<<
>>

2. Теория сельскохозяйственного права как комплексной и автономной отрасли права

224 Теория, обосновывающая создание и развитие комплексного сельскохозяйственного права как автономной отрасли права, соеди­няющей «сельскохозяйственные ветви» частного и публичного права, особенно распространена в современной науке сельско­хозяйственного права буржуазных стран.

Дж. Болла и многие дру­гие авторы считают сельскохозяйственное право одной из «осо­бых» отраслей права, имеющей «свою сферу применения и при­роду, дух, собственные принципы и нормативные источники» 10.

224 Эти ученые пытаются выводить самостоятельность сельскохозяйственного права из технической, экономической и политиче­ской специфики сельского хозяйства.

224 При этом наибольшее зна­чение придается трем вопросам: происхождению комплексного сельскрхозяйственного права; признакам его автономии; соотно­шению между его частноправовой и публичноправовой частями.

224 Большинство авторов, игнорируя или даже отрицая капиталистическую природу комплексного сельскохозяйственного права буржуазных государств, ограничиваются формальной характери­стикой его происхождения и характера.

224 По наиболее распространенному среди буржуазных ученых мнению, формирование комплексного сельскохозяйственного права проходит три этапа. Для первого этапа характерно лишь наличие в обществе особого вида экономической деятельности («технический» или «экономический» факт).

224 На втором этапе — вследствие усиления государственного регулирования — этот «факт» порождает комплекс специализированных правовых норм.

224 На третьем этапе этот комплекс вырабатывает собственные «социальные» принципы, становясь в результате автономной от­раслью права11.

10 G. Bolla. Diritto agrario. «Enciclopedia del diritto», vol. XII, 1964, p. 846.

11 C. Frassoldati. Sulla autonomia del diritto agrario: ricerca dei principigene-rali della materia. «Atti del pr. conv. int. di dir. agr.», vol. I. Milano, 1954, p.

149—150.

224 Т. Аскарелли (Италия) еще в 1935 г. писал о таком значении «технического факта» для сельскохозяйствен-225-ного права 12, а в 1955 г.— и для всего хозяйственного права 13.

225 По его мнению, в комплексных отраслях права господствуют только, «естественные законы» и «неустранимые интересы».

225 Поддерживая это мнение, Дж. Болла утверждал, что проис­хождение сельскохозяйственного права имеет и свою внутреннюю логику.

225 Процесс зарождения автономной отрасли права, по его мнению, начинается с обычая, представляющего собой «молчали­вое соглашение». Затем обычай дополняется судебной практикой.

225 Наконец, аграрное законодательство завершает процесс образования автономной отрасли права 14.

12 Т. Ascarelli. L'imporlanza dei criteri tecnici nella sistemazione delle disci­pline giuridiche e del diritto agrario. «Atti del primo convegno nazionale di diritto agrario». Firenze, 1935 (далее — «Atti del pr. conv. naz. di dir. agr.»).

13 T. Ascarelli. II problema del adeguamento della norma giuridica al fatto economico: Norma giuridica e realta economica. «Diritto di economia», 1955, S. 1179 e segg.

14 G. Bolla. Diritto agrario. «Enciclopedia di diritto», vol. XII, p. 846.

225 Экономическое и классовое содержание процесса образования комплексных отраслей, в частности сельскохозяйственного права, данная теория не вскрывает и вскрыть не может.

225 В последние годы эта аргументация была существенно рас­ширена.

225 Некоторые ученые усиленно подчеркивают значение по­литических факторов, прежде всего значение аграрной политики, для формирования самостоятельного (автономного) сельскохозяй­ственного права.

225 Действительно, как уже было отчасти отмечено в гл. I, аграрная политика как особая сфера политических отно­шений (и как одна из частных наук о политике) приобретает все большую самостоятельность и значение.

225 Это выражается, в частности, в том, что правовое регулирование сельского хо­зяйства, как одно из важнейших средств аграрной политики, при­водится в соответствие с ее требованиями и превращается во все более внутренне согласованную и относительно самостоятельную совокупность методов и форм правового воздействия на сельское хозяйство.

225 Так, итальянский юрист-аграрник А. Карроцца подчеркивает особо значительное и растущее влияние «политического факта» на идеологически и исторически изменяющийся характер право­вого регулирования сельского хозяйства.

225 В особенности сильно он подчеркивает значение современной аграрной политики, кото­рая в большинстве стран Западной Европы носит уже не толь­ко национальный, но и наднациональный характер (единая аграр­ная политика ЕЭС). А. Карроцца показывает, как под влиянием (этой аграрной политики уменьшается значение одних правовых институтов, возрастает значение других, вводятся новые институ­ты и т. д. В частности, становятся неактуальными многие нормы о поддержке мелкого крестьянского хозяйства. Падает значение норм итальянского мелиоративного законодательства, изданных

226 после первой и после второй мировых войн и исходивших из необходимости и срочности мелиорации большого количества зе­мель низкого качества, что ныне, в условиях перепроизводства сельскохозяйственной продукции в странах ЕЭС, становится, со­гласно распространенному мнению, экономически нерациональ­ным, и т. д.

226 Возрастает значение других институтов, например ряда новейших форм относительно более крупных сельскохозяй­ственных предприятий, а также институтов, деятельность которых направлена на охрану плодородия почв в связи с более широ­кими проблемами охраны природы, территориального планирования и т. д.15

226 Выдвигаемые названными учеными доказательства автономии и «единства» сельскохозяйственного права также свидетельствуют о разложении традиционной буржуазной системы права.

226 В качестве аргумента прежде всего используется единая экономическая и политическая функция, выполняемая всем сельскохозяйственным правом капиталистических стран. Целью всего сельскохозяйственного права этих стран буржуазные ученые, как правило, считают содействие примирению противоречивых инте­ресов и преодолению противоположности идеологий путем право­вого регулирования экономики.

226 Речь идет главным образом о по­пытках согласовать индивидуальные и публичные интересы, право собственности и государственную власть (у Дж. Боллы — «лич­ность, государство и международное экономическое сообщест­во» 16) в области сельского хозяйства.

226 Из этой общей целенаправленности А. Пикало выводит спе­циальную целенаправленность сельскохозяйственного права но отношению к сельскохозяйственным предприятиям (создание и поддержка «здоровых» предприятий), крестьянству (забота о нем ввиду его особого «социологического, социального и полити­ческого значения») и т. д. 17

226 В подтверждение юридической близости между двумя частя­ми сельскохозяйственного права многие авторы наиболее часто ссылаются на «свойственное сельскохозяйственному праву устой­чивое переплетение его гражданскоправовых и публичноправовых частей».

226 По мнению А. Пикало, это переплетение требует от­каза от привычных представлений о частном и публичном праве как о «двух мирах, которые разделены непреодолимыми препят­ствиями и враждебными границами» 18.

15 A. Carrozza. II «fatto politico» nell'ordinamento giuridico dell'agricoltura. «Problemi generali e profili di qualificazione del diritto agrario». Milano, 1971, p. 85—131.

16 G. Bella. La fonction du droit agraire en tant que jus proprium. «Contribu-ti per lo studio del diritto agrario comparato». Milano, 1963. p. 235—237.

17 A. Pikalo. Die Funktion des Landwirtscnaftsrechts als Sonderrecht. «Deutsche Landesreferate zum VI. Internationalen Kongrefi fur Rechtsvergleichung im Hamburg 1962». Tubingen, 1962, S. 207—221.

18 Ibid., S. 207—209.

226 Однако Пикало считает,

227 что различия между обеими «разновидностями права» должны сглаживаться лишь в той мере, в какой они становятся ненуж­ными, чтобы «здоровое соотношение» между ними «не было утра­чено» 19.

227 Сторонники этой теории комплексного сельскохозяйственного права указывают в качестве доказательства юридической близо­сти между двумя частями сельскохозяйственного права на общ­ность источников права, объекта правового регулирования, осо­бенностей правоотношений и т. д.

227 Дж. Болла считает, что наряду с общими источниками права (конституция и законодательство) для обеих частей сельскохозяйственного права характерны такие специфические источники, как обычай, которым регулируются многие аграрные отношения в различных странах; судебная прак­тика по сельскохозяйственным делам; частная практика сельско­хозяйственных правоотношений 20.

227 Итальянский ученый Занобини в 1928 г., исходя из анализа своеобразия сельского хозяйства как объекта правового регулирования пришел к выводу, что сельскохозяйственая ветвь админи­стративного права, как и все его новые «экономические» ветви, составляет «специальное частное право» и именно поэтому входит в органическое единство с сельскохозяйственной ветвью общего частного права21.

227 Этот взгляд был уже после второй мировой войны поддержан дель Веккио 22 и другими авторами.

227 Многие буржуазные юристы пытаются из всех экономических, политических и правовых особенностей и задач, по их мнению, характерных для обеих частей сельскохозяйственного права, вы­вести его общие принципы. Например, К. Фрассольдати писал, что для обеих частей сельскохозяйственного права характерны пять принципов: принцип хорошего ведения обработки земли (жи­вотноводства) ; принцип ограничения минимального размера сель­скохозяйственного предприятия; принцип неделимости общих ре­зультатов хозяйственного года; принцип социальной солидарности между всеми земледельцами (собственниками, арендаторами, из­дольщиками, батраками и др.); принцип сотрудничества между соседними хозяйствами 23.

19 A. Pikalo. Der EinfluB der Europaischen Wirtschaftsgemeinschaft auf das landwirtschaftliche Bodenrecht in der Bundesrepublik Deutschland. «IDAIC. Atti della secpnda Assemblea», vol. II. Milano, 1964, S. 346.

20 G. Bolla. Diritto agrario. «Enciclopedia di diritto», vol. XII, p. 846—849.

21 Zanobini. II problema deH'autonomia del diritto agrario. «RDA», 1928, p. 373.

22 G. del Vecchio. Sul diritto agrario. «II trentennio di Rivista di diritto agra­rio». p. 13—14.

23 C. Fratsoldati. Sulla autonomia del diritto agrario: ricerca dei principi gene­rali della materia. «Atti del pr. conv. int. di dir. agr.», vol. I, p. 149—167.

227 Выдвинутые К. Фрассольдати принципы сельскохозяйственно­го права были подвергнуты критике, Г. Б. Фунайоли (Италия) писал, что ни один из пяти предложенных принципов не может

228 быть признан специфическим и исключительным для сельскохо­зяйственного права и отличающимся от принципов иных комплекс­ных отраслей нрава. Более того, Фунайоли скептически отнесся к самой возможности сформулировать принципы аграрного права.

228 Однако попытки определить такие принципы продолжались. Венесуэльский ученый X. Р. Акоста-Касаубон называл следую­щие основные принципы комплексного сельскохозяйственного права его страны: принцип социальной функции сельскохозяй­ственной, в первую очередь земельной, собственности, охваты­вающий подчиненные ему принципы аграрной реформы; принцип эффективного возделывания земли; принцип личного труда и управления земледельческим хозяйством со стороны его собст­венника и членов его семьи; принцип права землепашца на зем­лю, которую он обрабатывает; принцип всесторонней помощи зем­ледельцу; принцип защиты и распространения мелкой и средней сельскохозяйственной собственности, сельскохозяйственных коо­перативов и других сельскохозяйственных объединений (напри­мер, объединяющих отца-фермера с его сыном-преемником) 24.

228 Коста-риканские юристы О. Сала и Р. Бараона предложили 14 общих и типичных принципов сельскохозяйственного право своей страны.

228 Прежде всего это принцип «защиты сельско­хозяйственного предпринимателя, не являющегося собственником, от собственника, не являющегося предпринимателем».

228 Из этого принципа вытекают другие: устранение концентрации земель в руках спекулянтов или лиц, пользующихся этими землями в ущерб коллективным интересам; устранение слишком крупных и слишком мелких хозяйств; ограничение свободы аграрных до­говоров; предпочтение семейному сельскохозяйственному пред­приятию, поощрение создания кооперативов и т. д.

228 По поводу этого предложения А. Карроцца высказал мнение, что названные принципы, в отличие от выдвинутых К. Фрассольдати, в большинстве являются «чисто» аграрноправовыми, но имеют другой недостаток: они относятся не ко всему сельско­хозяйственному праву, а лишь к его отдельным частям, и прежде всего к институтам сельскохозяйственной собственности (с ее «социальной функцией»), сельскохозяйственного предприятия, к сельскохозяйственным договорам и т. д. Некоторые из этих принципов, по мнению А. Карроццы, все же являются слишком общими и выходят за пределы сельскохозяйственного права25.

24 /. R. Acosta-Cazaubon. Manual de Derecho Agrario. Maracay, 1967, p. 75— 86.

25 A. Carrozza. Problemi di teoria generale del diritto agrario. Firenze, 1972, p. 25-28.

228 Уругвайский юрист А. Хельси Бидард назвал в качестве принципов сельскохозяйственного права Уругвая примат интере­сов производителя или производства (но он не назвал, перед

229 какими иными интересами); предпочтение ассоциативных форм; гибкость и свободу различных форм сделок и т. д.

229 Эти принципы очень неопределенны и туманны. А. Карроцца, рассмотрев эти попытки выработать общие принципы сельско­хозяйственного права, приходит к выводу, что это не настоящие принципы права, а пожелания, которые сельскохозяйственное право должно удовлетворять в определенных условиях места и времени. Поэтому он подчеркивает, что задача выработки таких научных принципов остается весьма актуальной 26.

229 В условиях капитализма выдвинутые перечисленными автора­ми принципы действуют в пределах, определяемых частнокапи­талистическим характером сельского хозяйства, волей националь­ных и мировых монополий, а также политикой буржуазного государства. Поэтому такие принципы указывают лишь на неко­торые приемы буржуазной аграрной политики и сельскохозяй­ственного права. Но об основном экономическом, политическом и правовом содержании буржуазного аграрного права эти принципы в значительной степени умалчивают. ^

229 Следующий довод в пользу самостоятельности комплексного сельскохозяйственного права состоит в том, что в той же мере самостоятельным становится и ряд других новых комплексных отраслей права. Некоторые буржуазные ученые считают, что все комплексные отрасли права составляют третью значительную часть права (социальное или социально-хозяйственное право), существующую наряду с частным и публичным правом. Так, мексиканская исследовательница М. Чавес де Веласкес считает комплексное сельскохозяйственное право составной частью со­циального права, наряду с хозяйственным (промышленно-торго-вым) правом, трудовым правом и другими комплексными отрас­лями права 27.

229 Многие иные авторы рассматривают сельскохозяйственное право как составную часть комплексного хозяйственного права 28.

26 Ibid., p. 28—29.

27 М Chavez de Velasquez. El derecho agrario de Mexico. Mexico, 1964, p. 9, 25, 29.

28 Одним из первых так поставил вопрос немецкий юрист Э. Вестхоф, кото­рый писал, что «при систематической разработке хозяйственного права» и «при правовой систематизации экономики» не категории права, а толь­ко расчленение экономики является мерилом» (Е. Westhof. System des Wirtschaftsrechts, Bd I. Leipzig, 1926, S. 6, 10, 19, 58, 59). Того же взгляда придерживался Ю. В. Гедеман (J. W. Hedemann. Deutsches Wirtschafts-recht, 1939, S. 39, 184, 185, 360—367). В настоящее время эта точка зрения особенно распространена также в Италии, во Франции и т. д. (G. Rinck. Wirtschaftsrecht. Koln — Bonn — Mimchen, 1963).

229 М.Лонго писал о хозяйственном праве, что, как бы ни были разнообразны и туманны идеи по поводу этой отрасли, нет сомне­ния в том, что она охватывает все или почти все сельско­хозяйственное право и что само сельскохозяйственное право являет-230-ся одной из ее наиболее важных, наиболее богатых традициями и наиболее изобилующих материалом частей29.

230 Точно так же Ольдегар Франко Вьейра (Бразилия) отмечал, что «сельскохозяйствен­ное право... — раздел хозяйственного права, которое до сего вре­мени в свободном мире было разделом частного права. В настоя­щее время оно превращается в полупубличное в результате того же самого процесса, который происходит с другими отраслями частного права» 30.

230 Все эти концепции ведут к постепенному распространению мнения о научной самостоятельности сельскохозяйственного пра­ва. Ее начинают признавать многие ученые, долгое время отвер­гавшие идею автономии аграрного права. Например, М.Лонго в 1952 г. писал, что ни сосуществование публичноправовых и частноправовых элементов, ни наличие особых технических и эко­номических критериев, ни присутствие особых правовых инсти­тутов не могут доказать научной автономии какой-либо отрасли права: они доказывают лишь наличие специализации в праве. Вся проблема автономии была для него лишь одной из «лже­проблем, кажущихся серьезными только по ошибке» 31.

230 Однако через несколько лет М.Лонго отказался от этой точки зрения, признав одинаково правильными и необходимыми обе систематики правовых норм, относящихся к экономике вообще и к сельскому хозяйству в частности: традиционную, в которой нет места для сельскохозяйственного права, и новую, отводящую ему самостоятельное положение 32.

29 М. Longo. Proprieta agraria e «scienza della legislazione».— «IDAIC. Atti della prima Assemblea», vol. II, p. 218.

30 Oldegar Franco Vieira. 0 problema agrario no direito constitucional e ad­ministrative do Brasil. «IDAIC. Atti della prima Assemblea», vol. I. Mila-no, 1962, p. 587.

31 M. Longo. Profili di diritto agrario italiano. Torino, 1952, p. 26.

32 M. Longo. Proprieta agraria e «scienza della legislazione». — «IDAIC. Atti della prima Assemblea», vol. II, p. 220.

230 Другим примером постепенного, хотя и не столь решительного, перехода на позиции сторонников комплексного сельскохозяйст­венного права могут служить взгляды Крёшелля. Он отрицает существование комплексного аграрного права, называя сельско­хозяйственным правом только «особенности частного права, дей­ствующие в сельском хозяйстве» 33, и выделяя их лишь в качест­ве «академической учебной дисциплины» 34.

33 K. Kroeschell. Landwirtschaftsrecht. Koln — Bonn — Miinchen, 1966, S. 1—3.

34 Предшественниками Крёшелля и его единомышленников в этом отноше­нии были буржуазные теоретики хозяйственного права начала 20-х годов

(Нуссбаум, Гольдшмидт и др.), не признававшие его комплексного ха­рактера и рассматривавшие хозяйственное право (и в качестве его разде­ла — сельскохозяйственное право) как часть гражданского права. По­добным образом и сейчас некоторые юристы считают его «ветвью част­ного права, регулирующей отношения по использованию земли» (см., на­пример: A. Fautsch. Manuel de droit public et prive. Paris, 1964, p. 17 — 18).

230 Все остальные вопро-231-сы правового регулирования сельского хозяйства, как «мало свя­занные с сельским хозяйством», Крешелль относит к другим отраслям права, прежде всего к административному праву.

231 При этом Крешелль непоследователен в двух отношениях.

231 Во-первых, он не может не признать, что особенности частного права в сельском хозяйстве устанавливаются именно публичным правом 35.

231 Во-вторых, Крешелль относит к сельскохозяйственному частному праву нормы о суде и процессе по сельскохозяйствен­ным делам, хотя немецкая правовая наука традиционно считала гражданский процесс и суд частью публичного права 36.

231 Однако Крешелль все же допускает, что комплексное сельскохозяйственное право может быть сформировано на основе ин­ститута сельскохозяйственного предприятия. Но, в отличие от многих своих коллег, он считает, что данный институт в ФРГ , и в других странах еще не вполне сложился и поэтому пока не может сыграть свою решающую роль в формировании комплекс­ного аграрного права как самостоятельной отрасли права37.

231 Одновременно Крешелль подчеркивает, что догматические соображения не должны помешать необходимому по практическим соображениям комплексному исследованию всех областей и проблем права, имеющих непосредственное значение для сельского хозяйства38

231 Даже те ученые, которые продолжают отвергать автономию сельскохозяйственного права в силу традиции (например, многие юристы-аграрники англосаксонских стран, а также некоторые ученые в других странах), не могут в тех или иных формах не признать все более тесное взаимодействие норм публичного и частного права в области сельского хозяйства, необходимость их комплексного изучения и применения.

231 Об этом писал, например, П. Доновен (Австралия39). Д. Денмен (Англия) отмечал, что «сельскохозяйственная техника, экономические соображения и социальные теории способствуют выработке сельскохозяйственно­го права как особой отрасли тех всеобщих правовых актов, кото­рая регулирует отношения между государством и индивидуальным землевладельцем» 40.

35 К. Kroeschell. Bodenordnung in der jnodernen Gesellschaft. «Contributi per lo studio del diritto agrario comparato». Milano, 1963, p. 45—47, 49.

38 Л. Эннещерус. Курс германского гражданского права, т. I, полутом 1. ИЛ, 1949, стр. 131.

37 В гражданскоправовой литературе буржуазных стран часто также отме­чается, что сельскохозяйственное право еще «недостаточно выделилось из общего права» (см., например: Enneccerus-Nipperdey. Lehrbuch des Allge-meinen Teils des burgerlichen Rechts, Bd. I, Halbb. 1, 14. Auflage, S. 2.

38 K. Kroeschell. Was ist Agrarrecht. «RDL», 1965, N 11, S. 278.

39 P. Donovan. Agricultural Law — Australia. «IDAIC. Atti della prima Assem­blea», vol. I, p. 232—289.

40 D. R. Denman. Agricultural Law and the Ownership of Land in England. «IDAIC. Atti della prima Assemblea», vol. I, p. 205, 227.

232 Выражаемая этими учеными объективная потребность в выде­лении сельскохозяйственного права в более или менее самостоя­тельную отрасль права и правовой науки нашла свое подтверж­дение и на практике.

232 Прежде всего, была признана самостоятельность сельскохозяй­ственного права как учебной дисциплины, которая в настоящее время преподается на юридических и сельскохозяйственных фа­культетах многих университетов и в иных учебных заведениях большинства капиталистических стран.

232 Сторонники автономии сельскохозяйственного права усиленно подчеркивают, что факт самостоятельного преподавания свидетельствует о возникновении настоятельной жизненной потребности в выделении данной обла­сти знания в отдельную науку и является одним из первых ша­гов в этом направлении.

232 Затем стала все шире практически признаваться законода­тельная самостоятельность сельскохозяйственного права. Это про­явилось в издании сельскохозяйственных кодексов в Мексике, Франции, Уругвае, некоторых штатах США (Калифорнии и др.) и Аргентины (Буэнос-Айрес) и т. д . Во многих странах, где сельскохозяйственные кодексы не изданы, распространилась практика принятия обширных специализированных сельскохозяй­ственных законов (Японии, Англии и др.).

232 Кроме того, в ряде стран составляются официальные сборники таких законов, представляющие собой своеобразную попытку инкорпорации сельскохозяйственного законодательства. Напри­мер, в США систематизированное изложение более 2000 феде­ральных законов о различных сторонах сельского хозяйства со­ставляет целый том Собрания законов США41. Периодически выпускаются сборники новых законов о сельском хозяйстве, еще не включенных в Собрание 42.

232 В определенной степени это заме­няет сельскохозяйственный кодекс.

232 Одновременно в тех странах, где еще нет сельскохозяйствен­ных кодексов, в науке получает все более широкое распростра­нение мнение о необходимости их издания. Э. Романьоли писал о сельскохозяйственном праве, что «фрагментарность его норм и конъюнктурная природа некоторых из них делают необходимой работу знатоков сельскохозяйственного права по координации этой материи и созданию сельскохозяйственного кодекса» 43.

41 «The Code of the Laws of the United States of America», title 7.

42 См., например: «Laws Relating to Agriculture», compiled by G. G. Udell. Washington, 1966.

43 E. Romagnoli. La disciplina della proprieta e dell'impresa agricola. «IDAIC, Atti della prima Assemblea», vol. II, p. 546.

232 Б. Кёпрюлю (Турция) считает необходимым создать и ввести в действие в Турции сельскохозяйственный кодекс, аналогичный тем, какие существуют в настоящее время в большом числе стран Европы

233 и Америки 44.

233 Каррера доказывает необходимость создания аграр­ных кодексов во всех странах Латинской Америки45.

233 Наконец, многие буржуазные юристы-аграрники заявляют, что комплексное сельскохозяйственное право приобретает и научную самостоятельность (автономию) в результате координации его двух частей (частноправовой и публичноправовой) и смягчения противоположности между ними на почве их общих экономиче­ских, социальных ц политических задач и правовых особенно­стей.

233 Буржуазная сущность рассматриваемой теории проявляется и в том, как ее сторонники определяют соотношение между частным и публичным правом внутри комплексного сельско­хозяйственного права. Как правило, многие приверженцы данной теории считают, что в сельскохозяйственном праве основную роль играют и всегда должны играть гражданскоправовые нормы.

233 А. Пикало, например, не только признает, что «новейшее сель­скохозяйственное право, которое развилось из общего, особен­но из гражданского права, в западном мире все еще преобла­дающим образом им определено», но и считает необходимым сохранить такое положение, «чтобы особое правовое содержание сельскохозяйственного права... не развивалось шире, чем это не­обходимо в интересах организации экономики» 46. Другие придают решающее значение публичноправовым нормам.

233 Лишь очень немногие сторонники этой теории считают невозможным констатировать устойчивое преобладание частного или публичного права в комплексном сельскохозяйственном праве. По мнению А. Хельси Бидарда, перевес может оказываться на сто­роне как частного, так и публичного права 47.

44 В. Koprulu. L'exploitation agricole d'apres les dispositions de la Loi sur la distribution des terres aux agriculteurs. «IDAIC. Atti della prima Assemb­lea», vol. II, p. 186.

45 R. R. Carrera. El Derecho Agrario у el Desarrollo Economico de los Pueblos de Latino-America. «IDAIC. Atti della seconda Assemblea», vol. I. Milano. 1964, p. 617.

46 A. Pikalo. Die Funktion des Landwirtschaflsrechts als Sonderrecht. «Deut­sche Landesreferate zum VI. Internationalen Kongress fur Rechtsverglei-chung im Hamburg 1962», S. 220.

47 A. Gelsi Bidard. Nocion de Derecho Rural. «RDA», 1963, N 1-2, p. 46.

233 Убедительным проявлением кризиса буржуазной системы и науки права могут служить взгляды некоторых ученых на систе­матизацию права и выделение из него сельскохозяйственного пра­ва и иных «экономических» и «социальных» отраслей. По мне­нию М. Лонго, как уже было кратко сказано, одинаково необхо­димы для правовой науки и равно законны две юридические системы: а) традиционная система права, основу которой состав­ляет «экзегетико-догматическая разработка правового материала» на формально-логической основе; б) новая эмпирическая система, состоящая из специальных комплексных отраслей права и осно-234-ванная на практической целенаправленности таких отраслей, их норм и институтов 48.

234 Однако даваемая Лонго характеристика обеих систем иска­жает их действительный характер и значение. Старая система права возникла как единственное и сохраняется как важное выра­жение практической частнокапиталистической целенаправленно­сти буржуазного права, а отнюдь не только как выражение фор­мально-догматического подхода ученых к исследованию и систе­матизации правового материала.

234 Появление новой системы права, которая, не отрываясь от старой системы и исходя из нее, начинает обрастать и собствен­ными формальными конструкциями, выражает отнюдь не только дополнение формально-догматического метода эмпирическим ме­тодом в науке права.

234 Прежде всего в этом выражаются некото­рые изменения в капиталистической практической целенаправ­ленности буржуазного права и в методах ее реализации, происшедшие с переходом к государственно-монополистическому капи­тализму.

234 Критическое состояние буржуазной системы права не менее ясно выражается в попытках некоторых юристов-аграрников ог­раничить государственно-монополистическую перестройку права и его системы. Они видят переплетение частноправового и публичноправового регулирования сельского хозяйства, но не признают комплексное сельскохозяйственное право самостоятельной от­раслью права.

234 Например, И. Поляк (Нидерланды) находит воз­можным и необходимым исследовать комплексное сельскохозяй­ственное право, но считает, что тем не менее оно является и должно остаться впредь только «поперечным сечением» всей системы права, а не его «автономной частью»49.

48 М. Longo. Proprieta agraria e «scienza della legislazione».— «IDAIC. Atti della prima Assemblea», vol. II, p. 220.

49 /. M. Polak. Apercii de droit agraire neerlandais. «Contributi per lo studio del diritto agrario comparato». Milano, 1963, p. 125—128, 130—131.

234 Все это свидетельствует об обостряющейся социальной неце­лесообразности старой буржуазной системы права, о неизбежно­сти ее замены иной, более современной системой, о нежелатель­ности такой полной замены для буржуазии.

234 Сторонники комплексного сельскохозяйственного права вклю­чают в его состав все сельскохозяйственное публичное право и все сельскохозяйственное частное право. Все большее внимание буржуазных юристов-аграрников привлекают обоснование и раз­работка отдельных комплексных норм, институтов и разделов сельскохозяйственного права, регулирующих отдельные виды аг­рарных отношений. Многие из этих институтов и разделов сами стали предметами более или менее развитых самостоятельных теорий.

<< | >>
Источник: Аксененок Г.А., Кикоть В.А., Фомина Л.П.. Критика современных буржуазных аграрноправовых теорий. М.: Наука.1972. – 320 с.. 1972

Еще по теме 2. Теория сельскохозяйственного права как комплексной и автономной отрасли права:

  1. 5. О СИСТЕМЕ ОБЪЕКТОВ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ
  2. 6. ГРАЖДАНСКИЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ И ОБЪЕКТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ: МЕЖСИСТЕМНЫЕ СВЯЗИ
  3. 14.4. Система права и система законодательства
  4. Понятие системы права Система законодательства
  5. 12.2. СИСТЕМА И СТРУКТУРА ПРАВА КАК ЕГО ВНУТРЕННЯЯ ФОРМА
  6. Тема 14. СИСТЕМА ПРАВА
  7. 3. Разновидности отраслей права. Комплексные отрасли
  8. ОГЛАВЛЕНИЕ
  9. 1. Возникновение, развитие и сущность теории комплексного сельскохозяйственного права
  10. 1. Возникновение, развитие и сущность теории комплексного сельскохозяйственного права
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -