2. Смена УК

ГК РФ, как и в отношении учредителя, не решает в гл. 53 вопрос о возможности перемены управляющего. Поскольку управляющий обладает как правами, так и обязанностями в отношении учредителя, замена управляющего означает в том числе и перевод долга. В.А. Белов указывает на недопустимость перевода долга управляющего по управлению имуществом как долга, законодательно связанного с правовым статусом определенного лица . С.В. Гузикова также считает, что замена управляющего путем перевода долга невозможна, ибо она исключена законом, если он не может лично исполнять обязанности, то договор ДУ прекращается в соответствии с абз. 5 п. 1 ст. 1024 ГК РФ . С приведенными мнениями трудно согласиться, поскольку смена управляющего может быть связана не с невозможностью для управляющего осуществлять ДУ, а с нежеланием с его стороны делать это или с желанием учредителя сменить управляющего. Что же касается статуса управляющего, то, возвращаясь к отстаиваемой нами позиции о двух возможных моделях ДУ, статус управляющего как правообладателя вполне переносим путем передачи права, статус же управляющего как представителя действительно непереносим в буквальном смысле, но с практической точки зрения наделение нового управляющего теми же самыми полномочиями приводит к абсолютно равнозначному результату. В связи с этим мы разделяем встречающуюся в литературе и судебной практике точку зрения о возможности замены управляющего путем заключения им с согласия учредителя с другим лицом соглашения о передаче прав и обязанностей по договору ДУ.

--------------------------------

Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. 2-е изд., стер. М.: АО "Центр ЮрИнфоР", 2001. С. 171.

Гузикова С.В. Указ. соч. С. 307.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая (постатейный). М.: ТК Велби, Изд-во "Проспект", 2003. С. 848 (автор комм. к гл. 53 - Н.Д. Егоров); Шатохин О.Н. Указ. соч. С. 102.

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 06.10.99 N А74-595/99-С1-Ф02-1706/99-С2.

Поскольку УК обладает не только правами, но и обязанностями по договору ДУ ПИФом, в соответствии с п. 1 ст. 391 ГК РФ для передачи прав и обязанностей по договору ДУ ПИФом (или, короче говоря, смены УК) она должна получить согласие своих кредиторов - пайщиков. Однако Закон об ИФ предусматривает участие пайщиков в процессе смены УК только для ЗПИФа (п. 4 ст. 18), общая же норма (п. 5 ст. 11) устанавливает, что, если это предусмотрено Правилами ПИФа, УК вправе передать свои права и обязанности по договору ДУ ПИФом другой УК, никак не оговаривая при этом участия в этом процессе пайщиков. В.А. Белов отмечает, что пайщики считаются давшими согласие на перевод долгов УК перед ними в силу факта заключения договора ДУ ПИФом, содержащего условие о праве УК на передачу прав и обязанностей по договору другому лицу . Такая позиция вызывает возражения, поскольку, во-первых, сам Закон об ИФ не содержит указания на то, что включение в Правила ПИФа условия о возможности смены УК означает одновременно и согласие пайщиков на происходящий при такой смене перевод долга, а во-вторых, как уже отмечалось, возможность дачи такого предварительного абстрактного согласия представляется сомнительной, ибо, по сути, речь идет о том, что согласие вообще не нужно. Д.И. Степанов полагает, что некоторое примирение (не формально-юридическое, а экономико-правовое) противоречия с п. 1 ст. 391 ГК РФ представляет собой сопровождение смены УК передачей имущественного комплекса (ПИФа) , однако такое объяснение представляется слишком неопределенным. В связи с этим, если законодатель считает, что согласия пайщиков на перевод долга при смене УК получать не нужно, то все же следует прямо об этом написать в Законе об ИФ. Другое дело, что такое абсолютное игнорирование интересов пайщиков является, на наш взгляд, необоснованным, ведь пайщики, выбирая ПИФ, прежде всего исходят из репутации и качеств УК, и допускать всегда смену УК помимо их желания - значит отвращать от ПИФов многих потенциальных инвесторов. Возможно, в данном случае законодатель руководствовался принципом, заимствованным из корпоративного права, - "не нравится компания, продай акции", который применительно к ОПИФам и ИПИФам можно сформулировать как: "не нравится ПИФ, погаси или продай пай". Не говоря уже о том, что пайщики ИПИФов ограничены в возможности погашения паев, сам этот принцип представляется довольно спорным: погасив или продав паи, пайщик получит сумму, которая может быть гораздо меньше той, которую он рассчитывал бы получить, погасив или продав их намного позже, если бы не произошли те изменения с ПИФом, которые вынуждают его погасить или продать паи. На это могут возразить, что, получив деньги, пайщик может отнести их в другой ПИФ, который соответствует его желаниям, и таким образом удовлетворить их, но, к сожалению, рынок ПИФов не всегда сможет предложить ему аналогичную замену. В связи с этим представляется, что обосновываемая в гл. 6 настоящей работы необходимость допущения участия в ОСП пайщиков не только ЗПИФов, но и ПИФов других типов особенно актуальна применительно к случаю смены УК, в Законе об ИФ было бы полезно закрепить возможность отнесения Правилами ПИФа вопроса о смене УК к компетенции ОСП ПИФов всех типов. В то же время представляется излишне жестким подход Т.Т. Оксюка, предлагающего установить в ст. 11 Закона об ИФ, что смена УК возможна только при условии дачи каждым пайщиком письменного согласия , - его реализация приведет к тому, что смена УК просто станет практически невозможной, учитывая огромное количество пайщиков, могущее быть в одном ПИФе, и их территориальный разброс.

--------------------------------

Белов В.А. Имущественные комплексы. С. 99.

Степанов Д.И. Указ. соч. N 12. С. 36 - 37.

Оксюк Т.Т. Гражданско-правовое регулирование доверительного управления паевыми инвестиционными фондами: Дис. ... канд. юрид. наук. С. 15 и 89 - 90.

Оставляя решение вопроса о возможности смены УК за Правилами ПИФа, Закон об ИФ создает иллюзию, будто бы инвесторы, приобретая пай, тем самым заранее будут предупреждены о возможности смены УК. Между тем поскольку Закон об ИФ не запрещает вносить изменения в Правила ПИФа, изначально не допускавшие смены УК, о разрешении такой смены, и не дает пайщикам возможности участвовать во внесении таких изменений (даже в ЗПИФе), то фактически эта иллюзия остается лишь иллюзией. В связи с этим, по нашему мнению, внесение изменений в Правила ПИФа, как допускающих возможность смены УК, так и исключающих ее, должно относиться к компетенции ОСП ПИФов всех типов.

Возвращаясь к текущему регулированию, прежде всего, отметим, что поскольку наименование УК ПИФа указывается в его Правилах (п. 1 ст. 17), то смена УК не может обойтись без регистрации изменений в его Правила. Соответственно, п. 3 Положения о смене УК устанавливает, что права и обязанности УК по договору ДУ ПИФом считаются переданными другой УК со дня опубликования в "Приложении к Вестнику ФСФР" сообщения о регистрации соответствующих изменений в Правила ПИФа. Смена УК может произойти как по вынужденным причинам (в связи с приостановлением или аннулированием лицензии УК, а также принятием решения о ее добровольной ликвидации), так и по другим, не связанным с указанными, причинам. Рассмотрим вначале, как происходит смена УК по причинам, не являющимся вынужденными, при этом опять оговоримся, что, поскольку процедура смены УК отличается в ЗПИФах от той, которая имеет место в ОПИФах и ИПИФах, то в первую очередь мы изложим ее в отношении последних.

Согласно п. 5 ст. 11 УК, если это предусмотрено Правилами ПИФа, вправе передать свои права и обязанности по договору ДУ ПИФом другой УК. Понятно, что смена УК возможна только по договору между старой и новой УК, однако ни Закон об ИФ, ни Положение о смене УК даже не упоминают о таком договоре, требует его предоставления при внесении изменений в Правила ПИФа, связанных со сменой УК, только п. 9 Положения о регистрации правил, в то же время Закон об ИФ упоминает о решении о смене УК ПИФа, более того, он требует от УК опубликовать информацию о принятии такого решения (п. 5 ст. 53). На первый взгляд, раз во всех остальных случаях, кроме п. 5 ст. 53, Закон об ИФ говорит о решении о смене УК только применительно к решению ОСП ЗПИФа о смене УК (п. п. 1, 4 и 8 ст. 18), можно было бы посчитать, что и в п. 5 ст. 53 речь также идет только о решении ОСП ЗПИФа о смене УК, но такому толкованию препятствуют подп. "ж" п. 89 ТП ДУ ОПИФ и подп. "ж" п. 93 ТП ДУ ИПИФ, которые воспроизводят соответствующее требование п. 5 ст. 53 Закона об ИФ, а также п. 3.13 Положения о раскрытии информации, который прямо предусматривает, что решение о смене УК может приниматься как в ЗПИФе, так и в ПИФах других типов; кроме того, если считать, что законодатель не имел в виду в п. 5 ст. 53 ПИФы всех типов, то тогда трудно объяснить, почему он в п. 5 ст. 53 указал на решение о смене УК ПИФа, а не ЗПИФа. Что же следует понимать под решением о смене УК применительно к ОПИФам и ИПИФам? Раз для ЗПИФов под ним понимается не договор о смене УК, а соответствующее решение ОСП ЗПИФа, то, соответственно, и для ОПИФов и ИПИФов нельзя под решением о смене УК понимать договор о смене УК, а поскольку пайщики ОПИФов и ИПИФов в процессе смены УК участия не принимают, то следует признать, что соответствующее решение должна принять сменяемая УК. На то, что в ОПИФах и ИПИФах решение о смене УК также является не договором о смене УК, указывает и то, что, согласно п. 3.13 Положения о раскрытии информации, в сообщении о принятии решения о смене УК указывается та УК, которой предполагается передать права и обязанности по договору ДУ ПИФом, а также то, кем принято такое решение. Зачем же нужно такое решение, тем более что для внесения изменений в Правила ПИФа его предоставлять не нужно, и какова его природа, в частности, может ли УК от него отказаться? Поскольку ответа на эти вопросы нет, мы предлагаем в п. 5 ст. 53 указать, что для ОПИФов и ИПИФов публикуется информация не о принятии решения о смене УК, а о заключении договора о смене УК. Необходимость такой публикации может быть обоснована следующим. Если уж у пайщиков ОПИФов и ИПИФов нет возможности участвовать в процессе смены УК, то они должны хотя бы иметь возможность погасить или продать свои паи до того, как процесс смены УК произойдет. Для обеспечения им такой возможности нужны две вещи: во-первых, они должны быть извещены о том, что предстоит смена УК, а во-вторых, между извещением их об этом и сменой УК должно пройти время, достаточное для того, чтобы они смогли погасить или продать свой пай. Вот функцию извещения о предстоящей смене УК и могла бы выполнять публикация информации о заключении договора о смене УК. Между тем действующее законодательство не обеспечивает пайщикам ОПИФов и ИПИФов указанной возможности в полной мере. Во-первых, опубликование сообщения о регистрации изменений в Правила ПИФа, связанных со сменой УК, в отсутствие опубликованного сообщения о принятии решения о смене УК, является невозможным только фактически, но не юридически: п. 3.13 Положения о раскрытии информации требует опубликовать последнее сообщение в сети Интернет в течение трех дней со дня его принятия, в то же в соответствии с п. п. 23 и 24 Положения о регистрации правил ФСФР обязана направить УК уведомление о регистрации изменений в Правила ПИФа только в течение 33 дней со дня получения документов; однако, не рассматривая даже как практически невероятную возможность получения УК уведомления о регистрации изменений в Правила ПИФа в течение трех дней со дня представления документов (плюс п. 3.13 Положения о раскрытии информации предусматривает, что сообщение о принятии решения о смене УК должно быть доступно в сети Интернет до опубликования сообщения о регистрации соответствующих изменений в Правила ПИФа), отметим, что отсутствие именно юридической невозможности означает, что если все же сообщение о регистрации изменений в Правила ПИФа будет опубликовано ранее сообщения о принятии решения о смене УК, то это никак не сможет повлиять на действительность смены УК. Кроме того, представляется все же не вполне верным подход, фактически не дающий опубликовать изменения в Правила ПИФа, связанные со сменой УК, до истечения определенного срока с даты опубликования сообщения о принятии решения о смене УК, а не запрещающий регистрировать соответствующие изменения до истечения определенного срока, при нем пайщикам, желающим отстоять свои нарушенные права, трудно будет это сделать, ибо публикацию сообщения о регистрации изменений в Правила ПИФа, не являющуюся сделкой, оспорить вряд ли возможно, а вот акт регистрации этих изменений как административный акт можно. Во-вторых, Положение о регистрации правил никак не связывает возможность регистрации изменений в Правила ПИФа, вызванных сменой УК, с необходимостью предварительной публикации информации о принятии решения о смене УК. В-третьих, пайщики ИПИФов не имеют права требовать погашения паев по причине смены УК. В том, что касается публикации информации о принятии решения о смене УК и привязке к ней срока регистрации соответствующих изменений в Правила ПИФа, достаточно предложить установить соответствующие нормы в Положении о раскрытии информации и Положении о регистрации правил. Что же касается права пайщиков ИПИФов требовать погашения паев в случае смены УК, необходимо внесение соответствующего дополнения в Закон об ИФ, несправедливость текущей ситуации, когда такое право отсутствует, хорошо видна, если сравнить пайщиков ИПИФов с пайщиками ЗПИФов, которые, если они не голосовали за смену УК, такое право получают.

В ЗПИФах смена УК происходит с обязательным участием пайщиков, согласно п. 4 ст. 18 смена УК ЗПИФа относится к компетенции ОСП. Поскольку вопрос о смене УК непосредственно затрагивает интересы УК, то для предотвращения возможных злоупотреблений со стороны УК п. 5 ст. 18, в исключение из общего правила о том, что ОСП ЗПИФа созывается УК, устанавливает, что ОСП ЗПИФа для принятия решения о смене УК созывается спецдепозитарием. При этом п. 2.3 Положения о ОСП устанавливает, что ОСП ЗПИФа по вопросу о смене УК может быть созвано как по инициативе УК, так и по требованию пайщиков, составляющих не менее 10% общего количества выданных паев этого ПИФа на дату подачи такого требования. На первый взгляд можно было бы созыв ОСП ЗПИФа по вопросу о смене УК по инициативе самой же УК оставить за ней, а не передавать спецдепозитарию, однако лицо, созывающее ОСП, кроме этого также и определяет (через дату принятия решения о созыве) дату составления списка лиц, имеющих право на участие в ОСП, и составляет этот список, предоставляет им информацию (материалы) ОСП, регистрирует лиц, прибывших для участия в ОСП, получает бюллетени для голосования, подводит итоги голосования, выбирает председателя и секретаря собрания (п. п. 2.13, 2.19, 3.3, 3.7, 3.10 Положения об ОСП), в связи с этим является обоснованным отнесение к компетенции спецдепозитария созыва ОСП ЗПИФа по вопросу о смене УК также и по инициативе УК.

В отличие от ОПИФов и ИПИФов, для ЗПИФов законодатель установил механизм защиты интересов пайщиков, не согласных со сменой УК. В соответствии с п. 8 ст. 18 в случае принятия ОСП ЗПИФа решения о смене УК пайщики, голосовавшие против принятия соответствующего решения или не принимавшие участия в голосовании по этому вопросу, приобретают право требовать погашения своих паев. Однако согласно п. 2 Постановления ФКЦБ от 03.07.02 N 23/пс "О требованиях к срокам приема заявок на приобретение, погашение и обмен инвестиционных паев паевых инвестиционных фондов и порядке выплаты денежной компенсации при погашении инвестиционных паев закрытого паевого инвестиционного фонда" заявки на погашение паев ЗПИФа должны приниматься в течение двух недель с даты опубликования сообщения о регистрации соответствующих изменений в Правила ЗПИФа. Поскольку, как уже отмечалось, с момента публикации этих изменений права и обязанности УК уже перейдут к новой УК, то получается, что несогласные со сменой УК пайщики все же будут вынуждены иметь дело с новой УК, что, по нашему уже выраженному применительно к ОПИФам и ИПИФам мнению, является серьезным нарушением их интересов. Частично ситуация облегчается тем, что сообщение о созыве ОСП ЗПИФа по вопросу о смене УК подлежит публикации (п. 3 ст. 18) и пайщики ЗПИФа, увидев такое сообщение, могут при желании постараться продать свои паи, но на рынке не всегда могут найтись покупатели, особенно в преддверии возможной смены УК, в связи с чем все же представляется необходимым предоставить пайщикам ЗПИФов, не согласным со сменой УК, право погасить паи до смены УК. Для этого мы предлагаем, во-первых, в указанном Постановлении ФКЦБ от 03.07.02 N 23/пс установить, что в случае принятия ОСП ЗПИФа решения о смене УК заявки на погашение паев ЗПИФа должны приниматься в течение двух недель с даты опубликования информации о принятии такого решения, а во-вторых, в Положении о регистрации правил закрепить, что регистрация изменений в Правила ЗПИФа, связанных со сменой УК, может осуществляться не ранее чем по истечении срока, в течение которого должны быть погашены паи ЗПИФа, заявки на погашение которых были поданы в связи со сменой УК, а также что среди документов, подаваемых для регистрации изменений в Правила ЗПИФа, связанных со сменой УК, должны быть протокол ОСП ЗПИФа о принятии решения о смене УК и документ, подтверждающий опубликование информации о принятии такого решения.

Пункт 2.19 Положения о ОСП предусматривает, что информация (материалы), предоставляемая лицам, включенным в список лиц, имеющих право на участие в ОСП ЗПИФа, должна содержать в том числе сведения о каждой УК, включенной в список кандидатур для смены УК, с указанием, в частности, сведений о наличии согласия этих УК на осуществление ДУ ПИФом. Потребность в наличии такого согласия потенциальной новой УК очевидна: если принять решение о смене УК на новую УК, не спросив потенциального претендента, то велик риск того, что избранный кандидат просто не захочет становиться новой УК. В то же время, как видно, Положение о ОСП не требует обязательного наличия такого согласия от всех кандидатов, ограничиваясь только требованием о предоставлении сведений, получено оно или нет, - обязательность наличия такого согласия предусматривается им только в случае созыва ОСП по вопросу о смене УК по требованию пайщиков (п. 2.9). Забегая вперед и касаясь вопроса об обязательности решения ОСП ЗПИФа о смене УК, отметим, что такой подход допустим, если такое решение имеет только характер согласия, если же придавать ему обязательный для УК характер, то тогда наличие полученного от всех кандидатов согласия должно быть обязательным, в противном случае исполнить решение ОСП ЗПИФа УК будет не в состоянии, если избранный кандидат откажется стать новой УК. Как видно, цель получения указанного согласия состоит в обеспечении уверенности в том, что избранный ОСП ЗПИФа кандидат не откажется стать новой УК, в связи с этим, по нашему мнению, по своему содержанию согласие кандидата на осуществление ДУ ПИФом должно представлять собой либо оферту в адрес действующей УК о заключении договора о смене УК, либо обязательство заключить с действующей УК договор о смене УК, эти требования к согласию мы предлагаем закрепить в Положении об ОСП.

Поскольку деятельность по ДУ ПИФом осуществляется только при наличии лицензии, ст. 30 устанавливает, что если в течение трех месяцев со дня приостановления действия или аннулирования лицензии УК ее права и обязанности не переданы другой УК, то осуществляется прекращение ПИФа. Рассмотрим вначале процедуру смены УК при приостановлении действия лицензии УК. Хотя ст. 13 Закона о лицензировании, допускающая возможность приостановления действия лицензии, не предусматривает его последствий, исходя из того, что лицензия представляет собой специальное разрешение на осуществление конкретного вида деятельности, которым можно заниматься только при его наличии (ст. 2 указанного Закона, п. 1 ст. 49 ГК РФ), можно сделать вывод о том, что после приостановления действия лицензии лицензиат уже не может осуществлять соответствующий вид деятельности, на что обоснованно указывается в судебной практике . В связи с этим следует признать обоснованными нормы п. 3 ст. 29 Закона об ИФ (в случае приостановления действия лицензии УК она обязана приостановить выдачу, погашение и обмен паев) и п. 4.2 Положения о спецдепозитарии (спецдепозитарий не вправе давать УК согласие на распоряжение имуществом, составляющим ПИФ и исполнять поручения УК о передаче ценных бумаг, составляющих ПИФ, в случае приостановления действия лицензии УК) и, напротив, недействующим правило п. 32 Временного положения о ПИФах, согласно которому в уведомлении о приостановлении действия лицензии УК перечисляются действия, осуществление которых запрещается в течение срока приостановления действия лицензии, в частности, с учетом обстоятельств, повлекших за собой приостановление действия лицензии, УК может быть запрещено размещать и выкупать паи, приобретать имущество за счет имущества, составляющего ПИФ, отчуждать имущество, составляющее ПИФ или совершать иные действия, связанные с ДУ ПИФом. Раз УК после приостановления действия лицензии ДУ ПИФом не может осуществлять ДУ ПИФом, то возникает вопрос о том, кто может. В настоящее время Закон об ИФ фактически никому не разрешает осуществлять ДУ ПИФом в период между приостановлением лицензии УК и сменой УК, что, по нашему мнению, не соответствует интересам пайщиков, имеющиеся в ПИФе активы могут потребовать совершения определенных действий по управлению ими, несовершение которых может повлечь ущерб для пайщиков (например, будет проведено собрание акционеров или возникнет необходимость обращения взыскания на предмет залога). В связи с этим мы предлагаем использовать в случае приостановления лицензии УК подход, ранее применявшийся при аннулировании лицензии УК (п. п. 3.1.10 и 3.2.3 ТП ОПИФ и ТП ИПИФ устанавливали, что в случае аннулирования лицензии УК ее права и обязанности, предусмотренные Правилами ПИФа, прекращались, и временно до вступления в действие изменений Правил ПИФа, связанных со сменой УК, осуществлял спецдепозитарий, в этом случае спецдепозитарий не был вправе распоряжаться имуществом, составляющим ПИФ) , установить в Законе об ИФ, что в случае приостановления действия лицензии УК ее права и обязанности со дня, следующего за днем получения спецдепозитарием от ФСФР уведомления о приостановлении действия лицензии УК, переходят временно к спецдепозитарию до передачи их новой УК. К сожалению, действующее законодательство не предусматривает обязанности ФСФР уведомить спецдепозитария о приостановлении действия лицензии УК, в связи с чем, если его не уведомит об этом УК (а полагаться в данном случае на УК, у которой приостановлена лицензия, сложно), он не будет знать об этом и, соответственно, будет продолжать давать УК разрешения на распоряжение активами ПИФа, по этой причине мы и предлагаем закрепить такую обязанность ФСФР, кроме того, информация о приостановлении действия лицензии УК должна быть включена в список, подлежащий опубликованию.

--------------------------------

Постановления ФАС Дальневосточного округа от 23.06.04 N Ф03-А73/04-2/1362 и ФАС Центрального округа от 06.05.04 N А62-6293/03.

Справедливо предлагается он и авторами проекта изменений в Закон об ИФ.

Закон о лицензировании допускает возможность возобновления лицензирующим органом действия лицензии, если лицензиат в установленный этим органом срок, не превышающий 6 месяцев, устранит нарушения, повлекшие за собой приостановление действия лицензии (п. 1 ст. 13), кроме того, решение лицензирующего органа может быть признано судом незаконным. Однако в ст. 30 Закона об ИФ предусматривается только два варианта событий после приостановления действия лицензии УК: смена УК или прекращение ПИФа, что фактически лишает УК, действие лицензии которой было возобновлено в течение трех месяцев со дня приостановления ее действия, сохранить за собой ДУ ПИФом, что является нарушением ее прав. Представляется целесообразным закрепить в ст. 30, что если в течение трех месяцев со дня приостановления действия лицензии УК действие лицензии будет возобновлено или вступит в законную силу решение суда о признании незаконным решения ФСФР о приостановлении действия лицензии УК, то, если к этому моменту не произойдет смена УК, права и обязанности по договору ДУ ПИФом вновь переходят от спецдепозитария к УК и прекращение ПИФа не происходит. Если пайщики ЗПИФа могут после приостановления действия лицензии УК запустить процесс принятия ОСП решения о смене УК, то пайщики ОПИФов и ИПИФов вынуждены пассивно ждать, пока сама УК не заключит договор о смене УК с найденной ею кандидатурой, что еще раз свидетельствует о необходимости обосновываемого в гл. 6 настоящей работы установления в Законе об ИФ возможности проведения в ОПИФах и ИПИФах ОСП, хотя бы по вопросу о смене УК. Другим вариантом могло бы быть проведение конкурса, как это происходит при аннулировании лицензии УК, но почему-то для приостановления лицензии УК Закон об ИФ проведения спецдепозитарием конкурса не предусматривает, хотя ситуации очень близки.

В соответствии с Федеральным законом от 02.07.05 N 80-ФЗ (в ред. Федерального закона от 29.12.06 N 254-ФЗ) в Закон о лицензировании были внесены изменения, устанавливающие новый порядок приостановления действия лицензии: приостановление действия лицензии должно будет осуществляться лицензирующим органом на основании решения суда по делу об административном правонарушении, которым лицензиату было назначено такое административное наказание, как административное приостановление деятельности, однако для лицензий, на основании которых действуют УК, этот порядок действует только с 01.07.07, в отличие от всех остальных лицензий, для которых этот порядок вступил в силу уже с 01.01.06. В связи с этим возникают два соображения. С одной стороны, уже с 16.07.05 действуют изменения, внесенные в КоАП РФ тем же Федеральным законом от 02.07.05 N 80-ФЗ, согласно которым в ст. 14.1 появилась ч. 4, предусматривающая возможность назначения такого административного наказания, как административное приостановление деятельности в случае осуществления предпринимательской деятельности с грубым нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией). Таким образом, уже сейчас (до 01.07.07) формально к УК может быть применено административное приостановление деятельности, однако до 01.07.07 с назначением такого административного наказания не связано приостановление действия лицензии УК.

Неясно, как будут до указанного срока сочетаться эти две меры, например, поскольку возобновление действия лицензии осуществляется лицензирующим органом независимо от досрочного прекращения исполнения административного наказания в виде административного приостановления деятельности лицензиата, то получается, что лицо, исполнение в отношении которого этого наказания прекратилось, может в то же время еще не добиться возобновления действия лицензии, что также может быть связано с назначением лицензирующим органом и судом разных сроков для устранения выявленных нарушений. Для устранения этих коллизий, по нашему мнению, необходимо внести изменения в порядок вступления в силу Федерального закона от 02.07.05 N 80-ФЗ, установив для нормы о дополнении ст. 14.1 КоАП РФ ч. 4 такой же порядок вступления в силу, как и для нормы об изложении ст. 13 Закона о лицензировании в новой редакции. С другой стороны, п. 1 ст. 3.12 КоАП РФ устанавливает, что административное приостановление деятельности применяется в случае угрозы жизни или здоровью людей, возникновения эпидемии, эпизоотии, заражения (засорения) подкарантинных объектов карантинными объектами, наступления радиационной аварии или техногенной катастрофы, причинения существенного вреда состоянию или качеству окружающей среды либо в случае совершения административного правонарушения в области оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, в области противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. Нам трудно представить, как даже самое грубое нарушение УК законодательства о ДУ ПИФами может подпасть под те случаи, когда возможно применение административного приостановления деятельности, а потому практически этот вид административного наказания к УК применяться не должен, что приведет к тому, что с 01.07.07 станет невозможно приостановить действие лицензии УК ПИФов. Очевидно, что п. 1 ст. 3.12 КоАП РФ должен быть дополнен указанием на то, что административное приостановление деятельности может применяться и в случае совершения административного правонарушения в области предпринимательской деятельности (к ним относится ст. 14.1 КоАП РФ) .

--------------------------------

Гораздо более радикальным является предложение авторов проекта изменений в Закон об ИФ вообще вывести лицензирование деятельности по ДУ ПИФами из сферы действия Закона о лицензировании и урегулировать его в самом Законе об ИФ, в частности восстановив внесудебный (по решению РСФР) порядок аннулирования лицензии.

Положение о регистрации правил предусматривает, что и в случае приостановления лицензии УК регистрация изменений в Правила ПИФа, связанных со сменой УК, осуществляется по заявлению УК, к которому прилагается в том числе решение УК о внесении соответствующих изменений в Правила ПИФа (подп. 1 и 4 п. 6 и п. 19). Между тем понятно, что в случае приостановления действия лицензии УК она может быть уже не так заинтересована в соблюдении законодательства и препятствовать смене УК, в связи с чем представляется, что неправильно оставлять за УК возможность влиять решающим образом на смену УК (кроме как путем скорейшего возобновления действия лицензии), а логичнее предоставить соответствующие полномочия спецдепозитарию, что также укладывается в рамки нашего предложения о переходе к нему прав и обязанностей УК после приостановления действия лицензии УК.

Согласно п. 19 Положения о регистрации Правил ПИФа УК, действие лицензии которой приостановлено, не вправе подавать документы для регистрации изменений в Правила ПИФа, за исключением изменений, связанных со сменой УК, в случае, если возможность смены УК предусмотрена Правилами ПИФа. Как видно, если на момент приостановления действия лицензии УК Правила ПИФа не допускали возможности смены УК, внести после этого соответствующее изменение в Правила ПИФа приведенная норма не разрешает. Между тем возникают серьезные сомнения в соответствии этой нормы Закону об ИФ. Пункт 5 ст. 19 Закона об ИФ устанавливает, что в регистрации изменений в Правила ПИФа может быть отказано в случае отсутствия лицензии у УК, воспроизводит это правило и п. 26 Положения о регистрации правил. Если под отсутствием лицензии понимать в том числе и приостановление ее действия, то тогда УК не может подавать документы для регистрации никаких изменений в Правила ПИФа, в том числе и связанных со сменой УК, но если приостановление действия лицензии не рассматривать как ее отсутствие, то тогда и с приостановленной лицензией УК вправе подавать документы для регистрации любых изменений в Правила ПИФа. Данная проблема не будет иметь значения, если будет реализовано наше предложение о переходе к спецдепозитарию прав и обязанностей УК с приостановленной лицензией, в настоящее же время необходимо остановиться на втором варианте, ибо первый вообще делает невозможной смену УК. В то же время норма п. 19 Положения о регистрации правил, фактически запрещающая в случае, если Правила ПИФа не предусматривают возможности смены УК, внести разрешающие это изменение в Правила ПИФа, имеет под собой определенные основания. Выше уже отмечалось, что при смене УК важно обеспечить возможность для пайщиков, не согласных с ней, погасить свои паи, а при приостановлении действия лицензии УК приостанавливается в том числе и погашение паев (п. 3 ст. 29). В то же время предположение о том, что для пайщиков лучше прекращение ПИФа, нежели смена УК, на которую они не могут влиять, не является бесспорным; по нашему мнению, в случае приостановления лицензии должна существовать возможность смены УК и тогда, когда это не предусмотрено Правилами ПИФа, при этом пайщики ИПИФов должны получить право после смены УК потребовать погашения своих паев.

Порядок смены УК в случае аннулирования лицензии практически во всем совпадает с тем, который имеет место в случае приостановления действия лицензии, в связи с чем к нему применимы практически все те выводы, к которым пришли выше применительно к последнему. Единственным отличием порядка смены УК в случае аннулирования лицензии от того, который имеет место в случае приостановления действия лицензии, является требование п. 2 ст. 45 Закона об ИФ о проведении спецдепозитарием конкурса для определения новой УК. До 01.07.07 п. 1 ст. 13 Закона о лицензировании допускает аннулирование лицензии в трех случаях: во-первых, если лицензиат, действие лицензии которого было приостановлено, не устранил в установленный лицензирующим органом срок нарушения, послужившие основанием для такого приостановления; во-вторых, если нарушение лицензиатом лицензионных требований и условий повлекло за собой нанесение ущерба правам, законным интересам, здоровью граждан, обороне и безопасности государства, культурному наследию народов РФ; и, в-третьих, если лицензиат не уплатил в течение трех месяцев государственную пошлину за предоставление лицензии. Из этих трех оснований до недавнего времени только первые два могли иметь место в случае ДУ ПИФом, ибо третье возможно только на стадии между принятием решения о предоставлении лицензии и выдачей лицензиату документа, подтверждающего наличие лицензии (п. 2 ст. 9 Закона о лицензировании), а этот документ входил в число представляемых для регистрации Правил ПИФа (подп. 4 п. 2 Положения о регистрации правил доверительного управления паевыми инвестиционными фондами и применений и дополнений в них (утв. Постановлением ФКЦБ от 11.09.02 N 3/пс)), следовательно, невозможна была ситуация, когда лицензия УК ПИФа, Правила которого зарегистрированы, была бы аннулирована по причине неуплаты государственной пошлины за предоставление лицензии. Однако с принятием недавно нового Положения о регистрации правил, которое разрешило предоставлять для регистрации Правил ПИФа до получения бланка лицензии выписку из реестра лицензий (подп. 4 п. 2), стало возможным и третье основание. Из остальных двух оснований, как видно, одно является возможным, только если до этого было приостановлено действие лицензии, в связи с чем на практике возможно было (хотя и маловероятно, учитывая необходимость судебного порядка аннулирования лицензии) возникновение ситуации, когда до истечения трех месяцев со дня приостановления действия лицензии УК она была аннулирована. По-видимому, в данном случае, если к этому моменту еще не произошла смена УК, то после этого такая смена также должна происходить только на основании проведенного спецдепозитарием конкурса. Несмотря на то что в случае аннулирования лицензии новой УК может стать только победитель проводимого спецдепозитарием конкурса, тем не менее ОСП ЗПИФа все равно должно принять решение о передаче прав и обязанностей УК этому лицу, о чем свидетельствуют п. п. 1 и 4 ст. 18. В то же время, по нашему мнению, в данном случае очевидно, что участие УК в процессе своей смены не должно быть необходимым, ибо вряд ли можно считать, что УК может отказаться от заключения с победителем конкурса, одобренным ОСП ЗПИФа, договора и от представления документов на регистрацию соответствующих изменений в Правила ПИФа, и в этом отношении более логично было бы считать, что права и обязанности УК с аннулированной лицензией переходят к спецдепозитарию, который и заключал бы договор с победителем конкурса и представлял бы документы для регистрации Правил ПИФа. К этой мысли приводит уже упоминавшийся п. 5 ст. 19 Закона об ИФ, поскольку УК с аннулированной лицензией, безусловно, подпадает под категорию УК с отсутствующей лицензией.

С 01.07.07 вступит в силу для УК новый порядок аннулирования лицензии: согласно новой редакции п. 2 ст. 13 Закона о лицензировании оно возможно только в том случае, если в установленный срок лицензиат не устранит нарушение лицензионных требований и условий, повлекшее за собой административное приостановление деятельности лицензиата. Поскольку срок административного приостановления деятельности может составлять как раз до 90 суток (п. 2 ст. 3.12 КоАП РФ), то на практике, учитывая судебный порядок аннулирования лицензии, с 01.07.07 аннулирование лицензии будет происходить спустя более трех месяцев со дня приостановления действия лицензии УК, в связи с чем аннулирование лицензии фактически перестанет быть основанием смены УК или прекращения ПИФа. В то же время, если не будет реализовано сделанное нами выше предложение об уточнении круга правонарушений, за которые может назначаться административное приостановление деятельности, то с 01.07.07 окажется затруднительным (если не невозможным) не только приостановление действия лицензии УК, но и ее аннулирование, что тем более недопустимо и еще раз подтверждает потребность в реализации указанного предложения.

Статья 30 устанавливает, что если в течение трех месяцев со дня принятия решения о добровольной ликвидации УК ее права и обязанности не переданы другой УК, то осуществляется прекращение ПИФа. Прежде всего, неясно, почему указанная норма говорит только о добровольной ликвидации УК, но не упоминает принудительную ликвидацию, осуществляемую на основании суда (п. 2 ст. 61 ГК РФ). Возможно, законодатель исходил из того, что причины, приводящие к принудительной ликвидации УК, еще до этого могут привести к приостановлению действия или аннулированию лицензии УК , однако все же их круг шире тех, которые дают основание для применения последних мер. В связи с этим мы предлагаем дополнить ст. 30 указанием не только на решение о добровольной ликвидации УК, но и на решение суда о принудительной ликвидации УК . Кроме того, ликвидация юридического лица возможна и в результате его банкротства. Согласно п. 4 ст. 15 в случае признания УК банкротом имущество, составляющее ПИФ, в конкурсную массу не включается. Как видно, эта норма допускает, что и после признания УК банкротом она останется УК ПИФа. Между тем понятно, что после этого УК не сможет осуществлять ДУ ПИФом, поскольку в соответствии с п. п. 1 и 2 ст. 126 и п. 1 ст. 29 Закона о банкротстве после признания должника банкротом все требования кредиторов по денежным обязательствам могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства, исполнение обязательств должника осуществляется только в случаях и в порядке, которые установлены гл. VII этого Закона, прекращаются практически все полномочия всех органов управления должника, и их осуществляет конкурсный управляющий. В связи с этим применительно к банкротству УК мы считаем особенно необходимым закрепить в Законе об ИФ подход, предлагаемый нами применительно к аннулированию или приостановлению действия лицензии, и установить, что с даты признания УК банкротом ее права и обязанности по договору ДУ ПИФом переходят к спецдепозитарию, который и должен будет попытаться найти новую УК в течение трех месяцев путем проведения конкурса.

--------------------------------

Схожее объяснение дает и Т.Т. Оксюк (Оксюк Т.Т. Гражданско-правовое регулирование доверительного управления паевыми инвестиционными фондами: Дис. ... канд. юрид. наук. С. 66 - 67).

Аналогичное, по сути, предложение сделал и Т.Т. Оксюк, указавший на необходимость исключить из абз. 6 ст. 30 слово "добровольной" (Оксюк Т.Т. Гражданско-правовое регулирование доверительного управления паевыми инвестиционными фондами: Дис. ... канд. юрид. наук. С. 66 - 67).

Помимо вышеизложенных процедур смены УК, которые урегулированы Законом об ИФ, тем не менее может возникнуть еще одна ситуация, когда права и обязанности УК по договору ДУ ПИФом перейдут к другому лицу, речь идет о реорганизации УК. В отсутствие непосредственного регулирования реорганизации УК в Законе об ИФ основное значение приобретает Закон о лицензировании, поскольку ДУ ПИФами может осуществляться только на основании соответствующей лицензии. В настоящее время согласно п. 2 ст. 13 этого последнего Закона лицензия теряет юридическую силу в случае прекращения деятельности юридического лица в результате реорганизации за исключением его преобразования. Соответственно, до недавнего времени его же п. 1 ст. 11 устанавливал, что в случае реорганизации в форме преобразования юридического лица происходило переоформление документа, подтверждающего наличие лицензии. Однако уже упоминавшимся выше Федеральным законом от 02.07.05 N 80-ФЗ в Закон о лицензировании были внесены изменения: п. 1 ст. 11 был изложен в редакции, которая разрешила производить переоформление документа, подтверждающего наличие лицензии, не только при преобразовании, но и при слиянии при наличии на дату государственной регистрации правопреемника реорганизованных юридических лиц у каждого участвующего в слиянии юридического лица лицензии на один и тот же вид деятельности, а соответственно, ст. 13 - в редакции, которая установила, что действие лицензии прекращается со дня внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности юридического лица в результате реорганизации (за исключением реорганизации в форме преобразования или слияния при наличии на дату государственной регистрации правопреемника реорганизованных юридических лиц у каждого участвующего в слиянии юридического лица лицензии на один и тот же вид деятельности). Проблема в том, что если новая редакция п. 1 ст. 11 вступила в силу с 16.07.05, то новая редакция ст. 13 вступила в силу для всех лицензий, кроме лицензий УК, с 01.01.06, а для лицензий УК вступит в силу только с 01.07.07. Таким образом, в период между вступлением в силу для УК новых редакций п. 1 ст. 11 и ст. 13 Закона о лицензировании этот Закон будет содержать две взаимоисключающих нормы: одна (п. 1 ст. 11 в новой редакции) разрешает переоформление документа, подтверждающего наличие лицензии, при слиянии юридических лиц, а другая (ст. 13 в первоначальной редакции) предусматривает, что при слиянии юридических лиц лицензии их обоих теряют юридическую силу. Поскольку разрешить противоречие между этими двумя нормами представляется невозможным, единственным выходом является внесение изменений в Федеральный закон от 02.07.05 N 80-ФЗ, которые синхронизировали бы вступление в силу указанных норм; без этого же возможность переоформления в указанный период документа, подтверждающего наличие лицензии, при слиянии юридических лиц останется спорной . В то же время вызывает возражение обоснованность подхода, при котором прекращение деятельности юридического лица в результате его реорганизации в других формах, кроме преобразования и слияния, должно всегда влечь утрату юридической силы его лицензии. По нашему мнению, в этих случаях (присоединения лица, имеющего лицензию, к лицу ее не имеющему, и разделения юридического лица, имеющего лицензию) вполне допустим подход, при котором лицо, к которому произошло присоединение, и вновь образующиеся при разделении юридические лица получают лицензию после реорганизации, если они соответствуют лицензионным условиям и требованиям. Это позволило бы при реорганизации в этих двух формах избежать потери клиентов, которая происходит сейчас, когда приходится вновь получать лицензии; по тем же причинам, отметим также, этот подход можно было бы использовать и при выделении одного юридического лица из другого, имеющего лицензию.

--------------------------------

В этой связи не может не удивлять предложение авторов проекта изменений в Закон об ИФ установить, что лицензия УК считается аннулированной с даты реорганизации (за исключением реорганизации в форме выделения или преобразования).

Возвращаясь к текущему регулированию, мы тем не менее вынуждены констатировать, что до 01.07.07 реорганизация УК, при которой она прекращает свою деятельность, кроме преобразования, влечет утрату юридической силы лицензии УК, а после этой даты лицензия сохраняется еще и в случае слияния двух УК, имеющих лицензии. Несмотря на то что ст. 13 Закона о лицензировании как в старой редакции, так и в новой редакции не говорит буквально о том, что при прекращении деятельности юридического лица в результате реорганизации происходит аннулирование лицензии, все же, по сути, утрата юридической силы лицензии соответствует аннулированию лицензии, о чем также свидетельствует и название ст. 13 ("Приостановление действия лицензии и аннулирование лицензии"), в связи с чем последствия утраты юридической силы лицензии УК при прекращении ее деятельности в результате реорганизации те же, что и при аннулировании лицензии. Однако возможна реорганизация УК и в формах, при которых она не прекращает свою деятельность, речь идет о присоединении УК, имеющей лицензию, к другой УК, имеющей лицензию, и о выделении из УК, имеющей лицензию, другого юридического лица. В последнем случае в настоящее время УК не сможет передать свои права и обязанности выделившемуся юридическому лицу, поскольку оно не будет сразу иметь лицензии, а вот в первом как раз неизбежно должна произойти смена УК.

Поскольку наименование и реквизиты лицензии УК должны содержаться в Правилах ПИФа (п. п. 3 и 5 ТП ДУ ОПИФ, п. п. 3 и 5 ТП ДУ ИПИФ, п. п. 3 и 5 ТП ДУ ЗПИФ), то при присоединении одной УК к другой и при преобразовании и слиянии УК необходимо внесение соответствующих изменений в Правила ПИФа. Хотя ни Закон об ИФ, ни Положение о регистрации правил не говорят буквально о том, что изменения в Правила ПИФа регистрируются по заявлению той УК ПИФа, которая указана в действующей редакции этих Правил, это, безусловно, подразумевается, в связи с чем с практической точки зрения в настоящее время смена УК при ее реорганизации представляется затруднительной, а потому мы предлагаем в Положении о регистрации правил указать, что при преобразовании УК с лицензией, присоединении одной УК с лицензией к другой УК с лицензией или слиянии двух УК с лицензией в одну регистрация изменений в Правила ПИФов, управлявшихся соответственно преобразованной УК, присоединившейся УК или слившимися УК, осуществляется на основании заявления УК, которая соответственно была образована в результате преобразования, к которой произошло присоединение или которая была образована в результате слияния. Кроме того, в указанном Положении следует также установить необходимость предоставления в этом случае переоформленного документа, подтверждающего наличие лицензии и документов, подтверждающих факт реорганизации и произошедшего в ее результате правопреемства (решение о реорганизации, передаточный акт и т.д.). Кроме того, в исключение из общего правила о том, что смена УК происходит с момента публикации сообщения о регистрации изменений в Правила ПИФа, в случае реорганизации УК понятно, что смена происходит в момент прекращения старого юридического лица и (или) возникновения нового, и регистрация изменений в Правила ПИФа может осуществляться уже только для фиксации произошедшей смены. Следует также отметить, что смена УК при реорганизации, т.е. в результате универсального правопреемства, является допустимой, в отличие от смены УК на основании договора между УК, т.е. в результате сингулярного правопреемства, независимо от того, предусмотрено ли это Правилами ПИФа.

В отличие от Закона об ИФ, никак прямо не регулирующего ситуацию реорганизации УК, за рубежом подобное регулирование встречается: так, Закон Эстонии об ИФ разрешает управляющему фонда объединяться только с другим управляющим фонда, а его разъединение допускается только при условии, что приобретающими коммерческими товариществами будут управляющие фондами из числа уже существующих, при этом объединение и разъединение управляющего фонда требует предварительного разрешения министра финансов, которое дается, если законные интересы пайщиков при этом достаточно защищены (п. п. 2 и 4 ст. 26). Поскольку п. 3 ст. 57 ГК РФ допускает установление законом случаев, когда реорганизация юридических лиц в форме слияния, присоединения или преобразования может быть осуществлена лишь с согласия уполномоченных государственных органов, а в литературе УК ПИФов относят к числу коммерческих юридических лиц с особым правовым статусом, который включает в себя и особый порядок реорганизации , то, по нашему мнению, и в Законе об ИФ также можно было бы установить, что в реорганизации УК могут участвовать только другие УК, имеющие лицензию, и реорганизация УК возможна только с согласия ФСФР, которое должно даваться, только если в результате нее будут соблюдены интересы пайщиков.

--------------------------------

Опыхтина Е.Г. Указ. соч. С. 6 - 7, 12 - 14 и 24.

Пункт 2 ст. 60 ГК РФ устанавливает, что кредитор реорганизуемого юридического лица вправе потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательства, должником по которому является это юридическое лицо, и возмещения убытков. Применительно к реорганизации УК это означает, что пайщики ИПИФов и ЗПИФов в этом случае получают право требовать досрочного погашения паев (пайщики ОПИФов и так могут потребовать этого в любой рабочий день). Обоснованно ли это? Необходимость использования при реорганизации юридического лица указанного механизма защиты прав кредиторов связана с возникновением для них ряда рисков при реорганизации, которые включают в себя: 1) риск "уменьшения имущественной массы, которой должник - реорганизованное общество будет отвечать по своим обязательствам. Этот риск может возникнуть при формах реорганизации, направленных на разукрупнение общества, - при разделении и выделении"; 2) риск "увеличения числа кредиторов платежеспособного реорганизуемого общества без пропорционального увеличения его имущественной массы"; 3) риск уменьшения ответственности участников реорганизованного юридического лица в результате реорганизации, влекущей изменение вида юридического лица; 4) риск изменения ответственности членов органов управления организации в связи с изменением вида юридического лица и 5) риск уменьшения размера активов акционерного общества, переходящих его правопреемникам при реорганизации, в связи с реализацией акционерами права требовать выкупа акций, и связанного с этим уменьшения уставного капитала . Как видно, из этих рисков первые два, являющиеся для кредиторов остальных юридических лиц основными, для пайщиков УК имеют небольшое значение, ибо основным имуществом, за счет которого реализуются их требования к УК, является имущество, входящее в состав ПИФа, которое в результате реорганизации никаких изменений не претерпевает; остальные же три риска являются намного менее серьезными, нежели первые два. Это дает основания считать, что в случае реорганизации УК целесообразно было бы исключить применение п. 2 ст. 60 ГК РФ в отношении требований пайщиков ИПИФов и ЗПИФов о погашении паев. Поскольку до 01.07.07, как уже отмечалось, смена УК при реорганизации разрешается только при преобразовании УК, следует также отметить, что в литературе правильность такого подхода, при котором преобразование рассматривается как форма реорганизации и к нему применяются все общие правила о реорганизации, в том числе п. 2 ст. 60 ГК РФ, подвергается сомнению . Рассмотрение этого вопроса уже выходит за пределы настоящей работы, в связи с чем мы ограничимся использованием того вывода, к которому мы пришли по результатам проведенного нами отдельно исследования этого вопроса: применительно к преобразованию общие правила реорганизации, обусловленные вторичными целями реорганизации, в том числе о гарантиях кредиторов (п. 2 ст. 60 ГК РФ), могут быть во многих случаях заменены другими механизмами защиты интересов участников и кредиторов, однако, поскольку в настоящее время эти иные механизмы либо вообще отсутствуют, либо являются менее эффективными, чем используемые при реорганизации, в настоящее время можно признать оправданным (хотя и в определенной степени нарушающим баланс интересов в пользу кредиторов) применение к преобразованию всех общих правил о реорганизации .

--------------------------------

Жданов Д.В. Реорганизация акционерных обществ в Российской Федерации. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Лекс-Книга, 2002. С. 258 - 259.

Карлин А.А. Реорганизация акционерного общества: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 16 - 17.

См., напр.: Жданов Д.В. Указ. соч. С. 79, 81 - 83 и 258; Коровайко А.В. Реорганизация хозяйственных обществ. Теория, законодательство, практика: Учебное пособие. М.: Изд-во НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М), 2001. С. 83 - 84; Блэк Б., Крэкман Р., Тарасова А. Комментарий Федерального закона об акционерных обществах / Под общ. ред. А.С. Тарасовой. М.: Изд-во "Лабиринт", 1999. С. 209.

Зайцев О.Р. К вопросу об обоснованности признания преобразования формой реорганизации // Цивилист. 2005. N 2. С. 101.

<< | >>
Источник: Зайцев О.Р.. Договор доверительного управления паевым инвестиционным фондом. 2007

Еще по теме 2. Смена УК:

  1. Смена процессуальных парадигм
  2. Смена координат. Феномен «советское право»
  3. 1.3. Кризис цивилизации: смена ценностей
  4. Судебная медиация и смена процессуальных парадигм
  5. § 3.3.4. Работы, выполняемые при технический осмотрах и по заявкам населения в счет платы за содержание и ремонт многоквартирного дома
  6. АФФЕКТИВНАЯ (ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ) ЛАБИЛЬНОСТЬ
  7. СУДОРОГИ КЛОНИЧЕСКИЕ
  8. ЦИРКУЛЯРНЫЙ ПСИХОЗ (МАНИАКАЛЬНО-ДЕПРЕССИВНЫЙ ПСИХОЗ)
  9. Приложение 2
  10. § 3.3.8. Прейскурант платных услуг, оказываемых OOO «Управляющая организация «Зодчий»»
  11. 2. Краткая типовая программа исследования события с признаками преступления, характеризуемого как «корпоративный захват», информация о совершении которого или подготовке к его совершению получена из контролирующих органов
  12. 7. Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей (ст. 157 УК РФ)
  13. 5.1.5. Дела о восстановлении на работе руководителя организации, его заместителей и главного бухгалтера, уволенных в связи со сменой собственника имущества организации (п. 4 ч. 1 ст. 77, п. 4 ч. 1 ст. 81 ТК РФ)
  14. Несоответствие работника занимаемой должности или выполняемой работе вследствие недостаточной квалификации, подтвержденной результатами аттестации
  15. § 5.1. Техническое обслуживание, эксплуатация инженерных систем и содержание помещений в многоквартирном доме
  16. Формирование государственной службы и служилой бюрократии в XVII в.
  17. ВВЕДЕНИЕ
  18. Статья 93. Неполное рабочее время
  19. § 2. Конфликты интересов при приобретении крупных пакетов акций компаний с распыленной структурой акционерного капитала
  20. Понятие и значение выборов
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Исполнительное производство - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Политология - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника -