Заключение экспертизы

Заключение является ответственнейшей частью акта, экспертизы. Закон требует, чтобы заключение, экспертизы было дано в строгом согласии с обстоятельствами дела и дан - ными тех специальных знаний, для которых вызван эксперт.

Это требование налагает на экспертов обязательство тщательно изучать все материалы дела, каждый документ, каким бы незначительным он ни казался на первый взгляд, строго обдумать и проанализировать все фактические данные.

Заключение должно содержать в себе обстоятель - ные, строго обоснованные выводы из данных произведенной экспертизы, с соответствующей мотивировкой, содержать ответы на все поставленные судебно-следственными органами вопросы, а также должно давать указания (выводы) по вытекающим из материалов дела и данных экспертизы очевидным для эксперта вопросам, хотя бы они и не были предложены судебно- следственными органами. При экспертизе членовредительства в заключении должно быть высказано мнение о возможности нанесения потерпевшим себе повреждения при указанных обстоятельствах.

При комиссионном проведении экспертизы все эксперты в равной степени являются ответственными за правильность проведения экспертизы и заключения. Они подписывают протокольную часть акта экспертизы и заключение. Если кто-нибудь из экспертов не согласен с данным заключением, то он составляет особое мнение, прилагаемое к акту экспертизы.

Может ли врач эксперт отказаться от дачи заключения? В отдельных конкретных случаях безусловно может отказаться полностью или частично от ответов на определенные вопросы. Во- первых, эксперт может отказаться от заключения по тем вопросам, которые выходят за пределы его знаний, например, если судебпо медицинскому эксперту предлагают вопросы, касающееся психического состояния и вменяемости обвиняемого. Эксперт, не являющийся специалистом-психиатром, не должен пытаться отвечать на этот вопрос, руководствуясь общими рассуждениями, а не строго научными данными психиатрии. Эксперт обязан заявить суду, что он не является специали стом-психиатром, что это выходит за пределы его знаний, почему он и не может иметь своего суждения по этому вопросу. Никогда не следует стесняться и скрывать свое незнание перед судом, а нужно решительно и прямо об этом заявить. Авторитет врача-эксперта от этого нисколько не пострадает, а только выиграет. Суд, привлекая врача в качестве эксперта, этим самым оказывает ему величайшее доверие. Ложным стыдом за свое незнание, эксперт может не только обмануть доверие суда, но и направить суд на неправильный путь, что в свою очередь может повлечь за, собою тяжелую непоправимую ошибку.

Эксперт может отказаться от дачи заключения и в том случае, если предоставленные ему материалы недостаточны. Заявляя о невозможности дать заключение, эксперт обязан указать, какие именно материалы или документы, дополнительные исследования или расследования, опросы тех или других лиц (обвиняемых, потерпевших, свидетелей, сведущих лиц и др.) необходимы ему для выполнения экспертизы.

В тех случаях, когда врач-эксперт не может ответить на поставленные ему при экспертизе вопросы, он обязан по этому поводу дать мотивированное объяснение (заключение).

Вопросы судебно - медицинской экспертизе по делам о симуляции и членовредительство

Правильность проведения судебно-медицинской экспертизы во многом зависит от умения следователя правильно и исчерпывающе сформулировать вопросы экспертизе. Иногда приходится получать от следователя дело без каких-либо вопросов экспертизе. Дело просто направляется для заключения. Это, конечно, неправильно и указывает лишь на, то, что следователь недостаточно уяснил себе сущность дела и не знает, какие вопросы ему нужно поставить на разрешение экспертизы. Если следователь затрудняется поставить вопросы экспертизе, то ему можно рекомендовать до направления дела в комиссию экспертов вызвать к себе для консультации судебно- медицинского эксперта и вместе с ним уточнить, какие вопросы должны быть поставлены перед судебно-медицинской экспертизой. Предусмотреть все вопросы, которые могут возникнуть в каждом конкретном деле, конечно, невозможно. Можно только привести типичные, основные вопросы, которые приходится ставить на разрешение перед судебно-медицинской экспертизой.

1 . По поводу симуляции

а) Какое заболевание обнаружено у испытуемого и его причины?

б) Подтверждается ли болезнь объективными данными или их нет?

в) Объясняется ли отсутствие объективных данных характером заболевания или болезнь изображается (симулируется) испытуемым?

г) Типично или нетипично протекает заболевание у испытуемого?

д) Не объясняется ли необычность течения болезни преувеличением отдельных симптомов болезни (аггравацией)?

е) Соответствует ли объективным данным указание испытуемого о причинах и давности заболевания (время начала заболевания)?

ж) Каково отношение испытуемого к лечению? Нет ли попыток ухудшить или замедлить течение болезни отказом, невыполнением лечебных мероприятий и процедур или какими-либо другими способами?

Не замечается ли попыток словесными утверждениями преуменьшить результаты лечения?

з) Какими объективными данными подтверждается симуляция (аггравация) испытуемым предъявляемого им заболевания?

и) Является ли симуляция (аггравация) сознательной или же она есть следствие болезненного состояния испытуемого (истерии, какого-либо душевно го заболевания) ? \

к) Если симуляция (аггравация) есть следствие болезненного состояния испытуемого, то вменяем ли он и в какой степени является ответственным за свои действия?

л) Считают ли эксперты доказанным ложное создание испытуемым картины заболевания?

м) Дает ли болезнь, на которую жалуется испытуемый, освобождение от военной службы?

н) Годен или не годен испытуемый к военной службе?

2. По поводу членовредительства

а) Какое повреждение обнаружено у потерпевшего, чем (орудием или средством) и каким способом оно было нанесено?

б) Соответствуют ли даваемые потерпевшим объяснения обстоятельств получения повреждения объективным данным?

в) Возможно ли воспроизведение обнаруженных изменений самим потерпевшим?

г) На каком расстоянии был произведен выстрел? Каково направление выстрела? Где входное и выходное отверстия (при огнестрельных повреждениях)?

д) Возможно ли установить, из какого оружия был произведен выстрел?

е) Соответствует ли объективным данным показание потерпевшего о давности получения повреждения?

ж) Не обнаружено ли в области повреждении остатков или следов действия каких-либо веществ, которыми могло быть вызвано повреждение?

з) Каковы тяжесть повреждения и опасность его для жизни? Какой срок необходим для излечения повреждения?

и) Каково отношение потерпевшего к лечению? Нет ли попыток ухудшить или замедлить излечение пассивными (невыполнение лечебных мероприятий) или активными (растравливание, расковыривание, срывание повязки и т.п.) действиями?

к) Каково психическое состояние потерпевшего и нет ли надобности в судебно- психиатрической экспертизе?

(Этот вопрос ставится лишь в сомнительных случаях).

л) Освобождает ли постоянно или временно данное повреждение или заболевание от военной службы?

м) Годен или не годен потерпевший к военной службе?

Перечисленные выше вопросы являются, понятно, примерными.

В каждом конкретном случае, в зависимости от его особенностей, вопросы могут быть дополнены и изменены.

Пределы компетенции эксперта

Из опыта известно, что врачи, привлекаемые в качестве экспертов, не всегда достаточно ясно представляют себе те требования, которые к ним предъявляются, и пределы своей компетенции. В результате неосведомленности в дальнейшем может возникнуть целый ряд недоразумений.

Врачу необходимо знать, что органы военной юстиции привлекают его в процессе расследования только потому, что он — врач, т.е. человек, обладающий специальными знаниями, которыми не обладают следователь, прокурор, судья. Расследование ведет следователь, обвинять будет прокурор, решать вопрос о виновности будет суд. Врачу-эксперту представители военной юстиции предлагают вопросы, которые он должен разрешить только на основании строго научных данных и своего собственного врачебного опыта. Этими обязательными требованиями к врачу- эксперту и определяются пределы его компетенции, что не всегда достаточно ясно представляют себе не только врач, но и судебно-следственные работники.

Заключение врача-эксперта является только одним из доказательств в процессе, и как всякое доказательство оно должно быть проверено другими доказательствами. Заключение эксперта не является обязательным для суда. Суд может согласиться с выводами экспертизы, но может их, и не принять. Если врач, привлекаемый в качестве эксперта, не обладает знаниями и опытом для разрешения тех вопросов, которые ему предлагают, то он не только имеет право, но и обязан отказаться от экспертизы, потребовав вызова специалиста, судебно-медицинского эксперта. Ни в коем случае не следует давать заключения на основании априорных предположений, только потому, что врачу так кажется правильным. Заключение должно вытекать из объективных данных. Так, например, врач должен критически подходить к материалам дела, которыми он располагает к моменту экспертизы. После экспертизы расследование продолжается. При дальнейшем расследовании и на суде могут появиться новые данные, в корне изменяющие сущность дела. Врач-эксперт не должен смущаться также тем обстоятельством, что полученные им объективные данные противоречат имеющимся материалам дела. Объяснение этому может быть получено при дальнейшем расследовании или на судебном процессе. Экспертиза должна быть обоснованной, строго научной и объективной, иначе она не нужна суду. Эти элементарные истины, к сожалению, не всегда известны не только врачам, но и юристам. Опыт показывает, что иной раз судебно- следственные работники считают, что врач обязательно должен ответить на поставленный ему вопрос, а врач, не зная своих прав и пределов своей компетенции, считает себя обязанным разрешить любой вопрос, который ему предлагают органы юстиции, что является в корне неправильным. Наиболее часто встречается неправильное представление о пределах компетенции эксперта как со стороны судебно-следственных работников, так и самих экспертов в вопросе об умысле при доказательстве симуляции и членовредительства, что и приводит иногда к тяжелым ошибкам. Нередко бывает так, что следователь, недостаточно владеющий искусством ведения следствия, пытается все обосновать только заключением экспертизы и иной раз настойчиво требует от врача точного ответа о том, было или не было в данном случае умышленное членовредительство. С другой стороны, встречаются и эксперты, охотно берущие на себя несвойственные им функции следователя и прокурора. Решение вопроса об умысле, как правило, не должно входить в компетенцию судебно-медицинского эксперта. Вопрос об умысле решают следователь и суд. Эксперт же может высказать мнение, например, о возможности или невозможности нанесения себе повреждения потерпевшим при указанных обстоятельствах. Представим себе, что эксперт устанавливает при осмотре огнестрельного ранения, что выстрел произведен в упор. Может ли он по одному этому признаку решить, что имеет дело с членовредительством? Конечно, нет. Выстрел в упор может быть при членовредительстве, несчастном случае, может быть получен и в рукопашной схватке. Предположим далее, что потерпевший отрицает выстрел в упор, а утверждает, что ранен в перестрелке, издали. Может ли эксперт в этом случае говорить об умышленном ранении? Опять-таки нет. Дальнейшее расследование может установить, что потерпевший ранил себя случайно и, стыдясь своей неосторожности, объяснил сначала свое ранение неприятельской пулей, в перестрелке. Все это может быть установлено следствием, судом, но не экспертизой. О чем может говорить в таком случае эксперт? Только о том, что объяснения потерпевшего не соответствуют объективным данным, что выстрел был произведен в упор, а не с дальнего расстояния, и что, следовательно, объяснения потерпевшего противоречат объективным данным.

Другой пример: если врач констатирует ожог глаза кислотой, а потерпевший отрицает ожог и объясняет поражение глаза засорением, то врач может высказать предположение о членовредительстве. Но если потерпевший заявляет, что кислота случайно брызнула в глаз, то умышленное членовредительство может быть установлено следователем, но не врачом.

Иногда следователь требует от эксперта дать категорический ответ на поставленные вопросы: «Да или нет?», «Было или не было членовредительство?». Такое требование со стороны следователя также неправильно. В целом ряде случаев можно дать не категорический, а только предположительный ответ как в ту, так и в другую сторону. Если следователь будет настаивать на категорическом ответе, то опытный эксперт в случае невозможности, откажется дать такой ответ, а неопытный эксперт может попытаться найти обоснование для категорического ответа в общих рассуждениях и тем самым иной раз ввести следствие в заблуждение. Поэтому пределы компетен - ции эксперта должны обязательно учитываться как органами военной юстиции, так и самими экспертами.

<< | >>
Источник: М. И. АВДЕЕВ. Пособие по судебной медицине для военных юристов и военных врачей / М.: Юриздат, Медгиз. - 110 с.. 1943

Еще по теме Заключение экспертизы:

  1. ЗАКЛЮЧЕНИЕ СУДЕБНО- ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ
  2. 20. ОБЩИЕ ТРЕБОВАНИЯ И ПРАВИЛА ОФОРМЛЕНИЯ ЗАКЛЮЧЕНИЯ СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ
  3. 2. Оценка заключения судебной видеофонографической экспертизы
  4. ЗНАЧЕНИЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ЭКСПЕРТИЗЫ ДЛЯ СУДЕБНО-СЛЕДСТВЕННЫХ ОРГАНОВ
  5. Глава VIII Заключение эксперта-психолога в ходе судебно-сексологической экспертизы
  6. Заключение судебно-психиатрической экспертизы и его оценка следственными органами и судом
  7. 2.3.2. Обязательное производство судебно-психиатрической экспертизы (назначение, проведение и оценка ее заключения) по делам о применении принудительной меры медицинского характера
  8. 2.3.2. Обязательное производство судебно-психиатрической экспертизы (назначение, проведение и оценка ее заключения) по делам о применении принудительной меры медицинского характера
  9. Экспертиза в гражданском процессе (основания, порядок назначения, виды). Права и обязанности эксперта. Заключение эксперта, его отличия от консультации специалиста.
  10. § 5. Подготовка, назначение, проведение судебной видеофонографической экспертизы и оценка заключения эксперта 1. Подготовка образцов и технических средств
  11. ЭКСПЕРТИЗА В ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ РАССЛЕДОВАНИИ 5.15.1. Понятие судебной экспертизы и основания ее назначения по уголовному делу
  12. Порядок проведения экспертизы и составление акта экспертизы по делам о симуляции и членовредительстве
  13. Попов В.Л., Скрижинский С.Ф. НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ОРГАНИЗАЦИИ РАБОТЫ В ОТДЕЛЕ СЛОЖНЫХ ЭКСПЕРТИЗ ЛЕНИНГРАДСКОГО ОБЛАСТНОГО БЮРО СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Исполнительное производство - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Политология - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника -