§ 3. Юридическая ответственность пользователей недр как правовая мера охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности

Дополнительным способом правового воздействия на пользователей недр является применение мер государственного принуждения, основным из которых является возложение юридической ответственности за совершенное правонарушение. В теории права этот способ относится к дополнительным,

поскольку, «во-первых, представляет собой вид обязанности (юридическая ответственность может рассматриваться как обязанность претерпевать лишения, кару, наказание), а во-вторых, этим способом обеспечивается надлежащее исполнение предоставленных прав, исполнение возложенных обязанностей, соблюдение установленных запретов» 218.

В соответствии с Концепцией долгосрочного социально-

экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2008 г. № 1662-р219, одной из стратегических задач государственной политики в сфере охраны окружающей среды и рационального использования природных ресурсов является повышение эффективности экологического законодательства и правоприменительной практики, тем не менее анализ судебной практики в сфере охраны окружающей среды и экологической безопасности при пользовании недрами показывает низкую эффективность реализации норм федерального природоохранного законодательства, что во многом обусловлено наличием пробелов правового регулирования экологических отношений, несовершенством механизма обеспечения выполнения пользователями недр условий лицензий на пользование недрами, технической проектной документации и требований по

рациональному использованию и охране недр, внесением многочисленных изменений и дополнений в действующие нормативные правовые и инструктивно-методические акты, а также изменением системы органов государственного управления в области природопользования и охраны окружающей среды.

Указанные факторы предопределяют необходимость комплексного обобщения и анализа практики применения мер юридической ответственности за нарушение законодательства в области охраны

218См.: Теория государства и права: учебник/ отв. ред. В.Д. Перевалов. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Норма: ИНФРА-М, 2013. С. 160.

219СЗ РФ. 2008. № 47. Ст. 5489.

окружающей среды и обеспечения экологической безопасности при пользовании недрами.

В научной литературе понятие «юридическая ответственность» трактуется как предусмотренная нормами права обязанность субъекта правонарушения претерпеть неблагоприятные последствия за совершенное правонарушение220. Понятие «ответственность» можно рассматривать также в широком смысле, включающем любые неблагоприятные последствия, наступление которых вызвано действиями (бездействием), нарушающими требования, установленные законодательством Российской Федерации. Применительно к сфере недропользования в качестве данных неблагоприятных последствий следует рассматривать случаи досрочного прекращения, ограничения или приостановления права пользования недрами по основаниям, предусмотренным статьей 20 Закона Российской Федерации

«О недрах».

В свою очередь, под «юридической ответственностью за экологические правонарушения следует понимать отношение между государством в лице специально уполномоченных органов в области охраны окружающей среды, правоохранительных органов, иными уполномоченными субъектами и совершившим экологическое правонарушение лицом (физическим, должностным или юридическим) по применению к нарушителю соответствующего взыскания. Сущность юридической ответственности заключается в неблагоприятных последствиях, наступающих для нарушителя экологических требований» 221 , при этом эффективность юридической ответственности обуславливают такие факторы, как «полнота и обоснованность мер ответственности, закрепленных в нормах права; неотвратимость их применения и уровень их воздействия на общее состояние

220 См.: Сухарев А.Я. Большой юридический словарь / авт.-сост. В.Н. Додонов, В.Д. Ермаков, М.А. Крылова и др.: под ред. А.Я. Сухарева, В.Е. Крутских. М.: Инфра-М, 2003.

221 См.: Бринчук М.М. Экологическое право: учебник // Справочная правовая система

«КонсультантПлюс». 2008.

правонарушений в соответствующей области природоохранительной деятельности»222.

При анализе нормативного правового регулирования юридической ответственности за нарушение законодательства в области охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности при пользовании недрами необходимо обратиться к части 2 статьи 49 Закона Российской Федерации «О недрах», в соответствии с которой «лица, виновные в нарушении законодательства о недрах, несут административную, уголовную ответственность в порядке, установленном законодательством Российской Федерации».

Основные составы экологических преступлений и экологических правонарушений закреплены в главе 26 Уголовного кодекса Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ223, а также в главах 7 и 8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ224, вместе с тем их применение сопряжено с рядом трудностей, основными из которых следует назвать:

1) отсутствие критериев отграничения экологического правонарушения от экологического преступления по причине отсутствия в Уголовном кодексе Российской Федерации и Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях толкования понятия «иные тяжкие последствия». Указанное понятие определяется в пункте 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 октября 2012 г. № 21

«О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» 225 , в соответствии с которыми под иными тяжкими последствиями применительно к статье 246 УК РФ следует понимать, в частности, такое

222 См.: Петров В.В. Эффективность правового механизма обеспечения качества окружающей среды

// Советское государство и право. - М.: Наука. 1977. № 9. С.100.

223СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.

224СЗ РФ. 2002. № 1. Ст. 1.

225 Российская газета. 2012. № 251.

ухудшение качества окружающей среды и ее компонентов, устранение которого требует длительного времени и больших финансовых затрат (например, массовые заболевания или гибель объектов животного мира, в том числе рыбы и других водных биологических ресурсов; уничтожение условий для их обитания и воспроизводства; уничтожение объектов растительного мира, повлекшее существенное сокращение численности (биомассы) указанных объектов; деградация земель).

Вместе с тем применение данного пункта является достаточно затруднительным, по причине наличия в данном определении ряда оценочных категорий, например таких, как «существенное ухудшение качества окружающей среды», «в течение длительного времени», «больших финансовых и материальных затрат» и т.д.;

2) наличие ряда конкурирующих составов за совершение одного и того же правонарушения или преступления;

3) недостаточно четкая формулировка объективной стороны отдельных составов экологических правонарушений и экологических преступлений, за нарушение которых наступает юридическая ответственность;

4) отсутствие единой правоприменительной практики по спорам, связанным с нарушением законодательства в области охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности.

В целом анализ судебно-арбитражной практики привлечения пользователей недр к юридической ответственности за нарушение законодательства в области обеспечения охраны окружающей среды и экологической безопасности показывает, что ситуация в области исполнения пользователями недр экологического законодательства за последние годы существенно ухудшилась, что обусловлено следующими обстоятельствами:

Во-первых, это связано с непосредственным несоблюдением пользователями недр требований экологического законодательства. Проверками природоохранных органов и прокуратуры за последние годы

были выявлены многочисленные нарушения требований в области охраны окружающей среды, при этом подавляющую часть нарушений законодательства составили несоблюдение экологических требований при эксплуатации предприятий, сооружений или иных объектов, связанных с пользованием недрами, в том числе отсутствие положительных заключений экологических и иных экспертиз на данные проекты строительства. Пользователями недр также зачастую не выполняются требования законодательства об охране атмосферного воздуха, о рекультивации земель, деятельность по добыче полезных ископаемых нередко сопровождается незаконной вырубкой лесов, захоронением отходов бурения, а также аварийными ситуациями, связанными с разливами нефти226.

Во-вторых, наличие пробелов в действующем экологическом

законодательстве позволяет пользователям недр успешно оспаривать в судах правомерность действий государственных органов в области охраны окружающей среды по привлечению данных лиц к юридической ответственности.

Например, судебная практика рассмотрения дел в сфере недропользования в рамках уголовного судопроизводства показывает низкую эффективность реализации норм законодательства, устанавливающего ответственность за экологические преступления.

По данным статистической отчетности Генеральной прокуратуры Российской Федерации 227 процент экологических преступлений от общего количества преступлений в Российской Федерации, растет год от года, однако к уголовной ответственности по факту привлечены лишь единицы. Значительное число выявленных причинителей вреда окружающей среде не привлекаются к уголовной ответственности, так как подавляющее

226См.: Материалы совместного заседания коллегий Министерства природных ресурсов Российской Федерации и Генеральной прокуратуры Российской Федерации [Электронный ресурс]. − Режим доступа: http://www.priroda.ru/news/detail.php?ID=6572 (дата обращения 27.10.2013 г.).

227 См.: Официальный сайт Генеральной прокуратуры Российской Федерации. [Электронный ресурс].− Режим доступа: http://genproc.gov.ru/ (дата обращения 27.10.2013 г.).

большинство материалов разрешается в административном порядке органами государственных инспекций или прекращается в процессе предварительного следствия (дознания).

В настоящее время Уголовным кодексом Российской Федерации предусмотрены следующие составы преступлений в сфере недропользования:

1) нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ, если это повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, либо крупного ущерба, либо смерть человека, или двух и более лиц (статья 216);

2) нарушение законодательства Российской Федерации о континентальном шельфе и об исключительной экономической зоне Российской Федерации: исследование, поиск, разведка, разработка природных ресурсов континентального шельфа Российской Федерации или исключительной экономической зоны Российской Федерации, проводимые без соответствующего разрешения (статья 253);

3) нарушение правил охраны и использования недр (статья 255).

Вместе с тем выявленные в результате правоприменительной практики пробелы правового регулирования в Уголовном кодексе по ряду терминов и определений (например, квалификации такого понятия, как «иные тяжкие последствия» и т.д.), а также сложная система доказывания факта совершения преступления и причинно-следственной связи практически лишают правоохранительные органы возможности довести дело до суда, что только способствует росту числа совершенных экологических преступлений при пользовании недрами.

Например, согласно статье 255 Уголовного кодекса Российской Федерации уголовная ответственность наступает за «нарушение правил охраны и использования недр при проектировании, размещении, строительстве, вводе в эксплуатацию и эксплуатации горнодобывающих

предприятий или подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых, а равно самовольную застройку площадей залегания полезных ископаемых, если эти деяния повлекли причинение значительного ущерба», вместе с тем формулировка данной статьи допускает в юридической литературе различные подходы к характеристике предмета и объективной стороны состава преступления.

В первом случае самостоятельными составами преступления признаются нарушение правил охраны и использования недр при проектировании, размещении, строительстве, вводе в эксплуатацию и эксплуатации горнодобывающих предприятий или подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых, а также самовольная застройка площадей залегания полезных ископаемых.

Предметом первого состава является нарушение правил охраны и использования недр при осуществлении указанных видов деятельности. Предметом второго − площади залегания полезных ископаемых228.

Во втором случае самовольная застройка площадей залегания полезных ископаемых в отдельный состав преступления не выделяется, и предметом посягательства называются непосредственно недра земли229.

Различные теоретические подходы к определению состава данного преступления оказывают непосредственное влияние на характеристику его объективной стороны. В первом случае объективная сторона состоит в нарушении правил охраны и использования недр при проектировании, размещении, строительстве, вводе в эксплуатацию и эксплуатации горнодобывающих предприятий или подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых, если это деяние повлекло причинение

228 См.: Постатейный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под ред. Н.А. Громова) // ГроссМедиа, 2007.

229См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) (издание третье, переработанное и дополненное) / под ред. А.А. Чекалина, В.Т. Томина, В.В. Сверчкова // Юрайт-Издат, 2006.

значительного ущерба. Во втором случае объективная сторона включает также самовольную застройку площадей залегания полезных ископаемых.

Таким образом, по причине наличия определенных проблем правильной квалификации факта самовольной застройки площадей залегания полезных ископаемых, рассматриваемой либо в виде отдельного состава преступления, либо в качестве одной из возможных форм объективной стороны, теоретически можно привлечь пользователя недр к уголовной ответственности независимо от того, были ли нарушены нормы и правила охраны недр при самовольной застройке площади залегания полезных ископаемых, поскольку в данном случае объективная сторона преступления не содержит необходимого во втором случае факта нарушения правил охраны и использования недр.

Необходимой характеристикой объективной стороны данного преступления также является причинение значительного ущерба, который представляет собой оценочную категорию, вследствие чего нарушение правил охраны и использования недр при проектировании, размещении, строительстве, вводе в эксплуатацию и эксплуатации горнодобывающих предприятий или подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых, равно как и факт самовольной застройки площадей залегания полезных ископаемых, в любом случае влечет необходимость доказывания наличия такого ущерба и его причинно-следственной связи с нарушением указанных правил или самовольной застройкой площадей залегания полезных ископаемых.

Вместе с тем доказать наличие такого ущерба достаточно сложно, поскольку статья 255 Уголовного кодекса Российской Федерации не содержит примечания, устанавливающего значения понятий «значительный, крупный и особо крупный ущерб» (например, как это сделано в примечании к статье 260 УК РФ, согласно которой применительно к незаконной порубке лесных насаждений значительным признается ущерб более 5 тысяч рублей).

Таким образом, для обеспечения возможности правильной квалификации факта причинения значительного ущерба целесообразно дополнить статью

255 Уголовного кодекса Российской Федерации приложением, в котором необходимо установить минимальное значение ущерба, являющегося значительным.

Отметим также нечеткость сформулированных в статье 255 Уголовного кодекса Российской Федерации оснований для наступления уголовной ответственности для пользователей недр за нарушение правил охраны и использования недр при проектировании, размещении, строительстве, вводе в эксплуатацию и эксплуатации горнодобывающих предприятий или подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых, поскольку ни в Законе Российской Федерации «О недрах», ни в иных нормативных правовых актах в сфере недропользования не установлено исчерпывающего перечня правил охраны и использования недр.

К таким правилам согласно Закону Российской Федерации «О недрах» можно отнести основные требования по рациональному использованию и охране недр (статья 23), требования по обеспечению безопасного ведения работ, связанных с пользованием недрами (статья 24), а также иные требования, которые конкретизируются в большом количестве подзаконных нормативных правовых и инструктивно-методических актов (Правилах безопасности в нефтяной и газовой промышленности, утвержденных приказом Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 12 марта 2013 г. № 101, Правилах охраны недр, утвержденных постановлением Федерального горного и промышленного надзора Российской Федерации (Госгортехнадзора) от 6 июня 2003 г. № 71, Правилах охраны недр при переработке минерального сырья, утвержденных постановлением Федерального горного и промышленного надзора Российской Федерации (Госгортехнадзора) от 6 июня 2003 г. № 70, Единых правилах безопасности при разработке месторождений полезных ископаемых

открытым способом, утвержденных постановлением Федерального горного и промышленного надзора Российской Федерации (Госгортехнадзора) от 9 сентября 2002 г. № 57 230 и др.). Нарушение любого из установленных нормативными правовыми актами правил использования и охраны недр в случае причинения значительного ущерба теоретически может являться основанием для применения к пользователям недр мер уголовной ответственности.

В свою очередь, анализируя практику привлечения пользователей недр к административной ответственности за нарушение законодательства в области охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности, также необходимо констатировать ряд проблем, связанных с наличием пробелов действующего законодательства, отсутствием единой правоприменительной практики по спорам, связанным с нарушением законодательства в области охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности при пользовании недрами, нарушениями в ряде случаев должностными лицами, осуществляющими государственный экологический надзор, материальных и процессуальных норм при привлечении пользователей недр к административной ответственности, несоразмерности размеров административных штрафов за административные правонарушения в сфере охраны окружающей среды степени и объемам негативного воздействию на окружающую среду.

Мельгунов В.Д. в обзоре практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с пользованием недрами, отмечал: «Судебно-арбитражная практика рассмотрения споров в сфере недропользования на сегодняшний день еще не в полной мере сформировалась. По этой причине при рассмотрении споров имеют место случаи неправильного или неединообразного применения арбитражными судами законодательства в схожих ситуациях, вынесение определений о неподведомственности

230 Российская газета. 2003. № 15.

отдельных категорий споров, неправильное понимание правовой природы отношений, связанных с пользованием недрами, и вынесение в связи с этим необоснованных судебных решений 231 ». Во многом сложившаяся ситуация обусловлена наличием в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях ряда конкурирующих составов за совершение одного и того же административного правонарушения, а также недостаточной четкой формулировки объективной стороны отдельных составов экологических правонарушений, за нарушение которых наступает юридическая ответственность, что фактически делает их декларативными и труднореализуемыми, основываясь на недоказанности объективной стороны вменяемого правонарушения и вины в совершении административного правонарушения.

Например, в соответствии с частью 2 статьи 7.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях пользование недрами с нарушением условий, предусмотренных лицензией на пользование недрами, и (или) требований утвержденного в установленном порядке технического проекта влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц − от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц − от восьмисот тысяч до одного миллиона рублей.

Применение данной статьи сопряжено с рядом трудностей в части адекватности характера и вида нарушения размеру соответствующего административного штрафа, поскольку согласно статьи 12 Закона Российской Федерации «О недрах» «лицензия может дополняться и иными условиями, не противоречащими настоящему Закону», т.е. по смыслу данной статьи все условия, содержащиеся в лицензии, являются существенными, однако при

231См.: Мельгунов В.Д. Некоторые вопросы судебно-арбитражной практики рассмотрения споров, связанных с пользованием недрами // Нефть, Газ и Право. 2007. № 3. С 15−19; Он же. О некоторых вопросах совершенствования процедуры рассмотрения дел об административных правонарушениях // Административная ответственность: вопросы теории и практики. Сборник статей. М., ИГП РАН. 2005. С. 208−212.

этом нарушение того или иного условия лицензии может иметь совершенно различные правовые последствия.

Например, нарушение сроков начала работ (подготовки технического проекта, выхода на проектную мощность, представления геологической информации на государственную экспертизу) (п. 5 ст. 12 Закона Российской Федерации «О недрах») по характеру нарушения и возможным последствиям существенно отличается от нарушения сроков установленных объемов добычи минерального сырья (п. 7 ст. 12 Закона Российской Федерации «О недрах»), при этом незначительное нарушение срока подготовки технического проекта будет иметь гораздо меньшие экономические последствия для государства в отличие от последствий в виде существенного или длящегося по времени превышения объемов добычи минерального сырья. В свою очередь, длительное нарушение срока подготовки и утверждения технического проекта, установленного в лицензии, будет иметь большие экономические последствия для государства по сравнению с краткосрочным превышением установленных объемов добычи минерального сырья.

Таким образом, очевидна необходимость внесения изменений в часть 2 статьи 7.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в части дифференциации составов административных правонарушений, связанных с нарушением условий, предусмотренных лицензией на пользование недрами, а также размеров административных штрафов по ним в зависимости от конкретного вида и сроков нарушения.

Определенные правовые проблемы также возникают при применении статьи 8.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, устанавливающей ответственность за нарушение пользователем недр требований по рациональному использованию недр, поскольку из всех закрепленных в статье 23 Закона Российской Федерации

«О недрах» требований по рациональному использованию и охране недр ответственность в данной статье установлена только за:

−выборочную (внепроектную) отработку месторождений полезных ископаемых, приводящую к необоснованным потерям запасов полезных ископаемых, разубоживанию полезных ископаемых, а равно иное нерациональное использование недр, ведущему к сверхнормативным потерям при добыче полезных ископаемых или при переработке минерального сырья (п.1 ст. 8.10 Кодекса);

−невыполнение требований по проведению маркшейдерских работ, проведению дегазации при добыче (переработке) угля (горючих сланцев), приведению ликвидируемых или консервируемых горных выработок и буровых скважин в состояние, обеспечивающее безопасность населения и окружающей среды, либо требований по сохранности месторождений полезных ископаемых, горных выработок и буровых скважин на время их консервации (п. 2 ст. 8.10 Кодекса).

При этом, помимо статьи 8.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, административная ответственность за нарушение требований в области рационального использования и охраны недр установлена другими статьями Кодекса, что не способствует единообразию применения мер административной ответственности за данное правонарушение.

В частности, статьей 7.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлена ответственность за самовольную застройку площадей залегания полезных ископаемых, что корреспондируется с требованием по рациональному использованию и охране недр в части предупреждения самовольной застройки площадей залегания полезных ископаемых (п. 10 статьи 23 Закона Российской Федерации «О недрах»); статьей 8.2 установлена административная ответственность за несоблюдение экологических и санитарно- эпидемиологических требований при сборе, накоплении, использовании, обезвреживании, транспортировании, размещении и ином обращении с

отходами производства и потребления или иными опасными веществами, что корреспондируется с требованием по предотвращению размещения отходов производства и потребления на водосборных площадях подземных водных объектов и в местах залегания подземных вод, которые используются для целей питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения или промышленного водоснабжения либо резервирование которых осуществлено в качестве источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения (п. 11 статьи 23 Закона Российской Федерации «О недрах»); статьей 8.11 установлена ответственность за нарушение правил и требований проведения работ по геологическому изучению недр, что корреспондируется с требованиями по обеспечению полноты геологического изучения, рационального комплексного использования и охраны недр и проведения опережающего геологического изучения недр, обеспечивающего достоверную оценку запасов полезных ископаемых или свойств участка недр, предоставленного в пользование в целях, не связанных с добычей полезных ископаемых (пп. 2, 3 статьи 23 Закона Российской Федерации «О недрах»).

За нарушение отдельных требований в области рационального использования и охраны недр, установленных статьей 23 Закона Российской Федерации «О недрах», административная ответственность вообще не установлена. Это, в частности, касается таких требований, как проведение государственной экспертизы и государственный учет запасов полезных ископаемых, а также участков недр, используемых в целях, не связанных с добычей полезных ископаемых (п. 4); достоверный учет извлекаемых и оставляемых в недрах запасов основных и совместно с ними залегающих полезных ископаемых и попутных компонентов при разработке месторождений полезных ископаемых (п. 6), а также предотвращение загрязнения недр при проведении работ, связанных с пользованием недрами, особенно при подземном хранении нефти, газа или иных веществ и

материалов, захоронении вредных веществ и отходов производства, сбросе сточных вод (п.8).

Таким образом, действующая редакция статьи 8.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не может обеспечить комплексное применение мер административной ответственности за нарушение требований по рациональному использованию и охране недр, что только способствует нарушению пользователями недр данных требований.

Решение данной проблемы возможно либо посредством сведения составов по всем требованиям в области рационального использования и охране недр, предусмотренных Законом Российской Федерации «О недрах», в статью 8.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, либо посредством закрепления составов административных правонарушений за нарушение каждого требования рационального использования и охраны недр в специальных статьях.

Отметим также необходимость повышения размеров административных штрафов, установленных Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях за нарушение условий лицензии на пользование недрами, а также за нарушение требований в области рационального использования и охраны недр.

Проведенный анализ законодательства, предусматривающего административную ответственность пользователей недр за нарушение требований в сфере охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности, также показывает низкий уровень реализации субъектами Российской Федерации возможности установления административной ответственности за нарушение требований, содержащихся в региональных законах и иных нормативных правовых актах в сфере недропользования.

В целом по результатам анализа регионального законодательства необходимо отметить, что административная ответственность за нарушение законодательства в области охраны окружающей среды и обеспечения

экологической безопасности при пользовании недрами установлена только в законодательстве Республики Коми, Красноярского края, Республики Башкортостан, Нижегородской области, Белгородской области, Тамбовской области, Калининградской области, а также в законодательстве Ханты- Мансийского автономного округа − Югры, при этом в законодательстве большинства из вышеперечисленных субъектов Российской Федерации не содержится конкретизации объективной стороны состава правонарушения, вследствие чего основанием для применения мер административной ответственности является фактическое нарушение законов и иных нормативных правовых актов соответствующего субъекта Российской Федерации в сфере недропользования, что, на наш взгляд, может повлечь определенные проблемы при их применении, исходя из необходимости доказывания объективной стороны правонарушения а также возможного нарушения компетенции федеральных органов государственной власти, поскольку соответствующие нормы, устанавливающие ответственность, например, за нарушение требований по рациональному использованию недр, а также нарушение правил и требований проведения работ по геологическому изучению недр уже содержатся в статьях 8.10, 8.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, при этом, исходя из анализа содержания приведенных статей, сфера действия данных норм распространяется на все виды деятельности, связанной с пользованием недрами, в том числе и по предметам совместного ведения федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

Например, согласно Закону Тамбовской области от 29 октября 2003 г.

№ 155-З «Об административных правонарушениях в Тамбовской области»232 административная ответственность наступает за нарушение законов и иных

232 Тамбовская жизнь. 2003. № 223 (22917).

нормативных правовых актов Тамбовской области в сфере недропользования.

В Республике Коми согласно Закону от 30 декабря 2003 г. № 95-РЗ «Об административной ответственности в Республике Коми» 233 предусмотрена ответственность за нарушение установленного органами исполнительной власти Республики Коми порядка добычи общераспространенных полезных ископаемых для пользователей недр, осуществляющих разведку и добычу полезных ископаемых или по совмещенной лицензии геологическое изучение, разведку и добычу полезных ископаемых, в границах предоставленных им горных отводов и (или) геологических отводов на основании утвержденного технического проекта, в части отсутствия соглашения о добыче общераспространенных полезных ископаемых.

Согласно Закону Красноярского края от 2 октября 2008 г. № 7-2161

«Об административных правонарушениях» 234 ответственность наступает за нарушение установленного порядка пользования участками недр местного значения, помимо этого, Законом установлена специальная статья, предусматривающая административную ответственность за оборот нефтепродуктов, под которым понимается производство, транспортировка, прием, поставка, хранение, реализация (продажа, заправка) нефтепродуктов, не соответствующих экологическим требованиям, установленным нормативными правовыми актами Красноярского края.

В Республике Башкортостан согласно Кодексу об административных правонарушениях от 23 июня 2011 г. № 413-з 235 предусмотрена ответственность за пользование участками недр, содержащими месторождения общераспространенных полезных ископаемых, участками

233 Ведомости нормативных актов органов государственной власти Республики Коми. 2004. № 5. Ст. 3171.

234 Ведомости высших органов государственной власти Красноярского края. 2008. № 54(275).

235Республика Башкортостан. 2011. № 127(27362).

недр местного значения с нарушением порядка получения права пользования.

В Белгородской области согласно Закону Белгородской области от 4 июля 2002 г. № 35 «Об административных правонарушениях на территории Белгородской области»236 ответственность наступает за нарушение порядка предоставления недр для разработки месторождений общераспространенных полезных ископаемых, порядка пользования недрами юридическими лицами и гражданами в границах предоставленных им земельных участков с целью добычи общераспространенных полезных ископаемых, а также в целях, не связанных с добычей полезных ископаемых.

Наиболее полно, на наш взгляд, нормативное правовое регулирование юридической ответственности за нарушение законодательства в области охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности при пользовании недрами осуществляется в законодательстве Ханты- Мансийского автономного округа − Югры. В частности, в Законе Ханты- Мансийского автономного округа − Югры от 11 июня 2010 г. № 102-оз «Об административных правонарушениях» 237 предусмотрена юридическая ответственность за нарушение установленных нормативными правовыми актами автономного округа требований к определению исходной загрязненности компонентов природной среды в границах лицензионных участков недр, непредставление в установленные сроки в уполномоченный

орган государственной власти Ханты-Мансийского автономного округа − Югры информации о результатах определения исходной загрязненности компонентов природной среды в границах лицензионных участков недр, информации о суммарном антропогенном воздействии на природную среду в границах лицензионных участков недр, а равно представление неполной или недостоверной информации, нарушение установленных нормативными


Ст. 461.

236 Сборник нормативных правовых актов Белгородской области. 2002. № 40. № 41.

237 Собрание законодательства Ханты-Мансийского автономного округа − Югры. 2010. № 6 (ч. I).

правовыми актами автономного округа требований к проектированию и ведению локального экологического мониторинга в границах лицензионных участков недр, непредставление в установленные сроки в уполномоченный орган государственной власти Ханты-Мансийского автономного округа − Югры информации о результатах локального экологического мониторинга в границах лицензионных участков недр, а равно представление неполной или недостоверной информации, а также за нарушение нормативных правовых актов автономного округа в области геологического изучения, рационального использования и охраны недр, а также нарушение нормативных правовых актов автономного округа в области геологического изучения, рационального использования и охраны недр.

При анализе нормативного правового регулирования субъектами Российской Федерации юридической ответственности за нарушение законодательства в области обеспечения экологической безопасности при пользовании недрами необходимо отметить, что в соответствии со статьей

1.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях законодательство об административных правонарушениях состоит из настоящего Кодекса и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях, что предусматривает возможность нормативного регулирования органами государственной власти субъектов Российской Федерации административной ответственности в нормативных правовых актах. Вместе с тем по данному вопросу необходимо учитывать позицию Конституционного Суда Российской Федерации, согласно которой «субъекты Российской Федерации вправе принимать собственные законы в области административных правонарушений, если они не противоречат федеральным законам, регулирующим те же правоотношения, и не вторгаются в те сферы общественных отношений, регулирование которых составляет предмет

ведения Российской Федерации, а также предмет совместного ведения при наличии по этому вопросу федерального закона238.

Тем не менее в ряде случаев в законодательстве субъектов Российской Федерации при формулировании составов, за нарушение которых наступает административная ответственность, отмечается прямое нарушение компетенции федеральных органов государственной власти.

В качестве примера нарушения компетенции федеральных органов государственной власти при установлении административной ответственности законодательством субъекта Российской Федерации следует рассмотреть статью 36 Кодекса Калининградской области об административных правонарушениях, утвержденного Законом Калининградской области от 12 мая 2008 г. № 244 239 , которой предусматривается административная ответственность за незаконные действия с янтарем, которые включают самовольную раскопку недр в местах проявлений янтаря, а также незаконную скупку, хранение, перевозку, пересылку, продажу янтаря, а также продажу продуктов его переработки без документов, подтверждающих законность его происхождения, если

административная ответственность за соответствующие действия не установлена Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

Статьей 7.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях устанавливается ответственность за самовольную добычу янтаря, а равно сбыт незаконно добытого янтаря в натуральном и (или) переработанном виде.

Сопоставляя составы административных правонарушений, предусмотренные статьей 36 Закона Калининградской области об

238 См.: Определение Конституционного Суда РФ от 1 октября 1998 г. № 145-О «По запросу Законодательного Собрания Нижегородской области о проверке конституционности части первой статьи 6 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях»// СЗ РФ. 1998. № 49. Ст. 6102.

239 Калининградская правда. 2008. № 89; Комсомольская правда в Калининграде (приложение

«Официальный вестник»). 2009. № 67.

административных правонарушениях и статьей 7.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, следует сделать вывод, согласно которому Законом Калининградской области нарушена компетенция федеральных органов государственной власти, поскольку понятие «добыча» и «сбыт» включают и самовольную раскопку недр в местах проявлений янтаря, незаконную скупку, хранение, перевозку, пересылку, продажу янтаря, а также продажу продуктов его переработки без документов, подтверждающих законность его происхождения, несмотря на то, что в статье 36 Закона Калининградской области сделана оговорка, согласно которой действие данной статьи применяется, если только административная ответственность за соответствующие действия не установлена Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

Попытка решения проблемы разграничения компетенции между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти при установлении административной ответственности содержится в Законе Ханты-Мансийского автономного округа − Югры «Об административных правонарушениях».

В частности, согласно статье 42 Закона Ханты-Мансийского автономного округа − Югры «Об административных правонарушениях» юридическая ответственность наступает за нарушение нормативных правовых актов автономного округа в области геологического изучения, рационального использования и охраны недр, при этом в последнем абзаце сформулировано примечание, в соответствии с которым под нарушением нормативных правовых актов автономного округа в области геологического изучения, рационального использования и охраны недр для целей настоящей статьи понимаются действия (бездействие) лиц, выражающиеся в неисполнении либо ненадлежащем исполнении нормативных правовых актов автономного округа и не подпадающие под действие статей 7.3, 7.10, 8.5,

8.10 8.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Отметим, что такая правовая конструкция, с одной стороны, исключает нарушение компетенции федеральных органов государственной власти, однако, с другой стороны, нечеткость формулировки, за какие именно действия, не подпадающие под действие статей 7.3, 7.10, 8.5, 8.10, 8.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, наступает юридическая ответственность, фактически делает ее декларативной и сложнореализуемой на практике, так как применение данной статьи может повлечь ряд проблем для контролирующих органов государственной власти автономного округа при привлечении недропользователей к административной ответственности за данное правонарушение, основываясь на недоказанности административным органом объективной стороны вменяемого правонарушения и вины в совершении административного правонарушения.

Определенные правовые проблемы также связаны и с применением к пользователям недр норм о возмещении вреда, причиненного недрам вследствие нарушения законодательства Российской Федерации.

Статья 51 Закона Российской Федерации «О недрах», а также Правила расчета размера вреда, причиненного недрам вследствие нарушения законодательства Российской Федерации о недрах, утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 г.

№ 564 240 , связывают необходимость возмещения вреда с действиями,

повлекшими утрату запасов полезных ископаемых, вызванной их загрязнением, затоплением, обводнением, пожарами, самовольным пользованием недрами, а также нарушением свойств участка недр, вследствие которого невозможно строить и (или) эксплуатировать подземные сооружения, не связанные с добычей полезных ископаемых, либо

240СЗ РФ. 2013. № 28. Ст. 3830.

причинением вреда особо охраняемым геологическим объектам, имеющим научное, культурное, эстетическое, санитарно-оздоровительное и иное значение.

Согласно пункту 3 Правил расчет размера вреда производится Федеральной службой по надзору в сфере природопользования в отношении участков недр, за исключением участков недр местного значения, в отношении которых расчет размера вреда производится уполномоченными органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации по установленным формулам, при этом каких-либо критериев отнесения вреда к существенному, что важно для разграничения уголовного преступления от административного правонарушения в сфере недропользования, в документе не содержится.

Отметим также общие проблемы правового регулирования возмещения вреда, причиненного окружающей среде, которые также оказывают непосредственное влияние на состояние законодательства в области возмещения вреда, причиненного недрам. В соответствии со статьей 1 Федерального закона от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» под вредом окружающей среде понимается негативное изменение окружающей среды в результате ее загрязнения, повлекшее за собой деградацию естественных экологических систем и истощение природных ресурсов.

Общий порядок возмещения вреда, причиненного окружающей среде, устанавливается статьями 77−79 данного Закона, в соответствии с которыми

«юридические и физические лица, причинившие вред окружающей среде в результате ее загрязнения, истощения, порчи, уничтожения, нерационального использования природных ресурсов, деградации и разрушения естественных экологических систем, природных комплексов и природных ландшафтов и иного нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, обязаны возместить его в полном объеме в соответствии с

законодательством. Вред окружающей среде, причиненный субъектом хозяйственной и иной деятельности, возмещается в соответствии с утвержденными в установленном порядке таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, а при их отсутствии − исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды».

Вместе с тем, несмотря на наличие большого количества теоретических 241 и диссертационных исследований 242 в данной области, анализ практики применения установленного федеральным законодательством порядка возмещения вреда, причиненного окружающей среде и имуществу граждан в результате экологического правонарушения, показывает наличие пробелов правового регулирования, основными из которых следует назвать:

1) отсутствие законодательного закрепления понятия «экологический ущерб» и его соотношения с понятием «экологический вред», отсутствие методик выявления, учета и оценки экологического вреда (ущерба), связанного с хозяйственной деятельностью;

2) отсутствие единого подхода к регулированию оценки экологического вреда природоохранным и природоресурсным законодательством.

В большинстве нормативных правовых актов природоресурсного законодательства преимущество отдается таксовому и калькуляционному

241 См.: Колбасов О.С. Возмещение гражданам экологического вреда // Государство и право. М.: Наука. 1994. № 10. С. 107−117; Мисник Г.А. Возмещение экологического вреда в российском праве. Монография. М., Проспект: ТК Велби, 2007. − 264 с.; Краснова И.О. Правовое регулирование возмещения экологического вреда // Экологическое право. 2005. № 4. С. 27−33;Тихомирова Л.А. Возмещение вреда окружающей среде, причиненного экологическим правонарушением// Справочная правовая система

«КонсультантПлюс». 2009.

242 См.: Криволапова Л.В. Правовое обеспечение возмещения вреда причиненного экологическим правонарушением. Автореферат дис. ... канд. юрид. наук. Москва, 2000. − 23 с.; Иванова А.Л. Возмещение экологического вреда: сравнительно-правовой анализ европейского, немецкого и российского права.

Автореферат дис. ...канд. юрид. наук. Москва, 2006. − 25 с.; Мисник Г.А. Возмещение экологического вреда

в российском праве. Автореферат дис. ... докт. юрид. наук. Москва, 2008. – 51 с.; Князев М.А. Российское государство как субъект возмещения экологического и экогенного вреда. Автореферат дис. ...канд. юрид. наук. Москва, 2009. − 23 с.

способам оценки вреда, аналогичным образом приоритет таксового и калькуляционного способа установлен в пункте 3 статьи 77 Федерального закона от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», а также в пункте 37 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 октября 2012 г. № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования», однако в пункте 1 статьи 78 данного Закона закрепляется приоритет исчисления размера вреда исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды, а также в соответствии с проектами рекультивационных и иных восстановительных работ;

3) отсутствие единой систематизированной информационной базы об объектах/источниках экологического вреда, о территориях, загрязненных в результате хозяйственной деятельности, об уровнях их загрязнения и о масштабах экологического вреда, накопленного в результате прошлой хозяйственной деятельности;

4) отсутствие единого порядка, в котором бы определялись общие начала и условия возмещения вреда, причиненного окружающей среде и имуществу граждан в результате экологического правонарушения. Из нормативных правовых актов, регулирующих данные отношения, следует назвать лишь Методические указания по оценке и возмещению вреда, нанесенного окружающей природной среде в результате экологических правонарушений243, утвержденные приказом Государственного комитета по экологии Российской Федерации от 6 сентября 1999 г., при этом документ официально не был опубликован, вследствие чего его требования носят рекомендательный характер;

243 Документ опубликован не был. Текст документа использован по данным справочной правовой системы «КонсультантПлюс. Эксперт-приложение».

5) необходимость актуализации существующих такс и методик возмещения вреда. Несмотря на то, что экологическое законодательство содержит таксы и методики возмещения вреда, причиненного окружающей среде в отношении практически всех компонентов, отдельные таксы и методики до настоящего времени не актуализированы, вследствие чего не в полной мере могут учитывать новые требования, предъявляемые к хозяйствующим субъектам, оказывающим негативное воздействие на окружающую среду, а также степень данного воздействия;

6) проблема обеспечения реализации компенсационной функции при возмещении вреда, причиненного окружающей среде. Отмечается несоответствие расчетных сумм возмещения ущерба, получаемых при применении таксовых и калькуляционных методов возмещения вреда действительной стоимости уничтоженного, поврежденного природного объекта, а также реальным масштабам причиненного экологического вреда. В свою очередь, натуральная форма возмещения экологического вреда очень редко применяется на практике, поскольку экологическим законодательством не установлен приоритет реального возмещения вреда, несмотря на закрепленный в статье 3 Федерального закона от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ

«Об охране окружающей среды» принцип приоритета сохранения естественных экологических систем, природных ландшафтов и природных комплексов;

7) не созданы правовые механизмы ликвидации так называемого накопленного экологического ущерба (ущерба прошлых лет), что представляется весьма важным для сферы недропользования. Анализируя действующее законодательство, необходимо отметить, что проблема ликвидации накопленного экологического ущерба в настоящее время является особенно актуальной, о чем свидетельствует нормативное закрепление необходимости решения проблемы ликвидации накопленного экологического ущерба в основных концептуальных документах,

определяющих стратегию развития Российской Федерации на долгосрочную перспективу, среди которых следует назвать Концепцию долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденную распоряжением Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2008 г. № 1662-р, Водную стратегию Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденную распоряжением Правительства Российской Федерации от 27 августа 2009 г. № 1235-р244 , Стратегию социально-экономического развития Сибири до 2020 года, утвержденную распоряжением Правительства Российской Федерации от 5 июля 2010 г. № 1120-р 245 , Послание Президента Российской Федерации

Д.А. Медведева Федеральному Собранию Российской Федерации 246 от 30

ноября 2010 г. и ряд других документов, однако до настоящего времени правовой механизм ликвидации накопленного экологического ущерба в природоохранном законодательстве так и не был создан.

В частности, федеральное экологическое законодательство не определяет понятие «накопленный экологический ущерб», не содержит правовых и организационных предпосылок для выявления, учета, оценки экологического ущерба, не решен вопрос о субъектах ответственности, способах возмещения такого вреда, отсутствуют нормативные правовые акты регламентирующие порядок проведения инвентаризации, учета, регистрации и классификации (ранжирования) объектов и территорий, загрязненных в результате хозяйственной деятельности, по различным классификационным признакам, определению критериев, пороговых величин параметров для классификации (ранжирования), а также методик проведения экономической оценки накопленного экологического ущерба, кроме того, не созданы административные, финансовые и инвестиционные механизмы ликвидации экологического ущерба, связанного с прошлой хозяйственной

244СЗ РФ. 2009. № 36. Ст. 4362.

245СЗ РФ. 2010. № 33. Ст. 4444.

246 Российская газета. 2010. № 271, 273.

деятельностью. Решение данных проблем напрямую затрагивает и отношения, связанные с возмещением вреда, причиненного недрам и иным компонентам природной среды при пользовании недрами.

Таким образом, применительно к исследованию проблем нормативного правового регулирования возмещения вреда, причиненного окружающей среде при пользовании недрами, принятие Правил расчета размера вреда, причиненного недрам вследствие нарушения законодательства Российской Федерации о недрах, не позволило полностью решить проблему определения размеров вреда, причиненного окружающей среде в результате данного вида хозяйственной деятельности.

По данному вопросу необходимо также отметить, что современное законодательство в области возмещения вреда, причиненного окружающей среде, представлено большим количеством нормативных правовых и инструктивно-методических актов, содержащих методики возмещения вреда, причиненным отдельным компонентам окружающей среды, однако специфики возмещения вреда, причиненного окружающей среде и ее отдельным компонентам при пользовании недрами, в данных методиках не выделяется.

Например, нормативное правовое регулирование в части определения размера вреда, причиненного окружающей среде или имуществу граждан в результате загрязнения атмосферного воздуха, осуществляется в соответствии с Временными рекомендациями по расчету выбросов вредных веществ в атмосферу в результате сгорания на полигонах твердых бытовых отходов и размера предъявляемого иска за загрязнение атмосферного воздуха, утвержденными Минприроды Российской Федерации 2 ноября 1992 г., при этом на отношения, связанные с обращением отходов горнодобывающего и горноперерабатывающих производств, как следует из содержания данного документа, действие Рекомендаций не распространяется.

Отдельные требования к порядку исчисления размера ущерба, причиненного окружающей среде при пользовании недрами, установлены рядом специальных инструктивно-методических документов, например, Порядком определения размеров ущерба от загрязнения земель химическими веществами, утвержденным приказом Министерства природных ресурсов Российской Федерации 18 ноября 1993 г.247, Методикой определения ущерба окружающей природной среде при авариях на магистральных нефтепроводах, утвержденной Министерством топлива и энергетики Российской Федерации от 1 ноября 1995 г. 248 , Методикой определения размеров ущерба от деградации почв и земель, утвержденной Письмом Роскомзема от 29 июля 1994 г. № 3-14-2/1139249, вместе с тем применение названных документов также сопряжено с рядом трудностей, поскольку данные документы существенно устарели и, соответственно, могут применяться лишь в части, не противоречащей действующему законодательству, кроме того, не были официально опубликованы, вследствие чего носят исключительно рекомендательный характер. Помимо этого, к отношениям, связанным с пользованием недрами, применимы положения Методики исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды, утвержденной приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 8 июля 2010 г.

№ 238 250 , однако какой-либо специфики исчисления размера вреда,

причиненного почвам в результате пользования недрами, в методике также не содержится.

Таким образом, в качестве первоочередных мер по совершенствованию правового регулирования отношений в области возмещения вреда,

247 Документ опубликован не был. Текст документа использован по данным справочной правовой системы «КонсультантПлюс. Эксперт-приложение».

248 Документ опубликован не был. Текст документа использован по данным справочной правовой системы «КонсультантПлюс. Эксперт-приложение».

249 Документ опубликован не был. Текст документа использован по данным справочной правовой системы «КонсультантПлюс. Эксперт-приложение».

250 Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2010. № 40.

причиненного окружающей среде при пользовании недрами, необходимо выделить следующее:

1. Принимая во внимание необходимость разработки единого порядка, в котором бы определялись общие начала и условия возмещения вреда, причиненного окружающей среде и имуществу граждан в результате экологического правонарушения, целесообразно внести изменения в статью 5 Федерального закона от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» в части закрепления за федеральными органами государственной власти полномочия по установлению порядка возмещения вреда, причиненного окружающей среде и имуществу граждан в результате экологического правонарушения. В свою очередь, в реализацию данного предложения Министерству природных ресурсов и экологии Российской Федерации разработать Порядок возмещения вреда, причиненного окружающей среде в результате экологического правонарушения.

2. В целях совершенствования правового регулирования возмещения вреда, причиненного окружающей среде при пользовании недрами Министерству природных ресурсов и экологии Российской Федерации в реализацию статьи 51 Закона Российской Федерации «О недрах» разработать Методику возмещения вреда, причиненного окружающей среде в процессе пользования недрами.

<< | >>
Источник: Агафонов Вячеслав Борисович. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ И ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ПОЛЬЗОВАНИИ НЕДРАМИ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2014. 2014

Еще по теме § 3. Юридическая ответственность пользователей недр как правовая мера охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности:

  1. § 4. Тенденции и перспективы совершенствования правового регулирования охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности при пользовании недрами
  2. Агафонов Вячеслав Борисович. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ И ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ПОЛЬЗОВАНИИ НЕДРАМИ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2014, 2014
  3. § 2. Правовое регулирование охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности при пользовании недрами на региональном и местном уровне
  4. ГЛАВА 4. ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ И ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ПОЛЬЗОВАНИИ НЕДРАМИ
  5. § 1. Состояние и проблемы правового регулирования охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности при пользовании недрами в законодательстве Российской Федерации
  6. § 1. Государственное управление в сфере охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности при пользовании недрами
  7. ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ И ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ПОЛЬЗОВАНИИ НЕДРАМИ
  8. ГЛАВА 2. ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ И ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ПОЛЬЗОВАНИИ НЕДРАМИ
  9. ГЛАВА 3. ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОЙ МЕХАНИЗМ ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ И ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ПОЛЬЗОВАНИИ НЕДРАМИ
  10. § 2. Понятийный аппарат охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности и его значение в сфере недропользования
  11. § 1. Роль права в обеспечении охраны окружающей среды и экологической безопасности при пользовании недрами
  12. § 3. Роль государственной экологической экспертизы и иных видов экспертиз в обеспечении охраны окружающей среды и экологической безопасности при пользовании недрами
  13. § 4. Обеспечение охраны окружающей среды и экологической безопасности при обращении с отходами горнодобывающего и связанных с ним перерабатывающих производств
  14. 6. Мониторинг окружающей среды. Контроль и надзор в области охраны окружающей среды.