.долл.). По оценкам итальянских специалистов, вклад русских “челноков” в экономику Италии составил 10% ВВП.[16]
Организованная преступность стала предметом специального криминологического изучения сравнительно недавно. Вывод о ее существовании в СССР был сделан в начале 80-х гг. Всесоюзным институтом по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности ВНИИ МВД СССР, Омской высшей школой милиции, проводившими криминологические исследования независимо друг от друга. А с 1987 г. работа по анализу организованной преступности стала проводиться координировано органами Прокуратуры МВД, КГБ и их научными учреждениями. В результате этого анализа изучены данные уголовной статистики за последние 25 лет: материалы более 500 уголовных дел о преступлениях организованных групп в легкой, лесной и хлопковой промышленности, торговле, сфере бытового обслуживания населения и других отраслях, дела о бандитизме, вымогательстве и т.п., материалы о нескольких сотнях устойчивых преступных групп; проинтервьюированы более 200 преступных “авторитетов” и коррумпированных должностных лиц, свыше 600 сотрудников правоохранительных органов различных регионов страны.
По итогам проделанной работы в 1989 г. состоялся “круглый стол”, посвященный проблеме организованной преступности. На нем юристы, экономисты и практические работники правоохранительных органов рассматривали проблемы теоретической разработки понятия организованной преступности, стратегии и тактики борьбы с ней.[17] В ходе дискуссии обсуждались вопросы соотношения организованной преступности с профессиональной и экономической преступностью, а также причины их порождающие. Впервые были сформулированы признаки, характеризующие организованную преступность. Это:
1) выраженная организационно-управленческая структура, четкое распределение ролей в группе, строгая иерархия самих групп, наличие единых для их членов норм поведения и ответственности, системы санкций и поощрений, их практическая реализация;
2) устойчивый, планируемый, законспирированный характер преступной деятельности, особенно хищений, подкупа должностных лиц  и крупных краж, наличие общих целей, ориентация на получение максимально высоких доходов при минимальном риске;
3) система планомерной нейтрализации всех форм социального контроля с использованием разведки и контрразведки: выведывание планов органов по борьбе с преступностью, целенаправленная разработка мер противодействия и защиты от разоблачения (подкуп сотрудников правоохранительных, контролирующих органов, внедрение в государственный аппарат);
4) наличие значительных денежных фондов, инвестируемых в различных сферах преступной деятельности, помогает увеличивать масштабы хищений, коррумпированности полезных чиновников, материального поощрения членов сообщества. Оплата услуг уголовников приводит к сращиванию общеуголовной и корыстно-хозяйственной преступности;
5) расширение сферы деятельности - кооперация преступных группировок в различных отраслях народного хозяйства, внедрение на “черный рынок” товаров и услуг, контроль над изготовлением и организация сбыта наркотиков, патронаж порнобизнеса и проституции;
6) активное распространение членами преступных сообществ антиобщественной идеологии, в первую очередь, в местах лишения свободы. Моральная и материальная поддержка осужденных преступников (при условии “правильного” поведения на следствии и суде) и их семей.[18]
Также были выделены 3 уровня организованности в преступности. На первом уровне преступные группировки структурно не оформлены, в них нет сложной иерархии, четкого разделения функций и ролей. Попытки вступить в контакт с представителями власти и силовых ведомств носят единичный, ситуативный характер.
Второй уровень предполагает иерархическое построение групп, иногда их конгломерат. Особенностью преступных объединений второго уровня (за рубежом их называют “преступные синдикаты”) является активное внедрение в официальные структуры общества и использование их в своих целях. На этой стадии уголовно наказуемые деяния являются лишь операциями более сложной и широкой криминальной деятельности, которую направляют и координируют лидеры преступного мира. Практическую реализацию их идей и планов осуществляют непосредственные исполнители, имеются также группы прикрытия, разведки.
Качественное отличие третьего уровня организации преступной деятельности состоит в формировании преступной среды и консолидации ее лидеров. На этой стадии завершается отделение функции организации и руководства преступной деятельностью от непосредственного участия в ней, вычленяется руководящее организаторское ядро - мозговой центр, практически недоступный для правоохранительных органов. Криминальные авторитеты координируют свою деятельность не эпизодически, по поводу отдельных операций, а в рамках сотрудничества на долговременной основе. Вырабатываются стратегия и тактика деятельности, разграничиваются сферы влияния, утверждаются принципы взаимной поддержки и общая линия поведения.[19] Намечаются следующие виды деятельности:
а) постоянная разведка и сбор информации о выгодных сферах криминального внедрения, об оптимальных способах проведения операций и возможных путях провала. Планирование преступных акций в рамках данного вида деятельности носит прогностический и профилактический характер;
б) коррумпирование, нейтрализация и последующее привлечение к сотрудничеству государственных и правоохранительных органов. Оплачиваемые услуги состоят как правило в передаче конфиденциальной информации и консультативной помощи при решении кадровых вопросов, определении прибыльных направлений деятельности, обеспечении защиты;
в) легальное использование социально-экономических институтов и условий, имеющихся в стране, для придания внешней законности своей преступной деятельности;
г) нагнетание атмосферы страха и бессилия перед криминалитетом в целях деморализации потерпевших и свидетелей. Слухи о могуществе мафии и беспомощности правоохранительных органов в борьбе с нею создают благоприятный фон для совершения преступлений и защиты от разоблачения;
д) создание сложной иерархо-управленческой цепочки руководства преступной деятельностью, которая избавляет криминальных авторитетов от непосредственного участия в противоправных деяниях и, следовательно, от уголовной ответственности. Таким образом, верхушка криминальной пирамиды, ее интеллектуально-организационный потенциал, всегда сохраняется, обеспечивая постоянную регенерацию преступного сообщества, что выгодно всем его членам - от «шестерки»-карманника до «крестного отца»;
е) собственно преступная деятельность, т.е. совершение конкретных преступлений, должностных, насильственных, имущественных при доминирующей корыстной мотивации. Стремление к власти и контролю над всем и вся тоже обусловлено корыстными целями.[20]
Было дано определение понятия “организованная преступность” как негативного социального явления, которое характеризуется организацией и консолидацией криминальной среды на уровне региона, страны, мирового сообщества (транснациональная преступность), наличием сложной иерархической структуры и руководящей верхушки, осуществляющей организаторские, управленческие, идеологические функции; коррумпированием, вовлечением в противоправную деятельность работников госаппарата и правоохранительных органов; монополизацией и расширением сфер антизаконной деятельности для получения максимальных доходов при минимальном риске для криминальной элиты.[21](Там же, с.31).
Далее участники дискуссии отметили ряд новых признаков, появившихся в организованной преступности, таких как:
- монополизация сфер асоциальной деятельности,
- создание условий, провоцирующих дефицит в экономике,
- использование легальных каналов для отмывания денег,
- отвлечение сил общества и общественного мнения на второстепенные проблемы.
Если  десятилетие назад криминологи еще спорили, есть ли у нас организованная преступность или мы имеем дело с организованностью в преступности, то в настоящее время доказано, что уже с середины восьмидесятых организованная преступность в России  приобрела характер реальной угрозы экономической и политической безопасности страны. Несмотря на все меры, принимаемые правоохранительными органами, не удается пресечь попытки криминальных группировок взять под контроль финансовые и коммерческие структуры, остановить повсеместную коррумпированность госчиновников.
О масштабах организованной преступной деятельности говорят следующие цифры, представленные отделом статистики и анализа организационно-контрольного управления Генеральной прокуратуры РФ:
Количество преступлений, совершенных организованной
группой или преступным сообществом в 1997 году[22]


Численность населения

Количество преступлений

Всего по России
г.Санкт-Петербург
г.Москва
Челябинская обл.
Ростовская обл.
Свердловская обл.
Нижегородская обл.
Пермская обл.
Воронежская обл.
Красноярский край
Новосибирская обл.
Архангельская обл.
Псковская обл.
Ставропольский край
Саратовская обл.
Ярославская обл.
Волгоградская обл.
Кемеровская обл.
Ленинградская обл.
Омская обл.
Респ. Башкортостан
Московская обл.
Самарская обл.
Иркутская обл.
Тульская обл.
Вологодская обл.
Приморский край
Респ. Коми
Ульяновская обл.
Краснодарский край
Белгородская обл.
Новгородская обл.
Пензенская обл.
Липецкая обл.
Алтайский край
Оренбурская обл.
Курская обл.
Читинская обл.
Мурманская обл.
Чувашская респ.
Курганская обл.
Удмуртская респ.
Владимирская обл.
Кировская обл.
Костромская обл.
Респ. Татарстан
Мордовская респ.
Калининградская обл.
Орловская обл.
Смоленская обл.

146.976.000
4.800.000
11.000.000
3.600.000
4.400.000
4.600.000
3.727.000
3.000.000
2.500.000
3.100.000
2.700.000
1.521.000
832.000
2.600.000
2.739.000
1.451.000
2.700.000
3.000.000
1.676.000
2.100.000
4.000.000
6.597.000
3.300.000
2.795.000
1.815.000
1.350.000
2.255.000
1.200.000
1.500.000
5.000.000
1.469.000
750.000
1.500.000
1.250.000
2.600.000
2.200.000
1.347.000
1.295.000
1.048.000
500.000
1.100.000
1.600.000
1.645.000
1.634.000
806.000
3.700.000
956.000
1.000.000
914.000
1.172.000

28497
2164
1955
979
970
950
815
774
764
746
727
670
644
612
581
574
551
500
498
485
479
478
458
440
410
405
386
380
339
335
317
315
306
305
262
258
252
248
244
243
231
220
219
198
194
166
165
165
162
160


Чрезвычайно опасными являются международные операции и связи российской организованной преступности. По данным ФБР, русская мафия установила рабочие контакты с партнерами в 50 странах мира. Для сравнения - в 1994 г. такие связи были только с 29 странами.
Международная организованная преступность - это качественно новое криминогенное явление, характеризуемое рядом признаков, которые в своей сумме, сложности сочетания, результативности, высоком уровне интеллектуальной проработки преступных сценариев, многоэтажной системе защиты превосходят все ранее известные формы организованной преступности.
ООН разделила все транснациональные преступления на 17 групп. Одним из авторов классификации международной мафии является Герхард Мюллер - один из ведущих криминологов мира, крупный специалист по борьбе с организованной преступностью, более 20 лет возглавляющий подразделение ООН по борьбе с преступностью и международному уголовному праву. Им приводится принятое в мировом сообществе определение транснациональной преступности как криминальной деятельности, нарушающей законы более чем одной страны, и характеристики ее видов:
1. Отмывание денег
предпринимается для того, чтобы незаконно полученные капиталы представить финансовым органам как законные. Каковы же нелегальные источники грязных денег? Это взяточничество и коррупция, черный рынок, уклонение от налогов, контрабанда оружия, сбыт краденого, произведений искусства и наркотиков. Известно, что ежегодно в мире продается наркотиков на сумму 300-500 млрд.долл. Но пользоваться ими в цивилизованных странах невозможно. Стандартная процедура отмывания денег выглядит так: происходит переброска наличности за рубеж (самолетом, пароходом, в грузовике с двойным дном) и вложение на банковские счета при помощи многократных международных переводов, после которых источник происхождения денег выяснить уже невозможно. В результате деньги выглядят чистыми и легально вкладываются в экономику, хотя и находятся под контролем организованной преступности. Существуют и другие способы легализации криминальных доходов, но об этом позже.
Истинные масштабы отмывания денег неизвестны, особенно в тех странах, где тайна банковских вкладов охраняется законом.
2. Терроризм.
Правительства всех стран, кроме тех, кто поддерживает международный терроризм, долгое время надеялись, что проблема может быть разрешена путем переговоров и договоренностей. Однако несмотря на все случаи согласования и урегулирования, террористические акты продолжаются, а современные средства передвижения и связи в значительной мере облегчили их подготовку и осуществление. Больше всего от терроризма страдают те страны, чьи правительства занимают жесткую позицию в отношении террористов. Международный механизм ареста и выдачи террористов еще только формируется, а криминологические исследования этой проблемы, перешагнувшей государственные границы, пока в самом начале.
3. Кражи произведений искусства и предметов культуры.
Этот вид преступности угрожает культурному наследию народов. Хотя гробницы и памятники разорялись со времен египетских фараонов, но тогда этот промысел не был международным бизнесом. В настоящее время совершенствование орудий преступления и высокий спрос на произведения искусства, а также простота их транспортировки позволили грабителям разработать целую систему, с помощью которой можно лишить культурного наследия хоть регион, хоть даже страну. Установлено, что ежегодно похищается произведений искусства на сумму 4,5 млрд.долл. для продажи их на мировом рынке. Сейчас в розыске находятся 45 тыс. произведений искусства, причем ежемесячно этот список пополняют 2 тыс.новых предметов.
4. Кража интеллектуальной собственности.
Понятие “кража интеллектуальной собственности” означает нарушение прав авторов и исполнителей, а также незаконное использование знаков охраны авторского права и торговых марок. Практика незаконного воспроизводства защищенных товаров для продажи их по дешевке или за ту же цену довольно распространена, особенно в странах с неразвитой экономикой. Масштабы ущерба стран-производителей трудно поддаются измерению. Только от нелегального использования программного обеспечения, по подсчетам Ассоциации американских издателей программного обеспечения, ущерб составляет 7,5 млрд.долл. ежегодно. Подделку знаков охраны авторского права не могут осуществлять мелкие предприятия или предприниматели-одиночки, так как здесь необходимы умелая координация и налаженная система сбыта, что часто требует сговора на правительственном уровне.
5. Незаконная торговля оружием.
Вооруженные конфликты в различных точках земного шара нельзя представить без международной сети производителей и поставщиков оружия. Масштаб их деятельности - вне статистических оценок. В этой опасной игре совсем немного действующих лиц, а те, кто расписывает роли и продумывает хитроумные комбинации преступных сценариев, действуют в союзе с правительственными органами. Достоверная информация о незаконной торговле вооружением отсутствует, хотя происхождение оружия и военного снаряжения можно отследить. Самым опасным моментом в этих преступлениях стала нелегальная перевозка радиоактивных материалов, несмотря на то что в ряде случаев похитители и перевозчики сами были облучены. Пока что ни одна из этих попыток не увенчалась успехом и смертоносный груз не дошел до адресата.
По рекомендации международных организаций многие страны уже приняли ответные меры, установив межправительственный контроль за источниками радиоактивных материалов.
6. Угон самолетов.
Авиация страдала от угонов самолетов и в 70-е, и в 80-е годы. Только в редких случаях действовали одиночки, требовавшие выкуп; в большинстве случаев угонщики выдвигали политические требования, характерные для террористов.
Ответные меры на угон самолетов были быстрыми и результативными, в результате чего частота подобных инцидентов снизилась, хотя возможность захвата самолетов с заложниками существует и сегодня.
7. Морское пиратство.
Этот средневековый вид преступной деятельности возродился в середине 70-х годов при нелегальной перевозке наркотиков из Южной и Центральной Америки в США на яхтах или рыболовных судах. Захватив в открытом море или в порту судно, преступники уничтожают его владельцев и экипаж. От рук пиратов пострадало уже несколько тысяч судов.
Есть версии, что пиратство в Юго-Восточной Азии контролируется организованными преступными группами, связанными с вооруженными силами. Криминологи склоняются к выводу, что одновременные пиратские нападения в разных частях мира вовсе не случайны, их следы ведут в один центр.
Сейчас этот вид преступлений пошел на спад.
8. Захват наземного транспорта.
Включение этого вида преступлений в классификацию ООН не случайно. Угон грузовика в пределах одной страны считается кражей. По мере развития мировой экономики следование грузовиков на огромные расстояния из Восточной Европы в Западную или из Средней Азии в страны Балтии стало повседневной реальностью и число исчезнувших грузовиков растет пропорционально росту товарооборота.
Точные масштабы этого криминального бизнеса неизвестны. Только 4 государства ответили на анкету ООН по этой теме. Можно прогнозировать обострение этой проблемы  в ближайшем будущем из-за возрастающей прозрачности границ и роста организованной преступности, особенно в странах Восточной Европы.
9. Мошенничество со страховкой.
Поскольку страховая индустрия стала международной, то преступления в этой сфере, в какой бы стране они не совершались, теперь затрагивают всех. Совокупный ущерб от этого вида криминальной деятельности не подсчитан, хотя известно, что например потери Австралии от страховых мошенничеств составляют 1,7 млрд. австралийских долларов, а в США ежегодные убытки равняются 100 млрд.долл.
Международная преступность стремится к участию в страховом мошенничестве путем объединения мелких предпринимателей в отдельных отраслях ( к примеру, страхование морских перевозок) или же проникая в саму страховую сферу.
10. Компьютерная преступность.
Как только коммерческие и правительственные организации перешли на компьютерное обслуживание, этим достижением прогресса воспользовалась и мафия: Internet с его возможностями стал доступен организованной преступности. Пока криминологи исследовали только индивидуальные компьютерные правонарушения с целью обогащения. Потери от компьютерной преступности ежегодно достигают 8 млрд.долл. Время требует срочной разработки методов защиты от хакеров.
11. Экологическая преступность.
Жертвой экологических преступлений становится  население всего мира. По большей части в роли преступников выступают промышленные предприятия, игнорирующие экологические нормы и запреты и вступающие в сговор контролирующими органами. Это стало особенно очевидным, когда производство стали переносить в развивающие страны, где механизм контроля практически отсутствует или неэффективен. Иностранные производители не скупятся на взятки и подкуп чиновников, да и государственная политика бедных наций ориентирована в первую очередь на индустриализацию, обеспечивающую занятость, и рост национального продукта в ущерб чистоте окружающей среды. В этой ситуации нашлось занятие и для организованной преступности, особенно в деле перевозке и захоронении ядовитых отходов.
12. Торговля людьми
Торговля людьми набирает силу и включает в себя перевозку иммигрантов-нелегалов, женщин для занятия проституцией, наемной силы для работы в рабских условиях, домашней прислуги из развивающихся стран, детей для незаконного усыновления. Правовая база для пресечения преступлений подобного рода вполне сложилась, и по мере все большей прозрачности границ эти законы становятся все строже. Однако проблема торговли человеческим товаром год от года становится все острее, так как и спрос, и предложение имеют тенденцию к росту. Жители третьего мира во что бы то ни стало стремятся к переселению в относительно благополучные страны, и этот нелегальный поток большей частью контролируется организованной преступностью.
13. Торговля человеческими органами.
Известно, что первая пересадка почки была сделана в 1954 году, легкого - в 1963 году, сердца - в 1967 году. На сегодня проведено почти полмиллиона операций по пересадке почек. Трансплантология стала значительной отраслью медицины и породила индустрию по снабжению донорскими органами, а также массу проблем этического, юридического, политического и уголовного характера. Для обеспечения медицинских учреждений необходимыми трансплантантами только в США создано 69 специализированных агентств, за деятельностью которых пытаются добиться контроля местные и государственные органы.
Количество потенциальных доноров в США составляет примерно 12 тысяч, а больных, нуждающихся в пересадке органов гораздо больше. Поэтому нелегальный бизнес по поставке органов очень прибылен и переместился в страны третьего мира, где “доноров” часто убивают после изъятия органов или же ими становятся дети бедняков, проданных за ничтожно низкую плату. Есть немало доказательств, что нелегальная поставка органов из развивающихся стран контролируется организованной преступностью, управляющей из стран Западной Европы.
После публикации в прессе разоблачительных материалов о нелегальной торговле человеческими органами в ряде стран были созданы специальные комиссии по разработке законодательных актов, регулирующих этот процесс.
14. Незаконная торговля наркотиками.
Ее оборот в мировом масштабе оценивается в 300-500 млрд.долл. Такие важные документы как Всеобщая конвенция о наркотиках 1961 года, Конвенция о психотропных веществах 1971 года и Конвенция ООН против нелегальной торговли наркотиками и психотропными веществами 1988 года создали базу для международного контроля. Однако усилия не увенчались успехом по ряду причин:
- из-за нехватки средств ООН не в состоянии контролировать соблюдение конвенций и выполнять Международную программу по борьбе с наркотиками, аналогичные национальные и региональные программы также не профинансированы;
- различное отношение к проблеме у разных стран (одни настаивают на запретах и жестких мерах, другие предпочитают контроль и терпимость);
- у многих государств нет законодательной и технической базы для выполнения международных соглашений.
15. Ложное банкротство.
Интернационализация торговли превратила ложные банкротства из локальных правонарушений в международный криминальный бизнес. Его реальный размах не поддается учету. Механизм преступления выглядит так: мафия, купив рентабельное предприятие доводит его до банкротства, хотя доходы велики. Для борьбы с этим преступным явлением, подрывающим национальные экономики и социально-политическую стабильность многих стран необходимо объединить международные усилия по сотрудничеству.
16. Проникновение в легальный бизнес.
Международные криминальные организации, в первую очередь, наркокартели владеют большим числом предприятий. Инвестиции в легальный рынок только от одной торговли наркотиками приблизительно составляют от 200 до 500 млрд.долл. Криминальный бизнес растет прямо пропорционально законному. Тенденция его развития и влияния такова, что может наступить момент, когда мировая экономика окажется под контролем организованной преступности. Очень трудно установить, имеет ли менеджер фирмы связи с преступным миром и не куплено ли предприятие, чтобы скрыть или отмыть криминальные деньги. Известно, что половина денег, ежедневно проходящих через международные границы, отмывается в оффшорных зонах или налоговых оазисах.
17. Коррупция и подкуп общественных и партийных деятелей, выборных лиц.
Пока в ряде стран подкуп должностных лиц не подлежит наказанию, хотя остальные виды взяток включены в уголовные кодексы. Маскируясь под комиссионные, консультирование, посреднические или юридические услуги, взятки во всем мире стали неизбежной платой за деловую активность.
Коммерсанты и инвесторы повсеместно утверждают, что не могли бы заниматься бизнесом, не нарушая деловой и политической этики в тех странах, где им приходится работать. Недавно созданная международная организация “Транснэренси Интернэшнл” поставила перед собой задачу выработать основополагающие принципы международной этики бизнеса:
- обнародование размера взяток и рейтинга коррумпированности политиков и конгрессменов в каждой из стран по оценкам иностранных партнеров;
- оказание давления на национальные правоохранительные органы с целью отказаться от взяточничества;
- поиск путей международного сотрудничества в борьбе со взяточничеством должностных лиц, в том числе через законы стран взяткодателей;
- усиление международного сотрудничества неправительственных организаций, таких как Международная торговая палата и других.[23]
Классификация транснациональной преступности, разработанная ООН, демонстрирует -  насколько велико влияние преступности на жизнь частных лиц, на отдельные отрасли экономики и мировое хозяйство в целом.
Транснациональные преступные структуры опираются на целый ряд факторов, благоприятных для развертывания криминальной деятельности в том или ином регионе:
- прежде всего, учитывается уровень социально-экономического развития региона, чем он ниже, тем легче происходит внедрение;
- очень важно наличие выхода за границу и проверенного пути возвращения, не пересекающихся между собой;
- возможность транзита в соседние государства с прозрачными границами;
- несовершенство правоохранительной системы, ее техническая отсталость и материальная необеспеченность;
- дефекты хозяйственной деятельности на территории базирования, включая производственную, банковско-финансовую, внешнеэкономическую, торгово-коммерческую и частно-предпринимательскую деятельность;
- неудовлетворительное качество законодательства и его нестабильность;[24]
- отсутствие барьеров для развития игорного бизнеса, проституции, порнобизнеса и шоу-бизнеса; в этих сферах можно манипулировать легализованными “грязными деньгами” с последующим вливанием их в легальную экономику для роста.[25]
Поскольку главная цель транснациональной преступной деятельности состоит в получении сверхдоходов, то автоматически возникает и главная проблема: представить их финансовой системе как легально полученные, т.е. проблема отмывания денег. Одно из первых определений “грязных денег” было предложено на Конгрессе ООН в Гаване в 1990 г., там же были указаны основные способы их отмывания.[26]  К ним относятся:
- сокрытие и маскировка криминального источника происхождения денег;
- передача права собственности на имущество криминального происхождения легальной организации или частному лицу с целью обоснования правомерности появления имущества;
- преобразование формы собственности с криминальным прошлым в легальную, к примеру, путем слияния разорившегося предприятия с фирмой теневого сектора;
- дробление крупной суммы и ее возврат в финансовую сферу по частям недекларируемого объема;
- лжедокументация легальности незаконных доходов: инсценировка выигрыша по лотерее или получения наследства;
- перечисление денег по различным счетам с последующим их возвращением в качестве долга или оплаты реально не выполненных работ;
- скупка банковских платежных документов и ценных бумаг;
- использование счетов “на предъявителя”;
- приобретение недвижимости и ее легализованная реализация по большей стоимости за счет привлечения криминальных средств;
- фиктивное соучредительство совместных предприятий с последующим экспортом-импортом капиталов за границу или в страну пребывания;
-  перекачка денег через банки стран, имеющих льготный налоговый режим, таких как Гонконг, Люксембург, Ирландия, Швейцария;
- использование АВИЗО;[27]
- перевод денег в оффшорные зоны;
- инсценировка иностранных инвестиций от фирм за рубежом, созданных на преступные деньги;
- создание и инвестирование предприятий  за рубежом с переводом туда оборудования и капиталов;
- компьютерные незаконные операции с деньгами на счетах отечественных и заграничных банков.
В деле легализации преступно нажитых капиталов не обойтись без организаций, которые помогают опосредовать процессы отмывания денег. К ним можно отнести:
- банки, скрывающие за коммерческой тайной криминальный характер финансовых операций;
- обменные конторы;
- организации, приобретающие ценные бумаги через подложные счета;
- хозяйственные предприятия, которые искажают отчетность и движение материальных ценностей по счетам, совершают бестоварные операции, рассчитываясь безналичным способом и тем самым обосновывая появление денег.
Транснациональная преступность породила новые направления криминальной деятельности:
- трансграничную преступность, под которой понимаются воронкообразные процессы протекания через границу криминальных денег, товаров, услуг, людей транспорта;
- транснациональную коррупцию, когда представители властных структур сопряженных стран по обе стороны границы сотрудничают с криминалитетом;[28]
- транснациональную конкуренцию между преступными кланами разных стран базирования на территории страны незаконного функционирования;
- криминализацию территорий как базирования так и функционирования.
Изучение зарубежного опыта борьбы с организованной преступностью в сфере экономики имеет важное значение для российских правоохранительных и законодательных органов ибо тенденции развития отечественной преступности весьма схожи с общемировыми. Вхождение России в мирохозяйственные экономические связи уже поставило в повестку дня необходимость международной координации борьбы с экономической организованной преступностью.

<< | >>
Источник: Дубнов А.П., Дубовцев В.А.. Философия преступности: проблемы криминализации российского общества. - Екатеринбург, Издательский дом «Ява», 95 с.. 1999

Еще по теме Глава 4. Масштаб криминализации экономики России на фоне тенденции к росту транснациональной преступности.:

  1. Глава 2. Криминальный субъект с позиций криминологии и Концепции национальной безопасности России.
  2. Глава 3. Перспективы декриминализации общества: глобальный и национальный аспекты
  3. Глава 4. Масштаб криминализации экономики России на фоне тенденции к росту транснациональной преступности.
  4. Современные подходы к теоретическому обоснованию защиты государственного суверенитета
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -