§ 2. Социально-политические предпосылки международно-правового регулирования трудовой миграции

Перемещение людей по планете - важнейшая часть человеческой истории. Как отмечает П. Стокер, мощный импульс на начальном этапе миграции рабочей силы был дан во время работорговли, связанной с колониальными завоеваниями европейцев, т.е.
в середине XV в. В этот период недостаток рабочей силы в некоторых странах компенсировался ввозом рабов из колоний. С середины XVI в. британскими, португальскими, французскими морскими судами была обеспечена регулярная доставка дешевой африканской рабочей силы в Новый Свет - Бразилию, страны Карибского бассейна, в Северную Америку - для работы на плантациях. За несколько столетий из Африки было вывезено около 15 млн. человек, многие из которых не добрались до места назначения. Из тех, кто достигал восточных берегов Атлантики, половина умирала в течение первых пяти лет работы. В настоящее время более 40 млн. человек в странах Северной и

Южной Америки, а так же государствах Карибского бассейна - потомки африканских рабов33.

Технологические и общественные перемены обусловили радикальное изменение миграционных процессов. Развитие мирового хозяйства, мировых рынков трудовых и финансовых ресурсов, международных экономических связей и международных процессов миграции населения осуществлялось в XVIII - начале XX в. неравномерно, волнами, которые исходили из эпицентров революционных взрывов, постепенно ослабевая по мере удаления от него в пространстве и во времени. Массовая миграция населения из Европы возникла в XIX в. в условиях промышленного переворота и глубоких социально-экономических и демографических трансформаций. При этом волны модернизационных изменений сопровождались формированием волн масштабных миграционных оттоков трудовых ресурсов.

Как отмечает Д. Массей, в Европе волна индустриализации шла от Англии в 1830-х г. достигла Франции, в 1840-х - Германии, затем в 1850-х на востоке России, Польши, на юге - Австро-Венгрии и Италии, в 1860-х Испании, Швейцарии и Швеции, а затем других стран Южной Европы.

За ней шла волна массовой миграции, которая достигла своего пика примерно через 20 - 30 лет после начала индустриализации. За 1846 - 1920гг. из Европы выехало более 44 млн. человек34. Этот поток был приостановлен Первой мировой войной, а позже - принятием США первых ограничивающих иммиграцию законов, депрессией 1930 - х годов, а так же Второй мировой войной35. Формировавшиеся на основе индустриальной модели развития стран структурно-циклические изменения играли роль определяющих факторов формирования миграционных потоков. При этом в годы подъема происходило увеличение потоков мигрантов, а в годы кризиса - уменьшение или даже реэмиграция. Тогда же на масштабы и направленность миграционных потоков существенное влияние стала оказывать миграционная политика государств, которые весьма активно начали вводить миграционные ограничения.

Наличие иностранной рабочей силы на рынках труда европейских стран превратилось из временного и несущественного фактора в ключевой, определяющий динамические и структурные изменения процессов их социально-экономического развития. Так, во Франции с конца 1970-х годов началось ужесточение законодательства в отношении иностранцев; понятие «рабочий иммигрант» сменилось понятием «поколение иммигрантов», а экономический подход к решению проблемы приобрел политическую и социально-культурную составляющую. Закон Бонне 1980 г. изменил статус иммигранта (если раньше он был иностранным рабочим, то теперь становился иностранным резидентом), усилил контроль над пребыванием приезжих во Франции, разрешил выдворение за незаконное проникновение в страну. Принципиально важным стало принятие в августе 1993 г. закона Паскуа, который, по сути, был направлен на лишение иностранцев права на постоянное пребывание во Франции (на достижение «нулевой иммиграции»). Он усложнил получение разрешения на пребывание в стране некоторым категориям детей иностранцев, студентам и иностранным супругам французов. Были расширены права администрации в отказе на просьбы о политическом убежище и т.п.36.

Следующим шагом стало принятие в 1998 г. законов Гигу о гражданстве и Шевенмана об иммтрации. Эти законы разрабатывались при участии известного французского политолога Патрика Вейля, на которого правительство возложило задачу разработать «жесткое, но достойное» законодательство в области иммиграции. Речь шла не об отмене законов Паскуа, а о более прагматичной их реализации. Декларируемые права на воссоединение семей, на убежище должны были осуществляться эффективнее. Приоткрылись границы для студентов, научных работников, был ослаблен чрезмерный контроль за смешанными браками, усилены меры по выдворению из страны нелегалов и правонарушителей. На это, в частности, был направлен закон Шевенмана 1998 г., главная идея которого - помощь другим странам в подготовке необходимых кадров - специалистов, исследователей, студентов - на условиях ограниченного срока пребывания во Франции с тем, чтобы затем они возвращались на родину и способствовали ее экономическому развитию и тесным связям с Францией. При этом в силу исторических причин, общего культурного наследия страны Магриба стали фаворитами этого сотрудничества.

В период глобальных изменений вместе с возрастанием роли миграции населения в мире все более сложным становится вопрос о ее последствиях для стран принимающих мигрантов. Массовый приток иностранцев помогает решать многим западноевропейским странам демографическую проблему. Но вопрос о вкладе иммигрантов в экономическое развитие является дискуссионным. Многие мигранты инициативны и предприимчивы, они открывают свои предприятия и создают рабочие места. Вместе с тем существуют серьезные исследования, которые на примере США и западных стран доказывают, что существует альтернатива трудовой миграции - сотрудничество, торговая открытость, частные инвестиции в отношениях со странами третьего мира, создание в них рабочих мест в сфере туризма, сервиса, в сельском хозяйстве: «Если вы не хотите помидоров из Марокко, вы получите марокканцев» - считают авторы таких исследований. Действительно, в странах, принимающих мигрантов, возникают этносоциальные и социально культурные проблемы интеграции этих мигрантов при сохранении ими своей национально-культурной идентичности. И этих проблем тем больше, чем больше этнических групп в принимающей стране. Здесь также нельзя не сказать о высоком уровне преступности среди мигрантов. Так, в 1999 г. иностранцы составляли 23,6% (12 500 человек) от всех заключенных во французских тюрьмах.

Потенциальной угрозой единству французского общества, его идентичности и безопасности чреват сложный процесс интеграции иммигрантов, особенно мусульманского населения. Массовый приток иностранцев, в основном из афро-азиатских государств, с иной культурой, укладом, религией, образом мышления, образованием обострил, прежде всего, социальные проблемы, поставил под угрозу национально-культурное своеобразие европейцев, а в последнее время, в связи с ростом исламского экстремизма и терроризма, и безопасность государств. Практически во всех странах Европы идеи синтеза и многообразия культуры сегодня сменились стремлением к «жесткой интеграции» мигрантов в европейское общество на условиях компромисса: с соблюдением их гражданских прав в том объеме, в котором они не вступают в противоречие с национальными интересами и культурными традициями принимающих государств37.

Международная трудовая миграция населения - сложный социально- экономический процесс. Ее роль в развитии стран все более возрастает, оказывая при этом на них весьма противоречивое влияние. Превращение человеческих ресурсов в ключевой источник социально-экономического развития государств усиливает значимость изучения миграционных проблем. Однако в ходе поиска учеными путей изменения парадигмы устройства жизнедеятельности отдельных стран и мирового сообщества, отвечающей угрозам и вызовам постиндустриальной эпохи, сложилась явная недооценка роли демографических изменений, непосредственно оказывающих огромное воздействие на формирование новых факторов экономического роста.

В современных условиях международные трудовые миграционные потоки населения складываются под влиянием разнообразных причин, основными среди которых являются экономические и социальные. Существенную значимость приобрели так же политические, национальные, религиозные, военные, экономические и другие причины. В результате усиления их влияния значительно увеличилось число перемещений людей, связанных с постоянным или временным изменением места жительства по независящим от них причинам.

Важно учитывать, что трудовые миграционные потоки формируются в условиях резкого изменения численности населения нашей планеты. Так, за 1900-2005 гг. численность увеличилась с 1,6 млрд. до 6,5 млрд. человек и, по расчетам экспертов ООН, к 2050 г. она достигнет 9 млрд. человек. Данный процесс можно охарактеризовать как демографическую революцию, которая крайне противоречивым образом связана с разрешением насущных проблем, в том числе и в нашей стране. На фоне значительного роста численности населения, сложившегося, прежде всего, в странах третьего мира, в России возникла особая ситуация, вызванная незавершенностью адаптации воспроизводства населения и процессом его старения в связи с действием разнообразных исторических, экономических и социально-политических факторов.

В настоящее время усиление роли глобапизационных факторов в движении международных потоков миграции осуществляется на основе появления огромного количества мигрантов. Число лиц, в той или иной форме включенных в миграционные потоки, с учетом нелегальных мигрантов превысило, по данным экспертов ООН, 1 млрд. человек. Международные трудовые миграционные потоки превратились в глобальное явление, и оказывают воздействие на все стороны жизни мирового сообщества38.

Качественно меняется и структура международных потоков трудовой миграции населения в результате повышения доли в общем числе мигрирующих профессионально подготовленных специалистов с более высоким уровнем образования, включая потенциально перспективных специалистов. Проводимая развитыми странами миграционная политика приводит к оттоку интеллектуального потенциала из развивающихся стран.

По оценкам экспертов ООН, только финансовые потери этих стран за последние 30 лет превысили 60 млрд. долл. США.

В условиях глобализации усиливается динамизация процессов международной миграции населения, что оказывает весьма противоречивое воздействие на социально-экономическое развитие современных государств. С одной стороны, она приводит к росту предложения рабочей силы и конкуренции на рынках труда, увеличению объемов внутреннего валового продукта и снижению уровня цен, повышению эффективности использования рабочей силы и требований к наемному работнику, подстегивая рост профессиональной и образовательной подготовки, способствуя повышению конкурентоспособности национальной экономики. В связи с этим появляется необходимость изменения системы образования и профессиональной подготовки кадров, ее адаптации к меняющимся условиям. С другой стороны, трудовая миграция способна оказать существенное влияние на формирование дисбаланса на рынке труда, вызывая рост безработицы, снижение уровня оплаты труда и ухудшение социально- экономического положения коренных жителей данного региона. Эти и другие проблемы, связанные с трудовой миграцией должны найти адекватное отражение в системе мер государственной миграционной политики. Однако разработка данной системы мер во многом затрудняется формированием в значительных масштабах нелегальной трудовой миграции.

Возрастание масштабов нелегальной трудовой миграции является важнейшей отличительной особенностью современных процессов международной миграции населения. В настоящее время, согласно данным МОТ, в мире не контролируется около трети потока международной миграции. Это обусловлено как развитием глобализационных процессов, которые сопровождаются возрастающей мобильностью населения и увеличением числа людей, участвующих в международном перемещении, так и ростом ограничений и запретов на пути легальных форм трудовой миграции во многих странах, наиболее привлекательных для мигрантов.

Ситуация в значительной степени осложняется тем, что потоки международной трудовой миграции остаются трудноконтролируемыми, и введение ограничительных мер в отношении легальных мигрантов обычно сопровождается ростом масштабов нелегальной миграции.

Глобализация мировой экономики в современных условиях происходит вследствие стремительного роста объемов транснационального перемещения производительного и финансового капиталов. Формирование глобального рынка трудовых ресурсов осуществляется с некоторым отставанием, в то же время сам процесс глобализации в значительной степени зарождался на основе активизации международных потоков миграции населения, его перемещения в различные регионы мира. Это во многом обусловлено тем, что в условиях формирования постиндустриального общества и возрастания значимости для политики ведущих стран мира социальных параметров правящие силы все большее внимание уделяют вопросам повышения качества человеческого капитала как решающему фактору конкурентоспособности национального хозяйства, поддержания социально приемлемого уровня безработицы и расслоения доходов населения, межэтнических противоречий. В результате начале XXI в. радикально меняются приоритеты миграционной политики развитых стран, которые формируют различные барьеры, существенно затрудняющие проникновение иностранцев на их рынки трудовых ресурсов. Международные миграционные потоки в настоящее время продолжают формироваться преимущественно за счет населения развивающихся стран. Основным мотивом перемещения мигрантов является стремление обеспечить себе и своим близким более высокий уровень жизни, который в ведущих странах мира в десятки раз выше, чем в их странах.

Массовое привлечение иностранцев позволило развитым странам удовлетворять спрос на дешевую рабочую силу, осуществляя трудоустройство работников в непривлекательных сегментах экономики, а также сглаживать остроту демографической ситуации. Однако это породило огромное количество новых сложных социально-экономических проблем. Дело в том, что в развитых государствах образовались обширные этнические анклавы в виде замкнутых структур, представители которых достаточно активно стали претендовать на изменение своего социально-экономического и политического положения и отношения к ним общества. Кроме того, мигранты способствовали бурному распространению теневой экономики, криминальных структур и экстремистских организаций, что сформировало мощные угрозы национальной безопасности принимающих стран. «Состояние рынка труда стало выступать важнейшим внутренним фактором национальной экономической безопасности, поэтому по мере формирования мирового хозяйства и развития его глобализации миграция рабочей силы на мировом рынке труда становится все более регулируемой национальными государственными институтами»39.

В современном мире значительно возрастает роль международной миграции в демографическом развитии ведущих стран. В условиях сохранения относительно высоких темпов роста населения в развивающихся странах и прогрессирующего старения населения в развитых странах у последних возникает потребность пополнения рынка труда за счет международных мигрантов для снижения коэффициента демографической нагрузки. Так, в 1990-е годы около 90 % общего прироста населения в Европе было получено за счет чистой миграции (почти в 50 % в 1970-е годы), в США - 40 %, в Австралии - 50 %. Кроме того, происходит феминизация процесса международной трудовой миграции.

Особого внимания заслуживают вопросы становления и развития трудовой миграции в Содружестве независимых государств (СНГ).

Первый этап трансформации миграционных процессов и становления миграционной политики стран СНГ пришелся на начало 1990-х годов и продолжался до 1995 г. На этом этапе имели место: всплеск внешних миграций, массовые потоки вынужденных мигрантов, сокращение внутренних переселений и значительная часть трудовой миграции.

Распад СССР и становление независимых государств сопровождались массовыми внешними миграциями. В условиях национального строительства новых государств, основными факторами, провоцирующими выезд в первую очередь нетитульного населения государств резиденции, являлись политическая и социально-экономическая нестабильность, рост национализма, ограничения гражданских прав и дискриминация по этническому признаку, боязнь оказаться за бортом процесса приватизации и лишиться гражданства исторической родины.

Важную роль играли так же институциональные преобразования. Трансформация социальных, политических и экономических институтов была всеобъемлющей. Свобода передвижения и выбора места жительства, свобода выезда и въезда, появление института частной собственности, изменения рынков труда и жилья, приватизация, ослабление вмешательства государства в частную жизнь и многое другое (например, необходимость определенности с гражданством) играли важную роль в принятии решения о переселении в те годы.

При этом следует сказать, что политические факторы превалировали над социально-экономическими40.

Элементы многих институциональных преобразований, по справедливому замечанию Ж.А. Зайончковской, были заложены в последние годы существования СССР, в период перестройки, когда пал «железный занавес» и жесткий миграционный режим был частично либерализован. Именно в эти годы наметилась трансформация отдельных видов и направлений миграционных перемещений, а центростремительное движение русскоязычного населения из государств СНГ началось задолго до распада СССР.

Миграции этого периода носят явный этнический характер;

наблюдается массовая репатриация этнических групп. Представители титульных национальностей бывших союзных республик в спешном порядке возвращаются на родину, одновременно сотни тысяч представителей депортированных народов получили реальную возможность вернуться на историческую родину.

Общая численность трудящихся-мигрантов, переехавших в другие государства СНГ, трудно поддается учету. По-видимому, речь идет о нескольких миллионах человек. Только в Россию, на которую, правда, пришлась львиная доля внешних миграций СНГ, прибыло в 1991-1994 гг. 3,6 млн. человек и выбыло 1,7 млн., нетто - миграция составила 1,8 млн. человек.

Строго говоря, масштабы внешних трудовых миграций в СНГ начала 1990-х годов примерно соответствуют последним годам существования СССР: если в 1990 г. уровень межреспубликанской миграции составил 2 млн. человек, а в 1991 г. - 1,7 млн. человек, то в 1992 и в 1993 г. - 1,9 млн. и 1,6 млн. человек соответственно. Однако миграционный обмен населением между бывшими союзными республиками резко изменился: примерно равнозначные встречные потоки сменились резким дисбалансом, особенно в разрезе этнических групп. Внешне трудовая миграция приобрела форс- мажорный характер, что сказалось на возрастно-половом и семейном составе мигрантов: миграционные потоки «постарели» в них стала преобладать семейная миграция.

Важную роль уже на этом этапе играли и экономические факторы; граждане новых независимых государств при выборе направления движения чрезвычайно оперативно реагировали на изменение социально- экономических условий. В начале 1990 г. экономическая ситуация в Украине была существенно лучше, чем в России и притягательность Украины резко возросла: в 1991 г. сальдо миграции Украины составило 148 тыс. человек против 52 тыс. в России; в 1992 г. - соответственно 288 тыс. и 176 тыс. чел. Даже после распада СССР русскоязычное население ехало не только на

Украину, но в Прибалтику и Молдавию41.

Всплеск насилия и вооруженные конфликты способствовали тому, что среди мигрантов преобладали вынужденные мигранты из зон конфликтов. (Хотя феномен вынужденной миграции обозначился ранее, до распада СССР: уже к осени 1991 г. в СССР было зарегистрировано свыше 710 тыс. «лиц, вынужденно покинувших места постоянного проживания» в основном, в Армении, Азербайджане и России.)

Не менее 5 млн. человек покинули в первой половине 1990-х годов места постоянного проживания в зонах вооруженных конфликтов: около 2,4 млн. человек выехали в другие страны СНГ (из них более 1 млн. человек получили статус беженца или вынужденного переселенца), 2,2 млн. человек стали внутренними перемещенными лицами. Позднее свыше 1.6 млн. человек вернулись в места постоянного проживания.

Неотъемлемой чертой того периода стала массовая трудовая миграция в традиционное зарубежье, ставшая возможной после открытия границ: в 1991 - 1994 гг. из государств СНГ эмигрировало около 1,4 млн. человек - в основном из Казахстана (372 тыс. человек), России (371 тыс. человек). Украины (316 тыс.) 11 Узбекистана (105 тыс.). Основная часть эмигрантов выезжала в Германию, Израиль, США и Грецию (соответственно, 53,4 %, 27,7, 13,2 и 1,6 %). Значительная часть эмиграции того периода носит вынужденный характер особенно из Азербайджана, Грузии, Молдовы. Масштабы эмиграции резко возросли еще в конце 1980 - х: если в 1988 г. из СССР выехало 28 тыс. человек, то в 1989 г. - 204 тыс., а в 1990 г. - 413 тыс. эмигрантов. Для сравнения: в 1981-1986 гг. СССР покинули 44 тыс. чел. Накануне распада СССР преобладала этническая эмиграция: среди выехавших в 1987-1990 гг. на долю евреев, немцев, армян и греков приходилось 97 %42.

На фоне острого социально-экономического кризиса, охватившего все страны СНГ, резко снизились масштабы внутренних переселений, процесс урбанизации пошел вспять. Это время характеризуется стрессовой реакцией населения на имевшее место реформирование социальной и экономической жизни, на форс-мажорные обстоятельства, к которым надо было адаптироваться.

В России, например, в 1991-1994 гг. трудовая миграция между экономическими районами снизилась на 10 %, а в пределах района - на четверть. В условиях гиперинфляции, стремительно растущей безработицы начала 1990-х годов, население обнаружило, что легче выжить в сельской местности. Дешевизна жизни и ее квазистабильность на селе привлекли значительную часть горожан, решившихся на переезд в сельскую местность. Уже в 1991 году в 16 регионах России наблюдался отток населения из городских поселений в «свое» село, а в 1992 г., в самый сложный период реформ, такая ситуация имела место практически на всей территории страны.

Отток из городов принял массовый характер: в 1991-1992 гг. городское население России сократилось на 0,8 млн. человек, а сельское - увеличилось на 1 млн. чел. Даже в крупнейших городах численность населения сократилась: в 1991-1994 гг. в России снизилась численность большинства городов-миллионеров.

Аналогичные процессы шли и в других государственных СНГ. Так, в Белоруссии миграционный оборот внутри республики снизился в 1,5 раза. Особенно интенсивно процесс дезурбанизации шел в странах массовой эмиграции: в Казахстане доля городского населения в эти годы снизилась с 57,0 до 55,5 %, в Таджикистане - с 31,4 до 28,7 %. Киев к 1994 г., по сравнению с 1991 г., утрачивает свою привлекательность для иногородних, и исследователи были вынуждены изучать причины возможного отъезда его постоянных жителей43.

Исследования показали, что осознание необходимости решения РОССИЙСКАЯ 41 r0SPC7:w «И'

41 BiiiasioiEifi

проблем миграции, в первую очередь трудовой миграции, подталкивало вышеназванные государства СНГ - а в начале 1990-х годов все они, за исключением Таджикистана, стали принимающими странами, - к серьезным мерам по принятию миграционного законодательства, формированию соответствующих государственных структур и институтов. Аналогичные меры в превентивном порядке принимают и другие государства СНГ.

К этому времени относится принятие национальных законов о беженцах: в Азербайджане (1992); России (1993); Таджикистане (1992); Украине (1993). (В Казахстане принимается закон «Об иммиграции», согласно которому статус беженца предоставляется только «лицам казахской диаспоры».) В других государствах СНГ предоставление статуса беженца регулируется иными нормативными актами: в Армении, Киргизии, Казахстане - Положением (Временным положением) Кабинета министров; в Грузии - Распоряжением Главы государства. Азербайджан и Россия законодательно, а Киргизия подзаконным актом оформляют привилегии своим гражданам, вынужденно покидающим другие страны постсоветского пространства, предоставляя им статус вынужденного переселенца. Кроме того, Азербайджан, Россия и Таджикистан распространяют этот статус и на внутренних перемещенных лиц44.

Создаются государственные органы, ответственные за решение миграционных проблем: в Азербайджане и Грузии - министерства, в других государствах СНГ - департаменты (управления) в недрах профильных министерств, как правило, министерства труда и социальной защиты. Исключением являются Туркмения и Узбекистан, где такие службы в это время отсутствуют.

Именно тогда принимающие государства осознают, что решение проблем вынужденной миграции на национальном уровне невозможно. Надежда на помощь международного сообщества стала основной причиной, подвигнувшей в то время Азербайджан, Армению, Россию и Таджикистан на присоединение к Конвенции ООН о статусе беженцев 1951 г. и Протокола к ней 1967 г.

Не меньшие, и как казалось, обоснованные надежды возлагались на перспективы конструктивного сотрудничества стран СНГ: в сентябре 1993 г. подписано Соглашение о помощи беженцам и вынужденным переселенцам, которое предусматривало создание специального Межгосударственного фонда помощи беженцам и вынужденным переселенцам (ст. 8). Одновременно было заключено Соглашение о первоочередных мерах по защите жертв вооруженных конфликтов, несколько ранее (1992 г.) - Соглашение по вопросам, связанным с восстановлением прав депортированных лиц, национальных меньшинств и народов, позднее (1994 г.) - Конвенция об обеспечении прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам.

По сути, весь рассматриваемый период прошел под знаком балансирования между упованиями на помощь международного сообщества и сотрудничества в рамках СНГ.

В 1995 - 1996 г. сокращение масштабов трудовой миграции стран СНГ было вызвано несколькими обстоятельствами: постепенным исчерпанием миграционного потенциала русскоязычного населения, адаптацией национальных меньшинств к социально-политическим и экономическим обстоятельствам, ослаблением националистической риторики и дискриминации по этническому признаку. Кроме того, в большинстве стран СНГ власть постепенно переходила в руки прагматиков, осознающих негативные последствия массовой эмиграции. Определенную роль в снижении масштабов внешних миграций сыграла и эскалация войны в Чечне: в большинстве государств СНГ на Россию приходится свыше двух третей потока эмиграции и половина потока иммиграции.

Эмиграция в традиционное зарубежье в 1994 - 1996 гт. также постепенно начинает сокращаться: из Молдовы - на 29 % из России - на 8 %, из Украины - на 10%. Одновременно проявляются признаки стабилизации или даже некоторого повышения масштабов внутренних переселений, прекращается отток из городов в сельскую местность как реакция преодоления стрессового состояния населения предшествующего периода. Отток из села в город постепенно нарастает. (В Белоруссии отток сельских жителей в города возрос с 7,6 тыс. человек в 1994 г. до 9,7 тыс. в 1995 г. и 10,9 тыс. в 1996 г. В Узбекистане в те же годы соответственно с 17,1 тыс., до 21,3 и 23,7 тыс. человек)45.

На смену вынужденным миграциям, определявшим характер миграционных процессов начала 1990-х годов, приходят миграции по иным, социально-экономическим мотивам. По оценкам, только из Армении и Грузии в поисках работы в другие страны, в основном СНГ, выехало не менее чем по 0,5 млн. чел. Не меньшим был поток трудовой миграции и из Азербайджана. Причем специалисты однозначно увязывают всплеск трудовой миграции с прекращением военных действий в 1994 г46.

Исследователи отмечают особую активность вынужденных мигрантов, выезжавших на заработки в другие страны СНГ. По более поздним сведениям Управления по миграции и беженцам при правительстве Армении, из 316 тыс. беженцев 65 тыс. человек, в основном трудоспособные мужчины, нелегально находились и работали в других странах СНГ47. По оценкам, в странах СНГ работают более 250 тыс. граждан Таджикистана, из которых - вчерашние беженцы и перемещенные лица48.

Трудовая миграция позволяла выжить за счет трансфертов, доля которых в доходах семей была весьма существенной (в Армении - от 15 до 20 % в независимости от достатка семьи49. Трансферты от азербайджанцев, проживающих в России, оцениваются до 2,5 млрд. долл. США в год).

Только в официальном порядке в России в 1996 г. было зарегистрировано - 99 тыс. человек иностранной рабочей силы из Украины;

11 тыс. - из Белоруссии, 9 тыс. чел. - из Молдовы50. Однако это лишь вершина айсберга: подавляющая часть граждан стран СНГ трудится нелегально, многие заняты в «теневой экономике».

Широкое распространение в те годы получали «челночные» поездки, сезонные миграции. Свою роль сыграло начавшееся оживление экономики: с 1996 - 1997 гг. рост ВВП отмечается во всех странах СНГ, кроме Украины (в Армении и Грузии он начался еще раньше). Огромное значение имело подавление именно в это время гиперинфляции, имевшей место практически во всех странах СНГ: гиперинфляция прекратилась к 1996 г. везде, кроме Таджикистана и Туркмении. Повсеместно бушевавшая ранее и доходившая до 15600 % в год гиперинфляция, которая ограничивала возможности трудовой миграции из-за трудностей накопления и перевода средств.

Именно в тот период уже практически все страны СНГ столкнулись с проблемой незаконной миграции из стран «третьего мира» (ранее актуальной только для Украины, России, Белоруссии, Молдовы); численность - незаконных иммигрантов оценивалась в сотни тысяч человек. В Белоруссии при попытке незаконного перехода западной границы в 1996 г. было задержано 5 тыс. человек против 489 случаев в 1992 г.; в Украине -7,2 тыс. человек51.

На этом фоне развертывается «женевский процесс» и уже в начале 1995 г. создается Секретариат Конференции СНГ под эгидой УВКБ ООН, MOM и ОБСЕ, проводятся совещания экспертов (Женева), субрегиональные встречи (Тбилиси, Ашхабад, Киев), идет работа над заключительными документами Конференции. В ходе подготовки Конференции СНГ государства-члены столкнулись с необходимостью четкой артикуляции своих проблем и приоритетов в области миграционной политики, инвентаризации национального законодательства и анализа статистики (после распада СССР и либерализации системы прописки в большинстве стран СНГ качество учета миграции катастрофически ухудшилось).

Проделанная работа оказалась весьма плодотворной: во всех названных областях обозначился огромный прогресс, особенно заметный в государствах Центральной Азии, большинству которых пришлось начинать эту работу сначала.

Проведение конференции СНГ в мае 1996 г. стало вехой становления и развития трудовой миграции в странах СНГ.

В начале XXI в. трудовая миграция активно развивается. И при этом в наиболее цивилизованных формах. О ее масштабах можно судить по следующим оценкам: в Молдове в трудовые миграции включено около 0,5 млн. человек, в Украине - около 249 тыс. человек, в России - 8 - 12 % домохозяйств.

Уходит в прошлое «челночная миграция», послужившая серьезным подспорьем для выживания значительного слоя населения, обучения азам рыночной экономики в наиболее трудное время реформ. (В 1995-1996 гг. в России, по оценкам Т.Д. Ивановой, в «челночный бизнес» было вовлечено до 30 млн. чел., а его оборот достигал 30 млрд. долл. США) Функции, ранее выполняемые «челноками», сегодня более эффективно выполняют торговые компании; часть из них образованы вчерашними «челноками». Нелегальная трудовая миграция практически повсеместно, судя, например, по российским и белорусским оценкам, превосходит легальную на порядок1.

В последующем (начало XXI в.) миграционная политика в отношении трудовой миграции, становится прагматичной. Так заключение Договора «О таможенном союзе и едином экономическом пространстве» от 26 февраля 1999 г. с участием Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России стало одной из попыток активизации интегративных процессов на субрегиональном уровне. Согласно Договору, «стороны обеспечивают свободное передвижение граждан государств - участников внутри Единого экономического пространства. Свободное передвижение предполагает отмену любой дискриминации в отношении граждан Сторон и создание унифицированного правового режима в части трудоустройства, вознаграждения, других условий труда и занятости». Однако соответствующие Соглашения, которые должны быть заключены согласно Договору, до сих пор отсутствуют.

В заключение необходимо отметить, что одной из причин трансформации миграционной политики государств СНГ послужило расширение внешних трудовых миграций. Сегодня это происходит на иной основе: процесс изменения миграционной политики зависит, в том числе, и от того принимающими или отдающими трудящихся-мигрантов являются те или иные государства. К первым относятся Россия, Белоруссия, Казахстан, а ко вторым - все остальные государства Содружества. Разумеется, это деление условно, поскольку всегда есть встречные потоки, пусть и несоразмерные по масштабам; трудящихся-мигрантов даже из России можно встретить во всех странах СНГ52.

В последние годы все активно идет процесс гармонизации миграционного законодательства внутри Содружества Независимых Государств. Параллельно и не менее активно проводится приведение миграционных законодательств этих стран в соответствии с законодательством стран-членов Совета Европы. В конце 1990-х годов страны СНГ подключаются к ключевым документам Совета Европы, регламентирующих гуманитарные права и свободы, в первую очередь к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств, а также международным стандартам, как основе становления и развития трудовой миграции53.

<< | >>
Источник: ПРУДНИКОВА ТАТЬЯНА АНАТОЛЬЕВНА. Международно-правовое регулирование трудовой миграции / Диссертация / Москва. 2007

Еще по теме § 2. Социально-политические предпосылки международно-правового регулирования трудовой миграции:

  1. § 2. Состояние международно-правового регулирования трудовой миграции в странах Содружества Независимых Государств
  2. §1. Понятие трудовой миграции, ее сущность и содержание предмета международно-правового регулирования
  3. Глава I. Теоретические вопросы международно-правового регулирования трудовой миграции
  4. ПРУДНИКОВА ТАТЬЯНА АНАТОЛЬЕВНА. Международно-правовое регулирование трудовой миграции / Диссертация / Москва, 2007
  5. §2. Международно-правовые основания ответственности за незаконную трудовую миграцию
  6. §1. Понятие и содержание международно-правового механизма, регулирующего трудовую миграцию
  7. Глава II. «Международно-правовой механизм, регулирующий трудовую миграцию»
  8. Административно-правовое регулирование в социально-политической сфере управления
  9. § 1.Социально-экономические и политические Предпосылки буржуазных реформ в России в 60-70-х г. XIX в.
  10. Тема 14. Административно-правовое регулирование в социально-политической сфере управления
  11. Раздел 7. Административно-правовое регулирование в хозяйственной, социально-политической исоциально-культурной сферах управления.
  12. §2. Социально - правовые предпосылки возникновения и развития институтов правовых преимуществ
  13. 1.2. Понятие международно-правового регулирования и механизма международно-правового регулирования
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Исполнительное производство - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Политология - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника -