Судебно - медицинская экспертиза в условиях фронта

В условиях фронта судебно-медицинская работа врачей характеризуется рядом особенностей, вытекающих из фронтовой обстановки, которая вносит известные поправки в обычный порядок проведения экспертизы. Обстановка иногда диктует необходимость немедленного расследования факта, подозрительного на членовредительство, и соответствующих следственных и судебных действий, Основная масса экспертиз по делам о членовредительстве производится на месте врачами передовых пунктов медпомощи, медсанбатов или передовых подвижных госпиталей.

В обязанности врачей входит, помимо обычной работы, выявление случаев, подозрительных на членовредительство, и последующая экспертиза. Далеко не всегда имеется возможность создания комиссии для проведения экспертизы, и поэтому врач вынужден проводить экспертизу единолично. Тем большая ответственность возлагается на врачей-экспертов. ГВСУ (Молодцов и Васильев) даются следующие указания военным врачам фронтовых районов:

«Врач в процессе обычного обследования раненого без всякой предвзятости на самоповреждение должен спросить:

а) о времени ранения,

б) в какой фазе боя получено ранение,

в) о положении тела во время ранения

и, сопоставив эти данные с медицинской характеристикой раны, сделать тот или иной вывод».

Все эти данные должны быть записаны в тот или иной документ (история болезни, карта и пр.). Делать это нужно не только для накопления наиболее полного материала для последующих разработок, но и для обеспечения дополнительных данных для следственных органов, так как дело о самострельстве может возникнуть спустя долгое время после ранения.

Во всех ясных случаях умышленных самоповреждений лечащий врач сообщает об этом судебно-следственным органам через своего непосредственного начальника. В случаях же, если характер ранения является подозрительным на возможное умышленное самоповреждение, лечащий врач обязан пригласить для консультации специалиста — судебно-медицинского эксперта или более опытного врача для разрешения вопроса о необходимости возбуждения следствия. Такого вида предварительная консультация является необходимой во избежание напрасной травматизации раненого военнослужащего, поскольку компетенция врачей в этих вопросах может быть недостаточной.

При приеме в госпиталь легко раненых на обязанности принимающих врачей лежит выделение подозрительных на членовредительство. В случае возможности вызова судебно-медицинского эксперта из состава армейской или фронтовой патолого-анатомической лаборатории или же имеющегося в данном месте любого судебно-медицинского эксперта последний командованием госпиталя приглашается для проведения предварительной экспертизы.

Если не представляется возможным вызвать специалист судебно-медицинского эксперта из органов НКО или НКЗ, то командование госпиталя назначает для производства предварительной экспертизы комиссию в составе наиболее опытных хирургов.

После осмотра подозреваемых вышеуказанными лицами выделяются только те лица, у которых членовредительство не может быть исключено; на каждого из последних судебно-медицинским экспертом или созданной комиссией составляется акт предварительной экспертизы, который со всеми материалами (история болезни, карты передового района, вещественные доказательства) передается следственным органам.

В акт предварительной экспертизы включается: 1.

Введение с указанием: а) фамилии, имени, отчества, возраста, части свидетельствуемого, б) наименования лиц, произведших освидетельствование, в) наименования командования госпиталя, предложившего экспертизу. 2.

Обстоятельства дела с указанием: а) обстоятельств ранения или заболевания со слов пострадавшего и б) данных записи из карты передового района и истории болезни об обстоятельствах ранения (заболевания). 3.

Объективные данные на общих для акта судебно-медицинской экспертизы основаниях с обращением внимания на точное описание анатомического характера ранения или характера заболевания. 4.

Заключение по следующей схеме (в случаях травматических членовредительств):

а) локализация, направление и характер повреждении с указанием, каким оружием оно нанесено;

б) расстояние выстрела;

в) соответствует ли анатомический характер ранении показаниям свидетельствуемого.

В остальных случаях в заключении указывать точную или предполагаемую природу заболевания.

5. Подпись лица или лиц, производивших экспертизу.

Доказательство симуляции и членовредительства

Многие опытные военные эксперты считают экспертизу симуляции и членовредительства делом весьма трудным и сложным. К бесспорным доказательствам симуляции и членовредительства относят уличение на месте преступления и признание. Но даже и эти, казалось бы, бесспорные доказательства не всегда бывают такими и поэтому требуют обязательной проверки и подтверждения другими фактами. Уличение на месте преступления может быть случайным, потому что симулянт и членовредитель, естественно, принимают все меры предосторожности, совершая свои манипуляции. Конечно, если членовредителя застают в тот момент, когда он простреливает себе руку или растравляет кислотой язву на ноге, факт членовредительства налицо.

В других случаях, особенно при симуляции, уличение на месте преступления еще ничего не доказывает. Хорошо известно, что при сильной зубной или головной боли душенное переживание или отвлечение внимания могут заставить человека, на время забыть мучительную боль. Точно так же человек, страдающий заиканием, меньше заикается в спокойной обстановке при отвлечении внимании, чем в состоянии волнения. То же можно наблюдать и у страдающих подергиванием (тиком). Разве в таких случаях можно утверждать, что здесь имеется симуляция боли, заикания, подергивания и что эти субъекты уличены на месте преступления? Конечно, нет. Хорошей иллюстрацией к сказанному является пример, приведенный Шавиньи. Одна его пациентка, страдавшая хроническим ревматизмом, уже год ходила с трудом. Однажды она увидела, что на нее несется взбесившаяся лошадь. От сильного испуга она вновь приобрела на минуту свою прежнюю подвижность, пробежала 8-10 шагов до перрона, на который и взобралась с совершенно непостижимой ловкостью. В этот вечер и на следующий день ее анкилоз (неподвижность в суставах) был выражен сильнее, чем раньше. Отечественная война дает множество примеров, когда тяжело раненые бойцы совершают подвиги, которые не под силу иной раз здоровому человеку. Вряд ли кому-нибудь придет в голову мысль о симуляции. Это только доказывает, какое влияние иногда могут оказывать сила воли, патриотический порыв и напря - жение в бою на поведение человека.

Признание само по себе также не может считаться бесспорным доказательством членовредительства. Юридическая практика знает немало примеров признания в совершении преступления лицом, которое никогда преступления не совершало. Суд не удовлетворяется одним признанием, не проверив его другими объективными доказательствами. Ложное признание особенно может иметь место у субъектов недостаточно развитых, малокультурных, сплошь да рядом не уясняющих сущности задаваемых им вопросов. Это же может относиться и к гражданам, плохо владею - щим русским языком и не понимающим вопросов, с которыми к ним обращаются. В таких случаях необходим хороший переводчик.

Приведу исключительный пример ложного признания.

В боевой обстановке, ночью, во время сильного ружейного, минометного и артиллерийского огня противника, боец В. почувствовал резкую боль в правой пятке. Ощупав ногу, он обнаружил разрыв сапога и кровь. Сказав командиру роты, что он ранен, В. пошел на медицинский пункт. Врачи, оказывавшие ему помощь, обратили внимание на большое внешнее сходство прореза на сапоге и раны с проколом штыком, о чем сообщили военному следователю. Следователь привлек военных врачей в качестве судебно-медицинских экспертов и потребовал официального заключения. Комиссия врачей-экспертов, освидетельствовав В., дала следующее заключение: «Характер и форма ранения, а также отсутствие в ране предметов, могущих нанести ранение, исключают предположение о боевом ранении. Учитывая обстановку происшествия и характер ранения, приходим к заключению, что ранение нанесено колющим орудием, т.е. штыком, что дает основание усматривать умышленное членовредительство».

Арестованный В. отрицал членовредительство и продолжал утверждать, что сам не знает, как в бою получил ранение. Закончив дело, следователь в беседе с В. сказал, что чистосердечное признание всегда учитывается судом при вынесении приговора. На суде В. сознался в членовреди- тельстве. Суд приговорил его к высшей мере наказания, заменив расстрел 10 годами заключения и отправкой на фронт. Для лечения В. был направлен в госпиталь.

Так как рана долго не заживала, врачи решили сделать рентгеновский снимок. На снимке в мягких тканях правой пятки было обнаружено инородное тело, оказавшееся при извлечении кусочком минометного снаряда. Лишь после этого В. подал заявление прокурору. Приговор в порядке надзора был пересмотрен и отменен.

Чем же объяснить такую тяжелую ошибку, вследствие которой честный боец, проливший свою кровь в бою, подвергся обвинению в позорном преступлении и тяжелому наказанию?

Прежде всего легкомысленным и несерьезным отношением врачей-экспертов. Если даже врачи были убеждены в том, что рана нанесена штыком, они обязаны были исключить огнестрельное ранение, указав в заключении на необходимость рентгеновского исследования. А врачи, зная, что рентгеновский кабинет далеко (он был за 200 километров), решили ограничиться простым осмотром раны. Кроме того, эксперты, заявляя об умысле, превысили пределы своей компетенции. Суду нужно не убеждение эксперта, а доказательства.

Ошибка следователя в данном случае заключается в том, что он всецело доверился заключению экспертов, не поставил сам перед экспертами вопроса о необходимости рентгеновского исследования, не проверил заключения другими доказательствами и материалами дела.

Приведенный пример еще раз заставляет подчеркнуть, что эксперт должен постоянно помнить о возможности ошибок при доказательстве симуляции и членовредительства и с особой осторожностью относиться к своим включениям.

<< | >>
Источник: М. И. АВДЕЕВ. Пособие по судебной медицине для военных юристов и военных врачей / М.: Юриздат, Медгиз. - 110 с.. 1943

Еще по теме Судебно - медицинская экспертиза в условиях фронта:

  1. Структура судебно-медицинской службы РФ. Объекты судебно-медицинской экспертизы. Виды экспертиз, организация, оформление.
  2. 8.4. Судебно-медицинская экспертиза и патологоанатомические вскрытия 8.4.1. Судебно-медицинская экспертиза
  3. К ИСТОРИИ СУДЕБНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ВРАЧЕЙ И СУДЕБНО- МЕДИЦИНСКИХ ЭКСПЕРТИЗ ДЕФЕКТОВ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ
  4. Современное состояние судебно-медицинской экспертизы по поводу дефектов медицинской помощи.
  5. 4.3. Судебно-медицинские экспертизы, выполняемые в отделении медицинской криминалистики.
  6. Порядок и особенности производства судебно-медицинской экспертизы при подозрении на профессиональное правонарушение медицинского работника
  7. ВОПРОС 249: В чем особенность назначения и организации судебно- медицинской экспертизы при подозрении на профессиональное преступление медицинского работника?
  8. Гецманова И.В. О совершенствовании экспертной и правовой оценки комиссионных судебно-медицинских экспертиз по делам о профессиональных правонарушениях медицинских работников
  9. Попов В.Л., Скрижинский С.Ф. НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ОРГАНИЗАЦИИ РАБОТЫ В ОТДЕЛЕ СЛОЖНЫХ ЭКСПЕРТИЗ ЛЕНИНГРАДСКОГО ОБЛАСТНОГО БЮРО СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ
  10. 49. Судебно-медицинская экспертиза при спорных половых состояниях. Экспертиза истинного пола
  11. 55. Судебно-медицинская экспертиза по делам о нарушении медицинским персоналом должностных обязанностей
  12. Решетень В.П. ЗНАЧЕНИЕ СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ В СИСТЕМЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ НА ЭТАПАХ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ И СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА
  13. Быховская О.А., Матвеева Л.Г. ОСНОВНЫЕ НЕДОСТАТКИ, ОТМЕЧЕННЫЕ В ПЕРВИЧНЫХ СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКИХ ЭКСПЕРТИЗАХ В СЛУЧАЯХ СМЕРТЕЛЬНЫХ ЧЕРЕПНО-МОЗГОВЫХ ТРАВМ» (ПО МАТЕРИАЛАМ ОТДЕЛА СЛОЖНЫХ ЭКСПЕРТИЗ)
  14. 1. Предмет, задачи и методы судебной медицины. Понятие о судебно-медицинской экспертизе
  15. 6.2. Судебно-медицинская экспертиза по делам о профессиональных и профессионально-должностных правонарушениях медицинских работников.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -