§ 4. Договор финансирования под уступку денежного требования

Договор финансирования под уступку денежного требования, или договор факторинга впервые появился в российском законодательстве лишь в 1996 г. с принятием части второй Гражданского кодекса. Этот договор - «молодой» не только для нашего законодательства, в зарубежных правопорядках мы также не найдем длительной истории этого института, да и международные нормы не отличаются достаточной «давностью»: Конвенция УНИДРУА «О международном факторинге» была принята в Оттаве в 1988 г.372.

Поскольку для вступления в силу Конвенции необходима ее ратификация со стороны по крайней мере трех государств, а на сегодняшний день она ратифицирована лишь Францией, то Конвенция фактически не действует.

В отой связи совершенно объяснимо то внимание, которое уделялось отечественными учеными договору факторинга с момента его появления в Гражданском кодексе. Значительное количество работ, вышедших в нашеїі юридической печати, так или иначе затрагивает вопросы, связанные с факторинговыми операциями. Стараясь избегать излишних повторов, уделим основное внимание прежде всего определению места факторинга в том виде, как он сформулирован в ГК РФ, в системе договоров российского права, а также выявлению характерных особенностей, отличающих факторинг от иных сделок, предметом которых могут выступать имущественные права.

В соответствии с п. 1 ст. 824 ГК по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.

Денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту также в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом.

Таким образом, данный договор решает две задачи: либо служит основанием для перехода права в обмен на денежные средства (модель продажи права), либо оформляет переход права в целях обеспечения исполнения обязательства (модель обеспечения). Однако такое различение в значительной степени условно, поскольку обе эти модели могут вполне сливаться воедино.

В обоих случаях мы имеем дело с уступкой права требования. Фактически основное различие между этими двумя формами факторинговых отношений отражено в ст. 831 ГК РФ, в соответствии с которой, если при уступке в форме продажи финансовый агент приобретает право на все суммы, которые он получит от должника во исполнение требования, и соотношение между этими суммами и ценой требования не имеет значения, то при уступке, осуществляемой в целях обеспечения, финансовый агент имеет право только на те суммы, которые соответствуют долгу клиента, и ответ- ствеппость клиента перед агентом не ограничивается суммами, полученными последним от должника. Правда, правила относительно необходимости возврата клиенту сумм, полученных от должника в части превышения размера долга клиента, сформулированы в виде диспозитивного правила и могут быть изменены соглашением сторон.

Попробуем рассмотреть модель «продажи» права и выявить ее отличия прежде всего от норм гл. 24 об уступке права требования и от норм гл. 30, относящихся к продаже имущественных прав. Одновременно при таком подходе мы сможем выявить также ряд моментов, относящихся и к «обеспечительному» факторингу.

Следует отметить, что в соответствии с логикой правоприменения в случае, если соответствующие отношения прямо не урегулированы нормами части второй ГК РФ, к ним следует применять общие положения. Данное правило будет действовать и применительно к факторингу. При отсутствии специальных норм к отношениям сторон по договору финансирования под уступку денежного требования будут применяться общие нормы Гражданского кодекса РФ, регулирующие перемену лиц в обязательстве, а именно нормы гл. 24.

К числу особенностей договора финансирования под уступку денежного требования, отличающих его от иных обязательств, можно отнести его предмет, в качестве которого выступает денежное требование. В соответствии со ст. 826 ГК это может быть как существующее, так и будущее требование, то есть право на получение средств, которое возникнет в будущем. Относительно уступки будущих требований в рамках договора купли-продажи следует признать, что согласно действующему правовому peiy- лированию она представляется практически невозможной в силу того, что ст. 454, 455 ГК говорят о возможности продажи только вещей, которые будут созданы или приобретены в будущем. Распространение этого правила на продажу требований связано со значительными трудностями, в частности с необходимостью доказывания аналогии закона. Поскольку судебная практика подобных прецедентов не знает, да и сама по себе такая возможность выглядит достаточно спорной, следует признать, что на сегодняшний день уступка будущих прав возможна лишь в рамках договора факторинга.

Проводя дальнейший анализ норм гл. 43, отметим наличие в данном договоре специального субъекта - финаггсового агента, в качестве которого могут выступать кредитные организации, а так- же иные коммерческие организации при наличии у них соответст- | вующей лицензии. На сегодняшний день такая деятельность фак- ^ тически осуществляется лишь банками. ;

Что касается содержания данного договора, то основная обя- ; занность клиента - передать денежное требование финансовому агенту (исходя из определения консенсуальной разновидности ^ данного договора), причем клиент несет ответственность за дейст- f вительность данного требования.

Данное правило, сформулированное также в ст. 390 ГК РФ, применительно к факторингу может быть изменено соглашением сторон. Что касается ответственности ; клиента за неисполнение должником требования, то п. 3, ст. 827 ГК содержит правило, идентичное ст. 390 ГК, и в этом смысле факто- ; ринг не обладает никакими особенностями, кроме, пожалуй, слу- \ чая уступки права в целях обеспечения исполнения обязательства.

Ст. 828 ГК устанавливает изъятие из общего правила ст. 388 ГК, ; признавая действительной уступку даже в случае, когда стороны основного договора оговорили неуступаемость прав. Вместе с тем > ст. 829 ГК запрещает финансовому агенту производить дальнейшие уступки права, приобретенного от клиента. Однако в силу того, что это правило носит диспозитивный характер и может изменяться сторонами договора, реального значения данное ограничение не приобретает.

Несколько более подробно, чем в нормах гл. 24, в факторинговом обязательстве регламентируется порядок уведомления должника об уступке. В соответствии со ст. 830 ГК такое уведомление должно направляться должнику обязательно в письменной форме. Поскольку и часть первая ГК требует извещения должника и предоставляет ему право требовать от нового кредитора предоставления документов, подтверждающих его права, данное правило также не являет собой явное отличие от общих положений об уступке любых других обязательственных прав.

Достаточно странной выглядит норма п. 3 ст. 830 ГК, в соответствии с которой «исполнение денежного обязательства должником финансовому агенту в соответствии с правилами настоящей статьи освобождает должника от соответствующего обязательства перед клиентом». Если учитывать, что по правилам указанной статьи суть уведомления должника заключается в том, чтобы сообщить ему о новом кредиторе, то клиент никаких прав относительно должника не имеет, все права уже перешли к финансовому агенту, так от каких же обязанностей перед клиентом освобождается должник?

Ст. 832 ГК, говоря о возможности зачета встречных требований должника к клиенту с требованиями финансового агента, также не вводит никакого нового правила по сравнению с тем, которое сформулировано в ст. 412 ГК РФ.

В соответствии с нормами международного права договор факторинга связан с наличием помимо основного обязательства сторон по передаче и оплате денежного требования еще и дополнительных обязательств, в частности пп. б) ч. 2 ст. 1 Конвенции УНИДРУА «О международном факторинге» указывает, что «цессионарий должен взять на себя не менее двух следующих обязанностей: -

финансирование поставщика, в частности, заем или досрочный платеж; -

ведение счетов по обязательственным требованиям; -

предъявление к оплате дебиторских задолженностей; -

защита от неплатежеспособности дебиторов».

Между тем в соответствии с п. 2 ст. 824 ГК РФ предоставление финансовым агентом финансовых услуг, связанных с денежным требованием клиента, не должно, а может предусматриваться договором.

Таким образом, среди норм, посвященных факторингу, определяющими и отличающими его от иных случаев уступки, фактически являются нормы о возможности уступки будущих требований и уступки требований, несмотря на существующий в основном договоре запрет передачи прав по договору. Поэтому заключение факторингового договора, с учетом особенностей его субъектного состава, целесообразно лишь тогда, когда сторонам действительно важно воспользоваться данными «льготными» по сравнению с иными случаями уступки права нормами. При этом следует помнить, что предмет факторингового договора ограничен денежными требованиями, вытекающими из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу. Данное правило еще более сужает круг случаев, когда возможно и целесообразно использование договора факторинга.

В остальных случаях вполне допустимо использовать общую конструкцию гл. 24 и соответствующие нормы особенной части, ряд из которых нами был рассмотрен в предыдущих параграфах. В том числе конструкция цессии может использоваться, по нашему мнению, и для обеспечения исполнения обязательств. Возможность заключения такого договора об уступке права, не прибегая к модели факторинга, совершенно не исключается действующим законодательством, поскольку Гражданский кодекс не предусматривает исчерпывающего перечня способов обеспечения исполнения обязательств.

Важно отметить и еще одно обстоятельство: в большинстве европейских стран континентальной системы права нормы о договоре факторинга вообще отсутствуют и для его регулирования используются общие нормы обязательственного права, в том числе регулирующие цессию. И это кажется вполне оправданным, поскольку если в качестве примера использовать действующее российское право, то значительного смысла в выделении договора факторинга нет, как практически нет и особенностей его правового регулирования. Большинство из тех норм, которые сейчас закреплены в гл. 43 ГК, вполне могли бы находиться в гл. 23 и 24 части первой Кодекса и гл. 30 части второй ГК РФ.

<< | >>
Источник: Яковлев А.С.. Имущественные права как объекты гражданских правоотношений. Теория и практика. - М: «Ось-89».- 192 с.. 2005

Еще по теме § 4. Договор финансирования под уступку денежного требования:

  1. Понятие договора финансирования под уступку денежного требования
  2. Тема 14. Договор финансирования под уступку денежного требования
  3. 15.3. Договор финансирования под уступку денежного требования
  4. Статья 824. Договор финансирования под уступку денежного требования
  5. Глава 14. ДОГОВОР ФИНАНСИРОВАНИЯ ПОД УСТУПКУ ДЕНЕЖНОГО ТРЕБОВАНИЯ
  6. Тема 15. ДОГОВОРЫ ЗАЙМА, КРЕДИТА И ФИНАНСИРОВАНИЯ ПОД УСТУПКУ ДЕНЕЖНОГО ТРЕБОВАНИЯ
  7. §4. Кредитно-финансовые договоры. Договор финансирования под уступку денежного требования (договор факторинга)
  8. 27.4. Финансирование под уступку денежного требования
  9. ФИНАНСИРОВАНИЕ ПОД УСТУПКУ ДЕНЕЖНОГО ТРЕБОВАНИЯ
  10. Комментарий к главе 37. "Финансирование под уступку денежного требования (факторинг)"
  11. 2. Финансирование под уступку денежного требования (факторинг)
  12. Глава 43. ФИНАНСИРОВАНИЕ ПОД УСТУПКУ ДЕНЕЖНОГО ТРЕБОВАНИЯ
  13. Статья 828. Недействительность запрета уступки денежного требования
  14. 11. Уступка прав требований по Договору
  15. 2.2.2. Уступка прав требований по договору
  16. 2.2.2. Уступка прав требований по договору
  17. 4.2. Государственная регистрация договора и уступки прав требований по договору
  18. 5. Судьба арбитражной оговорки в случае уступки права требования по основному обязательству, вытекающему из договора, содержавшего арбитражную оговорку
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Исполнительное производство - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Политология - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника -